Москва - 100,9 FM

«Покров Пресвятой Богородицы». (Вопросы неофита). Прот. Федор Бородин

* Поделиться
Федор Бородин
прот. Федор Бородин. Фото: Анна Гальперина

В нашей студии был настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке протоиерей Федор Бородин.

Мы говорили о празднике Покрова Пресвятой Богородицы: о его истории, смысле и значении. Также разговор шел о том, как надо проводить дни церковных праздников. Отец Федор ответил на вопросы, что такое духовное зрение, почему оно так важно для каждого верующего человека и каким образом его можно стяжать.


А. Ананьев 

— Об этом празднике напоминают названия улиц, площадей и городов: Покровка, Покровские ворота, город Покров. В народной традиции в этот день отмечалась встреча осени с зимой, народная этимология, да как и я сам несколько лет назад, связывает Покров с первым снегом, который покрывает землю, указывая на близость зимних холодов. Меня зовут Александр Ананьев, я — ведущий программы «Вопросы неофита». И вот в чём истинный смысл и значение праздника, который мы отмечаем сегодня, 14 октября, об этом мы поговорим сегодня с протоиереем Фёдором Бородиным, настоятелем храма Космы и Дамиана на Маросейке. Отец Фёдор, добрый вечер, с праздником вас! 

Прот. Фёдор Бородин 

— Добрый вечер, Александр. С праздником и вас. 

А. Ананьев 

— А как правильно называется этот праздник? Я думал, что он всегда называется просто Покров, как мы его называем, Покров Пресвятой Богородицы. И вот я нашёл, что Святой Покров Пресвятой Владычицы нашей Богородицы — это правильное название этого праздника. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Вообще обычно Покров Пресвятой Богородицы — немножко короче в церковной традиции называется. 

А. Ананьев 

— Вернёмся к истокам, вернёмся к истории. Каким событиям посвящён Покров Пресвятой Богородицы — праздник, который в Православии отмечается 14 октября? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Это осада Константинополя объединённой дружиной врагов Византии, то есть Восточной части Римской империи, в которой, кстати, как считается, участвовали в довольно большом количестве в том числе и дружины славян-русов. То есть в каком-то смысле удивление этот праздник вызывает. Понятно, что его празднуют греки, но почему его празднуют в России потомки тех, кто проиграл, и не празднуют его потомки тех, кто был избавлен — в Греции же совершенно не распространён этот праздник — вот это такое удивительное совершенно чутьё русского и христианского сердца, которое очень много важного уловило в этом празднике для себя. 

А. Ананьев 

— Проиграл ли? Вот в чём вопрос. Насколько я понимаю, вот эти войска, осадившие Константинополь, увидев это небесное явление невероятное, отступили и ушли без объяснений.  

Прот. Фёдор Бородин 

— Нет. В синаксарях такого праздника нет. Более того, Покров видели только два человека, Покров не видел Константинопольский Патриарх, духовенство, его окружавшее, император и императрица, которые молились во Влахернском храме. А увидел только юродивый Христа ради Андрей и указал, то есть открыл на это явление глаза своему ученику Епифанию. Вот удивительно. 

А. Ананьев 

— То есть из этого огромного числа горожан, укрывшихся за стенами Константинополя, это явление видел лишь блаженный Андрей? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, со своим учеником. И он об этом рассказал всем. А поскольку весь Константинополь знал святость этого человека, а люди были глубоко верующими, то даже не увидев сами этот Покров, они увидели в этом духовным зрением защиту Матери Божией. Видение состояло в том, что Она снимает с себя омофор, которым была покрыта Её голова и распростирает над всеми молящимися, таким образом защищая их от бед. 

А. Ананьев 

— Омофор — не могу не спросить: это плат, платок, это какая-то косынка, или что это? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Трудно сказать. Так называлась верхняя накидка, которую носили женщины в Риме, в Византии. Сейчас омофором называется одна из священных частей облачения епископа — такой длинный, можно сказать плат узкий, на котором находятся три полосы, как символ высшего церковного священного служения. И этот плат символизирует собой изначально, и в древности он был из овечьей шерсти, овцу, которую Христос спасает — вот ту самую одну овцу, ради которой Он оставляет 99 как добрый пастырь и идёт, её спасает, возлагает на свои плечи, на рамена, потому что она не может идти сама обратно к стаду. Он ушёл за ней в опасные горы, где звери, где погибель — она не может идти, Он несёт её обратно. Это вот сейчас омофор употребляется в основном в этом значении. В богослужебных текстах: «Покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором», — мы поём в молитве Матери Божией древней. Но можно назвать это «Покров». 

А. Ананьев 

— Вот про эту связь я даже не читал, хотя готовился к нашему разговору, почитал. Связь вот этого спасения с этим спасением делает смысл этого праздника гораздо глубже, получается.  

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, это, во-первых, доверие верующих людей святому, которому это открыто, это их сокрушение сердечное, навык к покаянию, в котором они считают себя, может быть, недостойными видеть это явление. И это вера в заступничество Матери Божией, Которой, конечно, они все молились. Влахернский храм — это не самый большой храм Константинополя, он значительно меньше Софии. Но насколько я знаю, там хранилась как раз риза Матери Божией как великая святыня. И они пришли молиться туда именно ей, поэтому в ответ на их молитву такое явление святому человеку они восприняли, как ответ Самой Пресвятой Богородицы всему городу, утвердились в вере и... я сейчас точно не помню, но по-моему, там и буря раскидала существенную часть кораблей, и между собой те, кто осаждал Константинополь, перессорились и ушли. То есть победа досталась не военным путём, что удивительно. Это особенно верующее сердце чувствует. Вот почему так важно было для русских людей стояние на Угре в 1480 году? Когда хан Ахмат, огромная Орда — столько лет они побеждали, столько лет им платили дань, а тут перестали. Потому что окончание ига было взято не оружием: они просто встали и ушли, потому что они поняли, что не осилят вот это войско. Поэтому для русских людей это было очень важно. И здесь для русских людей тоже очень важно. Почему? Потому что верующее сердце, трепетно относящееся к Пресвятой Богородице, любящее Её, оно верит в то, что мы, может быть, по нечистоте греховности своей... а Она — Пречистая. Вот неподобное с подобным плохо сочетается, и подобное познаётся подобным. Но мы верим, что тем не менее Она нас любит и распростирает над нами свой покров. 

А. Ананьев 

— Что мы знаем об этом блаженном Андрее? 

Прот. Фёдор Бородин 

— У него есть пространное житие, оно очень драматичное. Всем советую его найти в интернете и прочитать — там такое, что не придумаешь. Вот почитайте. Это действительно великий святой, который настолько преуспел в подражании Христу, в смирении прежде всего, что Господь ему такое дерзновение давал и такие откровения. Он был способен это видеть. 

А. Ананьев 

— Просто когда смотришь на этот праздник со стороны, на эту историю со стороны, начинает казаться странным: ведь в городе наверняка было много достойных людей, истинно верующих, переживающих и любящих Богородицу, но это увидел лишь блаженный Андрей — не цари какие-то. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Я думаю, истинно верующим было достаточно того, что он увидел. Потому что вера человека, который давно в вере, не зиждется на чудесах. Чудеса — можно даже без них, они не являются основой нашей веры. Они иногда укрепляют и подтверждают, да, иногда они нам нужны, потому что мы можем унывать, можем изнывать. Иногда чудеса помогают обратиться человеку, даже какие-то небольшие на бытовом уровне случающиеся, которые, может быть, неверующий разум прочтёт как совпадение, но человек ищущий понимает, что это слишком явное не совпадение. А верующему человеку чудо не нужно, он и так верит. Почему? Потому что у него есть личный опыт общения с Господом или с Матерью Божией. У него есть молитва, и он знает, что это диалог, он знает, что не в стену молится бетонную. Он слышит ответ в своём сердце как приближение любимого Христа, поэтому ему не надо уверяться. Если вы помните, как эти знаменитые отроки в печи Вавилонской, когда их Навуходоносор туда велит кинуть, они говорят, что «да, мы согрешили», хотя это праведники, но они имеют сокрушенное сердце, «и весь народ наш — мы все согрешили. И мы пойдём туда, и если надо будет, сгорим. Мы знаем, что Господь нас может избавить, но даже если Он нас не избавит, мы всё равно от своей веры не откажемся». Вот они готовы умереть — не важно, будет чудо или не будет. Оно было — вот это великое чудо состоялось, и мы до сих пор на каждой Утрене его вспоминаем, когда поются ирмосы Канона последних песней — «отроки от пещи избавивый» знаменитое. 

А. Ананьев 

— О том, что такое духовное зрение, мы поговорим подробнее чуть позже, а пока мне хочется разобраться ещё с некоторыми техническими подробностями Покрова Пресвятой Богородицы — праздника, который отмечается сегодня. Праздник этот не является двунадесятым. Правильно? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да. 

А. Ананьев 

— Он привязан к конкретной дате и приравнен к двунадесятым праздникам. Вот что значит приравнен? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Я думаю, что он не приравнен по уставу, но он приравнен по любви, как ещё одна возможность прикоснуться к святыне Матери Божией, Которая нашим народом почему-то вот именно это так полюбилось, и столько вот... если взять, начиная с Покровского храма на Нерли, наверное, самого красивого храма Русской Православной Церкви, или, наверное, одного из самых красивых. 

А. Ананьев 

— У меня с храмом на Нерли была удивительная история связана. Я же сам-то крестился где-то год назад, может быть, чуть больше — полтора. А когда мне было лет девять, родители мне подарили масляные краски. И я нарисовал первую картинку, и родители её куда-то убрали. Я недавно нашёл её — это был храм на Нерли. Я это понял с какой-то радостью, восторгом — это была удивительная история. 

Прот. Фёдор Бородин 

— А я рисовал его с этюдника в детстве, правда акварелью, а не маслом. 

А. Ананьев 

— Сколько художников сподобились взять в первый раз в руки кисть и краски, благодаря этому красивейшему храму? 

Прот. Фёдор Бородин 

— А он совершенный, понимаете. Это одно из самых величайших творений архитектуры за всю историю человечества. Он небольшой, но можно вспомнить Мандельштама, который говорит: «И храма маленькое тело великолепнее сто крат громады, что скалою целой к земле беспомощно прижат». Он совершенный снаружи — это абсолютная гармония форм, линий, объёмов. Поэтому ты стоишь, как завороженный, глядя на него. Поэтому, если ты колеблешься в вере и у тебя есть вопросы о христианстве, надо сходить в Третьяковку и посмотреть на «Троицу» Андрея Рублёва и на Звенигородский чин, и съездить во Владимирскую область и посмотреть на храм Покрова на Нерли. 

А. Ананьев 

— О совершенстве и о большом светлом празднике, о Покрове Пресвятой Богородицы сегодня мы беседуем с протоиереем Фёдором Бородиным, настоятелем храма Космы и Дамиана на Маросейке. И я очень рад, что вы вспомнили этот удивительный храм. Отец Фёдор, согласно базы данных «храмы России», на территории России Покрову Пресвятой Богородицы, именно этому празднику, который мы отмечаем сегодня, посвящено 1384 храма, что ставит праздник Покрова на второе место в общей статистике. На первом месте храмы и другие культовые объекты, посвящённые Николаю Чудотворцу. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, удивительно совершенно — полюбили наши предки храм Покрова Пресвятой Богородицы. Для меня это тоже совершенно особый день, потому что в Московской духовной академии Покровский храм. Мне посчастливилось в этом храме служить во всех смыслах: я участвовал в росписи этого храма, я три с половиной года пел на клиросе этого храма. Я был ровно 27 лет назад в этом храме рукоположен Святейшим Патриархом Алексием — именно в Покровском храме. 

А. Ананьев 

— А поделитесь, что конкретно вы расписывали, чтобы я в следующий раз обязательно обратил внимание.  

Прот. Фёдор Бородин 

— Я там немножко успел: узоры, буквы, и когда вы будете подниматься по лестнице с первого этажа на второй, я участвовал в росписи вот этих притворов — там Архангелы, горки, немножко одежды. 

А. Ананьев 

— Вот чего я не до конца понимаю, не считая всего остального: есть некое событие, которое случилось за пределами России — в Константинополе. Тем более я сейчас от вас узнал с некоторым изумлением, что, оказывается, и наши предки тоже как-то там принимали участие, правда по ту сторону стены Константинополя, что несколько даже расстраивает. При этом заступничество Божией Матери в истории происходило не один раз. Достаточно вспомнить, как в августе 1395 года по молитвам москвичей перед Владимирской иконой Божией Матери татарские войска по сути ни с того ни с сего ушли обратно в степь. Это же тоже было изумительное событие. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Не татарские, наверное, всё-таки — это Тамерлан был. Это, скажем точнее, были монголы. До сих пор историки, особенно неверующие — их очень злит это событие — они всё время ломают копия, почему же он развернулся и ушёл, и придумают какие-то убедительные объяснения, что Москва после разорения Тохтамышем 1382 года ещё не набрала достаточно богатств. Хотя основным богатством, которое после разграбления обычно доставалось степнякам — это люди, которых угоняли в плен. Это живой товар, который дорого продавали, к несчастью. Ещё какие-то: смута или опасность потерять трон. Но для нас верующее сердце, конечно, как чистое око блаженного Андрея, оно видит в этом заступничество Матери Божией, потому что сопротивляться было некому — войска достаточно не было. Тамерлан, как известно, «железный хромец», как ураган, пронёсся по огромным территориям, вырезая целые города и прекращая бытие историческое целых народов. И знаменитая картина Верещагина, вот эта гора черепов «Апофеоз войны» — это как раз о том, что оставалось после Тамерлана. И смерть просто грозила всему городу. И сопротивляться стены не могли позволить долго — все это прекрасно понимали. Поэтому все прекрасно понимали, что это чудо Матери Божией. Поэтому мы так любим «Владимирскую» икону, поэтому на этом месте любимый всеми нами, москвичами, Сретенский монастырь, где была встречена великим князем и митрополитом эта икона, поэтому улица Сретенка. И для нас это такое важное событие. Но ещё и потому, что, понимаете, Матерь Божия имеет такую силу ходатайства, что каждое верующее сердце, которое к ней обращалось, за свою жизнь с этим сталкивалось — раз или два, кто-то много. Удивительно, что все заповеди Божьи являются в той или иной степени проекцией Божественной жизни на жизнь человека. Бог свят, поэтому он показывает нам через заповеди, как нужно быть святым. Бог чист, Бог милосерд, поэтому Он, если мы хотим быть похожими на него, от нас требует и милосердия, и чистоты. И Бог дал нам заповедь «почитай отца твоего и матерь твою», поэтому Христос, Сын Божий и Сын человеческий, чтит свою земную Мать — чтит Богородицу, Он Её слушается. Если мы внимательно перечитаем этот отрывок из Евангелия от Иоанна, где рассказывается о браке в Кане Галилейской, который читается на каждое венчание, это же потрясающее событие. Христос говорит: «Ещё не пришёл час Мой», — это не Моё дело, Жено, что Тебе? То есть в замысле Божьем первое чудо должно было состояться не в Кане Галилейской — вот Промысл Божий, представляете? Того, Кто творит и промышляет во всей вселенной. И вдруг Мама Его говорит... Она ничего не говорит, Она говорила, что идите. Она даёт понять, что Ей этого хочется, потому что праздник должен быть праздником, а свадьба, на которой кончилось вино — представьте себе, что сейчас это такое, да? Это позор: «А, это те самые, у которых на свадьбе кончилось вино!» — они бедные были, ну, не хватило, мало заготовили, может быть, разбилось, разлилось — кто знает? Она Его таким образом молчаливо просит. И Он меняет Свою волю, Он меняет Свой замысел. И первым чудом стало это, хотя в Его замысле оно было какое-то другое, мы не знаем, какое. Первым чудом стало это. Почему? Потому что если уж Он дал человеку заповедь о почитании родителей, во-первых, это потому, что Сын слушается Отца во Святой Троице, находится у Него в послушании до крестной смерти. Апостол Павел говорит: «Послушлив быв даже до смерти крестной». И Он находится в послушании даже у названного отца  Иосифа, так и сказано: был в послушании. То есть это плотник Ему говорил: «Ну-ка, иди подмети, принеси, отрежь здесь, отпили», — и Он это делал. «Принеси долото, принеси рубанок», — и он приносил. И был в послушании у Матери, поэтому Матерь Божия... поэтому мы всем святым на молебнах поём, например: «Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас». А Божией Матери поём: «Спаси нас, Пресвятая Богородица». Ни одному святому, потому что спасает-то Христос, безусловно. Протестанты говорят, что «что вы такое поёте, вы не знаете, что спасает Христос?» Конечно, знаем, но Христос — это Царь Царства любви. И Матерь Божия там первая, первая Ходатаица. Разве Он может Ей отказать, если Он Сам дал заповедь о послушании родителям? Поэтому вот такая несколько наивная хитрость наша человеческая основана на том, что нам открыто, в том числе в праздник Покрова.  

И поэтому, кстати, такое количество чудотворных икон на Руси, такое количество и такое к ним внимание, иногда чрезмерное: глаза заболели — только к «Казанской», «Владимирской» нельзя, только к «Казанской». Это, конечно, неправильно, потому что Божия Матерь одна. И я сколько раз сталкивался: «Где у вас «Казанская»? Мне надо поставить свечку». — «Ну поставьте «Тихвинской» вот сюда». — «Нет! Что вы, не знаете, что ли? Тоже мне — священник, а не знаете таких вещей!» Я говорю: «Одна Матерь Божия». Но нет — человеку надо вот именно так. Но, понимаете, что такое икона? Икона — это доска и краски. И почему-то Матерь Божия решает, что вот эта прекрасная икона, этот памятник живописи, достойный любого музея мира, не будет чудотворной иконой, хотя её написали с большой любовью, очень дорого её украсили, посвятили ей храм. А вот эта икона, может быть простенькая, будет источником из которого в мир ворвутся Её чудеса, Её забота, Её милосердие. Почему? Вот такая забота, понимаете, вот Она так решила. Вот у нас сейчас очень интересное такое в храме событие состоялось. Я могу этому рассказу о чуде Матери Божией посвятить какое-то время? 

А. Ананьев 

— Да, конечно, я с удовольствием послушаю. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Примерно 25 лет назад, когда только храм наш открылся, один мой знакомый верующий человек привёз огромную икону в храм. Она была вся в страшном состоянии, она была записана невообразимо плохо масляной краской. И вся гвоздиками она была прибита старыми деревенскими очень простенькими покровцами какими-то, закладочками церковными. И он сказал, что когда делали Иваньковское водохранилище, то есть Дубну таким образом расширяли, затопили несколько городов. Как известно, население города Корчева переместили в Конаково в основном. И эта икона приплыла по воде к дому в селе Федоровское, который стал прибрежным. И люди сохранили эту икону. Вот всё, что я знал. Я позвал профессионального реставратора, он сказал, что «здесь реставрировать нечего, если вам дорога эта икона как предмет, спилите обветшавшие и совершенно выщербленные боковины и напишите на ней что-нибудь новое». Я решил, что так нельзя из-за этой истории, потому что в ней чувствовалась забота Матери Божией непосредственно об этой иконе. 

А. Ананьев 

— Это называется обретением иконы? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да. И я поставил её в долгий ящик что называется: я поставил её просто за шкаф — это алтарное пространство. Потом нам всё-таки удалось отреставрировать алтарь, и она стояла в алтаре. Поскольку для того, чтобы её отреставрировать, нужны были деньги, а денег у нас нет никогда, то она отстояла, допустим, два с половиной года вот так вот, пока одна наша прихожанка, профессиональный реставратор, сказала: «Отец Фёдор, давайте я попробую, бесплатно, просто. Привезите мне её домой». Раба Божия Елизавета, вот прошу всех за неё молиться — человек, через которого совершилось чудо. Отвезли к ней домой, и четыре года, по-моему, она её реставрировала. Когда она открыла, сняла вот эту масляную живопись и открыла лик Богомладенца, стало понятно, что это конец семнадцатого века. Икона огромная, как большое-большое окно. И уже медленно-медленно она размывала эту икону. Вот на Успение я пригласил того человека, который когда-то её привёз, за это время у него выросли дети уже, он уже поседел немножечко. Он приехал, я говорю: «Алексей, а ты можешь вспомнить поподробнее?» Он стал копать, и что оказалось? Что это чудотворная, очень почитаемая икона из города Корчева, который теперь покоится, к несчастью, на дне Иваньковского водохранилища. Икона находилась в Преображенском соборе, нижний алтарь которого был Смоленской иконы Матери Божией, то есть это Одигитрия. Эта икона обносилась во время мора, холеры, во время пожаров по окрестным сёлам. Люди почитали её как главную икону Матери Божией этого большого города. Собор был разорён, икону спасли. Люди вспоминают, что икону рубили, сжигали. К сожалению, большевики уничтожали огромное количество и духовных ценностей, и просто ценностей в плане культуры, совершенно безжалостно. Икона оказалась в селе Федоровское. Возможно, как гласит эта легенда, она приплыла, может быть, её перевезли на лодке. Примерно с 34-го по 49-й год она была в этом храме, и местный священник её почитал как святыню, пред ней ежедневно служились молебны. И это была та самая Покровительница вот этой Корчевской земли. В 49-м году он умер. Ещё какое-то время прихожане в этом храме молились, но советская власть не дала им возможности получить ещё одного священника, не разрешили, потому что были, ка посчитали, не очень далеко сёла с храмами. Храм был закрыт, разорён, в хрущёвское время он был передан колхозу под зернохранилище. И вот этот Успенский храм только недавно передан Церкви, по-моему, два года назад он начал как-то восстанавливаться. Кто-то из местных жителей спрятал эту икону на чердаке своего дома. Дядя этого Алексея выкупил этот дом в начале 90-х. Ему сказали: «Там наверху икона», — а он совершенно далёкий от веры человек. Он позвал своего племянника, сказал: «Я знаю, ты в церковь ходишь, день куда-нибудь. Мне же не выкидывать её». И она так оказалась у нас в храме. И эта икона пребывает у нас в храме уже 25 лет. Просто под покровом неизвестности, из-за нашего такого постоянного безденежья мы не смогли этим заняться толком. А сейчас оказывается, что Матерь Божия выбрала наш храм. И слава Богу, что я когда-то не переписал, не отпилил. Потому что когда мы её отреставрировали, мы, конечно, увидели эту с огромными ликами икону, эту святыню. Это чудо, понимаете, что к нам... у нас ведь в нашем храме не осталось дореволюционных икон, он был закрыт. А теперь у нас есть такая святыня великая. Я считаю, что это такой подарок от Матери Божией нашему приходу. 

А. Ананьев 

— В первую очередь это подарок мне от вас, потому что вдруг этот праздник, благодаря этой вашей прекрасной истории, стал осязаемым. И можно прийти к вам в храм Космы и Дамиана на Маросейке и самому увидеть эту икону. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, конечно. Сейчас , правда, мы ещё готовим киот. Я думаю, что где-то через месяц она будет всё время доступна. Мы не можем её так просто поставить. Мы сейчас изготавливаем киот, и она будет висеть в том пространстве, которое открыто всё время. 

А. Ананьев 

— Вообще, иконы же напрямую связаны с тем духовным зрением, о котором мы ещё поговорим. Ведь действительно ценность, значимость, важность иконы не обусловлены её художественными ценностями, её старостью или ещё чем-то — там что-то другое, что связано именно с тем даром, которым обладал блаженный Андрей. 

Прот. Фёдор Бородин 

— мы говорим, что икона по своей сути — это окно в горний мир, поэтому не изображаются старики... 

А. Ананьев 

— Кстати, и младенцы, получается, не изображаются. Я всегда обращал внимание на то, что Спаситель изображается с абсолютно взрослым лицом, как и Богоматерь — Она тоже от рождения... Дева Мария тоже младенцем с абсолютно взрослым лицом — это тоже важно. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, это прекрасно — то, что вы говорите. Я хотел сказать, что иконы являют нам преображённого человека, преображённого святого, каким он является сейчас в Царстве Божием. Поэтому вот этот нимб, поэтому этот свет. Поэтому, допустим, иконописцы спорят, и я считаю, что они правы, что блаженную Матрону нельзя писать слепой, потому что в Царстве Божием она зрячая. Поэтому не с слегка прикрытыми глазами, чтобы напоминать, как на теле Воскресшего Христа остались раны, куда он предлагает Фоме вложить пальцы, и говорит: «Не будь неверующим, но верующим». И как раз ему говорит, что «ты увидел, поэтому уверовал, блаженны не видевшие, но уверовавшие», — это Он Фоме говорит. А в Царстве Божием все в полноте бытия, и икона не только технически является окном в Царство Божие. Окно мы открываем для чего? Свет и воздух идут оттуда, и вот Господь через эти окна вторгается в нашу жизнь. Вот вы открываете окно — у вас здесь душно, а раз, и пахнет цветущим садом. И вот вы понимаете, что там настоящая жизнь, а не здесь, где пахнет пластиком или чем-то ещё. Так и здесь врывается действительно. Почему Он считает, что через эту икону? Может быть, это зависит от того, кто писал эту икону, частично, конечно, не полностью. Но почему мы так бережём, допустим, образы, которые созданы преподобным Андреем Рублёвым, почему нам так важно, что святой иконописец писал? Потому что его духовное зрение видело Господа. То есть в принципе написать икону, на которую легко молиться, может только глубоко верующий человек. Поэтому в древней Церкви иконописца посвящали, ему знаком Христос, его сердцу, поэтому он может Его написать, Церковь дала ему на это благословение, она творит о нём молитву. Если вспомнить, допустим, как копия «Иверской» иконы на Афоне писалась, то там братия неделю держала пост для того, чтобы иконописец мог создать молитвенный образ настоящий. То есть весь монастырь воспринимал это как аскетическое служение тому, кто сейчас будет писать. Они призывали Матерь Божию вторгнуться в этот мир через то, что сейчас начнёт твориться руками человеческими. 

А. Ананьев 

— Вот так удивительно разговор от праздника Покрова Пресвятой Богородицы плавно перешёл к удивительному рассказу об иконах. И вот этот рассказ мы продолжим буквально через минуту. Поговорим и о празднике Покрова Пресвятой Богородицы, который мы отмечаем сегодня, и о духовном зрении, и о многом-многом другом с протоиереем Фёдором Бородиным. Не отходите далеко, мы вернёмся через минуту. 

А. Ананьев 

— Митрополит Антоний Сурожский говорил: «Когда мы думаем о Покрове Божией Матери над Русской землёй, разве мы не можем понять, что Она, да вместе с нами, стояла у Престола Божия, что Она слёзно молила Бога о том, чтобы милость сошла на нас, чтобы крепость нам была дана?» Меня зовут Александр Ананьев, я продолжаю говорить о празднике Покрова Пресвятой Богородицы с настоятелем храма Космы и Дамиана на Маросейке, где буквально через какое-то короткое время, через месяц можно будет своими глазами увидеть эту чудотворную икону, о которой отец Фёдор только что рассказал. Теперь я буду ждать с нетерпением этой возможности. Продолжаем разговор с протоиереем Фёдором Бородиным. Добрый вечер ещё раз, отец Фёдор. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Добрый вечер, ещё раз здравствуйте. 

А. Ананьев 

— Спасибо вам за это невероятное путешествие в историю, которая была только что. Кстати, друзья, если вы захотите вернуться к нашему разговору, а я думаю, что вы захотите, то всегда можете это сделать на нашем сайте https://radiovera.ru. Возвращаемся к празднику Покрова Пресвятой Богородицы. Наткнулся на статью, причём на весьма уважаемом сайте, хотя какие сайты можно считать уважаемыми — это ещё большой вопрос, в интернете всякое бывает. «Что нельзя делать на Покров?»  утверждает этот сайт. «На Покров Пресвятой Богородицы нельзя делать серьёзную хозяйственную работу, также выполнять многие домашние обязанности, строить, копать, убирать, стирать, шить, вязать, гладить. Также на Покров нельзя занимать деньги». Внутренним чутьём, отец Фёдор, я считаю, что это не совсем имеет отношение к реальному положению дел. Как же обстоит дело на самом деле? 

Прот. Фёдор Бородин 

— В богослужебных текстах мы, христиане, себя часто называем празднолюбцами — мы любим праздники. Почему? Праздник — это время, выделенное из обычного труда и суеты человек, которые не плохие, они благословлены Богом, человек должен трудиться. Но время выделено для того, чтобы посвятить его Богу. Для того, чтобы понять, что такое праздник, я хочу напомнить, что беременная женщина на Руси называлась «непраздной», то есть работающей. Что такое духовная работа? Вот как женщина носит в себе это возрастающее будущее дитя развивающееся, так и человек. Беременная женщина ведь не может тяжести таскать — она этого не делает, не должна по крайней мере, потому что может беда случиться. Так и здесь: человек отказывается от трудов не для того, чтобы лежать на диване и смотреть телевизор, потому что сегодня нельзя — надо помочь бабушке постирать: «Нет, бабушка, сегодня нельзя! А завтра я на работу, извини», — потому что это время встречи с Богом. Конечно, в этот день надо идти в храм, в этот день надо, может быть, причащаться. Если вы не можете дойти до храма, откройте акафист Матери Божией, прочитайте его медленно, со смыслом дома. Потрудитесь духовно: почитайте Евангелие, помолитесь Матери Божией. А дальше надо делать Богоугодные дела. На Руси это всегда очень чётко понимали. Если, допустим, в воскресный день или в праздник — в это смысле Покров от других праздников не отличается — я запрягу лошадь в свой плуг и буду пахать своё поле, то я согрешу, потому что это день, который посвящён Богу, в него не надо трудиться. Но если я запрягу свою лошадь и поеду на соседний участок, где нет мужа, потому что там живёт вдова, и сделаю ту же самую работу, но с полем вдовы, я совершу Богоугодное дело, а не согрешу — я сделаю то, что приблизит меня к Богу. Поэтому если в этот праздник вы можете пойти кому-то помочь, то вы не согрешите. И посмотрите, сколько вокруг вас людей, которые ждут, чтобы вы им помогли, прежде всего родственники. В этот день можно поехать к пожилой маме и помочь ей вымыть пол — вот это будет Покров самый настоящий. Поэтому не сама работа является грехом, а сконцентрированность, акцентированность в эти дни, которые должны быть посвящены Богомыслию и общению в Боге со своими ближними, если я это тоже отдаю суете. Ведь Господь готов благословлять наши земные труды. Вот эту пахоту поля Он Сам нам дал, Он Сам сказал, что «в поте лица будешь есть хлеб твой». И мы знаем слова Иоанна Лествичника, который говорит, что праздность — это поле, на котором растут все пороки. То есть если человек не трудится, то очень скоро в его голове начинается просто кошмар от греховных помыслов и всего остального. А если человек устал в меру, не до уныния и отчаяния, а если он устал в нормальную меру, то скорее всего, он будет здоров и духовно, и телесно. Если мы всё время отдаём этим трудам, Богу не оставляем, то мы их не посвящаем Богу. 
Ведь в каком-то смысле воскресный день и дни праздников — это такая жертва. Что такое жертва в таком ветхозаветном понимании? «Помни день субботний» — для нас это воскресный день — это ветхозаветная заповедь, что это такое? Вот мне Господь дал стадо, вот сто барашков у меня. А моему соседу дал большой надел, где он посадил пшеницу. И я одного барашка приношу в жертву, а он один сноп пшеницы. Как это делается? Это сжигается на костре. То есть я или употребляю часть в пищу, или не употребляю, если жертва всесожжения. Я говорю: «Господи, я это возвращаю Тебе. Всё, что Ты мне дал — это Твой дар, я знаю. Это всё принадлежит Тебе, я благодарю Тебя. Я бы всё Тебе вернул, но я тогда умру с голода, я знаю, что Тебе это не нужно. Но через эту жертву я освящаю всё остальное». И кстати, это осталось, допустим, на Преображение. У нас совершенно неправильное сейчас понимание: мы принесли виноград и яблоки в храм, нам их батюшка покропил святой водой, и мы освящённое берём. А на самом деле смысл молитв совершенно другой: у нас уродился урожай, допустим, яблок, а в Греции — винограда, чего-то ещё, поэтому эта молитва может на самом деле читаться не только на Преображение. Если у вас уже гниют яблоки, а вы их не едите, вы пренебрегаете Божьим даром, я так считаю. И от этого дара вы приносите в храм корзиночку яблок и оставляете её духовенству, работникам храма — тем, кто не может, у кого нет на это времени, они служат в храме, — и нищим, тем, кому это раздадут. И через это весь ваш урожай освящается — совершенно другой смысл. 

И вот в каком-то смысле день праздника, воскресный день особенно, день Господень, и праздники — это такой день, который я принёс Богу, я вышел на разговор с Ним, на общение с Ним, и через это освящаются все мои труды. Поэтому, кстати, люди праведной жизни очень внимательно к этому относились. Они понимали, что если он будет работать седьмой день в неделю, не встретившись с Богом, у него получится меньше, чем если он седьмой день выделит. Вот был такой знаменитый эпизод из жизни Александра Васильевича Суворова, который на войне с турками, на какой-то косе это было, стоял в походном храме и молился. И вот один адъютант прибегает и говорит, что турки высадили десант, он ему отвечает, чтобы не мешал — Литургия. Второй, третий — Александр Васильевич занят. И только потом, когда Литургия кончилась, он поцеловал крест, он выходит, садится на коня — кстати, в этом бою оторвало голову ядром коню под ним, а он остался невредимым, — как всегда выигрывает сражение. Я думаю, что он не был бы таким великим полководцем и не был Суворовым, если бы он из страха что-то не успеть, уходил бы с Литургии. Ему Господь так помогал во многом. И я надеюсь, что... хотя за Господа кто может сказать? Потому что он так чтил воскресный день в том числе, вот Литургия — значит, Литургия. 

А. Ананьев 

— Я очень надеюсь, что наш разговор с отцом Фёдором сейчас слышит мой знакомый вахтёр Сергей Валентинович. Никогда не забуду его реплику, которую он бросил мне вслед, полушутя, полусерьёзно. Я его поздравил с каким-то очередным праздником, возвращаясь из храма, на что он сказал: «Да у вас, православных, что ни день, то праздник!» 

Прот. Фёдор Бородин 

— Так и есть: мы празднолюбцы. 

А. Ананьев 

— Я поулыбался так немножко, думаю: «Но ведь правда, что ни день, то праздник». 

Прот. Фёдор Бородин 

— Я хочу рассказать, что у меня был похожий случай. У меня есть знакомый человек, с которым мы видимся очень редко. И лет, наверное, 18 назад, я ему хотел подарить одну книжку, которую я тогда всем дарил, владыки Антония Сурожского. Потому что он был человеком, достаточно далёким от веры,  то есть вообще полностью далёким, но образованным и как раз читающим. Он мне говорит: «Нет, отец Фёдор, это вашим бабушкам — мне это неинтересно совершенно». И с тех пор мы достаточно редко с ним виделись — ну, рады, когда друг друга видим. И вот прошло лет, наверное, 15, мы с ним встречаемся где-то в магазине. И в разговоре он вдруг говорит: «Отец Фёдор, я только что с Афона. Как же там хорошо!» Я чуть не упал. Хотя он тогда книжку не взял. И вахтёр ваш тоже, если сердце открыто, уверует в Господа. И многие из тех, кого мы сейчас не можем себе представить в храме, они в храм придут. 

А. Ананьев 

— Буквально на днях состоялся светлый концерт радио «Вера». И за кулисами удалось пообщаться с одним из музыкантов этого концерта — с Александром Маршалом. Он рассказал, в общем-то, похожую историю. Вместе со своим другом, абсолютно неверующим музыкантом, с длинными волосами, с какими-то татуировками, он давным-давно приехал в Оптину пустынь. И причём его музыкант не считал себя абсолютно верующим человеком. И один из монахов сказал ему: «Здравствуй, монашек!» Он говорит: «Да какой я монашек? Я музыкант. Не говорите ерунды, пожалуйста». Зашёл в Оптину пустынь, походил, вышел обратно за пределы монастыря, чтобы перекурить — и не смог, его прямо там вырвало. И спустя годы он стал послушником в этом монастыре. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Ну вот этот неведомый праведник узнал своего собрата будущего. 

А. Ананьев 

— Абсолютно! Это какое-то... 

Прот. Фёдор Бородин 

— Причём, может быть, для него самого это было удивление, что Господь ему так открыл. 

А. Ананьев 

— Знаете, что удивительно? Я никогда не общался с Александром Маршалом на эту тему, но когда он рассказывал эту историю, я увидел в глазах музыканта настоящие слёзы. Это было, пожалуй, самым сильным впечатлением от этого концерта. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Это радость. Как Господь говорит: «Радость бывает на небе об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». Или как отец в притче говорит: «Твой брат был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся». Конечно, для человека, для которого главным сокровищем жизни является вера, уверование его старого товарища, друга, которого он любит и с которым он не мог этим главным поделиться, вот что он ещё и в этом стал родным — это такая радость огромная. 

А. Ананьев 

— Ещё раз добрый вечер, друзья. Мы с протоиереем Фёдором Бородиным, настоятелем храма Космы и Дамиана на Маросейке сегодня вот так тихо — я по-неофитски, а отец Фёдор мудро и размерено — отмечаем Покров Пресвятой Богородицы, праздник, который отмечается именно 14 октября. Покров, отец Фёдор, — для вас, как мы уже поговорили немножко до эфира, это стало несколько удивительным моментом, — традиционно считается женским днём, между прочим. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Я об этом не слышал, честно говоря. 

А. Ананьев 

— Дело в том, что в народном сознании он связан именно с покрытием головы платком — знаком того, что девушка просватана или вышла замуж. А как известно, практически все незамужние девушки считают это едва ли не главным смыслом всей своей жизни. И именно в этот день незамужние девушки, по народному этому поверью, должны обязательно прийти в храм и поставить свечку возле каждой иконы Богородицы. В этом есть понятное что-то, потому что всё-таки праздник напрямую связан с Богородицей. Богородица — это образ идеальной, абсолютной, лучшей из женщин. И вот эта женская сторона этого праздника вполне объяснима. На деле же ничего такого нету? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Вы знаете, для человека, приходящего к вере, действительно очень важны какие-то чёткие инструкции. И он за них хватается: вот надо пойти и поставить каждой иконе Матери Божией свечку, как будто это разные Матери Божии. Но даже такое, может быть, уже верующему человеку нелепое, косолапое какое-то действие, если оно от искреннего сердца к Матери Божией, то, конечно, Она на него откликнется. Я в таких вещах, когда мне говорят: «Ну что же это такое? Народное суеверие», — я всегда привожу пример ребёнка. Когда мама устала, маленькая девочка говорит: «Мама, иди отдохни, я помою посуду». Девочка моет посуду, моет так, что маме потом вставать и перемывать, но мама счастлива — не потому, что дело сделано, оно не сделано, а потому, что дочка научилась проявлять любовь. Вот и наши все речи... знаете, это как для женщины, которая 20 лет уже преподаёт литературу и русский язык в школе, закончив с красным дипломом филфак в своё время, сочинение какого-нибудь семиклассника. Но если она хороший педагог, она любой росточек интеллекта, внимания, мысли оберегает, приветствует, ставит пятёрку сразу. Со мной когда-то так поступила наша прекрасная учительница по литературе Елена Константиновна Иванова, вот она умела. Она увидела в человеке интерес, несмотря на то, что он, конечно, ни на какую пятёрку не тянет, она его сразу... Вот Матерь Божия так же и Господь так же — все наши молитвы, ну, кто-то побольше умеет, кто-то поменьше. Понимаете, это, как два муравья на земле, один чуть поближе к солнцу, другой чуть подальше, но рядом с расстоянием до Солнца они одинаково далеко, а тепло им одинаково, потому что для солнечных лучей это не имеет никакого значения. И если человек искренне обращается к Богу, даже, может быть, как-то и нелепо, но это искренне и этот его разговор с Богом состоится. 

А. Ананьев 

— Как тут не вспомнить прекрасное высказывание Форреста Гампа? «Мама умела объяснить всё так, чтобы мне стало понятно». Отец Фёдор, вы умеете объяснить всё так, чтобы стало понятно. Я каждое ваше сравнение просто ловлю с каким-то восторгом. Спасибо вам большое. 

Прот. Фёдор Бородин 

— А я хотел вам сказать, Александр, что часто мы задаём такие вопросы — это общее такое искушение, что мы, давно ходящие в церковь немножко свысока смотрим на неофитов. У вас прекрасная передача «Вопросы неофита». И неофит хорош своей цельностью, своим горением и тем, что он как пришёл сейчас к Богу, всецело готов менять свою жизнь и жить по тому, что ему открылось. А со временем эта цельность во взаимоотношениях с Богом часто утрачивается, а её не надо бы терять. Конечно, у неофитства есть и отрицательные вещи, как известно, когда один человек в семье стал неофитом, все остальные стали мучениками — есть такая фраза тяжёлая. Но всё-таки вот эта первая любовь, вот это первое удивление, как чистое окно: ты взглянул — вот цветут сады. А потом оно медленно становится грязным, и ты уже не чувствуешь этих цветов. А потом что-то случается, ты покаялся — ты его снова вымыл: ух ты, какая там опять зелень, а вот сейчас какая осень! Понимаете, вот это надо сохранять. Поэтому неофитство, как горячность в вере — вот она должна остаться, как она была у апостола Петра до конца его дней. 

А. Ананьев 

— Как бы это ни было опасно свалиться в публичную исповедь, отец Фёдор, далеко мне до цельности, чувствую себя абсолютно разобранным по сравнению с тем, что я вижу и хотел бы видеть, чувствую и хотел бы чувствовать, ощущаю и хотел бы ощущать. Не хватает мне цельности. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Если уж исповедоваться прилюдно, я хочу сказать, что я часто вижу свою ущербность, по сравнению с тем, когда я уверовал. Вот у меня мой период такого церковного неофитства, как это ни удивительно, совпал с моей учёбой в семинарии — бывает так. И я иногда себя ставлю рядом с тем горящим мальчиком и понимаю, что надо раскочегарить топочку-то — не хватает огня. 

А. Ананьев 

— Я понимаю только, как у нас время летит, отец Фёдор, времени осталось мало, а у меня ещё очень много вопросов. Вот что ещё мне очень важно сейчас понять, попробовать сформулировать, чтобы это было точно именно то, что я хочу у вас спросить. Я всё время думаю об этом блаженном Андрее и о себе. Вот Андрей блаженный увидел, а я не вижу — и это не даёт мне покоя. Хотя, может быть, вижу. Вот буквально в это воскресенье я выехал из дома в соседний город на машине. И по дороге вдруг меня как осенило, как по голове ударило, видимо, увидел что-то там. Даже не посмотрев, я понял, что в рюкзаке, который лежит на заднем сиденье, нет документов на машину, нет прав. И я развернулся, и разворачиваясь ещё подумал: «Зачем я это делаю? Ведь меня никогда не останавливают сотрудники ДПС. Ну ни к чему мне возвращаться». Но всё равно я вернулся, я взял эти документы, поехал. И именно в этот день меня остановили сотрудники ДПС. И я выхожу к ним абсолютно счастливый, думаю: «Господи, спасибо Тебе!» И вот скажите мне: это то самое явление, явление того же порядка? Или я себе придумываю и я просто вспомнил? Почему простым смертным подобные видения считается видеть не просто неполезно, а даже вредно? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Знаете, их считается неполезным искать, потому что это ведёт к прелестным состояниям. Прелесть — то есть особо сильная ложь. В этом все святые отцы согласны: когда человек неочищенным сердцем начинает искать видений, он делает это потому, что считает себя достойным. А для того, чтобы Господь мог открыть человеку Своё присутствие явно, нужно пройти очень долгую дорогу. Есть люди, которым Господь открыл Себя сразу, минуя эту дорогу, но это мученики или очень маленькая категория святых, которых мы называем святыми целителями — вот как наши Косма и Дамиан. А так для того, чтобы почувствовать присутствие Бога в своей жизни, как говорит один великий святой Варсонофий Великий в своей книге, что каждый из нас должен истончить душу свою, как паутину — удивительный образ. Вот вы стоите в лесу, вы ветра не чувствуете, смотрите — на кусте паутина, она шевелится, она чувствует ветер. Вот душа человека к Божьему слову, к Божьему закону, к заповеди, когда истончится, для него всё это откроется. Иногда, правда, это бывает не так. Вот у моих знакомых их период воцерковления пришёлся на голодные 90-е годы — муж и жена и трое деток, тогда двое. И когда они решили соблюдать Великий пост, то муж, изголодавшись, пошёл и купил — помните, кирпичом такой кекс советский, самый обычный кекс — большой кирпич. Не помните, забыли? 

