Москва - 100,9 FM

«Музей семьи Николая II в Тобольске». Светлый вечер с Анной Громовой и Александром Ренжиным (24.04.2018)

* Поделиться

Дом-музей семьи Николая II
Фото: tiamz.ru

У нас в гостях были историк и общественный деятель, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» Анна Громова и художник-реставратор высшей категории, искусствовед Александр Ренжин.

Разговор шел об открытии Музея семьи Николая II в Тобольске, о том, как и где собирались уникальные экспонаты для этого музея, и как благодаря им раскрывается семейная жизнь последнего российского императора.


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Я — Алла Митрофанова. И с удовольствием представляю наших гостей: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество». Здравствуйте, Анна Витальевна.

А. Громова

— Добрый вечер, Алла.

А. Митрофанова

— Александр Васильевич Ренжин, художник-реставратор высшей категории — я считаю, это важно указать, — эксперт, искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Здравствуйте.

А. Ренжин

— Добрый вечер, дорогие друзья.

А. Митрофанова

— И говорить мы сегодня будем — я бы сказала, мы продолжаем серию бесед, посвященных царской семье. 2018 год — это год особой памяти, связанной с царственными страстотерпцами: это и семья императора Николая, и Елисавета Федоровна Романова, это и приближенные их друзья, слуги, которые пострадали вместе с ними в 1918 году, сто лет назад. Есть несколько городов на карте России, с именами которых связана особая память царской семьи. Анна Витальевна, во многом благодаря вам сейчас в разных городах — и в Тобольске, и в Екатеринбурге, и в Перми, и в Костроме и Петербурге, и в Москве, конечно, — такая цепочка, череда разных мероприятий и форумов, которые посвящены памяти царской семьи. Мне бы хотелось, чтобы мы сегодня чуть более подробно поговорили о том, что будет происходить в Тобольске. 26 апреля — как мы уже с вами перед началом записи поговорили, перед началом программы — это важный день для царской семьи, начало восхождения на голгофу. Расскажите, пожалуйста, что 26 апреля в Тобольске будет происходить. И почему этот день, именно этот, с вашей точки зрения, настолько важен.

А. Громова

— Мы начали работу по составлению постоянной экспозиции в Губернаторском доме города Тобольска, куда была отправлена в ссылку царская семья в августе 1917 года, и откуда она отправилась, как вы совершенно правильно, Алла, сказали, на свою голгофу в Екатеринбург. Это было связано с ужесточением режима, с эскалацией большевистского режима, которая каждым своим поворотом отражалась и ударяла по царской семье. Мы знаем, что уже с 1 марта 1918 года им был урезан паек, изменились условия содержания, не говоря о том, что у них было достаточно много ограничений с самого начала. Но самой главной их радостью было то, что они были вместе. Вообще, я наших радиослушателей прошу обратить внимание на такое удивительное, промыслительное обстоятельство их жизни — они встретили свою вечную жизнь все вместе, всемером. Что такое семья — семь «я». Это нам всем еще и еще раз показывает, что Господь дал пример подвига царской семьи в назидание всем нам. И мы обязательно должны Господа услышать. И то, что семья сохранилась в полном составе, это вообще удивительно, потому что Ольге было уже 23 года, она была взрослой девушкой и у нее были возможности выйти замуж. И, к сожалению, или к счастью, но помолвка ее сорвалась, потому главным ее условием было не уезжать из России. И таким образом семья была вместе, и это было огромное утешение. Потому что дети были воспитаны так, что они старались поддерживать своих родителей, они поддерживали друг друга, они молитвенно воодушевлялись обращением к святым угодникам Божьим, икон было огромное множество в доме. Особым почитанием пользовался святитель Иоанн Тобольский, в прославлении которого принимал участие в свое время государь император. Сугубо почиталась икона Абалацкой и Тобольская икона Божьей Матери. Особенно Абалацкая, наверное, потому, что это икона извода «Знамение». А мы знаем, что к иконе «Знамение», к чудотворной иконе в Федоровском соборе притекала царская семья — императрица Александра Федоровна, великие княжны. Каждый раз, когда они шли на работу в Царскосельский лазарет, каждый раз они ставили свечи, служились молебны, сугубо почиталась икона «Знамение». И именно в этой общей молитве, именно в этом единении друг с другом они черпали духовные силы и поддерживали друг друга в смирении и терпении на этом жесточайшем пути несения креста.

А. Митрофанова

— Я бы здесь хотела небольшую ремарку сделать. Часто сегодня возникает вопрос — царственные страстотерпцы, они прославлены как святые. Но посмотрите на императора Николая — он не самый удачный был правитель в истории России и прочее, прочее. Посмотрите, вот такие ошибки совершил. И здесь каждый раз хочется напомнить — когда речь идет о прославлении царской семьи, они же не как преподобные прославлены, не как люди, которые явили собой пример образцовой жизни на протяжении всех лет пребывания на земле. Страстотерпцы — это люди, которые именно глубоко по-христиански приняли последние дни своей жизни, страдание и смерть. Своим отношением друг к другу, к обстоятельствам жизни, к тем испытаниям, которые им выпали — они как раз стали примером. Если я права, конечно. Я не знаю, может быть, есть какие-то нюансы. Александр Васильевич, что вы скажете?

