Москва - 100,9 FM

«Образование и воспитание». Еп. Филарет Дальнеконстантиновский

* Поделиться

У нас в гостях был викарий Нижегородской епархии епископ Дальнеконстантиновский Филарет.

Мы говорили о важности грамотного воспитания детей, основанного на культурных, духовных и нравственных ценностях. Владыка Филарет поделился, что школа играет значимую роль в воспитании, и важны высокие нравственные качества учителей, а также возвращение образования в контекст культуры для возрождения духовного потенциала нации. Разговор шел о введении новой науки — деструктологии. Наш гость объяснил, какие проблемы раскрывает эта наука, и в чем состоит особенная актуальность и важность её преподавания школьникам.


Ведущая: Горская Елизавета.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

В эфире – радио «Вера», программа «Светлый вечер».

Здесь, в студии, Лиза Горская и епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии.

И у нас сегодня, казалось бы, необычная тема для программы, когда в гостях – епископ: образование и воспитание.

Но я сейчас всё объясню.

Владыка, я знаю, что Вы – не только священнослужитель, но и педагог. И, уже будучи священником, Вы преподавали в школе. Расскажите, пожалуйста, про это.

Еп. Филарет:

- Да, это, действительно, так. В 1995 году, в двадцатилетнем возрасте, я закончил обучение в Московской духовной семинарии, но, так как был не рукоположен в священный сан, не определился – не монах, не женатый – ну, нужно было определяться с местом работы.

В своё время, обучаясь в Московской духовной семинарии, был прекрасный преподаватель истории Отечества, истории Русской Церкви – Владимир Дмитриевич Юдин, и он как-то привил любовь к истории России.

И, когда я пришёл в школу, и попросил меня принять на работу, в качестве учителя истории, то – меня приняли на работу, с дипломом Духовной семинарии. Это, наверное, сейчас можно назвать нонсенсом.

Но, через год, после того, как я поработал в школе, я понял, что тех знаний, которые дала семинария, достаточно мало для того, чтобы продолжать работать учителем истории, обществознания, и хотелось повысить свой образовательный уровень. И в 1996 году я поступаю в Тверской Государственный Университет, и за 3 года я заканчиваю обучение в Университете со степенью магистра истории. Тема моей диссертации была «Церковь и власть в Революциях 1917 года». Обучение было очным, но, в то же время, я продолжал работать в школе, и уже, ещё не завершив обучение в магистратуре, преподавал в филиалах двух ВУЗов – Института внешнеэкономических связей, экономики и права города Петербурга, и Московского психолого-социального института.

Ну, вот, так вот получилось, что, уже впоследствии, когда я получил диплом магистра истории – это был 1999 год, в 2000 году я стал учителем года Удомельского района, вышел в финал «Учителя года» области, получил высшую педагогическую категорию за 5 лет работы в школе, что также было для многих удивлением, но, в качестве исключения, Департамент образования Тверской области мне присвоил высшую педагогическую категорию.

Ну, и, когда уже вопрос встал о принятии мною священного сана – это был возраст 26 лет – я, в этом возрасте, уже определился… ну, и, к тому времени понял, что путь будет особый – путь монашеский.

Принимаю священный сан в состоянии целибата, и, через год, я постригаюсь – принимаю монашеский постриг – и продолжаю преподавать в учебных заведениях. И основная работа, как раз, оставалась ещё – гимназия №3, города Удомля Тверской области.

Лиза Горская:

- А, став священником, Вы ходили на работу – в какой одежде?

Еп. Филарет:

- Став священником, я ходил на работу в клирикальной одежде. То есть…

Лиза Горская:

- В рясе?

Еп. Филарет:

- … как полагается священнослужителю – да, ряса, крест… ну, и уже – клобук.

И, когда вопрос вставал о том, что… в какой одежде мне приходить на занятия, я сказал: «Коль я священнослужитель, то, конечно, я рясу и подрясник не смогу снять». И, когда было родительское собрание, то перед родителями детей, которых я обучал встал вопрос: «Будем ли мы принимать Валерия Сергеевича как отца Филарета», – то все сказали: «Да, он нас устраивает», – потому, что я входил в когорту сильных учителей города и района, и родители единогласно сказали, что «мы готовы его принимать в любой форме, лишь бы только он не оставил наших детей».

Поэтому, так получилось, что я приходил на свои уроки именно в клирикальной одежде.

Лиза Горская:

- А как Вам удавалось в таком образе ( прошу прощения за слово – наверное, «образ», всё-таки, не совсем подходящее, но, тем не менее ) преподавать вполне себе светский предмет? Какие темы Вы с учениками обсуждали?

Еп. Филарет:

- Я, действительно, преподавал светские дисциплины. В школе я преподавал историю, обществознание, граждановедение. В ВУЗах я преподавал риторику, психологию, философию. Спектр дисциплин включал… где-то… порядка одиннадцати дисциплин я, в общей сложности, вёл. Социологию, политологию я уже даже не включаю – то есть, это уже – смежные дисциплины.

Но… отношение было хорошее – и со стороны учеников. И, самое интересное, что для них было очень интересно, когда священнослужитель приходит на урок, и преподаёт им светскую дисциплину. Но какие-то вопросы духовно-нравственного характера – они, однозначно, возникали. И на уроке, порой, задавались те или иные вопросы, относительно церковной жизни. И, понимая, что школа – это, всё-таки, светское учебное заведение, я старался корректно отвечать на те или иные вопросы духовного характера, церковной жизни – и для них это было интересно, и для меня. И, в то же время, они получали полноценные светские знания по тем предметам, которые я преподавал.

Лиза Горская:

- В 2003 году в вашей школе был открыт кабинет «Основ православной культуры»…

Еп. Филарет:

- Да, действительно, это был один из первых таких проектов нашей Тверской епархии. Трудами благочинного Удомельского округа, тогда – игумена Аркадия Губанова ( ныне он – архимандрит, наместник Нило-Столобенского мужского монастыря ), моими усилиями и усилиями Отдела образования Удомельского района… инициатива, так же, была – директора гимназии, мы открыли в октябре месяце 2003 года первый методический центр «Основ православной культуры».

