Москва - 100,9 FM

«Образ святого князя Александра Невского в музыке». Антон Висков

* Поделиться

У нас в гостях был композитор Антон Висков.
В год 800-летия князя Александра Невского мы говорили о том, как через музыку можно передать образ этого святого и его роль в русской истории. Антон рассказал о своём уже 30-летнем сотрудничестве с ансамблем духовной музыки «Благовест» и о совместном с ним концерте - оратории, который повествует о жизни, подвигах и вере благоверного князя Александра Невского.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте! Это «Светлый вечер» на Светлом радио. Рад вас я приветствовать. Меня зовут Алексей Пичугин. И с удовольствием представляю нашего гостя. Ближайший час здесь, в этой студии вместе с вами и вместе с нами проведет композитор Антон Висков. Антон, добрый вечер, здравствуйте!

А. Висков

— Добрый вечер, здравствуйте!

А. Пичугин

— Очень рад, что вы с нами... к нам снова пришли.

А. Висков

— Взаимно, очень приятно.

А. Пичугин

— Не помню, не знаю, вернее, приходили ли вы к нам в течение пандемии, были ли какие-то с вами программы, потому что я не вел, а я последний раз с вами общался до пандемии, как раз незадолго, и вот рад, что снова мы с вами встречаемся в добром здравии в этой студии.

А. Висков

— Также очень приятно. Здоровья всем нашим слушателям.

А. Пичугин

— Это правда. Мы встречаемся с вами сегодня по хорошему, приятному поводу. Спешу, дорогие слушатели, вам сообщить, что 5 сентября, то есть, в воскресенье, в Рахманиновском зале Консерватории состоится премьера — оратория-действо для чтеца, солистов и смешанного хора «Заветы князя Александра. Русский рубеж». Ну, и понятно, что год у нас юбилейный, и к 800-летию со дня рождения Александра Невского и эта премьера тоже приурочена. Что это такое?

А. Висков

— Эта вещь возникла случайно. У меня не было желания что-то вот писать, посвященное вот именно этой знаменательной дате. Но знакомые регенты обращались с просьбой создать песнопения — новые, специально написанные, посвященные святому благоверному князю Александру Невскому.

А. Пичугин

— А что же там можно нового создать?

А. Висков

— Музыку новую на...

А. Пичугин

— А, новую музыку на...

А. Висков

— Да, естественно.

А. Пичугин

— Простите! Я же у композитора спрашиваю.

А. Висков

— Там были тропари новые, кондаки, инкондак там есть. И постепенно эта композиция стала разрастаться новыми песнопениями. В частности, я использовал там многочисленные духовные стихи калик перехожих, которые сохранились испокон века.

А. Пичугин

— А мелодика сохранилась?

А. Висков

— Сохранилась и мелодика, но я как-то люблю сам писать.

А. Пичугин

— У меня нет вопроса для композитора, как пишется музыка, приуроченная к событию. То есть, когда художник — я с этим сталкивался — прославленный художник, у которого огромное количество персональных выставок, но вот с десяток лет уже не было. И появляются кураторы, приходят к ним и говорят: «Уважаемый Иван Иванович, вот мы хотим сделать вашу персональную выставку, мы отобрали какое-то количество старых работ, а их уже все видели, поэтому нужно какое-то количество новых к этой выставке написать». И он из загашника достает то, что никогда не показывал, но и садится, и пишет. И я, в общем, понимаю, как это происходит у художника. Я, наверное, представляю, как это происходит у поэта, писателя — наверное, непросто, но происходит. У композитора, так как я вот... ну не сложилось у меня с музыкальной школой когда-то, не сложилось у меня со слухом, к сожалению, и я понимаю, что этот вопрос совершенно дурацкий, глупый — как композитор может писать музыку, приуроченную ли к событию, или, например, какую-то новую... Вот вас попросили новую мелодику для тропаря, если можно так сказать... А как это происходит, я вот совершенно не понимаю.

А. Висков

— Я могу сказать, что в данном случае абсолютно это точно — здесь не без помощи великого русского святого. Потому что его образ — он настолько яркий.