А. Ренжин

— На мой взгляд, еще недостаточно оценена та совершенно потрясающая, уникальная атмосфера, которая была в семье государя императора — на православных началах строились отношения между всеми детьми, между матерью и отцом. Надо признать, что это православие носило еще такой глубинный, я бы даже сказал сакральный характер. В нем проявлялась искренняя, глубокая вера детей. И искренняя, глубокая вера родителей. Если мы для себя будем представлять эту семью именно как семью, то она достаточный эталон для нас для всех. Построить отношения в таком маленьком, но в то же время и большом коллективе как семья, очень непросто. Строить их на православных основах вдвойне тяжело. Во времена, когда в стране идут перемены, когда на отца ложится колоссальная нагрузка управления самым большим в мире государством, вот это всё, всё отношение семьи к отцу оно направлено на поддержку его. И это нужно чувствовать, нужно понимать. В эпоху перемен правители берут на себя чрезвычайно много таких, может быть, в мирное время нехарактерных нагрузок. Государь император в этом смысле глубоко переживал каждое событие, происходящее в стране. И супруга его, государыня императрица была ему духовной опорой. Она, быть может, не всегда идеально точно, но всегда могла подсказать и поддержать его. И вот эта атмосфера, которая царила в семье, нам, конечно, должна быть большим семейным примером.

А. Митрофанова

— То, о чем вы говорите, очень похоже на идеальную картину, которая сразу вызывает у кого-то и сомнения, и настороженность. У кого-то, конечно, восторг. Но вместе с тем, знаете, как говорят, что XXI век — век скепсиса. Неужели не было у них в отношениях каких-то точек преткновения, конфликтов. Дети, в конце концов, когда растут — вы говорите о том, что их воспитывают в православной традиции — мы сегодня по себе знаем, как непросто это дается, как непросто бывает ребенка приводить в храм, когда он этого совершенно не хочет. И многие даже рекомендуют, что и не надо, наверное, этого делать насильно, через силу. А та картина, которую передаете вы, свидетельствует о том, что там такая полная идиллия была. Неужели не было каких-то шероховатостей, острых углов? Мне кажется, это даже важнее — знать, как люди с этим справляются.

А. Ренжин

— Если вчитываться в дневники государя императора — а мы еще мечтаем с Константином Капковым, автором известных книг, перевести и издать переписку государыни императрицы, — за всем за этим видно вот что: всяческое стремление к взаимной поддержке. Может быть, это не была идиллия. Но была внутренняя установка.

А. Митрофанова

— Вектор такой, да?

А. Ренжин

— Да. Государь — главный. И даже если его решение в чем-то противоречит другим мнениям, он за них несет духовную ответственность, что гораздо больше любой другой. Для верующего человека духовная ответственность самая высокая — ответственность перед Богом. И когда сейчас встает вопрос о том, что да, конечно, монархия — самый идеальный способ правления для России, все-таки тысячу лет мы жили в монархическом режиме, можно сказать так. Просто так, по формальному признаку, восстановить монархию нельзя. Монарх должен быть глубоко верующим человеком, и богобоязненным в первую очередь. Тогда каждый его поступок будет сверяться с совестью, с высочайшей совестью. И всё это ложится на управление государством. Быть может, как говорят, — выходит на бой боец без правил, а другой, может быть, в десять раз сильнее, выходит с ним воевать, что называется, честным боем. Да, чаще всего тот, который без правил, побеждает. Но истина-то на стороне тех, кто был честен — честен в первую очередь перед своей совестью. И тут избрание нового монарха не может быть формальным актом — такого монарха нужно еще воспитать, его нужно такого изыскать. И только тот будет достоин править нашим государством, кто в первую очередь будет иметь боязнь перед Господом.

А. Митрофанова

— Давайте мы сейчас в стороне оставим разговоры об этой перспективе. Я знаю, что многие историки сегодня задаются этим вопросом. Действительно, может быть, нам есть смысл посмотреть в эту сторону, в сторону монархии. Но это не основная тема нашего сегодняшнего разговора, нашей встречи. Мне бы хотелось все-таки вернуться к разговору о музее, который уже существует в Тобольске, скоро будет его открытие. Открытие музея в 2018 году, как мне кажется, это открытие знаковое, это невероятно важно. Анна Витальевна, расскажите, пожалуйста, подробнее о том, что это за место — этот особый совершенно дом в Тобольске, какова экспозиция, что там представлено? Кого вы там ждете? Будут ли к вам туда приходить школьники, будут ли там какие-то экскурсии?