Можно напомнить о том, что, в качестве регионального компонента, в Тверской области преподавались «Основы православной культуры». Это была линейная форма преподавания. То есть, со 2 класса – и так далее.

То есть, по линейной форме мы работали по учебникам Бородиной, по другим учебникам – это имело определённое значение, определённый успех. И наш методический центр стал… как бы… особым местом, куда приезжали учителя со всего района, приходили городские учителя, проводились многие мероприятия церковно-общественного характера, и многие… такие… образовательные мероприятия, которые связаны с преподаванием «Основ православной культуры».

Лиза Горская:

- То есть, это, по сути, ещё и методологическая база?

Еп. Филарет:

- Это была очень хорошая методологическая база. Там был собран, на тот момент, самый последний материал по методике преподавания «Основ православной культуры». То есть, мы… как бы… были одни из первых, кто вплотную занялся, вот, как раз, методологией преподавания этого курса.

Лиза Горская:

- Вы скучаете по своим ученикам?

Еп. Филарет:

- Скучать особо не приходится – потому, что ученики постоянно пишут в социальных сетях, постоянно перезваниваемся. Многие стали уже взрослыми людьми.

Ну, когда, представьте, я пришёл в школу, мне было 20 лет, а ученики, выпускники 11-10-х классов, 9-х классов – им было 17-16-15 лет. То есть, ненамного от меня отставали. И сейчас, когда встречаешь их уже с их детьми, с их семьями, радуешься, что, всё-таки, они о тебе помнят, они тебя любят, они тебя знают. И, когда созваниваешься, и поздравляешь с какими-то праздниками, то чувствуешь, что та любовь, то уважение, которое было в школе, как к учителю, стало уважением и как к священнослужителю.

Лиза Горская:

- Сколько Вы, в общей сложности, лет отдали школе?

Еп. Филарет:

- В общей сложности, 11 лет я отдал школе.

Лиза Горская:

- Это же – какой-то бесценный совершенно опыт для пастыря!

Еп. Филарет:

- Да, это – бесценный опыт, и ты сам многому учишься, вместе с детьми, которых ты обучаешь. Потом, я не оставлял педагогической деятельности, и находясь на Канской кафедре – я посещал, практически, все учебные заведения, которые сотрудничали с Канской епархией, а это – значительное количество учебных заведений. Проводил открытые уроки, читал курс лекций по своей авторской программе «Мировые религии в структуре цивилизации», и так далее, и так далее, и так далее. Многие диспуты проходили с моим участием, круглые столы – то есть, фактически, во всех образовательных мероприятиях я принимал участие.

И, также, ещё интересным фактом является то, что в 2015 году в Библиотечном краевом колледже подтвердил высшую педагогическую категорию – да, так вот получилось. Поэтому, я так и остался педагогом высшей категории.

Лиза Горская:

- А, ведь, наверняка, Вы знаете секрет, как стать любимым учителем? Не просто учителем, а учителем, которого – слышат.

Еп. Филарет:

- Да, действительно, секрет есть. Ты должен жить жизнью тех учеников, к которым ты приходишь, с которыми ты общаешься и которых ты обучаешь. Потому, что учебный процесс – это не только процесс передачи знаний ученикам. Ты стараешься с ними вести диалог, и это – диалог нравственного характера. Когда они тебя чувствуют, и чувствуют твой настрой, то уже и знания, которые ты им преподаёшь – они более усваиваются. То есть, получается такое взаимопонимание, которое идёт между учителем и учеником. Вот, это, наверное, секрет, как стать любимым учителем.

И – не отторгать ни одного из учеников, и не ставить клеймо: этот – хороший ученик, а этот – плохой ученик. Все ученики для тебя – одинаковы. Детей плохих – не бывает. Мы можем стать – учителя – плохими, когда поставим клеймо «плохой» или «хороший» ребёнок.

Лиза Горская:

- Это – то, что сейчас принято называть словом «эмпатия»?

Еп. Филарет:

- Ну, наверное, да.

Лиза Горская:

- И не только.

Еп. Филарет:

- И не только, да.

Лиза Горская:

- Вы сказали, что не бывает плохих детей – бывают плохие воспитатели. Но и, наверное, плохие родители?

Еп. Филарет:

- И плохих родителей, наверное… не скажу, что они плохие. Есть родители, которые не до конца понимают свою функцию и воспитательную роль. Потому, что семья тоже воспитывает ребёнка. И от взаимоотношения родителей, и от отношения родителей к ребёнку будет зависеть то, какие нравственные качества, какие нравственные основы они будут воспитывать в нём.

Нравственная основа закладывается семьёй. И уже школа есть вспомоществующий такой вот организм, который дальше развивает вот эти нравственные основы, заложенные в семье.

Но, порой, бывает диссонанс. Вот, об этом диссонансе тоже хотелось бы сказать.

Какой же диссонанс может произойти в воспитательной системе: воспитательная система школы и воспитательная система в семье?

Семья несёт ответственность за ребёнка. Ребёнок – это самая главная проблема и семьи, и школы. В школе ребёнок получает и знания, и определённые нравственные ориентиры. Так же, и в семье он получает определённые нравственные ориентиры. Но не всегда эти нравственные ориентиры семьи и школы могут совпасть. Отсюда – появляется проблема соотношения ценностей школы и семьи, и ребёнок не может понять, где ему говорят правильно, а где говорят ему неправильно.

Отсюда можно следующий сделать вывод: ребёнок может находиться между двумя гранями, и между двумя противоположностями. И отсюда мы получаем ребёнка, у которого размыты нравственные идеалы. Ну, и, если размыты нравственные идеалы, нет… такой… скажем… основы нравственных идеалов, то мы можем в дальнейшем увидеть проявления девиации в поведении ребёнка.

Лиза Горская:

- Я, как раз, хотела сказать, что ещё и психологические особенности личности…

Еп. Филарет:

- Конечно, учитывать психологические особенности личности – это не только задача семьи, но и, прежде всего, ещё и школы. Потому, что очень часто мы не учитываем индивидуальные особенности ребёнка, в процессе обучения.

