Москва - 100,9 FM

"Неполная семья". Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (28.10.2017)

* Поделиться

Большое количество современных детей воспитываются в неполных семьях. И здесь есть свои нюансы и особенности, которые накладывают отпечаток на развитие и становление ребёнка. С нашим гостем – протоиереем Артемием Владимировым, мы говорим о том, как компенсировать эту неполноту и какие именно христианские инструменты мы можем использовать для этого.


Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья, вы слушаете программу «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий

– Приветствую вас, дорогие друзья.

Тутта Ларсен

– Хотела сегодня поговорить с вами, батюшка, о проблеме, которая на самом деле очень часто встречается, к сожалению, и в нашей стране, и в мире. И хотелось, может быть, чтобы этого было поменьше, но тем не менее огромное количество детей современных воспитывается в неполных семьях. И хотим мы того или нет, наверное, здесь есть какие-то нюансы и особенности, которые накладывают определённый отпечаток на то, каким вырастает ребёнок в такой семье.

Протоиерей Артемий

– Безусловно.

Тутта Ларсен

– И очень хочется поговорить о том, есть ли какие-то способы компенсировать эту неполноту и какие именно христианские инструменты мы можем использовать для того, чтобы человек, выросший в неполной семье, всё-таки был полноценным.

Протоиерей Артемий

– Да. Вы употребили слово «нюансы», оно относится больше к душевным импульсам. А я бы ещё сказал, что есть флюиды, гормоны. Потому что оказывается, что преимущественно женское окружение – две бабушки, мама – тоже воздействует на, скажем, формирование мальчика. И здесь такой сложный феномен: и душевное, и телесное слагаемое. И, конечно, ясно, что любой перекос, любая крайность, с точки зрения Божественного Промысла, влечёт к определённым последствиям. У нас так говорил народ: кто чем увлекается, тот тем и искушается. Любой дисбаланс, нарушение какой-то естественной гармонии, паритета тотчас даёт свой сбой. В этом отношении прежде всего хочется сказать о том, что очень часто мама-одиночка (может быть, не самое хорошее наименование, знаете: волк-одиночка, охотник-одиночка, индивидуальный предприниматель-одиночка), но мама, оставшаяся по каким-то причинам без спутника жизни, вкладывая частичку своей души – это ещё лучший вариант – в ребёнка, конечно, не может вылезти из собственной кожи, и дитяти не достаёт – говорим о мальчиках – мужской харизмы. Кто-то ребёнка драгоценного забаловывает, зацеловывает, так что мальчик не получает уроков мужества, преодоления препятствий, живёт на всём готовом, превращается в какого-то барчука. Мама пытается Баранкина сделать человеком – и он, не встречая мужской руки, мужской рассудительности, сначала сдавливается, как какая-то резиновая игрушка, а потом обратный ход, реакция – и теряются вообще все связи, на время, конечно, между Митрофанушкой и родительницей. И сегодня нам необходимо размышлять о том, как эти диспропорции каким-то образом уравновешивать. И думаю, что батюшке есть чем поделиться.

Тутта Ларсен

– Давайте изначально поговорим о том, от чего бывает неполнота в семье. И конечно, самая частая ситуация это развод родителей, и здесь существует такой реальный, как мне кажется, такой прямо большой-большой провал и большая-большая проблема в плане зрелого и какого-то ответственного поведения взрослых людей. Потому что в цивилизованном мире люди могут расстаться и перестать быть мужем и женой, но от этого они не перестают быть родителями своим детям.

Протоиерей Артемий

– Несущими полноту ответственности перед ребёнком.

Тутта Ларсен

– Конечно. Но очень редко можно встретить пару, которая расставшись и, может быть, даже там заведя новые семьи, как-то сумела договориться о каком-то полноценном, равновесном...

Протоиерей Артемий

– Участии.

Тутта Ларсен

– Участии в воспитании ребёнка. Чаще всего, конечно, женщина остается с ребёнком одна, а мужчина превращается в какого-то, извините меня, нехорошего человека «редиску», о котором женщина тоже, как правило, не самым лестным образом отзывается. И ребёнок растёт в сознании того, что он вообще сын «редиски» или дочь, и что папа его и бросил, потому что какой-то он плохой ребёнок, раз он не заслуживает папиной любви. Это мой, например, личный опыт. И это большая и серьёзная очень травма. И хотя моя мама, она никогда папу не ругала, никогда не говорила, что он нехороший человек, но папа сам выбрал такую форму взаимодействия – посещать меня раз в месяц, что, конечно, было абсолютной пыткой. И ну просто, знаете, лучше бы вообще не приходил, чем так. Только придёт, ты только как-то ну свою привязанность...

Протоиерей Артемий

– Расположишься.

Тутта Ларсен

– Да, расположишься, а он опять на месяц пропадает. И это всё кровоточило, это болячка, было очень тяжело. И понятно, что родитель, который остался в такой ситуации один с ребёнком, у него не только задача полноценно ребёнка воспитать и дать ему всё, всестороннее развитие там, возможности, но ещё и как-то компенсировать его душевную травму, и свою душевную травму, да. То есть там ещё есть такая рана, которую надо каким-то образом исцелить, и непонятно, как это сделать. Здесь, наверное, ну вот без веры вообще невозможно как-то до конца эту ситуацию исправить.

Протоиерей Артемий

– Ребёнок, безусловно, всегда будет тянуться к мужскому началу. Потому что, хотя сидит он под сердцем у мамы, но общение с отцом, с родителем для него есть не меньшая потребность, органичная потребность, нежели женское начало. И мне, как священнику, встречаются малыши, которые без избытка такта к маме обращаются по-детски: «Мама, ну когда же ты выйдешь замуж? Когда у нас появится папа?» Часто ребёнок даже не понимает, какие струны души затрагивает он. Мама, может быть, и рада бы обрести кормильца и рыцаря, да вот только что-то пустовато на улицах столицы. Алло, мы ищем таланты, где вы, жертвенные папы? И, безусловно, этот поиск сильного, крепкого, мужественного, ответственного и доброго дяди будет в латентной, спящей форме присутствовать всегда. Мы об этом говорим, замечая, как, скажем, дети тянутся к редким учителям-мужчинам. Как зачастую силен авторитет чужого дяди, который соблаговолил высказать какое-то веское суждение относительно ребёнка. В этом отношении вы совершенно правы: вхождение в приход, в приходскую семью, в церковную жизнь очень важно для маленьких христиан. Слава Богу, у нас батюшки это только мужчины и иного быть не может. И слово «батюшка» в себе действительно таит это значение патриархальности, отеческой благости и строгости. И, безусловно, очень бы хотелось, чтобы все мы, священники, понимали, насколько зыбкая, зачастую болезненная почва общения с детьми. Это так же, как в сиротский дом придёшь – мы, может быть, об этом ещё когда-то поговорим – мгновенно вас начинают называть и папой, и мамой. И, конечно, батюшка должен найти золотую середину. Не должен он быть неприступным, как гора Килиманджаро, не должен смотреть на чужого ребёнка, как на какую-то помеху справа и слева. Но должен почувствовать его сердечко и постараться стать другом для ребёнка, а дружба со священником ко многому обязывает малыша. А с другой стороны, конечно же, видя, как дети к нам ластятся, как они пытаются батюшку приобнять и спрятаться под его рясой, мы не должны закармливать детей конфетками. Потому что дружба со священником - в идеале это некая внутренняя мотивация для ребёнка работать над собой, исправляться, чтобы дружить со священником, не огорчать его. Безусловно, не только о батюшках можно говорить, потому что всякий друг семьи, пусть речь и не пойдёт о каких-то перспективах супружества, но всякий родственник мужского пола или доброй нравственности сосед, не знаю, сослуживец – но, конечно, важна и значима бывает помощь, оказанная маме, которая, как рыба об лёд, бьётся, зачастую не имея возможности справиться если не с финансовыми проблемами, то с проблемами воспитания, проблемами этического характера.

Тутта Ларсен

– Ну, а как вот поступать маме, которая осталась действительно одна с ребёнком, потому что рассталась с его папой, и папа просто куда-то пропал, не принимает участия в воспитании ребёнка, а ребёнок всё время задает вопросы. И маме не хочется, с одной стороны, папу как-то очернять...

Протоиерей Артемий

– Безусловно.

Тутта Ларсен

– А с другой стороны, и врать ребёнку не хочется, что папа космонавт и улетел на Марс навсегда, да? Как же здесь тоже так себя вести, чтобы не причинить ребёнку боль и в то же время не обманывать его?

Протоиерей Артемий

– Сложный вопрос, хотя мы с ним встречаемся на исповеди более чем часто. Если речь идёт о маленьком христианине, то вы знаете, продуктивен иногда и такой подход: «Давай мы помолимся, чтобы сердце папы тоже было светлым, чтобы он тоже почувствовал, как мы в нём нуждаемся. Ты знаешь, не только дети, но и взрослые могут болеть, кто телом, кто душою». И вот это молитвенное обращение к Богу за то, чтобы папа и мама нашли общий язык, конечно, очень важно. Родителей не выбирают, и опыт показывает, что дети не перестают любить своих отца и матерь, иногда вовсе и не заслуживающих родительского доверия. А я ещё вот что скажу. Вы знаете, очень часто папа, который кроме игнора ничего не испытывал по отношению к ребёнку – проходит 10, 15, 20 лет, не молодеют те, кто когда-то зачали и дали жизнь детям. Достаточно частыми являются случаи, когда уже выросшие, взрослые дети пытаются сами разузнать, а всё-таки на какой части света, на какой улице живёт, если ещё живёт родитель. И очень нередко бывает, что таинственное скрещение судьбы приходится уже на конец жизни родителей. Как часто дети-христиане, найдя не в лучшей форме, скажем, такого экс-мужа, но всё-таки родителя, помогают ему и обрести веру, и прийти к первой исповеди, иногда причаститься перед кончиной. И я убежден, что вот эта сокровенная пуповина духовного и кровного родства действительно не пресекается. В этом смысле всё-таки – мы должны говорить сейчас от имени мам, оставшихся солдатками, – всё-таки должны напоминать детям о неотменности заповеди: чти отца и матерь твою. И если мы не можем физически проявить внимание по вине папы, то молиться, желать им мысленно здоровья, вверять его милости Божией – это не просто средство этического воспитания, Бог слышит молитвы детей, и часто Божий Промысл неожиданно разворачивается, иногда семьи даже соединяются. Впрочем, к сожалению, это бывает не каждый раз.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о воспитании ребёнка в неполной семье. А ведь сейчас бывает и так, что семья является неполной изначально, и что женщина, отчаявшись выйти замуж, найти достойную пару себе, рожает ребёнка, что называется, для себя. Ну хорошо если от какого-то известного ей мужчины более-менее, а бывает, что и просто в банк сходит за этим и, в общем, выберет там какого-то кандидата ну вот она... Ну просто потому, что она не мыслит своей жизни без ребёнка, и часики тикают. И вот у неё есть это чадо любимое, обожаемое, и изначально вообще даже там наличия папы и не предполагалось во всей этой истории. Возможно ли в такой семье вообще воспитать ну личность счастливую, которая может потом отвечать за себя и полноценно существовать в этом мире?

Протоиерей Артемий

– Не будучи арбитром над судьбами человеческими, допускаю возможность, что мама, состоявшаяся мама, которая такими не прямыми, откровенно скажем, не Божиими путями стала родительницей, через какое-то время поймёт, что есть абсолютные нравственные законы. И конечно, многие становятся христианками не по имени, а по жизни и каются в грехах, в ошибках юности, обретают христианское мировоззрение и пытаются уже так воспитать детей, чтобы они не повторяли их собственных ошибок. Но чаще бывает, что если женщина воспринимает ребёнка как свой образ, своё подобие – моя кровиночка, моя слезиночка, я хозяйка его жизни! – такая гипертрофированная, иногда слепотствующая биологическая материнская любовь приносит ребёнку худые последствия. В том смысле, что дитя, которое любили, но которое не научили любить, дитя, которое мама, может быть, подавляла в силу того, что она не чувствовала суверенитета человеческой души, её царственного достоинства, мама планирует одно, а получается совсем другое. Человек предполагает, а Бог располагает. В этом смысле уклонения от вечного нравственного неизменного закона, они всегда дают своё эхо и рикошет. Поэтому в отношении тех мам, которые нас сегодня слушают и которые пошли вот этими современными путями, мы дурного слова не произнесём, а призовём их к покаянию и молитве, и к осмыслению идей воспитания. Потому что нельзя обезличивать ребёнка, нужно уметь влагать в него семена добра и нравственности и понимать, что этот корабль рано или поздно сойдёт с верфи и отправится в самостоятельное плавание. Но всё-таки, что касается девушек, которые нас сегодня слушают, размышляют о жизни, что бывает, конечно, хотелось бы предупредить от подобного феминизма. Я встречал таких: «Зачем мне муж? Что это вообще за устаревшее понятие? Я уж как-нибудь сама справлюсь, у меня и оклад неплохой, и сейчас селекция, генетика сделали большой прогресс, я уж обойдусь без присутствия мужчины дома», – это конечно тупик, это катастрофа. Потому что природу обмануть нельзя, и богоучреждённая семья – та теплица, в которой растеньице будет взращиваемо, согреваемое дыханием и мужа, и жены – это идеал, к которому, дай Бог, придут наши юные слушатели и слушательницы. Идеал, отступив от которого в той или иной степени, всё равно будут страдать и родители, и дети.

Тутта Ларсен

– Но есть ещё одна ситуация, причина, по которой семья становится неполной - это смерть одного из родителей. И здесь, наверное, какая-то особенная нужна поддержка такой неполной семье, потому что и здесь тоже, помимо задачи вырастить из ребёнка самостоятельную полноценную личность, есть задача ещё и справиться с горем, и обрести снова почву под ногами.

Протоиерей Артемий

– Мне вспоминается в связи с этой тонкой темой тот трагический день, когда в единочасье артисты Александровского хора рухнули в морскую пучину. И на другой день я был приглашён в дом, где они, этот хор, собственно вёл репетиции, это был дом, где они раскрывались творчески. И я помню эти фотографии, 73 фотографии на пюпитрах. И родственники, которые смотрели на эти фотографии при сиянии свечей и чувствовали, что на них уже оттуда, из вечности взирает их папа. Помню, один из них, мой тёзка, Артём, Артемий. И думается, что в таких трагических обстоятельствах, конечно же, должно воспитывать детей с мыслью о том, что у Бога мёртвых нет, у Бога все живы. Как хорошо бывает прийти, дорогие друзья, в ту или иную семью, освящая квартиру или загородный дом, и вдруг увидеть на стене гостиной фотографии, начиная от прадедушки, до детства папы и мамы. Чтобы ребёнок, вскользь посмотрев, но всегда увидел родные милые лица и фотографии, не говорю живописные портреты. Давайте вспомним, в дворянских семьях всегда в гостиных были портреты пращуров, иногда парадные, иногда такие бытовые, но ощущение живого присутствия, устремлённого на тебя взора это не просто психологический настрой. Как с иконы из вечности на нас смотрит изображённое там святое лицо, так, убеждён, и фотографии тоже дают отзвук этой тайны. Поэтому очень важно, если, скажем, вот сейчас мы только слышали, в Сирии при подъёме наш военный самолёт вдруг разбился, два воина, раба Божия Александра, как герои, ну не были сбиты в военном сражении, погибли мгновенно. Конечно, культивировать образ отца, защитника Отечества, того, кто жизнь положил за друзей своих, его мужественный образ, его лик, его молодость вот так запечатлённые, они дают чувство присутствия. Я вот, например, никогда не видел свою прабабушку, кроме как на фотографии, но совершенно убеждён, что она участвует в моей судьбе. Поэтому почитание предков, умение равняться на их подвиг, если таковой имел место, понимание того, что я не могу уронить честь семьи – ну так раньше воспитывали, – недостойным поступком, в силу того, что на меня смотрят мои пращуры, это великое дело. Но и великое искусство, к которому, к сожалению, не слишком-то приучены современные мамы и папы.

Тутта Ларсен

– Мы продолжим нашу беседу через минуту.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». С нами в студии старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о жизни в неполной семье. Часто бывает, что мама или папа находят себе новую пару и создают новую семью, в которой рождаются новые дети. Вот с нашей точки зрения, христианской и, не знаю, может быть, просто общечеловеческой, всё-таки лучше воспитывать ребёнка одной? Или лучше, чтобы он воспитывался в полной семье, даже если мужчина не будет ему отцом или женщина не будет родной матерью? Ведь сколько мы знаем сказок и фольклора о плохой мачехе, злой, которая обижает... Может быть не стоит подпускать к ребёнку чужого человека?

Протоиерей Артемий

 Тяжёлого – да...

Тутта Ларсен

– Чужого.

Протоиерей Артемий

– А благородного?

Тутта Ларсен

– Но чужого.

Протоиерей Артемий

– Чужого. И тяжёлого. Ну, а давайте вспомним о пословице: не тот отец, кто родил, а тот, кто воспитал. На моей семье, например, эта пословица блестяще оправдалась. И наш дядя Лёнечка – мы так и звали его: дядя Лёня, всё-таки не отец, – он был как три отца в одном лице для нас троих сыновей. И его жертвенность, и его совершенное погружение в семью, его умение отдать всё для будущего детей, которых он не рожал как биологический отец, конечно, сделало нас счастливыми, и семья наша была полной. Я вот как священник хочу затронуть ещё, знаете, какой нюанс: как болезненно переживает мама, оставленная папой без уважительных обстоятельств. Или вдруг узнаёт, что папа там обзавёлся молодой красивой, кто-то там появился – бэби, бэмби. И, естественно, потом появляется у папы всё-таки желание своё дитя...

Тутта Ларсен

– Познакомить с новой женой.

Протоиерей Артемий

– Познакомить с новой женой. У мамы всё переворачивается. Особенно если она была действительно обманута в своих лучших ожиданиях, если она была предана. И это вероломство, к сожалению, сегодня носит какой-то биологический характер: кризис 45 летнего возраста – и вот все эти звезды кино и эстрады, которых их жёнушки, может быть, ещё выпестовали, людьми сделали, сценический образ им дали, затем в поисках свежей крови заводят себе каких-то пассий. А иногда едва ли не живут в одном доме чуть ли не две-три жены – если б я был султан, я б имел трёх жён. Конечно, тонкая эта материя, когда мама начинает болезненно переживать. Папа эксплуатирует естественный интерес уже подросшей дочки, отроковицы, девицы к себе самому, ну и под сурдинку как-то пытается интегрировать дочку, берёт её в свою семью. Думаю, что здесь одного рецепта или пластыря не приложишь. Я вот вспоминаю нашу семью. Папа у нас дал себя украсть у мамы где-то в турпоходе. И мы, трое сыновей, временно были осиротевшими, пока не явился по верёвочной лестнице этот сказочный принц, дядя Лёнечка. Он был в одной студенческой группе и с моей мамой, и с папой. Но помнится, мама никогда не позволяла себе, в силу своей интеллигентности, в силу своего ума и педагогического материнского чувства, сказать, вот не хвалила ту особу, но и не ругала. Там родился сынуля. У нас какие-то были эпизодические встречи, хотя друзьями семьи мы не стали. Во многом, наверное, потому что та чужая тётя, которая увела нашего папу, наверное, у неё с совестью было всё в порядке, ей было тоже тяжело. Это вот, может быть, сейчас уже такой во всём прогресс, что у людей никаких нет комплексов на сей счёт. И как бы то ни было, я думаю, очень важно то, что вы сказали о вашей маме: взрослые не имеют ни морального права, ни иного какого негатива и горькие чувства переливать, обрушивать на сердца детей. Мы должны щадить наших милых киндеров и, расписавшись в собственной неправедности, непостоянстве, в этих зигзагах удачи, конечно, уметь создать для детей такую нишу обитания, чтобы их сердца не были перегружены этими антипатиями, этой ревностью, этой обидой, а она легко заражает ребёнка. И совсем страшно, когда мама, не слишком развитая в нравственном отношении, делает уже ребёнка таким тараном...

Тутта Ларсен

– Оружием.

Протоиерей Артемий

– Орудием, просто как Сталин генерала Жукова бросает в горячую точку. Дети очень легко ожесточаются, и жизнь их может быть просто покалечена.

Тутта Ларсен

– Но если всё-таки есть возможность воспитывать ребёнка не одной, а с новым партнёром, как тогда к этому ребёнка готовить? И как быть уверенной в том, что этот папа будет действительно хорошим отцом моему ребёнку, а не только усугубит ситуацию? Ведь сколько есть случаев, когда у ребёнка с отчимом или там с мачехой отношения очень недружественные, полное разобщение. И, казалось бы, если бы женщина воспитывала этого ребёнка одна, может быть, было бы всё не так драматично.

Протоиерей Артемий

– Да мне кажется, что первый критерий, по которому мама уже состоявшаяся, решаясь на второй брак, первый критерий, по которому она должна выбрать своего принца, этот: насколько он нравственно развит и насколько он готов чужое дитя принять как своё собственное. С моей точки зрения это ужасно, когда молодой, красивый или в расцвете сил находящийся человек оказывается столь неразвитым, столь психологически каким-то закрытым, что он вот этого лисёнка, волчонка – а ведь очень часто дети воспринимают как личную обиду появление...

Тутта Ларсен

– Нового человека, конечно.

Протоиерей Артемий

– В семье нового дяди. А он и не трудится, новый супруг, он и не пытается умягчить, как-то потерпеть, как-то приголубить дитя, а сразу клин клином, на ножах...

Тутта Ларсен

– Сразу начинает его воспитывать, как он считает нужным.

Протоиерей Артемий

– Да, но без всякой тени сострадания, понимания, какую драму несёт в себе дитя. Думается, что здесь всё-таки женщина должна быть семи пядей во лбу. И не должна она уж прямо чувствовать себя такой Джульеттой: а нам всё равно, после меня хоть потоп. Мне бы главное закрыть собственную брешь, а там как-нибудь приладится. И должен сказать как священник, что достаточно часто я вижу удачные опыты такого вживления, когда семья становится полной, а новый супруг трудится. И это очень нелёгкий труд, примерно такой же, как нелегко и усыновить дитя. И часто генетика такого усыновлённого ребёночка даёт о себе знать. Это подвиг, подвиг любви. Но чем более оба родителя трудятся, пытаясь гармонизировать ситуацию, тем больше возрастает их совместная любовь.

Тутта Ларсен

– Как, если всё-таки не удалось найти возможность создать полную семью, как компенсировать отсутствие тех или иных воспитательных навыков у мамы или папы? Ну понятно, что папе будет трудно научить девочку хорошо готовить, или там вести хозяйство, или быть хорошей женой. Равно как и маме довольно сложно воспитать мальчика ответственным и там спортивным или мужественным. Вы сами сказали, что либо зацеловывают до смерти, либо, наоборот, так зажимают по каким-то своим представлениям о мужественности и там терпении мужском, что ребёнок просто задыхается.

Протоиерей Артемий

– Я вот вам про своего внука расскажу.

Тутта Ларсен

– Так...

Протоиерей Артемий

– Вдруг он ещё услышит эту передачу. У него такое имя и фамилия – просто закачаешься: Михаил Архангельский. Ну внук – это внук моего покойного брата. Так получилось, что папа его имел ослабленную родительскую мотивацию – специально выражаюсь учёным языком, чтобы он на меня не обиделся. Мама – тоже до поры до времени ветер в голове гулял – сейчас она где-то в Сицилии с новой семьёй. Чем старше становится, тем больше пробуждается в ней материнство, но мальчику-то уже 14 лет. И получилось, что задачи образовательные мы решали так, что он у нас побывал и в Алексеевской пустыни – это вот такое кадетское заведение, батюшка-подвижник там вот таких детей вместе с хорошими преподавателями воспитывает. Сейчас в Москве, в хорошей школе с математическим уклоном. И мне помогают мои прихожане Мишеньку, который был лишён вот этой полноты семьи, не только полной семьи, но и материнского тепла ему не хватило. И вот у меня, как у дедушки такого косвенного, но несущего ответственность за ребёнка, конечно, всё время стремление помочь изживать ему те комплексы, которые накопились, и не он-то слишком в этом виноват. Вот этим летом удалось устроить его в замечательный, сначала где-то под Москвой такой лагерь с очень опытными педагогами – рыбная ловля, то, что нужно для мальчиков, а потом в этой же организации отправить его в Крым – горные тропы, парня в горы тянем. И вот мой Мишенька, вот – а там уже знают, что это батюшкин внучёк, – пошёл в поход. Да, костёр, костровой, и готовят для супа тушёнку – четыре банки тушёнки на всех в суп полагалось. Вот Мишенька ещё не очень привык мыслить категориями Тимура Гайдара (помните его девиз: когда другим хорошо – тогда и мне хорошо) и сожрал, прости Господи, эту всю тушёнку.

Тутта Ларсен

– Все четыре банки?!

Протоиерей Артемий

– Да! А что вы хотите? Растущий организм, свежий воздух. Но главное, что остался отряд на постном супе. Представьте себе, какое фиаско! В наше время за это били. Педагог говорит, мы первый раз такое встретили в 14-летнем...

Тутта Ларсен

– Отроке.

Протоиерей Артемий

– Отроке. «Слушай, это как?! Как ты мог?! – Да мне очень захотелось...» Конечно, важны, важны такие сообщества, такой коллектив, где ваш барчук -повторяю, не во всём он и виноват, – всё-таки будет окружён и опытными педагогами, кстати, христианского образа мысли, и помещён в какие-то, зачастую экстремальные обстоятельства, что жизнь покажет тебе твою несостоятельность, жизнь будет тебя учить каким-то урокам, которые ты сдашь сначала на два, потом на четыре. И сегодня мне хотелось бы, конечно, порекомендовать мамам, у которых растут дети, и особенно если это мальчики, всё-таки искать – тут и скалолазание, и какие-то туристические тропы, какие-то кружки. Но нужно быть и очень осторожным, потому что не всякий тренер нам подойдёт, много среди них и грубиянов, не дай Бог, каких-нибудь развратников. Но важно, важно восполнять вот эти недостатки домашнего воспитания, вовлекая ребёнка в здоровые формы досуга, отдыха, трудов, чтобы он таки не сидел один на один с компьютером, набирая избыточный вес, но мало-помалу из утёнка становился лебедем. Здесь нужно много энергии, много смотреть вокруг себя. Часто через священника нужная информация приходит относительно людей нравственных, готовых принять доброе участие в формировании человеческих качеств наших подранков.

Тутта Ларсен

– А должен ли у мамы и у ребёнка быть один духовник? Если мы говорим о христианском воспитании семьи. Или всё-таки ну тут как с психологом, да? То есть вот психологи, например, – извините, что я такие параллели провожу, но просто, например, психолог, если работает с ребёнком, он с родителем уже работать не может. Потому что он выступает как адвокат ребёнка перед родителем, и он работает над тем, чтобы ребёнку было хорошо и собственно открывать родителю тайны ребёнка он никак не может, родитель должен искать себе другого психолога. А работает ли эта формула с духовником?

Протоиерей Артемий

– Честно говоря, не знал такой детали психологической. Век живи – век учись. Что касается духовника, я думаю, что всё-таки нам бы хотелось, чтобы батюшка, у которого мама исповедуется, которого она уже знает, установки которого являются определённым руслом её жизни, чтобы этот батюшка всё-таки в себе обнаруживал определённые качества того же детского психолога, педагога, воспитателя. И если в священнике почему-то отсутствует эта хромосома, хотя в идеале любви Божественной все возрасты покорны, если батюшка уж никак, милый, не понимает семилетнего малыша, конечно, пусть она поможет найти того священника, который эту тонкую ниточку детской души будет чувствовать. Конечно, в идеале священник, хорошо уже зная семейную ситуацию – мы об этом, кстати, как-то говорили – я, по крайней мере, прошу родителей заранее меня познакомить со всеми трудностями, испытываемыми на данный момент ребёнком: какие-то чрезвычайные происшествия, какие-то трудно изживаемые страсти, ну скажем, вот он стал подворовывать. И батюшка, уже определённую базу данных имея, не размазывая дитя об стенку, не свершая товарищеский суд и гражданскую казнь, исподволь, потихоньку будет помогать маме, уже используя арсенал подручных ему благодатных средств, помогать маме разделять пшеницу от плевел, и мало-помалу содействовать нравственному укреплению дитяти. Это, конечно, вообще мечта по нашему времени, такой тройственный союз. Батюшка, уже, может быть, и собственных детей поднявших, либо не понаслышке знающий, что такое искусство педагогики; мама, которая находит здесь духовную пристань и может раскрыть своё сердце и от Господа Бога получать врачевание и импульс к несению своего креста вынужденного безбрачия; и ребёнок, который увидит в священнике доброго друга. А пусть этот добрый друг будет очень умным и осторожным, чтобы у ребёнка не возник помысел, что «сливают» информацию о нём батюшке. И таким образом маленькая семья будет восполнена вот этим духовным окормлением. И, безусловно, детство может стать вновь золотым, и все краски – каждый охотник желает знать, где сидит фазан, – весь спектр радостей придёт в эту семью благодаря общности приходской, где мамы часто вместе соединяются и вместе читают молитвы по соглашению о своих Митрофанушках.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». Общаемся с нашим гостем, протоиереем Артемием Владимировым, говорим о жизни в неполной семье. А всё-таки дети из неполных семей вырастают и создают собственные семьи. Есть ли здесь какие-то подводные камни, и есть ли у этих людей особенности? Вот, например, девушка полюбила молодого человека из неполной семьи. Нужно ли ей присмотреться к каким-то его определённым качествам, нужно ей чего-то опасаться, чего ждать?

Протоиерей Артемий

– Да, вопрос, я бы сказал, в десятку. Потому что не всё что блестит, то золото, и не всё что сладко, то сахар. Представьте себе, что мама взяла своего сынулю в такой духовный и душевный плен, что сынуля прирос к маме, как родинка, ну не как бородавка, и без мамы он вообще даже в туалет не ходит. Невеста может встретиться с большими сюрпризами, когда вдруг она увидит, что её избранник просто ватный человек. А другая проблема. Представьте себе современную сильную маму постсоветской формации, которая сумела двушку сделать трёшкой, переехать из Мытищ на Ленинский проспект, а то и на Андреевскую набережную – элитное место, откуда мы вещаем всей вселенной. И мама папу ребёнка всегда, как раз по скудоумию, награждала нелестными характеристиками, используя экземпляры из энциклопедии Брема, мир животных. И девочка интуитивно воспринимает мужчину, папу как антагониста...

Тутта Ларсен

– Врага.

Протоиерей Артемий

– Как того, кто не заслуживает доброго слова, как того, кого нужно гнуть и держать его под кованым каблуком, чтобы не высовывался и был доволен хотя бы тем, что его сегодня покормили. Как часто бывает, что такая милая, красивая, симпатичная девочка, но не умеющая переосмыслить мамин опыт, не умеющая оттолкнуться от негативных сторон этого опыта, повторяет маму и лишает будущего супруга творческой инициативы или, например, позволяет себе орать, кричать на него, отрывается по полной, не видя в этом криминала. В этом смысле, конечно... Вот президент – очень умный у нас человек. Вы знаете, что есть у нас два полка: президентский полк и комендантский полк. Один полк – это который ездит вместе с президентом в зарубежные страны и являет там красоту выправки и силу русского характера. А другой полк – это который сторожит Кремль, принимает здесь гостей. И я посещал как батюшка вот этот комендантский полк. Представьте себе, что в этот элитный полк попасть очень непросто хотя бы потому, что берут в него мальчиков из полных семей.

Тутта Ларсен

– Из полных только?

Протоиерей Артемий

– Из полных семей. То есть настолько ответственно это дело, настолько там многогранные функции, что, видимо, считается, что именно в полной семье какой-то психотип такой вот неповреждённый, то есть в какие-то кризисные, форс-мажорные ситуации он не оставит своего места. Ну это я к тому, что если уж президент учитывает это, то и наши молодые люди, обустраивая свою жизнь, что-то должны об этом думать и рассуждать. С другой стороны, я не детерменист, против того, чтобы считать мечеными тех, у кого детство прошло в неполной семье. Божия благодать всё восполняет. Не признаю, вот как хотите, на исповеди такие батюшкам откровения: «Ой, вы знаете, с моим характером, у меня такой характер...» – щенячий, волчий или ещё какой. Нет, брат, и настроение твоё, сегодняшнего дня и твой характер, нрав, норов – это то, над чем мы должны, если хочешь, вдвоём будем трудиться. И поэтому, может быть, я и не из совсем полной семьи, но вот знаю такую молитву и рекомендую её нашим молодым людям, она озвучена была, произнесена, по-моему, отцом Иоаном Крестьянкиным: «Господи, дай мне силы изменить в себе то, что я могу и должен изменить. Дай мне терпения нести то, чего я изменить не могу. И дай мне мудрость, чтобы отличать одно от другого».

Тутта Ларсен

– Ну и под занавес нашей беседы, наверное, стоит всё-таки действительно как-то реабилитировать неполную семью. Если действительно у мужчины или у женщины не получилось заменить свою единственную половинку кем-то ещё, это вовсе не значит, что в этой семье не может вырасти счастливый ребёнок. Давайте вспомним Василия Великого, которого воспитала мать, святая Эмилия; блаженного Августина, которого воспитала святая Моника; святого Иоанна Златоустого, воспитанного святой Анфусой. Наверное, и среди не святых, а просто добрых людей вы знаете такие примеры.

Протоиерей Артемий

– И давайте вспомним, и я, надо сказать, возьму на вооружение имена, которые вы сейчас произнесли...

Тутта Ларсен

– Там ещё был мученик Мамонт Кесарийский, который был воспитан вдовой.

Протоиерей Артемий

– Да, видите, как замечательно. А я ещё хочу, наверное, вспомнить самые важные для нас слова: «Там, где двое или трое собрались во имя Моё, там Я среди вас», – это слова Господа Иисуса Христа. В конце концов, мне не очень нравится сам термин «неполная семья» – ну как Бог дал. Но Он, наш воскресший Спаситель, распятая и воскресшая Любовь есть полнота, всё собою восполняющая, наполняющая. В Нём, во Христе, человеческая личность обретает гармонию и завершённость. И поэтому благодать Божия, льющаяся через Таинства Церкви в наши сердца, недостающее восполняет, а болящее исцеляет. И поэтому давайте пригласим, дорогие друзья, в наши жилища, а главное в наши сердца Христа Спасителя, чтобы Он по нашей вере и желанию исполнять Его заповедь о любви, всегда сопребывал с нами, руководствовал нас, восполнял то, что нам не достаёт, а главное - согревал Своей Божественной любовью сердца и родителей, и детей.

Тутта Ларсен

– Спасибо огромное, батюшка. У нас в гостях был протоиерей Артемий Владимиров. А это был «Семейный час» на радио «Вера». Всем добра и хорошего настроения.

Протоиерей Артемий

– Это был не только «Семейный час», это «Семейный час», который был, есть и будет.

Тутта Ларсен

– Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.

Также рекомендуем