А. Пичугин

— Что мы знаем о его образе? Вот если спросить историка, который занимается древней Русью, он скажет, что про Александра Невского... это гораздо более масштабная фигура, чем нам представляет ХХ век после выхода знаменитого фильма «Александр Невский». И часто наше представление о князе — это представление, которое было сформировано в фильме, которое было сформировано Черкасовым. И памятники даже многие Александру Невскому на самом деле — памятники Черкасову, в первую очередь.

А. Висков

— На меня это, помимо прямого воздействия от князя, как мне это представляется (я, в общем-то, мистически настроенный человек), помимо вот прямого воздействия его образа, его души, огромное впечатление произвели строки Льва Гумилева, который очень много писал об этом времени, оценивает его именно как историк, как специалист, как знающий человек. И вот его позиция историческая — она оказала, конечно, на меня очень большое влияние. И поэтому вот эта оратория-действо называется «Заветы князя Александра. Русский рубеж». И сразу вот нашим радиослушателям можно открыть тайну — что за заветы? Не изменять православной веры. И именно вот это и есть тот русский рубеж, который каждый из нас, кто ощущает себя православным человеком, обязан защищать во все времена. И так это и было, и защитники выдающиеся были на протяжении всех этих 800 лет, и есть они и сейчас. И мне представляется, что вот та композиция, которую мы представляем вместе с ансамблем «Благовест» вашему вниманию, она призвана сегодня обратить внимание на образ князя, на его заветы, и, в частности, не только тех людей, которые и Черкасова видели, и фильм Эйзенштейна прекрасный, и слышали музыку Прокофьева, но и совсем молодые люди, которые еще только входят в жизнь и как-то определяют свою позицию. Мне кажется, для них образ князя должен быть таким светоносным и тоже являться неким светом в конце туннеля, на который они должны идти и на который они должны ориентироваться.

А. Пичугин

— И вот мы буквально через несколько минут послушаем первую композицию из тех, которые мы задумали послушать сегодня. Я только хотел узнать у вас — а до того, как к вам обратились регенты с просьбой написать музыку, часто ли вы задумывались, и до того, как этот год стал юбилейный? Я этот вопрос, кстати, и себе задаю — часто ли мы задумывались о таких фигурах нашего прошлого, как Александр Невский, Ярослав Мудрый, Дмитрий Донской, Андрей Боголюбский, Юрий Долгорукий? У нас получилось так, что есть какое-то количество опорных персонажей, которые стали очень знаковыми, скорее, не для русской истории, а для нашего восприятия русской истории. Потому что вот я сейчас перечислил какое-то количество персонажей — большая часть из них вообще прославлена в лике святых. Но, тем не менее, вот Андрея Боголюбского мы вспоминаем совсем не так часто. Хотя, там, для меня, например, как для человека, интересующегося этим периодом, его дела, его основы, которые он заложил, они не менее важны, чем у Александра Невского. Но там очень спорная личность, как и любой человек XII — XIII века: полководец, военачальник, несмотря на канонизацию, всегда будет очень спорным персонажем в силу своих личных качеств. Но вот их много, а опорные точки нашего представления об истории — их вот мало: Дмитрий Донской, Александр Невский. Но часто ли мы и о них вспоминаем, и вы о них вспоминаете?

А. Висков

— Мой коллега, замечательный композитор Владимир Генин, который также был из круга Георгия Васильевича Свиридова, у него есть прекрасная оратория «Андрей Боголюбский». И Валерий Калистратов в своей оратории «Золотые Ворота» также обращается к этому периоду Владимиро-Суздальской Руси. Но поскольку я, так сказать, интересуюсь историей и читаю какие-то книги, и моим, как это сказать, кумиром является, безусловно, Лев Гумилев, то я, согласно его позиции, представляю историю не как вот какие-то точки, а именно как течение, которое обуславливается некими процессами, которые постоянно меняются. Это река, река Времени.

А. Пичугин

— Я с глубочайшим уважением отношусь к Льву Николаевичу, но для меня, конечно, история — это, в первую очередь, факты, которые не могут интерпретироваться по-разному. Нам нужно прийти к какому-то... То есть, они могут и должны интерпретироваться, наверное, по-разному до тех пор, пока не будет какого-то общего понимания, близкого к истине, которого вообще может не быть, но надо стремиться его искать.

А. Висков

— В любом случае, фигура Александра Невского — она будет трактоваться современными историками тенденциозно, в зависимости от тех позиций, которые... скажем так, западных позиций или более почвенных, которые занимает этот историк. И, в общем-то, полемика по поводу роли Александра Невского в истории, она велась, ведется, и множество существует различных мнений. Я не знаю, стоит ли сейчас озвучивать какие-то основные из них. Ну если кратко сказать, это борьба западничества и евразийства, скажем так. Как мы знаем, Александр Невский...

А. Пичугин

— Ну это, скорее, в умах поздних историков эта борьба. А во времена Александра Невского это были сиюминутные политические задачи, которые нужно решать или так, или так, или эдак.

А. Висков

— Возможно и так. Но все же тот вектор, который он избрал, он определил дальнейшую судьбу России. И это, опять же, я обращусь вот к мнению Гумилева, вот Александр Невский — он сохранил тот росток новой государственности, который возник на обломках Древней Руси. Это совершенно справедливо. Он не дал этому ростку засохнуть. И уже потом все последующие деятели русской истории — они на основе вот этого сохраненного ростка лелеяли вот это громадное дерево русской истории в дальнейшем.

А. Пичугин

— Давайте слушать музыку. Первая композиция...

А. Висков

— Очень интересно то, что в этот юбилейный год я озвучивал сразу два фильма документальных, посвященных Александру Невскому. И вот сейчас мы послушаем вступление оркестровое к одному из этих фильмов.

(Звучит музыкальный фрагмент.)

А. Пичугин

— Замечательная музыка у нас на радио «Вера». Антон Висков, композитор — мы сегодня с ним в нашей студии, и с удовольствием я напоминаю вам, дорогие друзья, что 5 сентября, в воскресенье в два часа дня в Рахманиновском зале Московской консерватории пройдет премьера оратории «Завет князя Александра. Русский рубеж» — естественно, к 800-летию (год у нас юбилейный) со дня рождения благоверного князя Александра Невского. И вот мы с Антоном говорим и о роли Александра Невского в русской истории, и о наших разных, как мы выясняем, восприятиях и фигуры Александра Невского, и, наверное, того, как история Древней Руси отражается в нас нынешних.

А русская история, интерес к русской истории и к творчеству Гумилева повлиял ли когда-то на ваше христианство?

А. Висков

— На христианство вряд ли, на православие, потому что это Гумилев...

А. Пичугин

— Православие — это неотъемлемая часть христианства.

А. Висков

— Да, да, да, конечно.

А. Пичугин

— Просто для этого говорить «христианство», потому что мы христиане все-таки.

А. Висков

— Да, я понимаю, да, безусловно. Лев Николаевич Гумилев — он... Ведь я же человек, который воспринимает мир художественно. И он очень бередит вот эту художественную составляющую, художественную фантазию. Поэтому многие вещи, которые мной написаны... Например, такая оратория — «Слово о полку Игореве», где целиком использован древний текст, без перевода. Или, например, «Задонщина». Или «На поле Куликовом» на слова Александра Блока. Это все вещи, которые... они инспирированы, то есть вдохновлены, чтением книг Гумилева.

А. Пичугин

— А как можно средствами... Вот тут вы, наверное, лучше скажете... Когда вот эти музыкальные выразительные средства, которыми вы пользуетесь, проявились во всей полноте?

А. Висков

— В моем творчестве?

А. Пичугин

— Нет, не в вашем творчестве, а вообще в истории. Когда музыка стала... Можно говорить о том, когда наука стала наукой, да? У нас есть какие-то определенные привязки ко времени, к эпохе, когда наука стала наукой. Когда музыка стала той музыкой, которую мы сейчас слышим?

А. Висков

— В России это время, скажем так, преобразований Алексея Михайловича, царя Алексея Михайловича. Приблизительно середина XVII века, когда западноевропейское искусство пришло на русскую почву и расцвело здесь в полной мере. Именно тогда мы можем говорить о музыке в том понимании, как мы ее сейчас понимаем, современный человек. До этого же музыка в основном была неотъемлемой частью богослужения. И это была молитва, которая облечена в музыкальные звуки — ангелоподобное пение. И средневековая эстетика музыкальная — она очень далека от того понимания музыки, как мы ее сейчас... как искусства, как искушения.

А. Пичугин

— Вот, вот! А как можно выразить языком музыкальным современным, таким, как мы его слышим и понимаем, какие-то вещи, которые относят нас к Древней Руси, к событиям тысячелетней давности или почти тысячелетней давности?

А. Висков

— Мы, безусловно, должны помнить о том, что слушать это будут также современные люди, которые представляют музыку так, как они ее представляют в начале XXI века. Вот. Мой подход — он различный в разных сочинениях. Но, в частности, вот то, как делал Модест Петрович Мусоргский — он иллюстрировал слова музыкой, — вот этот принцип — он в основном лежит в основе и, так сказать, моего слышания вот памятника древнерусской литературы. В частности, «Повесть об Александре Невском» — это же тоже памятник древнерусской литературы, который был создан не так, так сказать, сразу после кончины благоверного князя и сохранился в многочисленных списках. И на основе вот как раз этого памятника — это житие, по существу — была написана оратория «Заветы князя Александра». И там я использую, как я это сказал, духовные стихи калик перехожих, которые пели вот на протяжении всех этих 800 лет песни, в которых прославляли Александра, в которых обращались к нему с просьбами о защите Отечества, о защите нашей жизни, о благоденствии.

А. Пичугин

— То есть, вы это все слушаете, и у вас в голове рождается музыкальный образ, который вы передаете?

А. Висков

— Конечно, конечно. Не столько образ, сколько мелодия это рождается. Потому что от мелодии уже мы, так сказать, исходим. Вот это самое главное. Если есть мелодия, то появится и образ.

А. Пичугин

— Мы в свое время обсуждали, насколько искусство может передавать исторические события. С музыкой — вот тут все вам на откуп, поскольку это совершенно иное действо. Как... А для художника, например... Вот может... Там, Герасимов реконструировал внешность. Мы возьмем антропологов, там, реконструируем внешность дружины Александра. Мы призовем археологов и реконструируем какие-то предметы быта... И мы возьмем кучу специалистов и вообще реконструируем картинку. И она будет с максимальной точностью передавать, возьмет художник, это нарисует, но это не будет, возможно, произведением искусства, потому что это будет какой-то такой квазидокументальный слепок. Но при этом он будет вот... придет историк на выставку, посмотрит, скажет: «Да, это было так», придет антрополог и скажет: «Похоже!», придет еще кто-то из специалистов, которые в этом участвовали: «Вот, замечательно!» Но искусства там не будет. И я думаю, что в музыке тоже можно привести такие примеры.

А. Висков

— В Новгороде существует Центр древнерусского музыкального искусства, где по археологическим, так сказать, раскопкам воссоздаются те инструменты, на которых играли, ну, скажем так, в эпоху Александра Невского. И там даже существуют ансамбли, которые вот имитируют это на основе сделанных, реконструированных инструментов. И вы знаете, это звучит очень интересно, звучит современно, я бы даже сказал. И, несомненно, это имеет огромную художественную ценность. Вот. Это одно из направлений. А то, что вот в современной, как бы академической музыке, то, что звучит вот на сценах в академических залах, здесь мы вправе оперировать вот тем огромным арсеналом музыкальных выразительных средств, который был накоплен моими предшественниками, замечательными русскими композиторами. В любом случае, это какие-то традиции русской школы, «кучкизма», Мусоргского, Бородина, Свиридова, Рахманинова, Прокофьева. И современность вообще — она хороша тем, что у нас под рукой лежит огромное количество уже наработанных каких-то вариантов, образцов, которые мы можем использовать, мы можем обратиться то к одному стилю, то к другому, мы можем их соединить, мы можем как-то, так сказать, развить их, показать какую-то новую дорогу — ну, естественно, с использованием старых тоже средств. В частности, мы можем инсталлировать, как сейчас говорят, вот старые инструменты в современный оркестр. Например, такое тоже может быть.

А. Пичугин

— Сейчас мы с вами подробнее про это поговорим. Нам уже подсказывают, что как можно скорее надо переходить к музыке. А что мы слушаем?

А. Висков

— Еще вот один фрагмент из фильма — это как раз вот образ князя Александра, образ Руси, образ такого защитника Отечества, который, в общем-то, во многом навеян картиной Павла Корина, безусловно.

А. Пичугин

— «Русь уходящая»?

А. Висков

— Нет-нет, «Александр Невский».

А. Пичугин

— А, «Александр Невский»!

А. Висков

— Из триптиха, да...

А. Пичугин

— Да, да. С учетом... Вы сказали «Корин» — у меня вот сразу, знаете, тут уже на рефлекторном уровне — Корин, «Русь уходящая». Да, конечно, «Александр Невский». Композитор Антон Висков, я — Алексей Пичугин. Мы слушаем замечательное произведение Антона Вискова, нашего гостя и возвращаемся после этого через небольшую паузу к нашему разговору.

(Звучит музыкальный фрагмент.)

А. Пичугин

— Мы возвращаемся к нашему разговору. Напомню, что в студии Светлого радио композитор Антон Висков, и замечательная музыка Антона Вискова звучит на волнах Светлого радио, а вы можете услышать ее вживую 5 сентября, в воскресенье в два часа дня в Рахманиновском зале Московской консерватории. Будет премьера оратории «Заветы князя Александра. Русский рубеж» к 800-летию со дня рождения Александра Невского.

Вы вспомнили перед перерывом небольшим про Павла Дмитриевича Корина. И вот у меня... я вам сказал, что говорят Корин — «Русь уходящая», но это вот настолько для нас, наверное... А знаете, странно — в моей юности фамилия «Корин» звучала гораздо чаще. Можно было прийти — может быть, и сейчас можно прийти — в дом-мастерскую Корина недалеко от метро «Спортивная» нынешней, посмотреть на это огромное полотно, на котором нет ни одного мазка, а это задумка картины, которая венчала все его творчество и всю его жизнь — «Русь уходящая». Только огромное количество эскизов, набросков к ней есть. А картина его «Александр Невский» — это вот то, что мы всегда представляем. Это, конечно, не Черкасов. Это, конечно, тот образ, который Корин себе нарисовал. И Корин был все-таки, наверное, одним из немногих художников, который в те годы не боялся открыто изображать святых, не боялся открыто изображать Христа, и даже на картине «Александр Невский» сзади — да, половина, ну, две трети от лица Спасителя, но на знамени все равно присутствуют, точно так же, как присутствуют они на станции «Комсомольская» кольцевая, куда, я помню, мы тоже в детстве ходили смотреть мозаики того самого Корина. На вас повлияло его творчество?

А. Висков

— Да, безусловно. Вот у меня тоже есть кантата такая или оратория — это музыкальная иллюстрация к картине Павла Корина «Русь уходящая», где передан вот... я старался передать музыкальными средствами тот образ несгибаемой веры, которая присутствует во всех персонажах этой картины, в разных ипостасях. Но вот такие песнопения — они, кстати говоря, будут исполнены, часть из них. Я не знаю, будем ли мы еще встречаться, но это будет на концерте в Большом зале Московской консерватории...

А. Пичугин

— Ну мы, безусловно... Вот не факт, что мы до этого времени встретимся, поэтому концерт можете анонсировать прямо сейчас.

