Москва - 100,9 FM

«Не потерять радость в семье в трудные времена карантина». Прот. Александр Никольский

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

У нас в гостях был настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец 10 детей протоиерей Александр Никольский.

Мы говорили о том, как в семейном кругу в период, когда растут переживания, а вместе с ними и раздражительность, перестать нервничать и научиться радоваться и за все благодарить Бога. По словам отца Александра, важно не поддаваться панике, которую часто нагнетают разнообразные источники информации и больше верить в промысел Божий. Наш гость поделился, что раздражение чаще всего возникает из-за наших грехов, и молитва помогает не впасть в искушение.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

– Добрый вечер, дорогие друзья, как обычно по субботам в это самое время в студии радио «Вера» вас приветствуют ведущие, Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Александр Ананьев. Хотя время, конечно, крайне необычное для нас.

А. Ананьев

– Да. Ну и во дни сомнений, во дни тягостных раздумий он один нам поддержка и опора, настоятель храма Трех святителей в Раменках, протоиерей Александр Никольский. Добрый вечер, отец Александр.

Протоиерей Александр

– Добрый вечер. Вы меня с могучим русским языком сравнили.

А. Ананьев

– Так да, так да. Понимаете, вы очень много для нас значите. Я очень вам благодарен за то, что вы согласились прийти к нам, хотя я понимаю, что сегодня это, сегодня вообще все непросто. И, по большому счету, вот мы обычно с Аллой Митрофановой в программе «Семейный час» все больше как-то вопросы задаем: а вот это как? а это куда? а это что? а это зачем? В этот раз, не буду скрывать, мы, как и тысячи слушателей радио «Вера», миллионы, обращаемся к вам скорее за словами утешения. Ибо в стихах Первого Послания апостола Павла говорится нам: всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите. Но мы смотрим вокруг, дорогой отец Александр, мы переживаем все то, что происходит. У одного моего хорошего знакомого еще недавно было три работы. Они как бы есть, но так получилось, что вот сейчас всех этих трех работ нет, надолго ли – он не знает, естественно, денег он не получает, и он страшно переживает. В этом отношении растет раздражительность, в этом отношении растет неуверенность. И те кто рядом – жена, дети, домашние животные, родственники, как в городе, так и за его пределами, – они становятся не источником радости и благодарности, а скорее источником тревоги, беспокойства и, простите меня, раздражительности, потому что, простите меня, нервы на пределе. И вот сегодня мы хотим поговорить о том, как перестать в семейном кругу, с семьей перестать переживать, перестать нервничать, перестать дергаться и научиться радоваться, молиться и за все благодарить. И как во всем этом найти поддержку в своей семье.

Протоиерей Александр

– Да, действительно, вы знаете, сейчас я вот и по своим прихожанам это чувствую. У нас есть чат нашего прихода. Ну во время богослужения-то – там молитва, исповедь, там об этом как-то не поговоришь особенно. Ну а в чате – там немножко уже люди высказываются, и я вижу, какое напряжение у людей по поводу вот этого коронавируса, этой ситуации, в которой они оказались. Но вы знаете, конечно, здесь большую роль играет современная вот ситуация СМИ. Когда выходит премьер-министр Англии – это транслируется не только в Британии, но и на весь мир, – говорит: граждане, многие из вас не досчитаются своих близких.

А. Ананьев

– Ужас какой.

Протоиерей Александр

– Да, что-то в этом роде. В той же самой Америке или то же самое, ну и журналисты, конечно, это все очень сильно раздувают. Но вы знаете...

А. Митрофанова

– Но, по сути-то, то что они говорят, это верно. А вопрос подачи, наверное, уже со стороны СМИ: можно вырвать какие-то фразы из контекста, их обсосать со всех сторон, на них сделать главный акцент, чтобы, так сказать, рейтинги себе побогаче срубить на этом.

Протоиерей Александр

– Да, естественно. Потому что сейчас людей можно завести...

А. Митрофанова

– А можно успокоить.

Протоиерей Александр

– Причем этим самым, кстати говоря, сделать себе рейтинги, потому что они будут смотреть, лихорадочно искать на сайтах, там во всяких социальных сетях, смотреть телевизор, так сказать, вот как что, там последняя новость, сколько там, что еще произошло такое, хорошее или плохое. А можно людей ну просто информировать, и информация, она может быть по-разному подана. Она может быть подана в форме такой спокойной, трезвомыслящей или в форме такой: ой-ой, все плохо, все, мир рушится и так далее. Как постоянные фейки, вот мне недавно прислали фейк из Италии, что грузовики, грузовиками возят трупы. Это в Италии. Понимаете, это нонсенс. Ну там это просто делать не будут, там люди нормальные. Но эти фейки, они наполняют информационное пространство, и во многом и некоторые журналисты, и СМИ...

А. Митрофанова

– Причем даже, знаете, простите, что перебиваю, я даже примерно представляю себе, как, из чего, из каких сведений рождался этот заголовок. Поскольку ситуацию в Италии мониторю через своих друзей и знакомых, которые там живут. И которые тоже присылают фотографии, то что они из окна у себя видят ночью и то что они видят у себя в течение дня со своих балконов и так далее. Я понимаю, какие фотографии можно было бы вот так назвать, в смысле заголовки разместить. Но вместе с тем есть, как нас еще в институте, простите, да, учили какой-то прописной истине и азбуке, журналистский принцип: не навреди.

Протоиерей Александр

– Да, и медицинский.

А. Митрофанова

– Который, к сожалению, сейчас далеко не всеми соблюдается. Заботиться надо друг о друге и о состоянии, в том числе и психологическом, людей и не нагнетать панику.

Протоиерей Александр

– Да, совершенно верно.

А. Митрофанова

– Можно по-разному опять же, как вы совершенно справедливо сказали, подать одну и ту же информацию.

Протоиерей Александр

– И вот я хочу сказать, что сейчас во многом из современной ситуации и на фоне информационном общества нагнетается паника. И людей это заводит. И просто надо выйти из вот этого, из этой информационной волны, выйти из нее. Потому что вот я как-то так, ну так мне Бог дал, что я спокойно к этому отношусь и я вижу сразу, что вот это фейк, ну ему нельзя верить. Вот даже тут недавно бросили приказ министра бороны Шойгу, что Москва, она полностью закрывается, там пятое-десятое. Но не надо быть юристом, чтобы понять, что такие приказы должен раздавать президент Путин, а не министр обороны. Ну и так далее. Поэтому вот надо просто успокоиться. Для этого надо верить в Промысл Божий.

А. Митрофанова

– Хорошее замечание, отец Александр, только...

Протоиерей Александр

– Вы знаете, я сколько вспоминаю случаев, когда люди падали с парашютом нераскрывшимся и выживали, когда люди, так сказать, попадали во всякие катастрофы и выживали, когда людям говорили, что у них рак в последней степени и им осталось жить несколько недель, они потом живут уже по два десятилетия. Понимаете, есть Промысл Божий. Все-таки у нас сейчас не атомная война, когда ковровые бомбардировки и там, знаете, Хиросима и Нагасаки. Вот у нас с вами вирус, да, он серьезный, он поражает определенное количество людей, определенный процент, но власти о нас заботятся, слава Богу, власти делают все, что возможно, и можно спокойно не заболеть. Это не есть неизбежная гибель, как если ты оказываешься в эпицентре ядерного взрыва, да. А это, так сказать, ты опасайся, ты делай соответствующие там необходимые гигиенические там процедуры, медицинские процедуры, а дальше молись Богу. Господь есть, и Он не попустит человеку умереть, если ему умереть не надо. Все-таки все в руках Божиих, в конечном счете. Все в руках Божиих.

А. Ананьев

– Ну и нам руки мыть забывать не стоит. Хочу поговорить с вами о гигиене, отец Александр. Я даже сейчас не про то, что надо там чаще мыть руки, обрабатывать их антисептиком, не прикасаться грязными руками к лицу. Я сейчас о гигиене информационной. В ваших словах я сейчас, с позволения сказать, услышал совет, наставление, в первую очередь в семейном кругу, самоизоолироваться не только от потенциальных носителей вируса, но и от источников нежелательной информации. А в нашем случае, получается, от любых источников информации.

Протоиерей Александр

– Нет, от любых не надо. Потому что есть официальные сайты соответствующие, государственные, есть официальные информационные передачи, да, там, не знаю, там, так сказать, Первого канала и так далее.

А. Митрофанова

– Ой, там тоже такое бывает.

Протоиерей Александр

– Ну возможно. Ну хотя бы официальные сайты. Конечно, надо как-то мониторить ситуацию, чтобы понять, например, там вот мы 13-го выходим на работу или мы еще там посидим какое-то время. Но, понимаете, нет, вот все-таки у нас не такая страшная эпидемия, как была, например, испанка сто лет назад, когда погибло там порядка ста миллионов людей в мире, когда население планеты было полтора миллиарда, если не ошибаюсь, понимаете. Сейчас заводить себя не стоит. И если ты уехал на дачу, ты сидишь в квартире, еще что-то делаешь, пока нет никаких показателей, что тебя гарантировано, так сказать, настигнет вал инфекции. Нет никаких показателей. Тем более, что, по некоторым сведениям, она не является, ну грипп обычный, он где-то, может быть, более – вот я врачей слышал, это не мое, конечно, я не компетентен, но врачи говорят, доктора наук, профессора, что есть же степень заражаемости. Так вот степень заражаемости гриппа обычного намного, ну не намного, но выше, чем вот от этого коронавируса. Поэтому если мы все это делаем, дальше надо просто выйти из этой информационной волны, действительно, не читать эти фейки, об этом поменьше думать. Когда у нас с вами начинается какая-то повышенная тревожность, не просто разумная осторожность, она необходима в жизни, в любом случае, а повышенная тревожность, когда у нас какое-то желание поглощать эту информацию, какая-то зависимость от этой информации – в принципе, она объяснима, потому что люди боятся за свою жизнь и жизнь своих близких. Но когда возникает эта тревожность – я вижу по своим близким, так сказать, знакомым, у кого это есть, – люди перестают анализировать, они теряют способность анализа.

А. Ананьев

– Начинают паниковать.

Протоиерей Александр

– Да, начинают паниковать. И даже вот чисто медицински стресс, он уменьшает иммунитет. Начинают паниковать и, конечно, это они делают плохо не только себе, но и своим ближним, потому что они становятся раздражительны, они становятся нетерпимы и так далее. Поэтому что нужно делать? Иисусова молитва. Замечательная вещь. Чувствуешь, что паникуешь – молись. Возьми молитвослов, прочитай акафист. Ты сначала доложен успокоиться, ты внутренне должен почувствовать преданность Промыслу Божиему. Люди на войне, где действительно было, ну там действительно убивают большое количество, большой процент, иногда половина там личного состава погибает, и даже в этих ситуациях люди, веря в Промысл Божий, так не паниковали, как паникуют сейчас.

А. Ананьев

– Одна моя хорошая знакомая, экскурсовод по Хельсинки, назвала это красивым словом «угомониться» – то есть понизить уровень гомона внутри себя. И это очень хорошее выражение.

Протоиерей Александр

– Замечательно.

А. Ананьев

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». В студии Алла Митрофанова и Александр Ананьев. Наш дорогой гость, протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец десятерых детей. Я хочу специально подчеркнуть для наших слушателей, что ни один из сидящих за этим семейным столом, практически с эфирным самоваром посередине, не является врачом. Мы просто люди, которые собрались здесь для того, чтобы поговорить о том, о чем так или иначе говорим и думаем мы все. Я очень благодарен отцу Александру, за то что вы сейчас сделали особенный акцент на необходимости молиться. Потому что построить нашу сегодняшнюю программу мы с Аллой Митрофановой хотим, именно основываясь на стихах Первого Послания апостола Павла к Фессалоникийцам: всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите. Вот построить нашу сегодняшнюю программу с Аллой Митрофановой мы хотим именно вот на этих трех реперных основных пунктах. Начнем с радости. Мне хочется поговорить с вами про радость, отец Александр.

Протоиерей Александр

– Мне тоже.

А. Ананьев

– Давайте поговорим о природе радости. В чем заключается истинная радость? Не радость, когда там у тебя не было денег, а пришла зарплата – ну это понятно. Не радость, когда ребенок ждал-ждал папу, а папа пришел не один, а с тортом – это тоже понятно. А что такое истинная радость, отец Александр? Это же не так просто, это же основополагающая какая-то, ну это даже не понятие, это вот, как мы с Аллой понимаем, это какая-то такая тональность жизни христианина.

Протоиерей Александр

– Вы знаете, я вам скажу, что вот сейчас, в это время можно испытывать большую радость, даже им воспользоваться, этим временем.

А. Митрофанова

– Поделитесь, пожалуйста, как.

Протоиерей Александр

– Я поделюсь двумя моментами, которые я заметил за сегодняшний и вчерашний день. Просто некоторый штрих. Первое – значит, мне прислала одна женщина, так сказать, сообщение, и она говорит, что вот мой муж очень занятой человек, который разъезжает по всему миру, так сказать, и она говорит, вот он сейчас дома, ну вынужденно – у меня такая радость. Даже, говорит, батюшка, у меня что, крыша поехала? То есть у всех там коронавирус, все там в панике там, опасно, а она вот радуется – муж дома, он не в Мюнхене там, не еще где-то там, так сказать, на мероприятиях.

А. Митрофанова

– А муж тоже радуется?

Протоиерей Александр

– Знаете, я так понял из этого сообщения, что да, он тоже разделяет семейное счастье. И второе – то же самое почти. Вот я вчера лежу в своей комнате у себя дома и, так сказать, читаю, по-моему, Псалтирь читал. Ну а у нас все-таки двери не железные, так сказать, не с тамбурами, обычные двери, комнатные.

А. Митрофанова

– Десять детей.

Протоиерей Александр

– И мои все дети, а именно старшие, которые обычно или в школе, или в своих вузах – притом они возвращаются поздно, у них там еще какие-то секции спортивные, там еще что-то – вот они все вместе оказались дома за много-много времени. Да, потому что даже летом они всегда разъезжаются, там кто в лагерь, кто еще, ну там в православный лагерь, куда-то, а тут они вдруг вместе. И так оказалось, что сгрудились в коридоре у моей двери и смеются, и радуются, и общаются друг с другом. Я подумал: надо же, вот они собрались, ну они редко пересекаются, ну взрослые люди, у каждого свои занятия. И тут они собрались вынужденно, потому что ну их ситуация – вузы закрыты, школа закрыта, все закрыто. И они вот оказались в квартире.

А. Митрофанова

– Работают, но дистанционно чаще.

Протоиерей Александр

– Ну им дают преподаватели телеуроки, но они все равно в доме. И вот они оказались дома, и они, знаете, вот они полчаса что-то там радостно смеялись. Я думаю: надо же, не было бы коронавируса, не было бы счастья – да несчастье помогло, как по русской пословице, нашего могучего русского языка. Понимаете, то есть можно вот в этой ситуации тоже получить большую радость, если ты не паникуешь, не уходишь туда куда-то, вот встаешь – сразу к смартфону, к компьютеру, к планшету – что там, последние там новости, и потом такой весь, раздраженный, с трясущимися руками идешь. А ты просто живешь. Прекрасно, что все дома, можно пообщаться.

А. Ананьев

– По этому поводу, дорогой отец Александр, я вспомнил прелестный анекдот, один из моих любимых, позвольте мне здесь его привести, он про радость. Однажды мужчина, придя в магазин, спросил у продавца, нет ли у того воздушных шариков. На что продавец хмуро посмотрел на мужчину и говорит: есть, но я вам их не рекомендую. Ну почему? – спросил мужчина. – Может быть, они бракованные? – Да нет, они нормальные. – Может быть, с цветом что-то не так? – Да нет, и цвет, пожалуйста, на любой вкус. – Может быть, они вредные для здоровья? – спросил мужчина. – Нет, они абсолютно безопасны. – Так что же с ними не так? – спрашивает его потенциальный покупатель. Да не радуют они, – ответил продавец. И у меня, следственно, вопрос, дорогой отец Александр.

Протоиерей Александр

– Хорошо.

А. Ананьев

– А если предположить, что некий гражданин А., запершись в своей комнате, читая что-то прекрасное для души, слушает крики, смех за дверью, слушает, что все дома, слушает весь этот домашний гомон, звук посуды. Понимает, что посуду надо помыть, надо что-то приготовить, надо еще что-то – и все это его, в отличие от вот вас, человека мудрого и опытного, не радует, а скорее раздражает. Вот что тогда делать?

Протоиерей Александр

– Прекрасно. Это, значит, человек понял, что его семья раздражает. Мне тут недавно моя супруга показывала, ну сейчас вот ходят такие короткие постановочные какие-то моменты. И там как раз на коронавирус: значит, вы должны будете сидеть дома, у вас есть два варианта: вариант а) провести карантин с женой и детьми, вариант б)... Значит, этот говорит: б! Вариант «б»! Так вот если человек, для него так важен вариант «б», значит, он должен понять, а зачем тогда семья? Зачем у него жена и дети или муж и дети? Значит, есть возможность заняться своей семьей. Знаете, я тюремный священник помимо всего прочего, и мне один попался лет десять назад очень крупный чиновник, даже похвастался мне, что его арест показывали в программе «Время». Так вот, он говорил, что пока я в тюрьму не попал, я не знал, что у меня есть семья. Ну очень важный человек, так сказать, задействованный и так далее – всякие мероприятия, то, се, пятое, десятое. Когда попал в тюрьму – все, все закончилось, мероприятия кончились, друзья разбежались, потому что они часто, так сказать, по интересам и так далее. Вот осталась жена и дети. И вот он вдруг почувствовал, что есть семья. И для этого понадобилось попасть в тюрьму. Он говорит, я понял, что у меня есть жена, я их полюбил по-настоящему, так сказать. Хотя человек был православный, даже староста храма. Ну до того, как посадили. И вот то же самое и сейчас. Если ты попал в эту ситуацию, и ты понял, что тебя семья не радует – значит, что-то в тебе не так. Значит, ты своей жизнью предыдущей лишил себя этой радости. Лишил. И ты сейчас можешь начать, ну озаботиться этим, начать строить эту радость себе, чтобы тебя семья радовала.

А. Митрофанова

– Что значит начать? Найти тот момент, в который произошел первый сбой?

Протоиерей Александр

– Вы знаете – да, прежде всего в душе: почему тебя не радует? Почему тебя раздражает? Это же надо понять, осознать и начать, если человек верующий, обращаться к Богу.

А. Ананьев

– Ну если допустить, даже не допустить, я абсолютно уверен в том, что этот гражданин А. действительно любит свою жену, своих детей и он знает, для чего ему семья. Но в какой-то момент – я сейчас попробую объяснить, вот мне больше всего нравится, отец Александр, пример, основанный на эклерах – это самая понятная вещь. Вот, допустим, я люблю эклеры. Ну я считаю, что это верх кулинарного мастерства, и хороший эклер, он может сделать человека счастливым. Я люблю эклеры. Ну давайте предположим на миг, что случилась какая-то такая катавасия в мире, из-за чего у меня весь холодильник сверху донизу забит эклерами, в морозилке эклеры, в духовке эклеры, на плите эклеры, в раковине эклеры, полная ванна эклеров и на каждый книжной полке по подносу с эклерами. Буду ли я их любить по-прежнему?

Протоиерей Александр

– Да, если есть по два эклера в день.

А. Митрофанова

– Если у тебя везде будут эклеры – я не ручаюсь за себя, извините.

Протоиерей Александр

– Ну на самом деле вот эклеры, да, и вот в этой ситуации можно...

А. Митрофанова

– Свихнуться.

Протоиерей Александр

– Начать лихорадочно выбрасывать в окно там, в дверь, куда-то еще там, быстро ликвидировать излишек, раздавать соседям там, идти на улицу там как-то...

А. Ананьев

– Избавляться.

Протоиерей Александр

– Избавляться, да.

А. Ананьев

– А если слишком много становится семьи?

Протоиерей Александр

– Семьи не может быть много. Ну смотрите, вот влюбленные люди, когда вот они влюблены, они, даже когда у них там медовый месяц, допустим, может, уже даже молодожены, но все-таки они там расстаются, не непрерывно находятся вместе. А вот когда они создали семью, устойчивую, так сказать, пару, они вместе живут, им друг с другом, как правило, ну вот хотя бы в этот момент, в медовый месяц хорошо. Потом там разное бывает, так сказать, и охлаждение там, пятое, десятое. Но у них почему, потому что они влюблены. И вот надо начать строить себе эту любовь. Вот для этого Христос пришел на землю, чтобы дать нам возможность полюбить друг друга. Потому что человек – это не эклер, с ним может быть бесконечно хорошо, если ты его любишь. А если ты его не любишь, то тогда, конечно, каким он ни был бы замечательным, тебя будет раздражать.

А. Митрофанова

– Позволите, я продолжу аналогию с эклерами. Вы сейчас сказали, отец Александр: ну если только не начать их раздавать. И я как-то зацепилась за это слово, и сейчас немножко покрутила его в голове. А если, допустим, холодильник, духовка и даже книжные шкафы действительно забиты эклерами, в ужас приводит что? Мысль о том, что все это придется тебе съесть. Но если эти эклеры действительно начать раздавать, то есть если понимать изначально, что они здесь, вот в этом пространстве, не для тебя, что этими эклерами можно кому-то послужить. Что вот точно так же внутри своей семьи, все эти люди вокруг, они не для тебя здесь, а ты для них, и этим людям тоже можно служить. Делать для одного, для другого, для третьего что-то, ну то есть не замыкать свой мир на себе.

Протоиерей Александр

– Вот это проблема современного человека – он все время весь мир, на мир смотрит через призму своих желаний. Ну то есть ему хочется – в зависимости от того, насколько удовлетворяется его хотение, он счастлив или несчастлив, понимаете. Ну это следствие, так сказать, нашего, присущего всем нам эгоизма. А вот если ты оказался в ситуации, когда действительно люди вокруг тебя, то действительно очень важно, как вот вы очень хорошо сказали, Алла, переключиться на то, что надо давать людям, давать, о них заботиться. И вот как раз эта забота сделает эти отношения, эти общения интересными для тебя. Для тебя.

А. Ананьев

– Алла Сергеевна Митрофанова, должен вам сказать со всей ответственностью: примеры с эклерами не ваша сильная сторона. Просто вы должны понять одну важную вещь: мужчины эклерами не делятся. Даже если у него забита ими вся квартира. Я вот хочу о чем спросить, вас, отец Александр. А почему апостол говорит нам: всегда радуйтесь? В чем причина? Почему мы должны всегда радоваться? У меня сразу вспоминается опять же одна моя хорошая знакомая, которую однажды не взяли на очень хорошую работу. Она спросила: а почему, ведь я же вам подхожу полностью? Вот мое резюме, я вам понравилась. Говорят: все правильно, но вот вы сидите и всю дорогу улыбаетесь, а у нас работа серьезная. Я не понимаю, чему вы радуетесь постоянно. И еще есть прекрасно выражение: радуйтесь – окружающих это раздражает. Улыбайтесь. Что имеется в виду в этом послании апостола Павла, почему мы должны всегда радоваться?

Протоиерей Александр

– Потому что мы живем, потому что мы существуем. А нормальное существование человека – это существование с радостным состоянием духа, это нормальный человек.

А. Митрофанова

– Вот у меня было время, когда я это открытие для себя совершила, и ходила потом и повторяла эту фразу: радость – это естественное состояние человека.

А. Ананьев

– Я вот этого не понимаю.

А. Митрофанова

– Угадайте, как на меня реагировали? Ну как, я не то что там ходила по улице с транспарантом, я просто делилась этим, как своим открытием, с близкими людьми. И близкие люди: температуру давно мерила? Понимаете, вот примерно такая была реакция.

Протоиерей Александр

– Сейчас актуально.

А. Митрофанова

– Да, сейчас вдвойне актуально. И с точки зрения температуры, и с точки зрения радости как естественного состояния человека.

Протоиерей Александр

– Вы знаете, радость это ведь не всегда надо постоянно улыбаться. Улыбка – это не всегда выражение радости может быть, это может быть выражение, желание коммерческого успеха. Вот в сфере обслуживания, если она хорошо организована, там всегда улыбаются нам. Когда говорят: вас ничего не беспокоит? Может, вам что-то не хватает, может, вам что-то еще как-то изменить? И чем мы больше деньги платим, тем больше люди нам улыбаются, и как любой ваш каприз за ваши деньги, да. Так вот радость – это не всегда улыбка. Она, конечно, естественно, выражается улыбкой в мимике, но это может быть и без улыбки. Это даже может быть внутреннее состояние духа, когда ты с Богом.

А. Ананьев

– Я сейчас, возможно, скажу наивную глупость, отец Александр, тем не менее. А разве вот это состояние радости от того, что ты живешь и существуешь, разве это не состояние, близкое к святости? Состояние, до которого – ну за всех не буду говорить, но я лично бесконечно далек.

Протоиерей Александр

– Знаете, на самом деле у нас, пока мы, вот нас не отправили в ад, за все наши, в кавычках, «хорошие» дела, у нас есть с вами в определенной степени святость. Хотя бы потому, что мы творения Божии. Мы можем на эту святость в нашей душе и должны, кстати говоря, опереться. Не зря, кстати говоря, вот тот же апостол часто обращается, так сказать, «святые» там – такие выражения странные, да, так сказать, все мы люди грешные. Почему, потому что мы творения Божии. У нас есть это, нам надо просто сквозь эту, так сказать, то что мы грехами все это забросали, как некими, так сказать, грязью какой-то, надо раскопать эту грязь, увидеть, опереться в своей душе на то, что у нас действительно это есть. Там мы не можем Бога видеть ни в небе, по-настоящему, конечно, можем видеть творение Божие, и святые, даже ученые говорили. Но самое главное видение Бога – это когда мы погружаемся в свою душу. И в душе, через душу можем по-настоящему увидеть Бога. А это тут есть одно необходимое такое условие. Потому что видеть Бога – это значит любить. Это вещи тождественные. Если ты не любишь, то ты Бога не видишь. Это даже есть специальные слова апостола Иоанна Богослова – как ты говоришь, что любишь Бога, Которого не видишь, но не любишь людей, которых видишь, – в одном из посланий. Поэтому вот начни, вот сейчас ты там оказался, так сказать, может быть, в какой-то изоляции – начни их любить.

А. Митрофанова

– К практическим шагам буквально через минуту давайте перейдем. Напомню, что в программе «Семейный час» сегодня протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех святителей в Раменках. Александр Ананьев, я Алла Митрофанова. Оставайтесь с нами.

А. Ананьев

– Вы слушаете «Семейный час» на светлом радио. В студии Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Александр Ананьев.

А. Ананьев

– И настоятель храма Трех святителей в Раменках, протоиерей Александр Никольский. Большая радость видеть вас сегодня здесь, в нашей студии. А обсуждаем мы сегодня именно радость.

А. Митрофанова

– Вы знаете, мне бы хотелось к практическим шагам обратиться, отец Александр. Вот те прекрасные и высокие слова, которые вы сказали, о переживании присутствия Бога своей жизни, и именно это, наверное, и должно быть источником вот той самой радости, которая внутри нас всегда, несмотря ни на какие обстоятельства, вот в нынешней ситуации, как мы уже неоднократно к ней обращались, сегодня это действительно непросто. Но вот смотрите, поскольку сейчас ну все сидят дома, и как-то и окна бывают открыты, и балконы бывают открыты, и все, я все время, знаете, слышу дома – кто-то скандалит. Ну вот есть люди, которым крайне непросто сейчас вместе. Там не только посуда вот гремит, да, так что, вот я слышу там, знаете, такой очень тревожный женский голос, обращающийся, видимо, то к ребенку, то к мужу. Уставшая женщина, может быть, надорвавшаяся, которая, как сказать, она в таком раздражении, в таком каком-то тяжелом внутреннем состоянии. Мне так жалко и ее, и ее близких, и я понимаю, что я сама могу оказаться в таком же точно положении. Я понимаю, что там, наверное, очень непростые какие-то отношения внутри семьи. Наверное, эта усталость, она накапливалась годами, и сейчас вот так вот все это стало прорываться. Я не знаю, как в таком состоянии начать чувствовать то, о чем говорите вы – присутствие Бога, любовь друг к другу. Начните любить друг друга, говорите вы. Как это сделать, когда ты вот в таком минусе?

Протоиерей Александр

– Вы знаете, я тоже человек не святой. У меня тоже перманентные кризисы бывают. Вот у меня был такой кризис, так сказать не так давно, не знаю, насколько я его преодолел, Богу ведомо. Вот у меня дети выросли, им там 23, там 21, 19, ну и они личности, вот такое, мне как показалось, у нас нарушилось то единство, которое было, когда они были маленькие. Когда я сидел во главе стола, они там, знаете как, вот по табуреточкам с двух сторон сидят все, так сказать, мы куда-то ездим, там куда-то в монастыри, на экскурсии, там еще что-то. А здесь они – 23 года, у меня уже дочка классный руководитель в гимназии православной, то есть уже там она мамочек строит, как положено учителю. И мне показалось, что у нас это единство нарушено. И вот я загрустил. И я начал молиться. Начал молиться за своих детей, которые вот как-то ну, конечно, у них тоже есть недостатки, и у меня недостатки. Я за их какие-то моменты стал молиться. И вы знаете, когда я стал молиться, мне через какое-то время сразу Бог открыл, что это взрослые люди, они вышли в свою жизнь. Я их вот воспитал, как смог, я дал им путевку в жизнь, я там помог им, значит, образование получить как-то, да. И надо радоваться, что они вот нормальные, непьющие там, так сказать, люди, которые идут вперед в жизни. Ну да, у них уже нет такого, как у пятилетнего ребенка или там у двенадцатилетнего, потребности в родителях. Но это естественный такой вот, ну это более, может быть, свойственно ну и женщинам, и мужчинам, которые своих детей любят, и вдруг они должны вот как-то перестроиться, что дети, да, они уже другие люди, они уже самостоятельные, они в тебе уже не нуждаются так, как раньше. И в этом мне помогла молитва. Это надо вот, что бы я женщине посоветовал, если бы она пришла, рассказала от своего имени эту проблему семейную, ну в храм ко мне, допустим. Я бы сказал: начни молиться. Если ты молишься – начни лучше молиться. Открой Псалтирь, открой молитвослов, утреннее, вечернее правило, там что хочешь. Своими словами начни молиться. Бог тебе поможет. Если у тебя такое внутреннее раздражение – это только от твоего греха. Это не столько от грехов твоего мужа (ну там, может, в другой ситуации жены) – это прежде всего от твоего греха. Ты успокойся. Ты пойми, какие грехи тебя мучают. То есть грехи тебя мучают – ты раздражаешься от своего греха, не от греха своих близких. Вот, короче говоря, эта ситуация с коронавирусом, она замечательная, конечно, в своем роде. Она трагичная, конечно, потому что люди умирают, что говорить. Но, с другой стороны, она может показать. Вот люди раньше ходили на работу, вот они разбежались по работам, пришли вечером домой, посмотрели вместе телевизор или там посидели за компьютером, легли спать, утром опять на работу. В воскресенье там, может, куда-то поехали. Они очень мало друг с другом общались. Они, может быть, уже давно потеряли друг друга, не знают, кто с ними рядом живет. Они воспринимали человека как функцию: жена там что-то приготовила, муж там принес какую-то зарплату. Хотя сейчас у женщин зарплата больше, чем у мужа. Ну, в общем, как-то просто как функция некоторая, знаете, такая вот, может как источник комфорта даже, может быть, какого-то. Но они перестали любить друг друга, они перестали давно любить друг друга. И в ситуации, когда они оказались вместе, вдруг они: а что мне с ним делать? Вот так человек ведь в медовый месяц не скажет – мы сегодня говорили: а что мне с ней, с этой женой или там мужем делать? Если они там поженились, повенчались там две недели назад. А тут вдруг, через там десять, пятнадцать лет там, двадцать брака: а что мне с ней делать, о чем мне с ней беседовать? То есть эта ситуация. она вскрыла, что у людей нет любви. А ради чего тогда они живут?

А. Митрофанова

– Из нее есть выход какой-то, из этой ситуации? Или это тупик?

Протоиерей Александр

– Нет, какой тупик, если есть Бог. Бог обещал нам дать любовь. Надо просто себе поставить диагноз, понять, что вот эта ситуация, она запущенная. И коронавирус, то есть карантин это просто выявил, эту запущенность, которая раньше была. И начать, так сказать, через покаяние, через молитву, через доброделание по отношению друг к другу начать, то есть не пользоваться друг другом, как источником комфорта, а пытаться делами, пусть даже еще, может быть, не сердцем, но делами любить другого человека. И вот если ты каешься, молишься и делами любишь этого человека, то ситуация, она изменится, гарантированно.

А. Ананьев

– Мы продолжаем разговор в «Семейном часе» с настоятелем храма Трех святителей в Раменках, протоиереем Александром Никольским. Я вот сейчас обратил внимание, знаете, на что, отец Александр. Вот когда мы говорим о проблемах семьи – там, не знаю, отсутствие радости, раздражение, усталость – у меня как-то внутри была установка всегда, что такие проблемы можно решить только вместе. Любовь, она должно быть взаимна. И интерес должен быть взаимный. Куда-то пойти в магазин – вместе, готовить что-то – ну как-то вот, мы же семья, мы же одно целое. Но снова и снова от вас я слышу совет, ну как от апостола Павла опять же, он говорит, вот не вы там вместе начинайте, а вот ты конкретно начинай молиться, ты конкретно начинай радоваться, ты конкретно начни благодарить. Правильно ли я вас услышал, что все вот это вот послание, вот эти строчки из послания апостола Павла, они адресованы не семье, они адресованы человеку? И в этом не предполагается никакой взаимности. Не вы радуйтесь, а ты радуйся.

Протоиерей Александр

– Да, совершенно верно. Ну я бы еще сделал некоторый акцент, что там: радуйтесь и молитесь. Вот без молитвы настоящей радости не будет. Будет увлечение, которое закончится. И начнется скука – это в лучшем случае, а в худшем – раздражение взаимное, что, к сожалению, нередко мы наблюдаем. А если ты молишься, то совсем другая ситуация. Вот я недавно, сейчас Великий пост, время, как говорят православные, искушений, и вот я вдруг заметил, что у меня пошли, ну как и положено в это время, масса искушений, которые вот такого не было, и как с ними быть. Искушения такие, достаточно кардинальные для меня, и в отношении моей семьи в том числе. Я начал молиться, и ну нормальная реакция православного человека – я понял, что да, это враг рода человеческого меня искушает и пытается разрушить мою любовь к моей семье. Это с его стороны тоже нормальные действия. Просто надо заметить это и через молитву не поддаться этим искушениям и не впасть в это состояние недовольства и раздражения. И поэтому молитва и радость, они вещи неразрывные. Если ты не молишься, я повторяю, уже ты не сможешь постоянно радоваться, потому что ты не справишься с искушениями без молитвы.

А. Ананьев

– Неспроста в послании апостола Павла вот эти советы расположены именно в этом порядке. Правильно ли я понимаю, что это такие ступеньки? Пока ты не научишься радоваться – ты не научишься молиться. Пока ты не научишься молиться – ты не научишься благодарить. И, таким образом, ступенька за ступенькой, мы поднимаемся наверх.

Протоиерей Александр

– Ну если взять высшую форма молитвы – да, конечно, она приносит радость. И когда ты от молитвы получаешь радость, то, естественно, у тебя возникает благодарение Богу, что Он тебе дал эту жизнь, жизнь для радости. Но в какой-то конкретный момент искушения у тебя может и не быть такой взрывной радости и такого, может быть, благодарения Богу. Потому что действительно ступеньки, это следствие какого-то процесса покаяния. Поэтому да, вот в этот момент надо, поверив Богу, начинать молиться. И ты, когда ты молитвой увидишь это состояние кризиса, то у тебя возникнет и радость, то есть ты просто вернешь свое естественное состояние такое, человеческое. И, естественно, это спровоцирует тебя благодарить Бога.

А. Митрофанова

– Вспоминаю сейчас разговор в программе «Парсуна» Владимира Романовича Легойды с замечательным кинокритиком Львом Караханом. Лев Маратович поделился там своим юношеским, если я не ошибаюсь, таким сновидением. Он говорит, причем я даже не понял, как мой мозг мог такое породить. Там при всех, так сказать, кавычках и оговорках (мы понимаем, да, что отношение к снам, оно такое должно быть и скептическое, и осторожное, и так далее, все это правильно) но там фраза, которая ему пришла вот, видимо, на пороге там сна и реальности в голову, которая запомнилась ему на всю жизнь, она звучала примерно так (за точность цитаты не ручаюсь): выиграешь время – потеряешь себя, потеряешь время – выиграешь, приобретешь себя. Вот примерно так. И в том ключе, в котором Лев Маратович эту фразу осмысляет на протяжении своей жизни, звучит это примерно так: чем больше ты будешь увязан в моменте времени, отдавшись вот этому потоку сиюминутности, которая тебя обязательно будет пытаться поглотить, тем меньше у тебя будет оставаться пространства для себя самого. А чем больше ты будешь пытаться все-таки не только привязываться ко времени, но еще и над временем смотреть, то есть как-то, как я поняла смысл этих слов, ну пытаться жить с пониманием того, что есть еще контекст вечности, тем больше ты будешь принадлежать сам себе, а значит, тем больше ты будешь принадлежать Богу. Вот такая история. Мне кажется, что эти слова сейчас, в ситуации нашей нынешней – и с ограниченностью передвижения, и со всеми теми мерами, и, в общем-то, и паникой, которую я вижу в соцсетях у целого ряда людей, и с тревожными новостями в потоке информационном, внутри которого мы оказываемся, все чаще вспоминаю это размышление. И оно, вы знаете, мне, например, помогает. Я уж не знаю, насколько удается мне равновесие сохранять, но во всяком случае в тот момент, когда, может быть, оно начинает уходить из состояния баланса, это равновесие, я систему координат себе через эту мысль напоминаю, как важно не замыкаться только в том, что есть у тебя сейчас в новостном потоке и перед глазами. И как важно выпрыгивать что ли время от времени из этого состояния, помня о том, что есть вечность.

Протоиерей Александр

– Вы знаете, есть такой образ монаха – колесо. Колесо, которое касается земли только небольшой частью. Вот это можно, образ такой монашества, перенести на то, что вы говорите, на информационный поток. Надо его, знаете, так вот чуть-чуть касаться, но в него не погружаться. А что касается, вот эти замечательные тоже ваши слова, действительно, мы очень много в этих делах – одно, другое, третье – вот тоже надо думать, как я эти мероприятия все в один день все запихаю, как я все успею. Вот замечательная ситуация, когда эти мероприятия кончились для кого-то, и человек может побыть с самим собою. Это может быть, кстати, очень трудно – быть с самим собою. Проще, легче для человека погрузиться в поток мероприятий. Но это легче, но тут нет жизни настоящей.

А. Ананьев

– В продолжение разговора о радости. Хочу резко сменить тональность нашего разговора и попросить вас представить себе сцену из любимого мультфильма «Винни-Пух». Там был такой позитивный медвежонок, очень светлый душой поросенок и ослик, который считал, что его хвост кто-то спер. И это вполне может быть моделью семьи. Да, может быть там очень позитивная жена: Винни, Винни, куда мы идем? А есть ослик, который ну родился таким – радости в нем нету. Ну бука он по жизни, страшный мизантроп. Его не переделать. Нет, ему, конечно, можно подарить хвост, он какое-то время будет скакать вокруг него, но это скорее будет вызывать оторопь, чем как бы умиление. А что, если не все одинаково одарены в радости? Я очень легко могу себе представить какую-нибудь супругу, которая скажет: что, мой муж и радость? Да ну ладно вам, да он такой, он не радуется.

А. Митрофанова

– Две вещи несовместные.

А. Ананьев

– Да. Он радуется, когда он ест и когда он спит, большего я от него и не желаю. Он сыт и выспался, и больному легче.

Протоиерей Александр

– Вот такое отношение к супругу – как к рабочей лошади, как к животному домашнему. Да, вот он спит и ест, доволен и все хорошо. Как хорошо, что шерстка лоснится. Но это отношение нечеловеческое, конечно. Вот вы знаете, всегда можно друг друга чем-то порадовать. Да хотя бы едой той же самой. Хотя бы той же самой едой. Вот понимаете, можно найти даже какой-то фильм...

А. Ананьев

– А вот как вы поступаете? У вас ведь огромная дружная семья. И вот давайте, предположим, что вы однажды, вернувшись домой, понимаете, что что-то вот уровень радости в семье упал немножко, что-то приуныли все. И вы понимаете, что что-то надо сделать. Вот совет от отца Александра: вот что вы делаете в такой ситуации?

Протоиерей Александр

– Общаться.

А. Ананьев

– Общаетесь?

Протоиерей Александр

– Пообщаться, да, надо пообщаться. Вы знаете, вот я говорю, я очень радуюсь ситуации, что они дома, с ними можно общаться. Можно вместе общаться, можно, и они, им некуда деваться, потому что мы в закрытом помещении. И я вижу, вы знаете, вот в этой ситуации, что вот этот коронавирус, не могу сказать, благословенный, поскольку он трагедия, но вот эта ситуация, в которой мы оказались в результате этого коронавируса, она, сама ситуация, для нашей семьи благословенная. Вижу, как дети начали тянуться даже где-то больше ко мне, к родителям, потому что вот эти, как вы правильно сказали, куда-то бежишь, бежишь, утром встал, побежал в МГУ, там еще что-то, еще. А здесь я лежу сегодня, заходит моя дочка такая, так сказать, очень занятая, там у нее масса всяких успехов, слава Богу. Вдруг она говорит: пап, ну как у тебя дела-то? Потому что, ну так сказать, я так бы ее не видел, потому что она была бы или там сборная МГУ по волейболу, там где-то вечерами играет, там утром она где-то на своих там занятиях, конференциях и так далее. А здесь вот она меня увидела – я лежу, и она мной заинтересовалась. Меня это очень порадовало. Понимаете, для радости ведь много не нужно. Вот если ты любишь – ты будешь радоваться. И вот просто пообщаться, не требуя друг от друга что-то суперумного, что-то там, каких-то, что должно быть, знаете, ну как мы привыкли, как драйв, такой, знаете, чтобы адреналин в кровь, так знаете, вот что-нибудь такое, вот как наркотик.

А. Митрофанова

– Да, адреналинозависимым людям сейчас вообще непросто.

А. Ананьев

– И обрати внимание, Алла Сергеевна, отец Александр сказал: ничего слишком умного в общении, от этого надо воздержаться.

Протоиерей Александр

– Не умного, если ты можешь умное что сказать – тогда скажи. Но не надо ожидать от другого, что он тебе сейчас начнет, знаете, какое-то прямо такое развлечение.

А. Ананьев

– Как я вам благодарен. Спасибо вам большое, отец Александр.

А. Митрофанова

– Что ты из меня умную-то строишь?

Протоиерей Александр

– Просто пообщаться – это и есть радость. Вы знаете, я когда был священником, я думал, а что приходить, человек умирает, умирающий больной, прихожу причащать его, исповедовать, осталось там несколько дней, может быть, часов. Иногда приходишь там, его причастишь, а потом звонят: батюшка, а он там через два часа, вы ушли, он умер. Я всегда, когда был священником, думал: а что им сказать-то? Вот что он умирает, а что я могу им сказать? Что-то такое, знаете, должно быть... А потом я понял, что просто надо его любить.

А. Митрофанова

– Побыть.

Протоиерей Александр

– Побыть и любить его. Обычные слова. Но Бог даст какие-то слова. Какие-то суперумные... Мы почему-то пытаемся быть не любящими, а умными. Пытаемся быть суперумными словами, чтобы сказали: о! – это гордость. Быть просто человеком. Дать человеку тепло. И когда я понял, что не надо быть суперумным, каким-то там глубоким, великим философом, что-то такое или даже святым пусть даже, который там прямо изрекает сплошные истины. А надо просто быть человеком, ты пришел человека причастить. Если есть, Бог тебе дал слова – поддержи его, не дал – тогда просто посиди, поулыбайся. Вы знаете, я когда это понял, люди стали ко мне как-то, ну то есть как-то были мне благодарны, когда я к ним приходил, я это почувствовал. Поэтому вот надо эту гордость отставить нашу, эти наши претензии, связанные с нашей гордостью. И просто надо пообщаться. Просто пообщаться, поговорить о чем-нибудь. То есть люди как-то вот друг другу близки, всегда же найдется, о чем поговорить. Хотя сейчас, когда я ехал к вам на передачу, я читал роман «Евгений Онегин», Пушкина Александра Сергеевича.

А. Митрофанова

– Мой любимый.

Протоиерей Александр

– И у меня как раз вот будет встреча с молодежью, ну теперь уже не в очном, а в формате таком...

А. Митрофанова

– В онлайне.

Протоиерей Александр

– В онлайне, да. Там мы перевели на платформу Zoom это общение, в связи с тем, что мероприятия очные запрещены. Это очень интересный тоже опыт. Мне даже понравилось, потому что там даже больше народу получается. Потому что не каждый в храм придет, зато подсоединиться в интернете это все легче. В своей там кухне, со своего дивана даже, может быть. И у нас как раз обсуждение этого романа, ну с духовной точки зрения. Вот давно вы читали «Евгений Онегин»? Вот я, например, давно читал, честно скажу.

А. Митрофанова

– Я летом дважды перечитала, под странные взгляды Александра Владимирович.

Протоиерей Александр

– А я давно его не читал. Давно. И вот я взял вынужденно, и я получаю большое удовольствие.

А. Митрофанова

– Я вас очень понимаю.

Протоиерей Александр

– Пусть это не «Лествица» Иоанна Лествичника, не там Иосиф Волоцкий или там какие-то святые. Но это тоже человек, который страдал, думал и там многие христианские мотивы есть.

А. Митрофанова

– А сколько там юмора.

Протоиерей Александр

– Да.

А. Митрофанова

– Это же рассыпан просто по всему роману.

Протоиерей Александр

– Почему сейчас не почитать Достоевского, Толстого, ну кто святых отцов. Я понимаю, что нельзя читать часами святых отцов, это трудное чтение. Как не почитаешь Евангелие, знаете, так вот, обычно люди зачитываются Евангелием, когда они приходят к Богу, там они все могут прочитать его часа два-три, и то это бывает очень короткий период в определенный момент. А так, конечно, Евангелие не будешь часами читать в обычный такой, знаете, момент. Это такое чтение требует напряжение внутреннего. А романы-то можно, если хорошие романы, наша русская литература, даже мировая литература какая-то, почему сейчас не перечитать. Надо воспользоваться, что у нас есть отпуск.

А. Митрофанова

– Ну у кого-то отпуск, а у нас, к сожалению, уже истекает время нашего эфира. Ну вот отец Александр буквально последний вопрос, короткий, может быть, ваш совет. На удаленной работе, как я вижу, по чату, например, моих однокурсников, очень многие люди еще больше перегружены, чем когда они приезжают в офис, и у них нет такой возможности. А дети прыгают вокруг, близкие, всем что-то от тебя надо. И ты вроде как сидишь за компьютером, и людям сложно объяснить, что ты вообще-то очень ответственно работаешь в этот момент. Для того, чтобы, когда все это закончится, и вы вышли наконец в мир, не рухнуло то твое дело, которым ты занимаешься и которым ты несешь ответственность перед другими. Вот в такой ситуации дайте, пожалуйста, совет, а как вот опять же не выйти из себя, если тебя там дергают, отвлекают, а тебе в этот момент надо что-то очень-очень важное решить.

Протоиерей Александр

– Вы знаете, во-первых, можно поговорить с своими там, ну с детьми не поговоришь, маленькие, а можно поговорить со своей супругой, объяснить ситуацию, что а чем будем платить ипотеку в случае чего. Ну как-то немножко, так сказать, просто побеседовать – без упреков, без раздражения, просто объяснить ситуацию. А дальше, вы знаете, надо просто даже, если не получилось или, знаете, у женщин всегда, особенно маленькие дети, всегда хочется их немножко так как-то нагрузку от них на себя как-то немножко разделить с мужем, особенно если он вдруг дома, это такое естественное чувство. Вот вы знаете, просто надо потерпеть. Просто вот оно так. И через это можно, знаете, сказать: сейчас потерплю, а меня Господь помилует за это. И работы не лишит, и дохода не лишит, потому что у меня же семья. Для семьи Бог тоже ведь старается, материально тоже. И любовь у меня к супруге увеличится. Немножко так вот, знаете, через вечность, поставить себя перед вечностью. Тогда сразу станет: ну подумаешь, ну супруга, она же из любви. А дети, не я их рожал что ли, для чего я их рожал? Поэтому можно просто потерпеть. У меня тоже были такие ситуации, когда кажется: ну вот, я стараюсь, а это никому не надо. А потом я думаю: а для кого стараюсь? Для семьи. А я стал бы это делать, я по-любому стал бы делать. Значит, такие ситуации хорошие. Значит, я буду именно в этих ситуациях выполнять свой долг.

А. Ананьев

– Спасибо. Поговорите с женой, терпите, не говорите с мужем об умном. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите. Сегодня мы беседовали с настоятелем храма Трех святителей в Раменках, протоиереем Александром Никольским. Спасибо вам большое.

А. Митрофанова

– Спасибо.

А. Ананьев

– В студии была Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Александр Ананьев.

А. Ананьев

– До новых встреч.

А. Митрофанова

– До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Во что мы верим
Во что мы верим
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.

Также рекомендуем