К сожалению, сейчас мы потеряли ту воспитательную функцию в школе, которая когда-то была. Мы её сейчас хотим возродить, хотим к ней вернуться, но это очень, довольно-таки сложный, процесс. Как говорил отец Павел Флоренский, нужно вернуться к истокам своей культуры. Потому, что педагогика, как процесс воспитания, это тоже, определённого рода, культура, и вернуться к истокам педагогической культуры – это наша общая задача сейчас.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

У нас в гостях – епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии.

Мы говорим об образовании, о воспитании детей. И я предлагаю подробно остановиться на том, как должно это воспитание, формирование личности разделяться, между семьёй и школой, и – должно ли оно разделяться? Потому, что Вы сказали об одной особенности, которая часто встречается: дома говорят одно, в школе – другое, а ребёнок как-то… поневоле учится между этим лавировать, и какую личность мы получаем – вопрос.

Другое, я знаю, часто бывает. Родители просто отдают на откуп школе формирование нравственной системы и мировоззрения ребёнка, ожидая, что там его всему научат, а этого уже не происходит. И, опять же, кто тогда его учит, если его ни дома не учат, ни в школе не учат?

Вот, давайте, на этих вопросах остановимся.

Еп. Филарет:

- Да, действительно, вопрос очень сложный.

Ребёнок попадает сразу не в одну среду. Есть семейная среда, есть – школьная среда, есть – уличная среда. И здесь – что мы в него заложим ( то есть, семья и школа ), что мы будем воспитывать, то и будет давать ему определённые ориентиры в общении со своими сверстниками – то есть, мы говорим, что это уличное, так скажем, общение, да? Как бы, неформальное общение – тот микромир, который создаётся, вольно или невольно, вокруг ребёнка. Потому, что появляется круг друзей, тех, которые могут на него влиять, как в положительную, так и в отрицательную сторону.

Здесь необходимо консолидировать усилия педагогического сообщества школы и родителей. Не случайно мы говорим о том, что проводятся родительские собрания. Но родительские собрания должны проводиться не чисто формально. Родительские собрания должны иметь определённые… как бы… проблематику, с отпечатком того, что мы должны все вместе окружить ребёнка заботой, вниманием – и семья, и школа.

Здесь правильно нужно выстроить приоритеты семьи и школы. Чтобы мы… как бы… в унисон шли с теми идеалами, которым мы хотим обучить ребёнка, которые мы хотим вселить в душу и разум ребёнка.

Если школа и родительское сообщество, семья, работают вот в этом направлении правильно, если мы правильно выстроили приоритеты – то есть, одинаковые задачи у школы и у семьи, в плане нравственного воспитания ребёнка, – то мы получим здравую, высоконравственную личность.

И если это будет, всё-таки, диссонанс, то ребёнок встанет перед выбором, что ему выбирать – хорошее или плохое. К сожалению, улица часто предлагает ребёнку – плохое. И не факт, что диссонанс между школой и семьёй, не приведёт ребёнка к тому, что он пойдёт по ложному пути, выбирая отрицательную ценностную ориентацию для себя, и выстраивая её в своём каком-то вот… так скажем… направлении.

Лиза Горская:

- Скажите, вот… Ваш опыт о чём говорит? Мы сейчас ведь описываем уже существующую проблему. У нас уже растут, вырастают такие «потеряшки», которые сами, в итоге, выросли, как смогли, и их не научили ни родители занятые – работой, устройством быта, ни школа, занятая сбором средств «на новые занавески», условно говоря.

Еп. Филарет:

- Здесь, наверное, главная задача сейчас – возродить то воспитательное пространство, которым некогда школа обладала.

Мы очень много говорим о духовно-нравственном воспитании, но духовно-нравственно воспитывать можно по-разному. Термин «духовно-нравственное воспитание» – он, порой, становится пугающим.

Какие ценности мы закладываем в этот термин? Что мы понимаем под духовно-нравственным воспитанием?

Если мы понимаем, что необходимо ребёнка сориентировать на высокие идеалы добра, справедливости, на те ценности, которые, в принципе, являются приоритетными для традиционной нашей православной культуры, то мы можем сказать, что это будет определённый успех. И можно не афишировать то, что мы ребёнка хотим воспитать именно вот в таких вот духовно-нравственных идеалах, которые присущи нашей православной вере.

Наша православная культура дала педагогике очень хорошие нравственные ориентиры, и вот эти нравственные ориентиры Церкви, которые, уже на протяжении более тысячелетия, образовывают, воспитывают наших детей, они дают прочный фундамент для того, чтобы человек, усвоив эти нравственные ориентиры, стал, впоследствии, целостной личностью, которая будет иметь определённые понимания своего назначения для общества, и для народа, для Государства.

Мы же говорим сейчас о том, что нужно возродить и дух патриотизма, дух самопожертвования… то есть, всё это – наши нравственные идеалы, которым учит Православная церковь.

Лиза Горская:

- Владыка, я сейчас задам вопрос, который, может быть… он, вообще, прозвучит как провокационный, но он – не такой. Это то, что меня, правда, очень беспокоит.

Еп. Филарет:

- Да.

Лиза Горская:

- Мы воспитываем своих детей. Конечно же, мы им стараемся привить нравственные идеалы, и порядочность, и… а есть люди, которые этого не делают. И… не делаем ли мы своего ребёнка беззащитным?

Вот, смотрите… я, вот, привожу пример. Есть две страны. Между ними идёт война. Одна воюет, соблюдая международные конвенции о неприменении оружия массового уничтожения, химического оружия, и так далее, а другая – международные конвенции не соблюдает.

Есть ли шансы у страны, которая соблюдает конвенции, победить страну, которая не соблюдает конвенции?

Я всегда вспоминаю этот пример, когда вижу – к сожалению, это очень часто вижу в своей повседневной жизни – как порядочные люди – на работе, или где-то ещё, в быту – сталкиваются с жёсткими интриганами, манипуляторами.

Это то, что, всё равно, беспокоит родителей. И даже православных родителей это не может не беспокоить. Вот, мы своё чадо лелеем, вот, он у нас такой одуванчик, такое солнышко вырастает светлое – ничего плохого в нём нет, ничего он не видит. И вот – он идёт на работу. А там люди – разные.

Что скажете?

Еп. Филарет:

- Ну, и там нужно сохранять те идеалы – добра, любви, справедливости, которые были заложены.

Если мы будем подходить с точки зрения христианского воспитания, если мы говорим о том, что мы по-христиански воспитали ребёнка, и он может столкнуться впоследствии с нехристианским восприятием мира другими людьми, то – нельзя забывать о Боге, который будет такому человеку помогать.

Мы всё своим человеческим разумом-то разложили по полочкам, а про Бога-то мы забыли.

И очень часто, когда такой человек приходит на работу, или куда-либо ещё, и сталкивается, как мы говорим, с непорядочностью человеческой – да, вот с такими манипуляторами, интриганами, – он, прежде всего, упование своё на Бога перелагает. И, поверьте мне, перелагая упование на Бога, полагая на Него упование – человек побеждает. Человек побеждает своими нравственными усилиями тех людей, которые хотели бы им манипулировать, или хотели бы сделать ему какую-то подлость. Он умеет правильно воспринять это всё, и правильно пережить те неприятные стороны жизни, которые у него возникают, в результате вот подобного общения.

Поэтому, я думаю, что здесь никоим образом человек не проиграет, если он воспитан в духе нравственных христианских идеалов, а только выиграет. Потому, что правильно переносить даже оскорбления, правильно переносить обиды, по-христиански, это тоже – целая наука. И от этого зависит психическое здоровье человека.

Ведь, посмотрите, мы сейчас сталкиваемся с проблемой суицидальности. И, ведь, проблема суицидальности, большей частью, характерна не для верующих людей, а для людей, которые к вере никак не относятся. Верующий человек более приспособлен пережить вот эти обстоятельства жизни, которые возникают. Неверующий человек сразу же впадает в депрессию – в депрессию, которая может довести и до суицида.

Лиза Горская:

- Этому – нужно учить в семье?

Еп. Филарет:

- Конечно, этому нужно учить в семье.

Нельзя говорить о том, что: «Ты должен быть такой вот… хороший, пушистый, да…» Мы должны говорить о том, что: «Ты должен соблюдать христианский кодекс чести». Но: мы сразу должны его настраивать на то, что: «При всём том, что ты будешь соблюдать этот христианский кодекс чести, тебе в жизни придётся сталкиваться с разными людьми. И твоё поведение должно будет быть в соответствии с теми идеалами, которые у тебя уже… как бы… являются фундаментом, которые у тебя отложились. И ты должен правильно поступать в тех или иных ситуациях».

Поэтому, воспитывая ребёнка в духе христианской направленности, мы не должны его ограждать от тех проблем, с которыми он может столкнуться. Нельзя говорить о том, что «всё у тебя в жизни будет хорошо».

Надо говорить, поэтапно, что: «Уповай на Бога – всё будет хорошо. Но помни о том, что в жизни могут быть разные ситуации, и могут быть разные люди, могут быть разные случаи – и это всё нужно по-христиански переносить».

Лиза Горская:

- Я рада, что Вы ответили на этот вопрос. Спасибо! Потому, что он висел в воздухе, на самом деле…

Какая роль школы в этом воспитании?

Еп. Филарет:

- Обучение и воспитание в школе – это взаимосвязанные процессы. Одно от другого – неотделимо.

В наших условиях политической и экономической нестабильности, утраты духовных ценностей, исключительно возможной становится стабилизирующая роль школы в педагогической науке. И школа становится гарантом гражданского мира, сохранения культуры, общественной нравственности. И важной предпосылкой этого является создание целостной системы непрерывного образования, направленной на возрождение духовного потенциала нации.

В этих условиях возникает необходимость вернуть образование и педагогику, в целом, в контекст культуры.

Я уже приводил слова отца Павла Флоренского о том, что культура есть среда, растящая и питающая личность. А выход из кризиса, и возрождение духовности и нравственности возможны через возрождение педагогической науки, повышение авторитета школы и семьи в вопросах обучения и воспитания нашего подрастающего поколения.

Надо также поднять сейчас престиж учителя – учителя, как ещё и воспитателя. Профессионализм учителя, высокие нравственные и личные качества – они способны дать ребёнку более прочный фундамент знаний. Через вот эти вот высокие качества личности педагога, мы можем передавать знания. Поэтому, воспитательная роль школы имеет доминирующую составляющую, и процесс воспитания в школе – это процесс непрерывный. И, уже выходя из школы, ребёнок, получив определённую ценностную ориентацию, уже определив её – он будет дальше прокладывать себе дорогу, имея вот такой вот прочный воспитательный фундамент.

Лиза Горская:

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях – епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии.

Оставайтесь с нами. Мы вернёмся через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- «Светлый вечер» в эфире радио «Вера».

Здесь, в студии, Елизавета Горская и епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии, учитель высшей категории… так? Правильно? Я всегда немножко запинаюсь, когда речь идёт о каких-то вот… официальных… формулировках – лучше Вы скажите!

Еп. Филарет:

- Педагог высшей категории.

Лиза Горская:

- Вот, видите – педагог!

Мы говорим о воспитании. Мы обозначили какой-то круг проблем, поговорили о том, что хорошо бы было, что – есть. Но мы живём здесь, сейчас, в реальном обществе с реальными школами, с реальными детьми…

Вот, Вы употребили такое словосочетание как «общественная нравственность». Что это такое? Мы про это… забыли. У нас же – личности все, у нас есть индивидуальная нравственность – хорошо, если есть.

Что такое – общественная?

Еп. Филарет:

- Общественная нравственность – это выработка определённых приоритетных ценностей для всего общества.

Мы много сейчас говорим о том, что возрождаем духовно-нравственную культуру, мы возрождаем традиционную культуру – всё это связано с понятием общественного сознания.

В нашем общественном сознании, всё-таки, должно укорениться понимание того, что мы должны сами сделать для себя стабильность.

Чтобы сделать общественную стабильность, мы должны, всё-таки, возвратиться к своим истокам.

Как бы мы ни говорили хорошо о тех или иных направлениях педагогики, мы должны вспомнить, прежде всего, то, на чём строилось наше общество, что являлось стабильностью государственной и общественной жизни в дореволюционной России.

В дореволюционной России вся стабильность… как бы… имела своим фундаментом, имела своей основой христианские нравственные идеалы.

Наша православная культура, которая воспитывала, из поколения в поколение, вот эти идеалы, она давала хороший залог стабильности нашего Государства – стабильности жизни семьи, стабильности жизни народа.

Время пришло – и революция, Октябрьский переворот 1917 года. Определённый период времени наше Государство находилось на распутьи, и невозможно было сказать, какие идеологические потребности необходимы были для становления нового общества.

Но, со временем, уже в 30-е годы, 40-е годы, мы видим, что, всё-таки, политика Государства была связана с тем, чтобы сделать общество стабильным и вернуться, всё-таки, к прежним нравственным идеалам.

Убрали идею Бога, но все остальные приоритетные идеалы нашего христианского закона – они остались.

Ведь, вы посмотрите: из Десятословия пророка Моисея, из Заповедей пророка Моисея – убрали идею Бога. Но наше Советское государство постаралось, всё-таки, остальные идеалы – сохранить. И те Заповеди: «не укради», «не прелюбодействуй», и так далее, и так далее – они были актуальны и в тот период времени.

Но Советское государство – распалось. Потому, что, по русской пословице – без Бога – ни до порога. И уже в 80-е годы мы видим определённое расшатывание нравственных ценностей и Советского государства.

90-е годы мы с вами – пережили, и видели, что не было идеологической составляющей, не было такой вот, идеологически прочной, основы, и сейчас можно говорить о том, что вот эта идеологическая составляющая, эта идеологическая основа только начинает формироваться. И, чтобы сформировать эту идеологическую основу, мы должны выбрать определённые приоритетные направления: что мы хотим сформировать, и как мы хотим сформировать. На основе чего – прежде всего.

Я думаю, что, всё-таки, вот эти традиционные ценности, которые были в дореволюционной России – они, отчасти – отчасти – должны лечь в основу формирования нашей идеологии. И тогда мы уже будем говорить о том, что можно сформировать определённое, такое, общественное пространство на основе высоких нравственных духовных идеалов.

Но мы, опять же, будем говорить не только о православной культуре – ведь, дореволюционная Россия – это не только Православная Церковь, были и традиционные конфессии, которые имели также свои определённые идеалы. Мы эти идеалы, так же, не отрицаем. Во многих моментах идеологической основы – в моментах, допустим, рассмотрения семьи, общественной стабильности – традиционные религии, в некотором плане, схожи. И мы хотим возродить вот эти идеалы, которые бы стали основой нашей вот этой общественной стабильности.

Лиза Горская:

- Владыка, не хотела Вас перебивать… у меня небольшая ремарка, относительно заповеди «не укради» в советский период. А как же: «Всё кругом – колхозное, всё кругом – моё»? Мне кажется, воровство у нас… вот… так процветало! Несуны, несуны, несуны… и, до сих пор, не можем расквитаться с этим… нет?

Еп. Филарет:

- Нет. Дело всё в том, что это было, но не в такой форме, и не в таком количестве. Скорее всего, просто это, большей частью, не афишировалось. Но, во всяком случае, в школе, на работе внушалось то, что ты должен отработать, или отучиться, честно.

Лиза Горская:

- Вернёмся к школе. Хочется поговорить с Вами, как с человеком, знакомым со школой изнутри.

Вот, как Вам кажется изнутри – всё-таки, нужен «Закон Божий», или «История Церкви», или «История религии» в школе, или нет? И, если «да» – в каком виде?

Еп. Филарет:

- Вы знаете, в чистом виде я бы побоялся вводить «Закон Божий» в школе. Потому, что «Закон Божий», введение «Закона Божьего» предусматривает миссионерскую задачу Церкви. Это, всё-таки, миссионерство.

Школа – имеет светский характер, и сейчас мы имеем предметную область «Основы религиозной культуры и светской этики». И, в рамках этой предметной области, мы знакомим обучающихся с основами тех или иных религий. Кто-то выбирает Православие, кто-то – буддизм, кто-то – ислам, кто-то – иудаизм, кто-то – просто знакомится с мировыми религиями.

Другой вопрос, что мы имеем только один год обучения этой дисциплине, что достаточно мало. Ты за один год ничего не сможешь дать ребёнку, и, тем более, выбран возраст совершенно неудачный. А, вот, если бы было продолжение этой дисциплины, и были разработаны программы, допустим, до 10-11 класса, то уже можно было бы говорить о том, что ребёнок в школе знакомится с той или иной религиозной культурой, изучает те или иные религиозные обычаи и традиции, и уже сам ребёнок определится, в дальнейшем, где, как ему быть, быть ли верующим человеком.

Ну, а если говорить о «Законе Божьем» – я не исключаю факта преподавания «Закона Божьего» в школе как факультатива. По желанию самого ребёнка, по желанию родителей.

Но, как правило, «Закон Божий» мы преподаём в Воскресных школах – это специализированные школы, и есть определённые священнослужители и преподаватели, которые профессионально «Закон Божий» преподают.

В школе же «Закон Божий», если преподавать факультативно, то надо, прежде всего, заняться подготовкой кадров, которые бы преподавали «Закон Божий». Это могут быть и священнослужители, и соответствующие педагоги, которые хорошо будут в этом направлении «подкованы».

А так, чтобы просто «Закон Божий» ввести и преподавать – мы можем вызвать отвращение у самих обучающихся, у семей, и можем просто вызвать… ну… так скажем… негативную реакцию со стороны общества.

Лиза Горская:

- А какие проблемы современной школы Вас, в первую очередь, беспокоят… или, просто, Вы могли бы выделить?

Еп. Филарет:

- Проблемы современной школы, да?

Лиза Горская:

- Да.

Еп. Филарет:

- Проблем бы я выделил несколько.

Первая проблема – это педагоги. Педагоги… часто…

Лиза Горская:

- Педагоги и дороги? Извините…

Еп. Филарет:

- Да-да… Педагоги очень часто формально относятся к своей работе, и забывают о той воспитательной функции, которая должна ими также выполняться. И тот девиз, что «этот ребёнок хороший», а «этот ребёнок плохой», «этот ученик хороший», а «этот ученик плохой» – он пока у нас в школе присутствует и существует.

Лиза Горская:

- Ну, у нас любят, вообще, ярлык навесить…

Еп. Филарет:

- Ярлык, да… любят навесить ярлык.

Лиза Горская:

- А ещё у нас любят… я заметила… извините, перебиваю… всё-таки… какие-то тенденции выделять… Что у нас любят? Навесить ярлык. А ещё – положить кого-то на алтарь чего-то.

Еп. Филарет:

- Да, да…

Лиза Горская:

- Ну… то есть… неважно, что ты за человек – всё, давай… на алтарь! В плохом смысле.

Еп. Филарет:

- Да, да… Очень часто педагоги ставят перед собой задачу – не передать знания обучающемуся, а вдолбить знания. Как бы там ни было, но чтобы ты знал его предмет. Но предмет он будет знать только тогда, когда этот предмет ему будет интересен. Очень часто интерес к предмету приходит через личность самого педагога, самого учителя. И задача учителя – это, прежде всего, увлечь учащихся своим предметом, а не вдалбливать вот эти знания.

Вторая проблема – школьное обучение очень часто оторвано от жизни. Мы нагромождаем значительное количество предметных дисциплин, которые изучают наши дети, и эти дисциплины очень часто им в жизни просто не пригодятся.

Лиза Горская:

- А дети – перегружены.

Еп. Филарет:

- Дети – перегружены. Мы сейчас вот… как бы… и говорим о том, что дети настолько загружены, что они даже не находят времени посещать Воскресную школу, даже если они этого и хотят.

Проблема, также – подготовка к ЕГЭ. Не секрет, что 10-11 класс, да и 9 класс – выпускные и предвыпускные классы – это идёт натаскивание на предмет ЕГЭ. То есть – сдать Единый Государственный Экзамен.

Но Единый Государственный Экзамен, если мы помним, это, вообще-то, «троечный» вариант – по европейским стандартам. Болонская система, на которую перешло наше образование…

Лиза Горская:

- … и которая уже показала свои недостатки и трещит по швам, на самом деле…

Еп. Филарет:

- Да-да-да… она уже показала свои недостатки – она становится неэффективной. Ребёнок перегружает себя ненужной совершенно ему информацией, которая, впоследствии, им забудется и будет совершенно ему не нужна.

И здесь возникает вопрос о том, что мы должны, всё-таки, некоторые профильные предметы, которые будут интересны ребёнку – на них уделять тоже особое внимание, и давать возможность ребёнку заниматься – вот, именно этими профильными предметами.

Лиза Горская:

- А – как?

Еп.Филарет:

- Давать общий обзор тех дисциплин, которые у нас в перечне Государственного образовательного стандарта, и давать ребёнку возможность заниматься углублённо теми предметами, которые, как он считает, ему в жизни дальше пригодятся.

Мы вспоминаем старую классическую систему, советскую систему, дореволюционную систему классического образования – получали обучающиеся обширные знания, классические знания по всем дисциплинам.

Лиза Горская:

- Вот, удивительно… я ещё застала те времена, когда мы радовались, что наша система образования – не такая, как западная. Потому, что та – узконаправленная, и если ты с 5-го… там… класса, или раньше, выбрал стать «гаечкой», то «болтиком», там, «винтиком» и «досочкой» ты уже не станешь никогда. То есть, у тебя сужается круг дисциплин, и ты начинаешь изучать уже, получается, специализацию рано, и, если ты передумал… ну… ты уже, всё равно, не переобуешься. Ты не сможешь стать оператором и поступить на операторский, условно говоря, факультет, если ты готовился на инженера – ну, ни за что ты в 11 классе уже этого не сделаешь.

И мы радовались, что у нас – не так. У нас людей, детей – учат думать, у нас они – имеют кругозор, широкое образование, знают историю, знают литературу, и вдруг… и вдруг – у нас всё то же самое!

Еп. Филарет:

- Наша классическая форма образования, на самом деле, была самой лучшей. И от неё отходить, всё-таки, нельзя. Но – давая, при этом, возможность ребёнку углубиться в те дисциплины, которые ему будут нужны, которые ему довольно-таки будут интересны.

Ну, это и факультативные занятия определённого характера, это и другая какая-то направленность, но ребёнка нельзя перегружать информативно. Информативная перегрузка может вызвать у ребёнка депрессию. А мы часто – и учителя, и в семье родители – не понимаем, что ребёнок перегружен, и у него уже наступает, вот именно, состояние депрессии, из которой ему будет довольно-таки сложно выйти в таком вот, юном, возрасте.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Лиза Горская:

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».

У нас в гостях епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии.

Так, чем именно должна заниматься школа – образованием или воспитанием?

Еп. Филарет:

- И тем, и другим.

На самом деле, школа – это фундамент жизни каждого человека, и именно в школе мы получаем то, что позволит нам выстроить свою жизнь.

Образование и воспитание – это функция, прямая функция каждой школы.

Лиза Горская:

- Я слышала о Вашем новом увлечении. И о том, что Вы получили ещё одно дополнительное образование... ну… во всяком случае, прошли курс деструктологии. Что это такое? Это… в чём актуальность этого? О чём это?

Еп. Филарет:

- Ну… мы, наверное, с вами слышали о таких дисциплинах прикладных, которые существуют – это «сектоведение» ( или, по-другому, «сектология» ), терология… ну, и, вот, появляется ещё она надстройка – дисциплина, которая называется «деструктология».

Это – новая прикладная научная дисциплина, которая изучает те новообразования, которые привносят нестабильность в наше общество, и которые становятся опасными для нашего общества.

Деструктология, как дисциплина, изучает психокульты, коммерческие культы, псевдоспортивные организации – здесь со всем этим можно ознакомиться.

Лиза Горская:

- То есть, наш агрессивный маркетинг…

Еп. Филарет:

- Да. То есть, здесь мы изучаем деструктивные религиозные и нерелигиозные объединения. Вот, весь спектр деструктивных образований, которые имеют место быть, и изучает такая новая прикладная наука, как деструктология.

Я благодарен профессору Московского Государственного Лингвистического Университета Роману Анатольевичу Силантьеву за приглашение поучаствовать именно вот в этом проекте, за приглашение повысить квалификацию именно в этом направлении, в этой области.

И мы сейчас в школе можем столкнуться, так же, с деструктивными образованиями, которые могут иметь место. И это, прежде всего, подростковый возраст, и соответствующие такие вот объединения, которые психологически опасны для наших детей.

Лиза Горская:

- А что им угрожает?

Я боюсь представить, какой… вообще… спектр неисследованных вещей, воздействующих на наших маленьких детей! Мы же…уже – другое поколение с ними.

Еп. Филарет:

- Да, совершенно верно.

Лиза Горская:

- Чему они подвергаются там?

Еп. Филарет:

- Мы сейчас можем выявить целый ряд суицидальных… таких вот… деструктивных направлений, организаций, которые могут повлиять на психику ребёнка, которые, действительно, могут привести ребёнка к суициду – неокрепшее юное создание. Достаточно вспомнить такие организации как «Колумбайн», «АУЕ», «Синие киты». Есть сейчас масса таких вот, деструктивных, игр – на детей разного возраста: 3-5 лет… там… 6-7 лет… и так далее.

Лиза Горская:

- Что это? Зачем? Я… извините, я просто помню 90-е, когда всякая… сейчас, прям… опять у меня будет низкий стиль… когда всякая «пурга» по телевизору, под видом детских программ, шла – и кровь, и жестокость, и так далее. Это всё было достаточно бесцельно. А сейчас – что? Зачем?

Еп. Филарет:

- Мы имеем дело с сознательно направленным движением против наших детей. Кураторы вот всех вот этих игр, всех вот этих затей – они ставят себе целью уничтожение части нашего подрастающего поколения. То есть, это не случайно названо суицидальными… такими, вот… движениями.

Допустим, элементарная детская игра, которая может состоять из 12 вопросов, там, да… из 12 упражнений.

Лиза Горская:

- У которых какая-то внутренняя логика своя.

Еп. Филарет:

- Ну… своя внутренняя логика.

Первое, допустим: «Послушаем музыку».

Послушал музыку.

«Сделай зарядку»

Сделал зарядку.

И, причём, ставится условие, что ты должен обязательно выполнить каждое задание. Последнее и предпоследнее задание могут быть направлены на то, что ребёнок, всё-таки, покончит жизнь самоубийством.

«Теперь – встань на подоконник».

«А теперь – выйди с окна».

Лиза Горская:

- Ужас какой!

Еп. Филарет:

- Это – ужас. Это, на самом деле, ужас. И кажется, что это – сказка.

На самом деле, наши увлечённые дети, подростки – играют в эти игры. И, причём, эти игры, порой, бывают зашифрованными.

Кураторы подбирают тех детей, с неокрепшей психикой, у которых… которых не понимают взрослые, которых не понимают родители, учителя, и такие дети, подростки становятся первыми жертвами таких вот кураторов в подобных играх.

Они их выискивают в социальных сетях – почему мы и говорим, что лучше о себе многое в социальных сетях не писать, и родителей предупреждаем, что многое из той информации, что вы даёте в социальные сети, она потом может быть использована людьми в не очень хороших целях.

Далее, если, допустим брать такие страшные игры, как «Синие киты», они уже подразумевают конкретную конспирацию, конкретное исполнение определённых действий, определённых упражнений. И если ты не исполняешь какое-то упражнение или действие, то тебе угрожают определёнными последствиями, и подросток или ребёнок попадает в ещё большую зависимость, и ещё большая депрессия развивается у ребёнка.

Лиза Горская:

- На самом деле, звучит жутко…

Еп. Филарет:

- … и угрожающе.

Лиза Горская:

- … и угрожающе… Звучит… не то, чтобы неправдоподобно… Я поясню: для нормального человека, с более-менее здоровой психикой, осложнения которой колеблются… там… от возмущения до депрессии, не более того – это звучит дико. И не хочется в это верить… естественно – идёт защитная реакция: «Не верю».

Я, удивительным образом, столкнулась с какими-то болезнями, которые у нас в обществе живут… много лет назад. Я пыталась помогать бездомным животным, и была поражена… я…

Вот, у нас – светлое радио, и я скажу максимально деликатно: была поражена тем, какими психическими болезнями болеют люди… психологическими… и с чем приходится сталкиваться бездомным животным… а мы с этими людьми ходим по одним улицам – вы не забывайте! – и мы с ними ездим в одном троллейбусе, и, возможно, они с нашими детьми общаются.

Я просто говорю про те… ну… действительно, не хочется омрачать эфир светлого радио! То есть… у меня… я год отходила от знания о том, с чем сталкиваются бездомные животные! Какой смертью они могут погибнуть, столкнувшись с определёнными людьми.

Понятно, что все люди разные, у всех – свои скорби, у всех – свои какие-то повреждения и раны. Не надо про это забывать! И… тут же есть криминальная сторона вопроса.

Еп. Филарет:

- Конечно.

Лиза Горская:

- И есть какие-то истории, которые попадают на камеры видеонаблюдения, и это нельзя отрицать.

Еп. Филарет:

- Совершенно верно.

Лиза Горская:

- Вот, недавно… история с хорошим концом, весёлая даже, в итоге… видела, намонтированную с камер – могла бы стать трагедией. Она, немножко, не про то, о чём мы говорим… но она – тоже в теме нашей программы об образовании.

Кто-то хорошо общается со своей дочкой, и кто-то её очень хорошо научил, как себя вести в разных ситуациях. И – камера видеонаблюдения: девочка заходит в подъезд, за ней заходит какой-то мужчина… видели?

Еп. Филарет:

- Да-да, видел… Этот мужчина оказался педофилом, и, причём, с психическим заболеванием.

Лиза Горская:

- Да. А она видит, что он зашёл в подъезд… она… там… делает какой-то манёвр, берёт – быстро выходит из подъезда, и, тут же… там… со старшеклассником возвращается.

Еп. Филарет:

- Да, сдаёт взрослым людям этого человека.

Лиза Горская:

- Да… как хороший, такой, заправский оперативник. Но кто-то же ей про это рассказал! Кто-то ей сказал, что есть такая опасность, кто-то сделал это корректно, опять же… вот, это – явная опасность. А есть ещё скрытая, как Вы говорите…

Еп. Филарет:

- Конечно.

Лиза Горская:

- Ну, это же – вообще! Как уберечь детей?

Еп. Филарет:

- А, Вы знаете, надо вот об этих деструктивных направлениях, всё-таки, говорить. Говорить и нашим детям. Может быть, не в младшем возрасте, а уже… так… в более старшем возрасте. Знакомить их с такими вот направлениями. Чтобы они знали, какая опасность может им угрожать.

И… вот… случай, который Вы сейчас рассказываете, меня самого поразил. Я так же, в сети Интернет, увидел, как эта девочка очень хитро обыграла…

Лиза Горская:

- Спокойно, главное… чётко!

Еп. Филарет:

- … да… хитро, спокойно обыграла вот этого коварного товарища, который что-то нехорошее замышлял в отношении неё. И – молодцы родители, которые, всё-таки, ребёнку смогли правильно рассказать, и научили правильно вести себя в такой ситуации.

И, поэтому, мы не должны молчать! Ни семья, ни школа, ни общественность. Не случайно, вот эта дисциплина – «Основы деструктологии» – сейчас появилась, и мы её хотим, действительно, вводить не только в средних специальных учебных заведениях, в заведениях высшего образования, но это актуально и в школе.

Лиза Горская:

- Тем более, сейчас всё стало сложно!

Еп. Филарет:

- Конечно!

Лиза Горская:

- Во времена нашего детства всё было – просто! Ну, опять же… ребёнку можно было объяснить, что… там… нельзя входить в подъезд, если за тобой кто-то идёт – в принципе, этим всё и ограничивалось. А сейчас – что там в Интернете!

Еп. Филарет:

- Да.

Лиза Горская:

- То есть, Вы сейчас говорите именно о школьной дисциплине?

Еп. Филарет:

- Я говорю о функции школы. Мы, опять же, говорим – о воспитательной функции школы. Мы должны приглашать специалистов по деструктологии, которых, я думаю, может быть, появится не 1-2 человека, а будет их – значительное количество. И, вот, деструктологи должны идти и в школу, и в техникумы, и в ВУЗы, и в СУЗы – то есть, везде они должны давать информацию о том, что для общества есть определённая опасность. Это не только опасность для общества, но опасность и трагедия может быть для каждой отдельной личности. Вот, на это надо акцентировать внимание.

И, конечно, постараться, прежде всего, на уроках и на занятиях по деструктологии, говорить о том, с какими… такими… отрицательными моментами, отрицательными явлениями можно встретиться в социальной сети, как общаться в социальной сети, как общаться с теми людьми, которые тебе добавляются в друзья, и вдруг предлагают поиграть в какую-то непонятную игру, или же…

Лиза Горская:

- … стоит ли, вообще, добавлять в друзья незнакомых людей?

Еп. Филарет:

- … да… стоит ли, вообще, добавлять в друзья незнакомых людей?

Понимаете, наше… вот, такое… информационное пространство в сети Интернет – оно даёт такую вот возможность, даёт такой соблазн, к сожалению.

Лиза Горская:

- По поводу школы. Вы же сами… мы с Вами говорили о том, что дети в школе перегружены…

Еп. Филарет:

- Перегружены.

Лиза Горская:

- И как им ввести ещё один дополнительный предмет – деструктологию? Может быть, факультативно… может быть… курс… как?

Еп. Филарет:

- Вы знаете, здесь вопрос стоит не о том, чтобы ввести, допустим, его как предмет в школе. Но – просто приглашать на определённые какие-то… вот… занятия специалиста-деструктолога. В старшие классы – уже, вот, в 9-10-11 классы – они способны воспринять ту информацию, которая даётся в основах деструктологии. То есть, они уже сознательно могут понимать то, о чём будет идти речь.

Лиза Горская:

- Это – очень важно. Тем более, что – я подчеркну – нам, родителям, уже не угнаться, зачастую, за движением информационных технологий, и что там ребёнок видит в сети, с кем он там общается – это всё ты не можешь проконтролировать. Тебе нужно параллельную жизнь для этого иметь и 48 часов в сутках – вот, только так!

У меня… вот… из недавних моих историй иллюстрация. Люди, молодая пара, решили ребёнка ограничить. У них – младенец. Деревянные игрушки, никаких технологий, ничего… вот, просто – деревянные игрушки, живое общение с родителями, сказки. Вот, как 200 лет назад всё!

Но первое слово, которое он у них сказал, было «аккумулятор». Ну… как? Они не могут объяснить, как.

Но это – безобидная вещь. Ну, аккумулятор. А, вот, сколько таких непонятных вещей с нашими детьми происходит! Вот, откуда он взял этот «аккумулятор»?

Еп. Филарет:

- Ну, да… да… и, самое интересное, что… удивляешься, как дети быстро учатся владеть нашими мобильными телефонами, планшетами…

Лиза Горская:

- Да-да-да-да! А это всё интуитивно понятно…

Еп. Филарет:

- Да, это всё интуитивно… и, причём, знают, на какую кнопку нажать, и знают, какой мультик им включить!

Лиза Горская:

- Да… и, главное, доступное для детей, зачастую, недоступно для родителей. И, поэтому, если они самостоятельно не научатся анализировать… то… ну, это, правда, опасно!

Еп. Филарет:

- Это, действительно, опасно. И опасность эта предоставляется для каждой семьи, у кого есть дети.

Хотелось бы верить в то, что родители, действительно, вспомнят о своей воспитательной функции, и школа – также возьмёт реванш в этом направлении, и, общими усилиями, мы, всё-таки, сможем сделать детей более здоровыми, и создать вокруг них именно вот такую вот – здоровую ценностно-ориентированную среду.

Лиза Горская:

- И – защищёнными чтобы они…

Еп. Филарет:

- И – защищёнными, прежде всего.

Лиза Горская:

- Я благодарю Вас, владыка, и напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Её для вас провела Елизавета Горская. В гостях был епископ Дальнеконстантиновский Филарет, викарий Нижегородской епархии.

Еп. Филарет:

- Спаси, Господи!

Лиза Горская:

- Всего доброго, владыка!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем