Москва - 100,9 FM

«Молитва: как и о чем просить Бога?». Священник Константин Мальцев

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель храма новомученников и исповедников российских в станице Ленинградской Краснодарского края священник Константин Мальцев.

Мы говорили о молитве: обо всем ли мы можем просить Бога, и какой смысл в прошении, если Господь лучше нас знает наши потребности? Отец Константин размышлял, как могут сочетаться евангельские слова «всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» с мнением о том, что надо стараться не столько просить, сколько благодарить Бога за всё с верой, что Он Сам знает, в какой момент и что нам дать. Наш собеседник ответил: не эгоистично ли молиться за себя; почему часто мы не получаем просимое у Господа; и как не превратить молитву в «сделку» с Богом.

Ведущий: Александр Ананьев


А. Ананьев

Добрый вечер, дорогие друзья! В очередной раз практически в светлой студии радио Вера (хоть и виртуальной, ввиду карантина) вас приветствует ведущий Александр Ананьев – профессиональный неофит, который задает свои многочисленные вопросы тем замечательным людям, которые готовы на эти вопросы ответить. И сегодня я приветствую в эфире дорогого собеседника: настоятеля храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в станице Ленинградской Краснодарского края Ейской и Тимашевской епархии священника Константина Мальцева. Добрый вечер, отец Константин! Здравствуйте!

о. Константин

Добрый вечер, Александр! Рад вас слышать и даже видеть!

А. Ананьев

Как живет замечательный юг России? Я так понимаю, у вас тепло по-прежнему: +20 градусов, и это в ноябре – это мечта!

о. Константин

Да, живем мы очень тепло. В принципе все Слава Богу! Как, наверное, и по всей России люди немоществующие от поветрия: молимся, лечимся и надеемся на милосердие Божие, что все это у нас прекратится когда-нибудь.

А. Ананьев

А я вот сразу вопрос вам задам, который будет иметь отношение к теме нашей беседы. Отец Константин, а вот вы сказали «молимся». Молмися – это значит просим Бога о том, чтобы нас обошла эта зараза под названием «COVID-19»?

о. Константин

Однозначно, чтобы Господь помиловал тех, кто, как минимум, себя бережет и телесно, и духовно, потому что есть же определенное нерадение о своем и душеспасении, и, в том числе, нерадение к телу, потому что многие очень излишне, я бы сказал, самоуверенны, самолюбивы и думают, что меня это может не коснуться, как всегда. А вот когда касается, тогда начинают говорить: за что мне это; почему мне? Или того еще хуже: где ваш Бог?

А. Ананьев

Вот сегодня мы как раз, с вашего позволения, поговорим о том, ну в первую очередь, что такое богообщение и, во вторую очередь - вот для меня это очень важно – о чем и как нужно просить Бога? И есть ли в этом смысл? Неспроста я уточнил, есть ли в этом смысл. Мне кажется, что Бог… не кажется, я знаю это абсолютно точно: я знаю, что Бог знает о моих потребностях, желаниях и нуждах гораздо лучше, тоньше и мудрее, чем я когда-либо могу об этом знать сам. И Он даст мне ровным счетом то, что мне нужно - именно тогда, когда мне это нужно. А стало быть, стоит ли просить Его о том, что вот я сейчас, как мне кажется, очень хочу? Вот об этом мы и поговорим сегодня. Помните, Воланд Булгакова с разноцветными глазами мрачно изрекал: никогда и ничего не просите, никогда и ничего и в особенности у тех, кто сильнее вас – сами предложат и сами все дадут. Был прав в том, что сами предложат, и сами все дадут, но вот этим требованием – никогда и ничего не просите – он пытался оттолкнуть человека от Бога, ибо Христос же сказал: Я скажу вам, - говорит Он, - просите и дано будет вам, ищите – и найдете, стучите – и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Действительно ли нужно просить Бога?

о. Константин

Просить мы можем. Другой момент: для чего нам это нужно? Мы понимаем, что у Господа на каждого человека свой гениальный план. Другое дело, что Он, в Свою очередь, не лишает нас свободы выбора. Не лишает нас все-таки как-то попротивиться, а может, порой как-то даже отказаться от Божьего плана и пойти своим. Но, как мы понимаем, когда мы отдаляемся, то это уже не с Богом. Это уже во тьму кромешную. Поэтому просить мы можем, потому что иногда, по нашему разумению, это на данный момент может быть главным в нашей жизни, хотя мы понимаем… Ну давайте пример, чтобы как-то ближе подходить. Господь говорит: кто возлюбит больше Меня отца или матерь, тот не достоин Меня. Хотя мы понимаем: ну кого нам еще больше любить? Ведь это вот моя кровинка – допустим, если это ребенок. Или если это мои родители, которые милостью Божией через чадородие дали мне жизнь. Они как бы самые близкие. Бога я вроде люблю, но я Его не могу обнять, пощупать, почувствовать тепло, услышать ласковое поддержки слово. То есть, как же тогда мне больше Его любить? Конечно, есть минуты нашей жизни, когда мы сугубо Его ощущаем. Очень ощущаем – настолько, что ни с чем земным не сравнить! Это, одним словом, благодатное состояние. Состояние, скажем так, святости уже на земле. И ты понимаешь, что уже ни с чем не сравнить – ни с какой любовью. И что Господь управит – и все будет и с твоими родителями, и с детьми – Господь их не оставит. И никакого ни страха, ни отчаяния не будет в этот момент. Но это же не все в своей жизни в какой-то, может быть, момент ощутили. Кто-то еще, может быть, не ощутил. Естественно, пока ты этого не ощутил, ты идешь к Богу и просишь Его. Просишь для своих близких доброго здравия души и тела, для своих каких-то нужд, допустим, для работы – как правильно с коллегами поступать, чтобы не конфликтовать с ними, чтобы было какое-то единомыслие, в идеале – единоверие. Потому что Господь знает, что тебе дать, но ты то не знаешь Его гениальный план на тебя. Ты видишь Его сквозь, скажем так, закопченное стекло: ты видишь Его очертания, но не столь ясно. Он тебя ждет. Он тебя уже в принципе обнял Своими руками с креста, но ты то еще не совершенен. Еще второго Его пришествия нет. Ведь что такое вообще просить? Это молитва. И, в любом случае, через молитву мы приближаемся к этому общению, к этому единению. Потому что если мы постоянно будем только ждать, что нам манна с неба, допустим, упадет… Но Господь не зря же говорит: по делам вашим узнаю вас, или узнаете их. Именно делами, а не просто я жду: ну пусть манна с неба упадет. Именно по делам! И опять-таки дела какие должны быть? Если мы все-таки живем по Божьему слову, как минимум, Евангельскому. Говорит: не прячьте светильник под спудом, но пусть этот светильник освещает храмину – и также и ваши добрые дела должны не вас прославлять, а Бога, Который на небесах. Опять таки о действиях! И вот это взаимодействие – такая духовная синергия – она и появляется для нас и для других примером. Ведь если мы только говорим и не делаем, мы не являемся примером. Если, давайте критично скажем, политик будет только говорить, за него никто не будет голосовать, потому что какая бы у него замечательная программа ни была политическая, если она не подкреплена действиями – от него отвернутся. Вот так и наша жизнь, если мы просим Господа (но если это не в тщеславие, в какое-то превозношение или алчность, то есть не во грех). Хотя, нужно сказать, и даже был случай в моей жизни удивительный: я глазами своими все это наблюдал, когда человек во грех себе просил, по большому счету, но в итоге Господь ему это, я бы сказал, попустил и вразумил. И замечательная история! Было бы у нас время, я рассказал бы…

А. Ананьев

А расскажите – это, действительно, важно, потому что каждый раз, когда я представляю себя просящим Бога о чем-нибудь, я представляю себя четырехлетним малышом, который в магазине просит у мамы купить ему машинку или конфетку. Хотя понимаю, что вот, будучи взрослым, ни машинка, ни конфетка мне не нужна – даже будет мне во вред, потому что дома и машинок безмерно, и конфетка мне до обеда не нужна, и все равно мама её не купит сейчас, потому что нельзя, и не нужно, и ни к чему. Но я все равно прошу, и она все равно не даёт. Зачем просить тогда? Это же портить отношения с мамой и её расстраивать, вместо того, чтобы сказать: «мам, вот купи, как нужно, что нужно к обеду, и из машинок тоже пусть будет так, как ты скажешь». Нет, я начинаю канючить, клянчить и капризничать. Что это за история с человеком, который просил себе во грех?

о. Константин

Это вот момент все-таки такого: не как я хочу, а как тебе угодно, Боже. Вы знаете, не в похвалу будет сказано, вот вы сейчас говорите «за конфетку» - вот у меня таким духовным первичным детским опытом… Я молиться Богу стал: Господи, я хочу вот то-то и то-то (конфетку, машинку)… И я понимаю, что не может быть это мне не полезно. И поэтому я к этому стал добавлять: но не как я, Господи, хочу, но как ты считаешь лучше для моей души будет. Потому что душа может погибнуть от многих вещей. Как, по словам апостола Павла, все нам дозволено, что нами не обладает. А теперь к истории. Это замечательный случай был, на самом деле. Когда папа в правительстве работал, мы переезжали зачастую с места на место, и непродолжительное время он трудился в Москве. И вот я пономарю при одном храме, и там такая роспись началась замечательная. И вот случай. Значит, пришел человек и, встав у иконы Спасителя, на весь храм громогласно: «Господи, помоги мне купить Бентли!» Ну, думаю, ладно. А мне лет где-то 13 плюс-минус годик. Думаю: зачем ему Бентли? Я еще даже не знал, что такое Бентли. Ну понял, что машина, потому что как-то слышал, что это машина, одна из самых дорогих. Вот. Я ради любопытства вышел на улицу, посмотрел, в какую он сядет машину, потому что он неоднократно приходил в храм. Вот. Я увидел у него – ну сегодня я понимаю, что это за машина (на тот момент это очень хорошая машина была) - Toyota Camry – то есть ну тоже солидная машина. И вот он приходит-приходит. Я как-то набрался смелости и подхожу и говорю: «Дяденька, скажите, зачем вам какой-то Бентли, если у вас такая замечательная машина?» Он, не сильно сдерживаясь, прямо в храме (по сути честный дядя, на самом деле) говорит: «Ты знаешь, у меня у соседа Бентли, а у меня нету. Он такой-сякой. Ну и там «пик-пик-пик». У моего соседа такого-сякого, а у меня нету…». Ну я уже не стал подходить. Думаю: зачем оно мне надо? Итак видно, что человек из-за гордыни это говорит. Он подходит к батюшке и говорит: «Батюшка, помолись, чтобы я купил Бентли себе, чтобы у меня была возможность». А он говорит: «Я не буду этого делать, потому что ты, во-первых, не на рынок пришел, а, во-вторых, я вижу тебе это для гордыни твоей надо и зависти. Говорит: «Ну пожалуйста!» Упросил его. Он говорит: «Давай сделаем так: я помолюсь, но не так, чтобы ты купил Бентли, а как Господь тебе управит для спасения твоей души». В общем, происходит реально чудо: через месяц где-то (а он все ходит-ходит – это раз-два в неделю было) у него, как потом всю эту историю уже рассказывали, умирает бабушка, о которой он никогда в жизни не знал и не слышал. В Австралии оставляет ему наследство. Просто с потолка с неба манна. И он едет туда, доказывает, что он, на самом деле, тот внук. Продает какое-то там наследство – там незначительную часть, продает свой Camry и покупает Бентли. В общем, потом происходит, скажем так, Господня милость – Господь начинает воспитывать. В эту Бентли через неделю влетает машина, и половина Бентли просто всмятку. Он отдает её в салон, доплачивает, ему дают другую. Потом еще через 2 недельки её угоняют. А мы понимаем, что это вот года то какие – давным давно, и попробуй еще найти! Вон достаточно благодарить сотрудников Госавтоинспекции, чтобы помогли её найти. Её находят, пригоняют. В общем, он счастлив. А надо понимать, что Бентли угнать не просто так как тогда, так и сейчас – она с сугубыми защитами. Третье я уже не помню – что-то опять происходит. Он, значит, пишет записку: «Не хочу! Ненавижу эту машину! Забирайте! Вот пароли… То-се… Ключи вот здесь…» И оставляет её на каком-то шоссе: или Каширское, или еще где-то… В общем, оставляет. Те же сотрудники Госавтоинспекции ему пригоняют эту машину, говорят: «Ты чего, сумасшедший? Ты нас так отблагодарил, что мы тебе помогли, а ты теперь вообще просто выбросил на трассе. На шоссе». И он говорит: «Да я уже не могу! Я с ума схожу! Мне снится уже она, как она преследует меня!» В общем, в итоге приходит он в храм, и опять на весь храм: «Господи, помоги мне продать Бентли!» Подходит к батюшке: «Помолись, чтобы я продал Бентли!» Говорит: «Слушай, отстань от меня! Ну что ты из Бога там торговца или из храма рынок устроил?» Он говорит: «Ну пожалуйста!» Говорит: «Давай сделаем так: я помолюсь точно так же, но сделаем мы по совести: Господь к тебе проявил милость, и ты для Господа потрудись тогда. Ты видишь, роспись идет в храме. Мне в руки копейки ни одной не нужно давать. Подойти к художнику и хотя бы на одну икону пожертвуй – какую вы с ним согласуете, чтобы он написал. Чтобы хоть какая-то частичка твоей совести осталась в этом храме от услышанных молитв Господа». В общем, завершилось это благополучно: продал он свой Бентли, выкупил свою Toyota Camry – только подороже уже ему продали, чем он её продавал. И вот так вот эта история завершилась. То есть Господь иногда дает и даже в какой-то мере на фоне твоего греха, только Он зачастую не дает, а попускает для воспитания и вразумлений.

А. Ананьев

«Вопросы Неофита» на Светлом радио. Замечательный разговор сегодня со священником Константином Мальцевым – настоятелем храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в станице Ленинградской Краснодарского края. Замечательная история, практически даже притча, отец Константин. И вот опять же мне очень нравится пример отношений ребенка и мамы, который, когда я думаю о своих отношениях с Богом. Это как если бы мама сказала там… Ребенок говорит: «Я не хочу, я останусь здесь, я не хочу туда идти», на что мама отпускает ручку ребенка и говорит: «Хорошо, малыш. Хочешь оставаться, оставайся. Мама пошла». И мама уходит, малышу ничего не остается, как, размазывая слезы по лицу бежать в след за мамой и говорить: «Мама, прости, я за тобой пойду». Ну вот, наверное, та же самая история. Если идти против воли Бога, то все дело закончится слезами, и ты все равно сделаешь так, как угодно Богу, ну или окажешься в совсем уж неприятной истории. Скажите, пожалуйста, вообще богообщение – это, в первую очередь, получается, просьба? Вот вы сказали: молитва – это просьба. Я много думал над тем, что же такое молитва. Это нужно, я так понимаю, не Богу? Молитва нужна нам, чтобы, как скрипку, настроить себя на правильную тональность, чтобы струны были натянуты, чтобы мы воспринимали те вибрации смычка Господа, чтобы заставить нашу душу звучать, я ведь правильно понимаю? Что такое богообщение? И что такое молитва?

о. Константин

Ну молитва вообще - это диалог. Диалог, в котором зачастую, если мы именно молимся – мы и слышим ответ, только слышим, может быть, не словесно, а действенно относительно нашей жизни. И молитва не только бывает просительной – она бывает и хвалебная, и благодарственная. И, скажем, относительно состояния твоего бытия на тот момент. Вы знаете, очень важный момент, который нужно подчеркнуть: ведь когда мы обращаемся к Богу, мы не всегда даже готовы услышать этот ответ. Ну вот по примеру: когда я съезжу к старцу – что он мне скажет, то я и сделаю. А если он тебе скажет: «Тебе нужно в монастыре жить? С семьей ты вот погибаешь». Что, ты бросишь семью? И готов ли ты её бросить и идти в монастырь? Готов ли ты вообще услышать этот ответ старца? Вообще готов или нет, по большому счету? Если мы берем молитву – тут опять таки: в каком мы состоянии. Вот давайте мы немножко порассуждаем: если я раб Божий, то есть в переводе как слуга Божий, я с определенной кротостью, благоговением, субординацией обращаюсь к Нему. Если я уже в определённой степени… как Христос говорит: «и братья, и матерь Мои – те, кто исполняет закон Мой», да? Мы ж такое слышим в Священном Писании? Если уже в какой-то мере я приближаюсь как к братии, то здесь полная поддержка Господа. А нужна ли поддержка вообще Господу моя? С одной стороны, нет. Он самодостаточный, Он весь полноценен, скажем так. Ему не нужно спать, ни есть. Это я в поврежденной своей природе в чем-то нуждаюсь, а Он нет. Но моя тогда в чем любовь проявляется братская или материнская, даже условно выражаясь? В том, что я сугубо уже уважаю – не побаиваюсь, скажем так, на фоне греха, а, как брата, я Его люблю и стараюсь во всем поддержать. Или если я ощущаю себя дитем Божием, да? Как зачастую Господь обращался к тому, кого исцелял – говорил: «Чадо мое!» Или: «Дщерь моя!» - когда кровоточивую женщину исцелил, да? «Дочь моя! Дщерь!» Если я чадо, то как я отношусь к Богу? С безусловной любовью! Я отношусь, как вот к маме - как я отношусь? Да я дышу ею, я хочу, даже если мне что-то будет в ущерб, но лишь бы ей было хорошо. То есть в каком состоянии я нахожусь относительно Бога? Раб, как слуга? Брат? Или чадо? Или друг даже. Господь говорит: «Друже Мои!», то есть «друзья Мои». То есть в какой близости я от Бога? Вот, наверное, в том состоянии, в каком я нахожусь, или пытаюсь приблизиться к этому, - такова будет и молитва моя. Если я ощущаю, допустим, себя в большей степени чадом, то я благодарю, потому что Господь мне все дает. Вот я не лицемерно скажу, не в похвалу: я очень счастливый человек. Я в этой жизни… Кто-то скажет: «Батюшка, да у тебя нет домов, там виллы, и тому подобное… Там на Канары ты не ездил» А мне это не нужно для счастья. Мне сегодня Господь все дал, что только для спасения моей души нужно. Во всем я сегодня счастлив. Пусть у меня нет дорогой машины, но у меня просто она есть, и я могу доехать до любого человека, нуждающегося в моей духовной и человеческой элементарно помощи. Я только об одном пожалею: вот если мне скажут: «Батюшка, ты завтра преставишься. О чем ты пожалеешь в своей жизни?».  Я скажу два момента: это о своих грехах, которые я уже не успею исправить именно действенно (покаяться я, может быть успею, а вот исправить я уже не смогу), и о том, что еще не успел научиться смиренномудрию. Все! Больше ни о чем я не жалею в этой жизни! Что дети еще не доросли – если и завтра придет час сонный, моя совесть чиста. Я максимум выжимался, как родитель, чтобы им все дать и духовно, и материально. То есть моя совесть во всем относительно чиста, кроме вот двух моментов: смиренномудрия и грехов, в которых я могу покаяться, но не смогу их уже исправить. Ну допустим, человек почил, у которого не успел попросить прощения – может, где-то обидел. То есть тут объективные вещи. У нас парадокс! Понимаете, меня всегда удивляет: человек обидел другого человека – и он идет прощения просить у Бога. А может, ты попросишь сначала прощения у самого человека? Чтобы было потом элементарно честно просить у Бога прощения за тот или иной грех. Как мы можем приходить к Богу просить прощения, если сами не простили? Или не извинились за тот или иной проступок перед человеком? И получается, как это ни парадоксально, к сожалению, на груди у нас крестик, а в душе – нолик. А должно быть наоборот! В душе у нас крестик, потому что там светильник огня Божественного - любовь Божия присутствует. Да сама душа – это частичка Божия внутри нас. И тогда вокруг нас будет уже не нолик, а огромное, скажем так, кольцо, которое в виде наших объятий, которыми мы обнимаем любовью Христовой. Вот о чем мы не всегда задумываемся. Мы свою ответственность перелагаем на Господа: ты Господи за меня реши, а я подожду. Но когда ты обращаешься молитвенно к Богу, Он тебя слышит и помогает тебе это сделать, а не за тебя делает.

А. Ананьев

Есть один очень важный тонкий момент, который мы часто в нашем богообщении, ну или в том, что мы сами считаем богообщением, упускаем из виду. Волей-неволей мы превращаем наше богообщение в какую-то магизацию, в какой-то спиритический сеанс, да простите меня, отец Константин. Вот мы приходим к Богу с маленькой просьбой, и мы тогда просто молимся и говорим: «Господи, вот дай мне вот это – мне это очень нужно». Если у нас просьба побольше, мы читаем молитвы подлиннее, мы идем в храм и ставим свечку, или заказываем икону у художников, как вы рассказываете. А если у нас просьба какая-то глобальная, мы готовы о пол храма лоб разбить и много чего пожертвовать… И получается, что это у нас такая «служба одного окна», у которой есть какой-то, знаете, ценник. То есть чем больше я дам, тем больше я получу. Нет ли вот этой опасности магизации богообщения в нашем стремлении просить что-либо Бога?

о. Константин

Ну до фанатизма, конечно, никогда и ничего не надо доводить, потому что мы часто это, бывает, наблюдаем. Просить в любом случае надо. Если ты чувствуешь, что ты сам в какой-то мере не дотягиваешь, то нужно просить. И как минимум… Вот, вы знаете, есть замечательный тоже пример относительно: если я не прошу, а сам вот без Бога справлюсь. Не зря есть выражение: без Бога не до порога. Когда мы делаем по послушанию что-то – это гораздо богоугоднее. Если дозволите, я тоже интересный случай расскажу. Это было, когда я проходил только свою священническую практику в Краснодаре в храме святой мученицы Екатерины -  в кафедральном соборе -  я имел честь послужить, помолиться вместе с одним очень пожилым священником – отцом Иоанном, который служил до 92 лет. И вот мне Господь такой интересный пример показал: к нему во время службы как-то подходит пономарь и говорит: «Батюшка, как бы мне еще угодить Богу больше?» Он говорит: «А что ты делаешь? В чем ты, думаешь, угождаешь?»  Он говорит: «Ну я когда молюсь, я делю 100 да 150 даже поклонов земных». Он говорит: «А зачем?» Он говорит: «Ну я считаю, что это вот как бы для Бога». Он говорит: «А кто тебя благословил так делать?» Он говорит: «Да никто – я сам». Он говорит: «Давай сделаем так: делай то же самое относительно молитв, какие ты читаешь, но поклоны делай не 100-150, а 10, ну максимум 20». Это был выходной день – субботнее вечернее богослужение. Проходит неделя. Следующая суббота приходит, и этот пономарь практически в прямом смысле этого слова вползает на четвереньках в алтарь и говорит: «Батюшка, что делать? Снимите с меня благословение, я больше не могу!» «Что такое, - говорит, - чадо мое?» Он говорит: «Я 5, ну максимум 10 делаю – и разогнуться не могу!» Он говорит: «А здесь ты сам видишь ответ, и ты понимаешь его: то ты делал для себя – для гордыни своей, услаждаешься, какой ты молодец – молитвенник и поклонник, скажем так (ну поклонов относительно). А здесь ты делал по послушанию, проявляя определенное смирение. А чем можно лукавого победить? Только смирением! Не зря говорят: послушание превыше поста и молитвы! Не заменяет, но более значимо, потому что в послушании у нас душа наша более раскрывается для вхождения… или как бы семечко посадить на взрыхленную почву – как вот в притчи, да? На дорогу упало семя и засохло, и птицы его склевали. Или на добрую почву, на которой проросло и дало плоды. Вот такой вот интересный случай. Он сугубо подчеркивает именно кротость. А в кротости тогда уже и Господь более ведет тебя. Без фанатизма. Потому что в фанатизме все: это я и вокруг меня. Даже такая определенная духовная прелесть: что вы мне говорите, я сам все знаю. Вот и все.

А. Ананьев

Замечательная еще одна притча от священника Константина Мальцева в программе «Вопросы Неофита». Мы сейчас на минуту прервемся – у нас полезная информация на Светлом Радио – а через минуту вновь вернемся к разговору о том, как, о чем нужно просить у Бога.

А. Ананьев

Как и о чем нужно просить Бога, и есть ли в этом смысл? Об этом мы сегодня говорим в программе «Вопросы Неофита» с настоятелем храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в станице Ленинградской Краснодарского края священником Константином Мальцевым. Отец Константин, сейчас я хочу заглянуть в Священное Писание: Евангелие от Матфея, 7 глава – где Христос учит нас просить, искать и толкать закрытые двери. Многие, ну как и я, наверное, долгое время, безусловно понимал, что речь идет о том, что ну вот нужна нам машина представительского класса, попроси у Бога – Он тебе даст. Нужна тебе новая работа, попроси у Бога – Он тебе даст. «Не стесняйтесь просить» - понимали мы эту заповедь, это указание. Просите – и все вам будет. Но сейчас, мне кажется, что речь не об автомобилях, не о деньгах, даже не о здоровье своем или своих близких. Речь о том, чтобы найти дорогу к Богу. Речь о том, чтобы найти Бога, найти ту дверь, которая тебя к Нему приведет. А вовсе не о каких-то земных благах. И из этого вот какой у меня вопрос проистекает, отец Константин: может быть, единственное, о чем имеет смысл просить Бога, - это о том, чтобы нам Его найти? А все остальные просьбы – это неправильно?

о. Константин

Я думаю: то, что вы говорите, - это первично. Здесь, можно сказать, приоритеты. Приоритет общения с Богом. Приблизиться к Нему. Господь Сам говорит: Я есть Путь, Истина и Жизнь. Если мы идем этим путем, то мы знаем, что Господь есть источник любви. И когда мы уже, скажем так, от этого источника начинаем поить свою душу, то все остальное для нас более проще становится. Хотя не без искушений. Потому что мы понимаем: чем ближе ты приближаешься к Богу, тем более значим ты становишься для лукавого, то есть, в частности, душа твоя. И естественно могут быть и какие-либо сугубые нападки на тебя. Но Господь не зря говорит: претерпевший до конца спасется. Потому что идет борьба ежесекундная за душу человека. Но тут надо выбрать, что для тебя лучше или важнее. Правда в ваших словах есть безусловно, Александр. Мы можем с вами вспомнить другое место Священного Писания, где Господь говорит: если душу ради Меня погубишь, то ты обретешь её в Царствии Небесном; если ради мира – то ты её вообще потеряешь. Да? Поэтому естественно опять-таки… ну мы не понимаем эту цитату Священного Писания буквально, что «погубить». Господь не хочет погибели нашей души – здесь все-таки надо пояснить, что значит погубить ради Бога. То есть, я бы термин поменял на «посвятить». Вот если мы больше душу посвящаем Богу, то и земное для нас становится немножко в другом свете. Я бы сказал: включается духовный фильтр через вещи, которые иногда тебе просто не нужны будут, потому что их не нужно столько. Если, допустим, мне на месяц, ну условно выражаясь, нужно там 10 тысяч, чтобы прожить, пытаясь одному лишь – одному конкретно – то зачем мне нужно 50? То есть я уже не буду думать, как мне 50 где-то найти, заработать, потому что я благодарен Господу, что мне достаточно для моего питания. Если у меня семья, и так далее, то я, допустим, ищу какую-то дополнительную работу, которая не будет, скажем, соблазном ни для меня, ни для других, ну или там для осуждения и тому подобное. Но я в этом вижу только, что необходимо для меня. Если я не был на Мальдивах – ну ничего страшного: не был и не был. Господня земля везде. Другое дело… Вот, допустим, пример, да? Господь меня сподобил побывать на Святой Земле. Если бы Господь не сподобил привести в мою жизнь людей, которые мне сделали этот подарок – ну я бы, наверное, хотел бы побывать, просил бы у Господа, как и раннее просил. Но опять таки вот к молитве, да?  Я просил Господа, не имея денег - появились люди, которые сделали мне этот подарок. Но я просил для души, а не для того, чтобы просто посмотреть другую страну съездить. Мне не важно, какие у них там цены, какие у них вещи, какие у них автомобили, архитектура… Мне важно было прикоснуться к Богу. К тем местам, где ступали стопочки Его. Поэтому Господь, видя внутреннее мое духовное желание, может быть, и управил – послал мне этих людей в жизни. Сам бы финансово я бы себе этого не позволил. Но Господь услышал эту молитву. И к этому еще более дал, нежели только побывать в святых местах.

А. Ананьев

Прежде чем я задам свой следующий вопрос, хочу вспомнить шутку, рассказанную мне одним замечательным священником про глубоко верующего христианина, который ехал за рулем, и ему срочно нужно было место для парковки. И вот он, сидя за рулем, выруливая по этой забитой машинами парковочной площадке, взмолился и говорит: Господи, дай мне, пожалуйста, свободное парковочное место! Если Ты дашь мне это парковочное место, я брошу курить, я не буду обижать жену, я стану хорошим, я пожертвую такую-то сумму на храм… И вот он заворачивает еще раз и видит свободное место, поднимает глаза к небу и говорит: а, нет, Господи, спасибо, всё, я нашел, не надо! Была у меня ситуация примерно такая же: собственно, почему я и затеял с вами этот разговор. Мы ехали с женой, очень опаздывали, и если бы в том месте, куда мы ехали, было свободное парковочное место на парковке (я её очень хорошо знаю), мы бы успели. Если бы его не было, нам бы пришлось бы возвращаться и искать парковку в другом месте. И вот я еду и жена говорит: слушай, помолись Богу, и Он управит; попроси у Бога и все будет! И я начал было просить, потом думаю: Господи, ну что я делаю? Это всего лишь парковочное место, это всего лишь какая то минута! Ничего дурного не случится, если я опоздаю в конечном итоге. Ну разве можно Бога просить об этом? Бога надо просить о милости, о том, чтобы Он очистил меня от всей этой скверны грехов, чтобы у меня был хотя бы малейший шанс попасть в Царствие Небесное, чтобы Он сделал меня лучше, но никак не о парковочном месте. Я не знаю, разумнее гвоздь забывать дорогим цифровым микроскопом, чем у Бога просить о парковочном месте. Разве можно Его просить об этом?

о. Константин

Я думаю, можно. Только по одной причине, что вот в таких мелочах и из таких мелочей, в том числе, складывается, когда мы видим вот именно ответ в действии, именно складывается и твердость нашей веры, и то, что надежда, что Господь услышит, возможно, и в другой раз. То есть когда мы в детстве, допустим, или в отрочестве, там, в юношестве – мы думаем о великом. А чем старше мы становимся, тем больше мы начинаем ценить мелочи. Поэтому, возможно, и в этом нужно просить Господа. Но, помимо того, что ты попросил, и Господь тебе дал, не забудь и поблагодарить. Благодарящему еще больше дастся. А кто не ценит и ропщет, у него и то отнимется, потому что он это не бережёт.

А. Ананьев

А вообще, есть ли смысл… Вот я сейчас попробую сформулировать, вопрос прозвучит странно. Смотрите, наша земная жизнь, отец Константин, вот по моим меркам, - это такой краткий миг в контексте вечности. И мы, понимая, как люди верующие, как христиане, понимая все про ту вечность, которая нас ждет впереди, мы вот своими маленькими ручками и пальчиками цепляемся вот за этот краткий миг земной жизни и просим себе побольше денег, побольше парковочных мест, машину получше, квартиру побольше, там, съездить куда-нибудь… А какой в этом смысл, если это не имеет никакого отношения к главному?

о. Константин

Я сказал бы очень косвенно. Вот смотрите. Допустим вы хотите, как пример, много денег. Хорошо. Господь тебе дал хорошую работу. Ты имеешь, с потолка возьмем, замечательную работу с зарплатой 100 тысяч. Ты хотел её, ты просил. Теперь надо понять: а как теперь ты будешь богоугодно делать с этой зарплатой добродетели? Если ты только на себя, на свою семью – а смысл тогда в том, что ты просил? Чтобы только было тебе хорошо? Но Господь зачастую дает или спасает не одного конкретного личного человека – Он спасает зачастую вокруг него других. Допустим, у вас есть зарплата хорошая, и вы просили её? Значит, потрудись подумать, какую часть ты можешь отдать на богоугодные дела. Не суть важно, храм это, нуждающиеся, хосписы, то ли детский дом, то ли стардом. Потому что если бы не было Промысла Божия на то, чтобы тебе была эта денюжка, и ты все-таки как-то богоугодно потрудился – может быть, Господь бы и не управил бы так, что ты нашел эту работу и тому подобное. Или машину ты просил. Мне очень нравится, как на эту тему святые старцы Оптинские говорят: не важно, какой у тебя дом, важно  - сколько людей ты в нем приютил; не важно, сколько у тебя денег, важно – сколько добродетелей ты сделал; не важно, какая у тебя машина, важно – сколько людей шествующих ты подобрал и сделал доброе дело: подвез их хотя бы куда-то ближе или туда, куда им нужно было. То есть мы должны постоянно искать возможность из того, что нам дал Господь практически даром, может, даже незаслуженно иногда, может быть, даже авансом, хоть каким-то образом через добродетели вернуть Богу. И эта добродетель будет для нас важна. Потому что на фоне тысячи грехов, наши десятки или, максимум, сотни добродетелей – ну они несоизмеримы. Поэтому мы должны постоянно стараться сторониться греха, который нас отдаляет от Бога, и искать добродетель, которая, наоборот, приближает нас к Богу.

А. Ананьев

«Вопросы Неофита» на Светлом Радио. Сегодня на них отвечает очень часто замечательными историями и притчами, за которые я ему очень благодарен, священник Константин Мальцев – настоятель храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в станице Ленинградской Краснодарского края. И сегодня мы говорим о богообщении в контексте наших просьб к Богу. И вот вопрос, отец Константин, у меня вот какой: допустим, Господь видит, что не нужна нам машина. Будь у нас машина, мы, действительно, превратимся, как тот мужчина из вашей замечательной истории в какого-то одержимого абсолютно персонажа. Не нужна нам машина. И вот Он делает все, чтобы у нас не было машины. А мы ходим и просим: Господь, дай нам машину, ну пожалуйста, ну мне так нужна машина, мне очень хочется. Так нет на это воли Бога – зачем ты просишь? Если у нас чего-то нет – денег, здоровья, собаки, квартиры… На это Божья воля. Зачем об этом просить, скажите, пожалуйста?

о. Константин

Значит, не проси, а благодари. Если пока нет – благодари за то, что есть. И тогда уже тебе придет вразумление, нужно тебе вообще это или нет.

А. Ананьев

Но вот это мне понятно – благодарить понятно. Но, тем не менее, мне говорят (и это вот тоже важный момент): если ты не просишь Бога – в этом твоя великая гордыня, ибо обо всем нужно просить Бога. И в этом есть какой-то парадокс. То есть если ты просишь Бога – ты тем самым высказываешь свое недоверие к Его воле. Если ты не просишь Бога – то в этом есть твоя гордыня, ибо ты ставишь себя чуть ли не выше Бога и говоришь, что «не нужна мне Божья помощь, справлюсь сам своими силами».

о. Константин

Я думаю, человек в любом случае будет просить, потому что он не бесплотный ангел, который уже находится с Богом, и которого уже все устраивает. Поскольку мы материальны, мы все равно в кой-то мере и живем материальным. Но поскольку у нас есть и частичка Божия, мы пытаемся все-таки приблизиться к Богу. Хотим мы этого или не хотим, все таки какие-то материальные вещи нам порой нужны. Даже элементарно чтобы как-то, к сожалению, порой самоутвердиться. Чтобы перед другими «не было стыдно». Или же я не чувствовал себя каким-то ущербным. К сожалению, есть такое. Но у каждого все индивидуально. Нельзя сказать за всех, что они чувствуют себя ущербно, потому что у них зарплата, ну допустим, как у меня – 15 тысяч. Ну и Слава Богу! Столько – и столько. И Слава Тебе, Господи, за всё! Мало? Иди трудись! Ищи какой-то дополнительный заработок, который не будет, скажем так, граничить с грехом. И все! Вы знаете, я вот все-таки, если позволите, свою личную историю одну расскажу, что не всегда твоё, что ты хочешь – не всегда оно без Бога происходит. Я постараюсь её кратенько и быстро рассказать. Это было, когда я только начал служить. У меня всегда по принципу, работая с 13 лет, было так: вот я заработал какую-то копеечку – я, допустим, отложил, потом подкопил, там кредит взял и что-то купил. Вот всегда вот по такому принципу. И вот когда меня рукоположили, я понял, что нужно будет очень много ездить. Ездить по бабушкам пожилым, ну куда тебя благословят – туда надо будет ездить. У меня была машина «Москвич 24» – ой, в общем, «Шестерка». И поскольку я очень высокий (я метр девяносто один), а хозяин передо мной очень низенький был… И он наварил железную пластину, чтобы он выше и на рулем был. А для меня это – я сгорбленный ездил, чтобы нормально видеть вообще в лобовое стекло. И пришел момент, что надо менять машину, в связи с тем, что у меня боли в спине появились. А ездить приходилось много. Я приехал в салон, думал купить себя «Десятку» - в кредит взять. Получается, я приехал накануне Новогодних скидок, подошел… Только появились «Лады Калины»… Я подхожу, смотрю машину – прям мне понравилась она. Подходит ко мне человек и говорит: «Что, нравится вам машина?» Я говорю: «Да нравится, но я не потяну». Он говорит: «Давайте я вам скидку сделаю?» Я говорю: «Ну если сможете – сделайте». По сути со всеми -новогодними, его – скидками (потом выяснилось, что это был хозяин салона, который в этот салон, а он был больше на периферии, скажем так, приезжает раз в 3 месяца – то есть вот так вот Господь управил, что я с ним пересекся) получается, что «Десятка» такая же, что и «Лада Калина» по сумме. И сумма подходит, и справка о доходах была, кредит вроде одобряют. И вот приходит такой момент, когда нужно документы подписать, а я как бы уехал и звоню, когда можно приехать, а мне говорят: «У нас компьютер сломался». Проходит неделя, вторая. Потом я звоню: «Компьютер работает?» «Да, работает, но печати переделывают – у нас сейчас реорганизация какая-то…» Опять нет. Третий - еще что-то там не получилось. Я уже думаю: может, Господь отводит от меня эту машину? Я думаю: Господи, ну если это не мое – отведи, убереги мою жизнь и душу от падения и гибели, если это не мое. Звонит мне родная мамочка и спрашивает: сыночек, ну что у тебя там с машиной? Я говорю: мама, все есть: кредит одобряют, предварительный договор сделали, все есть: бери – не хочу. Говорит: «Сыночек, может, ты не молился?» А я говорю: «В смысле, мам?» Она говорит: «Ну давай,- у меня отец тоже священник, - папа помолится, ты послужишь молебен о начале всякого благого дела – призвание Святого Духа, я помолюсь Ксении Петербургской, - ну мамочка любит очень Ксению Петербургскую, - может, Господь и управит». Начинаю молиться, и через 3 дня звонок: «Батюшка, куда вы делись? Еле ваш номер нашли! Приезжайте, машину заберите! Другие уже привезли – нам некуда ставить» Я говорю: «А как же печати и тому подобное?» «Все есть, приезжайте, мы вас ждем!» 3 дня Господь в определенной степени поиспытывал, чтобы я не сказал: «Как это так, у меня все есть и тому подобное, я такой самый лучший…» Немножко поиспытывал, а потом показал, что ты из себя вообще представляешь без Бога, без молитвы вообще. Господь показал для чего? А я же уже священником был! И по сути («сиди, я сам открою») попытался решить какие-то свои дела без Бога. Ну вот: пока не помолился, пока мой папа не помолился, скажем так, - ничего, по большому счету, не получалось.

А. Ананьев

Да, замечательная история, отец Константин. У меня вот еще какой вопрос о просьбах к Богу. Я слышал (и мне показалось это достаточно убедительным), что каждый должен заниматься своим делом. Нет у тебя работы? Ищи работу. Нет у тебя парковочного места? Ищи парковочное место. Нет у тебя здоровья? Занимайся своим здоровьем, спортом, вылечись наконец. Но вот в деле чужом помочь кому-то найти парковочное место, работу, деньги, здоровье, наконец, - вот об этом нужно молиться Богу. Не за себя, но за близкого своего просить надо. А за себя просить неправильно, стыдно и нехорошо. Эгоистично это – так это или нет?

о. Константин

Частично соглашусь. Во-первых, за близкого не только нужно молиться по своим силам, потому что не всегда наших сил тоже хватает (мы Боги только по благодати, а не по божественной природе), но и помогать – по словам Христа: «Друг друга тяготы носите, в том исполните закон Христов». Если у него нет финансовой возможности, а у тебя есть возможность походатайствовать где-нибудь ему, чтобы взяли хотя бы с испытательным сроком его – то походатайствуй. По крайней мере, в испытательный срок он себя покажет: достойный ли он работник, нужна ли ему эта вообще работа или нет. Потому что иногда бывает, что это просто какие-то такие комплексы, на самом деле, или же он считает себя более чего-то достойным. Ну начни здесь работать, ищи параллельно. Знаете, у меня был такой период… Простите, я всегда стараюсь по своей жизни говорить, а не за других. У меня был такой очень-очень тяжелый период в жизни финансовый, когда я просто элементарно не мог кушать семье купить, будучи священником. Когда меня поставили на один приход, и у меня зарплата была три с половиной тысячи. Ну на сегодняшние деньги это тысяч шесть, скажем так, с учетом инфляции... Тысяч шесть. Я понимал, что я мужчина, помимо священника, и ходить с протянутой рукой я не должен, потому что у меня есть руки, мозги, мне дал Господь как минимум тело, которое здоровое. Я стал своими руками делать гробы – именно черновые, скажем так. И потом уже их оптом сдавать. Пусть у меня руки избитые были и тому подобное, но я какую-то копейку изыскал для себя, чтобы хоть как-то выживать. Пришел ко мне один человек и говорит… Падает на колени, плачет, говорит: «Батюшка, помогите, мне вообще нечего есть…» Говорю: «Ну я сейчас что смогу дам тебе… Хлеб дам, покормлю тебя, ну а дальше? Я же не смогу тебя содержать». Он говорит: «Ну дайте мне какую-то работу». Я, в общем, по большому счету, отдаю ему заниматься этими гробами, он заработал на сегодняшние деньги тысяч 12, я ему отдаю эти деньги, себе с них оставил 3 тысячи, скажем так (ну там 15 заработали – 3 тысячи я себе оставил: ну в конце концов мне ж все равно хоть какую-то копейку надо). Отдал ему, потому что ему нужнее было в тот момент. И он мне говорит: «Что вы мне подачку эту делаете?» Я говорю: «В каком плане подачку?» «Почему не 30, не 40 тысяч?» Я говорю: «Давай посчитаем все по совести: вот так, так и так». «Да, все правильно, вы меня не обманываете, но я у вас работать не буду». Я говорю: «Ну это свобода выбора твоя». «Мне нужна нормальная зарплата». Я ему говорю: «Родной, ты вчера на коленях стоял, тебе кушать нечего было, ты умолял хоть чего-то тебе дать». «Ну тогда мне надо было, а сейчас уже не надо». «Ну пожалуйста: вон Бог – вон порог. Ангела Хранителя тебе на все твои Божии начинания». Поэтому иногда человеку даже не надо какой-либо помощи – ему хочется утвердиться, что «я могу, не все у меня кончено».

А. Ананьев

Какой замечательный, образный, причем, пример. Теперь каждый раз, когда я буду сталкиваться с какими-то трудностями в жизни, я буду вспоминать замечательного священника Константина Мальцева, который от безденежья, сбивая руки в мозоли, делает черновые гробы между богослужениями. Слушайте, это очень сильный образ. Спасибо вам большое. Ну и, завершая разговор о просьбах, я хотел бы еще раз вспомнить, что в нашей главной молитве «Отче наш» (это к слову о том, нужны ли просьбы) есть целых 4 просьбы – 4 просьбы, обращенных к Богу: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», «остави нам долги наша», «не введи нас во искушение», и «избави нас от лукавого». Все таки можно и нужно просить Бога. И причем вот обратите, отец Константин, внимание, что здесь нет ни одной просьбы за ближнего своего, но все 4 просьбы – они про себя.

о. Константин

Ну не совсем соглашусь. Почему? Потому что «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». «Должником» - это кто нам должен, и это мы уже их вспоминаем. Здесь не только эгоистичная такая молитва, что мне, но и тем, которые нам должны. Поэтому когда оставляем мы долги другим… Господь не зря говорит: если дал кому (ну по-русски говорю, да?) взаймы – не жди, что тебе вернут. Пусть правая рука твоя не знает, что делает левая. Почему? Потому что Он говорит: ну толку, что вы даете взаймы и ждете, что вам вернут? Потому что и грешники, и язычники так делают. А вы дайте и забудьте.

Но возникает вопрос… Давай тогда столько, сколько ты не будешь потом роптать, искушаться, осуждать, гневаться. Дай столько, сколько ты забудешь.

А. Ананьев

Отдавая в долг, отдавай навсегда. Спасибо вам большое, отец Константин. Прекрасная беседа, вернуться к которой вы всегда, друзья, можете на нашем сайте radiovera.ru. Сегодня мы беседовали с настоятелем храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в станице Ленинградской Краснодарского края – с благословенного юга России, где сейчас плюс 20 градусов (какая зависть!) – со священником  Константином Мальцевым. Спасибо вам большое, отец Константин!

о. Константин

Во Славу Божию! Храни вас Господь, дорогой Александр, и всех наших добрых слушателей. Желаю вам милости Божией, душеспасения, ну и чтобы в наши такие вот времена поветрия, коронавируса, чтобы минула вас эта немощь! Желаю всем доброго здравия!

А. Ананьев

Я, Александр Ананьев. Радио Вера. До новых встреч!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Чтение дня
Чтение дня
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем