Москва - 100,9 FM

«Музыка и вера». Светлана Феодулова

* Поделиться
Светлана Феодулова

У нас в гостях была участница Светлого концерта, оперная певица Светлана Феодулова.

Мы говорили о том, какое место вера занимает в жизни Светланы, и как Господь чудесным образом повел ее по пути творчества. Светлана поделилась, как в юности у нее возникло осознанное желание уйти в монастырь, но встреча со страцем и его благословение продолжать заниматься пением, определило дальнейший путь нашей гостьи. Также Светлана рассказала о том, каким образом она подбирает себе репертуар, что стремится донести до слушателей, и как ей удается в своем плотном графике всегда находить время на любимую дочь.


И. Цуканов 

– Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». У микрофона моя коллега Кира Лаврентьева... 

К. Лаврентьева 

– Добрый вечер. 

И. Цуканов 

– Я Игорь Цуканов. И сегодня у нас в гостях замечательная гостья, Светлана Феодулова, оперная певица, обладательница самого высокого в России, кажется, в мире, да, Светлана, голоса. 

С. Феодулова 

– Совершенно верно. 

И. Цуканов 

– Добрый вечер. Вы же, ваш голос внесен в книгу рекордов Гиннеса, да? 

С. Феодулова 

– Да. 

И. Цуканов 

– Самое высокое колоратурное сопрано, так?  

С. Феодулова 

– Да, ну и в женской категории я состою. Потому что иногда говорят: самый высокий голос просто, но там очень много еще разных категорий делится, в книге рекордов, поэтому... 

И. Цуканов 

– Ну да, женский голос и мужской, все-таки разные явления. Светлана, вы много раз рассказывали о том, как вы пришли в мир музыкальный, вы участвовали в шоу «Голос». И ну можно вот начать, наверное, с того, что вы же с детства пели, да, потом, когда в какой-то момент голос начал меняться, вот если я правильно помню, была история, когда вас так сказать в кавычка «забраковал» кто-то на прослушивании и сказал, что, значит, так не пойдет... 

С. Феодулова 

– Да, путь мой был непростой. 

И. Цуканов 

– И тем не менее вот сейчас у вас такой удивительный голос. И вы поете в опере и не только оперные произведения исполняете. Об этом вы рассказывали. Но вот вы гораздо меньше рассказывали о том, как складывался ваш путь в мир веры. Может быть, мы могли бы начать разговор с этой темы, если вы не против. 

С. Феодулова 

– С радостью. Ну вы знаете, я, более того, даже уточню, что путь к вере и, в принципе, нахождение, да, вот в ней, он очень плотно соприкасался у меня так же с путем творческим. Потому что вот такой решающий даже для меня момент, вы сейчас напомнили мне как раз, когда действительно мне поставили профнепригодность, это бы такой удар, мне сказали, никогда петь не смогу, дефект связок там и вообще очень много всего. Как потом выяснилось, что этого не было, просто там были определенные обстоятельства у педагогов, ну и нужно был просто другую девочку поставить на мое место. Но это как бы потом выяснилось, но тем не менее, вы знаете, я очень была доверчивая, я очень доверяла педагогам, их мнению, и для меня это был удар. Вот это был пережить очень сложно, потому что я действительно ну как бы не то чтобы считала, а потому что меня и батюшки благословляли петь и в хоре, и поступать в вуз, и заниматься музыкой, это было по благословению. Для меня было такое прямо: как же так? Почему вот Господь сделал так, что вот петь-то я и не могу, хотя вся моя тропинка, она шла именно к этому пути? Дело в том, что даже был такой случай в моей жизни, что я хотела уйти в монастырь. Это был осознанное очень решение, я даже уехала к матушке Олимпиаде в Хотьковский монастырь, вот пожила там какое-то время. Потом приехала к старцу просить благословения остаться там, а он сказал: нет, ты должна заниматься музыкой, это твой путь... 

И. Цуканов 

– Это было еще в детстве, в юношестве? 

