«Научение вере». Светлый вечер с еп. Мелекесским и Чердаклинским Диодором и иером. Максимом (Одноралом) (31.01.2018)

Научение вере (31.01.2018) - Часть 1
Поделиться
Научение вере (31.01.2018) - Часть 2
Поделиться

Епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор

У нас в гостях были епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и руководитель общественных проектов Мелекесской епархии иеромонах Максим (Однорал).

Мы говорили о том, как можно доступным и понятным языком рассказать интересующемуся о православии, можно ли научить вере, а также о готовящемся в Мелекесской епархии фильме «Ступени» об основах православного вероучения.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы, Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Сегодня вместе с нами и с вами этот «Светлый вечер» ближайший час проведут епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор. Здравствуйте.

Епископ Диодор

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— И иеромонах Максим (Однорал), руководитель общественных проектов Мелекесской епархии. Добрый вечер.

Иеромонах Максим

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Сегодня мы с вами будем говорить про фильм, который снимают при участии отца Максима, вернее снимает отец Максим, с благословения владыки Диодора. И Мелекесская епархия, я так понимаю, выступает инициатором фильма, фильма, которого пока еще не было. Такой документальный фильм про Крещение, называется «Ступени», вот мы его сегодня будем обсуждать: почему он важен, почему он важен для Церкви, именно в это время должен появиться. Ну кто начнет, я не знаю… Владыка, расскажите, пожалуйста, о том, почему возникла такая идея снять фильм, почему она именно у вас в епархии зародилась?

Епископ Диодор

— Ну я думаю, все началось с того, что Святейший Патриарх Кирилл уже несколько лет назад благословил особое внимание всем преосвященным прежде всего и, конечно же, духовенству обратить на катехизацию нашего населения. И прежде всего тех, кто готовится к принятию святого Крещения.

А. Митрофанова

— Владыка, а можно тогда сразу пояснить вот это слово «катехизация» — оно довольно часто встречается сейчас, и у нас на радио часто произносят, что оно значит?

Епископ Диодор

— Ну если говорить просто на нашем обычном языке…

А. Митрофанова

— Да, на обычном языке.

Епископ Диодор

— Катехизация — это научение вере. То есть человек, если уверовал во Христа Спасителя… Потому что ведь, я думаю, все понимают, что вера в Бога и тем более вера во Христа это не свободный такой, знаете, акт конкретного человека, а это все-таки дар свыше, от Бога. Потому что вот кому-то Бог дает этот дар веры, то что Иисус есть истинный Христос и Сын Божий, а кому-то по каким-то причинам Бог не дает. И поэтому вот когда человек от Бога получает этот дар веры, приходит ко Христу, как Сам Господь Иисус Христос говорит: «Никто не приходит ко Мне, если не приведет его Отец Небесный», то есть это Евангелие от Иоанна. И, естественно, перед человеком встает вопрос, определиться… Ну я думаю, если кто учился в семинарии и знает лекции профессора Осипова, как вот он говорит, перед человеком встает вопрос: определиться, какую избрать церковь. Потому что ведь у нас сейчас много церквей, много разных христианских исповеданий и так далее. То есть вот и встает вопрос: познать, где истинный путь среди как бы многих путей. И катехизация, вот научение вере, конечно, прежде всего оно основано на евангельском благовести, а потом, конечно же, на учении нашей святой Матери Церкви. И перед крещением человек вот должен уже определиться с правильными понятиями о Боге, о мире, который Бог сотворил, о Христе Спасителе, о Его роли вот в нашей личной жизни, и в жизни вообще, как правильно сказать, в существовании всего мироздания и в отношении рода человеческого, и уяснить правильные понятия об истиной Церкви. Церковь, конечно, как мы с вами все, добрые христиане, понимаем, истинная Церковь, она одна, как и сказано в Писании: «Одна вера, одно крещение и один Господь».

А. Митрофанова

— Очень много всего важного и интересного вы сейчас сказали. А я сижу и вспоминаю слова очень близкого мне человека, который сейчас думает о том, чтобы принять крещение, он пытается читать катехизис, соответственно, книгу, в которой изложено вот все это учение о том, во что мы верим. Современными авторами эта книга написана, очень хорошие она получила оценки экспертные и одобрена была соответствующими инстанциями к публикации и так далее. Вот он ее открывает и закрывает, говорит: «Ну как же можно так писать? Ну нельзя же так скучно писать! Ну как же можно так скучно писать о вере, как можно так скучно писать о Боге?!» Я начинаю его глазами читать этот текст и понимаю, что это правда. Вот мне тоже хочется, понимаете, открываешь, и… Я прошу прощения, я не буду этих авторов называть, ничего, это, в общем, даже не играет особой роли…

А. Пичугин

— Ну я представляю, это действительно скучно довольно. Я, может быть, не ту книгу видел, о которой ты говоришь, но…

А. Митрофанова

— Да неважно, в общем, какая книга, главное, что…

А. Пичугин

— Корпус книг, которые написаны для людей, которые хотят принять крещение, в массе своей действительно скучные. Если это, ну если это, может быть, не Антоний Сурожский, если это не отец Александр Шмеман, то это довольно таки постным языком написано.

А. Митрофанова

— А почему, почему так? Вот, кстати, да, и как раз мой знакомый, мой друг, он и говорит, что слушайте, как можно вот таким языком об этом писать, он же мертвый.

А. Пичугин

— А нет, наверное, пока еще людей, они начинают появляться, мы об этом сейчас будем говорить, будем говорить о фильме. Мы с Аллой смотрели трейлер этого фильма. Мне кажется, отец Максим, он же в интернете выложен, правильно?

Иеромонах Максим

— Ну да, есть.

А. Митрофанова

— Трейлер фильма «Ступени», который мы сегодня обсуждаем. Красиво снято, спасибо.

А. Пичугин

— Действительно красиво, хорошо, свежо и молодежно, как сейчас модно говорить.

Епископ Диодор

— А можно мне ответить вот на ваш вопрос? Вы говорите, почему вот такие катехизисы, да? Ну начнем с того, что, слава Богу, у нас книг под названием «катехизис» очень много. Есть, конечно, классический Катехизис нашей Русской Православной Церкви это святителя Филарета (Дроздова) и много современных изложений катехизиса. Но вот, например, если то, о чем вы говорите, что многие подобные книги, они написаны таким сухим, схоластическим языком. Ну на мой взгляд, есть одна очень замечательная книга, которая как раз живым языком написана, это катехизис святителя Николая (Велимировича)…

А. Пичугин

— Сербский.

Епископ Диодор

— Сербского, да. Вот этот катехизис, ну и вообще все его проповеди, вот на мой взгляд, когда я их читаю, это вот, знаете, когда читаешь их, хочется читать дальше и дальше. И такое создается впечатление, что ты как будто или разговариваешь с ним, или слышишь его, то есть вот такая сила духа вложена даже вот в написанные страницы. То есть святитель уже давно в небесах находится, а вот этот его дух, вот эта его живая вера, она передается со страниц запечатленных его проповедей. Вот я бы советовал вашему другу в данном случае почитать вот этот катехизис.

А. Митрофанова

— Я записала, спасибо.

А. Пичугин

— Давайте к фильму вернемся. Отец Максим, вы, я так понимаю, человек, который этот фильм создает, снимает, отвечает за все процессы съемочные. Расскажите о том, как, почему вы за это решили взяться, что у вас за подходы такие интересные? Потому что когда смотришь, я не помню, мне кажется, что в 90-е годы снимались какие-то на очень любительском уровне, на плохую камеру. Я понимаю, что люди исходили из лучших побуждений, тогда не было возможности как-то это интересно и правильно сделать, но как получилось, так получилось. И вот эти фильмы о разных Таинствах, они продаются в церковных лавках. Зачастую там много ошибок, наверное, с богословской точки зрения, ну даже иногда встречаются какие-то такие полународные верования. Но это было в 90-е, и понятно, еще раз повторюсь, что люди хотели как лучше. Но все уже прошло, пришло другое время. И, наверное, судя по трейлеру, который я смотрел, ваш фильм будет совсем другим.

Иеромонах Максим

— Ну надеюсь, да. Идея возникла, наверное, потому что я начал погружаться как-то в епархиальную жизнь и видеть потребности. Не то чтобы я прямо глубоко в нее ушел, но на уровне епархии есть, наверное, проблема такая: не всегда люди готовы сразу прийти вот на огласительные беседы и там неделю ходить, заниматься…

А. Митрофанова

— На курсах.

Иеромонах Максим

— На курсах, да.

А. Митрофанова

— Подготовительных.

Иеромонах Максим

— Потом не всегда бывает возможность их организовать. Вот у нас в епархии есть приходы, в которые добраться-то очень тяжело, и организовать там полноценные курсы ну практически нереально. Там нужно как-то выходить из ситуации. И вот для того, чтобы решить этот вопрос, мы решили попробовать снять фильм, который бы рассказывал людям, давал основной вот базис информации о Боге, о вере, о Церкви и о Таинствах — то есть это тот минимум, который необходим для оглашения. Дальше человек, который посмотрел этот фильм, у него могут возникнуть вопросы, он может потом прийти к священнику и задать уже осознанные какие-то вопросы: вот это я понял в фильме, вот это не понял. Но вот для того чтобы сегодняшний человек, он потребляет информацию, ему тяжело читать много книг, ему тяжело себя утруждать, и он потребляет клиповую информацию, вот мы стараемся сделать фильм, чтобы он был небольшим, не очень длинным, чтобы его можно было посмотреть, и чтобы он был качественным.

А. Митрофанова

— Три серии по 26 минут, правильно?

Иеромонах Максим

— Да.

А. Пичугин

— А что вы вкладываете в понятие качественный?

Иеромонах Максим

— Красивая съемка, хорошая озвучка, ну вот все технические требования, потому что человек сегодня обращает внимание на качество того, что он смотрит. Ну когда мы смотрим обычное кино в интернете, если там это плохая копия, мы же ее выключаем и не смотрим. Не потому что кино неинтересное, а потому что ну вот плохо снято, я подожду, пока выйдет хорошая версия. И здесь так же. Но если мы обычные фильмы снимаем и стараемся выдержать качество, то уж тем более если мы рассчитываем на то, что люди придут к Богу через этот фильм, может быть. И здесь мы тем более должны уделить внимание качеству — и картинке, и звуку, и чтобы это было все на очень высоком уровне.

А. Митрофанова

— В сейчас говорите, и, казалось бы, задача такая понятная и очевидная, и простая. На самом деле так вот, если задуматься, она невероятно сложная. Потому что ну вот ваша первая серия, она называется «О Боге», если я не ошибаюсь, да? Три ступени. Фильм называется, общее название «Ступени». Первая серия называется «О Боге». Как об этом можно рассказать? Вот как, что действительно можно об этом там в течение 26 минут рассказать человеку, который только-только начинает свой путь в вере, у которого сто, пятьсот вопросов, если не миллион и, как правило, да, каждый последующий вопрос рождает десять еще новых?

Иеромонах Максим

— Ну вот в этом и задача фильма. Мы не расскажем здесь о Боге полностью. Для того, чтобы постичь Бога, надо, наверное, всю жизнь потратить, и ты Его все равно не постигнешь. Мы даем базис, чтобы у человека возникли вопросы, чтобы он посмотрел, пришел к священнику и сказал: вот это я понял, вот это я не понял, там объясните мне, вот что такое Троица, да, я посмотрел, но мне непонятно. И вот дальше он уже со священником может всю жизнь дальнейшую обсуждать эти вопросы. Мы даем тот базис, который требует Синодальный отдел образования и катехизация, который он требует к оглашению. Мы согласовали с ними сценарий, то есть мы готовили полностью по материалам Синодального отдела, согласовали с экспертным советом сценарий, он одобрен Синодальным отделом. Дальше у нас вот есть такая договоренность, что когда фильм уже будет отснят по этому сценарию, мы снова отдаем фильм в экспертный совет, и они уже выносят свою оценку.

А. Митрофанова

— И получается, что вопрос за вопросом, так?

Епископ Диодор

— Ну можно, я хочу вот один момент такой добавить. Вы говорите, что появляется очень много вопросов — а это самое важное. Понимаете, вот как вот, ну мое личное понимание: вот Бог прикасается к сердцу конкретного какого-то человека, как бы зажигает внутри вот тебя этот огонек. Но, как апостол Павел говорит, обращаясь там к своим ученикам, что дар Божий, который в вас, вы возгревайте сами и трудитесь, делайте, чтобы вот этот дар Божий умножить. Ну помните тоже притчу о талантах? Вот как Господь говорит, что Он каждому человеку что-то дает, а наша задача вот это преумножить, развить, но это мы должны делать сами. И вот такой момент, когда, вернее вы говорите, что ну что разве можно за 26 минут рассказать о Боге? А отец Максим говорит, жизни не хватит человеку, чтобы Бога познать. И это действительно, вот он правильно сказал. Но самое важное, чтобы человек жил вот этим стремлением, желанием познавать Бога и быть с Богом. А смысл того, что мы как бы хотим сделать, вот для чего этот фильм — да, мы молимся и очень надеемся, что Бог милосердный благословит это наше доброе начинание, и действительно кто-то из современных людей, особенно из молодых, посмотрев этот фильм, задастся многими вопросами. И, как говорится, оторвет свой взор, внутренний взор вот от этой земли, от грубо материального мира и поднимет его к духовным небесам. И задумается о главном, как мы говорим, задумается о вечном, о подлинном смысле этой жизни — вот такую надежду, как говорится, мы питаем.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и иеромонах Максим (Однорал), руководитель общественных проектов Мелекесской епархии. Я слушаю вас, владыка и понимаю, что все совершенно правильно вы говорите, и замечательно, что есть такое начинание, и дай Бог, чтобы этот фильм получился. И думаю, что он многим окажется полезен. Но, простите, опять это «но». Может быть, в силу того, что я проработала в журнале «Фома» 14 лет, я помню…

А. Пичугин

— И все время сомневаешься.

А. Митрофанова

— И все время сомневаюсь, вот это, знаете, «фомовский» подход, что ну как можно вере научить? Можно только поделиться личным опытом. И вот я как-то, знаете, тоже вот со временем этот опыт анализирую, опыт журнала «Фома», и понимаю, насколько это верно, на мой взгляд, избранный путь. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что действительно ты можешь только поделиться тем, что есть внутри тебя. А попытаться как-то вот, ну не знаю, встать там в назидательную такую позицию, с кафедры вещать: значит, так, сейчас мы вам все расскажем. Значит, Бог — это то-то, то-то. Значит, вера — это так-то и так-то. Значит Христос — это… и дальше там по пунктам, загибая пальцы — вот это то, что вы должны знать. Не знаю, у меня ощущение, что… Может быть, это и работает, конечно. Но вот мы с вами начали говорить про катехизис в самом начале, и вы привели в пример святителя Николая Сербского, Леша тут же упомянул владыку Антония Сурожского и протопресвитера Александра Шмемана. Почему это бестселлер, их книги бестселлеры — они же личным опытом делятся. Вот не знаю, а как здесь правильный подход искать, как об этом говорить?

А. Пичугин

— Наверное, там, в фильме и будут какие-то спикеры, которые своим личным опытом делятся?

Епископ Диодор

— Позвольте, я вот вам отвечу. Вы все правильно говорите: вере нельзя научить, можно поделиться только лишь своим личным опытом. И я опять возвращаюсь к тому, что вера это прежде всего Божий дар, понимаете. Бог дает этот дар, а потом каждый из нас его развивает. А вот мы действительно, каждый из нас может поделиться своим личным опытом. Но прежде всего у нас же есть опыт нашей Церкви, опыт святых. И мы свой личный опыт, вот здесь и сейчас те, кто живет, мы обязаны просто его сверять с опытом Церкви и с опытом общепризнанных святых, выдающихся людей нашей Церкви. Поэтому относительно опыта вы все правильно говорите — верен, а вот чтобы конкретно неверующего человека как бы научить или заставить быть верующим — это невозможно, при всем желании. Он получит всю информацию, будет информативно знать о Церкви, о Боге, обо всем. Но если Бог не даст ему этого дара, он никогда не будет верующим человеком. Я даже могу вам привести пример из своей личной жизни. Вот у меня есть друг, он сейчас судья такой уже, он меня на два года младше, судья уже такой авторитетный. Что было интересно: когда мы учились еще в школе, я уже ходил в храм, там участвовал в богослужебной жизни, все такое, и пытался его привлечь к Церкви. И он, из уважения ко мне, тоже со мной несколько раз сходил в храм, читал книги, которые я ему давал, слушал то, что я говорю. А потом он мне сказал, говорит, знаешь, дорогой мой друг, вот ты меня прости, пожалуйста. Я тебя люблю, уважаю, но больше мне этого не нужно. Потому что я… Вот что меня поразило, тогда я этого не понял, он говорит: я не могу верить в Бога. Тогда я его не понял. А вот уже сейчас, когда мне уже 40 лет, и я теперь его понимаю. Потому что у него этого дара нет. И он честно сказал: я не могу верить в Бога. Хотя он очень умный человек, вот в плане информации он все это воспринял, подумал и сделал для себя вывод, что ему это не нужно, и он верить в Бога не может. Вот именно не может.

А. Пичугин

— Ну может быть, пройдет какое-то время и когда-то…

Епископ Диодор

— Если Бог прикоснется к нему, тогда он будет верующим. И я очень настаиваю вот на этом понимании: нельзя человека вот просто так, именно из-за того, что я так хочу или кто-то другой, вот сделать верующим православным христианином. Это невозможно. Это Божие дело, это делает Дух Святой, но не мы.

А. Пичугин

— Вы сейчас очень важную вещь сказали, и здесь вот можно только лишь добавить, что это не значит — есть такое мнение, в вашей православной среде оно, к сожалению, распространено, — ну раз он в Бога не верит, то он не с нами, и дело мы с ним иметь не хотим. Вот тут главное ведь оставаться, вот вы же остаетесь друзьями, да, несмотря на то, что человек к Церкви отношения не имеет. Вот здесь, мне кажется, очень важно разделять человеческое и вот церковное отношение.

Епископ Диодор

— А я всегда на проповеди в храме говорю своим, нашим прихожанам, вот моего кафедрального собора о том, что ни в коем случае нельзя нам, верующим, то есть нам, добрым христианам, кто любит Бога, Христа, осуждать тех, кого мы называем неверующими. Я всегда делаю акцент на то, что вот нам Бог даровал это дар веры, а вот им почему-то нет. На вопрос «почему?» мы ответить не можем, потому что его задать можно только Самому Богу. И поэтому тех людей, которых мы встречаем вокруг, в своей жизни, которые не разделяют нашей любви ко Христу, к Церкви, мы не можем их осуждать и говорить, что они плохие. Потому что в таком случае мы будем как бы рассуждать, вернее осуждать Самого Бога, то есть Его промыслительные действия. Поэтому Христос и говорит, что не суди, что не предвосхищай суд Божий. Потому что, как объясняют это святые, что мы же не знаем полностью сути всего происходящего, что нас окружает, и мы не знаем, что внутри каждого человека, который рядом с нами. Даже Святое Писание говорит: «Никто не знает, что в человеке кроме духа, живущего в нем», — то есть прежде всего кроме Духа Святого. И поэтому я с вами целиком и полностью согласен. И, пользуясь вот таким случаем, находясь на радио, я хочу обратиться ко всем: дорогие мои братья и сестры, все православные христиане, никогда не нужно никого осуждать. Если вы получили этот благодатный дар веры, то старайтесь вы, лично, в своей жизни его развивать, чтобы этот дар у вас, в вашем сердце, прежде всего, принес плоды. И не нужно ни от кого ждать, что все вокруг вас должны сразу преобразиться, потому что вы уверовали в Бога. Нет, дорогие мои, помните слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен и тысячи спасутся вокруг тебя», — то есть обращается преподобный Серафим к тебе: если ты уверовал во Христа, то ты должен стяжать Духа Святаго, ты должен измениться, ты должен преобразиться по образу Воскресшего Христа Спасителя, не требуя от окружающих совершенно ничего. Но если хочешь, чтобы что-то изменилось в жизни окружающих, то прежде всего измени сам свою жизнь, стань подобным Воскресшему Христу. И тогда действительно, как есть такое замечательно высказывание одного из святых, он говорит: «Не говори о Боге, а живи так, чтобы тебя о Нем спросили». А у нас, конечно, вот большая проблема наших православных христиан, которые себя считают многие очень верующими и очень знающими законы Церкви, там учение святых отцов, они просто, называя себя христианами, по сути многие из них таковыми не являются, потому что они не имеют в себе любви. Когда человек осуждает всех и все напропалую, даже не задумываясь, то это как раз явное свидетельство, что любви-то в этом человеке нет. А в Послании апостола Иоанна Богослова сказано: если ты ненавидишь ближнего твоего или ближних, которых видишь очами, то как ты говоришь, что любишь Бога, Которого ты не видишь? Значит, ты лжец, обманываешь самого себя и лжешь Богу, и света нет в тебе, а только тьма. Вот нам это нужно всем понимать.

А. Митрофанова

— А правильно понимаю, что вообще вот этот закон любви — это самый главный закон Церкви, закон веры, закон Христа?

Епископ Диодор

— Это смысл всего, да. Ведь вспомните, Христа спросили: какая главная заповедь в законе? В Ветхом Завете и иудейской традиции это прежде всего 613 заповедей — ну вот то что мы знаем из Священного Писания, плюс было много-много разных предписаний и так далее. А Христос ответил: «Наибольшая и главнейшая заповедь: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всем помышлением твоим, всем существом твоим и вторая заповедь подобная ей: возлюби ближнего как самого себя», — что в этих двух заповедях, говорит Христос, заключается все, о чем свидетельствуют пророки всех времени, которых посылал Бог, и все прочие заповеди. То есть вот в этих двух, видите, о любви.

А. Митрофанова

— А почему тогда, если они самые главные, действительно черным по белому в Евангелии об этом сказано, Господь об этом говорит. А почему тогда так трудно бывает эти заповеди исполнить, если они самые главные? Если вообще, казалось бы, с них надо начинать. Есть даже вот эта формула, вообще заповедь по сути одна: «Люби Бога и делай что хочешь» — ну тут, понятно, нужно десять оговорок сделать.

Епископ Диодор

— А тоже, знаете, ну это мое личное, субъективное мнение, все очень просто: мы-то, люди, по своей сути-то очень злы. И с другой стороны, это не мое личное мнение. Вспомните опять слова Христа, где Он учит усердно молиться, то есть обращаться к Отцу Небесному. Он говорит: «Просите, и дано будет вам». И потом говорит такую интересную притчу, раскрывающую суть вот нашей природы. Он говорит если вы, будучи злыми, умеете даяния благие детям своим творить — то есть когда ребенок попросит у тебя хлеба, ты же не вкладываешь в его руку камень, а если попросит рыбы, не даешь ему вместо рыбы змею. Вы — и Он, заметьте, слова «вы, будучи злыми», — то тем более Отец ваш Небесный, Бог, Который есть Свет, и в Котором нет никакой тьмы, Бог, Который есть сама живая любовь, тем более Он. Поэтому, Он говорит, просите и получите. И вот на слова Христа… Вот, кстати, относительно притч. Господь наш Иисус Христос, когда говорил притчами, то есть иносказательно, образы для своих притч Он никогда не брал какие-то фантастические, то, чего нет в реальности или в окружающей жизни. Он всегда брал из реальной жизни. Поэтому то, что слова «вы, будучи злыми» — это действительно так, мы по своей природе злые. Конечно, в ком-то больше этого зла, в ком-то меньше. Я понимаю, как бы у вас это вызывает улыбку, но…

А. Митрофанова

— Нет, нет, я как раз пытаюсь это осознать.

Епископ Диодор

— Я о себе засвидетельствую. В каждом человеке эта идет борьба добра со злом. И я думаю, вы тоже, взрослые люди, понимаете: как только стоит дать слабину какую-то, и уже это зло вырывается, как говорится, со страшной силой изнутри тебя, сначала вроде по таким неважным моментам, сначала, может быть, даже с юмором, а потом уже это перерастает в нечто такое отрицательное.

А. Пичугин

— Нам нужно прерваться на минуту. Небольшой перерыв, мы вернемся в студию. Напомню, сегодня говорим, уже вышли на такие очень важные вещи. Но не менее важна наша общая тема — это фильм «Ступени», который сейчас снимается, его снимает наш гость, иеромонах Максим (Однорал), с благословения владыки Диодора, епископа Мелекесского и Чердаклинского, который также в этой студии. Мы продолжим разговор через минуту, еще про фильм тоже поговорим немного. Алла Митрофанова, я Алексей Пичугин.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер вам, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова. И напоминаю, что в гостях у нас сегодня епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и руководитель общественных проектов Мелекесской епархии, иеромонах Максим (Однорал). Мы говорим о фильме, который готовится сейчас, в процессе съемок, отец Максим как раз занимается этим фильмом. Для тех, кто хочет принять крещение, вот какие-то основы, то, что нужно знать о вере, то что очень важно знать. Фильм состоит из трех частей, каждая из них по 26 минут. Первая часть, она называется «В поисках Бога», вторая часть называется «Человек и Церковь», третья часть «Таинства Церкви», и общее название у фильма «Ступени». То есть вот три таких ступени, по которым вы, как Вергилий, я так понимаю, да, проводите вашего зрителя для того, чтобы его ну чему-то, не знаю, может быть, не научить, а поделиться чем-то.

А. Пичугин

— Прости, пожалуйста, вот я тебя слушаю, и вдруг возникает вопрос: а нет опасности, что человек, который приходит к священнику, просто получает диск с фильмом, священнику ничего и делать не надо, только потом крестить этого человека, ведь пастырская работа этим не отрицается?

Иеромонах Максим

— Я не думаю, что есть такая опасность. Фильм не призван, у фильма нет задачи заменить собою огласительные беседы. Фильм это вот первые, скажем, три ступеньки, чтобы человек посмотрел его, понял вот какую-то информацию и уже пришел к священнику подготовленным, с какими-то уже готовыми вопросами. Ну не может человек просто посмотреть фильм и сразу все узнать о вере.

А. Митрофанова

— То есть это такой трамплин для того, чтобы вопросы умножались.

Иеромонах Максим

— Ну по сути, да.

А. Пичугин

— Но простите, я перебил тогда.

А. Митрофанова

— А нет, все, я просто хотела как раз напомнить, что мы об этом фильме говорим и это важно, конечно, проаннонсировать и разобраться, как и что, про что вы там снимаете. Вот «Человек и Церковь» — это вторая часть, там что в основе?

Иеромонах Максим

— Давайте по частям. В первый части мы даем человеку представление о Боге: о том, Кто Такой Бог, о Святой Троице, о Библии, о том, на чем мы базируемся и откуда мы берем информацию — то есть мы даем такие общие знания. Во второй части, вторая часть более уже узкая такая: «Человек и Церковь». То есть мы даем исторический экскурс, естественно, мы даем структуру Церкви, ну понимание, кто есть кто в Церкви, и для чего она существует и так далее. Ну и третья часть уже совсем узкая — это Таинства, там по каждому Таинству мы объясняем, что человек, православный человек, который живет таинственной жизнью, он должен понимать, для чего каждое Таинство существует.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что ведущим фильма, человеком, который представляет все это у вас, вы нашли известного довольно актера.

Иеромонах Максим

— Да, это Коля Цонку, и получилось все довольно-таки спонтанно. Я долго искал человека, который бы мог принять в этом участие и вести, скажем, зрителя по сериям. И изначально мы разговаривали…

А. Пичугин

— С нашей коллегой Туттой Ларсен.

Иеромонах Максим

— С вашей коллегой, да, Туттой Ларсен, да, и она, в общем-то, согласилась вести этот фильм, ей проект был очень интересен. Но так получилось, что когда мы начали снимать фильм, она по семейным обстоятельствам уехала на три месяца, ее не было, а съемки у нас уже начались. И на одном из мероприятий мы случайно встретились с Колей Цонку. Просто разговаривали, и вот как-то так получилось, что он рассказал, что он когда-то был алтарником в храме, что он ну ходил в храм. И я ему предложил, говорю, ты не хочешь попробовать поработать вот над проектом. Ему проект оказался очень интересен, он выступил не только как ведущий фильма, но он выступает как продюсер фильма, он стал вот жить этим фильмом. Мы каждый день с ним созваниваемся, он там рассказывает, какие у него новости по проекту, какие у меня. Мы вместе так работаем.

А. Митрофанова

— Здорово. А когда ждать вообще или лучше не загадывать?

Иеромонах Максим

— Лучше не загадывать. Мы планировали уже его закончить, но, к сожалению…

А. Пичугин

— Вот давайте про это поговорим. Тоже важно. Нас слушают разные люди, которые как-то могут, может быть, вам помочь. Я понимаю, что вопрос, как всегда, у нас встает вопрос денег.

Иеромонах Максим

— Ну в общем, да, это один из важных вопросов.

А. Пичугин

— А нет вообще инвесторов?

Иеромонах Максим

— Ну нет пока. Мы пару раз там находили, вот какие-то съемки мы оплатили, там небольшие совсем суммы нам давали. Сейчас у меня еще одна съемка оплачена. Я надеюсь, мы запишем Тутту Ларсен, потому что несмотря на то, что она не стала ведущий фильма, она согласилась выступить в качество спикера этого фильма. Буквально недавно мы в Троице-Сергиевой Лавре записали Антона Макарского.

А. Пичугин

— Тоже наши постоянные слушатели, наверное, его знают.

Иеромонах Максим

— Да, это человек, который воцерковлен, который ходит в храм постоянно. Они с Викой и причащаются, и детей постоянно водят. Я думаю, что вот такие люди будут очень интересны зрителю: с одной стороны, это люди популярные, известные, с другой стороны, это люди воцерковленные и знающие, что такое Церковь. Ну скажем так, если можно так сказать, практикующие православные.

А. Пичугин

— А если кто-то услышал и решил вам помочь, вдруг кто-то из слушателей сейчас думает: а, вот как хороший проект! Как вас найти?

Иеромонах Максим

— Как, вот позвонить в епархию владыке и сказать, что вот хотим помочь.

А. Митрофанова

— А это вот так вот прямо можно запросто взять и позвонить в епархию владыке?

Иеромонах Максим

— Владыке легко можно позвонить.

А. Митрофанова

— Правда?

Епископ Диодор

— Да, я очень доступный человек.

А. Митрофанова

— Ну это видно, кстати. Это правда.

А. Пичугин

— Мелекесская епархия — если набрать в интернете, можно найти все контакты там.

Епископ Диодор

— Ну есть официальный сайт — http://meleparhia.ru/, и там есть контакты.

А. Пичугин

— Очень хороший сайт у вас, кстати, епархиальный.

Епископ Диодор

— Спасибо.

А. Пичугин

— Прямо такой вот, грамотно сделанный, и видно, что над ним работали.

А. Митрофанова

— А я, если позволите, хотела бы вернуться к первой части нашего разговора. Владыка, там где вы говорили о том, что вера это дар, и кому-то Господь этот дар дает, а кому-то не дает. Меня прямо так, знаете, зацепили эти слова — простите за такое выражение, но действительно зацепили. И, возможно, кого-то из наших слушателей тоже. Мы же живем в такое время, когда привыкли к тому, что боремся за равенство прав, свобод, всего. И внезапно вы говорите о том, что у кого-то есть вот это дар, у кого-то его нет. То есть это, знаете как, немножко, может быть, даже кому-то покажется похоже на дискриминацию: то есть кому-то Господь дает, а кому-то не дает. Это что значит, что кто-то более от Него одарен, кто-то менее одарен, у кого-то есть шансы спастись, у кого-то нет шансов спастись? Как вообще к этому ко всему относиться, что, действительно, если вера это дар, то почему он есть не у всех?

Епископ Диодор

— Ну тут, конечно, можно много рассуждать на эту тему, знаете, чисто по-человечески. Но, во-первых, я хочу еще раз сказать: этот вопрос прежде всего, если серьезно его задавать, то его нужно задавать только исключительно Господу Богу, потому что за Бога отвечать мы не можем. Но если как бы попытаться все-таки осознать и понять: как же так? Вот вы говорите, неужто Бог любит кого больше, кого меньше, хотя мы знаем из Священного Писания, где сказано, что Бог, Он хочет, чтобы все люди до единого в разум истины пришли и на путь спасения встали — то есть Бог хочет всем спасения. Ну я вот так опять это, размышляя как бы сам с собой, думал: как же так? Наверное, тут тоже многое завит от конкретного человека. Понимаете, Христос Спаситель умер на Кресте за всех, пролил Свою кровь. Но вспомним с вами Тайную Вечерю, то есть вот этот таинственный ужин, когда Христос установил это величайшее таинство Святой Евхаристии, когда Он преподавал под видом хлеба Свою Пречистую Плоть Своим ученикам, Он говорит интересные, вернее, ну да, правильно, и интересные и очень важные слова: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление — то есть в прощение, ради прощения ваших грехов». И потом берет Чашу и говорит: «Пейте, примите и пейте, это Кровь Моя, которая за вас — то есть обращаясь к Своим ученикам, — и за многих изливается тоже в прощение грехов». Он не сказал: «за всех» — вот это очень важный момент. Он сказал: «за многих». Ну это опять, понимаете, можно рассуждать на эту тему много, но говорить о какой-то дискриминации очень неправильно. Потому что дар Божий, который вот дар спасения, вот эта драгоценная Кровь, пролитая на Кресте и очищающая от мертвых дел, искупляющая от всякого греха и так далее, Бог его предлагает каждому. Но не каждый его берет. Вспомните даже притчу о брачном пире, на который были позваны многие люди. В итоге, когда Христос и говорит: много званых, а мало избранных. Но что это значит, много званых? Ведь Бог-то их всех позвал, а почему же тогда избранных мало? И кто такие эти избранные? Избранные это те, кто ответили на призыв Божий и пришли, понимаете. А звали всех, а пришли, к сожалению, не все. И тогда Бога здесь обвинять ни в чем нельзя: Он всех позвал, а пришли не все. Или в другом месте Священного Писания сказано, что люди более возлюбили тьму, нежели свет. Или еще есть такое слово, что за то, что люди не захотели внимать духу истины, то пошлет им духа заблуждения, который они с радостью принимают. И то, что мы видим как раз в окружающей нас жизни. Как раз Евангелие оно, понимаете, для многих очень скучное. Это ведь жить по заповедям это скучно, это ведь ничего особенного никакого экстрима в этом нет, нужно быть просто хорошим человеком, понимаете.

А. Пичугин

— Так большинство, владыка, простите, у нас же большинство людей хорошие.

Епископ Диодор

— Ну это опять, знаете, смотря с какой стороны посмотреть тоже. Хороший человек — это тоже понятие весьма растяжимое.

А. Пичугин

— Ну я скорее в том ключе, что люди не хотят, чтобы их дети воевали, не хотят чтобы они там как-то попадали в плохие компании. Все же хотят, чтобы сын вырос, получил хорошее образование, потом нашел хорошую работу, женился, воспитывал детей.

Епископ Диодор

— Да это обыденные вещи.

А. Пичугин

— Это обыденные вещи, но которые большинство людей, которые на планете живут, относительно своих детей хотят именно этого. И свою жизнь они тоже строят. В основном, конечно, ну я понимаю, что мы все грешим где-то как-то. Но все-таки, даже не задумываясь порой о заповедях, о Церкви, о Христе, в массе своей не задумываясь, все равно большинство заповедей как-то соблюдают.

Епископ Диодор

— Знаете, одна добрая женщина сказала — ну там речь шла об исповеди и все такое, — она говорит: а у меня никаких грехов нет. Я говорю: ну как? Ну а я же, говорит, только хорошее всем все делаю. Ну а я-то ее знаю хорошо. А что она имела в виду, что она делает все только хорошее. То есть понимаете, это как вот в советское время, ну были такие реалии, когда вот ты имеешь только полезные связи, понимаете. Вот этот человек он мне нужен для того-то, того-то, поэтому ему я тоже даю то, что он хочет, а он взамен мне дает то, что нужно мне. И вот она на полном серьезе говорила, что это как раз это добро. Я же этим людям делаю добро. Но эта женщина добрая, она не делала никому ничего просто так. И в чем же ее хорошесть? Это знаете, как Христос говорит: в чем ваша заслуга, если в любите любящих вас и благотворите тех, от кого ожидаете, как говорит, то, что и они вам благотворят, или даете в долг тем, зная, что эти люди вернут вам долг, приглашаете к себе за стол тех, зная, что эти люди пригласят вас к себе за стол. А Христос говорит: а вы любите ненавидящих вас, благословляйте проклинающих вас, любите врагов ваших, благотворите тем, кто вас ненавидит и желает вам погибели. То есть будьте, говорит, совершенными, милосердными, как Отец ваш Небесный, ибо Он благ и к добрым, и к злым. Вот, я думаю, критерий добра и того, насколько человек действительно хорош, вот согласно слову Божиему.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор и, руководитель общественных проектов Мелекесской епархии, иеромонах Максим (Однорал). Я, как всегда, так принижаю градус и с высоких материй спускаюсь на землю. А давайте немного еще поговорим о вашей епархии, потому что называется она очень интересно, необычно. Мелекесский и Чердаклинский звучит ваш титул, но если посмотреть на карту России, Мелекесса найти там нельзя, это город Димитровград, Ульяновская область. А титул у вас по старому названию этого города.

Епископ Диодор

— Да.

А. Пичугин

— Расскажите о епархии, где она находится. Я уже сказал, что это Ульяновская область, но Ульяновская область довольно большая. И я так понял, что территория вашей епархии, она по этой области тоже так заметно разбросана.

Епископ Диодор

— Да, очень необычно. Мелекесская епархия это шесть районов Ульяновской области. Я думаю, многие знают, что Ульяновская область, она пересекается нашей главной рекой Волгой. Моя епархия, основная часть, это четыре района находятся на левом берегу, в сторону Самарской области. И два района на правом берегу — это уже как бы, так сказать, на территории исконно Симбирской губернии бывшей. Потому что раньше город Димитровград, как сейчас его называют, или Мелекесс, он был частью Самарской земли и Самарской епархии. То есть действительно история земли очень интересна. И даже само название, на что вы обратили внимание, знаете, до сего дня конкретно, в общем-то, неизвестно, что означает это слово.

А. Митрофанова

— Мелекесс?

Епископ Диодор

— Мелекесс.

А. Пичугин

— Звучит красиво.

А. Митрофанова

— Красиво, правда.

Епископ Диодор

— Есть много разных версий, как бы от серьезных, что это там слово тюркского происхождения, там связано с финно-угорскими племенами, хотя не могут истолковать, перевести на русский язык. Или есть шуточная такая версия, когда императрицу Екатерину Великую спросили, как назвать вот там это новое поселение? А она как бы бросила небрежно, что мне все равно, хоть секелем назовите — «секель» слово, а наоборот Мелекесс получается… Что-то такое. Вот есть такая даже шуточная версия.

А. Митрофанова

— Да, это из серии: а потом уже анекдотов насочиняли.

Епископ Диодор

— Ну да. Сам город Мелекесс, он был промышленным купеческим городом, в основании которого стояли именно купцы, староверы разных толков. У нас вот как бы один из отцов нашего города это купец по фамилии Марков, вот он очень много сделал для становления города. А вот второе название из титула, Чердаклы — это районный поселок, до революции это был…

А. Пичугин

— На другом берегу Волги?

Епископ Диодор

— Нет, это все на левом берегу. До революции это было село Покровское. Там стоял замечательный, каменный такой, белый прекрасный собор в честь Покрова Божией Матери. Село было очень многолюдным, там большое было население. Но среди русского населения там всегда присутствовало и татарское население. И поэтому среди татарского населения у них бытовало как бы свое название: Чердаки — ну это можно увидеть и на старых картах дореволюционных. Потому что там всегда писалось село Покровское — скобочки — (Чердаки), а в другой версии Чердакли. Чердакли — говорят, что это в переводе на русский с татарского «чайки». А у нас там действительно рядом Волга, и поэтому много чаек. И даже на гербе районного поселка Чердаклы там присутствует изображение чаек.

А. Митрофанова

— Здорово. А вы говорите про Чердаки, я сразу представила себе живописные эти домики, которые возникают на крышах…

Епископ Диодор

— Правильно, да.

А. Митрофанова

— И сразу почему-то представила, как, знаете, вот есть там в Эльзасе, например, все крыши они испещрены этими домиками, там раньше рыбаки рыбу сушили. Сейчас это невероятно живописным считается, таким очень престижным, достойным районом, и если такой дом, то это круто. А раньше это были дома бедняков. И я представила сразу эти ваши Чердакли, Чердаки вот испещренными точно такими же домиками.

А. Пичугин

— Ну, наверное, на Эльзас не очень похоже.

А. Митрофанова

— А вот не факт.

Епископ Диодор

— А вот там, знаете, какие есть реалии. Там когда с Ульяновска, с Симбирска едешь в сторону Чердаклов, и дорога очень высокая и тем более еще насыпная. И поэтому, когда поднимаешься на гору, и там как бы открывается вид Чердаклов именно внизу. И правильно, сначала ты видишь только крыши, так и получается.

А. Митрофанова

— Живописно.

Епископ Диодор

— Ну да, у нас считается, что это жемчужина Ульяновской области.

А. Пичугин

— А много приходов в епархии?

Епископ Диодор

— В епархии на настоящий момент 85.

А. Пичугин

— Ну в основном это не в городах, а такие небольшие сельские приходы.

Епископ Диодор

— А на территории моей епархии, значит, это город Димитровград — Мелекесс и город Сенгилей. И, в общем-то, больше никаких городов нет.

А. Пичугин

— То есть вам часто приходится ездить по деревенским отдаленным приходам.

Епископ Диодор

— Ну, слава Богу, они уж не настолько отдаленные. Да, конечно, обязательно.

А. Пичугин

— Да, ну видите, я плохо себе представляю, наверное, реалии Ульяновской области. В Ульяновске я был всего один раз когда-то, несколько лет назад, и то только в городе, поэтому… Ну да, наверное, сейчас уже вообще только в Центральной России в основном такие совсем отдаленные глухие села. Это странно, да, казалось бы, — Центральная Россия, рядом Москва, — но вот однако же именно здесь это и сохранилось по причине того, что Москва так все в себя вбирает, а эти села пустеют и…

А. Митрофанова

— Так а вот отец Максим и начал разговор с того, зачем собственно фильм-то…

А. Пичугин

— Ну да.

А. Митрофанова

— Почему он задуман — потому что не всегда есть возможность доехать до отдаленных сел и там с людьми поговорить о том, что такое Крещение и зачем им это нужно, если они вдруг надумают, вот захотят как-то к Церкви примкнуть. А будете вы в итоге ездить с вашим фильмом по вот таким удаленным местам, отец Максим?

Иеромонах Максим

— Ну я думаю, что не только по нашим местам.

Епископ Диодор

— Можно я поясню? У нас как бы уж такой проблемы-то не стоит, что там где-то кто-то не может. У нас сейчас, согласно благословению Святейшего, перед крещением обязательно проводятся огласительные беседы: люди приходят в храм на встречу со священником несколько раз, там где сколько принято, и священник лично с каждым общается. И вот этот фильм, он, знаете, облегчит вот процесс этого общения. Вот отец Максим, он изначально говорит о том, что можно предложить людям, не навязывать, конечно, а предложить вот этот фильм, чтобы они его посмотрели перед тем, как идти уже на встречу со священником, вот как раз на живые огласительные беседы, чтобы когда уже человек приходит в храм, у него уже то-то было в голове. И действительно, может быть, в процессе просмотра фильма у него уже сформовались конкретные вопросы. Не такие вопросы, знаете, как вот встречаешься когда с простыми людьми, особенно из сельской местности, и спрашиваешь: «Братья и сестры дорогие, может у вас, вот епископ перед вами, вот священники, есть такая благая возможность, задавайте вопросы». И вот знаете, часто убивает. Начинают: а вот можно делать поминки вот тогда-то или вот как там делать поминки, похороны — это самые насущные вопросы. Вот это сразу просто иногда ну как бы скашивает вот весь энтузиазм…

А. Пичугин

— Ну часто ведь, да, простите, часто же деятельность священника в деревнях, к сожалению, сводится именно к такому требоисполнительству: отслужить молебен о дожде, похоронить, покрестить.

Епископ Диодор

— В первую очередь, похоронить, да.

А. Пичугин

— Да, к сожалению, теперь да.

Иеромонах Максим

— Ну возить будем, конечно, фильм. И владыка благословил и в приходах наших его использовать.

Епископ Диодор

— Нет, у нас работа идет во всех приходах, слава Богу. У меня все священники работают в плане просвещения, катехизации, каждый по своим возможностям. И у нас уже так сложилось, что те люди, которые не проходят огласительные беседы, ну мы настоятельно рекомендуем сначала их пройти, а потом уже принимать крещение.

А. Митрофанова

— Отец Максим, а можно, я понимаю, что напоследок, наверное, такие вопросы не очень хорошо задавать, но он у меня прямо вертится в голове. Это тоже вот вопрос, который часто задают люди, делающие в сторону храма первые шаги. Церковнославянский язык. Ну вот ну зачем он? Почему нельзя перевести на нормальный и понятный какой-то язык, когда человек, зашедший с улицы в храм, поймет, что к нему это тоже имеет какое-то отношение, а это не то что там мероприятие для избранных, которые прошли соответствующие курсы, выучили еще один иностранный и так далее.

Иеромонах Максим

— Ну фильм-то мы снимаем как раз на русском языке, там славянского не будет.

А. Митрофанова

— Спасибо.

Епископ Диодор

— А что касается славянского языка…

А. Митрофанова

— Не поднимаете там этой темы, нет?

Иеромонах Максим

— Нет, в этом фильме нет. Но я все-таки считаю, что славянский язык — это очень важная церковная традиция. Мне кажется, это мое личное мнение, оно может е совпадать с мнением многих, но я считаю, что человек должен тянуться к познанию Бога. И славянский язык, он все-таки передает по-другому совсем информацию, нежели русский. То есть русский язык беднее что ли, чем славянский.

А. Пичугин

— Поэтичнее славянский.

Иеромонах Максим

— Есть многие вещи, которые можно понять, только понимая славянский язык. И если уж говорить там, и это ведь давний спор, да, о том, нужно ли все перевести на русский или на славянский, я в этом плане, конечно, традиционалист, и считаю, что славянский язык должен присутствовать в жизни Церкви как основной. Потому что если человек приходит в храм, да, наверное, ему какие-то азы нужно рассказать на русском, так чтобы он понял. Нужно говорить с человеком на современном языке. Но нельзя приносить, простите, Бога к нему на кухню. Нужно, чтобы он делал какие-то попытки, какие усилия над собой для того, чтобы понять и познать.

А. Пичугин

— Уже, наверное, последний вопрос, сейчас скоро будем заканчивать программу. У вас, отец Максим, такая должность интересная: руководитель отдела общественных проектов. Наверное, в самом начале надо было спросить, но просто редко такая должность, если вообще встречается, в епархиях. Какие еще проекты кроме фильма «Ступени» вы курируете, делаете?

Иеромонах Максим

— Ну курирую сейчас только один вот этот фильм. Но мы с владыкой вот по экологии очень много проектов запускали.

А. Митрофанова

— Вы к нам приходили, рассказывали об этом, это правда.

Иеромонах Максим

— Потом проводятся и мероприятия разные в епархии, когда приезжают гости, там Дима Певцов, допустим, у нас в гостях был, да вот, приезжал. И у нас очень много прихожан приходило и на встречу с ним, и на концерт его.

Епископ Диодор

— Сектовед Дворкин.

Иеромонах Максим

— Ну это не моя заслуга, конечно, это ваша.

Епископ Диодор

— Все равно, деятельность епархии.

А. Митрофанова

— Александр Леонидович.

А. Пичугин

— Бывает у нас тоже, но не по своей сектоведеческой направленности…

А. Митрофанова

— А как историк.

А. Пичугин

— Как историк, да, медиевист.

А. Митрофанова

— Блестящий совершенно специалист.

Епископ Диодор

— Ну а потом отец Максим, он такой человек очень, как правильно сказать, у него очень много идей в голове возникает. Он такой, ну если можно сказать…

А. Пичугин

— Генератор.

Епископ Диодор

— Да, генератор идей, и он больше понимает вот современную молодежь, наверное, потому что он ближе как-то к молодежи, к обычной, современной, которая нас окружает везде. И поэтому лично мне, как епископу, он много помогает, во многом я с ним советуюсь вот в плане работы с молодежью.

А. Митрофанова

— Это тот случай, когда иногда приходится переводить с русского на русский. Казалось бы, люди все из одной культуры, но приходится для того, чтобы друг друга понять и услышать, тоже делать вот это самое встречное движение и пытаться друг за другом тянуться. Вот то, что вы про церковнославянский язык сказали, отец Максим, вот здесь, похоже, то же самое: иногда бывает, что взрослым людям приходится, чтобы понять молодых, предпринимать осознанные усилия.

Епископ Диодор

— Да. Все правильно, да.

А. Пичугин

— Спасибо вам большое, будем заканчивать программу. Епископ Мелекесский и Чердаклинский Диодор был в гостях у нас, иеромонах Максим (Однорал), руководитель отдела общественных проектов Мелекесской епархии. Спасибо вам большое, что пришли к нам сегодня. Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего доброго. Будьте здоровы.

А. Митрофанова

— До свидания.

Епископ Диодор

— До свидания.

Иеромонах Максим

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 4,25 из 5)
Загрузка...