Москва - 100,9 FM

«Православие в Америке». Протоиерей Даниил Андреюк, Роман Чустузиан

* Поделиться

У нас в гостях были представитель православной Церкви в Америке при патриархе Московском и всея Руси, настоятель храма великомученицы Екатерины на Всполье в Москве протоиерей Даниил Андреюк и руководитель английского православного дискуссионного клуба на московском подворье Валаамского монастыря Роман Чустузиан.

Роман рассказал об английском православном дискуссионном клубе и ответил на вопросы: какие задачи ставит клуб перед собой, какие темы там чаще всего обсуждают, как можно стать его участником, а также с какой целью клуб организует паломнические поездки. Отец Даниил поделился, каким было его служение на Аляске, и объяснил, как отличается жизнь Церкви в США и России. Наши гости говорили о важности миссионерской деятельности, в том числе на английском языке для многочисленных приезжающих в Россию иностранцев.


А.Пичугин

- «Светлый вечер» на светлом радио. 

Здравствуйте, дорогие слушатели! 

Здесь, в этой студии, мы – Алексей Пичугин… 

К.Мацан

- … и Константин Мацан. Добрый вечер! 

А.Пичугин

- Представляем с удовольствием наших гостей. 

Ближайший час здесь, в этой студии, вместе с нами и с вами, проведут протоиерей Даниил Андреюк, представитель Православной Церкви Америки при Патриархе Московском и всея Руси, настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье в Москве…  

Добрый вечер! 

О.Даниил

- Добрый вечер! 

А.Пичугин

- … и Роман Чустузиан, руководитель английского православного дискуссионного клуба. 

Здравствуйте: 

Р.Чустузиан

- Приветствую! 

А.Пичугин

 - Роман бывал у нас… мы посчитали… два года прошло. Мне казалось, что – вот, совсем недавно, вечером, мы общались, сидели – тоже, в рамках нашей программы, а уже два года прошло! И тогда мы рассказывали, как раз, про Английский православный дискуссионный клуб, который работает при Валаамском подворье в Москве, и, наверное, с этого времени что-то изменилось, что-то прошло, но, слава Богу, клуб продолжает успешно функционировать. 

Расскажите, пожалуйста, Роман, что за эти два года… во-первых, напомните, что же такое Православный дискуссионный английский клуб, и, во-вторых, что за эти два года, с тех пор, как мы с Вами общались, прошло, изменилось… стало лучше? 

Р.Чустузиан

- Мы на Валаамском подворье встречаемся раз в неделю, по понедельникам, в нашем клубе, чтобы обсуждать… так скажем… неоднозначные духовные вопросы, или вопросы, связанные с нравственностью и моралью. 

Например, нужно ли всегда уступать или не уступать ближнему? Или – если ты молишься, и Бог не исполняет твою просьбу, что ж тогда делать? Или – полезно ли это, или не очень, например, дружить с неверующими людьми для верующего христианина. И – так далее. И это проходит на английском языке.  

Предполагается, что беседы на английском должны не только научить наших участников клуба английском языку разговорному, но также и приблизить их к Богу, чтобы они больше интересовались духовной жизнью, чаще ходили в храм, или начали ходить в храм, и так далее. 

И, за последние два года, мы предприняли… так скажем… дополнительную попытку, чтобы перейти от беседы духовной к жизни… к реализации духовной жизни на практике, стали ездить в паломничества за границу. Раньше мы ходили только по Москве в паломничества на английском языке. Мы были на Кипре, и вот, в этом году, мы съездили на Святую Землю в мае 2019 года. В нашей группе было 13 участников, и сопровождающий священник – вот, отец Даниил. Я очень благодарен отцу Даниилу, что он согласился сопровождать группу. Мне было известно, что отец Даниил достаточно много прожил в США, и я с радостью пригласил его сопровождать нас… 

А.Пичугин

- Больше 30-ти лет, насколько я знаю. 

Р.Чустузиан

- … да… и я думаю, что отец Даниил про себя сам лучше расскажет. 

А.Пичугин

- Давайте, так… начнём с того, что отец Даниил – настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье. Наверное, сразу надо нашим слушателям, особенно тем, кто живёт в Москве, рассказать, где храм находится. Храм находится на Большой Ордынке, недалеко от Садового Кольца, если ехать по Большой Ордынке, или идти, то с правой стороны – красивое здание церкви, которое долгое время занимал – в советские… все советские годы, и постсоветские – институт… реставрационные мастерские Игоря Эммануиловича Грабаря. Не так давно они оттуда переехали, уже всё знание храма принадлежит общине. На протяжении многих лет, с 1994 года, храм Великомученицы Екатерины на Всполье – это подворье Православной Церкви Америки в России, в Москве… и… вот, оно так… с тех пор и действует, и отец Даниил – настоятель этого подворья… поправьте меня, если я ошибаюсь… с 2017 года. 

О.Даниил

- Да, был я назначен в 2017 году 7 декабря – вот, как раз, на Престольный праздник. 

А.Пичугин

- Да. Но про себя расскажите, пожалуйста, немного, потому, что у Вас – интересная биография: из Польши – в Соединённые Штаты, и оттуда – в Москву… 

О.Даниил

- Ну… биография, мне кажется, как и у всех биография...  

Да, действительно, я родился в Белостоке. В возрасте моих 10 лет, моему отцу был предложен приход в штате Нью-Джерси, куда мы и переехали. Там я, в Пенсильвании, закончил Свято-Тихоновскую семинарию. Переехал – поступил в Троице-Сергиеву лавру в Академию, был рукоположен в дьяконы – кстати, в храме Великомученицы Екатерины, и был направлен на служение на Аляску. Там я прослужил 17 лет. 

Не было никакой мысли, ни – какой-то мечты возвращаться обратно в Москву. Никогда не стояло такой задачи. Но, по определению Синода и Блаженнейшего, как это обычно бывает – телефонный звонок, и: «Вы назначены… и Вы переезжаете…» Ну, что же – надо подчиниться. 

Вот, в 2017 году, 7 декабря, я на эту должность был… Блаженнейший и Синод наш выбирает, а Святейший Патриарх утверждает на эту должность. 

Ну, вот, с тех пор я несу своё послушание в Москве. 

К.Мацан

- А в чём для Вас… такая… внутренняя… по-человечески, разница служения в США и в России? Люди… традиции… вот, как Вы переживаете? 

О.Даниил

- Ну… если говорить о США – это, знаете… я думаю, у большинства людей сразу складывается какое-то такое… такая мысль… Нью-Йорк, там… Майами, Лос-Анджелес. Я служил на Аляске. 

А.Пичугин

- Ну, мы читали «Одноэтажную Америку» Ильфа и Петрова. Мы, наверное, представляем себе Соединённые Штаты ещё и как, действительно… такую… страну… не страну городов, а страну очень больших территорий, маленьких городков, небольших поселений, которые, собственно, и являются той самой Америкой, которая… вот…  

Конечно, Нью-Йорк, конечно, Лос-Анджелес, конечно… там… Чикаго, но, всё равно, это ж… 

О.Даниил

- Ну, я служил на Аляске. То есть, для сравнения, давайте, вот… если население Москвы… сколько… 12 миллионов, да? 

А.Пичугин

- Это официально, больше 20-ти, на самом деле. 

О.Даниил

- Ну… хорошо. А население всего штата Аляски – шестьсот тысяч. Я служил в Анкоридже. Население Анкориджа – триста. 

К.Мацан

- Так, я, в общем-то, поэтому и спрашиваю. И, наверняка, из этих шестисот тысяч… ну… какой процент православных там? Сколько у Вас было человек на приходе? На Аляске. 

О.Даниил

- Ну… православие на Аляске – это самая большая… вероисповедная... 

К.Мацан

- Всё-таки, из всех, да? 

О.Даниил

- Да. 

К.Мацан

- Но это связано с наследием эмиграции русской? Или там, всё-таки, и американцы… 

О.Даниил

- Нет, это связано с тем, что было посеяно Валаамскими монахами – преподобным Германом, святителем Иннокентием, который, практически, всю свою жизнь отдал Аляске. 

Ну, и потом… вот… и святитель Тихон – он же был епископом Алеутским. 

А.Пичугин

- А в Аляске, помимо храмов Православной Церкви Америки, есть православные приходы других юрисдикций? 

О.Даниил

- Да, есть. Есть Греческая община, и есть Антиохийская община. 

К.Мацан

- И, всё-таки, сколько у Вас человек на приходе было на Аляске? Вот, так… в среднем? 

О.Даниил

- У меня? 

К.Мацан

- Да. 

О.Даниил

- У меня было где-то около 150 человек. В Воскресный день. 

К.Мацан

- Ну, это считается – много или мало для тех мест? 

О.Даниил

- Это считалось – много. 

К.Мацан

- А – в Москве? 

О.Даниил

- Ну… где-то около этого. 

К.Мацан

- То есть, Вы, примерно, поменяли «то же» на «то же». 

О.Даниил

- Да. 

А.Пичугин

- Другой климат. 

О.Даниил

- Если учитывать тот факт, что у нас… если взять, вот, Ордынку, то, начиная от набережной, и до нашего храма – шесть храмов, да? 

А.Пичугин

- Если посчитать… ну… сейчас считать не будем, поверим Вам на слово… да, примерно – шесть. 

О.Даниил

- Вот… а у нас в Анкоридже было только 3 храма. То есть, тут… в этом – разница. Но Анкоридж – это только половина населения Аляски. А вторая половина – это маленькие посёлки, деревни, в которых… есть такие деревни, в которых все – православные. Но, правда, не все в храм приходят, но на бумаге – все православные. 

К.Мацан

- Как интересно! Это – совершенно неожиданная… такая… информация для обывателя про Америку, про США, и про такой религиозный состав населения! 

Но, вот, у нас, всё равно, как бы мы ни говорили и не верили в то, что во Христе нет ни эллина, ни иудея, что христианство – это вера, открытая для любого человека любой национальности, всё равно, мы существуем как-то… в рамках государств, каких-то этносов, и, всё равно, есть – либо стереотипы культурные, либо… ну… и вправду, какие-то традиции национальные. И для многих слушателей, я уверен, «американцы» ( если намеренно обобщать ) – это что-то, мало рифмующееся с православием. Такие, деловые ребята, из индустриальной культуры…  

Мы вспоминаем… там… не знаю Макса Вебера, пуританскую этику и дух капитализма – как будто бы, другой мир! 

И вдруг, в этом, как будто бы ( подчеркну ) другом мире – Православная церковь, Православная Церковь Америки! 

Вот… тут Вы, для себя, в людях какую-то разницу видите – что там, и что здесь? Как пастырь… я не знаю… как… С какими вопросами обращаются? Что волнует людей больше – там и здесь? Есть вот тут какое-то наблюдение? Или я сейчас пытаюсь на пустом месте что-то придумать, и всё везде – одно и то же, и никакой разницы нет? 

О.Даниил

- Ну… мне кажется, страсти они – те же самые… 

К.Мацан

- Это – конечно… 

О.Даниил

- … что – в России, что – в США, что – тысячу лет назад, что – сегодня. Правда, может быть, эти страсти – они как-то… немножко в другом фантике… вот… Но и разница… как я вот это замечаю – когда есть определённая стабильность, ты знаешь, что завтра доллар – он не рухнет, ты знаешь, что завтра «Макдональдс» будет открыт, «КFC» – тоже… ну… то есть, у тебя, по большому счёту, самая большая головная боль – это выиграет… там «Нью-Йорк Джайентс» или «Даллас Ковбойз» – ну… ты будешь себя вести… как-то вот так вот, да? Как-то вот… в Москве это… я вот… очень часто приходится ездить из точки А в точку В… 

А.Пичугин

- По городу… 

О.Даниил

- … по городу. И даже, вот, само поведение водителей… какое-то такое вот… постоянно… такой… стресс… 

А.Пичугин

- А мне показалось, в Нью-Йорке, например, куда более стрессовое вождение, чем в Москве… 

О.Даниил

- Ну… я в Нью-Йорке не жил. Поэтому, я не могу сравнить Нью-Йорк… хотя… ну… не соглашусь с Вами. 

А.Пичугин

- Ну, вот видите… да… может быть… 

К.Мацан

- Ну, то есть, разница определена, во многом… такими… социальными условиями? Социогенными, как сказали бы учёные мужи. 

О.Даниил

- Ну… я думаю, что этот факт тоже нужно учитывать. 

К.Мацан

- Знаете, почему я спрашиваю? Раз, в программе «Светлый вечер», как-то был американец, – Матвей Кассерли, – который уже много лет живёт в России, работает в России. Молодой парень, примерно, мой ровесник. А в США он, по происхождению, был протестантом – из такой, вот, фундаментальной, как я понимаю, семьи протестантов-кальвинистов. Живя много лет в России, заинтересовался православием, и пришёл – крестился в Православии, сейчас активно ездит на Русский Север восстанавливать храмы с такой волонтёрской организацией «Общее дело», с отцом Алексеем Яковлевым. Вот, он там для себя как-то очень многое находит.  

И, когда мы его спрашивали, а что это даёт, зачем… он, будучи, конечно – по психологии, по нутру – человеком западным, он говорит: «Вот… у нас ( имея в виду свою западную культуру ) очень много… как бы… головы, логики, рациональности, в том числе – и в религии. А вот тут я оказываюсь в православии, в России, и меня спрашивают друзья: «А зачем эти старые храмы северные восстанавливать? Какой смысл? Это же нелогично: старые постройки, в них не будут ходить люди, там никто не живёт!» На что он, будучи православным, и, при этом, американцем, отвечает: «Знаете, я не знаю, зачем. Я понимаю, что это нелогично. Но очень спасительно!» 

Вот: нелогично, но спасительно. И сколько бы мы ни говорили с людьми западными, пришедшими в Православие, везде, примерно, один и тот же лейтмотив: «Мы к голове как-то прибавляем сердце. Мы вышли из культуры, где – голова, а здесь, у вас, как-то больше… ну… или, как минимум, добавляется вот это нечто… интуитивно… такое… нерациональное в рациональное». 

Вот, об этом Вас хочу спросить после маленькой паузы. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»  

К.Мацан

- У нас сегодня в гостях Роман Чустузиан, руководитель Английского православного дискуссионного клуба при Московском подворье Валаамского монастыря, и протоиерей Даниил Андреюк, представитель Православной Церкви Америки при патриархе Московском, настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье. 

Вот, я долго задавал вопрос про это – рациональность и иррациональность. Что Вы об этом думаете? 

О.Даниил

- Ну, да… я полностью согласен с Матвеем. 

К.Мацан

- А Вы это чувствуете – вот, то, что он рассказывает… чувствовали ли по тем самым православным американцам? Что есть некое… ну… такое… давление, если угодно… рациональности, и они эту рациональность как-то рассеивают, пытаются чем-то сбалансировать – в том числе, и через православную веру, через восточно-христианскую традицию – такую… более сердечно-интуитивную? 

О.Даниил

- Ну, да… тут… для американца, конечно, это… если нету никакой логики, то зачем это делать, да? 

А.Пичугин

- А у нас – давайте сделаем, а потом разберёмся! 

О.Даниил

- … а потом уже разберёмся, да… 

А.Пичугин

- Хотя, это – тоже… такой подход тоже, наверное, имеет право на существование. Поскольку, он неоднократно в русской истории оказывался выигрышным. Но… опять же… это – история для другого совершенно разговора… 

К.Мацан

- Это, скорее, такие… психологические… или даже – практико-психологические установки… 

О.Даниил

- Ну, да… 

К.Мацан

- Либо… там… мы сейчас напишем бизнес-планы, и всё будет чётко, либо сейчас мы, с места в карьер, что-нибудь сделаем на энтузиазме, а потом – разберёмся… 

Я-то, конечно, спрашивал, скорее, всё-таки, о духовной составляющей – в том числе, и приходской церковной жизни. Насколько Вы видите вот этот водораздел, на который указывают люди западной культуры, знакомые или пришедшие в Православие? 

О.Даниил

- Знаете, я, может, позволю себе поделиться с вами таким интересным рассказом. 

Я на Аляске когда служил, недалеко от нашего храма был храм Антиохийского Патриархата. Там, конечно, не было ни одного человека с Востока – это была община, которая полностью перешла из протестантской церкви в Православие, включая и священника. Это был достаточно известный священник Питер Гиллквист – он даже написал целую книгу. 

Но, что касается логики… у нас, к большому сожалению, с логикой… я имею в виду, в России – ещё очень много всяких ритуалов приклеенных. 

К.Мацан

- Так… 

О.Даниил

- И они очень часто мешают, действительно, в духовной жизни, эти ритуалы. 

Так, вот… эта протестантская община, во главе со своим пастырем… он, как-то, по вечерам, почитывал книжки, и вот, дочитался, что есть такая – Православная Церковь. Ну, и пришёл в Воскресный день, и своей пастве вот это объявил: «Дорогие прихожане! Оказывается, мы тут заблуждаемся. Есть Православие. Давайте, мы как-то попытаемся… вот… к ним и перейти». 

А.Пичугин

- Интересно, как он это сумел прочувствовать, что они заблуждаются? 

О.Даниил

- Ну, это… можно почитать про отца Петра книгу. Но интересно, что вот они обратились… они обратились сначала к грекам, чтобы они их приняли. Но греки – это греки. Они говорят: «А есть ли у кого хоть капля греческой крови? Всё-таки… нельзя вот так вас принимать…» Они говорят: «Ну… к сожалению, нету». Они говорят: «Ну, тогда – извините…» 

Он обратился и к Русской Церкви. Ну, а Русской Церкви главное, конечно, борода, подрясник… и тоже… как-то… 

А.Пичугин

- В Москве, кстати, далеко не всегда заметно – часто и ни бород, ни подрясников… 

О.Даниил

- Ну… для бабушки… знаете… вот… в Москве… а выйди за пределы Москвы! 

А.Пичугин

- Это – да. 

О.Даниил

- Ну, и они обратились тогда к очень известному митрополиту, который возглавлял Антиохийскую Церковь в США, покойному митрополиту Филиппу. И он их взял. Он их взял такими, какими они были. Там даже был такой маленький нюанс: он рукоположил сразу всех за одной Литургией. 

А.Пичугин

- Всех – кого? 

О.Даниил

- Всех дьяконов, всех священников. 

А.Пичугин

- А… такое возможно в Православной традиции? 

О.Даниил

- Ну, это – невозможно по канонам, но… мало ли что в истории ни бывало! 

А.Пичугин

- Ну, да… 

К.Мацан

- Снизошли к ситуации. 

О.Даниил

- Да… вот… Но интересно, что произошло за эти 30 лет – они уже в Православии 30 лет. Они сами уже надели подрясники, и сами бороды отрастили. 

А.Пичугин

- Потому, что это вот – какая-то традиция, которая проникает внутрь, помимо твоего желания, даже если ты не хотел подрясников и бород, и становится частью твоей культуры! Хотя, это… такая… фоновая культура, на самом деле. Ведь, в Православии же борода и подрясник – не самое главное… 

О.Даниил

- Да нет, конечно! 

А.Пичугин

- На Руси все эти подрясники пришли только после XVIII века – из Греции. А до того – носили что-то своё. Похожее, но своё. Но… вот… всё равно… есть какие-то культурные маркеры, которые, принимая правила игры определённые, ты принимаешь и их тоже. Даже, наверное, это происходит помимо твоего желания. 

К.Мацан

- А вот Вы как это оцениваете? Потому, что Вы сказали, что они, через 30 лет, сами начали носить подрясники и отпустили бороды. 

Я, вот, наслышан, что когда это навязывается, как внешнее – просто, как атрибутика – это отторгается, потому, что – бессмысленно. А когда это как-то… ну… что называется, церковная традиция прорастает внутри тебя, внутри прихода, и сама тебя… как-то… уже безболезненно, к этому подвигает, то понимаешь, что это – не главное, само собой, подрясник и борода, но, как часть культуры – это становится чем-то органичным. Правильно я Вас понимаю? 

О.Даниил

- Ну, вот… Блаженнейший недавно приезжал в Москву – потому, что мы праздновали 25-летие нашего представительства при Патриархе Московском. Он в Епархиальном доме – вот, Лихов переулок, где Тихоновский Университет… 

А.Пичугин

- Да-да-да… 

О.Даниил

- У него был там симпозиум, и он, как раз, читал маленький доклад о той апостольской работе, которая ведётся и сегодня на Северо-Американском континенте. То есть, мы, всё-таки… поскольку, мы – Церковь маленькая, мы целенаправлены на миссионерство. И, если мы будем подходить к этому миссионерству с точки зрения только вот каких-то внешних ритуалов – ну, мы мало какого успеха добьёмся. То есть, тут нужно смотреть на вещи как-то более глубоко. Ведь, мы говорим об общине, которая… там было… не знаю, там… не помню… там… 600 человеческих душ! 

К.Мацан

- Вот эта Антиохийская община? 

О.Даниил

- Антиохийская. Потом – интересно. Потом эта протестантская община связалась с другими протестантскими общинами. То есть, мы тут говорим уже о нескольких тысячах человеческих душ, которых можно было бы привести, да? 

Но, слава Богу, что был такой вот митрополит Филипп, который на это посмотрел, как… вот… возможность не придавать большого значения этим же самым подрясникам, этим же самым бородам… там… и прочим, прочим каким-то внешним атрибутам, а смотреть на то, чтобы человек был в лоне Православной Церкви. 

А.Пичугин

- Нам надо прерваться на минуту, буквально.  

Напомню, что мы сегодня говорим с протоиереем Даниилом Андреюком, представителем Православной Церкви Америки при Патриархе Московском, настоятелем храма Великомученицы Екатерины на Всполье, и с Романом Чустузианом, руководителем Английского православного дискуссионного клуба. И, буквально, через минуту мы в эту студию вернёмся, и поговорим, я думаю, про паломничество на Святую Землю международной православной группы – о том, как православные люди из разных стран знакомятся друг с другом, ездят в поездки, и, вообще – в чём различие-то? Вроде бы, есть такое ощущение, что люди православные… ну, у нас, живущих тут, в России, что Православие – это что-то наше, такое, что мы оберегаем от других, куда не должны проникать какие-то влияния извне. Хотя, мы здесь же, на светлом радио, очень часто говорим про православные общины за пределами России, про православные общины, укоренившиеся в других традициях… 

В общем, обо всё об этом – буквально, через минуту. 

Здесь, в этой студии, мой коллега – Константин Мацан, я – Алексей Пичугин. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

К.Мацан

- У нас сегодня в гостях протоиерей Даниил Андреюк, представитель Православной Церкви Америки при Патриархе Московском и настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье, и Роман Чустузиан, руководитель Английского православного дискуссионного клуба на Московском подворье Валаамского монастыря. 

Вот, Лёша анонсировал, перед нашей паузой, тему паломничества международной группы на Святую Землю. Роман, расскажите об этом. 

Р.Чустузиан

- Как я уже говорил в начале, наше паломничество было задумано не столько, как… так скажем… смена рода деятельности повседневной, или развлечение, а возможность не только говорить на духовные темы, а ещё и исполнить это на деле – то есть, вместе помолиться, вместе сходить на Литургию, вместе почитать Евангелие на тех святых местах, о которых в этом Евангелии написано, и так далее. 

И, так получилось, что, в виду финансовых причин, не очень много русских поехало в паломничество – потому, что, всё-таки, на Святую Землю небольшой группой ехать дорого, и гид стоит определённых денег, особенно если это на английском и – православный. И, поэтому, в группе была большая доля иностранных православных наших братьев и сестёр – и из США, и из Великобритании, и из Германии, и из Франции, ну, и, соответственно, из России – тоже. И это было очень интересно, потому, что, с одной стороны, было видно, что в наше время, когда, в общем-то, мировое Православие переживает некоторые испытания, как всем известно, мы… по моим ощущениям, по крайней мере, не замечали вообще никакой… так скажем… ну… подозрительности, или дискомфорта, по отношению друг ко другу, а, скорее, просто… как будто, это ещё один новый знакомый – ты его не знал, сейчас ты его знаешь – и совершенно органически естественно ты с ним живёшь вместе дальше. Такие у меня общие впечатления. 

И… наше паломничество было, если говорить о программе, совершенно обычным. Мы ездили во все места, куда возят всех остальных паломников – я не буду останавливаться на деталях программы. Мы там были 8 лет… ой, 8 лет говорю… 8 дней! 

К.Мацан

- Было бы круто, конечно! Восемь лет на Святой Земле… 

Р.Чустузиан

- Да! Но, вот, я несколько моментов себе позволю отметить, которые мне показались особенно любопытными. 

Что… может быть, как и отец Даниил, я также не заметил большой разницы между православными там и православными здесь – именно, по содержанию каких-то духовных практик… или… как об этом лучше сказать? Но было интересно, что у людей у всех этих – разный стаж, так скажем, в Церкви. То есть, от человека… единственный человек, кто был некрещёный, он был – то, что мы называем «оглашенный», то есть, он готовился принять Крещение сознательно, искал себе, на будущее уже, духовника… а также, у нас был человек их семинарии, было два иподьякона, были люди, которые не так давно в Церкви, были люди, которые… там… всю свою жизнь, или очень много лет в Церкви, и вот – отец Даниил, священник. То есть, весь спектр вариантов стажа, так скажем, в Церкви у нас был.  

Кроме этого… мне кажется, что… ну… вот… отличия людей – они, скорее, может быть, в… так скажем… манере общения проявлялись. Иностранцы, порою, более общительные, чем русские. Русские - более серьёзные, такие… немножко, может быть, хмурятся чаще, я не знаю… 

К.Мацан

- Хмурятся чаще? 

Р.Чустузиан

- Ну, да… такие… меньше улыбаются, другими словами. Ну, может быть, ещё иностранцы кофе чаще пьют. Вот, когда мы собирались на эфир на радио «Вера», отец Даниил, когда мы встретились, предложил мне, перед этим, сходить выпить кофе в кофейню. 

О.Даниил

- Обязательно! 

Р.Чустузиан

- Да, это было очень показательно, с моей точки зрения! 

А.Пичугин

- А – мы? Ну… как бы… живущие в России? 

Р.Чустузиан

- А мы, живущие в России… мы, мне кажется, как-то более… как сказать… внутри себя, что ли… 

А.Пичугин

- Не-не-не! Мне про кофе интересно. 

Р.Чустузиан

- Про кофе? Ну… денег меньше – кофе меньше пьём. Может быть, так! 

А.Пичугин

- Ну… просто я – абсолютно кофейный человек, и все люди, которые меня окружают… видимо, это – специфика работы на радио, на радио все пьют… ну… люди, работающие в СМИ, все пьют кофе литрами, декалитрами… 

Р.Чустузиан

- Я имею в виду – про частоту посещения кофейни, принятую среди иностранцев. Это просто... ну... это не принципиальная… там… тем более, для спасения не играющая роли вещь. Но… 

К.Мацан

- Но… как сказать! Всё играет роль для спасения! Шутка. 

А, вот, мне, как раз-таки, интересно – по поводу улыбчивости и неулыбчивости наших соотечественников. Мне всегда казалось, что это – некий стереотип о хмурых русских… ну… или, как минимум, какая-то частность, возведённая в абсолют. 

Отец Даниил, а Вы это наблюдаете? 

О.Даниил

- Да. 

К.Мацан

- То есть, всё-таки, правда? 

О.Даниил

- Да. 

К.Мацан

- Надо чаще улыбаться? 

О.Даниил

- Да. Надо нам чаще улыбаться. 

К.Мацан

- Интересно! Я от одного священника, очень… такого… опытного, духовно-опытного, такую вещь слышал, что надо даже себя заставлять искусственно улыбаться – для начала. Вот, нет в тебе какой-то радости – просто улыбайся! Поначалу, тебе будут говорить: «Ты – чё? По стройке гулял? Тебе кирпич на голову упал? Всё время улыбаешься…» – но через год улыбка спустится в сердце. И ты станешь добрее, более открытым, более прощающим, оправдывающим всех… Вы согласны? 

О.Даниил

- Согласен. «Радуйтесь, и, ещё раз вам говорю, радуйтесь!» 

К.Мацан

- Так… ну… вернёмся к поездке на Святую Землю. 

Р.Чустузиан

- Да. Я бы, наверное, ещё рассказал… то есть, обычно… особенно, так скажем, это бывает в конце года ( а сейчас – конец года, когда нужно писать отчёты о деятельности )… спрашивают: «Какие результаты вашей деятельности?» 

Вот, мы съездили в паломничество, побывали в святых местах, многие там Причастились, и так далее. Какие результаты? 

Мне показалось… я, вот, для себя отметил несколько вещей. Что, например, были такие люди, – один человек, или несколько, – которые, например, не исповедовались, не Причащались долго, и, в этот момент, исповедались и Причастились. Мне, кажется, это – значительно, и… как бы… это уже можно назвать результатом поездки.  

Кто-то, может быть, не был в среде православных людей в повседневной жизни – то есть, с утра до вечера, несколько дней подряд – и мог посмотреть, какие они из себя, вот эти православные, стоит ли вливаться в их число и креститься, или нет? Да? Мне кажется, это тоже может быть показательно и ценно. 

А кто-то, может быть, просто глубже познакомился с Православием, что-то почерпнул для себя, друзей новых приобрёл. 

Ну, и, конечно же, люди же едут туда не сувениров купить, и… там… на солнышке погреться, а люди – ищут Бога. И, мне кажется, вот этот опыт, когда ты получаешь Бога, если так можно сказать… встречаешься с Ним и… ну… живёшь вместе – более плотно, с утра до вечера – ну… это – ценно, это – духовно, по-настоящему, обогащает.  

Потому, что… утром же как: прочитал правило – убежал на работу, или занялся домашними делами, вечером – ещё раз прочитал правило, например, Священное Писание – ну, вот… я не говорю, что все так живут, но, наверное, это – не сильно далеко от усреднения, как духовная жизнь может протекать. 

А здесь ты – с самого утра, целый день посвящаешь себя событиям Евангельской истории. И не только молишься и слушаешь то, что полезно для души, но ещё и, мне кажется, более интенсивно проживаешь – в том числе, свои слабости какие-то. Они становятся более видными. 

Например, у меня был такой, очень показательный, опыт. Отец Даниил исповедовал нас перед Причастием – кто хотел – и я спросил у отца Даниила: «Вот, Вы меня несколько дней видели – какие черты у меня есть, над которыми нужно работать? Какие… вот… слабости?» Отец Даниил мне какие-то вещи сказал. Сказал, что он меня не так давно знает. Но, зато, после, в течение поездки, я, мне кажется, сполна увидел и получил этот урок. Так сказать, мне уже Бог показал! Было, мне кажется… может быть, я научусь больше на эти вещи внимания обращать. 

Так, что – у каждого… 

К.Мацан

- То есть, Вы познакомились с самим собой? 

Р.Чустузиан

- Ну, может быть… да. 

К.Мацан

- Отец Даниил, какие у Вас остались впечатления? 

О.Даниил

- Это была моя первая поездка в Святую Землю. 

К.Мацан

- Вообще – первая? 

О.Даниил

- Вообще – первая. 

К.Мацан

- За всю жизнь? 

О.Даниил

- За всю жизнь. 

А.Пичугин

- Ну… а что ж ты удивляешься? Мне кажется, достаточно много людей, которые даже служат в Церкви, будучи священниками, но никогда не были в Израиле. 

К.Мацан

- Ну… мне кажется, что… тропа протоптана туда, как правило, у большинства верующих – так или иначе. 

О.Даниил

- Ну… знаете, вот… когда служишь на Аляске, я Вам скажу, добраться до Иерусалима… 

К.Мацан

- Понимаю. 

О.Даниил

- … это – не так просто, не так легко. 

Но… что мне больше всего запомнилось, конечно – это Воскресный день, суббота вечером… ночная Литургия у Гроба Господня, общение с духовенством. В алтаре было очень много священников – и Иерусалимского Патриархата, из Греции были батюшки… ну, разумеется, наши были, из России. То есть, вот это вот… вот это общение. И… Православие сейчас переживает сложные такие времена… для меня было особенно интересным, как, вот, у Гроба Господня можно… была такая возможность с духовенством пообщаться. 

К.Мацан

- Вообще, это… такое… каждый раз, чудо, когда у одной Чаши объединяются совершенно разные люди… вообще… без преград каких бы то ни было. Потому, что… Тот, Кто эту Чашу предлагает, и То, Что в этой Чаше – выше всех барьеров. 

О.Даниил

- Конечно. 

К.Мацан

- А у меня… почему я так среагировал на то, что это была Ваша первая поездка на Святую Землю…  

А Вам никогда не хотелось поехать – раньше? То есть, у Вас не было возможности, или в этом есть такое… знаете… помните, как у Серафима Саровского: кто пройдёт по Канавке Богородицы в Дивеево и прочтёт 150 молитв Богородице, тому здесь - и Афон, и Киев, и Иерусалим? То есть, в любом месте можно подлинные религиозные опыты общения со Христом переживать, и нет необходимости никуда ехать, даже если это и Святая Земля? 

А, с другой стороны… ну… сколько людей, и вправду, возвращались преображёнными! И именно посещение вот этих камней, этих мест становилось, в том числе, и духовным опытом, который потом, на всю жизнь, закладывал основу какую-то… там… в следующей церковной жизни. 

О.Даниил

- Ну, я… не вдаваясь… знаете… во всякие, там, подробности… но, вот… за 17 лет я на Аляске храм построил, в честь Святителя Тихона, Патриарха Московского, и за 17 лет я в Москве был 48 раз. 

А.Пичугин

- Ничего себе! То есть, так – не налетаться… Прямой же самолёт с Аляски в Россию… ну… в Россию… а, может быть, в Восточную часть, и есть. 

О.Даниил

- Нет… 

К.Мацан

- То есть, сколько дней Вы провели в воздухе интересно посчитать, за эти годы? 

О.Даниил

- Да, интересно, да… Учитывая, что прямой рейс из Лос-Анжелеса в Москву – это 14 часов полёта… 

А.Пичугин

- То есть, с Аляски, из Анкориджа – в Лос-Анжелес, и оттуда – в Москву? 

О.Даниил

- Да… 

К.Мацан

- То есть, может, не дни, а – недели, там… пару недель в воздухе. 

О.Даниил

- Вот… то есть, у меня… я на Афоне бывал – не помню… там… раз 4-5, а Святую Землю… как-то вот… я бы не сказал, что не было желания туда ехать. Но был выбор – или ехать в Москву, и какие-то дела по строительству храма сделать, или лететь в Святую Землю. 

А.Пичугин

- А какая связь с Москвой была, если Вы – клирик Православной церкви Америки? Москва, вроде бы, это – совершенно отдельная история? Это Вы сейчас – настоятель храма в центре Москвы, а тогда-то… Вы с Москвой не были никак… ну… видимым образом связаны. Какую же роль Москва играла? 

О.Даниил

- Я… поскольку мы строили храм с нуля, там нужно было и советоваться с самим проектом, там потом решался вопрос внутреннего убранства, утварь. Потом – роспись храма, иконы… это… очень много я на это потратил и сил, и финансов. 

К.Мацан

- Тут, может быть, следует пояснить для слушателей, на всякий случай, что Православная Церковь Америки – это автокефальная, то есть, полностью независимая Церковь. Хотя, в то же время, в Америке есть приходы Московского Патриархата, Русской Зарубежной Церкви. Но есть вот такая юрисдикция, возникшая, само собой, в своё время, из среды русской эмиграции ( тут можно вспомнить отца Александра Шмемана, как… такого… одного из ярких деятелей будущей Церкви в Америке ), как, именно, получившая независимость церковная структура, ставшая автокефальной Церковью. Причём, она автокефалию получила от Русской Церкви – да, если я не ошибаюсь? 

О.Даниил

- Да. И… вот… тоже хочу напомнить… В следующем году – в 2020 году – мы празднуем 50 лет этой автокефалии… 

К.Мацан

- Вот. Поэтому, да… поэтому… 

О.Даниил

- … и 50 лет прославления преподобного Германа Аляскинского. 

К.Мацан

- Поэтому, вопрос Алексея про связь служения отца Даниила, как клирика Американской Православной Церкви, с Москвой – он имеет смысл. 

О.Даниил

- Тут не было никаких… там… тайных каких-то дел… 

К.Мацан

- Мы не к этому! Просто проясняем реалии… 

А.Пичугин

- Просто надо пояснить, да… 

О.Даниил

- Тут… только было всё связано с тем, что… действительно, построить храм на Аляске – это не так просто. 

К.Мацан

- Ну, конечно! 

О.Даниил

- Если ты живёшь в Москве, можно спокойно… вот… или в «Софрино» на Пречистенку съездить, купить подсвечники, семисвечник… вот… Не нравится Софрино, пожалуйста – выбирай другой завод… 

А.Пичугин

- Так кажется, что просто. Ведь, с другой стороны, Вы, как человек, который строил храм, пускай и на Аляске, столкнувшись с определёнными сложностями в Америке… строительство храма в Москве занимает тоже очень большое время, и связано с очень большими сложностями. Не только финансовыми. 

О.Даниил

- Ну, там… вы знаете… даже такой, самый простой вопрос вот – как решить вопросы с таможней? Вот, мы приобрели… там… я не помню… 12 подсвечников, а потом как их… ты же не придёшь… там… почтой России, не скажешь: «Мне, пожалуйста, подсвечники отправьте!» – да? 

А.Пичугин

- А неужели… не проще это всё было купить где-нибудь… я не знаю… в Нью-Йорке, и потом переправить самолётом, без всякой таможни, в Анкоридж? 

О.Даниил

- Ну… наверное, проще, но не дешевле. 

А.Пичугин

- А… понятно. 

К.Мацан

- То есть, дешевле заказать подсвечники в Москве? Интересная церковная экономика!  

А, вот, всё-таки… Православие в Америке… Я недавно спрашивал одного человека, который много лет в Америке работал и жил – он клирик Зарубежной Церкви, православный дьякон – я спрашивал его, в общем религиозном ландшафте США Православие заметно? Он говорит – нет. Это – крупица в море, которая для большинства американцев не заметна.  

С другой стороны, на схожие темы мы разговаривали тоже с одним священником, который говорил об очень интенсивной миссии Православия в Америке – тоже, упоминая Антиохийский Патриархат, в первую очередь, с их яркими проектами, и – миссия разрастается. 

Всё-таки… что Вы об этом думаете? Насколько это, и вправду, заметное явление для Америки – Православие в Америке? 

О.Даниил

- Ну… я, наверное, и с одним соглашусь, и с другим! 

Если вы, скажем… вот… там… выйдете на 5-ю авеню в Нью-Йорке, и наденете подрясник, могут люди подумать, что – ну, человек… там… оделся на хеллоуин отпраздновать… 

К.Мацан

- Хорошая ассоциация! 

О.Даниил

- Если мы возьмём какие-то города, которые поменьше Нью-Йорка, и если – да, действительно, батюшка или архиерей ведут успешную работу с миссионерством, то, конечно, это заметно. 

А.Пичугин

- Мне кажется, просто, в Америке никому нет особого дела до того, в какую конкретно церковь ты ходишь, кому она принадлежит. 

О.Даниил

- Совершенно верно. 

А.Пичугин

- У нас здесь – да, часто возникают вопросы. А там – просто настолько людям без разницы! Ходишь – и ходишь, нет – так нет. И – Православная, католическая, любой протестантской деноминации… 

О.Даниил

- … или даже какой ты юрисдикции… 

А.Пичугин

- … ну, да… 

О.Даниил

- Потому, что я знаю города, где… вот… там… перекрёсток у нас – четыре участка, и у нас – четыре храма, и все – разной юрисдикции. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»  

А.Пичугин

- Роман Чустузиан, руководитель Английского православного дискуссионного клуба, протоиерей Даниил Андреюк, представитель Православной Церкви Америки при Патриархе Московском, настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье, в гостях у светлого радио. 

Роман, мы в прошлый раз говорили про Валаамское подворье, и вот… поясните, пожалуйста… я всё время сегодня задаю уточняющие вопросы, как будто что-то не понимаю, и, действительно, не совсем понимаю связь… есть храм Екатерины на Всполье, который является Представительством Православной Церкви Америки, а есть – Валаамское Подворье, которое тоже с Православной Церковью Америки как-то связано. Поясните, пожалуйста. 

Р.Чустузиан

- Я несколько слов скажу, потому, что, всё-таки, это тема для начальника Подворья – отца Иосифа.  

Дело в том, что он прожил много лет в США. Он, вместе с отцом Даниилом, если я не ошибаюсь, в семинарии вместе учился. И там он принял монашество, и так далее. Поэтому, у него есть некий… так скажем… опыт, или… время жизни, которое он провёл в Америке, и, в виду этого, у нас хорошие отношения в храмом Святой Екатерины. Мы бываем друг у друга на праздниках церковных, и просто заходим – я рад бываю просто так, и на службу прийти в храм Святой Екатерины, когда бывает возможность. 

И, поэтому, есть… 

А.Пичугин

- То есть, только личностью отца Иосифа это объединено? 

Р.Чустузиан

- Ну… можно, наверное, говорить ещё и об английском языке – и у отца Даниила, кстати, тоже есть свой клуб на английском языке, и у нас он есть – потому, что, когда у тебя есть некий талант, некий навык, здорово его использовать на пользу Церкви и для Бога. Собственно, поэтому, кстати… если говорить, вообще, зачем нужен в Церкви английский язык, и, тем более, беседовать на духовные тему на английском – можно же сразу на русском побеседовать, правильно? Людям понятнее, вроде бы, будет. Но, на самом деле, элемент образования в Церкви – он, с моей точки зрения, не пустой, не бесполезный. 

Вот, например, мы говорили сегодня о святом Германе Аляскинском. Он же, когда приехал на Аляску, он не только был аскетом, подвижником, носил вериги, постился и молился, укрывался доской, вместо одеяла, а он же ещё и заступался, и помогал в обычной жизни местному населению, у которого жизнь была очень трудная, и, в том числе, занимался их образованием – можно сказать, ну… как бы… школьного… такого… формата, основным, начальным. Не для того, чтобы они стали очень образованными, заработали в будущем миллионы миллиардов, и у них земная жизнь устроилась бы максимально благополучно, а для того, чтобы, через образование, они потом смогли… то есть, став образованными, они бы смогли полностью, в полной мере, воспринять Православное учение. 

Так же, и у нас есть некая… некий контекст, что ли… когда мы… образование и само по себе, конечно, полезно в жизни, но оно также и служит цели духовной. То есть, английский язык… мне, и другим людям тоже, отец Иосиф говорил: «Нам не нужен английский язык, нам нужно, чтобы мы спаслись. Но английский язык – это повод для того, чтобы мы были общиной, чтобы мы собирались вместе, и чтобы, через это, сделать следующий шаг к практике духовной». 

А.Пичугин

- Но это – достаточно странное разделение, на первый взгляд: «нам не нужен английский язык, нам нужно, чтобы мы спаслись…» Нам нужно, чтобы мы спаслись, но, ведь, таким образом, мы можем отвергать от себя всё, что угодно. Нам не нужен компьютер, нам нужно, чтобы мы спаслись! 

Р.Чустузиан

- Но это – вопрос приоритетов. То есть… как говорят, что если Бог – на первом месте, всё остальное – на своём. То есть, спасение, наверное, на более высоком месте, чем английский язык. 

А.Пичугин

- Естественно. Более того: если у вам, в общине отца Иосифа, английский язык есть, и он – изучается, причём, достаточно необычно изучается, значит… значит, понимание, для чего он нужен, существует. 

Кстати, мы с Вами тогда, как выяснилось, два года назад, говорили о разных способах… миссионерских проектах на Валаамском подворье. Я помню, что вы ходили по улицам, общались с людьми… Я тогда, помню, очень сильно сомневался в таких практиках и их возможностях… 

Р.Чустузиан

- Понятно. 

А.Пичугин

- Они продолжаются? 

Р.Чустузиан

- Я не возьмусь говорить за миссионерское Братство Святого Германа Аляскинского, которое занимается непосредственно миссией, и вопрос про работу на улице, скорее, нужно было бы адресовать на встречу с ними, к ним. Я же могу только сказать, что… мне кажется, полезно, действительно… как бы… не только… ну, если есть у тебя талант этот, и возможность не только самому молиться и ходить в храм на службу, но, если ты можешь сделать нечто большее… либо ты этого не делаешь, и становишься человеком, закопавшим талант, и потом с тебя за это спросят, либо ты это делаешь – в том числе, и путём миссии. И, в общем-то, дальше встаёт вопрос: «А вдруг мне за это попадёт? Меня накажут… это опасно… может быть, это не работает, и нужно по-другому, и не высовываться, вообще, из храма, и сидеть там, как в советское время…» – тогда и апостолы, наверное, тоже должны были бы ходить в Храм на службу, сидеть в своём доме, молиться и… но тогда бы они своё служение не совершили. А нас, всё-таки, заповедано миссию совершать, и об этом написано в Евангелии. Ну… а раз написано, ты не можешь этого не делать, если у тебя и возможность есть, и навык какой-то, талант к тому есть. 

А.Пичугин

- Если наших слушателей заинтересовала возможность такого изучения английского языка, такого участия в жизни общины, куда им обращаться, и когда можно прийти? У вас же, наверняка, сформированы группы – вот, мы сейчас, в середине года, общаемся, группы сформированы… ну, в смысле – в середине учебного года… группы сформированы – соответственно, есть уже какой-то уровень, на который люди вышли, а если кто-то присоединяется, он должен понимать свою степень знания языка… 

Р.Чустузиан

- Вопрос понятен. Я коротко прокомментирую. У нас нету формальной записи, и люди могут приходить в любое время года – как в наш клуб, так и в клуб отца Даниила ( они по вторникам встречаются ). 

Также, если… например, у нас – разговорный английский. То есть, мы практикуем разговорную речь, если говорить о стороне именно английского языка и его навыков.  

Если кто-то только начинает, ему, скорее, нужны курсы, как в школе, грубо говоря, или похожие на курсы классические учебные. Есть курсы Святого Феликса – это им, я думаю, больше подойдёт. В Москве есть возможности в церковной среде изучать английский.  

Но дальше – вопрос вот, как я говорил… ну… так… деталей, и… в одном месте кто-то хочет больше просто о чём угодно поговорить в церковной среде с близкими по духу людьми, кто-то хочет именно на конкретные заданные вопросы духовные, может быть, не очевидные, поговорить… кто-то хочет не поговорить, а сделать следующий шаг, например, и съездить… там… в паломничество, или сходить на Литургию на английском – мы ходим, раз в несколько месяцев, на Литургию на английском в Москве, или… вот… в паломничество… 

А.Пичугин

- А где она служится? 

Р.Чустузиан

- Ну… в наше время, во-первых, есть часть Литургии на английском языке в храме отца Даниила – ну, там, некоторые элементы Литургии на английском, а, во-вторых, в Высоко-Петровском монастыре, по-моему, дважды в месяц, по субботам бывает Литургия на английском. 

А если говорить о паломничествах – да, есть место, которое тебе посетить интересно, как Святая Земля ( потому, что она, вообще, особняком стоит для  православного ), и есть, например, ну… просто что-то, что тебя тянет туда.  

Мне, например, было интересно побывать в монастыре Саввы Освященного. Потому, что там жил святой Иоанн Дамаскин, про которого мы с женой слушали аудиокнигу – роман отца Николая Агафонова «Иоанн Дамаскин»… 

А.Пичугин

- Недавно покойного, да… 

Р.Чустузиан

- … да… нас это очень тронуло – и мне поэтому близкий святой… ну, вот… у каждого – своё, каждый – своё найдёт, наверное. 

А.Пичугин

- Есть у вас, при храме Екатерины на Всполье, тоже ряд проектов интересных. Расскажите, пожалуйста, о деятельности прихода – мы ещё об этом не поговорили. 

О.Даниил

- Представительство Православной Церкви Америки при Патриархе Московском… вот… Патриарх очень хорошо, на встрече в Блаженнейшим Митрополитом Тихоном, сказал такую фразу: «Ваше Блаженство, Представительство – это когда в реальном режиме идёт вот это братское общение, между двумя Поместными Церквами. Потому, что Ваш представитель очень часто сослужит Патриарху Московскому, и этим свидетельствует вот эту вот неразрывную связь». Это – первое, что я хотел бы подчеркнуть. Это – то, что касается Представительства. 

Что касается самого храма, к нам очень часто обращаются люди с просьбой их повенчать. Ведь это очень часто встречается, когда сюда приезжают иностранцы, и хотят вступить в брак с девушками из России. Но, по какой-то вот… мне, допустим, непонятной причине, очень часто московские батюшки отказываются венчать, допустим, католика и православную. 

А.Пичугин

- Хотя, никакие каноны этого делать не запрещают. 

О.Даниил

- Не запрещают. Вот. Или… даже, там, вот… традиционных протестантов с православными – тоже запрещают. То есть, мне вот эта позиция совершенно непонятна. А они – приходят к нам. Причём, эти же самые батюшки говорят: «Знаете, у нас есть такой храм Великомученицы Екатерины – там вот эти вот америкосы… они вас и повенчают. Вы туда и идите!» 

А.Пичугин

- Хотя, казалось бы, все из одной Чаши причащаются, все, соответственно, в общении друг с другом, но вот… мы не будем, а они – да. 

О.Даниил

- Тут мне понравилось Ваше слово, вот это: «казалось бы». Это – ключевое такое слово, да. 

У нас… да… Роман сказал… у нас в Воскресный день – каждый Воскресный день – Евангелие читается на двух языках, Апостольское чтение – на двух языках… 

К.Мацан

- На церковнославянском и на английском. 

О.Даниил

- … и на английском, да. Потому, что именно вот эта часть Богослужения Литургии, которая меняется, да? Если Херувимская песнь – она всегда Херувимская песнь, то чтения – они меняются. У нас поёт… тоже вот… детский хор, и когда ектеньи говорятся на английском, то детский хор – отвечает. 

К.Мацан

- Очень трогательно должно быть. 

О.Даниил

- Детишки у нас пели тоже… вот… на Патриаршей службе – 7 декабря. 

К.Мацан

- Ну… все, кто заинтересовался – и я бы тоже был среди них – с удовольствием надо как-то однажды к вам на Литургию приехать, в ней поучаствовать, помолиться – и на английском языке, и на церковнославянском, и детей послушать… потому, что молитва – всё равно, молитва, на каком бы языке ни совершалась, и где бы ни совершалась. 

Спасибо огромное за этот разговор! 

Напомню, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер» были протоиерей Даниил Андреюк, представитель Православной Церкви Америки при Патриархе Московском, настоятель храма Великомученицы Екатерины на Всполье, и Роман Чустузиан, руководитель Английского православного дискуссионного клуба на Московском подворье Валаамского монастыря. 

Спасибо, ещё раз, за эту беседу! 

В студии были: Алексей Пичугин и я – Константин Мацан. 

До свидания! 

А.Пичугин

- Счастливо! 

О.Даниил

- Спасибо! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Также рекомендуем