А. Громова

— Я в первую очередь хотела бы завершить ту мысль, которую начал Александр Васильевич, и сказать о том, почему выбрано 26 апреля (это уже по новому стилю). Дело в том, что когда мы говорим о венценосной семье, то мы в первую очередь понимаем, что огромным испытанием, страшной катастрофой для них было разделение. Вот то, что они были все вместе, то, что Господь их соединил и вел вместе по пути страданий — это их поддерживало. Но 25 числа прибыл особый комиссар Уралсовета Яковлев (Мячин), который объявил о решении отправить государя императора с особым предназначением, так скажем. О конечной цели этого пути не говорилось никому. И когда императрица Александра Федоровна изъявила желание следовать за супругом, возражений не последовало. Более того, им предложили выбрать тех из приближенных, кого они захотят избрать на этот путь с собой. Они сделали предложение тем людям, которых они хотели видеть рядом с собой в этом последнем, совершенно непредсказуемом пути. Потому что чем бы закончилось это разделение семьи, абсолютно неизвестно. Теперь уже, спустя время, по архивным материалам и документам мы знаем, что планировалось убийство царской семьи по дороге. И только ряд обстоятельств помешал этому. И для нас очень важно, что Александра Федоровна, несмотря на страшные муки, которые она пережила, делая этот выбор — выбор между больным сыном, которому она была верна, предана всю свою жизнь, и своим мужем, который для нее был всем. Потому что по православной иерархии, по иерархии царской, первым в иерархии всегда идет Господь, потом супруг — супруг как Отечество: Господь, потом Отечество, а потом семья. И именно поэтому она выбирает этот Божий путь, потому что в таинстве венчания объединяются супруги, и они должны остаться нераздельны. И преодолевая страшную скорбь, — домочадцы пишут, Сиднев пишет о том, что она плакала так, как она не плакала в марте, когда было отрешение от власти императора Николая II, и вообще никогда в жизни он не видел ее в таком состоянии. И тем не менее она преодолела все свои сомнения и страхи и последовала за императором. С ними последовала великая княжна Мария Николаевна, и таким образом совершилось это разделение семьи. Именно в этот день мы хотим открыть наш музей — музей, который располагается в Губернаторском доме. Тоболяки свято хранили это предание и эти знания о том, что здесь пребывал государь император в ссылке. Более того, даже в советское время там был реконструирован кабинет императора Николая II. Некоторые вещи имеют свою предысторию, легенду — некоторые шкафы, столы и так далее. То есть тоболяки не были никогда равнодушны к этой теме. Когда мы читаем многочисленные воспоминания современников, то поражаемся тому, что, несмотря на страшные гонения, люди не боялись. Есть свидетельства о том, что когда в мае уезжал цесаревич с великими княжнами, то описывают, как он вышел на пристань в своей матросской шинельке, и сколько народу собралось. И что народ кричал, кто-то пел «Боже, царя храни», кто-то плакал, кто-то махал шляпами — то есть вся эта толпа слезно прощалась с детьми, с цесаревичем. Конечно, тоболяки сохранили много предметов очень интересных, на основании которых сейчас делается экспозиция. Наверное, где-то процентов семьдесят предметов, которые будут экспонироваться в этом музее, это предметы из объединенного Тобольского музея-заповедника. Это некое музейное объединение, которое включает в себя музеи и Тюмени, и Тобольска и многих других городов Тюменской области, которые отдали на временное экспонирование, даже в ущерб своим постоянным экспозициям отдали некоторые предметы, весьма для них ценные.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; Александр Васильевич Ренжин — художник-реставратор, эксперт, искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Александр Васильевич, расскажите, пожалуйста, подробнее об экспозиции в музее в Тобольске. Губернаторский дом, который 26 апреля открывается, где представлены и те вещи, которые удалось сохранить в Тобольске, и те вещи, которые собирали вы — на протяжении более чем сорока лет вашей жизни. Мы с вами поговорили перед началом программы — я сейчас слушателям поясню. Я знаю, что Александр Васильевич очень давно, порядка сорока лет, даже больше, занимается реставрацией икон на очень серьезном, глубоком уровне. И тут я выясняю, что параллельно с этим вы собирали какие-то предметы, исторические реликвии, связанные с жизнью царской семьи. Что это такое, что это за коллекция такая? Как она в вашей жизни вообще появилась?

А. Ренжин

— Надо сказать, что случайного в подлунном мире нет.

А. Митрофанова

— Это правда.

А. Ренжин

— Вся цепь событий — построение свыше, рок и судьба, Всевышнего ответ на то, чем человек живет и дышит. А живу и дышу я последние сорок лет русскими древностями — иконы и всё, что связано с иконным искусством. Есть такие находки — а я изучаю антикварный рынок, активно в его движении участвую — есть такие находки, которые просто было бы невозможно выпустить из рук. Когда-то, лет 25, может быть, 30 лет назад, меня судьба свела с потомками книгоиздателей Сабашниковых — это был крупнейший книгоиздатель у нас в стране. И у них дома хранилась иконка, которая была подарена их предку во время коронационных торжеств в Кремле. Таких икон, как выяснилось впоследствии, было написано триста — для самых почетных гостей, которых пригласил государь на свой пир, связанный с коронацией, и каждому была подарена такая иконка. И вот, они бережно ее хранили, с ней вместе сохранили Евангелие, в котором дополнено несколько строчек, связанных с государем императором. Это Евангелие сейчас находится в Николо-Угрешском монастыре. Десять лет назад туда были переданы мною более двух тысяч предметов, связанных с царской семьей и был образован музей. Если интересно, я об этом отдельно расскажу.

А. Митрофанова

— А про Евангелие можно уточнить? Евангельский текст каким-то образом исправлен?

А. Ренжин

— Нет, в Евангелии были написаны строки — короткая-короткая молитва из буквально трех строк, молитва о царской семье, которая была туда вписана. И вот что важно — такая икона, подаренная на коронацию, была мной приобретена. И я понял, что это неслучайно — такие вещи приходят в руки не просто так. Потом, через некоторое время, съездив в Нижний Новгород, у антиквара, которому было уже 90 лет, я приобрел икону, подаренную его деду самим государем императором. На обороте этой иконы хранится дарственная надпись — что в год празднования трехсотлетия дома Романовых государь император и государыня императрица благословляют этой иконой купца такого-то. Вот эта икона тоже в моем собрании. И я понял, что надо царскую тему собирать и в иконах тоже. К тому моменту уже было довольно много так называемых артефактов, фотографий, собранных по царской тематике — это тоже семена, которые легли в благодатную почву. Кстати, можно такую аналогию провести. Я недавно прочитал мексиканскую народную мудрость: нас хотели закопать, а мы оказались семенами. Так вот, эту память о государе императоре закопать невозможно — люди хранили эти вещи. Мое собрание, которое можно сейчас видеть в Токмаковом переулке, дом 21 — это собрание вещей, которые люди хранили у себя дома. Разумеется, оно не будет никогда конкурировать с собранием Московского Кремля или Государственного Эрмитажа, но оно прямое доказательство того, что русский народ государя императора не забывал, любил его и всячески хранил память о нем.

А. Митрофанова

— Нас хотели закопать, а мы оказались семенами — я запомню эту мексиканскую народную мудрость. Из вашей коллекции что лично вам наиболее дорого, интересно? Может быть, даже не только как художнику, реставратору и собирателю, а вот лично? Что-то такое, что когда вы взяли в руки — какой-то артефакт или реликвию — и вы смотрите и чувствуете, что у вас сердце колотится. Что-то такое было?

А. Ренжин

— Да, вот так заколотилось сердце мое, когда один из антикваров предложил мне приобрести за страшные деньги — каждый раз у многочисленных своих детей и внуков изо рта вынимаешь последний кусок, но тем не менее не жалею никогда, ни об одном приобретении. Вот, предложили мне ленту, которую государыня императрица носила на своих плечах — парадная лента 1907 года. Сейчас мы выяснили, благодаря Петру Мультатули, знаменитому исследователю царской семьи, мы выяснили, что в 1907 году в Санкт-Петербурге проходил певческий фестиваль. И государыня императрица своим присутствием освящала этот фестиваль. И вот тогда и была подарена парадная лента. Эта лента до 1970 года хранилась в собрании Патриарха Алексия I (Симанского). Известно, что прямо рядом с его рабочим кабинетом находилась памятная комната, где он хранил царские реликвии, поскольку царскую семью он очень почитал. И вот, из этой комнаты мне досталось семь предметов. И наиболее интересна вот эта лента 1907 года — потрясающей красоты, с личным вензелем государыни императрицы. Наряду с этим были и такие находки, которые люди, знающие меня уже давно, много лет, специально для меня привозят, например. В их числе фотография с личным автографом государыни императрицы, где она подписалась «Алекс» — довольно большая для того времени фотография 18 на 24, потрясающего совершенно качества. Мы сделали с нее увеличение двухметровое, и там можно рассмотреть буквально мельчайшую складочку на одежде, каждую ресничку… И сейчас увеличение старых фотографий стало даже моим увлечением. Последняя выставка показывает, что, увеличив старую фотографию, мы можем на ней увидеть множество деталей, которые прежде, на таком малюсеньком объекте не были заметны. Старые фотографии — это главным образом контактные отпечатки. То есть негатив был такого же размера, как и отпечаток. И увеличив его, мы увидели множество деталей. Например, одна из находок, от которой тоже всколыхнулось сердечко — более 20 лет хранилась у меня фотография Дагмары (мамы Николая II, впоследствии ставшей Марией Федоровной) с ее старшей сестрой Александрой. Замечательная фотография, купленная уже давно в Европе. И вот мы ее пересняли, увеличили, и увидели, что они там, оказывается, не вдвоем — там еще и третья их сестренка сфотографирована, младшая сестра Тира. Она прячется за платьем старшей сестры.

А. Митрофанова

— Как трогательно.

А. Ренжин

— И такие находки… Самая последняя находка интересная — маленькая фотография, в четверть открытки, на которой государь император прощается с воинами, благословляя их на бой в 1904 году в городе Риге. Стоит он на вокзале, перед ним коленопреклоненные воины. Но пока мы не увеличили эту фотографию до метрового размера, не было видно, что в руках у государя императора икона Спаса Нерукотворного, которой он благословляет этих воинов. Так что на этих путях очень много находок. А что касается самой фигуры государя императора, она, конечно, оболгана настолько, что я, как художник-реставратор, провожу такую аналогию. Вот археолог удаляет поздние наслоения, напластования, которые нужно убрать для того чтобы рассмотреть подлинный предмет, дошедший до нас, так и судьба императора и его семьи еще требует расчистки. И мы обязаны это делать сейчас. Потому что мы, может быть, наиболее близкое поколение, а на самом деле, наверное, последнее поколение, которое имеет право слова на эту тему. Мы слышали тех людей, мы видели тех людей, которые были свидетелями того времени.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; и Александр Васильевич Ренжин — художник-реставратор, эксперт, искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Мы говорим о целой цепочке событий, которые предстоят в 2018 году — трагический год, связанный со столетием расстрела царской семьи. И сегодня дань памяти, дань истории нашей, поднимаются исторические материалы, и проходят самые разные мероприятия по всей России. Мы сейчас говорили об открытии музея в Тобольске. А во второй части программы, я думаю, мы поговорим и о других городах. Анна Витальевна, расскажете нам подробнее.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Я — Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; и Александр Васильевич Ренжин — художник-реставратор, эксперт, искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Мы говорим о том, что в этом году, в 2018 году — уже столетие с момента расстрела царской семьи, это трагические события. И сегодня очень много проходит памятных мероприятий, посвященных царской семье, изучению их наследия. В Тобольске 26 апреля открывается дом-музей в Губернаторском доме, где проводила свои дни царская семья. Анна Витальевна, какие еще события предстоят в ближайшее время, связанные с этим столетием? У меня язык не поворачивается назвать это юбилеем или чем-то еще, это немножечко про другое.

А. Громова

— Мы называем это годом памяти царской семьи.

А. Митрофанова

— Да, точное название.

А. Громова

— Мне кажется, это самое правильное, потому что мы их вспоминаем, и каждый в меру своих талантов и возможностей старается эти воспоминания обогатить и поделиться ими со всеми любителями отечественной истории и нашими согражданами, которым это интересно. Сейчас, когда мы практически завершили работу над формированием экспозиции в музее города Тобольска, в Губернаторском доме, где находилась в заключении восемь месяцев царская семья, которая была насильственно разлучена 26 апреля. 25 апреля было принято решение, прибыл комиссар Яковлев для препровождения дальше по этапу императора Николая II. Семья разделилась, поскольку императрица приняла решение отправиться со своим венценосным супругом в последний путь на голгофу. С ними поехала только великая княжна Мария Николаевна. Остальные дети, ввиду болезни наследника, который не мог отправиться в эту тяжелую дорогу, остались в Тобольске, чтобы потом в мае присоединиться к ним в Екатеринбурге. Для меня очень важны темы, которые мы сегодня обсуждаем, потому что, как совершенно правильно отметил Александр Васильевич, наша задача — археологическая. Мы снимаем слой за слоем те глыбы клеветы, которые за годы не только советской власти, но и в царской России немало противников было у императора Николая II, в том числе и внутри большой романовской семьи. А уж если говорить о том, сколько осуждения, неприязни, неприятия и совершенно несправедливых обвинений обрушилось на голову императрицы Александры Федоровны, то это просто отдельная сага. И наше «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» прикладывает сейчас большие усилия для того, чтобы рассказать о царской семье немножко с другой стороны. Безусловно, мы в киоске каждого нашего музея, который мы создаем — сейчас мы трудимся в Тобольске, следующий этап нашей большой работы — это создание музея в Напольной школе города Алапаевска, откуда отправилась на гибель великая княгиня Елисавета Федоровна, князья Константиновичи, князья императорской крови, Владимир Палей, великий князь Сергей Михайлович, инокиня, крестовая сестра Варвара. И для нас очень важно, чтобы в интерактивной библиотеке каждого из музеев, чтобы в книжном киоске мы нашли те книги и брошюры, которые помогут нам по-новому взглянуть на историю царствования. Среди них много книг издано специально к открытию этих музеев в Алапаевске и в Тобольске. Мы сделали специальные заказы на книги Владимиру Михайловичу Хрусталеву, который глубоко и серьезно занимается этой темой. В частности, события в каждом городе, связанном с памятью царской семьи — это Царское Село, Тобольск, Пермь, где 12 июня 1918 года произошло первое убийство: был без суда и следствия казнен великий князь Михаил Александрович со своим помощником Джонсоном. Тела их до сих пор не найдены, это тоже отдельная задача для историков, для краеведов. Этим активно занимаются в Перми. Затем последовала екатеринбургская голгофа, затем алапаевское убийство, и в январе 1919 года четверо великих князей были расстреляны у стен усыпальницы Романовых, практически у дверей, у входа в Петропавловский собор Петропавловской крепости. И с этого дня мы начинаем отсчет тем десяткам тысяч жертв, которые погибли в результате революционного террора, последовавших затем репрессий и так далее. Например, я вчера была на концерте в храме Христа Спасителя — Санкт-Петербургская духовная академия посвятила вечер памяти выпускникам своей академии, новомученикам и исповедникам Церкви русской. Так вот, статистика, которая там приводилась, это просто что-то невероятное — в России к 1937 году был убит каждый второй священник. Количество репрессированных, количество людей, которых преследовали за веру, количество жертв просто неисчислимо. Поэтому, когда мы говорим о царственных страстотерпцах, мы говорим и о тех многих тысячах невинных граждан, которые пострадали не только за веру, царя и отечество, а просто безвинно — за свое происхождение, за свою верность традициям, за свою любовь к родине — за такие вещи, которые в каждом здоровом обществе только приветствуются. Так вот, возвращаясь к нашим авторам, которые писали для нас книги. Для нас очень важна книга Игоря Зимина — он сделал потрясающую подборку, и новое переосмысление своего эпохального труда, посвященного благотворительности императорского дома Романовых. А здесь он написал о личной благотворительности Романовых за трехсотлетнюю историю. В частности, отдельная глава посвящена благотворительности семьи императора Николая II. Я бы этого автора консерватором не назвала, но даже с либеральных позиций нельзя было не признать, что размеры благотворительности семьи Николая II, и примеры этой благотворительности были беспрецедентными в российской истории. Не говоря о том, что 4 миллиона, завещанных прабабушкой Николаю II, он практически за три года потратил на дела благотворительности. Императрица Александра Федоровна явилась зачинательницей удивительных, новых совершенно, исключительно эффективных направлений в российской благотворительности — развитие медицины, охрана материнства и детства, она руководила комитетом трудовой помощи, профессиональное образование возглавляла, делала огромные выставки, такие как выставка 1900 года в Париже и так далее. То есть ее общественная и благотворительная деятельность действительно потрясает. И именно этим мы будем заниматься в частности. Помимо наших музеев, о которых мы сегодня говорим, в октябре мы надеемся открыть в Царицыно, в одиннадцати залах Екатерининского дворца, выставку «Благотворительность императорского дома Романовых», где мы расскажем о принципах благотворительности в России от Екатерины II до Николая II. И это действительно потрясающе, потому что отдельный зал будет посвящен принципам благотворительности императрицы Александры Федоровны — это действительно расчистка авгиевых конюшен. То есть то, что мы на протяжении десятилетий слышали, то, что несется отовсюду с экранов телевизоров, то, что мы читаем в газетах, то, что нам постоянно попадается в изданиях, даже в серьезных научных изданиях постоянно идут какие-то перевернутые оценки. И всегда меня это очень больно ранит, потому что самая большая трагедия — это наше невежество. Поэтому то, что в наших магазинчиках, в наших музейных киосках будут недорогие книжечки — их можно будет купить за 30-50 рублей — это маленькие книжечки, маленького объема, они отдельно посвящены разным темам. Например, император Николай II как военачальник, как главнокомандующий войсками. Это очень интересная, короткая книжечка, но она очень емкая, и она снимает сразу массу обвинений с императора. Мы попросили наших ведущих историков, таких как Леонид Решетников, например, Петр Мультатули, Евгений Пчелов, сделать нам маленькие экспликации для музея. Это тоже очень интересная работа, потому что мы ожидаем в наших музеях большое количество людей. Мы очень хотим, чтобы и в Тобольске, и в Перми, и в Алапаевске, и в Екатеринбурге как можно больше людей, как можно больше наших граждан, особенно молодежи, посетили эти музеи. И это должен быть материал на каждую степень восприятия — кто-то много может вместить, а кому-то достаточно прочитать две небольшие странички при входе в зал, и человек задумается, может, захочет вернуться в этот музей, захочет что-то найти в интернете, захочет купить недорогую книжечку в музейном магазине. Для нас очень важно, чтобы эта тема зацепила, чтобы люди поняли, что мы можем взглянуть на нашу историю под разными углами зрения. И что те штампы, которые просто вколачивались нам в голову в советское время, они тоже подвергаются некой деструкции. То есть не надо останавливаться на том, что мы знаем. И подчас новые сведения, новые знания, они могут быть гораздо более интересными, многообразными, глубокими. И самое главное — гораздо больше дадут нашей душе и нашему уму.

А. Митрофанова

— Мне очень нравится такой подход — путь постоянного расширения горизонтов. Александр Васильевич, у вас же сейчас в Москве, в Токмаковом переулке, в вашем музее висят те фотографии, о которых вы рассказывали. Представлена экспозиция, посвященная царской семье. Вы наблюдаете там какой-то интерес со стороны посетителей? И вообще, приходят ли люди, обращаются ли к вам, как к собирателю, с какими-то вопросами, связанными с царской семьей?

А. Ренжин

— Вы знаете, радует то, что люди, узнавая об этом новом культурном уголке в центре Москвы, проявляют просто гигантский интерес: приводят детей, знакомых, друзей. И это сарафанное радио приводит к тому, что мы преодолеваем такой — ужасное слово — неформат.

А. Митрофанова

— Да, это сложный вопрос — формат.

А. Ренжин

— В связи с этим я что хочу сказать: люди все равно узнаю́т. Они прорываются через эту блокаду, которую до сих пор создают. О государе до сих пор небылицы всякие слагают, повторяют ложь, которой уже сто лет, этой лжи. Но мы примером конкретным, тем, что мы можем подлинные предметы, подлинные документы показать, мы прорвем эту блокаду и обязательно покажем русскому народу, что память в нас не умирала.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; и Александр Васильевич Ренжин, художник-реставратор, эксперт и искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Анна Витальевна, вы только что говорили про музеи в Тобольске, у вас будут мероприятия в Перми, в Костроме, в Санкт-Петербурге. Но и в Москве есть очень важные места, связанные с памятью о царской семье. Вот у Александра Васильевича музей с экспозицией, где представлены разные вещи, связанные с императорской семьей дома Романовых. Но есть еще и усадьба Ильинское — это Москва или Подмосковье, такая пограничная географическая ситуация. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, что это за место? Я думаю, что многие слышали это название, оно на слуху — Ильинское. А что там на самом деле происходит, если копнуть поглубже, мы особо и не знаем. А вы знаете. Поделитесь, пожалуйста.

А. Громова

— Если можно, я бы хотела перед тем, как я скажу несколько слов об Ильинском, о котором действительно нужно говорить, особенно в этот год, потому что в этот год мы празднуем двухсотлетие со дня рождения императора Александра II. И вот буквально сегодня утром была конференция в Историческом музее, посвященная личности Александра II, его реформам. И это действительно крайне интересное царствование со всех точек зрения. Но дело в том, что мы прямо непосредственно под Москвой, в 15 километрах от Кремля, имеем живое свидетельство его удивительного таланта, как реформатора и благотворителя. Это единственная в Подмосковье императорская усадьба. Дело в том, что эту усадьбу Ильинское в Звенигородском районе император Александр II купил императрице Марии Александровне, когда после смерти старшего сына цесаревича Николая, Никса, как его звали в семье, он скоропостижно скончался в Ницце от обострения костного туберкулеза, у Марии Александровны начался открытый туберкулезный процесс в легких. И ей решительно был рекомендован иной климат. Стали строить дворец в Ливадии, и одновременно постарались приспособить уже купленный весьма обычный подмосковный дом с каменным первым этажом и деревянным вторым. Это усадебный дом, помещичий, типично подмосковный дом попытались приспособить под императорские нужды. И первое, что делает император Александр II, он покупает большой участок земли у Священного синода, это церковные земли. Он покупает для того, чтобы устроить там несколько благотворительных учреждений. И императрица Мария Александровна основывает две школы: мужскую и женскую, появляются первые больницы в Ильинском. И затем великий князь Сергей Александрович, московский генерал-губернатор, о котором мы уже неоднократно говорили на радио «Вера», он в наследство получает от матери эту усадьбу Ильинское. И туда в 1884 году привозит свою юную супругу — гессенскую принцессу Эллу. И таким образом Елисавета Федоровна, которую все мы почитаем как преподобную мученицу великую княгиню Елисавету, начинает свое вхождение в русскую жизнь, в православие именно здесь, в Ильинском. Сохранилось целых 8 исторических зданий, помимо самой территории усадьбы — это здания, в которых шла благотворительная работа уже Елисаветы Федоровны. Помимо школы Марии Александровны, помимо здания социального служения и просвещения, построенных императором Александром II, великий князь Сергей построил родильный приют для крестьян, Елисавета Федоровна построила госпиталь для воинов Русско-японской войны, и многое-многое другое. Сейчас там формируется туристическо-паломнический кластер. Мы прикладываем все усилия, чтобы статус этих зданий достиг определенного уровня, который обеспечит им безопасность. И планируем сделать целый ряд музеев: музей милосердия, музей русской усадьбы, музей усадебного хозяйства, музей Красного Креста, музей благотворительной деятельности императрицы Марии Александровны и так далее. В общем, это очень интересная работа. И мы надеемся, что этим летом наше Ильинское уже примет первых паломников, и нам уже будет что показать. Потому что уже к концу лета мы надеемся открыть музей в Усово — музей императрицы Марии Александровны и музей усадьбы Ильинское. Практически уже сформирована экспозиция, так что я надеюсь, что это дело быстро продвинется. А что касается Москвы, мне хочется тоже сказать два слова и пригласить наших радиослушателей, билеты будут в свободной продаже: 15 мая состоится концерт-реквием, автором которого является владыка Иларион (Алфеев), автором музыки и автором текстов. Он пройдет в Колонном зале Дома союзов. К этому же дню, к этому знаменательному музыкальному событию мы приурочили Елисаветинский форум, он регулярно каждый год происходит. И в этом году мы начинаем свой форум тоже 15 числа — в Марфо-Мариинской обители милосердия. Он будет посвящен как раз «Императорскому маршруту» как национальному проекту — то есть маршрут памяти императорской семьи как национальный проект. И затем мы продолжим наш форум в Костроме — в колыбели Романовых, откуда, собственно, и началась история династии. Так что Москва тоже не будет обделена культурными событиями. А что касается пути памяти царской семьи — Тобольска, Перми, Екатеринбурга и Санкт-Петербурга — то этот путь будет отмечен памятными концертами Пермского театра оперы и балета, и исполнением музыки и хоровых произведений оркестром и хором этого театра под руководством известнейшего артиста Теодора Курентзиса.

А. Митрофанова

— Совершенно прекрасная новость, я так порадовалась. Очень хочется прямо специально туда приехать, чтобы побывать на этих концертах. Вы сейчас перечисляли, что есть в Ильинском — у вас летом там откроется туристический кластер. Дом, где был родильный дом, дом, где была школа, дом, где было что-то еще и так далее. Насколько я помню, ведь парадокс в том, что в советское время этот родильный дом продолжал функционировать как родильный дом, в школе по-прежнему находилась школа. То есть то, что тогда заложили Романовы в Ильинском, продолжало служить этому месту, хотя уже власть совсем другая, люди другие, мозги у нас другие, ну куда деваться. Получается, что это действительно было очень хорошо построено. Это приятно. Мы дружим с больницей святителя Алексия на Ленинском проспекте (бывшая Калужская застава), эта больница тоже построена в начале ХХ века при активном содействии Сергея Александровича Романова на деньги купцов-благотворителей. И то, что было построено всем сердцем и на совесть в то время, служит до сих пор по назначению. Эта больница работает как больница — там прекрасная система вентиляции, там продумано всё. Мне кажется, есть в этом черта времени, или черта характера — может быть, действительно, люди были настолько преданы своей стране, они так служили. Мы же это видим, правда? Или мне так кажется? Не знаю… Мне кажется, это важно.

А. Ренжин

— Я думаю, конечно, эти традиции нужно знать, нужно о них доносить людям. Информация, которая фактически искусственно закапывалась, ее, эту самую информацию, не распространяли лишь только потому, что на ее фоне деятельность «красной» власти уж очень была бы контрастной. И если присваивать себе такие вещи, как например, план ГОЭЛРО. План ГОЭЛРО был разработан в 1903 году.

А. Митрофанова

— Поясните, пожалуйста.

А. Ренжин

— План электрификации всей страны, всей России. Ленин с трибуны, стоя в Большом театре, заявил, что это большевики разработали этот план электрификации. И эта лапша на ушах у некоторых людей до сих пор — «лампочка Ильича» говорят. Люди же не видели электричества до революции! В 1896 году коронационные торжества были украшены сотнями тысяч лампочек электрических. 27 электростанций работало вокруг Москвы. И всё это людям нужно знать. Сейчас эти артефакты, как мы их называем, подлинные документы, вещи, являются свидетельствами, которые не опровергнешь. Да, это осколки большого зеркала, которое расколотили когда-то. Но из них сложится та картина, которую мы увидим, и обязательно в этой картине будет проглядывать наше будущее, потому что из этого прошлого… Например, благотворительность: мы расскажем о том, какими эти люди были талантливыми во всех отношениях. Каждого Романова возьми — это талант: и художник он, и прекрасный стрелок, он и военачальник, и всё. Но у каждого из этих людей есть еще больше — любовь к Отечеству, которая проявлялась в их конкретных делах. Вот об этом надо рассказывать. И когда люди узнаю́т об этом — в моем маленьком музее, в моей экспозиции — о том, как младшая из сестер государя императора Николая II Ольга Александровна взяла и продала все свои картины, и на эти деньги сделала лазарет — полностью на свои вырученные деньги. Она продала всё, что у нее было, это был 1916 год. У нас есть подлинные вещи, так или иначе связанные с царской семьей, например, памятная книжка о наследнике цесаревиче. Она распространялась не просто так — на ней стоит печать «В помощь раненым и запасным». Что это значит? Книжка была продана, и эти деньги шли на помощь тем солдатам, которые были ранены. Я уж не говорю про такие праздники, которые ежегодно устраивались — «Праздник белого цветка» и так далее. Из этих кусочков их деятельности складывалось огромное, кипучее наше отечество, которое болело, переживало всё то, что происходит в разных слоях общества. Помогали бедным, по мере сил вытаскивали их из нищеты, из неграмотности вытаскивали. Вот ликвидацию безграмотности тоже себе как орден повесили большевики на грудь. Ликвидация безграмотности началась в середине XIX века.

А. Митрофанова

— Да, это правда.

А. Ренжин

— Первые школы — церковно-приходские школы — были такого качества! Священник на своем приходе нес ответственность за тех, кого он в этой ЦПШ (церковно-приходской школе) воспитывает. Представьте, моя бабушка, в Вятской губернии, в глубинке, окончила четыре класса церковно-приходской школы — это предмет насмешек в советское время, помните? Так вот, бабушка, окончив четыре класса церковно-приходской школы, работала секретарем суда. То есть уровень преподавания был прекрасный. И в народе это образование было серьезным пластом, который впоследствии большевики себе повесили на грудь как заслугу.

А. Митрофанова

— Вы говорите, а я вспоминаю: мы как-то собирались с коллегами, размышляли о феномене популярности Максима Горького. Говорят, одним из факторов его феноменального взлета… Понятно, что он блестяще писал, великолепный слог. Человек, который поднялся из народа, пробился в большую литературу. Но один из вариантов объяснения — ведь он писал о людях, которых он хорошо знал: рабочие, люди, которые на дне и так далее. И он писал для людей, которые на самом деле себя в литературе, кроме как у Горького, больше нигде не видели. То есть это как раз люди, которые, благодаря таким церковно-приходским школам и ликвидации безграмотности, научились читать. Кто их авторы? Чехов для них как-то совсем мимо. Толстой, Достоевский — тоже. А Горький — они в нем чувствуют своего. И одно из объяснений, почему он настолько популярен, — именно потому, что очень многие люди в это время начинают читать, это рубеж XIX-XX веков. Это тоже благодаря тем программам, которые создавались в той самой царской России, про которую мы так много всего знаем из школьных учебников, о чем сейчас хочется подробнее говорить, потому информация не вполне адекватно была в течение долгих лет представлена. Спасибо вам за эту работу, которую вы ведете. Приходите к нам, пожалуйста, еще, рассказывайте о тех мероприятиях, которые в течение этого года и следующего года будут проходить, это важно. И слава Богу, что есть силы этим заниматься.

А. Громова

— Я просто хочу еще раз наших радиослушателей пригласить в музеи — во вновь создаваемый музей на «Императорский маршрут», потому что в Тобольске мы открываем музей императорской семьи — то есть музей семьи императора Николая II. В этот музей, где будет рассказано о принципах воспитания в царской семье, об образовательных программах, которые использовались, о музыкальных программах, о том, как обучались дети различным наукам, прививались различные навыки, в том числе и навык рукоделия, начатки трудового воспитания также были в царской семье. То есть это очень показательная система, с которой надо ознакомиться нашим родителям. И в каждой семье, если мы будем следовать тем принципам доверия, уделения максимального времени своим детям… Потому что обратите внимание, как мы часто с детьми общаемся: ты поел? ты не замерз? ты надел? ты уроки сделал? Мы должны обязательно поговорить о вечном с детьми. Мы обязательно должны с ними вместе молиться, с ними вместе читать, с ними вместе проводить время — для них это самое главное и самое ценное. Поэтому давайте следовать тем принципам, которые были приняты в русских православных семьях, в том числе и в царской семье до революции. Это те замечательные принципы, которые позволили нам вырастить миллионы русских людей, которые победили в Великой Отечественной войне, которые трудились на благо страны на протяжении многих десятилетий, и благодаря которым мы сейчас живем как независимая страна — это как раз те люди, которые выросли в семьях, следовавших этим традициям воспитания в царской семье.

А. Митрофанова

— Спасибо за этот разговор. Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; Александр Васильевич Ренжин — художник-реставратор высшей категории, эксперт и искусствовед в области древнерусского искусства, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества. Надеюсь, что мы многоточие ставим, мы продолжим в следующий раз. Я, Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. До свидания.

А. Громова

— До свидания.

А. Ренжин

— Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.

Также рекомендуем