Москва - 100,9 FM

«Подготовительные недели к Великому Посту». Священник Константин Мальцев

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма новомученников и исповедников российских в станице Ленинградской Краснодарского края священник Константин Мальцев.

Мы говорили о подготовке к Великому Посту: для чего нужны подготовительные недели, почему этот период такой продолжительный по времени, и что надо постараться успеть сделать за время подготовки и самого поста каждому, кто хочет провести это время с духовной пользой. Отец Константин поделился, что не случайно подготовительные недели начинаются с Недели о Закхее — мытарь Закхей показывает пример желания приблизиться к чистоте и простоте, наполнить душу любовью, встретить утешение и пережить духовную радость, которую дает Господь вместе с возможностью покаяния. Наш гость объяснил, почему накануне поста вспоминается Неделя о Страшном Суде, и какой смысл заложен в то, что ей предшествует Вселенская родительская суббота. Отец Константин ответил, зачем в Прощеное воскресение просить прощения у всех людей, в том числе и малознакомых. Также наш гость рассказал о том, как меняется его деятельность в социальных сетях с началом Великого поста.


М. Борисова 

- Добрый светлый вечер, дорогие друзья, в студии радио «Вера» Марина Борисова. И наш сегодняшний гость - священник Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края. Добрый вечер, отец Константин… 

о. Константин 

- Добрый вечер. 

М. Борисова 

- Вот мы стремительно приближаемся к Великому посту, причем мы как-то это совершенно еще не заметили. Мы, конечно, слышали неоднократно и читали, что подготовка к Великому посту занимает четыре воскресенья и три недели, но почти никто как-то не осознал, что на самом деле, если внимательно прочитать, что об этом написано у духовных писателей. Подготовка начинается с воскресенья, где читается отрывок из Евангелия, посвященный Мытарю и Закхею. На самом деле описывается достаточно комичный эпизод, если перевести его на современные реалии: ну такой вот плотненький низенький чиновник, хорошо известный местным жителям, вдруг настолько захотел увидеть Спасителя, что, наплевав на то, как это выглядит в глазах окружающих, полез на дерево. Если представить это в виде какого-то сюжета для фильма Чарли Чаплина, то вполне ложится. Почему к такому серьезному и вдумчивому занятию, как проведение Великого поста нас Церковь начинает готовить с этого почти анекдота? 

о. Константин 

- Ну, наверное, Господь всегда хотел в простоте показать именно свой приход, человеческую душу, не зря же, наверное, святые отцы говорят, что где просто, там ангелов со сто́, а где мудрено, там ни одного. И в примере Закхея мы здесь можем увидеть желание приблизиться к этой простоте и чистоте. Мы даже, если перевести на сегодняшнюю реалию, представьте, какой налоговик или начальник налоговой системы залезет на дерево, чтобы увидеть…естественно, тогда он еще не понимал, что это Господь, он принимал, что это один, как часто Господа называли – один из пророков, но чтобы увидеть. А почему - самый главный момент - у него была потребность наполнить свою душу вот этой любовью? Потому что ведь мытари, они прямо ассоциировались с тире – грешник, и хотелось, как минимум, этому человеку утешения, потому что он профессионально выполнял свои обязанности от безысходности, он собирал налоги, то есть он в системе налоговой службы был, в судебных приставах, такого, юридического плана, но его это тяготило, как зачастую мы знаем людей, которые много имеют денег, но в итоге они все равно приходят в храм, потому что им это временную радость дает, а вот именно духовную наполняет Господь, поэтому Господь и показывает, что Я приму любого, вне зависимости, кем ты, чем и с кем ты. 

М. Борисова 

- Ну вот как-то мы готовы чисто теоретически воспринять, что Господь принимает сирых и убогих, бродяг, бомжей, каких-то людей, явно порочных в наших глазах, а вот когда речь идет о верующих, благополучных с нашей точки зрения в социальном смысле людях, мы как-то сильно сомневаемся, а тут посмотрите, как интересно, тут Господь, во-первых, его заметил, что было удивительно, потому что народу было так много, что Он-то сам, чтобы увидеть, должен был на дерево залезть и кроме того, сразу же сказал, что придет к нему в дом и более того, в результате обещал, что этот душевный порыв одного Закхея в результате спасет всех его близких. То есть какое-то немереное количество даров за, в общем, какой-то…ну, эпатажный поступок, скажем. 

о. Константин 

- Там очень глубокий же смысл, там не просто, что он залез на дерево. Во-первых, если мы визуально посмотрим хотя бы или на картинку, или реально это дерево – это дерево, оно без особой коры, оно как лысое и оно скользкое, по нему еще нужно попробовать залезть, тут нужно приложить усилие. Второй момент: почему Господь его видит? Это дерево, бывает разных, конечно, высот, но тем не менее, зачастую ветки так, низковато и можно человека увидеть на них, я видел это дерево, Господь сподобил. И третий момент: когда Он его призвал, Он дал ему возможность соединиться с Господом в покаянии, и я объясню, в каком русле: первый момент – у нас есть такое понятие «метанойя», с греческого переводится, как «изменение», «переменение», «преображение», что мы в течение поста сугубо и будем стараться делать, чтобы прийти ко Господу. И вот когда Закхей слазит, что Он ему говорит: «Закхей, потща́вся сле́зи», то есть сейчас же слезай, в твоем доме Мне надо быть сегодня. Он слезает и что получается? Господь увидел его сердце уже, для чего он туда залезал, на это дерево, уже наполняется, то есть авансом, любовью. И что мы здесь слышим – это очень важный момент: «Если кого обидел – вернешь четверицею», что значит четверицею? То есть это признание, что в те времена зачастую, если ты у кого-то что-то украл несправедливо – ты обязан был в четыре раза вернуть, то есть он перед всеми приносит общее покаяние, он признает, что в этом грешен, потому что он уже не может в себе грех таить, он уже его даже озвучивает и вроде бы комичность перерастает в духовный рост, и Господь говорит: Да, сегодня буду с тобой. 

М. Борисова 

- Мы благополучно, многие из нас, пропустили мимо собственного внимания то, что в прошлое воскресенье вспоминали историю Закхея Мытаря, а теперь мы приближаемся уже к тому воскресению, про которое все знают, когда будут читать притчу О Мытаре и Фарисее и, в общем, каждый год мы слышим проповеди на эту тему и читаем толкование и каждый год мы соглашаемся, и когда проходит Великий пост, благополучно забываем, о чем мы, собственно, думали в преддверии Великого поста. Почему с такой настойчивостью уже тысячу лет нам каждый год напоминают эту притчу? 

о. Константин 

- Мы иногда забываем, вчера что было с нами, потому что прожили день, и слава Богу, некоторые говорят, не сделав хороших выводов. Я думаю, вы со мной согласитесь, что иногда мы даже не сегодня, а завтра живем, а когда проживаем всю жизнь, смотрим за свою спину, думаем, а жили ли мы сегодня вообще, только завтра. Но если все-таки вернуться к вашему вопросу – тут опять-таки противоположность, Господь не зря же порой фарисеев обличал и сугубо здесь мытаря подчеркивает, то есть сокрушение сердца, потому что начинаются подготовительные недели к Великому посту, и они уже нас готовят, с чем мы должны начинать, для чего мы будем его соблюдать, ведь эти подготовительные и сам пост, если очень символично так привести: мы очень лялечек любим, деточек, и вот для нас прийти с улицы, с огорода и взять в руки лялечку – абсурдно. Так и здесь: вот эти подготовительные и сам пост для нас как бы, как умыть руки дабы принять Светлое Христово Воскресение. И вот здесь начинается этот пример: готов ты умыть или ты готов корону на себя одеть, что ты уже умытый? Поэтому вот это противоположность, ведь кто такие, по большому счету, были фарисеи – это религиозное общество, патриотическое, в большей степени которые опирались во внешнем и нравственном образе на то́ру, то есть Закон Божий, и почему зачастую Христос их обличал: не будьте, как фарисеи, потому что они внешне делают, а внутренне, как медь звенящая, и даже часто задают вопрос: батюшка, сказано же: «не называйте никого отцами, сам же Господь сказал», но опять-таки, может, для наших слушателей, которые задаются этим порой вопросом именно, Господь о конкретных людях говорил, а не вообще о всех, что не называйте отцами, вот именно Он о них в тот момент конкретный говорил, что не называйте отцами, потому что посмотрите, они не соответствуют такому высокому наименованию, потому что отец, который не только живет, он и тебе помогает так жить, а они не соответствовали, поэтому зачастую Господь их и обличал. Ну и с другими такими 10:12 сравнивал. А вот мытарь – он здесь явно, он бьет себя в грудь, он даже не смеет зайти глубже в храм, он стоит с окраины, как мы порой, понимая свое какое-то недостоинство, мы знаем, что Господь нас любит, знаем, что Он покрыть может любой наш грех и мы надеемся, как некоторые говорят: «Я, может, не в самом раю, но хотя бы с краешку его, я и на то согласен», так вот мытарь с краешку. И он бьет себя в грудь: Господи, помилуй мя, грешнаго. Он осознает свою жизнь, но не теряет надежду, он пришел с верой. 

М. Борисова 

- Знаете, порой приходится сейчас слышать, что поменялся вектор: у нас гораздо больше людей, которые говорят: «Хорошо, что я не фарисей». То есть, собственно, от чего нас предостерегает эта притча – просто поменялись названия, человек, который не ходит в храм, не может как-то найти себя в церковной жизни или встроить себя в церковную жизнь, в свой ежедневный такой поток событий и дел, он приходит и говорит: «А я как мытарь», и он гордится этим, хотя все наоборот, мытарь – это символ смирения в данной притче. Вот что нам со своими головами сделать, чтобы все опять стало на свои места? 

о. Константин 

- Ну, мы с вами понимаем, что здесь самооправдание. По большому счету есть такая категория людей, у которых две крайности: или я начинаю поститься, как сугубый аскет: водичка и просфора в лучшем случае, и не получается, к сожалению, это потому что еще нет серьезного духовного опыта, и он ломается и начинает потом себя корить: «какой я, вообще не буду тогда поститься» - впадает в другую крайность, и вот такую, что я лучше буду минимально, чем совсем. Ну хорошо, мои дорогие, давайте тогда детей не будем в школу отдавать, ну мы же должны их отдать, потому что в институт уже не поступят, если не будет базовой школы, так и здесь: хорошо, ты осознаешь, что ты хочешь пока быть в уровне вот этого мытаря, но это же не предел, есть же определенный духовный рост, тем более с сегодняшней возможностью, когда в храмах есть и библейские кружки, изучение Священного Писания и воскресная школа для взрослых, для деточек оно зачастую всегда было, плюс у нас масса замечательных медиа ресурсов: радио «Вера», другие, телеканалы, интернет, батюшки-блогеры, то есть ты можешь даже лично списаться или встретиться. То есть сегодня нет такого выражения, как нам в свое время при советской власти не разрешали ходить, сегодня все открыто, особенно когда, если позволите, чуть-чуть в стороночку, когда взрослые люди говорят: «Ну батюшка, было такое время, что не разрешали», я говорю: «Ну хорошо, было, но после 90-х годов как минимум двадцать лет прошло – это целое поколение! И вы говорите мне, что за двадцать лет вы ни разу не могли что-то для духовного своего роста приобрести?» Поэтому здесь две крайности: или самооправдание, или второй вариант: «чуть-чуть не получилось, и боюсь идти дальше», но бояться не нужно, ты же к Господу идешь, а Он тебя в любом случае, как Петра поддержит, главное не сомневайся, тогда ты не будешь тонуть, как Петр. 

М. Борисова 

- Священник Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, проводит с нами этот «Светлый вечер». И мы говорим о подготовительных неделях к Великому посту. Отец Константин, вот, казалось бы, нас эти подготовительные недели готовят к тому, что нам придется воздерживаться, в том числе, и в пище. Почему подготовка начинается с того, что пост в среду и пятницу отменяется на первой подготовительной неделе? 

о. Константин 

- Ну, во-первых, можно сказать, здесь где-то маленькое такое, но послабление – сплошная седмица. Смотрите, первая – сплошная седмица, а потом у нас начнутся уже другие недели: О блудном сыне, уже О Страшном суде и последняя уже - О изгнании Адама из рая с Евой после грехопадения. И те уже недели у нас постепенно нас, даже насколько Православная Церковь с веками из сугубой любви к человеку, как живому организму Церкви, она, нельзя, наверное, сказать: подстраивалась, а помогала, помогала, учитывая, в том числе, немощи войти в это русло поста, ведь пост – это не воздержание, в первую очередь, пищи. Вот мы в пост не можем кушать мясо, к примеру, я сейчас и так и так скажу, и человек понимает, что если он съест кусок мяса, он согрешит, то есть кусок мяса для него является, как видимый грех, но и в то же самое время знаем, что в пост не постятся военнослужащие, потому что они должны быть в боевой готовности, дети, которые учатся, беременные и далее, и далее, по немощи какой-то, в том числе, почему? Потому что здесь, в том числе, и организм должен к этому подойти, то есть всегда я придерживаюсь тех критериев, чтобы у нас не было религиозного фанатизма. А вот поэтому и в совокупии здесь мы тоже самое видим: постепенно, аккуратненько и богоугодно. 

М. Борисова 

- Ну вот мы подходим к воскресению, когда читается притча О Блудном сыне, тоже очень много проповедей, много толкований, каждый год об этом говорится и в принципе, если каждого, наверное, человека, который ходит в церковь регулярно, спросить, о чем это, он, наверное, худо-бедно объяснит. Но вот удивительная вещь: мы говорим о том, что нам необходим Отец, даже когда мы уходим от Него, мы хотим к Нему вернуться и рано или поздно в любом состоянии мы все-таки к Нему придем и, Бог даст, снова с ним соединимся. Но в то же время сейчас много говорится о том, что христианство – это свобода, свобода - это значит я решаю сам. То есть практически мы хотим той жизни, которую потребовал для себя младший сын, когда уходил? То есть, казалось бы, мы должны стремиться-то к другому? И как увязать это с нашим таким повышенным стремлением освободиться от всех, как мы считаем, пут, которые мешают нам самореализоваться, в том числе, и в нашей вере? 

о. Константин 

- Ну, опять-таки современное восприятие свободы, оно немножко, если можно выразиться, деградировало, потому что сегодня свобода равна самолюбию, гордыне, как я хочу, а это очень чревато и духовными и, в том числе, жизненными, в первую очередь, наверное, ошибками и такими ранами. Вот давайте разберем термин «раб Божий». Вот мы с вами ощущаем, что мы рабы Божьи, мы испытываем какой-то на фоне этого страх, комплекс, мы испытываем какое-то вот такое необузданное непонятное состояние? Я думаю, нет. Мы, единственно, когда подходим к исповеди, именно вот встреча в этом покаянии перед Богом, мы можем немножко распереживаться, что что-то я вспомню, что-то я забуду, то есть немножко такое волнение, но даже в постоянной исповеди мы не ощущаем какой-то животный страх, потому что мы понимаем: наоборот, сейчас я еще более стану свободным, свобода именно в Господе, а не в каких-то оковах. Когда я понимаю, что я раб Божий и только Господь сможет освободить меня от рабства греха, которое меня гложет, ну давайте с потолка, допустим, муж изменил своей супруге, по слабости или там выпил, приходит осознание, трезвение, что происходит у него, если это нормально, допустим, к сожалению, после оступился – ему стыдно, он не знает, как признаться, он в смятении, но в любом случае чем дольше это все затягивается, тем больше он начинает входить даже не только в печаль, а в уныние, это начинает его сводить с ума, потому что один грех породил еще больший грех, но насколько ему станет легче, даже понимая, какие последствия будут, когда он признается в этом, может быть, надежда, что простит его, к примеру, супруга, как Господь нас вопреки нашим каким-то грехам прощает и ждет постоянно, ведь Он сам сказал, что «о едином», то есть об одном грешнике кающемся радуются небеса. 

М. Борисова 

- Но второй идол нашего времени помимо свободы - это справедливость и тут камнем преткновения в причте О Блудном сыне становится история старшего брата. То есть, с одной стороны, все, что касается истории ухода и возвращения младшего как-то более-менее укладывается в голове, но так обидно за старшего! Ну что же, действительно, он никуда не уходил, он все труды вместе с отцом нес, и никакого тебе утешения. И почему, собственно говоря, он и в притче тоже возмущается: Ну как же так! И мы тоже думаем, ну действительно, а как же так? А где же справедливость? 

о. Константин 

- Вопрос хороший. Понимаете, если мы вспомним уже концовку этого, что отец говорит старшему сыну: «Твой брат был мертв и воскрес, и все мое – твое», то есть сказать, что в чем-то он его ограничил или что-то он недодаст – нет, он говорит: «Все мое – твое». Так же, как он изначально первую часть отдал сыну и не сказал, что «ты знаешь, ты не заслужил, не заработал, вот старший твой брат – он заслужил, потому что он с утра до вечера», но здесь отец, также, как и Господь примерно символично отдает нам все, не ограничивая и не ущемляя, сохраняя нашу свободу и даже в первые такие времена апологетические язычники наверняка вы, наверное, слышали эту историю, задавали вопрос: а может ли Господь сотворить такой камень, который не сможет сам поднять? И мы знаем, что Господь вразумил наших апологетов, защитников веры найти ответ: Да, может, он сотворил – это человек. Он мог сотворить, но не может поднять, потому что не может лишить свободы выбора, потому что если лишает, значит, мы несвободны, мы роботы, а Господь хочет, чтобы ты в любви жил, в первую очередь, с Богом и уже остальными близкими и, в том числе, добродетелями, а не как на цепи, животное, сидящее на цепи и постоянно чувствующее свой страх, она укусит, она не защитит тебя. Так и здесь: свобода в спокойствии души – я хочу такую свободу. А если я постоянно в гнете каком-то, вот давайте даже поста возьмем параллельно: я сталкивался с такими случаями, когда начальник завода заставил всех своих подчиненных поститься, а он лишает их свободы? Он говорит: вам будет премия, незначительно буквально, но в то же самое время: а если я не хочу, я даже не хочу этой премии? Там люди говорят: я не хочу этой премии, я лучше буду есть, чтобы физически себя нормально чувствовать. А он начинает давить – а вот это уже несвобода, хотя вроде намерение его благое, чтобы все попостились в пост, но вот это уже минус. 

М. Борисова 

- Иерей Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края проводит с нами этот «Светлый вечер». В студии Марина Борисова. Мы прервемся буквально на минуту и тут же к вам вернемся, не переключайтесь. 

М. Борисова 

- «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии Марина Борисова. И наш сегодняшний гость – иерей Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края. И мы говорим о подготовке к Великому посту, которая вот уже началась. Отец Константин, если мы так все время подчеркиваем, что свобода, которой нас не лишает Господь в любых ситуациях – это так важно и так ценно, почему накануне Великого поста Церковь напоминает нам о Страшном суде? Ну опять Суд, опять взвешивание, опять кто-то виноват, тогда получается, нет и опять тема свободы отодвигается – это дидактически нужно, чтобы мы острастку какую-то получили или нет, в чем смысл? 

о. Константин 

- Замечательный вопрос, но, если вы позволите, я буквально на один денечек назад отойду: у нас, мы молимся о наших сродниках – Родительская поминальная суббота. 

М. Борисова 

- Да, тоже удивительная, потому что буквально обо всех, причем погибших случайно, без отпевания, вообще неизвестно как, от катастроф, убитых, все, что угодно, там перечисляется много-много всяких случаев, но буквально обо всех, от Адама. 

о. Константин 

- Совершенно правильно, но почему я сделал этот шажочек назад? Прежде чем подойти к самому Страшному Суду Господь дает нам возможность проявить сердечную молитвенную заботу о этих людях, о их душах. И когда мы уже немножко опять-таки подготовились, именно позаботясь, проявили свою любовь, мы уже слышим о евангельском этом чтении и опять-таки, воспринять это Евангелие можно по-разному, как пугающее или благовествующее, давайте посмотрим, в каком русле: ведь мы часто говорим: «Вот я согрешил, меня Господь будет судить по грехам». А что мы слышим в этом евангельском чтении: Господь не по грехам судит, Он говорит: Я тебе дал вот эту, вот эту добродетель: был наг, голоден, в темнице, в больнице и праведные, вы это сделали, то есть Он говорит: Я дал тебе добродетель и в первую очередь мы слышим здесь: Господь судит по добродетели, которую дал возможность. Естественно, когда уже и добродетели не остается, тогда остаются грехи, то есть Господь дает возможность сначала оправдаться, покаяться, ведь мы знаем, что если бы Адам и Ева покаялись, то не было бы этого, но они стали на друг друга перенаправлять, чтобы от себя отвести какой-то, может быть, даже праведный гнев Божий. 

М. Борисова 

- Но мы знаем такое достаточное количество икон, скажем, того же XVII века, где очень подробно нарисовано все, что происходит с грешниками, так вот даже как-то, как в комиксах, то есть вот здесь жарят, здесь парят, здесь вилами тычут, в общем, такой подход к этому сюжету, он присутствовал, по-видимому, в наших предках в полной мере. Это их ошибка или мы чего-то не понимаем? 

о. Константин 

- В любом случае человеку рассуждать, была ли это ошибка или все-таки это было правильное решение, наверное, я не возьмусь, но то, что человек очень зависит от визуализации какой-то – это однозначно, потому что та же самая наша иконография – это напоминание о первообразе, поэтому вот икона Страшного Суда, она, опять-таки, что дает? Напоминание о свободе выбора, вот так и вот так, все в твоих руках, твоя земная жизнь, пусть даже она вспышка в вечности, но тебя приведет или к одному, или к другому, потому что если бы, допустим, Господь сказал: «Я приду во Второе свое Пришествие через три тысячи лет» – ну где не факт, что такая бы вакханалия, такая анархия была бы в предыдущей, безнаказанность. Или, допустим, вообще приземленный пример привести: один своровал, и он знает: мне ничего за это не будет и пойдет еще дальше воровать, а потом еще меньше будет он чувствовать свою вину, то есть один грех породит другой, как снежный ком, поэтому если позволите выразиться, может быть, эта икона о Страшном Суде для нас, как определенный фильтр, который нас от каких-то вещей, может быть, предупредит, чтобы мы не оступились. 

М. Борисова 

- Ну вот после того, как нам напомнят о Страшном Суде, у нас произойдет заговенье на мясо и начинается неделя, которую знают все, верующие и неверующие, православные и инославные, все, кто угодно, знают, что начинается Масленица. Все с удовольствием едят блины, выпивают, веселятся, при этом люди, которые регулярно ходят в храм, знают, что именно в период этого разгула перед Великим постом в среду и пятницу положен строгий пост, более того, в среду и пятницу не совершается литургия, как Великим постом и уже присутствует молитва Ефрема Сирина с земными поклонами. Но это, почти уверена, у большинства людей, даже ощущающих себя церковными, как-то проходит мимо сознания. Почему об этом важно вспомнить? 

о. Константин 

- Вы очень правильно подметили, я думаю, что когда Церковь вспомнила о Страшном Суде, она однозначно не говорит, что давайте теперь веселиться, пляски, ярмарки делать, которые зачастую, а еще и не дай Боже, бабу сжигать – конечно, это придаток язычества, которое никак не относится к православию. Замечательно собраться, может быть, даже приходом, пообщаться на духовные темы с этими блинами, с разными приправами к ним, я сам очень люблю блинчики, но тем не менее, здесь Церковь, естественно, нас не подталкивает в какие-то «гульки». Почему неделя правильно называется сырная, предыдущая мясопустная, а потом уже сырная – если правильно все-таки, по-церковному, не масличная она называется, потому что и физически, и духовно мы себя уже начинаем более и более дисциплинировать, но здесь уже, можно сказать, что чисто специфика русской души, что раз чуть-чуть можно, мало не бывает. 

М. Борисова 

- Но это же не только русской души специфика, я не знаю, есть ли у католиков такое ограничение перед постом, но карнавал – это подготовка к Великому посту в католическом мире, то есть этот разгул подразумевается и у западных христиан. 

о. Константин 

- Ну там вообще своя специфика поста, хоть однодневного, хоть не однодневного, тут больше, наверное, у нас хорошая такая, благочестивая традиция именно такой проявить определенный, по силам – я подчеркиваю это слово – аскетизм, для встречи с Богом, то есть здесь надо очень учитывать момент своих физических и духовных сил и желательно, чтобы в этом тебя вел твой духовник или, как минимум, батюшка чаще, в который храм ты ходишь, потому что можно и потом так нагрешить и потом вообще отвратиться от Церкви в совокупии Бога, все ,что с ним связано, поэтому очень надо быть здесь осторожным. Что такое пост, по сути – это битва, это битва с грехами, которые тебя удалят от лукавого, но приблизят к Богу, а лукавый не хочет этого, поэтому всячески со всех сторон будет искать твои слабые места, все. 

М. Борисова 

- Ну вот отшумела масленица и настало Прощеное воскресенье, воскресенье, когда вспоминается изгнание Адама из рая и по традиции все мы просим друг у друга прощения. Но чем дальше, тем больше эта традиция вызывает вопросов, в частности, это связано, наверное, с распространением соцсетей, потому что такая массовая рассылка всяких открыточек со словами» прости», она полностью, по-моему, лишает смысла саму эту традицию и люди все чаще спрашивают: ну а, собственно, почему я должен просить прощения у малознакомых мне людей, с которыми я в жизни почти не пересекаюсь и никак не мог их ничем обидеть, просто физически не было такой ситуации, где это сложилось бы. Вот тут какая-то мера должна быть или же все-таки, как это принято на приходе, сначала священство просит прощения у прихожан, потом прихожане все друг у друга и у священников, то есть там тоже, в церкви, не все знакомы даже. Есть ли смысл в этой традиции? 

о. Константин 

- Смысл есть и традиция замечательная. Во-первых, здесь серьезный, хороший символизм, потому что, прося прощения у малознакомых или вообще незнакомых людей, происходит две вещи: во-первых, символично ты, возможно, просишь у тех людей, которые уже, допустим или почили, человек умер уже, ты не можешь у него попросить прощения или живой, кого-то ты обидел, а ты не можешь с ним, ни телефона не знаешь, где он живет, уже переехал, к примеру, и ты символично в лице этого человека, потому что человек, как я уже ранее говорил, образ и подобие Божие, как бы ты вот символично у него, и в том числе, можно сказать, даже где-то у Бога просишь прощения, подразумевая, что ты, может быть, того и того обидел, то есть это твою душу мотивирует вспомнить о тех, которых ты реально обидел – это первый момент. А главное – это то, что ты проявляешь, в себе побуждаешь момент кротости и смирения, через который только можно приблизиться к Богу, потому что противоположность кротости и смирения – это гордыня, которой у нас немеряно и у каждого. И вот в этом чине прощения мы уже себя готовим к этой основной неделе первой Великого поста. 

М. Борисова 

- У Достоевского есть такая фраза: «Каждый за все перед всеми виноват». С точки зрения христианской в этом есть смысл? 

о. Константин 

- Я не могу в совокупии ответить, но, если позволите, как частное мнение… 

М. Борисова 

- Конечно. 

о. Константин 

- Понимаете, когда иногда приходят на исповедь и говорят, в основном, женщины, говорят: «Батюшка, во всем виновата. Я задаю такой вопрос: Ты коней воровала? Говорит: Нет. Значит, я говорю, не во всем». Если по такому же принципу, если я человека вообще даже не знаю, слава тебе, Господи, я могу возрадоваться, что я душою в плане греха не оступился перед этим человеком, значит, я не перед всеми виноват. А загонять себя в какую-то мнимую духовную печаль, уныние или, по мирскому - депрессию, я не вижу смысла. Православие подразумевает твою радость и ликование души, что ты в Боге и с Богом, а не постоянно тебя как-то принижать, чтобы ты чувствовала, простите, но уж прямо скажу, животный мир. Нет, именно православие – это торжество твоей души в совокупии, что вокруг тебя, просто мы не видим этой красоты зачастую, ну, к примеру: люди живут на море, часто они купаются там? За редким исключением.  Хотя есть люди, которые за тысячи километров приезжают, чтобы окунуться в это море. Так и здесь, ты рядом с собой что-то видишь, но зачастую твой замыливается глаз, и ты, как норму, обыденность, хотя чуть-чуть от тебя это отними, и ты понимаешь: какой я богатый, счастливый. 

М. Борисова 

- Но Церковь нас готовит к Великому посту не только чтениями из Евангелия, но и самим богослужением, в нем постепенно нарастают вот эти покаянные песнопения, но есть одно песнопение, которое на протяжении не одного поколения у многих, в особенности у новоначальных, вызывает некоторую оторопь – это псалом «На реках вавилонских», который поется в напоминании ощущений израильского народа в вавилонском плену, который заканчивается той самой фразой, которая больше всех смущает: «Разбиеши младенцы твоя о камень». Понятно, что это древний текст, что это поэтическая метафора и все равно как-то мурашки бегают по телу. 

о. Константин 

- Ну, если мы возьмем вообще Ветхий Завет - там страшные вещи происходили и подали такую крайность, в том числе, и еврейский народ – жертвоприношение Ваалу, языческому богу, когда детей приносили, до сегодняшнего дня адская долина называется то место, где именно это совершали на территории Иерусалима, поэтому тут многие вещи, они и по факту бывали в каких-то отступлениях и, в том числе, все очень символично. Тут я точно не могу, но первое, что мне приходит в мысль: может быть, это где-то пророчество о Господе? Потому что вот ты получил свободу, Христос придет, как богочеловек, как рожденный младенец, Он даст тебе еще большую свободу, но ты Его не примешь, то есть ты Его распнешь, именно вот как здесь символично о младенце говорится. Вы знаете, я вам честно признаюсь, зачастую читая, я уже двенадцать лет являюсь священником и за двенадцать лет зачастую читаю одно и тоже самое Евангелие, евангельское чтение, если правильно сказать, оно по-разному раскрывается, и ты думаешь: я столько раз читал и не понимал, здесь так раскрыто и ты настолько чувствуешь любовь Божию и заботу в каждом слове, что даже, к примеру, мы вспоминаем евангельское чтение, когда мать бежала за Христом: «Исцели моего ребенка», а Он говорит: «Нет, не подобает дать хлеб, у детей забрать, дать псам» – как это так? Господь свое же творение, то есть эту женщину псом называет? Нет. А он проверяет ее на самом деле любовь, он ее чуть-чуть испытывает, а потом говорит: «О жено, велия вера твоя», то есть не просто ты веришь, молодец, по вере твоей дастся тебе – О великая, сугубая. Так и здесь, мы здесь можем видеть очень большой символизм, когда Господь вдаль очень смотрит и уже заставляет тех людей того времени задуматься, а почему так, а что дальше? Смотрите, что ужасное происходит, когда приходит Рождество Христово, когда приходят волхвы и говорят: «Вот, родился царь», то есть все ждут царя, ждут мессию, также, как мы сегодня ждем Второго Пришествия Христа, нам не ведомо когда это будет, но что происходит – Ирод созывает всех, говорит и говорят: «На самом деле это так?» Он говорит: «Да, в Вифлееме, вот звезда, все правильно они говорят». И вместо того, чтобы возрадоваться, ожидая, мы слышим: «Ирод смутился и вся Иудея с ним». То есть весь народ, какой-то страх пришел. Давайте сегодня посмотрим: мы все так яростно хотим Второго Пришествия Христа, чтобы уже Господь управил и дал жизнь вечную? А что мы слышим, в том числе, в Священном Писании – «И придет ли Господь, обретет ли любовь в людях?» То есть, в том числе, получится один в один: мы ждем, но не приняли, потому что я хочу, чтобы у меня также было комфортно, теплая постелька и перечислять можно далее. Поэтому человек постоянно, к сожалению, поскольку он материален, он хочет, чтобы ему было тепло и материально, а о душе он вспоминает зачастую, к большому сожалению, когда она болит. 

М. Борисова 

- Священник Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края проводит с нами этот «Светлый вечер», и мы говорим о подготовке к Великому посту. И все-таки, почему подготовка, сам Великий пост очень длительный? Плюс еще Страстная седмица сугубая, плюс вот эти четыре недели подготовки, которые начинаются почти сразу после празднования Крещения Господня. То есть у нас получается такой долгий-долгий-долгий период, когда мы должны погрузиться в себя. Почему он такой длинный, как это складывалось, то есть изначально было так задумано святыми отцами, которые создавали канон либо это исторически как-то превратилось в такую долгую практику? 

о. Константин 

- Ну, как я ранее уже говорил, все оно формировалось постепенно, даже наш дорогой, любимый «Символ Веры», к примеру, вроде бы могли бы за раз составить, но он называется Никео-Цареградский, то есть на двух Соборах составлен. Почему? – Да потому что определенные события там предшествовали. Так и здесь, естественно, вся Церковь, как живой организм, она формировалась. Даже сегодня она формируется, возьмите, допустим «Основы социальной концепции» - ну вот чего ее нужно было писать, с одной стороны? А оказывается, нужно, потому что сегодня какие-то появились, возьмем раздел о биоэтике - появились новые технологии, новые какие-то введения, и Церковь должна сказать свое твердое мнение на эти вопросы, потому что большинство у нас в стране верующие православные люди, и они должны правильно понимать и принимать, в том числе, не просто говорить: «Я крещеный, но у меня Бог в душе», ну хорошо, ты же в душе только не кушаешь, ты же действие делаешь, но если Господь тебе говорит еще на Тайной вечере: «Твори сие в воспоминание Мое» и ты опирайся на Господа, что ж ты не делаешь тогда то, что тебе сам Господь сказал? А «твори в воспоминание» - это причастие после покаяния, то есть опять-таки здесь такой длительный путь такого Великого поста, он дает возможность где-то и более встретить Пасху, потому что если скажут: вот три дня попостись, потом Пасха – ну никогда ничего ценного не будет. Вот даже элементарно, чтобы что-то на огороде вырастить, сколько мы усилий приложим, сколько испахать надо, сколько под жарой постоять, а еще и будешь переживать, вдруг и колорадский жук, простите за такой символизм, но тем не менее, но когда ты это заработаешь – насколько для тебя это ценно. А здесь даже не о картошке речь, здесь о душе бессмертной, здесь душа, которую ни за что уже ни с чем не сравнишь. 

М. Борисова 

- Когда мы читаем о подготовке к Великому посту, слушаем проповеди, сами как-то пытаемся себя настроить, прежде всего мы, естественно, воспринимаем внешние какие-то атрибуты внешнего поведения, которые для нас лично означают, что мы постимся, плюс к этому мы стараемся разобраться в своих грехах и, как мы считаем, покаяться, но что же такое покаяться? Бывает ужасно стыдно, вот прямо до слез, но только ли в этом дело и только ли в том, что мы даем себе каждый раз, вот как мы начинаем жизнь с понедельника, так и каждый Великий пост мы даем себе зарок: вот теперь мы будем все соблюдать, чему Церковь учит, мы будем ходить в храм, мы будем все делать правильно и тогда мы перестанем грешить. Но ведь нам постоянно напоминают, что покаяние же это не только непосредственный плач о грехах, нужны какие-то дела, дела какие: дела милосердия, дела любви, но в чем они применительны к Великому посту? Это что, мы должны каждый съездить в какой-нибудь Детский дом и что-нибудь пожертвовать или что? Что должно измениться кардинально в нашей повседневной жизни именно потому что начался Великий пост? 

о. Константин 

- Ну, можно с вами и согласиться, можно съездить в Детский дом и в хоспис и тут даже нет сугубой привязки туда или туда, тут, наверное, больше, что у тебя есть возможность, что рядышком, как минимум, есть. Вы замечательно подметили один момент: только ли пища? Или только исповедь? А тут не только, и то, и то, и совокуп, тут очень много инструментов, которые нужно аккумулировать воедино. Тут самый главный акцент сделать какой – если у тебя слабый организм и ты понимаешь, что ты начал поститься, у тебя появилась слабость, на фоне твоей слабости раздражение и ты начинаешь ругаться или, как в свое время Иоанн Кронштадтский сказал, что главное в пост – не ешьте людей, то ты уже пост не держишь, потому что в тебе гнев преобладает, злоба – ну и смысл твоего воздержания в пище? Вы правильно сказали: противоположность какая? Допустим, однозначно надо выбрать, можно даже самое простое, когда ты начнешь с этим простым грехом бороться, ты поймешь - далеко он непрост. Хотя бы простой, ну, допустим, я не могу сказать, что он простой, слава Богу, меня этот минул грех, ну, возьмем с потолка, допустим, табакокурение – вот если ты пост весь не курил, ты уже соблюл пост, потому что тот грех, который тебя тяготил, ты поборол, к примеру. Но хорошо, если ты больше его не повторишь, естественно, участвуя в таинстве исповеди ты в нем покаялся, соединился со Господом, чтобы Он тебя укрепил в твоем и намерении и в желании душу спасти и все-таки еще, как вы сказали, по поводу Детских домов, нужно сделать плод, достойный покаяния, то есть противовес. А как, допустим, относительно табакокурения сделать плод, достойный покаяния – как минимум, я с этим очень часто сталкиваюсь, ты знаешь, как это вредно для души и тела и зачастую вижу, и того человека укоряю, и сам не могу пройти: стоят подростки, а зачастую даже дети и курят – ну ты же знаешь, какой вред, подойди, скажи: Ребята, я сам грешен в этом был, я вот сейчас борюсь, давайте, прекращайте – как минимум не пройти мимо равнодушно греха. Давайте наше советское время, допустим, вспомним: в школе учитель нагоняй дал, еще и папка с мамкой пришли, тебе нагоняй сделали, почему? Потому что они понимали – это воспитание. А сегодня что происходит – кардинально наоборот: учитель поругал, папка-мамка прибежали, еще и на учителя наругались, не факт, что сын или доченька правы были, но на учителя наругались. Вот почему у нас происходит вот эта духовная деградация? Потому что мы считаем, что мы во всем правы, что у нас вот эта свобода, она потеряла немножко правильный смысл. 

М. Борисова 

- В последние годы все чаще приходится слышать, что Великий пост – это еще и время, когда сто́ит ограничить свое пребывание в информационном поле: пребывание в соцсетях, вообще поглощение такое, иногда без разбора всего, что предлагает нам интернет. Вы – священник-блогер, это как раз ваше поле проповеди, ваше поле деятельности. Если все будут воспринимать это как руководство к действию, тогда на время Великого поста священникам-блогерам придется перестать выполнять их служение, или нет? 

о. Константин 

- А это очень все индивидуально, тут можно и воздержаться, как минимум, один или несколько дней, как некоторые говорят: «ну я хотя бы первую и последнюю попощусь неделю», ну конечно неправильно, просто они сугубо, может быть, первая, она самая, наверное, тяжелая, потому что ты как раз начал, а последняя, она, как ты видишь финишную прямую и уже думаешь: ну вот, вот, вот и как раз ты слаб, о Страстной седмице можно, как вы понимаете, целый эфир еще сделать. Но тем не менее, тут не только ты себя где-то должен дисциплинировать, а порой и ограничить, я стараюсь это не в одну неделю сделать, а выбрать какой-то один день, когда я не буду делать эти посты, какие-то сюжеты, но один день вообще абстрагироваться, потому что, не буду лукавить, обманывать: как только я захожу в соцсети по делу - я много и без дела там смотрю, где-то из любопытства, где-то, чтобы я лучше представлял и понимал информацию, потому что телевизор я вообще не смотрю, а в интернете часто присутствую, я там могу любую информацию почерпнуть, поэтому я не первую и последнюю, а вот, может быть, в прошлом году у меня это получилось: я каждую неделю по одному дню брал. 

М. Борисова 

- А что у вас больше всего спрашивают по поводу Великого поста ваши слушатели, зрители, читатели? 

о. Константин 

- Зачастую что можно есть, а что нельзя, то есть человек все равно к материальному приходит. Второй вопрос, он такой, больше интимного плана: можно ли супругам вступать или не вступать в близость? Относительно этого очень деликатно коснусь: вступать или не вступать – это сугубо ваше личное дело, но если вы воздержитесь по обоюдному согласию – это, конечно, очень богоугодно, потому что вы понимаете, для чего вы это делаете. 

М. Борисова 

- Огромное вам спасибо за эту беседу, я надеюсь, что ваши советы нашим радиослушателям пригодятся в грядущем Великом посту. Напоминаю, что сегодня у нас в гостях был священник Константин Мальцев, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края. В студии была Марина Борисова. До свидания и успешного вам Великого поста. 

о. Константин 

- Храни Господь. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем