Москва - 100,9 FM

«Ответственность христианина». Иером. Феодорит (Сеньчуков)

* Поделиться

Нашим собеседником был врач-реаниматолог, иеромонах Феодорит (Сеньчуков).

Мы говорили об ответственности христианина за данные ему Богом жизнь и здоровье, а также за здоровье окружающих людей.

Ведущая: Елизавета Волчегорская


Е.Волчегорская:

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Елизавета Волчегорская, и у нас на связи священник и врач-реаниматолог иеромонах Феодорит Сеньчуков, которого уже многие из наших слушателей знают.

Здравствуйте, отец Феодорит!

О.Феодорит:

- Добрый день!

Е.Волчегорская:

- С нами также незримо… точнее – неслышимо присутствует Алексей Пичугин, который сегодня выступает в несвойственной для себя роли звукорежиссёра, помогая нам провести эту программу на удалении. В связи с обстоятельствами, мы снова вынуждены перейти в удалённый режим работы.

Батюшка, вот, в текущих обстоятельствах, мне очень хочется с Вами поговорить о самом актуальном – о росте заболеваемости… о той ситуации, в которой оказалось наше общество сейчас, спустя полтора года, после начала этих необычных обстоятельств. И я предлагаю обсудить духовный аспект этого вопроса – потому, что… ну… наверное, мы уже все устали от разговоров про прививки и маски. Я, если Вы не возражаете, сразу вынесу это за скобки, и спрошу Вас про ответственность – про ответственность каждого человека… про роль каждого отдельного человека в этой пандемии. Не государства, не врачей, не вирусологов… там… и какого-то абстрактного общества в очереди в магазине, а – каждого отдельного человека.

Для меня это очень актуально. Я об этом, в последнее время, очень много думаю. Потому, что… как Вы, на самом деле, уже знаете… двух самых близких мне людей – моего мужа и моего духовника, в разное время, при разных обстоятельствах очень серьёзно заразили люди, которые, потеряв запахи, чувствуя недомогание, всё равно, пришли на работу…

О.Феодорит:

- Нет… ну… безусловно, человек должен оценивать своё состояние. То есть, если человек болеет – неважно, ковидом, не ковидом… там… чем угодно – он не должен бегать по улицам, и заражать окружающих.

То есть, понимаете, ведь, человек, который бегает по улицам с открытой формой туберкулёза – он, ведь, тоже заражает. Это ничем не лучше ковида, а, в какой-то степени, может, и хуже.

Поэтому, любая болезнь – она, в общем, опасна. Поэтому, не важно, чем человек болен – если он болен, он должен сидеть дома, лечиться, а не разгуливать по миру.

Е.Волчегорская:

- А что с нами произошло? Вот… потому, что даже я застала время, когда в нашей стране люди все были очень… скажем так… санитарно грамотными.

О.Феодорит:

- Ну… понимаете, в чём дело… во-первых, общая расслабленность. Во-вторых… ну, что значит – «санитарно грамотные»? У нас…

Е.Волчегорская:

- Отворачиваются, когда кашляют!

О.Феодорит:

- Ну, это – правило вежливости. То есть… это просто правило вежливости. Никому не приятно, когда на него кашляют или чихают.

Поэтому, говорить о том, что человек может кашлять, если у него простое ОРЗ, и не может кашлять, если у него ковид – это неправильно. Любой человек не должен кашлять на другого.

А почему это произошло? Ну… понимаете, общая расхоложенность. Хотя, в общем, даже, ведь, и моём детстве, люди дома не сидели – люди ходили на работу с ОРЗ. А сейчас, наверное, накладывается ещё и то, что очень резко уменьшились выплаты по социальному страхованию, поэтому… То есть, если раньше тебе платили зарплату, исходя из твоей… если платили по больничному ровно столько, сколько ты получал по средне-сдельной, то сейчас есть определённый потолок. Есть определённый потолок, да… то есть, этот потолок ты не перепрыгнешь.

Вот, я получаю, условно… там… 150 тысяч, а по больничному мне будут платить, по-моему, полтинник. Многие частные фирмы, вообще, стараются не платить по больничному – особенно там, где серая зарплата. Поэтому, люди и стараются выйти.

Е.Волчегорская:

- Но… как тогда быть? Как быть каждому? Потому, что я… вот… считаю очень важным понимать, что – да, сейчас какие-то государственные меры, сейчас какие-то общественные меры, но заражают нас, и заражаются – не государство, не общество в целом, а конкретные люди. Конкретные люди заражают конкретных людей.

О.Феодорит:

- Нет… ну, что касается людей, все люди должны понимать, что болезнь – есть болезнь. Если ты болеешь, не надо создавать угрозу окружающим.

Ведь, есть золотое правило нравственности – не делай другим того, чего не хочешь себе. А, ведь, в конце концов, хорошо – если ты сегодня заразил других ковидом, завтра другой заразит тебя менингитом. Это – ничуть не лучше, а, может, и хуже.

Поэтому… лучше, если мы за собой следим, и себя никуда не выносим с болезнями.

Е.Волчегорская:

- Это – что? Это – ответственность? Давайте, посмотрим духовный аспект…

О.Феодорит:

- А духовный аспект – он именно такой.

То есть, понимаете… в духовном плане, мы должны заботиться о ближнем. То есть, если мы заботимся о ближнем, значит, соответственно, мы больные не должны никуда выходить. Ну… то есть, здесь-то, как раз, всё просто и понятно.

Мы должны быть… мы должны лечиться, мы должны не распространят инфекцию, мы должны быть… ну… хранить себя.

Е.Волчегорская:

- Я знаю ещё много таких примеров. Люди, когда заболевают, и имеют уже подтверждённый диагноз, они как-то стыдливо скрывают то, что заболели. И, в том числе, скрывают это от людей, с которыми контактировали, уже будучи заразными. И эти люди, в свою очередь, не подозревая, что они заразились, и уже тоже являясь заразными, идут и заражают своих близких, свои семьи…

О.Феодорит:

- Нет… ну, это, конечно, лучше говорить. Лучше говорить, что… вот… выяснилось, что у тебя тот же ковид. Ну, скажи окружающим: «Ребята, у меня ковид. Помнишь, мы с тобой общались? Следи за собой».

Понимаете, дело, ведь не в том, что ковид – какая-то самая страшная инфекция на свете. Нет, конечно. Но это касается любой инфекции. Просто, ко многим мы уже привыкли и не воспринимаем их, как страшные. Хотя, они, в общем, тоже страшные.

А ковид для нас пока инфекция новая. Он так и кодируется – «новая коронавирусная инфекция». Хотя, в общем, коронавирусные инфекции были и раньше. Но, вот, эта – новая. Поэтому, мы сейчас и боимся. Пройдёт ещё год – и мы с ней свыкнемся, и будем воспринимать его именно как грипп. Бывает – тяжёлый, бывает – лёгкий. Так – ничего сверхъестественного нет. Но это касается любой инфекции.

Любая инфекция потенциально угрожающая. Даже, вот, энтеровирусная инфекция может вызвать гемолитико-уремический синдром, когда у человека отказывают почки и лопаются эритроциты. То есть, любая инфекция… даже, казалось бы, самая простая.

Е.Волчегорская:

- Ну, то есть… нужно повышать ещё и уровень медицинской грамотности, скажем так… индивидуальной медицинской грамотности…

О.Феодорит:

- Ну, естественно. Поэтому, мы и должны быть… вот… ну… осознавать всё это.

Е.Волчегорская:

- Может быть, должна быть какая-то социальная кампания, которая…

О.Феодорит:

- Социальная кампания есть, но, к сожалению, она у нас не очень хорошо построена.

Понимаете, наша социальная реклама, чаще всего, очень навязчива, и вызывает только раздражение. Хотя, конечно… понимаете, надо, в первую очередь, делать упор не на то, что… там… «вышел без маски – убил старушку», а именно объяснять, почему это происходит. Что это касается не только ковида. Что это касается и всего остального – любой инфекции. То есть, тогда люди будут это понимать, и…

Потому, что… то, что происходит сейчас – оно вызывает уже усталость и раздражение. Когда идёт, вот, такой вот прессинг. И… и штрафы, и всё прочее – естественно, людей это злит. Людей это злит, и они стараются этого всего избежать.

Поймите, ну… как человек будет говорить о том, что у него ковид, если он знает, что после этого он не сможет не просто никуда выйти… но если ему даже понадобится куда-то выйти, его оштрафуют на крупную сумму. Хотя, может быть, он… там… собирается выехать на машине, и никуда особо не ходить.

Понимаете, не будет, вот, таких репрессивных мер – будет проще достучаться до душ и сердец людей.

Е.Волчегорская:

- Ну, да… Вы знаете, я, вот, обладая достаточно противным характером, я часто делаю людям замечания. Например, я ни разу себя не остановила, когда люди… там… в магазине или в аптеке… опять же… как мы уже говорили… кашляли, не отворачиваясь, не прикрывая рот – просто, в помещение…

О.Феодорит:

- Ну, это – некультурные люди, что же делать?

Е.Волчегорская:

- И я всегда говорю: «Извините, Вы не могли бы прикрываться и, при этом, надеть маску?» – на что мне… батюшка, не было ни одного исключения, чтобы мне не ответили: «Да, ладно… я что, больной? Я не заразный».

О.Феодорит:

- Ну… понимаете… это, как раз, вот… это, вот, самое неприятие, отталкивание, связанное именно с прессингом, в первую очередь, со стороны власти.

Понимаете, человеку страшно признать себя заразным. Потому, что, подсознательно, он ждёт агрессии со стороны государства… власти… как угодно. То есть, Вы сказали: «Перестань на меня кашлять!» – а он в этом читает не то, что Вы боитесь за своё здоровье, а то, что Вы его подводите под репрессии. Это же работает на подсознании.

Е.Волчегорская:

- А даже если у него не ковид – зачем мне его потенциально патогенная флора?

О.Феодорит:

- Нет. Вам она не нужна, Вы абсолютно правы. Но Вы же сами говорите, что раньше люди, как правило, закрывались. А сейчас – да, сейчас, действительно, это становится… И это работает на уровне подсознания. Это – протест.

Е.Волчегорская:

- А, может, это – просто эгоизм?

О.Феодорит:

- Нет, это не эгоизм. Ну, понимаете… не может человек 50 лет кашлять в ладошку, а на 51-м – начать кашлять на окружающих, просто потому, что он стал некультурный… и в 51 год – стал эгоистом.

Е.Волчегорская:

- Ну, вообще, такая тенденция, к сожалению, со многими людьми происходит… с возрастом…

О.Феодорит:

- Я думаю, что вряд ли… я думаю, что здесь это, скорее, действительно, такое протестное поведение.

Е.Волчегорская:

- Что делать?

О.Феодорит:

- Что делать? Ну… на нашем с Вами уровне – молиться, и просить людей, чтобы они этого не делали. На нашем с Вами уровне.

На уровне более высоком – наверное, всё-таки, пересмотреть отношение к людям. Значит, перестать людей давить репрессиями, и больше воздействовать убеждением.

Е.Волчегорская:

- На личную ответственность, да?

О.Феодорит:

- Да, личная ответственность… да… да…

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Е.Волчегорская:

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Елизавета Волчегорская и иеромонах Феодорит Сеньчуков – врач-реаниматолог.

Мне кажется, что, всё-таки, безразличия сейчас становится больше. Может быть, все просто устали…

О.Феодорит:

- Устали, конечно!

Понимаете, кроме того… Вы правильно говорите – все устали. Опять же, это всё связано, вот, с этими чрезмерными мерами. Локдаун, штрафы… в нашей стране – в основном, штрафы. Даже не столько локдаун. Люди от них устают. То есть, у них появляется протестное поведение.

То есть, если человек не может… протестовать… там… выйти на митинг, значит, он будет протестовать на уровне поведенческих реакций – кашлять на окружающих, кричать «я не заразный», и так далее. Это – именно протестное поведение от усталости. Синдром выгорания, если хотите.

Е.Волчегорская:

- Это у врачей сейчас тоже встречается?

О.Феодорит:

- Ну… врач немножко по-другому воспринимает. Понимаете, какая мне разница, с чем я работаю – с ковидом, с чумой или с аппендицитом? У меня на это… да и у любого другого.

Врачи устают… опять же, врачи устают от условий работы. Но у врачей есть хоть один бонус – за это стали платить больше. Поэтому… понимаете… человек идёт в красную зону, надевает этот «тайвек», проводит в нём несколько часов, мучается, но, при этом, он знает, что ему за это заплатят.

Хотя, безусловно, сейчас уже нет такого трепетного отношения к средствам защиты, потому, что люди убедились, что часть из них – она просто не нужна. У меня… такое… диссидентское немножко мнение, но очень многие вещи, даже в красной зоне – они просто являются ненужными.

Вот, респиратор – да, он, безусловно, нужен. Безусловно, нужен респиратор, безусловно, при непосредственной работе с больным, нужен щиток… ну… или очки… но это – именно при непосредственной работе с больным. А, допустим, «тайвек» – он… особенно, когда ты работаешь в палатном отделении, не в реанимации – это не самая нужная вещь. Лучше иметь х/б-робу, и принимать душ, после каждого выхода из красной зоны. А робу стерилизовать, как это было, собственно, и раньше.

Е.Волчегорская:

- А как, вообще, люди выдержали эти две недели, когда жара была к 40 градусам, и…

О.Феодорит:

- С трудом… с трудом…

Е.Волчегорская:

- … в этой химзащите… я просто… без химзащиты было невозможно…

О.Феодорит:

- С трудом… очень тяжело… очень тяжело…

Ну, в тех отделениях, где работают кондиционеры – там, конечно, полегче. Сейчас стараются ставить кондиционеры, во всяком случае, в Москве, но… всё равно, тяжело.

Мы, например, когда работаем, у нас в машине кондиционер включён на полную катушку… потому, что, конечно, иначе в этом невозможно…

Е.Волчегорская:

- Отец Феодорит, вот, Вы… так… конечно, по понятным причинам, адвокатируете людей, говоря о том, что они не эгоисты, они просто устали. Я тут во многом согласна, но… на самом деле, я ещё знаю достаточное количество примеров, когда люди носят маски, соблюдают дистанцию и прочие меры предосторожности ровно до момента, пока не заболевают сами. А когда они заболевают сами, они расслабляются… видимо, терять нечего… и ходят по аптекам и магазинам без масок… к собственным друзьям могут прийти в гости в таком состоянии.

О.Феодорит:

- Но они же… они же… это самое… они ж приходят уже не больные, они же ходят уже переболевшие. Они считают, что если они переболели, значит, они больше и не зара… что, собственно, инфекция на них не сядет.

Это не совсем так. Хотя, в целом, скорее, так.

Потому, что, знаете… вирус – он же не… это же не… он же не просто сидит на человеке, да? Он в него внедряется. А чего внедряться в того, кто уже переболел, у кого уже есть иммунитет? Этот иммунитет – он его убьёт.

То есть, либо это какой-то слабый иммунитет, который позволяет человеку болеть очень легко, и тогда он будет заразным. Либо у него не… либо он не будет. Поскольку люди, обычно, это не очень осознают, поэтому, они об этом и не думают. Они думают, что если они… они сами уже не заразятся, сами они тоже заразить никого не могут, потому, что они уже переболели – значит, соответственно, всё хорошо. 

Е.Волчегорская:

- А, вот, у меня переболел муж, а у меня… там… много времени прошло… нету никаких антител. Что мне делать? Мне ходить трястись дальше?

О.Феодорит:

- Да ничего не надо делать! Молитесь и уповайте на Господа.

Е.Волчегорская:

- То есть, такое тоже бывает?

О.Феодорит:

- Бывает, конечно.

Е.Волчегорская:

- То есть, можно и не заразиться?

О.Феодорит:

- Конечно.

Ну, вот, смотрите. Я клинически не болел вообще. В какой-то момент, в июле месяце прошлого года, у меня вдруг вылезли антитела. Я до этого их не сдавал, но я не болел. У меня не было болезни. При этом, я, с первого дня, работаю с этими ковид-больными.

Дальше – я работаю с ковидными больными, я не болею. Сейчас антитела у меня упали. Иммуноглобулины G у меня очень низкие. Но я, как видите, пока тоже не болею. На всё воля Божия.

Моя младшая дочь проволонтёрила всю первую волну в ковидной больнице. У неё вообще нет никаких антител. И она тоже не болела.

Так, что это всё – по воле Божией.

Вот, кстати, её подруга – моя названная дочка Таня… она – то же самое. Она и в красной зоне была, и в зелёной зоне была с этим волонтёрством – то же самое. Она не болеет.

Поэтому, на всё воля Божия. И кому – болеть, и кому – не болеть.

Е.Волчегорская:

- Но осторожность надо соблюдать.

О.Феодорит:

- Осторожность надо соблюдать, но… опять же… осторожность надо соблюдать – именно осторожность.

То есть, не надо паниковать, не надо бояться, надо именно соблюдать осторожность. Тем более, что… ну… подавляющее большинство людей болеют легко. Это – не моровое поветрие.

Е.Волчегорская:

- Я хотела обсудить ещё один сложный этический аспект… ну, для меня он – сложный, я думаю, что для Вас – нет… поэтому и спрашиваю.

Если знаешь, что человек, будучи руководителем, человек, от которого много что зависело, своим безответственным поведением, заразил многих. Хотя, мог бы этого избежать, если бы сделал всё, как надо… там… ну… ввёл карантин, и так далее. И… я, вот, с ним поговорила, понимая, что он не понимает этого. Он говорил, что… самооправдание… какая-то ерунда про то, что вирусы распыляются с самолётов – всё, что угодно, кроме того, что: «Да, я был неправ. В следующий раз я поступлю иначе». И понятно, что, не дай Бог, если снова повторится аналогичная ситуация, не дай Бог, будет какой-то ещё один штамм, ещё одна волна – всё будет то же самое.

Вот, как себя вести?

О.Феодорит:

- Ну, вообще…

Е.Волчегорская:

- Ещё раз поговорить?

О.Феодорит:

- … ещё раз поговорить, да. Сказано же в Писании… там… «скажи ещё раз… скажи ещё раз… если нет – скажи всей Церкви. А если и тогда не поймёт – отвратись».

Ну… значит… у нас… ну, а что мы можем сделать, если человек считает, что вирус распыляется с самолётов? То есть, чисто теоретически, вирус может распыляться с самолётов… но, правда, не этот вирус. Потому, что этот вирус толстый – он на землю упадёт, а не на людей.

Е.Волчегорская:

- Отец Феодорит, нам никакие самолёты не нужны с такими друзьями, и с такими коллегами!

О.Феодорит:

- Ну, в том-то всё и дело! Поэтому… да нет… если человек уверен, что вирус распыляется с самолётов, Вы с ним, всё равно, ничего не сделаете! Это его глубокое убеждение – правда, я не очень понимаю, почему это должно запрещать ему принимать меры противоэпидемической защиты. Ну, хорошо. Ну, с самолётов он распыляется – какая разница? Он же, всё равно, на людей садится. Ну, вот…

Нет, ну, это с человеком надо разговаривать, пытаться его убедить – тем более, если от него что-то зависит. Понимаете, это если какая-то бабка в подъезде так считает, то пусть себе и считает. А если это твой руководитель, то, конечно, надо объяснить, что определённые меры защиты – они существуют, и ему – да, ими надо пользоваться.

Понимаете, из всех тех мер, которые у нас наши власти предпринимают, самым разумным являлась удалёнка. Но, конечно, они перегибают палку с удалёнкой. Какие-то вещи делать по удалёнке – просто плохо.

Вот, у нас, например, сейчас… мы уже сталкиваемся с тем, что у нас наука начинает отставать. Потому, что все последние конгрессы проходили в форме видеоконференций. А это – лишает смысла… понимаете, лекцию я послушать могу и в записи, мне не нужен для этого конгресс.

Понимаете, смысл любого конгресса – это неформальное общение людей.

Е.Волчегорская:

- Это – как мозговой штурм, да?

О.Феодорит:

- Как мозговой штурм, да.

Понимаете, ну, вот… взять наши медицинские конгрессы. Ну, вот, на наших, на анестезиологических конгрессах – как всегда было? Вот, выступает какой-нибудь, там, маститый профессор. В перерыве к нему подходит… там… девочка, или мальчик-ординатор, и профессор ему всё расскажет. Потому, что видит, что к нему подходит коллега молодой, которого что-то интересует. Да?

Подошёл ещё кто-то, вступил в дискуссию… понимаете? Вот, я – не профессор, но у меня есть большой опыт. А профессора, может, я знаю с института – он для меня, допустим, Серёга. Я ему говорю: «Серёга, ну чё ты рассказываешь? Ты там рассказал… а у меня – другой случай…» – а ординатор стоит рядом, слушает. Два человека опытных разговаривают.

А когда это видеоформат – соответственно, ординатор ничего не слушает. Он послушает профессора, да, и он к нему и обратиться-то не знает, как. Потому, что у него, вроде, по докладу-то и вопросов нет. У него вопросы есть другие немножко. А тут, вроде, неформат…

Поэтому, наша наука – не как эксперимент, а наука, как форма жизни – она пропадает. А этим и сильна была… любая наука – она сильна именно общением учёных.

Поэтому… вот, это неправильно. А, вот, то, что работать можно по удалёнке, во многих случаях, особенно, когда эта работа не требует включения коллег прямого – это, действительно, так… понимаете?

Потому, что, вот, допустим, айтишники удалёнку пережили очень хорошо. Хотя, тоже… у них тоже есть свои причины работать в обществе. Не зря же появились эти коворкинги, да?

Бухгалтера легко пережили удалёнку… там… ещё кто-то… да? Ну, то есть, кого-то надо переводить, кого-то…

Е.Волчегорская:

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Елизавета Волчегорская и иеромонах Феодорит Сеньчуков, врач скорой помощи.

Оставайтесь с нами. Мы скоро вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Е.Волчегорская:

- И мы продолжаем разговор с иеромонахом Феодоритом Сеньчуковым, врачом скорой помощи, врачом-реаниматологом.

А есть, вообще, форматы, которые позволяют провести мероприятия с большим количеством людей – те же конгрессы – более-менее безопасно?

О.Феодорит:

- Вы знаете… ну, конечно, есть. Конечно, есть. Но вопрос в том, что значит – безопасно-опасно? Ну, что значит опасно, безопасно?

Понимаете, застраховаться нельзя, вообще, ни от чего. Ну, мы же знаем ситуации, когда люди сидели на самоизоляции, вообще никуда не выходили, а, чтоб взять еду, курьер приходил, клал еду в ведро, в ведре были деньги – он забирал деньги, или оплачивали… там… по безналу, когда он приходил, люди забирали это ведро…

Е.Волчегорская:

- У меня так… извините, перебью… у меня так сидели мои соседи московские – обе «волны», так называемые. Они вообще не выходили, и обе волны они очень тяжело болели.

О.Феодорит:

- Вот, в том-то всё и дело! Что мы не знаем, как и почему люди заболевают. Мы не знаем. Понимаете? Тут… можно поверить и в самолёты, которые распыляют вирусы.

Е.Волчегорская:

- Но мы не будем!

О.Феодорит:

- Да… но мы не будем… вот.

Но, понимаете… у меня, допустим, соседи сидели – они не заболели. Но зато они… это два пожилых человека, муж и жена… они настолько развалились во всём остальном, что, вот сейчас соседу, похоже, ногу отрежут, в конечном итоге. Потому, что, по диабету по своему, он – декомпенсировался.

Е.Волчегорская:

- Ну, да… А мы сидели на даче полтора года, и – прекрасно, и не болели. А потом приехала девушка без запахов, с плохим самочувствием, начихала мужу в лицо, и он заболел.

О.Феодорит:

- Ну, вот, видите…

Е.Волчегорская:

- А она даже не сказала, что у неё ковид. А он у неё был.

О.Феодорит:

- Ну, вот, это – плохо. Девушка должна была сидеть дома и болеть, а не разъезжать по дачам.

Е.Волчегорская:

- Ну… там… она, вообще, всю деревню заразила.

О.Феодорит:

- Ну, вот, видите… Понимаете, вот, это вот… вот, это – безответственность. Это, вот, та самая безответственность, о которой Вы говорите.

А так… понимаете… ну, всё должно быть по уму. Есть у Вас возможность сидеть на даче – ну, и прекрасно. Вот, мы с Вами сейчас беседуем в удалённом формате – прекрасно. Это – возможно.

А, допустим, беседовал я… ох, не помню сейчас, с кем я… а… ну, собственно, да… на «Спасе» я пытался беседовать по зуму, и там… в конечном итоге, ничего не получилось. Нарушилась связь.

Поэтому, тут… не всегда это возможно. Поэтому… ну, и, потом – риски есть всегда. Мы никогда не можем застраховать себя полностью.

К сожалению, у нас, последнее время… ну… появился такой приоритет самости. Вы же знаете историю гуманизма? Что гуманизм – это страшная ересь.

Е.Волчегорская:

- Я… про ересь не могу сказать. Историю знаю.

О.Феодорит:

- Вот. А помните, кто был одним из первых гуманистов?

Е.Волчегорская:

- Батюшка, я сейчас, вообще, мало что помню… я думаю, что это… я надеюсь, это последствия стресса, а не в целом… исчезновение образования…

О.Феодорит:

- Ну, дай Бог… Ну, вот, значит, одним из первых гуманистов был Варлаам – тот самый противник Григория Паламы.

Гуманизм – это, по сути своей, ересь, которая ставит человека на место Бога. То есть, когда мы говорим, что… там… правила гуманизма… то… сё… естественно, мы имеем в виду не это. Но, в целом, это… вот… идёт всё оттуда.

И, вот, сейчас у нас идёт торжество этого самого гуманизма. Только, гуманизма не в хорошем плане – человеческого отношения, а гуманизма в плохом плане. То есть, когда мы начинаем больше думать о плотском, чем о духовном, и даже – чем о душевном. Именно поэтому, мы начинаем… ну… бояться того, чего надо не бояться, а к чему надо относиться разумно.

То есть, например – боятся инфекции. Не надо бояться инфекции. К инфекции надо относиться разумно. Нужно проводить противоэпидемические меры, нужно проводить профилактику, а если человек заболел, его нужно лечить… там… это всё необходимо. Но не надо бояться инфекции. Не надо впадать в панику.

К сожалению, у нас сейчас очень много паники. И от этого люди болеют ещё больше. Потому, что они находятся в постоянном стрессе. И, поэтому, естественно, их любая зараза цепляет.

Поэтому… не надо бояться. Понимаете, умереть можно и от туберкулёза, умереть можно и от гриппа, умереть можно и от менингита, умереть можно и от инфаркта. В конце концов… как известно, в мире было два человека, которые не умерли, и один фольклорный персонаж. Помните, да? Не умерли пророки Илия и Енох, и фольклорный персонаж – это Агасфер.

Е.Волчегорская:

- Да…

О.Феодорит:

- Ну, вот. Все остальные люди – умирают. Поэтому… мы должны… естественно, не фаталистически относиться: «Всё равно, мы все помрём…» – но, при этом, и не впадать в панику. То есть, мы должны придерживаться золотой середины – как Господь говорил, идти царским путём. То есть, ни туда, ни сюда. Не паниковать, не впадать в алармистские настроения, но, при этом, и не забывать об элементарных мерах профилактики, противоэпидемической защите, лечении обязательно – лечить обязательно заболевших. Вот, это, вот – царский путь. Должен быть царский путь. Без паники.

Е.Волчегорская:

- Ну, вот… Вы говорите про панику, а я, опять же, знаю противоположные примеры, среди своих знакомых, когда люди, наоборот, очень спокойно относились к тому, что заболели, и доводили себя до такого состояния, что, когда потом, в итоге, попадали в больницу… их еле откачивали.

О.Феодорит:

- А это – другая сторона! Ну… ты видишь, что ты болеешь – лечись. Видишь, что болеешь тяжелее – значит, соответственно, лечись интенсивнее. Сейчас есть возможность лечиться.

Понимаете, у нас, как раз… если говорить о Москве, конечно… у нас, как раз, система лечения и выявления больных ( с ковидом, как раз ) – она построена очень неплохо. То есть, предоставлено… можно не любить московские власти за их… вот…

Е.Волчегорская:

- Есть список, да… список есть!

О.Феодорит:

- … да… за их полицейские меры, но, вот, как раз, выявление и лечение ковида – оно поставлено хорошо.

То есть, пожалуйста – если у тебя какие-то серьёзные проблемы, более-менее, к тебе приедет «Скорая помощь», отвезёт тебя на КТ, тебе сделают КТ, если надо, тебя госпитализируют… то есть… там… конечно, не все клиники равноценны – но они и по жизни не все равноценны… вот.

Поэтому, надо идти царским путём. Болеешь – лечись. Здоровый – не паникуй.

Е.Волчегорская:

- Давайте, вернёмся к духовному аспекту. Я хочу Вас спросить о прощении.

Я привела, во время нашей программы, ряд примеров, рассказала про людей, из-за поведения которых, скажем так, пострадало здоровье других. Причём, люди пострадали серьёзно, и кто-то до сих пор находится на грани жизни и смерти. Но, ведь, и те, кто стал причиной – предположительно, со значительной долей вероятности, с очень высокой долей вероятности – они… как бы… никак… не сделали никаких выводов видимых… их же тоже надо простить?

О.Феодорит:

- Ну, и всех надо простить!

Е.Волчегорская:

- А – как?

О.Феодорит:

- Ну, как… а нас… Господь, вообще, велел… Понимаете, если Господь простил Своих распинателей, то… уж, нам – Сам Бог велел прощать всех остальных.

Тем более, что мы не можем 100% сказать, что именно этот человек нас заразил. Понимаете, 100% сказать, что кто-то тебя заразил можно только в одном случае. Если мы сели с ним в герметичную комнату, сидим там, никого больше нету, и, вот, он пришёл уже заразный, и мы – заболели. Вот, тогда он нас заразил. Во всех других случаях, нас мог заразить кто угодно.

Ну, вот, если я сейчас заболею, кто меня заразил?

Е.Волчегорская:

- Надеюсь, что не Лёша Пичугин!

О.Феодорит:

- Ну, я тоже надеюсь, что не Лёша Пичугин! Так сказать… ну, вот, кто меня заразил? Какой-то больной, там… или просто человек на улице… или дядя Вася какой-нибудь, там… откуда я знаю, кто меня может заразить? Даже если я предполагаю, что, вот… там… например, какая-то девочка Вика с моей работы, которая ходила и чихала – я могу её подозревать в том, что она меня заразила, но это же – не 100%!

Е.Волчегорская:

- То есть, простить… ну, вот, если есть такие чувства – обиды, досады…

О.Феодорит:

- Да, да… именно простить, да…

А, потом, опять же… ну, вот, смотрите… кстати, о девочке Вике – о конкретной девочке Вике.

Вот, была у нас… ну, не была… она, слава Богу, есть, жива и здорова – да, девочка Вика на работе. Хорошая, добрая девочка, которая была ярой ковид-диссиденткой. Собственно, таковой и осталась. Приходила на работу, со всеми обнималась, со всеми целовалась. Потом заболела. Честно села на больничный, честно сидела.

Кто-то из сотрудников заболел, кто-то – не заболел. Кто заразил этих сотрудников – девочка Вика, или кто-то другой?

Е.Волчегорская:

- Да, да… У нас такая – девочка Люда.

О.Феодорит:

- Ну… такая девочка Люди – ну, простите девочку Люду! Девочка Люда-то, наверное, не просто пришла, как инфекционный террорист? Она же… у неё же, наверное, какая-то другая была цель? Не заражать же вас?

Е.Волчегорская:

- Ну… девочка Люда тоже прекрасные вещи рассказывает про самолёты и так далее. Девочка Люда приехала заработать.

О.Феодорит:

- Приехала заработать. Ну, тоже, значит, девочке Люде, наверное, деньги нужны? Она и есть, наверное, хочет.

Ну, вот… девочка Люда поступила безответственно – ну, так, простите её! Понимаете… может, у неё… там… семеро по лавкам, и она бегает и ищет, где заработать?

Е.Волчегорская:

- Ну… наверное, это будет сделать проще, когда выздоровеют все люди…

О.Феодорит:

- Ну, наверное, да… но, при этом, мы же – христиане! Мы ж не папуасы какие-нибудь… папуасы – не в смысле нации, а в смысле – не язычники…

Е.Волчегорская:

- Тумба-юмба…

О.Феодорит:

- … да… тумба-юмба… Мы же не язычники – «око за око». Мы же, всё-таки, христиане. Поэтому, мы должны прощать.

А, потом, кто знает, что делаем мы? Мы же заболеваем – мы тоже кого-то заражаем.

Е.Волчегорская:

- Да.

О.Феодорит:

- Поэтому… А, кроме того, что мы заражаем, мы дышим – углекислый газ испускаем… тоже штука вредная…

Е.Волчегорская:

- И, вообще, неизвестно сколько мы вредоносных вещей делаем, не зная об этом…

О.Феодорит:

- Да, да… вон, коровы, как известно, метан производят и в атмосферу выпускают, да? Давайте, убьём коров – они нас душат! Понимаете?

Поэтому… все живые существа делают что-то доброе, и делают что-то злое… даже злой кеглюч – в чём-то добр. Знаете про злого моржа-кеглюча?

Е.Волчегорская:

- Нет.

О.Феодорит:

- Значит, иногда, среди моржей появляется морж-убийца. Это – одинокий морж, который… значит, чаще всего, они получаются тогда, когда у моржонка погибает мать. Когда он уже достаточно большой, чтобы уметь есть сам, не молоком питаться, но ещё у него не выросли бивни, и он не может питаться ракушками. И тогда он начинает питаться падалью, а потом начинает нападать уже на живых существ.

Поскольку моржи, несмотря на свою массу, они достаточно неплохо бегают по земле, то они начинают вылезать на землю, и жрать там всё подряд. А на людей они обижены – потому, что это люди убивают их матерей, и, поэтому, людей они едят с большим удовольствием. Но даже злой морж-кеглюч не всегда бывает злой.

А ему, кстати, очень плохо – потому, что он не может найти себе пару. Потому, что на моржей он тоже нападает – вернее, на моржих. Поэтому, моржи, когда видят кеглюча, они на него тоже нападают, и пытаются его убить. Поэтому, он не может жить с другими моржами. Ну, вот…

Помните, у Высоцкого тоже песня есть: «Она, по-своему, несчастная – эта самая лесная голытьба…»

Е.Волчегорская:

- Да…

О.Феодорит:

- Вот, так, вот, и злой морж-кеглюч. Он злой, но… но он – несчастный.

Е.Волчегорская:

- Но он же – жертва абсолютно драматических событий…

О.Феодорит:

- Да, да… А он… такой… серьёзный зверь – он даже на белого медведя может напасть. Правда, медведь… там… неизвестно, кто победит, но… вот.

Так же, и люди. То есть, люди-то делают свои плохие поступки, чаще всего, не от желания абстрактного зла, а из каких-то своих… ну… соображений, чаще всего, не из злобных.

Поэтому, конечно, мы должны их прощать.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Е.Волчегорская:

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

С вами – Елизавета Волчегорская и иеромонах Феодорит Сеньчуков, врач-реаниматолог.

Ещё один духовный вопрос, который я очень хотела с Вами обсудить – это разделение… какое-то разобщение, которое сейчас, в условиях нынешних, как будто, тоже начало разрастаться. Начиная от… таких… бытовых мелочей, например.

Мы за городом живём, и мой покойный папа, и я, вслед за ним, мы всегда подвозили людей, которые… там… бредут где-то по просёлку – в плохую погоду… там… с сумками. И я, вот, сейчас не могу уже этого позволить себе сделать – мне страшно. Мне страшно – я остановлюсь и посажу человека в машину, а вдруг он – больной? А у меня – ребёнок, у меня – мама…

О.Феодорит:

- Ну… тут… понимаете, каждый из нас имеет какие-то риски… и просчитывает, да?

То есть, понимаете, в чём дело… допустим, если я увижу, что человек… на другом конце пропасти умирает человек, и надо перейти по канату – я не смогу. Я знаю, что я не смогу этого сделать – я не пойду. При всём при том, что будет очень этого человека жалко.

То есть… да? Потому, что я прекрасно знаю, что ходить по канату я не умею – я не канатоходец, и на руках я тоже по канату не пройду, потому, что… ну… в силу своего физического состояния.

Поэтому… я не смогу так. Так же – и Вы здесь. Ну, Вы смотрите… Вы же оцениваете риски. Тут уже – как Вам душа подскажет поступать.

Е.Волчегорская:

- Но, в целом, даже психологически, мне кажется, во многом, разобщение усилилось, потому, что…

О.Феодорит:

- А, вот, это – плохо. Потому, что, опять же, мы не должны терять человеческий облик, не должны терять свои образ и подобие Божие только потому, что вокруг существует какой-то там ковид.

Понимаете, раньше, когда Вы подвозили человека, Вы же не думали, что у него – открытая форма туберкулёза? А туберкулёз опаснее ковида.

Е.Волчегорская:

- Я, честно говоря… нет, не думала.

О.Феодорит:

- Ну, вот, видите. А они есть, эти люди. Они ходят по улице, к сожалению.

Ну, вот, у вас нищий стоит возле храма, просит, да? И кашляет. У него процентов на 90% – туберкулёз.

Е.Волчегорская:

- А я ему говорю: «Не кашляйте на меня!»

О.Феодорит:

- Ну, а он, всё равно, кашляет. Потому, что он не может не кашлять. Вот. А туберкулёз разлетается дальше, чем ковид.

Е.Волчегорская:

- И живёт дольше.

О.Феодорит:

- И живёт дольше. И, вот, он, как раз, живёт на поверхностях.

Поэтому, понимаете, никто ни от чего не застрахован. Так, что… царский путь… царский путь… не паниковать. Стараться делать максимально возможное, но, при этом, не забывать о том, что мы – образ и подобие Божие.

Е.Волчегорская:

- В чём может проявляться наше сплочение и наша взаимовыручка… вот… в текущих обстоятельствах?

О.Феодорит:

- В помощи друг другу. То есть, совершенно чётко – в помощи друг другу.

То есть, можешь идти волонтёром – иди волонтёром, не может идти волонтёром – помоги соседу. Всё, что угодно!

Понимаете… первая волна – она, кстати, открыла в людях очень много хороших качеств. То есть, эти люди не просто шли волонтёрами в больницы, да? Это – то, что на поверхности.

Но, понимаете… кто-то, там, допустим, начинал кормить волонтёров, кто-то присылал… там… медикам воду, еду, ещё что-то, да? То есть…

Ну, вот, там, где моя Дашка волонтёрила, ребята из… как называется… ну, вот, пирожки они пекут…

Е.Волчегорская:

- Пекарня.

О.Феодорит:

- Да, пекарня. Пекарня называется «Дашины пирожки» – там хозяйка Даша тоже. Они регулярно, каждый день, привозили для волонтёров целую машину с пирожками. То есть, они сами не волонтёрили, но они помогали другим.

Ещё какой-то человек – он… там… какие-то поставки тоже в больницу привозил. Нам, например, на «Скорую», привозили воду в большом количестве, тоже какую-то еду. Кто-то в больницы прямо поставлял что-то дополнительно к питанию. Ну, то есть… люди делали – кто что мог.

Поэтому… кто-то разносил продукты старикам. Вот, у меня старшая дочка – в Якутии. У них от епархии была такая помощь пожилым людям, которые сидели дома. Ну, у них не было такой жёсткой самоизоляции, но, всё равно, пожилых людей старались оградить от того, чтобы они ходили по улицам. То есть… вот… им епархия развозила… там… какие-то продукты, ещё что-то…

То есть… ну… все мы должны помогать друг другу. Вот, это – то самое: дела милосердия, которое мы должны… в этом проявляется наше… то, что мы – люди. Не в том, что мы… там… боимся за себя, а в том, что помогаем другому.

Е.Волчегорская:

- У нас не так уж много времени осталось, и я попрошу Вас рассказать то, что Вы считаете сейчас, в текущих обстоятельствах, самым главным для христианина. Я понимаю, что большую часть из этого мы уже, так или иначе, в течение нашей программы проговорили…

О.Феодорит:

- Для христианина сейчас самое главное – помнить о Христе. Вот, это самое главное. Помнить, и стараться жить с Богом.

То есть, для христианина очень важно не пугаться, а жить церковной жизнью. То есть, человек не должен оставлять ни исповеди, ни Причастия – то есть, это, наоборот, очень важно. То есть, мы должны сочетаться со Христом. Сочетаться со Христом. В Таинстве Причащения мы должны… в молитве… ну, и, естественно, «вера без дел мертва» – значит, соответственно, творить дела милосердия. Помнить о милосердном самарянине.

То есть, вот, если мы будем это делать… ну, и, естественно, не оставлять молитву келейную, не оставлять молитву домашнюю, молиться за других – потому, что… ну… именно это – дела христианские. Это – наши дела, дела людей, которые себя посвятили Христу.

Е.Волчегорская:

- И, может быть, ещё имеет смысл сказать несколько слов о том, к чему сейчас нужно быть особенно внимательным – именно, в духовном плане, и чего нужно избегать.

О.Феодорт:

- В духовном плане… избегать надо расслабленности духовной.

Понимаете, очень многие люди… Вот, в прошлом году, когда храмы были закрыты для людей, очень многие люди расслабились.

Понимаете, наше правило, которое нам Церковь установила… начиная от самых примитивных – от утреннего и вечернего молитвенных правил… это – как дорожные указатели, да? Вот, мы едем по дороге. Здесь – отбойник стоит… вот, здесь – дорожный знак… вот, здесь – разметка… они для чего нам нужны? Чтобы мы… там… ненароком, не вылетели в кювет, не выскочили на встречку… здесь снизили скорость – потому, что… там… люди выходят, здесь – какая-то опасность… здесь, вот, у нас знак – олени на дорогу выходят…

Вот, нам, для этого, Церковь установила определённые правила, и мы эти правила должны соблюдать – обязательно должны соблюдать. Ну, и, естественно, мы должны, всё время, быть готовыми к встрече со Христом. Поэтому… Сейчас мы с Ним встречаемся в Таинстве Причащения, но мы должны быть готовы и предстать перед Богом, как это ни… может быть, иногда страшно звучит, но мы должны быть готовы предстать перед Богом, и, поэтому, стараться… ну… «в чём застану, в том и сужу». То есть, стараться избегать греха.

Е.Волчегорская:

- А что такое «милосердие»… вот… в современном контексте?

О.Феодорит:

- Ну… милосердие – оно… как бы… два… есть действенное милосердие – то есть, дела милосердия. А второе милосердие – это не таить зла. Это – не таить ни на кого зла, не обижаться, не «не забудем, не простим», а именно – прощение, неосуждение, доброта… это всё – вот, то самое милосердие.

Е.Волчегорская:

- А где Вы это черпаете сами?

О.Феодорит:

- Ну… насколько могу, Господь… Господь помогает, да... На всё – воля Господа!

Е.Волчегорская:

- Просто просить Бога, чтобы дал, если нет…

О.Феодорит:

- Да.

Е.Волчегорская:

- … и помог приобрести…

О.Феодорит:

- Да.

Е.Волчегорская:

- Спасибо большое, отец Феодорит!

Заканчивается время нашей программы…

О.Феодорит:

- Помощи Божией! Помощи Божией!

Е.Волчегорская:

- Спасибо Вам огромное!

Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер».

Ведущая – Елизавета Волчегорская.

И с нами был священник и врач-реаниматолог отец Феодорит Сеньчуков.

Всего доброго!

О.Феодорит:

- Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.

Также рекомендуем