А. Ананьев 

— Нет, я не помню. Я почему-то сразу вспомнил молоко в треугольных пакетах. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Но вот такой кекс с изюмом. И жена ему говорит: «Слушай, но он же с яйцом делается. Ну что ты? Нельзя». Они тогда строго за этим следили — первый раз. И вот он мне сам рассказывает: «Я беру нож, потому что мне надоело уже всё это, и со словами «ну кто же туда кладёт в наше время яйцо?» я его режу. И слышу хруст разрезаемой скорлупы. Причём ни до, ни после — никогда». А там полное яйцо оказалось, и он его прямо разрезал. «И тут мне стало страшно, я его не ел», — говорит. Иногда Господь так вторгается в жизнь человека. 

А. Ананьев 

— Это Господь вторгается или мы придумываем? Вот что мне важно понять. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Ну как это можно придумать? Я никогда не видел даже маленького кусочка скорлупы в кексах — умели как-то делать, и сейчас до сих пор вы не найдёте. А здесь вот так вот. Иногда Господь даёт человеку знать Своё присутствие. Он знает, что кому-то нужно уверение — кто-то слаб, а кому-то не нужно. И вот тот, кто сильней — ему не нужно: «Блаженны не видевшие, но уверовавшие». «Блаженны» — значит счастливы, то есть человек становится счастливым, когда он живёт по вере и ему не нужно вот этого постоянного подтверждения. Он имеет в себе подтверждение, он любит Господа не потому, что Тот что-то делает ему, что-то даёт, а просто потому, что для него Христос — это самое главное. 

А. Ананьев 

— То есть видеть — это неплохо? Плохо искать и хотеть это видеть? 

Прот. Фёдор Бородин 

— Скажем так: хорошо видеть. Но искать откровений опасно, потому что этим пользуется Сатана — он обольщает человека. Духовные явления, которые так видятся человеку, на самом деле это может быть прельщение. И мы знаем огромное количество житий святых, где это явлено. Об этом очень много, очень подробно писал святитель Игнатий Брянчанинов — о том, что одна из главных добродетелей любого подвижника, молитвенника — это трезвенность, такое трезвение. То есть противоположность этому — это некоторое духовное опьянение, это может быть излишняя эмоциональность, это может быть какая-то сентиментальность в молитве, что достаточно характерно для западноевропейской молитвенной характеристики. 

А. Ананьев 

— Экзальтированность. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, спасибо, правильное слово. 

А. Ананьев 

— Вспоминается миниатюра юмористическая про двух очень верующих и очень состоятельных женщин, которые мерились в храме размером свечек, привезённых из известных монастырей: у одной была большая, а у другой была размером собственно с саму женщину. Наверное, и об этом речь. Что удивительно, завершая разговор о празднике Покрова Пресвятой Богородицы, он напрямую связан с тем, что мы называем духовным зрением. И до начала нашего разговора я был практически уверен, что духовное зрение — это именно то зрение, которое позволило блаженному Андрею и его ученику Епифанию увидеть тот покров, которым Пресвятая Богородица защитила осаждённый Константинополь. Но послушав вас, я сделал вывод, что всё-таки духовное зрение — это нечто гораздо более глубокое, широкое и не такое конкретное. И духовным зрением может и должен обладать каждый верующий человек. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Да, конечно, должен видеть присутствие Христа в своей жизни, должен знать Его волю. И это результат долгой жизни по заповедям, скажем так, с желанием их исполнить, к которому прикладывается очень существенно воля человека, безусловно. 

А. Ананьев 

— Дайте, пожалуйста, мне совет, напутствие, как не обрести духовную слепоту, как получить духовное зрение. Я вот нашёл какие-то... вот, например, преподобный Марк Подвижник Иерусалимский приводит древние три «с»: сребролюбие, славолюбие, сластолюбие. Но как это часто бывает с красивыми формулами, ты их как-то слушаешь, но они глубоко в тебя не падают. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Знаете, это он говорит о грехах и страстях. У Марка Подвижника есть значительно более важные высказывания. Например, он говорит, по-моему, в своём 12-м слове, что умение прощать того, кто тебя обижает, и есть настоящее Боговедение, то есть знание Бога — можно сказать «видения». И ты вот этого должен искать. И он говорит, что это и есть плодоносие веры. И дальше он говорит, что это даёт: это даёт тебе дерзновение в молитве и большую надежду, что Господь услышит и выполнит то, что ты у Него просишь. И это даёт ощутимое чувствование благодати, которую ты получил при крещении, но по грехам ты её не видишь. Вот, может быть, это такое зрение — ты начинаешь чувствовать присутствие благодати Божией в тебе, если ты поступаешь по заповедям Христовым: прощайте, молитесь за обижающих вас, любите ненавидящих вас, благословляйте, любите врагов ваших. То есть если ты уподобляешься Христу, исполняешь заповеди, то в тебе открывается вот это ведение Бога, о котором он говорит, что это есть больше всех других ведений. Подражание, понимаете, то есть для того, чтобы открылось духовное зрение, я, окаянный, должен понудить себя жить по заповедям Божьим — и оно откроется обязательно. А из практических вещей, конечно, это молитвенный труд и чтение Евангелия внимательное. 

А. Ананьев 

— Вы даже не представляете, как важно для меня то, что вы сейчас сказали. За пять минут до нашего разговора я стоял за этой стеклянной дверью эфирной студии радио «Вера» и рассказывал своему коллеге Алексею Алексеевичу Торжанову о людях, которые меня сильно расстроили и практически обидели, и я не могу их простить.  

Прот. Фёдор Бородин 

— Сотворите за них молитву. 

А. Ананьев 

— И тут вы, заканчивая наш разговор, говорите какие-то чрезвычайно важные для меня вещи. 

Прот. Фёдор Бородин 

— А я вам скажу ещё тоже очень важную вещь, что у меня не такая хорошая память, я не начитан в святых отцах. Просто сейчас, когда я ехал к вам и стоял в пробке, я слушал «Добротолюбие», 12-е слово Марка Подвижника, и меня эти слова поразили, совершенно поразили вот эти слова. Он говорит о том, что настоящее знание Бога — через прощение того, кто тебя обижает. Поэтому хотите узнать Бога ближе — немедленно простите этих людей. 

А. Ананьев 

— Спасибо вам огромное, отец Фёдор. Это прекрасное завершение нашей беседы о празднике Покрова Пресвятой Богородицы с настоятелем храма Космы и Дамиана на Маросейке, протоиереем Фёдором Бородиным. Спасибо вам. 

Прот. Фёдор Бородин 

— Спасибо. С праздником. 

А. Ананьев 

— Я — Александр Ананьев. Радио «Вера». С праздником вас, друзья, до новых встреч.  

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.

Также рекомендуем