Москва - 100,9 FM

«Корабль „Святой Петр“ — начало петровского флота». Исторический час с Дмитрием Володихиным. Гость программы — Анастасия Богомазова (10.03.2019)

* Поделиться
Гость программы: сотрудник Российского Государственного Архива древних актов Анастасия Богомазова.

Разговор шел об одном из первых кораблей русского флота — яхте «Святой Петр», о его славной истории, и о влиянии развития флота на Соловецкий монастырь.


Ведущий:  Володихин Дмитрий.

Д.Володихин:

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин.

И мы сегодня будем с вами наслаждаться рассказом ведущего специалиста Российского Государственного Архива Древних Актов и сотрудника Соловецкого морского музея Анастасии Богомазовой об одном необычном корабле.

Иногда бывает так, что у корабля две жизни, и вторая жизнь появляется потому, что при первой жизни корабль отмечен был какими-то великими подвигами, победами, замечательными плаваниями. И тогда – возникает корабль, названный, в честь первого.

Ну, например, линейный корабль «Азов», а потом появляется корабль «Память Азова», «Меркурий» - «Память Меркурия»… Сколько раз в русском флоте называли корабль именем «Три иерарха»!

Но, в данном случае, совершенно другая ситуация – абсолютно не похожая!

Мы говорим о корабле, который был полностью восстановлен через несколько веков после того, как первая жизнь его прервалась, и корабль… в общем-то… исчез, не осталось ни следа этого корабля.

И вот, мы сначала поговорим о жизни его первой – славной, красивой, и о жизни второй, которая появилась, благодаря усилиям самоотверженных людей, сотрудников Соловецкого морского музея.

Итак, это яхта «Святой Пётр». И я приветствую нашу сегодняшнюю гостью – Анастасию Богомазову. Здравствуйте!

А.Богомазова:

- Здравствуйте!

Д.Володихин:

- Ну, что ж! Давайте, приступим к рассказу о судьбе этого необычного корабля.

Да, кстати… для тех, кто любит придираться – именно корабль, потому, что он был вооружён. Не судно – не рыболовецкое, не грузовое, не пассажирское – это боевой корабль.

И я хочу сейчас озвучить тезис, на который, может быть, многие специалисты по истории флота отзовутся безо всякого доброжелательства. Тезис будет звучать следующим образом.

Вот, был ботик Петра I, он же – «дедушка русского флота». А вот «папу» русского флота никто не называл. И вот, этот самый «папа» – и есть яхта «Святой Пётр». Потому, что русский флот начался не со строительства огромных боевых кораблей на Балтике, начался не со строительства флотилий, которые помогали армии Петра I взять Азов – то есть, не в Воронеже, не на Воронежских верфях, он начался на Белом море, с появлением корабля «Святой Пётр».

Не согласны – спорьте. А мы тут пока послушаем специалиста, который будет рассказывать о том, как именно, когда и зачем был построен «Святой Пётр».

А.Богомазова:

- Да, действительно, «Святой Пётр» - это был первый морской корабль Петра Великого – первый корабль, на котором он, действительно, учился ходить по морю, а не на озере, не на реке, не на Плещеевом озере не на ботике.

«Святой Пётр» – тот самый, Петровский «Святой Пётр», XVII века был построен в 1693 году, в Архангельске, специально к приезду Петра Великого на север – ну, тогда ещё просто Петра Алексеевича.

Его строили русские мастера-корабелы, русские плотники, которых в Архангельске было очень много – кораблестроителей местных, но под руководством двух голландских мастеров – Питера Баса и Герберта Янсена. И известно ещё имя резных дел мастера – Фрянса Иванова – ну, так его назвали в русских источниках.

Д.Володихин:

- В конце концов, Империя жалует иноземцев тем, что переделывает их имена на свой, то есть, человеческий лад.

А.Богомазова:

- Надо сказать, что на севере были распространены традиционные деревянные шитые суда, и это – предмет отдельного разговора. Так вот, «Святой Пётр» – не был одним из них. Это было типовое голландское судно. Его строили голландцы, по голландским образцам.

«Государева яхта» – так назывался тип судна, или «штаттен-яхт». Это было судно довольно привилегированного, высокого класса. То есть, только богатые и знатные люди в Голландии могли позволить себе такие яхты.

Д.Володихин:

- Вот, один специалист, Алексей Владимирович Лаушкин, как-то сказал что-то вроде: «Это был «Мерседес» среди кораблей того времени». Не грузовик, и не «Запорожец», а именно «Мерседес», люкс-класса корабль.

А.Богомазова:

- Но, тем не менее, всё-таки, это – небольшое судно. Это – именно яхта. Как она выглядела точно, мы не знаем. Мы опираемся на зарисовки и чертежи других типовых государевых яхт. Раз судно типовое – ну, значит, примерно так, как другие государевы яхты, оно и выглядело.

Мы знаем, что оно было богато украшено резьбой, что платили мастерам за это. Мы знаем, что на нём было 12 пушек – то есть, это, действительно, ещё и первое военно-морское судно в России, можно так сказать.

Д.Володихин:

- Ну, по идее, резон в этом был. И не только для того, чтобы подавать сигналы из пушек, или салютовать, а, вообще-то, в Северных морях было пиратство скандинавское.

А.Богомазова:

- И мы знаем, что по борту этого судна были подвешены шверцы – они выглядят как такие большие деревянные крылышки, они расправлялись и придавали большую устойчивость судну при манёврах – так делали голландские яхты.

Но уже в Белом море у «Петра» их сняли потому, что взводень – так называют поморы высокую волну в Белом море – она, всё равно, их сбивала. Поэтому, с течением времени, их сняли.

Д.Володихин:

- То есть, на вашу голландскую премудрость – у нас есть своя русская хитринка!

А.Богомазова:

- Ну, примерно, так.

Д.Володихин:

- Вот, Вы сказали, что построили яхту в 1693 году. Мы знаем, что забавы на Плещеевом озере – вот, то озеро, о котором Вы говорили, – уже остались позади. Пётр выходил в море, но ведь это – не первый его выход на воды Белого моря?

А.Богомазова:

- На этом корабле – именно первый.

Д.Володихин:

- А до того? 1692 год – он ведь, кажется, был на Белом море, или первый его выход был именно на «Святом Петре»?

А.Богомазова:

- Всё-таки, на «Святом Петре». Его специально к приезду Петра строили.

Д.Володихин:

- То есть, цель строительства была именно такова – эта яхта предназначалась для плаваний царя?

А.Богомазова:

- Да. Чтобы он учился ходить по морю, овладел морской навигацией, морским искусством, чтобы он посмотрел, как организована торговля в Архангельске, на Белом море, в которое торговые суда приходят.

Д.Володихин:

- Ну, что ж… Яхта, в сущности, не очень была приспособлена для Белого моря… ну вот, собственно, уже показано было… то, что пришлось на ходу её переоборудовать. Но всё же, это было мореходное судно, и Пётр, действительно, совершил на нём плавание.

А.Богомазова:

- Да, уже в августе 1693 года – первый выход Петра на Белое море – Пётр на «Святом Петре», вместе с другими своими сподвижниками, провожает иностранные торговые суда в горло Белого моря.

У Белого моря сложная география. У него есть воронка – широкая часть на севере Белого моря, и там же проходит географическая граница с Баренцевым морем, потом, чуть южнее, идёт горло – узкая, очень опасная часть, там много отмелей, каменистые берега, и дальше – три большие губы на юге: Кандалакшская губа, Онежская губа и Двинская губа.

Вот, из Двинской губы, от Архангельска, путь Петра прошёл в горло Белого моря – это довольно большой путь. До архипелага «Три острова».

Д.Володихин:

- Он сопровождал караван иноземных купцов как, своего рода, интересующийся наблюдатель, или он показывал, что Россия может сопровождать купеческие корабли своими военными, выставляя таким образом эскорт, то есть – охрану от пиратов? Какова была цель плавания?

А.Богомазова:

- И то, и то.

Д.Володихин:

- То есть, с одной стороны: «Да – у нас небольшое судёнышко, но – посмотрим, ещё будет побольше, всё-таки, морская сила военная у нас будет!» – и, с другой стороны: «Как любопытно на вас посмотреть!»

А.Богомазова:

- Конечно! В этом же году при Петре заложили ещё один морской корабль «Святой апостол Павел», и его спустили на воду уже в 1694 году. Пётр присутствовал при его спуске. Тоже его строили русские плотники, тоже – под руководством двух других голландских мастеров, тоже это было – голландское судно по типу.

Д.Володихин:

- Ну, в общем…

А.Богомазова:

- Но на нём уже было 24 пушки.

Д.Володихин:

- … скушно апостолу Петру без апостола Павла. Так близко стоят они в Священном Писании, в деяниях святых апостолов, и в посланиях, что разлучать их было бы неразумно и нехорошо.

Но, допустим вот – появляется второй корабль. Это что – демонстрация, опять же, тем же иноземным купцам, которые давным-давно освоили маршрут вокруг Скандинавского полуострова, на берегах Белого моря, или это, действительно, судно, которое имеет какую-то определённую задачу?

А.Богомазова:

- Его построили как торговое судно, и это – начало строительства современных судов на Белом море. Пётр основывает первое Архангельское адмиралтейство – приказывает основать, в Соломбале – организуется верфь…

Д.Володихин:

- Это – Архангельск?

А.Богомазова:

- Да, сейчас это – часть Архангельска.

Д.Володихин:

- Ну, а вот, допустим… плавал ли, действительно, «Святой Павел» по своему прямому назначению? Его отправляли куда-то?

А.Богомазова:

- Мы знаем, что он выходил в 1694 году – мы сейчас об этом поговорим – вместе со «Святым Петром», и вместе с ещё одним кораблём. И мы знаем, что тот же «Святой Пётр» потом как торговое судно ходило.

Д.Володихин:

- А, ну вот, теперь мы переходим к тому, что Пётр, оказывается, полюбил Белое море. Насколько я понимаю, в его жизни это – первое настоящее море, да?

А.Богомазова:

- Да.

Д.Володихин:

- И он решил вернуться. Дело было не только в том, что надо строить Архангельское адмиралтейство. Очевидно, у Петра была мечта приобрести и Азовское море, и Балтийское – во всяком случае, выход туда… ну, пока… пока… вот, первое знакомство с Белым морем, очевидно, произвело на царя впечатление – он решил ещё раз попробовать себя на водах морских.

А.Богомазова:

- И вот здесь море показало себя во всей красе!

В конце мая 1694 года Пётр Алексеевич, вместе со своей свитой, вместе с архиепископом Холмогорским Афанасием, на «Святом Петре» выходит из Архангельска и держит путь на Соловки, в Соловецкий монастырь.

Но по пути они попадают в шторм. 2 июня, по старому стилю, в районе современного Пертоминска – тогда там стоял Пертоминский монастырь, сейчас от него остались только одна башня и несколько построек, – в районе губы Унские Рога – там часто бились суда – и вот и судно Петра попадает там в шторм, настолько страшный, что все уже приготовились к гибели, и Пётр даже принял Святое Причастие перед смертью.

Но, как говорит легенда, он не унывал, и он подошёл к кормщику, желая дать ему указания. Кормщик – это капитан судна. Вот, здесь мы знаем точно, что этим судном руководил, всё-таки, не Пётр пока, а опытный кормщик, стрелец Сумского острога, Антипа Иванов, сын Тимофеев. И кормщик не согласился с его указаниями, сделал так, как он знает…

Д.Володихин:

- И, при том вот… легенда-то доносит до нас, что…

А.Богомазова:

- Довольно резко…

Д.Володихин:

- … не согласился в весьма таком… радикальном словесном ответе…

А.Богомазова:

- Да, и он смог вывести «Святого Петра» в Унские Рога, в эту безопасную губу. Они пристали к Пертоминскому монастырю.

В честь своего благополучного спасения, Пётр отблагодарил Антипу Тимофеева – он назначил ему пожизненную пенсию, и сделал вклад потом в Пертоминский монастырь, а на берегу вырезал, в честь своего спасения, памятный Крест – сам вырезал, из дерева, сделал на нём голландскую надпись, что он его поставил. И этот Крест почитался, он хранился, его потом перенесли в Пертоминский монастырь. А сейчас, возможно, он находится в Краеведческом музее в Архангельском – точно не известно, он или нет.

Д.Володихин:

- Ну… подозреваю, да. Ну, вот – ответ тем, кто в Петре Первом полагал человека безбожного. То есть, в общем-то, мы видим действия нормального православного Государя, который благодарит Бога за милость к нему, и даёт пожертвование в монастырь, и ставит Крест.

А.Богомазова:

- Тем более, традиция ставить Кресты на Белом море была распространена – и памятные, и обетные, и поклонные Кресты.

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

- Дорогие радиослушатели, это – светлое радио, радио «Вера». На этом радио мы с вами миновали бурю на Белом море. В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии – я, Дмитрий Володихин, и мы с замечательным историком-архивистом Анастасией Богомазовой плаваем по теперь уже спокойным волнам судьбы корабля «Святой Пётр».

Итак, «Святой Пётр» добрался до Соловецкого монастыря и обрёл тихую гавань. Что происходило в обители?

А.Богомазова:

- Да, 7 июня Пётр приходит в Соловецкий монастырь, его встречают архимандрит Фирс, вместе с братией.

Пётр Алексеевич посетил службу, он осмотрел Соловецкий монастырь, осмотрел Соловецкую крепость – это важно было и с точки зрения безопасности, обороны на Белом море.

Пробыл Пётр 3 дня на Соловках. После этого он вернулся в Архангельск.

Д.Володихин:

- И плавание… вот, все говорят, что плаваний было 4 Петровских, а, на самом деле, были ещё плавания не только туда, но и обратно.

А.Богомазова:

- Да, конечно! Но это имеется в виду – туда и обратно.

Д.Володихин:

- Но, в данном случае, всё было, слава Богу, благополучно, я так понимаю, да?

А.Богомазова:

- Да. И в августе того же года – 1694-го – Пётр вновь выходит на Белое море.

Д.Володихин:

- И, на этот раз, он избирает другую цель путешествия.

А.Богомазова:

- Он опять провожает иностранные торговые суда – английские, немецкие – до мыса Святой Нос – это ещё севернее, чем горло Белого моря. Это, как раз, граница Белого и Баренцева морей сейчас там условная географическая проходит.

Идут уже 3 судна, 3 корабля. «Святой Пётр», но во главе «Святого Петра» ставят Патрика Гордона – это шотландец на русской службе. С 60-х годов XVII века он служит русским государям.

Д.Володихин:

- То есть, фактически, уже генерал на русской службе.

А.Богомазова:

- Да, он уже генерал. Он – контр-адмирал, то есть, самый младший адмирал в этой маленькой флотилии.

Д.Володихин:

- Причём, заметим, что изначально – это сухопутный вояка, и Пётр его просто «переквалифицировал» в адмирала.

А.Богомазова:

- У него все руководители этой флотилии были – сухопутные. Адмирал был – Фёдор Юрьевич Ромодановский, а вице-адмирал – Иван Иванович Бутурлин. Они все были – сухопутные.

Д.Володихин:

- А правили-то, на самом деле, простые местные кормщики, которые дело знали.

А.Богомазова:

- Да. А сам Пётр выходит на «Святом пророчестве», и ещё был корабль «Святой апостол Павел». «Святое пророчество» несло 44 пушки, а «Апостол Павел» – 24 пушки.

Д.Володихин:

- Вот, я хотел обратить ваше внимание, дорогие радиослушатели, в том числе, и внимание знатоков, которые понимают в этом. Для конца XVII века, корабль, которые несёт на себе более 40 орудий, может квалифицироваться как линейный.

Огромное количество споров было по поводу того… вот, корабль «Крепость», который впоследствии будет плавать на Азовском море – является ли первым линейным кораблём России, или нет. Кто-то говорит «да», а кто-то – «нет», но забывают, что был ещё один большой корабль – на Белом море.

А.Богомазова:

- Но «Святое пророчество» было построено не в Архангельске – оно было куплено в Роттердаме.

Д.Володихин:

- Имеется в виду – просто в составе Российского военного флота.

А.Богомазова:

- Ну, да… да, он уже был русским, он уже был куплен.

Д.Володихин:

- Значит, таким образом – вот ещё один кандидат на первый русский линейный корабль. И, в данном случае, Пётр показывал уже… в данном случае, он не красовался, не любопытничал – он уже насмотрелся на иноземных купцов на море… он показывал: мы наращиваем постепенно нашу силу – медленно, но увеличиваем её. Совершенно ясное желание.

А вот, любопытно – через некоторое время Петру придётся переквалифицировываться самому с северного морехода – в морехода южного, когда ему придётся обеспечивать работу верфей Воронежских, которые создавали флотилию, обеспечивавшую взятие Азова, а потом – плавание по Азовскому, по Чёрному морям.

Пётр видел в действии боевой флот России на Юге, ещё довольно скромный – крупных боевых единиц было немного – но, тем не менее, действовавший успешно. Тем не менее – хочу обратить на это ваше внимание.

Ведь потом Пётр опять вернётся на Белое море. Значит, чем-то оно ему полюбилось. Ведь это не последнее плавание его – третье – будет ещё одно!

А.Богомазова:

- Действительно, он вернётся на Белое море, но уже по нуждам Северной войны.

1702 год – уже идёт Северная война…

Д.Володихин:

- … и он уже побывал и на Балтике…

А.Богомазова:

- Да, он уже был даже и в Великом посольстве, он уже учился в Голландии и Англии строить иностранные суда, он убедился, что Голландские суда – лучшие военные суда в мире, лучшие и самые современные военные корабли.

Д.Володихин:

- Ну… англичане бы с ним не согласились.

А.Богомазова:

- Ну… во всяком случае, он перенимает зарубежный опыт, и вводит на русской почве именно эти иностранные суда.

Д.Володихин:

- «Новоманерные», как тогда говорили.

А.Богомазова:

- «Новоманерные», да – как будут называть их в XVIII веке. В противоположность им, будут говорить «староманерные» о традиционном поморском судостроении, которое, хотя, может быть, и уступало по своим качествам для военных кораблей, для общегосударственного флота, но именно там, на Севере, там, где ходил Пётр, и уже убедился в том, что Белое море опасно, «староманерные» суда превосходили «новоманерные».

Д.Володихин:

- То есть, иными словами, их создала практика плавания по северным морям, практика очень давняя, вырабатывавшаяся в течение веков. И были разные типы судов… вот, поправьте меня, как специалист – карбасы, соймы, лодьи, кочи…

А.Богомазова:

- Да, причём, кочи были приспособлены именно для арктического мореплавания, для хождения в Северном Ледовитом океане и по Сибирским рекам.

Д.Володихин:

- И, тем не менее, Пётр говорит: «Так, этот опыт мы вот… просим отойти в стороночку – отныне будем ставить на воду лишь «новоманерные» суда! А «староманерные», вот… пускай их не будет».

А.Богомазова:

- Да, это будет позже. Это будет во втором десятилетии XVIII века. Он три раза будет издавать указы, запрещавшие строить «староманерные» суда… ну, или, хотя бы, доиспользовать старые, которые уже есть, и на них ставили клейма – только не строить новые. А поморы, всё равно, втайне будут строить «староманерные» суда потому, что они не могут без них – они просто разоряются на «новоманерных» судах.

Д.Володихин:

- Или – нечто среднее. То есть, «староманерное» судно, которое мимикрирует под «новоманерное»…

А.Богомазова:

- Ну… или так, да.

Д.Володихин:

- Ну… продержится это безобразие несколько десятилетий, и пропадёт… когда?

А.Богомазова:

- В 30-е годы. Анна Иоанновна, всё-таки, смилуется и разрешит строить «староманерные» суда для нужд Соловецкого монастыря, который писал челобитные в правительство с просьбами о разрешении их строить, и для местных крестьян-поморов – именно для их промысловых, торговых целей.

Д.Володихин:

- Ну, да. По-прежнему, Архангельск будет городом-верфью, которая будет поставлять корабли для боевого флота на Балтике – они будут идти туда вокруг Скандинавского полуострова, и их будут ставить в строй – во всяком случае, те, которые дойдут – доходили не все. И, конечно же, это всё – «новоманерные» суда, суда-громады, которые поморам – промысловикам, рыбакам – абсолютно не были нужны. Но, помимо них, по самому Белому морю, и близлежащим морям, плавали возвращённые «староманерные» суда середины XVIII века.

А вот какова судьба тех кораблей, которые строились на северных морях при Петре I, что из этого реально пригодилось?

Вот, тот же самый «Святой Пётр», он…

А.Богомазова:

- Давайте, вернёмся к 1702 году ещё, поговорим…

Д.Володихин:

- Да, ещё одно плавание, опять – «Святой Пётр». Какова его судьба?

А.Богомазова:

- В 1702 году Пётр вновь прибывает на Соловки, и благополучно прибывает – уже в составе целой флотилии. Уже 13 военных кораблей идёт…

Д.Володихин:

- И «Святой Пётр» – здесь.

А.Богомазова:

- … и «Святой Пётр» в их числе. Вся флотилия стоит у Заяцких островов, а Пётр на небольшом боте приходит в Соловецкий монастырь. Архимандрита заранее предупреждают о его визите – он выходит его встречать.

Опять же, Пётр осматривает крепость, осматривает оружейную казну, несколько раз за этот приезд он стоит на службах. Это август – и он посещает и Всенощную перед Успением, и потом – Литургию на Успение, причём, он сам читает Апостол и поёт на клиросе в эти великие праздники.

Он приезжает со своим сыном, царевичем Алексием, которому в тот год 12 лет исполнилось, и ему показывает Соловки, и на службу с собой берёт.

В один из дней, Пётр на лошади объезжает окрестности Соловецкого монастыря, и посещает Кирпичный завод, например, монахов – смотрит, как там всё устроено.

Ночует Пётр не на Соловках, он ночует на своём корабле – на Соловках остаётся его свита, в гостиничных кельях.  

 Через несколько дней надо отправляться в путь уже, по военной необходимости. Пётр возвращается к Заяцким островам, к своей флотилии. И, возможно, тогда… считается, что в этот приезд, по приказу Петра, перестраивают часовню, которая была на Большом Заяцком острове, в церковь. Сведений об этом в письменных источниках не сохранилось – об этом указе – но на иконостасе церкви Андрея Первозванного сохранилась запись об этом указе Петра.

Д.Володихин:

- Она, приблизительно, каким временем датируется? Вот, мы говорим, 1702 год – подробнее сказать нельзя, да?

А.Богомазова:

- Нет, к осени уже, к концу лета. Пётр был на Соловках в августе – в первой половине августа 1702 года – вот, к сентябрю уже была церковь. И даже исследователи удивлялись, как быстро так могли поставить церковь? То ли её привезли в разобранном виде, и собрали… Потом выяснили, что, всё-таки, алтарь прирубили. Использовали объём старой часовни, и просто прирубили алтарь.

Д.Володихин:

- Ну… по государеву указу работали быстро. Я хотел бы обратить ваше внимание, дорогие радиослушатели, вот на что.

Святой апостол Андрей Первозванный – это ведь фигура знаковая для Петровского царствования. Пётр имел особое почитание к святому Андрею. Святой Андрей оказался покровителем русского флота, и, фактически, государства Российского.

И не напрасно первый и, долгое время, самый значительный орден в России был поименован именем святого Андрея Первозванного.

Вот, знаки этого почитания святого Андрея у Петра I видны ещё достаточно рано, и ещё вот в момент посещения Соловецких и Заяцких островов и строительства, вместо часовни, храма. Это – знаковый момент, очень важный.

Ну, а после того, как Пётр вернулся на материк, он уже, насколько я понимаю, Белое море не посещал.

А.Богомазова:

- Да, но тут – ещё один важный момент. Основная цель-то похода была – военная.

Из Соловков Пётр идёт в деревню Нюхча – это на западе Онежского залива. Его провожают… Сначала все суда идут в деревню Нюхча – его провожает даже архимандрит. Потом военные суда уходят назад в Архангельск, а Пётр остаётся, собственно, с военными. И там, по указу Петра, от деревни Нюхча, то есть, от берега Белого моря до Повенца, в Карелии, до Онежского озера по лесам, по болотам, где-то по рекам прокладывают дорогу. Её назовут Осударева – или Государева – дорога.

Прокладывают её крестьяне, в том числе и крестьяне Соловецкого монастыря. И считается, что, возможно, по ней и выкатили, по этой дороге – не только войска вышли в тыл шведам, дошли до Онежского озера, а потом и до Ладожского, а выкатили два судна, и вот так, втайне – шведы не ждали с этой стороны нападения – войска вышли в тыл шведам и взяли город Орешек – крепость Орешек, которую Пётр переименует в Шлиссельбург.

Д.Володихин:

- В том месте, где на острове стоит старинный новгородский град Ореховец, позднее названный шведами Нотебург, а Петром переименованный в Шлиссельбург.

Вот, на этой замечательной ноте – одновременно морской, озёрной, сухопутной – я хочу напомнить вам, дорогие радиослушатели, что это у нас – светлое радио, мы с этим светлым радио прошли по Осударевой дороге, и сейчас у нас в эфире – передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы ненадолго прерываем беседу, чтобы вскоре вновь встретиться в эфире.

«ИСТОРИТЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

- Дорогие радиослушатели, это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. У нас замечательная гостья – сотрудник Соловецкого морского музея и ведущий специалист Российского Государственного Архива Древних Актов, замечательный историк-архивист Анастасия Богомазова, и мы сейчас, вместе с нею, заканчиваем обозрение первой жизни корабля «Святой Пётр», батюшки русского флота – вот, так его назовём. Тот ботик был «дедушка», а этот – «батюшка» русского флота. Пожалуйста, относитесь к нему со всем почтением.

Ну, вот, поплавал этот батюшка русского флота, повозил государя. Какова его судьба?

А.Богомазова:

- Он, в дальнейшем, использовался в Архангельске как торговое судно. Он прослужил более 20 лет.

При этом, Пётр его помнил и с любовью к нему относился. И в 1723 году, за два года до своей смерти, Пётр приказывает, что если найдут хоть какие-то его остатки, сберечь их. Как сейчас бы мы сказали – «музеефицировать», то есть, это ещё и первое музейное судно.

Но… судьба распорядилась по-другому. Последние годы судно в море не выходило, обветшало и постепенно оно развалилось.

Д.Володихин:

- Ну… в конце концов, оно вдоволь послужило, у него, можно сказать, честная судьба. И, надо сказать, что совершенно фантастическая история связана с тем, что… не так давно была театрально-музыкальная постановка пьесы «Цветок с Мадагаскара», так вот там герои плывут на Мадагаскар на фрегате, а вот на обложке самой книжечки, где изложено либретто этого музыкального повествования, изображён, как раз, «Святой Пётр»!

То есть, в общем, это, конечно… своего рода… шутка составителей и художников – допустить то, что Пётр, в конце жизни, хотел, может быть, отправить на Мадагаскар этот корабль. Ничего такого в источниках нет – просто забавный сюжет.

Ну, а мы теперь переходим ко второй жизни этого корабля, и она ведь началась – эта вторая жизнь – совсем недавно, и связана с замечательным братством энтузиастов, которых объединяет Соловецкий морской музей на Большом Соловецком острове.

Два слова об этом музее.

А.Богомазова:

- В 90-е годы сложилось Товарищество северного мореходства. Как официально представить эту организацию – некоммерческая общественная организация Московско-Архангельская, а на самом деле – это круг очень близких, любящих друг друга людей, друзей, которым интересно друг с другом.

Туда входят и профессиональные историки, и директор Онежского краеведческого музея, и…

Д.Володихин:

- Писатели, поэты…

А.Богомазова:

- … с техническим образованием, и кандидат философских наук – они объединились на Соловках, их объединили Соловки. И объединил их Сергей Васильевич Морозов – тоже профессиональный историк из Санкт-Петербурга ( тогда – из Ленинграда ещё ), историк-японист.

Он изучал Японию, восточные языки, и однажды, с друзьями, он приехал на Соловки – просто как турист. И – со временем, он понял, что это его место.

Он переехал туда жить, жил там со своей семьёй, работал в Государственном музее, который создавался с 60-х годов на Соловках, водил экскурсии.

Он же историк был – он стал изучать историю Соловецкого монастыря…

Д.Володихин:

- … и, в какой-то степени, как говорят про таких людей – про Морозова, про сотрудников Соловецкого морского музея, про Анастасию Богомазову и, в какой-то степени, про меня, вашего покорного слугу – человек «осоловел», поддался очарованию архипелага.

А.Богомазова:

- Да. Он стал также изучать северное судостроение традиционное, он открыл мореходные классы для местных детей, которые жили в посёлке. А надо сказать, что после лагеря на Соловках образовался посёлок – ну, скорее уже, даже после военной части. Сейчас там есть не только монастырь, но и посёлок с гражданским населением.

Так вот, он научил местных ребятишек ходить по морю, строить суда, насколько это было возможно – потому, что дети жили у моря, а в море ходить не умели.

И, постепенно, вокруг него объединяются люди, которым это так же всё дорого – дороги Соловки, дорог Русский Север, дорого море.

Д.Володихин:

- В этой среде появляется идея восстановить «батюшку» русского флота – яхту «Святой Пётр». Идее этой, насколько я понимаю, уже, наверное, около двух десятилетий. Появилась она ещё при жизни историка Морозова.

Кстати, надо сказать, что по Белому морю ходит корабль, названный именем «Историк Морозов»…

А.Богомазова:

- Да, ботик «Историк Морозов» – малый рыболовный бот. Это – уже второе экспедиционное судно товарищества. Первое, ещё при Морозове – маленький ял «Сомнение», который сейчас стоит как памятник Сергею Васильевичу напротив Соловецкого морского музея.

Сначала ходили в этнографические экспедиции на нём, и по берегам Белого моря.  Потом уже – на «Историке Морозове». А «Святой Пётр» стал третьим экспедиционным судном.

Но идея его, как Вы правильно заметили, родилась ещё тогда, когда Сергей Васильевич был жив. До воплощения её он не дожил – он умер в 50 с небольшим лет.

Д.Володихин:

- Это была целая эпопея – восстановление этого… мемориального – наверное, можно так выразиться – корабля растянулось на долгие годы.

Насколько я помню, заложили его в 2003 году…

А.Богомазова:

- Да, в 2003 году. А спустили на воду в 2013 году, и ещё несколько лет достраивали на воде.

Д.Володихин:

- То есть, иными словами, это потребовало недюжинных усилий от людей, которые профессиональным кораблестроением не занимались. И для них это ещё было и самообразование очень значительное, получение навыков древних и, в какой-то степени, утраченных.

А.Богомазова:

- И, кроме того, навыков хождения по морям! Потому, что, помимо всех своих основных специальностей, эти люди имеют законное право ходить в море – они проходили курс и морскую практику.

Д.Володихин:

- И… вот тот «Святой Пётр», который появился сейчас, в 2013 году – я хочу повторить эту дату, чтобы было понятно, что корабль-то уже… возрастом своим – зрелый, можно сказать…

А.Богомазова:

- Уж 5 лет отметили в том году!

Д.Володихин:

- Да, не юный, можно сказать.

Вопрос вот какой: а как он соотносится с тем кораблём, с той государевой яхтой, которая появилась на Белом море в конце XVII века?

А.Богомазова:

- Как мы говорим у нас в музее – это реплика. То есть, это не исторический эксперимент, и не точная копия.

По внешнему виду – ну, насколько это возможно было, насколько мы знаем о том «Святом Петре» – наш «Святой Пётр» похож на него. Но, опять же, отличие в длине.

Петровский «Святой Пётр» был – 8 трёхаршинных саженей ( 317м ) в длину. Наш «Святой Пётр» – ¾ этой длины. Размеры шлюпочного амбара, где его строили, не позволяли сделать в полную величину.

Д.Володихин:

- Насколько я понимаю, есть и другие отличия?

А.Богомазова:

- Конечно. Наше судно – это абсолютно современное судно, которое может ходить в море, может поднимать на свой борт более 10 человек команды – 12-15 человек – у него есть все разрешения на это. И главное, чтобы он мог ходить в море – это по современным правилам безопасности – судно должно быть с мотором. И наше судно оснащено и мотором, и всеми современными средствами навигации.

Строилось оно не старинными инструментами, как делали бы, если бы строили исторический эксперимент – оно строилось на современных станках, по современным технологиям.

Ну, были, конечно, технологии, которые повторяли – когда делали обводы, то есть, реечки обшивки выгибали под паром и прилаживали их, но всё остальное – современное.

У него клеёная обшивка – то есть, она склеена для большей прочности, из трёх слоёв: 2 слоя лиственницы, 1 слой ангарской сосны.

У него склеенная из нескольких фрагментов мачта – потому, что раньше на судах ставили одну мачту ( её так и называли «дерево» ), а, со временем, пришли к выводу, что лучше склеивать её из разных фрагментов – тогда она более устойчивая. Вот, наша мачта – такая.

Д.Володихин:

- Ну, и, конечно же, там, очевидно, современные средства связи. Для того, чтобы можно было в случае каких-то сложностей на водах, вызвать помощь.

А.Богомазова:

- Да, есть и современные средства связи, и средства навигации, как я уже сказала… нет шверц – их сразу не стали делать. Помните, те «крылышки», о которых мы говорили в самом начале? Ну, если они не пригодны, зачем их делать?

Д.Володихин:

- Ну, в конце концов, на Соловецком архипелаге, очевидно, нет таких фанатов Голландии и голландского кораблестроения, каким был царь Пётр Алексеевич!

А.Богомазова:

- Наше судно – парусное. Хоть оно и с мотором, но, выходя в море с мотором, оно может глушить мотор в открытом море и ходить под парусами.

Судно спустили на воду в 2013 году, а мачту устанавливали в 2014 году, уже не воде. Потому, что она довольно тяжёлая, её уже на воде ставили.

Д.Володихин:

- У меня один вопрос, с подвохом.

Признайтесь честно… ну… конечно, может быть, Вы и не признаетесь вот так прямо на радио… вопрос-то, в общем, непростой… Скажите, а артиллерия на нём есть, как и при Петре Первом?

А.Богомазова:

- А вот артиллерии на нём нет!

Д.Володихин:

- Ну, хотя бы… может быть, ракетная установка? Нет?

А.Богомазова:

- Нет, и ракетных установок нет. Хотя… один раз из игрушечной пушечки маленькой делали залп салюта, когда «Святой Пётр» возвращался к берегам Соловков.

Д.Володихин:

- Ну, хоть что-то… и торпедного аппарата нет?

А.Богомазова:

- Нет.

Д.Володихин:

- Ну, что такое…

А.Богомазова:

- Это очень расстраивает наших экскурсантов и наших посетителей, но… нет!

Д.Володихин:

- Ну, может быть, в будущем… как? Нет?

А.Богомазова:

- Нет! Абсолютно мирное судно.

Д.Володихин:

- Даже прямо… как-то… печально! У Петра I был корабль – он был с артиллерией, и являлся боевой единицей. А тут, конечно… «Святой Пётр»… конечно, новая жизнь… конечно, всё прекрасно… но… где же главный калибр?

А.Богомазова:

- Зато – прекрасное экспедиционное судно!

Д.Володихин:

- Ну, что ж! Я думаю, что экспедиция «Святого Петра» – это, наверное, самая яркая страница в его нынешней, новой жизни, новой биографии. Но прежде, чем перейти к этой теме, мне хотелось бы сделать две вещи.

Ну, во-первых, выразить своё восхищение теми людьми, которые, пребывая в, своего рода, братстве, создали этот корабль, создали из ничего, создали, не попросив у государства ни копейки денег, создали, тратя собственное время, собственные нервы, создали, прилагая огромные усилия к самообразованию и получению вот всех тех навыков, о которых мы говорили, создали, работая на протяжении более 10 лет… там, с мачтой… сколько?... 15 лет получается, да?...

А.Богомазова:

- 13, где-то… 12-13 лет.

Д.Володихин:

- … вот… и, надо сказать, что получился – превосходный результат. Эти люди, которых собрал под своей крышей Соловецкий морской музей…

А.Богомазова:

- … который вырос вокруг «Святого Петра»…

Д.Володихин:

- … можно и так сказать… они – достойны огромного уважения!

И, наконец, второе. Понимаете, музей – это прекрасно, «Святой Пётр» – это прекрасно, но на Соловках главное – это монастырь. И всё, что там существует, существует потому, что есть монастырь и его духовное влияние. Поэтому, сейчас в эфире прозвучит кант Соловецкой обители, и исполнит его хор Соловецкого монастыря.

-ПЕНИЕ-

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

Д.Володихин:

- Дорогие радиослушатели, вы услышали эти голоса. За ними вы услышали плеск моря, услышали звон колоколов, услышали крики чаек, и услышали постоянный, нестихающий шёпот соловецкого ветра. Услышали. Представили себе.

И после этого я говорю вам – это светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы, с замечательной гостьей, историком-архивистом Анастасией Богомазовой, обсуждаем первую и вторую судьбу корабля «Святой Пётр».

Итак, «Святой Пётр» – не игрушка. Это не просто корабельный корпус с мачтой и правильно выведенными при строительстве обводами, а судно, которое, действительно, может пускаться в плавание. И Вы уже обмолвились о том, что это замечательной возможностью братство Соловецкого морского музея с охотой пользуется.

Ну, что ж, давайте послушаем о том, каковы романтические экспедиции… хотя, наверное, там слово «романтика» бы зачеркнули – нет, это серьёзная научная работа! – ну, конечно же. Послушаем Анастасию Богомазову об этих славных страницах музея и корабля.

А.Богомазова:

- Сначала «Святой Пётр» проходил обкатку – в том же 2013 году, ещё без мачты, только с мотором. Испытывали его ходовые качества – такая небольшая экспедиция была к Заяцким островам.

В 2014 году уже поставили мачту и грот-парус – основной большой парус, уже стали и с парусами пробовать ходить, но тоже сначала недалеко.

В 2014 году была такая… это нельзя сказать «экспедиция», но небольшой поход в Кемь. Это для нас сейчас он кажется небольшим, потому, что современное судно идёт 2.5… ну… 3 часа. Наш «Святой Пётр» идёт 4-5 часов, в зависимости от ветра. Он – более тихоходен, чем современные Российские суда, но, тем не менее, он благополучно дошёл в Кемь и обратно.

Д.Володихин:

- Вот, давайте, этот момент обсудим поподробнее. Если я правильно понимаю, завести мотор в море – это, во-первых, деньги…

А.Богомазова:

- Нет, он именно с мотором идёт 4-5 часов!

Д.Володихин:

- Вот, я и говорю… это – деньги, серьёзные достаточно. Вот, до какой степени в плаваниях «Святого Петра», в том числе и вот в этом первом серьёзном плавании до Кеми, использовалось парусное вооружение?

А.Богомазова:

- А… ну… парус можно поставить, когда есть попутный ветер. Или, когда нужно… когда учились ходить с парусом, тоже проверяли их качества.

Иногда используют, иногда идут, действительно, во время экспедиции под парусом, но не тогда, когда нужно быстро дойти до какой-то цели. Всё-таки, когда есть маршрут, есть время ограниченное – всё-таки, идут с мотором.

Д.Володихин:

- Ну, то есть, все понимают, что корабль – это не баловство, и, в общем-то, это – очень серьёзный и важный ресурс, поэтому, используется он так и тогда, когда это необходимо, и в таких формах, в каких необходимо – это не реконструкторство какое-нибудь.

А вот после Кеми были ли уже какие-то… я так понимаю, это была проба сил, так сказать…

А.Богомазова:

- Да, это была проба сил.

Д.Володихин:

- … и все были рады, когда счастливо доплыли до Кеми и счастливо вернулись оттуда, забрав оттуда пассажиров, кстати, по-моему, да?

А.Богомазова:

- Да, которые ехали на конференцию – члены Товарищества.

Д.Володихин:

- Но… всё-таки, до какой степени впоследствии, в последние годы, «Святой Пётр» использовался именно как научно-экспедиционное судно?

А.Богомазова:

- 2015 год – первая большая… это и экспедиция, и ещё тоже проба сил – поход «Святого Петра» к Архангельску. Две недели этот поход длился – он повторил путь Петра. То есть, дошли до Архангельска, заходили в Пертоминск, а на обратном пути даже дошли до Трёх островов, до горла Белого моря. То есть, это уже, действительно, серьёзный поход был, и «Святой Пётр» себя хорошо в нём проявил.

Д.Володихин:

- А вот, что касается целей исследовательских…

Ну, уже, само по себе, исследовательская цель – посмотреть, как ведёт себя корабль, представляющий собой реплику Петровского, на тех же водах, на которых плавал Пётр I. Но, очевидно, учитывая то, что у Соловецкого морского музея достаточно серьёзный пул историков, ведь, я так понимаю, острова Белого моря могли стать объектов их исследования. И не только острова, но и какие-то фрагменты побережья.

А.Богомазова:

- Конечно. С 90-х годов Товарищество ходит в экспедиции – этнографические, и изучает навигационные знаки, сохранившиеся на Белом море. Вот, мы упоминали «Сомнение», потом ботик «Историк Морозов» – это всё были экспедиционные суда.

В 2016 году «Святой Пётр» отправляется в свою первую большую, именно научную, экспедицию по берегам Онежского залива, с целью изучения сохранившихся на Белом море маяков.

До последнего времени, маяки на Белом море были заброшены. Считается, что они не нужны, что есть современные средства навигации – работало всего несколько маяков…

Д.Володихин:

- Насколько я понимаю, перестройка на эту современную систему навигации, много седых волос местным морякам добавила – очень она была непростая, и, в некоторых случаях, просто болезненная.

А.Богомазова:

- Да. Иногда закончится заряд у батарейки – и нет современных средств навигации! Или – нет сигнала, и – всё…

Д.Володихин:

- А маяк уже не светит.

А.Богомазова:

- Маяк уже не светит. А когда светит маяк – даже вот члены Товарищества говорили, что видишь его – и видишь, что там есть живые люда. Это важно – не только ты видишь, что там берег, да, что туда можно пристать, и, если что, помогут, это важно ещё и с чисто психологической точки зрения – что там дом, там люди…

Но, даже отвлекаясь от этой романтики… к началу ХХ века на Белом море сложилась, можно сказать… почти… система маяков. Не идеальная, конечно – то есть, они освещали не всю акваторию Белого моря, но более 20 маяков было на островах и берегах Белого моря.

К началу ХХI века – работало только 3.

Д.Володихин:

- И… в некоторых случаях, ведь, это – старинные постройки. Их положение как-то особенно не фиксировалось…

А.Богомазова:

- Никак не фиксировалось.

Д.Володихин:

- И вот, как раз, экспедиция описание – дала, я так понимаю, да?

А.Богомазова:

- Да. Более того, некоторые маяки были утрачены. Например, в 2011 году Ромбакский маяк сгорел – который стоял в Кемских шхерах. Это был деревянный маяк, начала ХХ века.

Кемские шхеры, Кемские острова – они очень опасны. Их очень много, там много мелей, и, действительно, эту акваторию надо освещать. Маяка там теперь нет.

Так вот, Товарищество, по согласованию…

Д.Володихин:

- Кому-нибудь обязательно «повезёт», он потом скажет себе, с мысленным вздохом одобрения: «Я налетел на эти камни, пользуясь настоящей современной системой навигации!»

А.Богомазова:

- Если сможет сказать.

Д.Володихин:

- Ну, конечно… хотя бы, успеет подумать. В последний момент.

А.Богомазова:

- Экспедиции Товарищества проводились по согласованию с Командованием Северного морского флота, с Военным ведомством. Было дано разрешение – потому, что, всё-таки, маяки остались в ведомстве Военном. И, кроме того, гидрографическая служба Северного морского флота – она тоже стала сейчас, в последние годы, обращать внимание на маяки. То есть, здесь цели – совпали.

И целью Товарищества было, как Вы правильно сказали, описать маяки, посмотреть, в каком они сейчас состоянии, что сохранилось, собрать о них сведения, привлечь внимание к этой проблеме.

Несколько лет назад у нас в музее проходила выставка «Крест и маяк», посвящённая навигационным знакам на Белом море – ещё тогда «Святой Пётр» строился, это было ещё до этой экспедиции – и потом эту выставку возили в Москву и в Санкт-Петербург, там её выставляли. Тоже – чтобы привлечь внимание к проблеме.

В альманахе «Соловецкое море», который издаёт Товарищество, тоже публиковались статьи на эту тему.

И вот, обследовали 5 маяков за эту экспедицию 2016 года – 2 из них находятся в ведомстве республики Карелия, 3 – в ведомстве Архангельской области. Подали заявку в правительство Архангельской области и республики Карелия о постановке на первичный учёт, как памятников истории и культуры этих маяков…

Д.Володихин:

- Там есть старинные здания, да?

А.Богомазова:

- Да, это начало ХХ века. Или даже – конец XIX века, некоторые из них. И правительство Архангельской области поставило на учёт 3 свои маяка как выявленные памятники истории и культуры, а значит, их должно защищать государство. Ну, вот, республика Карелия ещё должна поставить…

Д.Володихин:

- Ну… дай-то Бог, дай-то Бог!

И вот, у нас постепенно исчерпывается время нашей передачи, у нас осталось, буквально, несколько минут. Вопрос один, но большой… вот… на этот финал нашей передачи.

Позднее были ещё какие-то экспедиции? И, кроме того, у Соловецкого морского музея уникальнейшая совершенно экспозиция предметов, связанных с традиционным северным русским мореплаванием. Удавалось ли как-то во время экспедиций пополнить число экспонатов? Вот, так сказать, вопрос, такой – двойной.

А.Богомазова:

- Да, экспонаты пополняются… собрание Соловецкого морского музея пополняется новыми экспонатами, в том числе, и собранными в ходе этих экспедиций.

И экспедиции, конечно, продолжаются. В 2017-18 годах было продолжение экспедиции, связанной с изучением маяков, но уже на берегах Кольского полуострова. В 2017 году была большая экспедиция к Мурманску и обратно – опять же, это пока самый большой поход «Святого Петра» нынешнего…

Д.Володихин:

- Ну, это – настоящее большое плавание!

А.Богомазова:

- Да. Оно было, опять же, и ознакомительное, и научное – изучали маяки, которые находятся в этой части Белого и уже Баренцева моря.

И в 2018 году ходили на Терский берег Белого моря – изучали промысловые становища и тоже маяки. Терский берег – это юго-восточный берег Кольского полуострова. Там, например, Варзуга находится, где был рыболовный промысел Соловецкого монастыря.

Посетили остров Кильдин, где тоже было промысловое становище с XVIII века Соловецкого монастыря.

Д.Володихин:

- Ну, а вот – касательно экспонатов? Что из таких экспедиций можно привезти?

А.Богомазова:

- Например, рыболовецкие сети.

Д.Володихин:

- То есть, это сети ХХ-XXI века, или удалось отыскать какие-то старинные сети?

А.Богомазова:

- Нет, это, всё-таки, ХХ века. А вот настоящий, большой и очень красивый экспонат, который хранится теперь у нас в музее – это судно.

У нас теперь в музее 3 судна. Одно – исторический эксперимент, шняка поморская, построенная по старым технологиям старыми инструментами, но это – предмет отдельного разговора. Это – «Святой Пётр»…

Д.Володихин:

- Она какое-то время плавала?

А.Богомазова:

- Она ходила тоже в две экспедиции – то есть, проверили её мореходные качества, и потом она, ещё через 10 лет, вокруг Соловецких островов прошла.

Д.Володихин:

- Настоящий боевой ветеран!

А.Богомазова:

- Да. Это – «Святой Пётр», о котором мы сейчас говорим, и это – промысловый весновальный карбас, который нашли в ходе экспедиции 2018 года.

Д.Володихин:

- Как он датируется, этот карбас?

А.Богомазова:

- Где-то около 60-х годов ХХ века.

Д.Володихин:

- То есть, иными словами, весновальный карбас – это, в общем-то, судно, на котором добывали морского зверя в ходе довольно рискованного промысла, используя ходячие льды.

А.Богомазова:

- Да, высаживались на эти льды, дрейфовали на них, в поисках морского зверя по весне – отсюда и название промысла, могли переходить со льдины на льдину – промысел очень опасный, каждый год на нём гибли члены артели, но каждый год мужчины, чтобы прокормить свои семьи, они уходили на этот промысел. И, как видим, промысел – он сохранился. Он и в ХХ веке был, и… вот, почему датируют 60-ми годами этот карбас – хозяин, у которого его нашли, это был не его карбас – он достался ему по наследству, в амбаре стоял – и выкинуть жалко, и приспособить ни к чему нельзя. Он с радостью отдал его в музей.

Он – прошит, как и раньше суда шили. Только, если раньше их сшивали корнем, то этот карбас прошит не только корнем, но ещё и синтетической ниткой, верёвкой – по ней и датируют уже поздним временем.

Д.Володихин:

- Ну, что ж… экспонат – замечательный, и где такой ещё найдёшь!

Время нашей передачи подходит к концу, и мне осталось сказать…

Дорогие радиослушатели, вот… мы говорили о корабле – о первой его жизни и – о второй, но, в общем-то, всю передачу у нас шли перечисления святых – святой Андрей, святой Пётр, святой Павел… не хватает ещё святого Николая, потому, что старинная поговорка гласит: «От Соловков до Колы – 33 Николы», и в старину именно святому Николе, в первую очередь, молились моряки для того, чтобы он избавил их от напасти на море, и всё русское кораблестроение, все плавания в тех местах – это, прежде всего, плавания на драгоценной периферии Православной цивилизации.

Большое спасибо, Анастасия Александровна! Большое спасибо вам, дорогие радиослушатели за внимание. До свидания!

А.Богомазова:

- До свидания!

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.

Также рекомендуем