С. Феодулова 

– Это был в юношестве, да. И ты в миру принесешь намного больше пользы, нежели, наверное, здесь, это вот твой путь там. Он будет сложный, непростой тернистый. И для меня, когда мне поставили профнепригодность, для меня это было: как же так? Полная несостыковка идет, шла в моей голове. И вы знаете, я пошла в храм. Я помню, зашла в храм, поставила свечку, очень серьезно просила... Я думаю, что, наверное, правильно именно такое вот отношение к такой ситуации было в моей душе, хотя мне было 15 лет, то есть это такой еще возраст, наверное, еще не до конца можно осознавать многие вещи, особенно религиозные. Но я тогда просила, чтобы Господь показал мне и вывел меня на путь истинный. Если мне суждено петь действительно, и мне это нравится, мне это хочется, то пусть Он мне покажет эту дорожку, тропинку, проведет меня, и как-то вот эти тревоги, волнения тоже уберет. Потому что я плакала, ревела прямо целыми днями, когда узнала об этом. Или же, наоборот, тогда уведет меня в другую сторону, куда действительно мой путь лежит. То есть я как-то вот, знаете, положилась на волю Божию. И на следующий день у меня отлегло от души, уже не хотелось плакать, уже не бы тревоги. Я помню, вот я вышла из храма, и у меня было такое чувство свободы, вот без переживаний, как будто бы все будет хорошо. И на тот момент я пересдала экзамены, я подтвердила то, что вот этот диагноз, который был поставлен, он был поставлен неправильно. Но тем не менее все равно у меня не сложилось в этом вузе мой путь. Меня Господь увел совершенно другими тропинками, я уехала в Италию, у меня жизнь стала складываться совершенно иначе. Я думала, что я выучусь в одном вузе, получу одно единственное образование, и потом поступлю в какой-то оперный театр, и в общем-то вот моя тропинка такая. Но мой путь сложен творческий. На самом деле Господь устроил совершенно необычный путь. И я сейчас смотрю, что именно, наверное, такой подход нужен был также к моему голосу. У меня шла мутация очень долго, почти пять лет шла. А она должна быть ну год, полтора, два, наверное. У девочек тоже происходит ломка голоса, да, вот если говорить таким современным языком. У меня она шла почти пять лет, поэтому многие преподаватели боялись браться, это действительно очень было сложно. И Господь меня повел, знаете, наверное, не по вузам, а Он меня повел по педагогам, которые именно правильно и своевременно на моем пути встречались. Сначала педагог, который мне поставил дыхание, а это было очень нужно. Потом по стрельниковской гимнастике с Щетининой я занималась, тоже меня туда привела тропинка. И мне это выстроило очень многие моменты, которые до этого мешали петь. И как-то так последовательно, сейчас, смотря обратно, я думаю: Господи, для меня тогда это было самое ужасное. Вот как говорят иногда: не ведаешь, к чему ведут пути Господни, Ему виднее, и Он лучше знает. Вот эта вот профнепригодность, что поставили, меня это настолько укрепило, я стала бороться за голос. Я не просто вот училась, расслабилась, и как бы, ну хорошо училась, я отличница была, ну все равно. А я стала бороться, я стала искать пути, как голос выправить. Я знала, что у меня есть проблемы, но их можно решить, если заниматься и трудиться. Поэтому то что вы слышите сейчас, наверное, связанное с музыкой и с моим творчеством, это не только природа. Природа – да, вот Богом данный такой вот голос. У меня очень эластичные связки, сверхэластичные, нежели чем у обычного человека, это вот сейчас вот как бы доказали. Ну не доказали, а мы делали эксперимент на телевидении, и вот я прошла этот эксперимент, и мы выяснили, почему это так происходит. Это позволяет петь очень высоко, связки вытягиваются и смыкаются выше, чем там где это возможно вообще человеку. Но ко всему этому приложен труд, через труд, и вот Господь послал мне такое испытание вот это пройти, профнепригодность. Но если бы этого в жизни моей не было, я бы сломала голос в этом вузе, потому что там была очень сильная нагрузка, на тот момент мне этого нельзя было. Вот как сейчас понимаю, у меня голос ломался, и через три года я бы его потеряла совершенно. Но я сначала училась у педагогов, потом поехала в Италию учиться, потом вернулась в Россию, продолжила здесь. И в результате, в общем-то, и получила то же самое там образование, но немножко совершенно нестандартные пути. Вот я на самом деле оглядываюсь назад, это какой-то удивительный путь, который все-таки привел меня к результату. И наверное, действительно, может быть, действительно это моя судьба. Но вот без воли Божией здесь не обошлось. Вы знаете, я как-то внутри, когда я пошла в храм, поставила свечку – это не было службы, я помню, я была одна в храме, был вечер, были зажжены свечи, была такая атмосфера. Я вот плакала, и вот потом у меня появилась уверенность, у меня какое-то внутреннее чувство, как будто бы мне кто-то сказал: да, вот это твой путь. Вот как-то, знаете, на внутреннем ощущении. Но это если вот говорить, как пересеклась моя жизнь, карьера и вот путь к Богу. 

И. Цуканов 

– Да, это, конечно, удивительная история. Сейчас как раз у нас есть возможность одну из ваших записей послушать. Это будет что, представьте, пожалуйста. 

С. Феодулова 

– Ну я предлагаю послушать, наверное, тогда запись, в которой, мы сейчас заговорили про высокие ноты, которые как раз прозвучат, те самые высокие ноты. Это очень известное произведение – «Пятый элемент», фрагмент из этого произведения. Ну собственно вот то, что я могу сделать легко.  

И. Цуканов 

– Давайте послушаем. 

К. Лаврентьева 

– Оперная певица Светлана Феодулова, обладательница самого высокого сопрано. 

И. Цуканов 

– Женского сопрано. 

К. Лаврентьева 

– Женского сопрано, да, в одной из номинаций книги рекордов Гиннеса. Светлана, скажите, пожалуйста, а были ли какие-то наставники духовные, которые помогли вам на вот этом пути к вере? 

С. Феодулова 

– Ой, конечно, безусловно. Ну наверное, основной, и до сих пор я, если у меня есть возможность, я стараюсь, и если меня готов старец принять, это вот батюшка, который находится в Троице-Сергиевой Лавре, архимандрит Ефрем. Это батюшка, который с трех лет привел за ручку к вере меня и нашу семью. Ну как бы, знаете, наша семья в советские времена, в общем-то, многие веровали, но не углубленно. Но так вот нас Господь привел в замечательный храм, который только начал восстанавливаться. И мы подружились и познакомились вот с батюшкой, настоятелем. И вы знаете, конечно, удивительно. Он уделял мне какое-то количество своего времени, я была совсем маленькая, мне было три-четыре года. Я помню, он иногда перед храмом, когда люди приходили, собирались на службу, он иногда стоял у храма и всех ну как бы приветствовал перед службой. И вот когда я маленькая была, я помню, однажды – я так помню этот момент хорошо, хотя была ну совсем крошка, – он взял меня за ручку, и мы с ним пошли немножко прогуляться вокруг храма. Красота, вы знаете, птички поют, природа вокруг невероятная. И мне батюшка начал рассказывать: посмотри, в каком чудесном мире мы живем, и все это Господом создано для нас – вот эти цветочки, а кузнечик, ты представляешь, они умеют общаться. Вот мы говорим, а они умеют общаться. 

К. Лаврентьева 

– И вы это помните все? 

С. Феодулова 

– Да. Я помню, он мне рассказывал, как утроен кузнечик, как устроен цветочек. Сорвали василек, я очень хорошо помню, и показывал, как удивительно все, симметрично создано Господом, и какой удивительный мир. Вы знаете, я потом после этого вот до сих пор сейчас, гуляя по природе, вспоминаю этот момент и восхищаюсь вообще, как создан наш мир. Я вспоминаю этот разговор, вот настолько мне это отложилось тоже. И, помню, он подарил Библию замечательную тоже, иллюстрированную. Мама мне ее читала перед сном каждый день. И я очень внимательно и очень трепетно относилась к этому, мне очень нравилось ходить в храм и очень нравился батюшка. Очень нравилось с ним беседовать, я не стеснялась, я рассказывала ему все, всякие причуды, он всегда очень умилительно смеялся тоже над моими высказываниями. А мне нравилось рассуждать о Боге, я была маленькая, но я какие-то свои наблюдения, очень много всего рассказывала на исповеди. Очень долго он меня всегда исповедовал, потому что мне было очень интересно с ним беседовать. И знаете, это вот до сих пор, когда особенно происходят какие-то тревоги или серьезные решения в моей жизни, я приезжаю к нему за благословением, и без его решения, наверное, сейчас ну не принимаю каких-то серьезных шагов в своей жизни до сих пор.  

К. Лаврентьева 

– Вашим наставником на проекте «Голос» был Александр Градский. Как сложились ваши взаимоотношения на проекте?  

С. Феодулова 

– Ой, хорошо очень, конечно же. Вообще, в принципе, с Александром Борисовичем, мне кажется, вот я могла бы сказать, у всех сложились хорошие отношения. Вы знаете, он очень интересный человек, я бы сказала, что он очень хороший психолог, вот почему-то мне так показалось. Ну наверное, психолог не по образованию, а жизненный опыт уже дал возможность вот так разбираться в людях. Он очень точно находил подход к каждому артисту, который к нему приходил. Кого-то он пожалел, допустим, кого-то он мог пожалеть, но это ему, видно было, что надо было, чтобы ему дало это возможность сил там. Кого-то он, наоборот, мог подстрекнуть, или посмеяться, или еще как-то – а это его раззадоривало доказать, что это не так. С кем-то мог фамильярно где-то как-то пообщаться, с кем-то очень интеллигентно. Со мной почему-то он общался на вы, но вы знаете, не знаю, я, наверное, произвела такое впечатление, но мне было комфортно вот именно такое общение. Я вообще привыкла и с дирижерами, и в сфере музыки общаться на вы. А в шоу-бизнесе иногда очень часто там не то что это принято, но это простота общения такая присутствует, и поначалу меня это как-то немножко смущало. Не потому что это плохо, а потому что просто у меня уже выработалась привычка профессиональная, потому что когда ты работаешь в классической сфере, там просто это вот как такое обязательство. И вы знаете, вот он сразу нашел ко мне такой подход, сразу он общался со мной на вы, так это бы интеллигентно. И я просто обратила внимание, что действительно очень интересно он находит к каждому подход, и перед сценой умеет так, такие слова подобрать артисту. Вот кого-то опять-таки подстегнуть: а вот слабо? А кому-то, наоборот: не бойся, давай там, все будет у тебя хорошо. А кому-то еще третье что-то скажет, совершенно противоположное. Но вот артист выходит на сцену именно в том состоянии, которое ему нужно. Вот он настолько это чувствует, удивительный вообще человек, он произвел на меня огромное впечатление, огромное уважение. И, конечно же, он потрясающий музыкант, ну в плане музыки он давал советы очень интересные. И что правильно, я считаю, тоже, вот я с ним согласна, он не вмешивался в вокал и в технику артиста очень глубоко. Потому что можно очень сильно сбить. Потому что было мало времени для подготовки. У нас был месяц, допустим, для того чтобы что-то сделать. А перестроить голос, даже если ты где-то поешь неправильно, на это нужно иногда года тренировки. И он это очень четко чувствовал и понимал. И вот где-то какие-то упражнения он мог дать безопасные, допустим, которые не навредят твоей технике, а где-то он, допустим, советовал, что, ты знаешь, ты на будущее обрати внимание, вот это лучше так не делать, лучше по-другому. Но сейчас делай, как поешь, вот сейчас ничего не меняй, а потом вот обрати на это внимание, я советую тебе вот позаниматься вот над этим, допустим, упражнением и здесь вот поменять немножко. То есть очень интересное было общение, это очень для меня ценный опыт. Ну конечно же, наша встреча в детстве, она тоже для меня была, повторно тоже такое некоторые впечатление очень большое произвел на меня Александр Борисович, потому что первый раз я увидела в семь лет, восемь лет мне было приблизительно, когда вот первый раз я вышла на сцену. И конечно же, понимаете, вот он так же меня зарядил. И, возможно, тоже не было бы его, в какой-то степени, может быть, я так сильно испугалась, вышла бы на сцену, я не знаю, может быть, могла бы действительно так сильно растеряться или ну что потом мне было бы сложно преодолеть и этот страх. А вот он меня научил играть в эту игру, когда сцена – это сказочный мир, это волшебство, это как Золушка, попадающая на бал, это праздник. И люди, которые там сидят, они тебя любят, они пришли послушать тебя, подари им свою песенку про маму со всей любовью и со всей душой. Вот такие слова удивительные он мне трогательные сказал, я тоже очень под впечатлением запомнила их хорошо. И когда вышла, я выходила, уже не боялась, то есть я выходила, мне уже хотелось выйти на сцену, и у меня есть до сих пор эта запись. И мы можем дать в эфир фрагмент тоже, маленький фрагментик, потом у меня запись осталась коротенькая, но тем не менее есть, где я читаю эту сказку. И это было очень тоже так трогательно и здорово, что Александр Борисович на тот момент мне тоже не рассказывал, как мне петь, он именно вот настроил меня правильно сделать этот шаг, первый шаг в моей жизни.  

К. Лаврентьева 

– Давайте послушаем, да, фрагмент этой записи.  

И. Цуканов 

– Светлана, и действительно это замечательный, конечно, такой очень трогательный фрагмент. Спасибо большое, что вот мы смогли его услышать. Но мы хотели еще послушать и нашим слушателям включить запись еще одного произведения, уже которое вы исполняли в более взрослом возрасте. Это «Ave Maria», насколько я понимаю. Это что за запись? 

С. Феодулова 

– Да я предлагаю послушать трогательную песню «Ave Maria» в обработке Евгения Кобылянского, потому что он сделал очень красивую интересную обработку этого произведения. И это уже прозвучит в жанре классический кроссовер, вот в более современном звучании. Ну такой трогательный разговор, и следом прозвучит трогательная песня. 

И. Цуканов 

– Это специально для вас он делал переработку? 

С. Феодулова 

– Да, совершенно верно. У нас был общий проект, и мы сделали целый концерт в современной обработке классической музыки.  

И. Цуканов 

– Еще раз добрый вечер, дорогие друзья. Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». У микрофона моя коллега Кира Лаврентьева, Игорь Цуканов и Светлана Феодулова, оперная певица... 

С. Феодулова 

– Добрый вечер. 

И. Цуканов 

– И православная христианка, вот с трехлетнего возраста, как мы недавно выяснили. Светлана, вот мы говорили некоторое время назад о том, как вы общались с Александром Градским, как, в общем, довольно многим вещам он вас научил. И как-то сразу у меня возник вопрос. Вот получается, что это ведь тоже своего рода такое духовное наставничество, он ведь как бы вложил в вас какое-то желание или скорее даже правильное чувство, с которым нужно выходить на сцену. А ведь очень важно, с чем ты выходишь на сцену. В этом тоже есть какая-то духовная такая вот составляющая, как вы считаете? 

С. Феодулова 

– Я считаю, что это одно из основных для артиста: научиться настроиться. И вы знаете, Александр Борисович уже потом нам тоже об этом говорил, я с ним полностью согласна в этом, что для артиста важно не только научиться петь, играть на сцене, танцевать, вообще для любого человека, который работает перед публикой, очень важно сохранить вот правильный самонастрой. Это, действительно, наверное, одна часть залога успеха в какой-то степени. Потому что ну вот как Александра Борисовича могу процитировать, как он сказал, что ты можешь на репетиции шикарно петь, великолепно, а потом перед сценой испугаться или, наоборот, расслабиться слишком, или как-то вот не собраться мысленно, эмоционально, и выйти на сцену и не показать этого результата совершенно и спеть очень плохо. Или же, наоборот, иногда можно даже на репетициях, может быть, что-то не получается. Вы знаете, такое часто бывает, когда вот ну вот упираешься где-то в какой-то момент, и не получается у тебя, допустим, вот этот пассаж или там вот этот, слово произнести правильно не получается. Вот ты его на репетиции проходишь, проходишь – не получается. А на концерте, когда ты вот летишь, в этой какой-то определенной даже не эйфории, вы знаете, я всегда пою для людей, вот я всегда стараюсь себя так настроить, вот, наверное, как действительно в детстве сказал мне Александр Борисович, я до сих пор это использую для себя. И я считаю, наверное, это действительно правильным в моем понимании, что когда выхожу на сцену, я думаю прежде всего о том, что вот действительно пришло такое количество людей, они хотят услышать, и вот я сейчас спою им именно вот про это, про любовь, или я спою про какую-то трагическую песню, или наоборот, напряжение – вот мне хочется передать эту эмоцию, и мне хочется, чтобы зрители ну в какой-то степени концерт, чтобы получили удовольствие от музыки, от голоса, от того что они видят. И вот прежде всего, наверное, передать смысл песни для меня очень важно. И когда ты начинаешь петь от души, ты отвлекаешься от технических моментов – ну я говорю как вокалист, – голоса, и иногда потом раз, уходя за кулисы обратно, вдруг понимаешь, что у меня же вот эта нота не получалась, ну ни разу, никогда она не получалась. А здесь я ее вышла, и так уверенно, чистенько она прозвучала вообще. Потому что ты это не контролируешь, ты делаешь это с отношением, с любовью. Наверное, значит, самое главное делать вообще в профессии, я считаю, существовать в любой профессии с любовью. Когда ты делаешь что-то с отношением, у тебя может получаться это лучше, чем даже вот это можно сделать. Поэтому да, это действительно очень важно, духовный наставник в творчестве. Вообще, мне кажется, для каждого человека, не обязательно артиста, когда у тебя есть человек, который может тебя вдохновить, вот именно вдохновение на какое-то дело, оно может давать нам возможности делать какие-то невероятные вещи в этой жизни.  

К. Лаврентьева 

– Светлана, а насколько вам легко или тяжело жить в обычном светском мире? Тем более мир эстрады, мир шоу-бизнеса, он ведь, как известно, довольно сложен. Насколько вам тяжело это или легко дается? 

С. Феодулова 

– Вы знаете, мне это легко дается. Во-первых, я, наверное, по характеру такой человек, я иногда даже не замечаю какие-то вещи, там зависть, еще что-то, я просто как-то на это даже не обращаю внимание. Мне иногда даже говорят: вот смотри там, на тебя как-то там косо смотрит, – а я даже этого не видела, я общаюсь с человеком как бы с теплотой такой. И, во-вторых, я никогда никому не конкурент, у меня не было конкуренции. То есть я всегда, даже оказавшись в шоу-бизнесе, мне всегда было даже комфортней в какой-то степени, чем в классическом мире, потому что там уже совсем уж не конкурент никому. То есть я ни с кем не соприкасаюсь в какой-то гонке жанровой, у меня совершенно другой жанр, классический кроссовер, который мы, в общем-то, сейчас активно используем в моем творчестве. Поэтому с этими высокими нотами тоже – это, в общем-то, такой единственный в мире, да вот, момент. И ко мне как-то все относятся, вот я так заметила, не знаю, может быть, я так себя поставила открыто для людей, но вот со мной никто не соревнуется. А когда люди не соревнуются, я как-то со всеми дружу. Поэтому у меня так сложилось, что у меня огромное количество друзей и в шоу-бизнесе, и в классическом мире. И в классическом мире тоже – приходя в театр, я никогда не претендовала на репертуар, допустим, сопрано, а это самое такое, голос более востребованный и больше репертуара для этого голоса. У меня всегда были какие-то уникальные спектакли, уникальные вещи, там с куклой, и поэтому со мной никто не соревновался и тоже у меня не было врагов по этому поводу. То есть как-то вот поэтому, знаете, мне было достаточно легко. Я не сталкивалась, возможно, это есть или этого нет, но я как-то этого не замечала, наверное, и не сталкивалась с какими-то вот отрицательными моментами в шоу-бизнесе. Как-то все очень приветливо и позитивно. Поэтому как-то я приходила туда, и мое участие в любом концерте это как такая некоторая изюминка. И у меня не было никаких конфликтов вот как-то в жизни. Может быть, меня Господь оградил от этого, я не знаю, ну вот я по своему опыту не могу сказать ничего плохого. 

И. Цуканов 

– Тут надо обязательно сказать, что наши слушатели, и не только наши слушатели, а все, кто придут 30 сентября на концерт, на «Светлый концерт» в честь юбилея радио «Вера», они смогут там услышать Светлану Феодулову. 

К. Лаврентьева 

– В «Крокус Сити Холле», 30 сентября.  

И. Цуканов 

– Они смогут услышать, что такое колоратурное сопрано и что такое классический кроссовер, о котором вы говорите. А сейчас мы как раз можем послушать еще одно произведение...  

С. Феодулова 

– Классическое. 

И. Цуканов 

– Что это будет? 

С. Феодулова 

– Ну я бы хотела предложить слушателям арию Моцарта из оперы «Волшебная флейта» – ария Царицы ночи. 

И. Цуканов 

– С удовольствием. 

С. Феодулова 

– Та самая песня из «Голоса».  

К. Лаврентьева 

– «Вечер воскресенья» на радио «Вера». Еще раз здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У нас в гостях оперная певица Светлана Феодулова, у микрофона мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Мы продолжаем наш разговор. Светлана, а по какому принципу вы определяете ваш репертуар?  

С. Феодулова 

– Ну прежде всего я беру репертуар исключительно для моего голоса. То есть и сейчас я очень много исполняю арий, произведений, романсов, песен именно для колоратурного сопрано, где есть именно возможность продемонстрировать птичьи трели – вот так я скажу, в шутку. Дело в том, что очень важно для вокалиста именно правильный репертуар, потому что неправильным репертуаром можно испортить голос. Конечно, я позволяла себе в моей жизни эксперименты, как арию Аиды исполнить, Электры, но тем не менее все равно я это делала только тогда, когда я понимала, что по голосу я не врежу ему, то есть не во вред. И я это делала только исключительно на концертах, разово, не постоянно эти произведения в моем репертуаре, как в оперном театре это может быть. Потому что голос может раскачаться, можно его опустить и потерять верха. Поэтому все-таки я выбрала для себя путь концертной певицы. Сейчас, на данный момент у меня больше именно концертов сольных или участия в каких-то программах концертных. Мне интересно именно исполнение арий, где у меня есть возможность продемонстрировать именно колоратурное сопрано. Более того, я восстановила старинную технику – бельканто, старинную технику, потому что их есть на самом деле очень много разных вокальных школ, но вот именно как пела Соленкова, Нежданова, Барсова, как пела Лили Понс и Мадо Робен, и вот те старые певицы, можно сказать, сто лет назад вот это все было исполнено, и вот эту технику, я сейчас ее нигде не слышу. А у меня по голосу есть возможность ею петь. Поэтому, можно сказать, сама и с педагогом я просто слушала записи и смотрела, наблюдала, как они берут дыхание, как они это делают, и, можно сказать, мы просто ее восстанавливали по наитию. И вот у меня, я считаю, что удалось, и очень много произведений я делаю в копии стариной техники. И сейчас вот дала несколько концертов в Малайзии, и привезла им концерт исключительно технически по вот этой старой технике бельканто, такой концерт для колоратурного сопрано. Это что касается репертуара. Но позвольте все-таки внести небольшую интригу в нашу передачу с вами. Мы сейчас заговорили про концерты замечательный, который состоится 30 сентября в «Крокус Сити Холле», с участием большого количества артистов, удивительный я думаю будет репертуар также выбран, и музыка. Я со своей стороны в данный концерт решила вставить такую очень уникальную вещь. Я не озвучу сегодня, что что это будет, я немножко заинтригую, приходите на концерт. Это будет премьера песни, это будет впервые исполнено в России. Это произведение историческое, но, когда вы его услышите, оно у каждого на слуху. Вы эту мелодии знаете, но никогда даже не предполагали, что это православное произведение, что это произведение посвящено Рождеству Христову. 

К. Лаврентьева 

– Христианское произведение. 

И. Цуканов 

– Это очень интересно.  

К. Лаврентьева 

– Так что, уважаемые радиослушатели, не пропустите концерт в «Крокус Сити Холле», 30 сентября, в честь пятилетия радио «Вера», где вы будете также иметь счастье послушать ту самую песню, о которой нам сейчас так интригующе рассказала Светлана.  

И. Цуканов 

– Светлана, еще вот такой вопрос хотелось вам задать. А у вас очень много, ну понятно, у вас очень такой насыщенный и интенсивный, видимо, график, потому что это и поездки, концерты, репетиции не в последнюю очередь, да. А при этом у вас есть дочка Соня.  

С. Феодулова 

– Ну да. 

И. Цуканов 

– А как вам вообще удается находить время на вот общение с ней, на воспитание? Ну ей же пять лет и, в общем, конечно, это требует такого тоже немаленького общения.  

С. Феодулова 

– Ну малышка сегодня у нас даже в студии, слушает наш сегодня эфир за кулисами. Малыш часто со мной также ездит, ей очень нравится. Вы знаете, я ее не ограничиваю в общении. И сегодня вы даже удивились, вы сказали: она, наверное, постоянно в студиях, она так себя комфортно ведет, сразу подошла к микрофону, стала давать интервью. Ну вот конкретно на радио она впервые сегодня оказалась. А так она вот, знаете, действительно очень раскрепощена, раскована, у нее огромное количество друзей. И вот это вот принятие ее обществом, потому что она ну очаровательный малыш, это очень ей помогает, я считаю, вот эта вот социализация, и это ее очень здорово развивает – оказываться в каких-то помещениях, общение с новыми людьми – это очень для нее интересно. Я наблюдаю, что даже у нее иногда скачок какой-то по развитию происходит, когда она чем-то сильно впечатлилась, концертом. Поэтому она часто со мной. А также, вы знаете, я не могу сказать, что мне кажется, что моя сфера деятельности занимает даже меньше времени, нежели человека, который работает каждый день, постоянно, с восьми утра по семь вечера, да, как, в общем-то, частый график достаточно, самой такой популярный график рабочий. У меня иногда бывает занято утро, но днем и вечером я дома, имею возможность с ребенком провести время. Или, наоборот, допустим, утро, день я с ней, а вечером она, например, допустим, у меня концерт, а Сонечка находится с бабушкой и дедушкой. Поэтому мы с ней проводим каждый день достаточно много времени. Бывает, я сейчас стараюсь не уезжать на длительные гастроли, как раз таки потому что маленький ребенок, мои концерты всегда все-таки нас не разлучают надолго. Если по России, даже иногда она переезжает со мной. Ну поэтому я не могу сказать, что у меня мало времени на воспитание ребенка, я в принципе ей занимаюсь сама, сама с ней много езжу, и она со мной ездит. И вот у нас в совокупности так получается. А утром, допустим, если у меня какие-то эфиры, записи, съемка, репетиции опять таки часто происходят утром, малышка в садике, а после садика мы с ней встречаемся. Но она не каждый день ходит, ей нежелательно каждодневное пребывание пока, потому что от большого количества она устает и начинает болеть, мы это вот уже тоже выяснили с психологами. Поэтому она ходит через день. Но тем не менее у нее очень интересная жизнь – она занимается балетом, она занимается дельфинотерапией, с дельфинами, она копирует их очень интересно, и лошадьми, иппотерапией. Вы знаете, все возможно, если есть любовь, желание, вера, все преодолимо и все возможно, можно все совместить. И вот замечательный пример – Наталья Дессей, у нее несколько детей, она сделала шикарную карьеру и замечательная мама, и Мирелла Френи, и очень много артистов я знаю, которые ну так сказать, успешны и в семье, и в карьере. Поэтому, собственно, я тоже стремлюсь научиться совмещать, и стараюсь совмещать, так чтобы это было не в ущерб ребенку. Но иногда даже, бывает, я откладываю концерты. Ну это редко бывает, но бывает, допустим, если вдруг Сонечке нужна моя поддержка. 

К. Лаврентьева 

– В Евангелии есть замечательная притча о талантах и о их реализации. И, мне кажется, наша сегодняшняя передача как раз была о том, как можно работать над прекрасным голосом, который дан Богом. Огромное спасибо, уважаемые радиослушатели, за внимание. И самое большое спасибо нашей замечательной гостье, Светлане Феодуловой, оперной певице, участнице телепроекта «Голос». 

С. Феодулова 

– Спасибо большое. 

И. Цуканов 

– У микрофона были мой коллега Игорь Цуканов, я Кира Лаврентьева. Всего вам доброго. 

С. Феодулова 

– И «Прекрасное далеко». 

К. Лаврентьева 

– С удовольствием послушаем композицию в исполнении Светланы «Прекрасное далеко». 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.

Также рекомендуем