А. Висков

— Вот. Я сейчас... Это в начале октября будет концерт совместно с замечательным пастырем, проповедником, поэтом отцом Артемием Владимировым. Вот в Большом зале Консерватории будет концерт, и там в качестве вот таких иллюстраций музыкальных будут звучать с оркестром и хором песнопения этой молитвы Антона Вискова, как раз вот из этого цикла музыкальных иллюстраций к картине Павла Корина «Русь уходящая».

А. Пичугин

— Конечно, очень интересно. Это даже не вопрос, наверное, а такое размышление... Как верили эти люди, как верил Александр Невский! Потому что то, как мы представляем себе Бога в XXI веке, я думаю, несмотря на единство в литургической практике, единство богослужения, храмового пространства, все-таки представление человека XIII века о Боге и представление человека XXI века о Боге — оно очень разное. Мне, конечно, очень интересно, как верил Александр Невский, как верил Андрей Боголюбский, Дмитрий Донской и как верили простые люди, которые жили в то время.

А. Висков

— Есть один эпизод вот в этой оратории, которую мы будем представлять, это моление князя Александра, где он выходит, входит в храм и перед битвой, перед Невской битвой он как раз вот обращается к Богу о даровании победы. Несомненно, что в те времена никакое деяние, тем более, крупное деяние, оно не происходило без обращения за Божьей помощью. И мне кажется, что мы просто можем смело брать пример с людей Средневековья, и связь с Богом, которую ощущали наши предки, она должна быть, ну, скажем так, путеводной, наверное, нитью и для наших сегодняшних всех поступков и действий. И я думаю, если эту связь не рвать, а постоянно пытаться воссоздавать, то наша жизнь во многом изменится к лучшему.

А. Пичугин

— Вы говорили про использование инструментов, старинных инструментов, реконструированных в Новгороде, например, для современного исполнения. А насколько эти инструменты позволяют говорить языком музыки XXI века?

А. Висков

— Они позволяют говорить и могут являться неотъемлемой частью музыки XXI века, потому что, будучи... Во-первых, они могут самостоятельно звучать прекрасно, и мы погружаемся в эту атмосферу... Собственно говоря, далеко и ходить-то не надо. Вот, например, у нас сейчас очень распространено такое музицирование на билах...

А. Пичугин

— Предшественники колоколов.

А. Висков

— Да, да.

А. Пичугин

— Вернее, колокола у нас с Запада пришли, никто не удивился, да? А до этого были била.

А. Висков

— Била, била. Они настроены... Вот когда на них играется, раздается удивительный, такой «малиновый», мне так, ну, образно говоря, очень сладостный звон, который обволакивает не только вот как бы уши, но и душу. И сейчас исполнители вот на этих колоколах... Вот, например, в Коломенском можно приехать, послушать — периодически туда приезжают эти люди, которые на билах... Это совершенно изумительное ощущение старины. Если к этому добавляются, допустим, гусли или вот какие-то еще старинные инструменты, ну это вот совсем уже аура такая... Честно говоря, очень сложно представить, как люди, которые слушали в Средневековье такую музыку, вообще могли воевать, враждовать друг с другом. По-моему, эта музыка исключительно погружает в благость, и никакие злодеяния там просто невозможны.

А. Пичугин

— Давайте, кстати, вернемся к музыке.

А. Висков

— Сейчас прозвучит «Господи, помилуй!» — это тоже часть вот из этой оратории «Заветы князя Александра», как раз тот эпизод, когда весь народ молится о даровании победы.

(Звучит фрагмент «Господи, помилуй!» из оратории «Заветы князя Александра» А. Вискова.)

А. Пичугин

— Я напомню, что замечательную музыку Антона Вискова вы можете послушать, друзья, 5 сентября, в воскресенье. В два часа дня в Рахманиновском зале Консерватории премьера оратории «Заветы князя Александра. Русский рубеж» — к 800-летию со дня рождения благоверного святого князя Александра Невского.

Напомните, пожалуйста, так как раньше мы с вами про это неоднократно говорили, а сегодня еще нет, про ваше сотрудничество с ансамблем «Благовест».

А. Висков

— Сейчас юбилейный год этого сотрудничества — 30 лет, как мы сотрудничаем, и поэтому все мероприятия, которые проходили и будут проходить, они тем или иным образом связаны вот с этим событием замечательным в моей жизни — то, что вот такой коллектив обратил внимание на мое творчество и продолжает обращать уже 30 лет. Весной прозвучало несколько, как это сейчас говорят, мировых премьер. В великопостные дни прозвучала оратория «Голгофа», премьера, а затем прозвучала «Литургия ангелов» такая, или «Мистерия ангелов», как ее называют... Это достаточно любопытная вещь, когда православная литургия соединена с органом. И она вся основана на старинных рукописях, которые мною, так сказать, извлечены, найдены и реконструированы. Ну, естественно, дополнены, там есть и моменты стилизаций. И вот сейчас будет оратория «Александр Невский». То есть, вот уже несколько премьер за один сезон, вот этот 30-летний юбилейный сезон сотрудничества с замечательным коллективом ансамбля «Благовест».

А. Пичугин

— А как это все начиналось?

А. Висков

— А начиналось это очень здорово. Потому что мое, вообще-то, обращение к духовной музыке — оно произошло в год...

А. Пичугин

— ...тысячелетия?

А. Висков

— Да, да-да.

А. Пичугин

— А сколько вам тогда было?

А. Висков

— Ну, я был еще молод, но уже зрел. (Смеется.) Вот. Да нет, дело в том, что я еще в Консерватории тогда учился, и ансамбль «Благовест» тогда гремел так, что, вроде, конную милицию приглашали, чтобы охранить вход в Большой зал Консерватории. И, естественно, я, как молодой, еще начинающий композитор, дрожащим голосом стал говорить, когда позвонила Галина Васильевна Кольцова, художественный руководитель. Она меня пригласила вот послушать вещи, и каким-то образом... Вот ей, видимо, понравилось то, что я представил. И у нас началось очень такое длительное сотрудничество. И многие вещи, которые мною написаны специально для «Благовеста», они уже потом стали исполняться и другими коллективами, и я считаю, что, в общем-то, «Благовест» сыграл кардинальную такую роль в моей творческой судьбе, потому что он, собственно говоря, и во мне-то он утвердил то, что я думаю... в моем призвании — то, что я должен писать музыку, и в первую очередь, духовную музыку, это основная, так сказать, линия моего творчества музыкального. Вот. Ну, и, конечно, огромное количество произведений вот за это время было исполнено, которые затем вошли в репертуар не только «Благовеста», но и других коллективов.

А. Пичугин

— Возвращаемся к музыке. Слушаем сейчас...

А. Висков

— Это финал оратории «Заветы князя Александра. Русский рубеж» — «Утверди, Боже, веру православную».

(Звучит Финал оратории «Заветы князя Александра. Русский рубеж» — «Утверди, Боже, веру православную» А. Вискова.)

А. Пичугин

— Друзья, мы, напомню, с Антоном Висковым в нашей студии — композитором Антоном Висковым, обсуждаем русскую историю и музыку. 5 сентября, в ближайшее воскресенье, в два часа дня в Рахманиновском зале Московской консерватории — премьера оратории «Заветы князя Александра. Русский рубеж». Ансамбль «Благовест» и композитор «Антон Висков».

Скажите, пожалуйста, а ваша музыка исполняется за богослужениями?

А. Висков

— Да, конечно. Вот замечательно исполняет Синодальный хор, Московский синодальный хор, ансамбль «Вера» — вот это то, что я знаю. Потом, множество провинциальных хоров. И регенты охотно обращаются и даже делают переложения с этого... У меня есть партитуры очень сложные, и они делают для небольшого состава. Допустим, у них квартет любителей, и вот они эти сложные партитуры каким-то образом делают... (Смеется.)

А. Пичугин

— А вы в этом слышите себя?

А. Висков

— Да, конечно. Они замечательно делают. Такая есть Елена Окунькова, мы с ней очень тесно сотрудничаем. У нее храм — станция Щербинка...

А. Пичугин

— Елизаветинский там храм, прямо у станции.

А. Висков

— Да, да, да, вот этот храм. Она очень...

А. Пичугин

— Я там мимо иногда езжу.

А. Висков

— Да-да, он замечательный, храм. И вот она... Новый он храм, он недавно построен...

А. Пичугин

— Ну, тот старенький-старенький... Ну во старенький — там, 90-х годов, а сейчас построили большой.

А. Висков

— Да, да-да. И она вот как-то прониклась моим духовным творчеством и не только делает переложения, но и исполняет вот то, что я для них специально написал. А в последнее время у меня это достаточно большие циклы. Например, вот такой большой цикл «Свод херувимских песен» в различных стилях истории вот русской музыки. Как бы история русской музыки в нотных образцах, такая вот импровизированная. Как бы могли написать херувимскую в XVIII веке, там, в начале XIX, в середине XIX, в начале ХХ, в начале XXI. Вот есть такой цикл.

Есть большой цикл «Приношение Богородице» — это где только богородичные песнопения. Создан... И вот замечательно совершенно исполнил Уральский государственный хор под управлением народного артиста России Владислава Новика — это один из таких вот знаковых, так сказать, коллективов хоровых в России.

А сейчас состоится Фестиваль духовной музыки в Челябинске, куда едет ансамбль «Благовест» и где как раз будет исполняться оратория «Заветы князя Александра. Русский рубеж». И, кроме того, еще целый концерт из отдельных тех моих сочинений, которые находятся в репертуаре ансамбля «Благовест». В рамках этого же фестиваля будет мой мастер-класс, который будет для музыкантов — «Основные стилистические направления современной музыки».

А. Пичугин

— А не бывало у вас так, что вы приезжаете в какой-нибудь храм за богослужением — оп! — и ваше произведение?

А. Висков

— Да, такое бывало. Вот в храме Всех Скорбящих Радости на Ордынке я с большим удовольствием прослушал несколько своих сочинений, потому что Алексей Александрович Прусаков, мой друг и также человек, который очень много сделал для продвижения моего творчества, он часто включает в репертуар Синодального хора, который поет мои произведения, и они получили очень высокую оценку владыки...

А. Пичугин

— ...Илариона...

А. Висков

— ...Илариона, да, к музыкальному творчеству которого я всегда отношусь с большим вниманием и интересом.

А. Пичугин

— Спасибо большое!

А. Висков

— Спасибо вам.

А. Пичугин

— Ну приходите к нам! Всегда очень рады с вами общаться, слышать, видеть.

А. Висков

— Очень приятно. Спасибо, Алексей. Мне с вами тоже очень приятно общаться.

А. Пичугин

— Спасибо. 5 сентября в два часа дня в Рахманиновском зале Консерватории к 800-летию со дня рождения благоверного князя Александра Невского — «Заветы князя Александра. Русский рубеж». Это премьера оратории-действа для чтеца, солистов и смешанного хора. Композитор Антон Висков, Московский...

А. Висков

— И чтец — он же.

А. Пичугин

— И чтец — он же, да?

А. Висков

— И чтец — он же.

А. Пичугин

— Композитор и чтец — Антон Висков, Московский ансамбль духовной музыки «Благовест», главный хормейстер — Денис Анзигитов, художественный руководитель — Галина Кольцова. Галина Кольцова была у нас вместе с вами. Я помню, в конце 2017 года мы здесь отмечали 30-летие ансамбля «Благовест». Ну, а это вот будет замечательная премьера, друзья. Не пропустите, и давайте под занавес программы послушаем еще одну композицию.

А. Висков

— Это финал одного из фильмов моего об Александре Невском, к которому я писал музыку, «Спаси, Господи, люди Твоя» — на основе канонической мелодии электронная композиция.

(Звучит музыкальный фрагмент.)

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Небесная заступница
Небесная заступница
Программа о роли Богородицы и Её иконописных образов в истории России, о случаях Её заступничества за русских людей.

Также рекомендуем