Москва - 100,9 FM

«Поучения святого праведного Иоанна Кронштадского о семейной жизни». Прот. Александр Никольский

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Нашим собеседником был настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец 10 детей протоиерей Александр Никольский.

В день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского мы говорили о его поучениях и советах относительно семейной жизни, и каким образом они могут быть применимы в современном мире. Отец Александр рассказал, почему этот святой настолько почитаем в России, и какой личный пример семейного союза он оставил нам.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья, вас приветствует Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев в новом году, между прочим.

А. Ананьев

— И практически в костюме Деда Мороза, здравствуйте, и с Новым годом вас, друзья! Понятно, что Новый год — это такой очень условный праздник, но в этом году, как мне кажется, мы все с таким нетерпением ожидали, когда наконец закончится 2020-й год, который был очень непростым и наступит 2021-й, и вот сегодня, во второй день нового года мы все тихонько верим и надеемся, что 2021-й будет более милосердным, более мудрым, более предсказуемым, более открытым, он подготовил для нас меньше каких-то неприятных сюрпризов, поэтому мы поздравляем вас с Новым годом, ну и, конечно же, поздравляем нашего сегодняшнего собеседника — настоятеля храма Трех Святителей в Раменках протоиерея Александра Никольского, который, кстати, тоже похож на такого Святителя Николая с мешком подарков. Здравствуйте, дорогой отец Александр.

о. Александр

— Здравствуйте.

А. Ананьев

— Не могу не начать разговор с вопроса, который не имеет отношения к нашей сегодняшней теме — с вопроса вашего отношения к празднику, встрече Нового года, вот у вас огромная дружная семья, ведь наверняка у вас есть какие-то свои семейные традиции встречи Нового года и вообще, что значит для вас этот праздник?

о. Александр

— Ну, конечно, как человек еще советского поколения я, естественно, его праздновал в детстве и у меня потом, конечно, как всякие такие хорошие воспоминания детства, о нем осталось такое теплое впечатление, но когда я воцерковился и потом уже на основе православных традиций создал свою семью и стал ее вести в этом направлении, то, конечно, у нас акцент сместился на Рождество в нашей семье. Даже был такой интересный момент в нашей жизни: мы раз гуляли как раз на Новый год без 5-ти 12 или в полдвенадцатого гуляли в парке, идет навстречу человек: «О — говорит, — православные! Православному в полдвенадцатого пойти гулять!» (общий смех)

А. Митрофанова

— Ну, вы знаете, славное, конечно, все равно это время сейчас, каникулы и в то же время дни строгого поста, как-то тоже это все между собой переплетается и сочетается и впереди сочельник, когда самое строгое такое время уже, а потом и Рождество Христово, как вы проводите вот эти каникулы вместе с десятью детьми?

о. Александр

— Дело в том, что мои дети учатся в православной гимназии, поэтому мне проще, у них каникулы начинаются после Рождества.

А. Митрофанова

— Ах вот как, то есть сейчас у них еще учеба.

о. Александр

— Да, у них учеба и 4-го, 5-го они учатся, но на Новый год они не учатся, конечно, это государственный праздник. Ну вот мое отношение: вы знаете, в семье все-таки главное — это любовь, если, допустим, какие-то члены семьи хотят праздновать Новый год, то, наверное, не стоит лишать их такой радости, тем более он не несет такой явно отрицательной антиправославной нагрузки, это всегда был семейный праздник и в советское время был семейный праздник, ну вот можно, если члены семьи этого хотят, провести его, как семейный праздник, ничего в этом нет.

А. Ананьев

— Вы говорите это как-то так: друзья, если вы хотите отметить Новый год — мы не возражаем, ступайте в соседнюю комнату и тихонько отмечайте Новый год, мы не против.

о. Александр

— Нет, почему, я так не сказал. Вполне можно посидеть и людям православным, если есть желание, естественно, надо соблюдать пост, но просто есть такая проблема, когда в семье есть более воцерковленные люди и менее воцерковленные люди и иногда возникает напряжение как раз из-за Нового года, когда некоторые ревностные люди хотят строго, строгий пост, по Типикону сейчас очень строгий пост, после праздника Святителя Николая пост приравнивается практически к Великому посту по строгости, но вот все-таки любовь выше поста, это не я сказал, это из Евангелия, это Христос говорит, поэтому если вдруг возникает какое-то напряжение, то вполне можно посидеть, даже поднять бокал шампанского, поговорить с людьми, чтобы у них не было такого ощущения, что ты ими пренебрегаешь. А потом начать опять поститься со 2-го числа.

А. Митрофанова

— То есть с сегодняшнего дня (смеется), приехали, все, опять уходим в строгий пост.

о. Александр

— Да, если человек хочет так вот ревностно провести, но все-таки чтобы и людей не обижать, потому что я, как священник, с этим сталкиваюсь, даже была такая ситуация у меня, когда один из членов семьи, он привык в семье своей отмечать Новый год и вдруг очень сильно воцерковился и все, говорит, мы отмечаем только Рождество, ну и что — член семьи обиделся и Новый год вроде не отмечаем, но на Рождество он тоже был мрачнее тучи, естественно, поскольку это женщины одной семьи, то естественно Рождество уже было омрачено обидой, поэтому, чтобы таких эксцессов не было, надо все-таки поступать по закону любви.

А. Ананьев

— Золотые ваши слова. И в то время, как у остальных людей 2-го января праздники, по большому счету, закончились, осталось полмиски салата «Оливье», мандарины и несмешные юмористические программы по центральному телевидению, у нас все праздники впереди и это греет душу. Скажу больше, сегодня, второго января, тоже большой праздник — сегодня день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, и вот о нем как раз мы сегодня и хотели поговорить, правда, в несколько неожиданном свете: поскольку наша программа называется «Семейный час», мы с Аллой Митрофановой нашли потрясающие высказывания святого праведного Иоанна Кронштадтского именно о семье, о семейном счастье, об основах семейного счастья и его принципах, и вот как раз на этих коротких цитатах этого замечательного человека мы и хотим построить нашу замечательную беседу. А начать хочется с вопроса вот какого: почему вот именно настолько чтим в России святой праведный Иоанн Кронштадтский, он прямо стоит особняком, о нем все знают и его все почитают, в чем причина, почему?..

А. Митрофанова

— Еще при жизни причем это почитание началось его.

А. Ананьев

— Да, то есть я, например, как человек, крестившийся относительно недавно, конечно же, читал о нем, конечно же, слышал, но не могу разгадать для себя загадку, почему его так чтят?

о. Александр

— Прежде всего это был великий святой, один из величайших святых, который пошел совершенно таким путем необычным: он женился, чтобы стать приходским священником, не монахом, но с матушкой своей никогда вместе не был, как с женой, это было уже обговорено между ними еще до вступления в брак. И вот я думаю, что Господь специально явил такой удивительный светильник, потому что это был чудотворец, это был прозорливец, это был человек удивительной духовной жизни, удивительной веры, как раз вот Господь явил такой светильник накануне таких страшных событий, особенно страшных для людей верующих, православных, как 17-й год, гражданская война, коллективизация, голод, и так далее, мы знаем, что происходило в первой половине 20-го века, чтобы людей верующих укрепить, с одной стороны, с другой — показать, что Бог есть, потому что когда ты смотришь на таких людей, то ты чувствуешь, что Бог есть, при том, что очень важно, чтобы это был наш, русский святой. Мы, конечно, чтим Святителя Николая, Мирликийского чудотворца и моя фамилия Никольский в честь как раз него, это великий святой, но он все-таки тысячелетие назад, а здесь есть фотографии святого, киносъемка святого, то есть это почти что в какой-то степени наш современник, пусть это было сто лет назад, он же почил больше ста лет назад, но все равно это почти наш святой, когда уже даже техника соответствующая современная была. И он жил во всех проблемах нашего века: безбожие, атеизм, неверие и так далее, и он был верующим, и он нам показал, что можно быть верующим, пусть мы не будем такими, как он, естественно, но мы тоже можем, несмотря на время, когда действительно происходит во всем мире такой отход от христианских традиций, даже на уровне этики мы можем быть верующими, Бог нам поможет в этом. Поэтому, мне кажется, Иоанна Кронштадтского особенно чтят, потому что это такое нам подкрепление нашей жизни современной.

А. Ананьев

— Да, а еще очень важно вот для меня лично, дорогой отец Александр, то, что мы знаем из его дневников — он при том, что он был святым, праведным, великим человеком, но в своих дневниках он настолько искренне и открыто рассказывал о своих ошибках и сложностях, что каждый раз, когда со мной лично случается какая-то ерунда, за которую мне стыдно, перед женой стыдно, перед какими-то хорошими людьми, я вспоминаю святого праведного Иоанна Кронштадтского и думаю: ну раз уж такая история случалась и с ним, то и я, в общем, человек не пропащий, и у меня есть шанс. Помните его потрясающие воспоминания о том, как он вернулся вечером после службы домой и дома пахло чем-то не самым лучшим образом, и он гневно обратился к жене и отругал ее за неприятный запах, а потом обнаружил, что это кошка, его домашняя кошка как-то очень хитро сходила в туалет в печку и от этого в доме пахло гнусно, и он тогда так сокрушался по поводу того, что он сорвался на жену и думал: ну вот что ж такое, как меня снесло-то с правильного пути. Я всегда с радостью вспоминаю этот эпизод и думаю, что: ну вот, раз уж Иоанн Кронштадтский мог так оступиться, то и мне, в общем, тоже простительно, и я не совсем пропащий.

о. Александр

— Да, святые тоже оступались, Давид, как известно, даже был причастен к убийству, организовал его сам, мужа своей любовницы, отсюда родился 50-й псалом, как известно. И вот у святых, не то, что они никогда не оступались, никогда не делали ошибки, а они каялись, мы спасаемся покаянием, вот как раз ваш рассказ о святом праведном Иоанне Кронштадтском показывает, что он был человек, как мы, но он стал святым благодаря своему покаянию о своих грехах и это показывает, что не так страшно упасть, а самое главное —страшно не покаяться, если покаялся, Господь простит.

А. Ананьев

— Святой, как мы. Святой праведный Иоанна Кронштадтский, сегодня день памяти этого замечательного святого отмечается, и мы с Аллой Митрофановой в программе «Семейный час» посвящаем разговор именно ему.

А. Ананьев

— Мы беседуем сегодня с настоятелем храма Трех Святителей в Раменках протоиереем Александром Никольским. И первый вопрос, первое высказывание святого праведного Иоанна Кронштадтского будет, как мне кажется, касаться его отношений с женой, которое вот вы уже отметили, для нас стали каким-то ориентиром святости и примером истинного служения и христианской чистоты, не для всех доступной, но тем не менее это вроде как такая путеводная звезда, это ориентир, если я правильно понимаю, вот сейчас отец Александр меня поправит, если я ошибаюсь. Смотрите, святой праведный Иоанн Кронштадтский сказал следующее: «Сожитие ваше должно быть чисто и свято, как свят союз Господа с Церковью, должно быть разумно, любовно и мирно, и неразрывно». В этой связи сразу вопрос: что такое чистота и святость союза — то ли это самое, что избрал в отношениях с женой святой праведный Иоанн Кронштадтский?

о. Александр

— Ну, все-таки то, что Иоанн Кронштадтский избрал — это, конечно, не для всех, это и святые семейные не все так делали, как мы знаем...

А. Митрофанова

— И это не мешало им потом быть прославенными в великих святых.

А. Ананьев

— Нет, понятно, что это максимальная какая-то ступень.

о. Александр

— Прославленные великие святые святость стяжали как раз впоследствии семейной жизни, поэтому это какая-то высшая точка, которая выше уже семьи и монашества, я бы сказал, потому что монахи уходят в монастырь и стараются не общаться с женщинами, чтобы не было искушений, а этот человек спокойно общался с женщиной, которую он любил, пусть христианской любовью, чистой, но тем не менее, и вот смог провести такую чистую жизнь с ней, поэтому этот подвиг Иоанна Кронштадтского — это уже высшая точка, и я считаю, что выше не только даже обычных семейных людей, но и выше монашества и поэтому это такой путь избранного человека, особого, угодника Божьего. А для нас с вами, конечно, мы знаем, что «брак честен и ложе нескверно», это сказано в Священном Писании, поэтому если мы с вами имеем с женой общение определенного рода — это не может нас осквернить, хотя, конечно, если есть излишества, если мы не соблюдаем постов, если мы ставим это выше, чем духовную составляющую брака, считаем, что это самое главное в браке, то, конечно, ничего хорошего на самом деле не будет, в конечном счете, как показывает современная жизнь, когда люди считают, что человеческие отношения являются самым главным в браке, но это не мешает им достаточно часто и быстро разводиться, а вот если поставить в браке духовную жизнь на первое место и считать, что в этом основная суть брака, то тогда мы будем в браке духовно расти, и отношения супругов будут стоять на должном месте, не будут им мешать духовно возрастать, как не мешало возрастать даже до степени святости людям святым.

А. Ананьев

— А давайте попробуем провести анализ отношений мужа и жены вот в 21-м веке, вопрос мой очень утилитарный, я слушаю вас, отец Александр, я читаю слова святого праведного Иоанна Кронштадтского, который говорит не просто в воздух, он говорит мне: «Александр, сожитие твое должно быть чисто и свято с Аллой Сергеевной», я вот сижу и понимаю, что не дотягиваю я до чистоты и святости моих отношений с моей женой по моим каким-то внутренним ощущениям, которые сложно объяснить, но вот как-то можно ощутить. Как понять, дотягиваешь ты или бесконечно далек от того ориентира, который определил святой праведный Иоанн Кронштадтский?

А. Митрофанова

— Я бы даже иначе несколько сформулировала вопрос: отец Александр, а есть ли люди в здравом уме и твердой памяти, которые могут о себе сказать: «да, у нас в семье все свято?»

А. Ананьев

— Нет, ну таких людей мы знаем, вот что удивительно, отец Александр, таких людей мы знаем.

А. Митрофанова

— Нет, про которых мы можем сказать, а они сами про себя?

о. Александр

— А если они скажут, то от них нужно держаться подальше, потому что они могут так лягнуть из христианской ревности, что мало не покажется. Знаете, если мы читаем дневники Иоанна Кронштадтского или другого святого, который оставил свои писания, именно о своей внутренней жизни, имеется ввиду: там человек считал себя грешником, будучи святым, как мы знаем, уже даже прославенный Церковью, он считал себя грешником, он боролся с грехами, поэтому здесь этот ориентир, как не сойти с дороги правильной, как понять, ты где, а надо молиться о своих грехах, надо чутко совесть свою слушать, Господь всегда, когда человек искренне вопрошает, Он всегда подскажет, более того, если человек вопрошает, но как-то не хватает у него искренности, но он это признает и понимает, какой принцип у него: Господи, дай мне покаяться, но не сейчас, а с понедельника, сейчас еще немножко погрешу, вот часто у нас такое состояние бывает, оно, может, не такое четкое, как я сейчас сказал, но есть у нас такое: да-да, все понятно, но вот еще чуть-чуть, еще немножко, как-нибудь. И вот Господь, если человек взывает к Нему, понимает, что «что-то во мне не так, Господи, помоги мне, я понимаю, что не туда иду, но даже не понимаю, как мне развернуться в нужную сторону» — Господь поможет и какими-то даже, может, внешними событиями, вот я по себе могу сказать, я вот только что переболел ковидом не совсем в легкой форме, мне это очень помогло развернуться к Богу, и какие-то вещи, которые, можно сказать, годами не мог преодолеть, сейчас мне уже легче с ними, Господь услышал мои молитвы.

А. Митрофанова

— Вспоминаю слова одного священника, он говорит: даже наши падения можно инвестировать в духовную жизнь.

о. Александр

— Да, если они вызывают покаяние внутреннее, конечно.

А. Митрофанова

— Даже если где-то мы «накосячили», получается, из этого можно вырастить что-то очень хорошее, если правильно подойти, что ли, к решению задачи: упал — это крайне неприятно, а дальше твой выбор: остаешься лежать, валяться...

А. Ананьев

— ...или сделаешь из этого что-то очень полезное для себя.

А. Митрофанова

— Да, таких примеров много — Мария Египетская, мы знаем, каждый святой, действительно, это не тот человек, который никогда не падал.

о. Александр

— Да, ну вот я уже упоминал Давида, 50-й псалом как раз вот его покаяние за свое убийство, можно сказать.

А. Ананьев

— Отец Александр, в этом высказывании есть еще одно очень сильное и важное сравнение, которое мне до конца, признаться, непонятно, ну не могу я встать и сказать, что я понимаю, о чем идет речь: союз мужа и жены должен быть свят, как свят союз Господа с Церковью, вот это сравнение меня несколько смущает — что значит: «как союз Господа с Церковью»? В отношении мужа и жены, конечно.

о. Александр

— Ну, это святой так перефразировал известные слова Священного Писания, где как раз сравнивается союз мужа и жены со Христом и с Церковью, которые как раз читаются на Таинстве Венчания. Знаете, это удивительное задание людей семейных, а с другой стороны, это удивительное обещание, что мы можем достигнуть в своей семейной жизни. С одной стороны, это должно нас как-то мобилизовывать, настраивать на серьезный лад, а с другой стороны, должно вдохновлять. Неслучайно у нас Венчание — это Таинство, вот все объяснить, разложить по полочкам здесь не получится, потому что здесь присутствует Бог, Бога по полочкам не разложишь. Но то, что мы можем в семейной жизни стяжать Дух Святой, как семейные люди, как именно отношения между мужем и женой, то есть не то, что, как это бывает у некоторых святых, мы можем жития почитать, что вот жили-жили, потом разошлись по монастырям, прожили в монастырях еще лет десять и преставились уже преподобными монахами — это монашеская жизнь, все понятно, хотя и там, если Петра и Февронию взять, там, естественно, было стяжение святости еще до того, как они разошлись по монастырям, а здесь мы можем в рамках семейной жизни, как семейные люди, в отношениях между собой, как муж и жена, мы можем стяжать святость величайшую, стяжать Дух Святой. Как это делать: жить друг с другом в семье по-христиански, по-евангельски, по заповедям Божьим, прощать обиды, если вдруг брак впал в некое прегрешение, такое вы исправляете духом кротости, а не скандалами, ну и так далее и тому подобное, тут уже можно с Евангелия пересказывать подробно. Вот этим путем можно в семейной жизни стяжать святость, но естественно, как я уже сказал, это надо поставить на самое главное место, с другой стороны, любая семья зачем создается — чтобы любить друг друга.

А. Ананьев

— А это бывает непросто, и об этом тоже писал святой праведный Иоанн Кронштадтский. Еще одна цитата из его дневников: «Бывают — пишет он, — и несчастные супружества, когда муж и жена сходятся как будто только на беду и на грех того и другого. Отчего они несчастны? — спрашивает святой праведный Иоанна Кронштадтский, — большей частью от несходства характеров». Это удивительная абсолютно цитата...

о. Александр

— Прямо как психолог (смеется)

А. Ананьев

— Да, да, да. И смотрите, получается ведь что: как будто бы Иоанн Кронштадтский ставит такой крест на семьях, где муж с женой не сходятся характерами и, опять же, как всякие слова этого удивительного человека, я примеряю их на себя и понимаю, что, по большому счету, на наших отношениях с любезной Аллой Сергеевной тоже можно поставить крест, потому что ее мягкость, ее мудрость...

А. Митрофанова

— ...уж куда там, да-да, рассказывай (смеется)

А. Ананьев

— ...ее какое-то особенное чуткое внимательное отношение, мягкий нрав, неспособность обидеться и моя способность перейти от спокойного состояния к ярости меньше, чем за полторы секунды, абсолютно несносный характер...

о. Александр

— Это вы еще как-то долго переходите (общий смех)

А. Ананьев

— Да-да, но я к тому, что если взять и попытаться представить себе двух более непохожих характерами людей, чем мы — ну это довольно сложно. И Иоанн Кронштадтский пишет: «Отчего они несчастны — большей частью от несходства характеров и вот бывают несчастные супружества». Так что ж получается: если у людей разные характеры, они обречены на несчастье?

А. Митрофанова

— Если позволите, я снова тут свою лепту внесу, я ни в коем случае не пытаюсь спорить со святым праведным Иоанном Кронштадтским, но мне кажется...

А. Ананьев

— По-моему, ты собираешься спорить с мужем!

А. Митрофанова

— Все, я молчу (смеется)

А. Ананьев

— Нет, это была шутка.

А. Митрофанова

— Я вспоминаю чеховских «Трех сестер», есть там удивительный пример семейных отношений, собственно, у трех сестер есть еще брат, а у брата есть жена Наташа и помню, как беседовала я с актрисой, очень тонкой, замечательной, глубокой — Мадлен Джабраиловой, которая в Мастерской Петра Фоменко как раз в «Трех сестрах» играет эту самую Наташу, и так она объясняет очень наглядно, на мой взгляд, почему невозможно в их семье то самое искомое желаемое счастье, она говорит: «Понимаете, он ей про свои университетские лекции, про Африку, про свои мечты, а она ему про простоквашу и домашние тапочки, и кто из них не прав?» Вот по-своему, оба, безусловно, правы, но это какое-то несовпадение не столько даже характеров, сколько масштабов, она не за ровню себе вышла замуж, а он не на своей по масштабу ровне женился и отсюда множество нестыковок, конфликтов, ссор, недопониманий и так далее, потому что у каждого из них вселенная ограничена разным кругом интересов, и вот это, на мой взгляд, несовпадение в масштабах гораздо более серьезная история, чем разница в характерах, не знаю, хотя могу и ошибаться, что скажете, отец Александр?

о. Александр

— Знаете, тут, конечно, когда виновато это несходство характеров, о котором говорит Иоанн Кронштадтский — это страсти. Да, страсти закипают, человеку кажется, что все, нашел то, что нужно, а то, что человек действительно «не его круга», как раньше говорили, то, что вы сказали сейчас, из Чехова привели пример, то, что у человека совершенно другие привычки, что у человека, может быть, совсем другое мировоззрение, то есть другие принципы в жизни, принципиально другие принципы, которые могут сильно отличаться, не просто несходство характеров, а просто он по другим принципам живет, чем ты, но, к сожалению, страсть это все нивелирует и возникает такое внутреннее ощущение, что ты един с человеком, единство достигается засчет этого горения страсти, когда она проходит или часто это бывает уже в процессе, когда брак свершился и семья сдалась, это может быть даже через несколько лет, один, два, три, пять лет, редко больше, то ты вдруг понимаешь, что ты женился или вышел замуж за человека, которого ты вообще не знаешь, который тебе совершенно чужд, его принципы тебе даже, можно сказать, отвратительны, и ты понимаешь, что ты совершил фатальную ошибку, а уже, может быть, и ребенок, а то и два, и что делать? Это страсть. Конечно, очень трудно советовать жениться не по страсти, особенно молодым людям, вот мне в 53 года уже это как-то легче с опытом и страсти уже немножко успокоились, а в 18, 20, 25 лет это, конечно, очень непросто, я понимаю, сам молодым был. Поэтому надо очень быть осторожным и то, что я говорил сегодня уже — надо Богу молиться. Когда меня молодые люди спрашивают: Батюшка, как вот определить, твое это или не твое? Очень трудно определить, потому что человек иногда мобилизуется, особенно девушек касается, которые становились на какой-то момент православными, ходили в храм, стояли литургию, исповедовались, каялись, потом, после брака буквально в считанные месяцы расцерковлялись полностью, ну, они влюбились, естественно, женщина, которая любит мужчину, она старается ему понравиться и по свойству женской натуры она так старается подделаться под мужа или жениха своего, и потом это неорганично, это воцерковление было только следствием чисто страстных отношений, больше ничего, поэтому я советую молиться Богу, это из моего опыта, пусть небольшого, но видно, что если человек молится искренне, не молится: «Господи, быстрее, быстрее, быстрее!» Бог попустит — может, быстро женишься или выйдешь замуж, а если искренне говоришь: «Господи, я не знаю, если не мое — отведи, если мое — упрочь и помоги», то есть пусть Бог решает, не ты, то Господь обычно всегда помогает. Бог есть, он всегда действует в нашей жизни, Он всегда с нами, Он всегда готов помочь, но при одном условии: если мы к нему обратимся искренне. На самом деле, в силу нашей греховности мы все с такими характерами непростыми, назовите мне человека, кроме святых прославленных, у которых хороший характер — конечно, нет, у меня, у Александра, у всех характер оставляет желать лучшего, главное, чтобы мы это понимали. Если уж ты женился, вышла замуж, и она в простокваше, а ты в Африке, то можно встретиться на страницах Евангелия, которое и об Африке, и о простокваше, а главное о любви. Если ты начнешь по-евангельски жить, то начнут возникать точки соприкосновения и тебе, может стать простокваша не так противна, и Африка немножко интереснее.

А. Ананьев

— Я сейчас обращаюсь к нашим слушателям, слушателям радио «Вера»: вот сейчас прозвучали потрясающие слова, которые сказал отец Александр, возможно, вам захочется к ним вернуться, мне — так точно, на сайте «radiovera.ru» мы совсем скоро выложим не только аудиозапись этой беседы, но и расшифровку и можно будет вчитаться в каждое слово и это, наверное, подарок к наступающему празднику вам. Мы через минуту вернемся к нашему разговору, у нас полезная информация на радио «Вера» и продолжим рассуждать на тему высказываний святого праведного Иоанна Кронштадтского, день памяти которого мы отмечаем сегодня.

А. Ананьев

— Алла Митрофанова, Александр Ананьев и протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех Святителей в Раменках говорим сегодня о семейном счастье в свете, причем в буквальном смысле в свете цитат святого праведного Иоанна Кронштадтского, день памяти которого мы сегодня отмечаем. Святой праведный Иоанн Кронштадтский немало писал, и не столько о семейном счастье, сколько о тех преградах, стенах, колючей проволоки, которая стоит между супругами и их семейным счастьем, и вот еще одна, которую мне хотелось бы привести в нашем сегодняшнем эфире: «Отчего несчастны супруги — пишет он, — от строптивости, самоуправства и взыскательности мужа или от его дерзкого нрава». И вот здесь...

А. Митрофанова

— А что ты только про мужа-то прочитал, там и про жену мало не покажется.

А. Ананьев

— Мы еще доберемся до жены, но вот здесь, отец Александр, мне хочется задать вам неожиданный вопрос, я понимаю, что эти слова очень правильные, очень точные, хирургически точные, но не устарели ли они? В 21-м веке, как мне кажется, и вы, как пастырь, как духовник, как священник не могли этого не заметить — мужчины, как бы это сказать помягче: немножко разучились быть мужчинами, они стали по-женски мягкими, по-женски немощными, некоторые даже красятся, по крайней мере, ходят в парикмахерские ничуть не реже своих супруг. Они скорее занимают какую-то женскую роль в семье и абсолютно спокойно относятся к жене, которая, взяв мусор, говорит: «Дорогой, я пошла на работу, вернусь — погуляй хотя бы с собакой, раз ты больше по дому ничего не можешь сделать», а вернулась — он даже с собакой не погулял. Понимаете, мужчины забыли, что значит быть завоевателями, что значит быть в хорошем смысле хищниками, они забыли, что такое настоящая мужская наглость, дерзость, отвага, смелость, они перестали уметь быть главой в семье, я сейчас говорю не столько о каких-то там других мужчинах, на которых я показываю указательным пальцем, нет, я говорю сейчас о себе безо всякого лукавства...

А. Митрофанова

— Да ладно тебе...

А. Ананьев

— Серьезно, я понимаю, что у настоящего мужчины должен быть бизнес — у меня его нет, у настоящего мужчины должны быть бицепсы, а у меня живот...Может быть, эти слова святого праведного Иоанна Кронштадтского устарели, отец Александр?

о. Александр

— Нет, не устарели, к сожалению. Вы сказали одну крайнюю степень, мужья иногда отсутствуют в семье, сейчас я не буду говорить причину, это может быть и их вина, и вина второй половины, но они иногда отсутствуют в семье, это одна такая крайность, когда мужа спрашивает жена: «Как ты хочешь?» А он отвечает: «Как ты, дорогая», таким образом он уходит от ответственности и от каких-то действий. Но не все мужчины такие, есть другая крайность, про которую как раз говорил Иоанн Кронштадтский: когда человек своей гневливостью, яростью, вы знаете, даже не столько жену испортит, отношения с ней испортит, женщина если его любит, она может много чего мужчине простить, а он детей испортит своих, во всяком случае он много, если человек он православный, для того, чтобы дети в храм не ходили, из самых добрых побуждений часто, но вот эти методы гневливости, ярости он сделает так, что дети в храм ходить не будут и вот это, конечно, страшная вещь, и он начинает это понимать уже, когда дети взрослые в храм не ходят. Поэтому все-таки Иоанн Кронштадтский говорил о любви, только вот в таком как бы отрицательном плане, то есть то, что любви нет, любовь, она может быть и болевая, не значит, что любовь должна быть такая, как кисель, розовый кисель, это, может, в каких-то фильмах, но реальная любовь христианская, она с бицепсами, если хотите, с духовными бицепсами, то есть требуется, если почитать святых отцов, видно, что сколько там требовалось большого напряжения воли, и расслабленность — это не любовь у мужчин, о которой вы говорили. И наоборот, вот это хищничество, но в таком отрицательном смысле слова, рык, зубы, щелкнул, кровь, укусы в холку, такой, знаете, вожак — это тоже не то совсем, и там, и там любви нет.

А. Ананьев

— Вы сейчас сказали удивительную вещь, на которую я не мог не обратить внимания: вы сказали, что в современных семьях действительно очень часто муж отсутствует и у жены, у которой в семье двое детей, она вынуждена сказать, что у меня трое детей: дети и муж. И отчасти в некоторых ситуациях возложили вину за сложившуюся ситуацию именно на женщину, это было довольно неожиданно: разве не муж несет ответственность за это?

о. Александр

— Конечно, вот здесь как раз у мужчины не хватило силы воли, а силы воли не хватило, потому что не хватило ему любви христианской. Конечно, женщины бывают сейчас очень разные и иногда у них характеры, мягко говоря, очень сложные, с ними очень сложно построить нормальные отношения, конечно, там «жена да убоится своего мужа» — это очень далеко от этого, но, как мне одна жена сказала, православная женщина: «Батюшка, это не про меня». Так вот, если муж уходит в такую внутреннюю миграцию, такие внутренние катакомбы, то он все оставляет жене: ну раз ты такая, то и живи, как хочешь, я тебя не бросил ради детей, но и ответственность я всякую снял, с тобой ни о чем не договоришься, вот и живи, как хочешь, и все — это предательство со стороны мужа.

А. Митрофанова

— Не знаю, отец Александр, тут сложный момент, понимаете, все-таки святой праведный Иоанн Кронштадтский жил больше ста лет назад и это, конечно, уже было время, когда появлялись и эмансипированные гражданки всякие, и движения женские, и женские вопросы и прочее, и прочее, и так далее, но все равно далеко не в том масштабе, в каком у нас сейчас и равноправие, и присутствие нас, женщин в публичном пространстве и в политической жизни, и в общественной, да и во всех абсолютно сферах, и то, что мы стали, женщины, сильными и конкурентоспособными с мужчинами, может быть, прекрасно с очки зрения бизнеса, но для семейных отношений это, конечно, извините за выражение, швах.

о. Александр

— Нет, это искушение, которое женщина может преодолеть, а может не преодолеть. У меня были женщины, которые были замдиректорами крупных компаний, которые были совершенно послушными современными женами, вплоть до того, что муж в силу каких-то обстоятельств сказал: «все, ты уходишь с работы» — она ушла, она была финансовым директором крупной компании, там заводы, заводы, заводы были, и она ушла с большой зарплаты, ушла просто готовить еду дома на кухне, но там были какие-то основания, не просто он так, самодур такой: «что это у тебя такая большая зарплата, а у меня маленькая, все, уходи», конечно, не из-за этого, семейные обстоятельства были какие-то. То есть это искушение для женщины, но дальше либо она его преодолевает через веру в Бога, через веру в вечную жизнь, через веру того, что надо свою семью не разрушать, а созидать, либо она не преодолевает, это ее выбор. Но, кстати говоря, для того, чтобы быть женщиной с непростым характером необязательно быть крупным начальником, это может быть и домашняя хозяйка, это ничему не мешает, кстати, домашние хозяйки даже хуже бывают, чем такие директора, условно говоря, потому что директор с жизнью сталкивается, он понимает, что не так все просто в жизни, это жизненный опыт подсказывает женщине, а домашняя хозяйка, она так спокойно за плечами мужа, все у нее с деньгами хорошо, холодильник полный, дети в хороших школах учатся, хорошая машина личная и иногда от этого женщину срывает больше, сознание как-то уходит в какое-то виртуальное пространство, и она становится совсем неуправляемой, чем люди, которые работают на ответственных работах, поэтому еще раз говорю, если ты все равно говоришь, что «ты, жена, живи, как хочешь», то ты все равно предаешь свою жену, предаешь свою семью, у нас нет выбора, мы должны быть, как крейсер «Варяг», как 28 панфиловцев, как сейчас «Подольские курсанты» фильм прошел, то есть мы должны выполнять свой долг, как они выполняли свой военный долг, благодаря этому, кстати, наша Родина до сих пор существует во многом, так мы должны выполнять свой семейный долг. И, кстати, в этом нам может помочь Бог, и когда мы отказываемся от своего призвания в данном случае мужа — Бог не с нами, он уходит из семьи. Да, мы говорим: да, я совершил ошибку 5, 10, 20 лет назад, но все равно это моя жена, все равно она Богом мне попущена и дадена в конечном счете, я мог бы на ней не жениться, Бог мог бы отвести от меня, но все-таки это случилось, я должен не просто терпеть, а пытаться построить с ней семейные отношения, пусть я грешник, пусть у меня ничего не получается, пусть я срываюсь, но я не один, я с Богом, и Бог мне в добром обязан помочь и поможет, пусть у меня не будет этой чистой светлой семьи без проблем, вообще такие семьи очень редко встречаются, везде проблемы, но я все равно этим я могу спасти свою душу, вот такой позицией я могу помочь спастись моим детям и, может быть, мне удастся способствовать спасению моей жены.

А. Ананьев

— Настоятель храма Трех Святителей в Раменках протоиерей Александр Никольский сегодня в программе «Семейный час», а мы с Аллой Митрофановой вместе с отцом Александром рассуждаем на тему высказываний святого праведного Иоанна Кронштадтского, день памяти которого мы отмечаем сегодня. Ну и, как просила Алла Сергеевна Митрофанова, мы переходим к недостаткам или к недостаточкам женским. «Отчего несчастны муж и жена — пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, — от пристрастия жены к нарядам, от ее своенравия, злости, сварливости, упрямства, от неумения переносить недостатки в жизненных потребностях». И я абсолютно уверен в том, что 95 процентов девушек, которые нас сейчас слушают, вот это своенравие, злость и сварливость, упрямство, неумение переносить недостатки в жизненных потребностях они уже прослушали, потому что они остались мысленно на фразе: «от пристрастия жены к нарядам». Когда, отец Александр, 54 платья в гардеробной превращаются от платьев к нездоровому пристрастию жены к нарядам и почему святой праведный Иоанн Кронштадтский делает такой акцент именно на этой женской черточке?

о. Александр

— Ну потому что у женщин это известная слабость. У мужчин тоже есть такие, которые 50 костюмов — это немного, но все-таки их меньше за этим. Эту тенденцию правильно обозначили, что так все идет, такие гендерные различия стираются, как сейчас говорят, но вот все-таки это больше женское, поэтому эта женская слабость может сильно разрушать семейную жизнь, потому что это будет нехватка денег, это будут и скандалы на этой почве, непонимание, раздражение мужа, у которого зарплаты не хватает катастрофически на наряды жены, можно платье и за миллион долларов заказать при желании из каких-то бриллиантов, золота, поэтому этот момент, он, конечно, приземленный, даже какой-то несерьезный, но он может разрушать браки, поэтому Иоанн Кронштадтский и заострил на нем внимание. И, конечно, это от того, что эти женщины, они не знают духовной жизни, они думают, что какие-то эти вещи внешние создадут им счастье, а на самом деле счастье — это любовь и сколько ты ни наряжайся, ты от этого лучше не станешь внутренне и поэтому тебе от этого духовно, душевно легче не станет, маленькая радость, что ты произвела впечатление.

А. Митрофанова

— Не знаю, отец Александр, бывает, иногда наденешь любимое платьице и так сразу настроение поднимается...

А. Ананьев

— И духовная жизнь наладилась.

А. Митрофанова

— Счастье бывает и в мелочах тоже, а в глобальном смысле счастье складывается из каких-то маленьких таких радостей, что плохого в любимом платьице?

о. Александр

— Вы знаете, если это любимое платьице, а не любимый гардероб метров на двадцать...

А. Ананьев

— А куда вешать любимые платьица? (общий смех)

о. Александр

— Ну конечно, сто первое. Знаете, был такой случай, мне один священник рассказывал пожилой, это давно было: умирала одна миллионерша, на Западе, у нас тогда еще миллионеров не было, она была старенькая уже, как раз у нее была слабость к платьям, вот она вцепилась в платье последнее, которое она заказала, очень дорогое и очень красивое, говорит: «Как же я его не одену»! И умерла. Ну, она бабушка уже была такая, совсем пожилая женина. Ну вот к чему может привести любая страсть. Винопитие — человек спивается, все ясно, но эти платья тоже могут стать для человека довлеющей страстью, это у женщин, молодых особенно нередко бывает, у девушек. То есть любая вещь: еда, без которой мы жить не можем, она превратится в страсть, одежда, мы без нее тоже в нашем климате жить не можем, вот сейчас попробуй выйти в набедренной повязке на улицу, она тоже может превратиться в страсть и надо быть бдительным, чтобы эта страсть не лишила тебя радости жизни, потому что любая страсть лишает тебя радости жизни.

А. Митрофанова

— Если я правильно понимаю, отец Александр, дело не в самом платье, как таковом или не в шубке, или в чем-то еще. Я вот вспоминаю хрестоматийную «Шинель» Николая Васильевича Гоголя, как все знают, там главный герой Акакий Акакиевич Башмачкин, конечно, большой вопрос, куда девались все его деньги, мы как-то, помню, пытались посчитать, много или мало он получает, выяснилось, что не так уж и мало, то есть не настолько мало, чтобы прямо совсем уж такое плачевное существование влачить, ну не суть, дело не в этом, дело в том, что умирает он не от того, что по отношению к нему была какая-то несправедливость совершена, а потому что смыслом его жизни в какой-то момент становится та самая шинель — «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше», и как только это «сокровище» из его жизни изымают, к которому он прикипел всей душой, то есть она в буквальном смысле слова составляла его духовную жизнь, вот все, тогда полный крах наступает, то есть это такая своего рода ставка не на ту лошадь, извините за выражение, и обнаружить себя в таком состоянии бывает страшно, но это касается ведь не только платьев, это касается, наверное, всего, любая история в нашей жизни может стать такой шинелью, если мы ставим ее, получается, выше Бога.

о. Александр

— Да, это может стать, например, дача. Вот на моих глазах чуть женщина не кончила жизнь самоубийством, потому что муж не вырыл вовремя колодец на даче.

А. Митрофанова

— Ну или когда мы начинаем выяснять отношения с нашими близкими из-за недвижимости, например. Это та же самая история про шинель, или когда покупка автомобиля становится центром вселенной, жизни, семьи.

А. Ананьев

— А вот автомобиль не трожь, автомобиль — это важно (смеется)

А. Митрофанова

— Это правда очень важно, но я к тому, что, наверное, здесь смысл в том, что всему должно быть свое место.

о. Александр

— Должно быть всему, а самое главное — это моя жена, самое главное — это мой муж, самое главное — это мои отношения с ними, наша совместная радость и вот платьем хорошим можно порадовать мужа, это будет хорошо, или сесть в машину и съездить на пикник с семьей, на машине это бывает легче сделать, чем на электричке, хотя, на самом деле, это не принципиальная уж такая разница, это тоже хорошо, но страшно, когда машина становится камнем преткновения и убивает любовь, вот это как раз признак того, что страсть, вот это увлечение стало страстью, когда она стала выше любви к твоему ближнему, когда она стала самодовлеющим. Этот ваш пример из нашей богатой русской литературы этого несчастного чиновника, ведь неслучайно писатель взял бедного человека, у которого ничего нет, вроде как последнее отобрали, а оказывается, даже у бедных людей может возникнуть страсть, тут неважно, миллионер ты или ты бедняк, если ты будешь невнимательным — возникнет страсть, неважно, это яхта за 250 миллионов долларов или шинель за несколько десятков рублей...

А. Митрофанова

— 80 рублей стоила.

о. Александр

— То есть это большие деньги по тем временам, даже очень большие. Там, по-моему, лошадь несколько рублей стоила, но тем не менее.

А. Ананьев

-Спасибо вам огромное, дорогой отец Александр, к сожалению, время с вами пролетело незаметно. Завершить наш разговор хочу еще одной глубокой цитатой святого праведного Иоанна Кронштадтского, день памяти которого мы сегодня отмечаем: «Будьте мудры, как змеи и просты, как голуби, не раздражайтесь, терпите и снисходите», писал святой праведный Иоанн Кронштадтский. Сегодня с вами была Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев

А. Ананьев

— И протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех Святителей в Раменках. С наступающим Рождеством, дорогой отец Александр. Услышимся снова совсем скоро, спасибо вам за эту беседу.

о. Александр

— Спаси Господи. Всех тоже с наступающим Рождеством.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем