«Киношкола „Зерно“ при храме». Прот. Иоанн Ермилов, Иван Перекатов, Ирина Денисова

* Поделиться

У нас в гостях были настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлово протоиерей Иоанн Ермилов и педагоги киношколы «Зерно», режиссер Иван Перекатов и актриса Ирина Денисова.

Разговор шел о создании киношколы при храме, кто может в ней учиться и как такое творчество может быть связано с церковной жизнью.


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели. Я, Алла Митрофанова. Вы знаете, я такая, не перестающая удивляться радиоведущая, которая наблюдает многообразие жизни среди московских приходов. Вообще, опыт, о котором мы будем сегодня говорить, как мне кажется, он вполне может быть перенят и в других городах. Но вот на примере одного храма и киношколы, которая при этом храме возникла, было бы очень интересно поговорить о такой форме и проповеди и образования — зачем всё это нужно, какие первые результаты есть у киношколы «Зерно». В прошлом году мы приглашали уже организаторов этого уникального явления. На данный момент действительно уникального. И сегодня, спустя год подводим уже первые итоги и рассказываем о новых проектах, которые в киношколе «Зерно» и вокруг нее возникли. А почему я не перестаю удивляться — знаете, есть такое выражение: кто во что горазд. Если в хорошем смысле его использовать — кто в какие храмы ходят, все туда приносят свои таланты, начинают всё это развивать. И смотришь и просто диву даешься, какой богатой и многообразной может быть жизнь вокруг храма. В нашей студии сегодня протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлово (в городе Москве есть такой район), благочинный Рождественского округа Москвы. Добрый вечер, отец Иоанн.

Прот. Иоанн Ермилов

— Добрый вечер, дорогие братья и сестры.

А. Митрофанова

— Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского, внутри которого киношкола «Зерно» как раз и открылась. Ирина, здравствуйте.

И. Денисова

— Добрый вечер всем дорогим радиослушателям.

А. Митрофанова

— Иван Перекатов, кинорежиссер, руководитель киношколы «Зерно», который рулит этим процессом. Иван, сегодня будете отвечать по всей строгости за то, что у вас там происходит.

И. Перекатов

— Здравствуйте.

А. Митрофанова

— Я очень рада здесь всех вас видеть, потому что любопытно поговорить. В прошлом году вы школу открыли, пришли первые студенты. Ну, студенты условно, так скажем, потому что рассчитана она на подростков — самая взрывоопасная, с одной стороны, среда, а с другой стороны, подростки, как мне кажется, одни из самых творческих людей, потому что подросток — как я понимаю и как помню себя — это такое существо без кожи. Вот куда ни дотронься, везде больно — у него везде всё начинает сразу резонировать. Этому есть какие-то психофизиологические объяснения, мы сегодня не об этом. Мы о том, насколько это творческий возраст. И как важно в этом возрасте всего много заложить, чтобы оно потом расцвело. Давайте напомним кратко, как возникла киношкола «Зерно». Отец Иоанн.

Прот. Иоанн Ермилов

— У нас возник этот проект тогда, когда мы получили дополнительное помещение для храма. И встал вопрос о том, чтобы не дублировать деятельность храма так какового — воскресные школы или теми проектами, которые при храме есть, — а создать некую интересную творческую среду. В первую очередь, для молодежи. Потом зародились на базе этого проекта уже другие сопутствующие проекты, связанные с семейными ценностями, с дошкольным образованием. И в связи с этим мы решили сделать такую творческую среду. И встал вопрос — чем же мы можем завлечь молодежь, которая уже так или иначе вовлечена в какие-то учебные процессы, в творческие процессы. И для нас было важно найти такую, скажем так, стезю, которая бы, с одной стороны, заинтересовала бы их даже, может быть, в плане профессиональной будущей подготовки. С другой стороны — создать именно такую атмосферу творческую и в то же время православно-назидательную нравственную.

А. Митрофанова

— Назидательную? С подростками?

Прот. Иоанн Ермилов

— Да.

А. Митрофанова

— Ох, вы по тонкому льду ходите.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да. Нам было важно их за что-то зацепить.

И. Денисова

— Нам есть что с Ваней добавить по поводу назидательности.

Прот. Иоанн Ермилов

— Поэтому здесь мы пошли вот именно в сторону каких-то таких прощупываний творческих проектов. И один из таких проектов — у нас организовалась киношкола. Она организовалась фактически сама по себе. Я думал о направлениях, и вдруг появились люди, которые на одной волне вдруг стали существовать и предложили такие интересное развитие творческой среды. Появилась Ирина Денисова, появился Иван Перекатов, Света Черникова. И мы уже достаточно поздно запустили, уже ближе к ноябрю запустили проект киношколы, потому что очень долго нам не удавалось привести в порядок помещение. И только к ноябрю мы сформировали такой творческий коллектив и набрали первых слушателей.

А. Митрофанова

— А сколько первых слушателей у вас было?

И. Денисова

— 11 человек.

А. Митрофанова

— Вообще-то, это немало для начинающей киношколы. Кстати, «Зерно» — прекрасное название. Оно отсылает и к евангельскому образу зерна, которое прорастет и принесет плод. И к кинопленке. Если я правильно понимаю, да?

И. Перекатов

— Да, вы очень точно озвучили идею этого названия. То есть здесь именно две составляющие: первое, что это зерно, о чем вы только что сказали. То есть наша цель — в этих самых сложных и неудобоваримых подростках что-то в них заронить, с одной стороны, чтобы это выросло во что-то прекрасное и большое. А с другой стороны, зерно — это отличительное свойство именно кинопленки — не видеоизображения, а именно кино. И мы тоже на этом делаем акцент.

А. Митрофанова

— А вы на пленку учите снимать?

И. Перекатов

— Нет. Но это символ — символ настоящего подлинного искусства.

А. Митрофанова

— Символ настоящего, скажем так. Потому что все-таки «цифра» немножечко про другое — это когда можно стереть... Более небрежное отношения сразу к материалу.

И. Денисова

— Но это очень удобно для организации учебного процесса — когда можно что-то сделать, стереть, что-то поправить и объяснить.

А. Митрофанова

— Тоже верно. Просто кинопленка сразу накладывает так много — очень много ответственности по отношению к этому материалу должно быть. Так что вы имеете добавить про назидание? Мне это важно, потому что тема подростков всех, я думаю, интересует, даже тех, у кого дети еще не подростки. Или кто с ними даже не работает, но все равно так или иначе соприкасается.

Прот. Иоанн Ермилов

— Можно я добавлю пару слов. Было очень интересно увидеть несколько подростков в нашей киношколе — тех, которые раньше ходили в храм, были в нашей воскресной школе, но потом, с возрастом, как-то от храма стали отдаляться.

А. Митрофанова

— Ну, это типичная история, скажем так.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да. И вдруг некоторых из них я увидел в нашей киношколе.

А. Митрофанова

— А вот это нетипичная история.

Прот. Иоанн Ермилов

— И причем было несколько таких людей, которых родители, можно сказать, привели за руку и они, очень скрипя сердцем, неохотно туда вступали, в эти ряды. Но самое интересное — потом не хотели расставаться с киношколой. Многие остаются на второй год.

А. Митрофанова

— На второй год не в том смысле, что их оставили на второй год, а потому, что они хотят продолжить обучение.

И. Денисова

— Всё по-взрослому, у них второй курс.

Прот. Иоанн Ермилов

— Придя туда со скрипом, приведенные родителями, они остались в нашей, скажем так, особой среде.

А. Митрофанова

— Это дорогого стоит. Как вы это сделали? Иван, что там с назиданием?

И. Перекатов

— Здесь надо, конечно, в первую очередь очень осторожно действовать. И надо понимать, что мяч на их стороне изначально.

А. Митрофанова

— Спасибо вам за эти слова.

И. Перекатов

— То есть надо думать о том, что интересно им. А им интересны, к сожалению, очень часто не очень хорошие вещи. Я даже не имею в виду что-то прямо плохое. Но они, например, очень нацелены на то, чтобы заниматься самолюбованием перед камерой.

А. Митрофанова

— Да, эпоха селфи... Знаете, это не только подросткам свойственно. Посмотрите в Инстраграме, как можно взрослых людей, даже кому 40-45, они с удовольствием постят свои фотографии.

И. Перекатов

— Да, сейчас такая эпоха. Но для детей даже такого возраста это уже тотальная болезнь. А привлекательность нашей киношколы заключается в том, что мы можем объяснить им, что вообще камера может служить не только для этого, а для более высоких целей.

А. Митрофанова

— Вы знаете, мне кажется, что селфи — поправьте меня, если я ошибаюсь — это такая потребность в признании что ли. Когда человеку не хватает ощущения себя, как самодостаточного существа, как существа, которое по образу и подобию Божию, если уж по максимуму брать, сотворено и любимо по определению. Вот когда это не хватает, мне кажется, что на каком-то глубинном уровне мы чувствуем так или иначе, что как-то мы в этом мире, может быть, не очень востребованы или вписаны в него. И так далее. И начинается такой процесс самоутверждения, зачастую подсознательно. Но я могу ошибаться.

И. Перекатов

— Они пытаются найти свое место в мире. Они видят вокруг себя миллион примеров. В основном это примеры людей, которые себя показывают перед камерой, что мы попытались им объяснить. Мне кажется, до большинства из них это дошло — то, что место за камерой, то есть место человека, который занимается творчеством настоящим, настоящим искусством, профессией, оно несравнимо интереснее, чем просто стоять и из себя что-то изображать. Тем более что ты ничего из себя пока не представляешь. То есть мне кажется, что мы их этим увлекли — на мой взгляд, они под конец нашего первого курса гораздо охотнее уже снимали, чем снимались. Я по своему опыту, как режиссер, знаю, что это действительно интереснее. Не в обиду актерам, которые тоже свою профессию обожают...

А. Митрофанова

— Актеры не себя несут в мир, они просто проводники.

И. Денисова

— Настоящие — да. Я в данный момент говорю не о себе, потому что я такой полуактер на самом деле. Ну, потому что профессия существует давно, она часть моей жизни, но не вся моя жизнь.

А. Митрофанова

— «Люби искусство в себе, а не себя в искусстве», как сказал один великий режиссер. И это, по-моему, к актерам относится в первую очередь. Если правильно подходить к профессии, то ты не себя перед камерой показываешь. Могу ошибаться. Иван, по вашим ощущениям?

И. Перекатов

— Как режиссер, я могу, конечно, только со стороны судить. Мне кажется, что настоящий актер в первую очередь режиссер самого себя. И в любом случае, мне кажется, что настоящий актер к этому приходит, потому что, я повторю свою мысль, это просто интересней. То есть человек действительно занимается сотворением некоего мира, даже если этот мир он сам только. А режиссер, который обладает труппой из актеров, целой командой, целым миром фактически — это невероятно интересная профессия. Но тут еще важно, что человек этим несет. И это вторая наша задача — объяснить ребятам, что они не должны себя нести — это цель немножко, как сказать... неоднозначная. Нужно нести добро, мне кажется. Если так говорить грубо. Но тут батюшка, может, лучше скажет...

Прот. Иоанн Ермилов

— Действительно, в киношколе мы поставили себе такую задачу — научив ребят пользоваться инструментарием: камерой, звуком, микрофоном, даже телефоном, если он есть под рукой.

А. Митрофанова

— Основы монтажа, наверное, тоже.

Прот. Иоанн Ермилов

— Основы монтажа, основы даже актерских каких-то задач. Научить их выбирать темы и уметь на эти темы создать какой-то видеоролик, кино большое, маленькое.

А. Митрофанова

— Видеовысказывание, скажем так.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да. Задать им направление — направление правильное.


А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня, я напомню, протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлово, в Москве, благочинный Рождественского округа в Москве. И представители киношколы «Зерно»: Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского, под крышей которого киношкола «Зерно» зародилась; и Иван Перекатов, кинорежиссер и руководитель этой киношколы. Вот прошел год, и ваши студенты — подростки 12-16 лет — уже какие-то первые итоги, что называется, миру предъявили. А что вас, как педагогов и людей, наблюдающих за этим творческим процессом, больше всего поразило? Может быть, вдохновило? Какие сюжеты дети выбирали? Как они их раскрывали, что они в себе открывали при этом?

И. Денисова

— Если можно, я включусь в разговор. Я наблюдала за процессом с момента его замысла и до каких-то результатов. У нас в мае прошлого года у нас был выпускной первого курса. И он отзвенел, отзвучал, представили работы, у нас был праздник. Всё как полагается — подарки, поздравления...

А. Митрофанова

— И еще один выпускной в дополнение к тем, которые в школе.

И. Денисова

— Да, и у нас тоже было по-настоящему — дипломы получили... Но меня не оставляло ощущение — когда это всё отзвучало, я сидела и думала, что здесь действительно произошло какое-то чудо. Нам повезло тоже — нам повезло, что на этот первый курс пришли именно такие ребята, которые смогли вместе... Понятно, что в этом роль педагогов, роль духовного окормления, роль организации процесса. Но действительно нам тоже, как администрации, повезло, что к нам пришли именно эти ребята, с которыми мы получили тоже свой уникальный опыт. Они — те, кто к нам пришли, пришли ребята с очень интересной внутренней жизнью. Я обратила внимание, что многие из них, кто остались в киношколе на этот долгий срок, которые хотят продолжать заниматься — это такие интересные дети, с очень насыщенной внутренней жизнью, которую с первого взгляда на них можно не считать. Я даже помню, как они пришли на прослушивание, и какое о них складывалось впечатление. И потом как это впечатление менялось в процессе знакомства с ними — как они постепенно начинали открываться, какие в них невероятные интересные мысли были озвучены на киноклубах наших, когда мы смотрим, анализируем и изучаем очень серьезное кино. Ваня об этом скажет подробнее. То есть это программа киноклуба, которая входит в процесс обучения, она тоже очень...

А. Митрофанова

— А кого вы смотрите на киноклубе? Каких авторов?

И. Перекатов

— Знаете, у нас нет такой системы, как в вузах, когда показывают в киновузах, например, по годам или по странам.

А. Митрофанова

— Ну да, период 60-х, скажем, в Италии или во Франции...

И. Денисова

— Мы немножко другие критерии к фильмам предъявляем, которые мы смотрим.

И. Перекатов

— Мы показываем им фильмы, которые... Я просто такую вещь понял в процессе работы в киношколе «Зерно» — я понял, что подросткам нельзя врать, перед ними нельзя сюсюкать.

А. Митрофанова

— Это точно.

И. Перекатов

— Нельзя сглаживать углы ни за что на свете. Потому что они считывают неправду какую-то, даже которая в их пользу как бы, для их блага — они ее мгновенно считывают и перестают верить. Поэтому — поскольку мы предлагали фильмы по очереди, поэтому я за себя скажу — лично я предлагал им фильмы, которые я сам больше всего люблю.

А. Митрофанова

— Какие?

И. Перекатов

— Например, «Летят журавли», «Чучело» Ролана Быкова, «Огни большого города» Чаплина. То есть это фильмы, в которых поднимаются основные жизненные вопросы. Они иногда поднимаются весело, легко, интересно. Иногда они поднимаются страшно, как в фильме «Чучело», например. Мы показывали им фильм «Проверка на дорогах». И мне было страшно, потому что это считается такой ядреный артхаус, который не всякий взрослый человек сможет смотреть.

А. Митрофанова

— Ну, или со стаканом воды или с носовым платком.

И. Перекатов

— Ну, взрослый человек, может быть, с хорошим вкусом, он будет это с интересом смотреть. Но вообще это резко отличается от тех фильмов, которые они пишут в анкетах, как свои любимые фильмы.

А. Митрофанова

— А что они пишут, как любимые фильмы?

И. Перекатов

— «Мстители», «Гарри Поттер».

А. Митрофанова

— «Гарри Поттер» — это прекрасное кино, ну что вы!

И. Перекатов

— Но он точно не «Проверка на дорогах».

А. Митрофанова

— Понимаю, да. «Проверка на дорогах» требует какой-то подготовки, наверное, чтобы понять и почувствовать это кино.

И. Перекатов

— И оказалось, что они готовы воспринимать абсолютно, может быть, даже чище, чем взрослые. Я не помню такого момента, когда они в каком-то из фильмов такого рода, которые мы им показывали, чтобы они чего-то не поняли. Были моменты, которые они не понимают в культурном контексте, потому что они дальше от этого времени, чем даже мы.

А. Митрофанова

— Им надо пояснять.

И. Перекатов

— Да, им надо пояснять. Но именно жизненные вопросы они понимают абсолютно — я видел интерес в их глазах, я понимал, что они озабочены этим на самом деле. За всеми этими «ВКонтакте», за всеми «Мстителями», за всеми шуточками и подростковым цинизмом, на самом деле у них вот это пульсирует внутри.

А. Митрофанова

— Как я вам благодарна за эти слова. Потому что у меня тоже ощущение... Я же преподаю в университете и ко мне каждый год приходят первокурсники. И мы с ними начинаем говорить о базовых этих вещах на материале каких-то самых известных произведений из классики русской литературы. И я понимаю, что там такой важнейший нерв пролегает — и проблема, что с ними мало кто на такие темы разговаривает: о любви, о смерти, о смысле жизни и прочее и прочее.

И. Денисова

— И причем разговаривает с ними серьезно. С нашей позиции это была тренировка искренности. И учиться формулировать свое мнение и обсуждать с ними эти произведения, открывая его таким, какое оно есть. И еще очень интересный опыт нашей киношколы. Батюшка изначально просил нас, чтобы мы какую-то интеграцию с родителями детей продумывали в процессе формирования. Поэтому киноклуб у нас изначально позиционировался, как семейный. Это очень интересный опыт, мы можем это подтвердить — если кто-то пробует... Киноклуб — это тема достаточно популярная.

А. Митрофанова

— Да, многие приходы практикуют киноклубы.

И. Денисова

— Но наше отличие в том, что это киноклуб в рамках учебного процесса. То есть мы все равно анализируем фильмы и с художественной точки зрения — как они сняты, как это построено, как это продумано. Но и в то же время и смысловой материал этого фильма мы также поднимаем. И вот это — как дети вместе с родителями сидят, как удивляются родители, когда они слушают, что говорят их дети.

А. Митрофанова

— Что дети на самом деле думают.

И. Денисова

— Да, да! И то, что дети, которые...

А. Митрофанова

— И что, оказываются, они думают!

И. Денисова

— И они сидят вместе, и дети слушают, как их родители разговаривают, о чем они вместе в рамках семейного контекста не говорят. Так получается не потому, что плохо или хорошо, но просто мало условий, когда можно сесть и начать анализировать какой-то просмотренный материал. Да что уж говорить — часто не хватает времени обсудить какую-то книжку или еще что-то. А здесь мы погружаем семью в такие обстоятельства, когда они мы все вместе за одним столом — с профессионалами, с батюшкой — вот эти шедевры мирового кинематографа мы поднимаем в актуальное поле, просто вот в ходе такой беседы. И для всех участников этого разговора, на мой взгляд, как человека, который участвует в этих киноклубах, это такой уникальный опыт, который приносит им подарки, открытия друг о друге. И они на самом деле учатся по-другому смотреть кино и видеть.

А. Митрофанова

— И друг друга слышать.

И. Денисова

— И друг друга слышать тоже.

А. Митрофанова

— И вскрывают какие-то глубины, которые, может быть, в бытовой жизни не так очевидны. Про личное мнение, про свое собственное мнение — почему я так зацепилась за ваши слова. Я сейчас страшную вещь скажу. У меня студенты писали итоговые работы, творческие работы во втором семестре, когда первый курс они уже заканчивали. И я давала им на выбор несколько тем. Каждая тема сформулирована по тем произведениям, о которых мы успели поговорить на наших семинарах. А семинаров очень немного. И чтобы облегчить им задачу, я взяла те произведения, которые мы, казалось бы, обсуждали. И я старалась им какие-то новые смыслы открывать и к ним каким-то образом прислушиваться. И я их умоляла — не делайте мне, пожалуйста, копипейст, не приносите мне работы, которые вы содрали в интернете, потому что: а смысл? Вы будете делать вид, что вы проделали какую-то работу и я буду делать вид, что я вам поверила. Давайте не будем играть в эту игру. Пусть там будут три слова написаны, но это будут ваши слова. Для меня нет более ценного, чем то, что принесете вы. Мне казалось, что я им сделала внушение. Каков был мой ужас, когда проверяя работы, я обнаружила определенный процент совершенно четко работ списанных. И я им ставлю какие-то 50 баллов из 100, это значит «двойка». Объясняю свою оценку указанием на те источники из интернета, откуда это всё списано. Возвращаю им эти работы, давая возможность переписать. Они угрюмые, забирают эти работы. Приносят мне переписанные. Несколько переписанных работ были очень хорошими. А две работы были гениальными. Я когда это читала, у меня было... Знаете, я сейчас рассказываю, у меня сейчас даже мурашки. Потому что у меня было ощущение, что либо кому-то заказали и кто-то написал. Так тоже делается — он приносит работу, которая ему не принадлежит. Либо что-то другое. Поскольку я неубиваемый оптимист с верой в людей. Они приходят потом уже на экзамен, я пока оценки еще не проставила, до разговора с ними. Я им говорю: «Объясните, как это возможно?» И выясняется, что, оказывается, всё это содержание со ссылками на Хайдеггера, на Кафку, на целый корпус литературы, о которой мы с ними не говорили на занятиях, всё это у них в голове. Но они настолько не привыкли, что у них спрашивают их мнение, и этот страх поделиться своим мнением сидит настолько глубоко! А одна девочка в работе так и написала: «Возможно, что всё, что я здесь пишу, это полный бред». Работа гениальная — 100 баллов из 100 я ей поставила. Абсолютно самостоятельная, свободная в своем мышлении. И вообще, ребенок прекрасно мыслящий. И она пишет: «Возможно, что всё, что я здесь написала, это полный бред. Вы меня простите, но я так не привыкла, что кто-то спрашивает о моем личном мнении». Для меня это был удар — я не думала, что всё так плохо. Поэтому то, что делаете вы, я считаю, что это необходимейшая работа, потому что ЕГЭ, видимо, всё это убивает, я не знаю? Или как? Как еще к этому отнестись?

И. Денисова

— Знаете, мы зашли на такое поле смыслов и взаимодействия с подростками, с молодыми людьми, которое для меня также, как у вас, резонирует очень сильно. И всё это замыслено достаточно глубоко. Но путь осуществления какого-то движения к этой откровенности, к этой смелости, к этому обретению себя — он достаточно длинный и он очень живой. То есть это не проторенные такие дорожки, когда можно сказать: вот так иди и так будет. Мы, наблюдая за этим процессом, также пробуем его развивать, опираясь на то, что мы считаем, что вот эта ступенечка взята, а что дальше? И у нас возникла идея вдохновить ребят на самостоятельное творчество еще помимо учебного процесса. И достаточно спонтанно возникла идея конкурса пасхальных видеооткрыток — «Воскресение Христово видевше». И импульс главный, который туда заложен — это укалывать в сердце по-настоящему смыслом православного церковного праздника, который для кого-то это часть их семейной истории, какой-то традиции, кто-то близко сердцем подошел, кто-то далеко. Но вот этот импульс — выразить какое-то свое понимание праздника — это был главный наш критерий. Когда мы озвучивали прием работ на конкурс, мы говорили о том, что больше всего нас интересует вот эта авторская личная попытка осмысления, которую мы увидим в любом случае, мы ее ни с чем не спутаем. И надо сказать, что работа, которая получила гран-при на конкурсе, она обладала такой интересной личной авторской попыткой выразить свое впечатление, свое понимание. Было очень интересно ее смотреть. И мы будем это дело развивать.

А. Митрофанова

— Продолжим об этом разговор буквально через полминуты. Я напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в районе Измайлово в Москве, благочинный Рождественского округа в Москве; Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского; и Иван Перекатов, кинорежиссер и руководитель киношколы «Зерно», о которой мы сегодня говорим. Я, Алла Митрофанова. Не переключайтесь.


А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Напомню, что в нашей студии сегодня три уникальных человека, которые с подростками, по-моему, творят совершенно немыслимые чудеса, пробуждают в них то творчество, которое в них Господом Богом заложено и выводят на такие темы, о которых, может быть, даже и родители не подозревали, что их дети на такие темы размышляют. Это невероятно важная работа. Протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в московском районе Измайлово, благочинный Рождественского округа Москвы; Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского; и Иван Перекатов, кинорежиссер, руководитель киношколы «Зерно» — этого прорывного направления приходской жизни, которое действительно позволяет с детьми максимально расширить и круг обсуждаемых тем и предоставить им такую площадку для творчества. И вообще, крылья им помочь вырастить. И то, что вы рассказываете, это очень здорово. Отец Иоанн, когда вы замышляли киношколу, вы подозревали, какой прорыв здесь может быть?

Прот. Иоанн Ермилов

— Такой сформированной концепции, конечно, не было — хотелось привлечь детей. И, наверное, даже больше была цель — наполнить их жизнь смыслом. Сейчас многие родители замечают, что их дети ведут, можно сказать, бессмысленный образ жизни. Учеба, занятия, подруги, друзья, тот же самый интернет, «Инстаграм».

А. Митрофанова

— Но это всё может быть очень осмысленно.

Прот. Иоанн Ермилов

— Он иногда наоборот людей от какого-то смысла отвлекает. Зачастую это очень красивая картинка, я бы сказал, такие эффектные вспышки, которые...

А. Митрофанова

— Про форму, но не про глубину.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да. Не про глубину. Нашей задачей было, создав эту уникальную среду, задать им для размышления некоторые вопросы, задачи какие-то предложить им, формы и примеры. То же самое киношкола — мы задавали определенную тематику для размышлений: давали им выбор, но в нравственном таком широком православном поле. Тот же самый киноклуб — когда мы давали им определенные фильмы для определенного опять же примера, чтобы они могли, увидев, наполнить и свою жизнь определенными стремлениями и смыслами. Хотя мы с ними были готовы смотреть и обсуждать любое кино, даже современное, снятое по комиксам.

А. Митрофанова

— Почему нет?

Прот. Иоанн Ермилов

— Ну, до этого, к сожалению, у нас руки не дошли, просто время нам не позволило. Да и с их стороны, наверное, такой большой потребности и не было.

А. Митрофанова

— А вот это очень важно.

Прот. Иоанн Ермилов

— Они очень увлеклись предлагаемым процессом для киносъемки и для обозрения этих мировых шедевров, что не только дети, но и родители с большим интересом во всем этом участвовали.

А. Митрофанова

— Вы им альтернативу предложили. Это гораздо более эффективно, чем что-то запрещать. По-моему. Иван, а вы поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями от этого первого года и от итогов работы киношколы в минувшем году. Вот сейчас у вас второй курс только-только запускается. А ведь творчество, как я это понимаю, это постоянный такой путь и поиск и открытие. И когда эти открытия дети совершают, это иногда, знаете, сродни просто какому-то землетрясению или первому полету в космос. У вас было что-то подобное? Вот для вас, как для педагога, какие открытия стали важными?

И. Перекатов

— Безусловно. Я бы сказал, что я в этот проект бросился, как человек, который не умеет плавать, бросается в воду.

А. Митрофанова

— В каком смысле?

И. Перекатов

— У меня была давным-давно мечта создать киношколу для подростков, но я-то сам не педагог по образованию — я режиссер. И я учился одновременно с ними. И все открытия, которым там происходили, они на меня производили иногда даже шокирующее впечатление. Когда, например, дети через 2 месяца после начала учебы приносили монтажный фильм, снятый из пяти кадров и ими самими смонтированный, ими самими придуманный, ими самими снятый, и я в этом практически не участвовал — для меня это было шок, потому что это надо понимать, что это дети 12-16 лет.

А. Митрофанова

— Как, не участвовали? Вы им дали инструменты и объяснили, как ими пользоваться. И вдохновили. Этого мало?

И. Перекатов

— Но у меня же не было опыта до этого. И я не представлял, что это возможно. Я не представлял, насколько они умны. Я не представлял, что они абсолютно такие же умные, как взрослые, вот в некоторых вещах. То есть те взрослые вещи, которые преподают в вузах, они способны понимать не хуже, чем студенты вузов, эти подростки маленькие.

А. Митрофанова

— Но выбрали правильную тактику — вы стали с ними говорить на равных.

И. Перекатов

— Конечно, не совсем.

И. Денисова

— Авторитет свой нужно поддерживать свой, иначе...

И. Перекатов

— Иначе будет плохо всем — и им и мне. Мне хуже, чем им, конечно. Но им тоже будет не очень хорошо. Потому что им очень скоро станет скучно, если наступит хаос. Поэтому авторитет нужно, конечно, поддерживать. Но тут самое главное, я повторю это уже во второй раз, самое главное — быть с ними честными. И если мы православные, то не надо этого стесняться. Если мы считаем, что вот это плохо, не надо тоже этого стесняться, потому что это мои личные убеждения — надо им это говорить. Они скривятся, они что-нибудь пошутят, но это неважно, потому что это у них все равно остается. С другой стороны, какие-то ненужные шоры — тоже надо их избегать. И тогда действительно открытия, на каждом уроке открытия — то есть они себя показывают себя таким образом, что только диву даешься. У нас был еще один педагог, у него была вторая мастерская, или первая, а у меня вторая, то есть равная мастерская, Светлана Черникова. Мы снимали короткометражные фильмы. Они сняли про себя короткометражный фильм абсолютно полноценный, то есть равный работам студентов первого курса ВГИКа, например. Конечно, не самым лучшим, они же еще не взрослые. Но они проделали огромную серьезную работу. Даже если это криво, даже если это где-то неубедительно, но это абсолютно неважно, потому что они сделали взрослое дело — настоящее, самостоятельное.

А. Митрофанова

— Вот «самостоятельно» — это ключевое слово. В педагогике и в процессе обучения главное — не какого качества работа, и на какую она оценку, а главное — сам. Это большое достижение.

И. Перекатов

— Да. Мы дали им в руки ответственность в управлении.

А. Митрофанова

— Потрясающе. Ирина, вы начали говорить про фестиваль. Мне бы хотелось вернуться к этой теме, потому что можно еще примкнуть, успеть поучаствовать в этом виде творчества? Что это?

И. Денисова

— Что касается фестиваля. Это проект, который органично возник из опыта существования киношколы и нашего первого пробного конкурса «Воскресение Христово видевше». Наша задача... То есть это такой, мы назвали его просветительский фестиваль, потому что он по сути состоит из нескольких частей. То есть он запускается со своей просветительской части, которая насыщена творческими встречами, мастер-классами, таким практическим общением с нашими потенциальными участниками конкурса «Воскресение Христово видевше», который мы планируем провести в нескольких номинациях. Мы для малышей придумали историю — рисунок, фотография — для ребят постарше. И в нескольких также возрастных номинациях — короткометражное игровое и короткометражное художественно-документальное. И наша задача... Мы тоже, знаете, идешь по тонкому льду, и не знаешь, как следующий...

А. Митрофанова

— Или по канату.

И. Денисова

— Да, скорее, по узкому пути. Но та задача, которую мы ставим — это вдохновить наших потенциальных участников фестиваля и конкурса на самостоятельное творчество, на самостоятельное высказывание — вот такое смелое. И наш фестиваль посвящен осмыслению круга православных праздников: Рождество Христово, Воскресение Христово, Пасха, Троица, Успение. То есть тут простор для личного какого-то выбора.

А. Митрофанова

— А что в основе? Там переживание личное должно лежать такого высказывания? Или же, не знаю, догматическое богословие? Простите.

И. Денисова

— Догматическое богословие — нет, потому что это все-таки тема для людей, которые обладают определенным правом эти вещи обсуждать. Это — личный опыт, личное понимание смысла этого праздника. Он может быть основан на опыте жизни своей в семье — о каких-то семейных традициях, например, можно рассказать. Либо это какой-то рассказ, связанный метафорически со смыслом праздника — например, Воскресение или Рождество. Ну, как в любом произведении искусства, которое может быть вдохновлено определенным смыслом и содержит в себе зерно — возвращаемся к нашему прекрасному названию. Зерно смысла, которое молодой человек или подросток — вот в той степени, в какой он понимает — может выразить. И как это связано с ним лично. Здесь такое поле, вы знаете, сложно предположить, какие работы мы в итоге увидим, о чем они будут. Но это будет тот самый уникальный материал, который мы, надеюсь, сможем посмотреть, увидеть, оценить. Хочется дать им возможность быть услышанными. И все наши члены жюри и люди, которые нас поддержали, будут участвовать в просветительской программе.

А. Митрофанова

— Отец Иоанн, а просветительская программа фестиваля — что она в себя включает?

Прот. Иоанн Ермилов

— Опять же, мы хотим создать — на нашей платформе киношколы — создать некую уникальную взаимоатмосферу, когда люди, заразившись, например, идеей того же самого фестиваля, могут прийти, воспользовавшись мастер-классами от профессионалов, и научиться и монтировать, и снимать. И видеть какие-то хорошие образцы. А с другой стороны, мы хотим предложить еще и программу по нравственному духовному воспитанию.

А. Митрофанова

— То есть заодно можно прокачать свои знания в области того, с чем, собственно, праздник связан.

И. Денисова

— Конечно. Им все равно придется обращаться к смыслу этих праздников. То есть это наша задача — их вдохновить и погрузить их в эти смыслы, которых они сами должны попытаться сориентироваться, разобраться. И представить нам свое высказывание на эту тему.

А. Митрофанова

— Отец Иоанн, вы эти занятия проводите?

Прот. Иоанн Ермилов

— Какие-то занятия буду я проводить. А на какие-то мы будем приглашать интересных спикеров.

А. Митрофанова

— Например?

И. Денисова

— Члены жюри.

Прот. Иоанн Ермилов

— Например, людей, которые уже снимают интересное кино, которые уже могут поделиться своими наработками, своим видением. И кого-то этим и заразить. Например, у нас многих православных кинорежиссеров, снимающих православное кино достаточно успешно, которых, к сожалению, немногие знают. Поэтому тут у нас уже есть определенный ряд задумок, которые мы будем публиковать в программе фестиваля. Можно будет посмотреть в соцсетях нашего духовно-просветительского центра и уже выбрать, что будет интересно или поучаствовать во всем сразу.


А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в районе Измайлово в Москве, благочинный Рождественского округа в Москве; Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского при этом храме. И под сенью этого храма зародилась киношкола «Зерно», руководитель которой — кинорежиссер Иван Перекатов — сегодня также в нашей студии. Получается, что в этом фестивале может принять участие практически каждый, кто нас сейчас слышит. Киношкола уже запущена, а фестиваль только-только сейчас набирает обороты. В прошлом году уже первый прошел. А в этом году — когда вы итоги будете подводить?

И. Денисова

— Сама просветительская программа рассчитана до Пасхи, до Светлого Христова Воскресения. Потом мы будем подводить итоги этого пути, по которому нам надо пройти. То есть принимать работы на конкурс мы будем уже вот сейчас.

А. Митрофанова

— А что вам присылать, чтобы попасть на фестиваль? И в перспективе, может быть, стать участником проекта киношколы «Зерно»?

И. Денисова

— Нам можно присылать свои короткометражные художественные высказывания, скажем так. Игровые, то есть можно что-то придумать и в формате игрового кино.

А. Митрофанова

— А ничего, если человек нигде не учился? На коленках снял.

И. Денисова

— Для тех. кто не учился, как раз наша просветительская программа им поможет в этом. Можно за ней следить, можно подписаться на нашей страничке в соцсетях Центра святителя Иоасафа. И на наши мероприятия просто приходить, в той или иной степени значимости для слушателя, что ему непосредственно может быть более необходимо.

А. Митрофанова

— А если человек в другом городе, не в Москве? Он может онлайн, например, смотреть, как проходят занятия?

И. Денисова

— Ну, это достаточно сложно организовать. Мы скорее ориентируемся пока на наш район.

А. Митрофанова

— На очные встречи.

И. Денисова

— Да, на Москву, на очные встречи для тех. кто к нам может приехать. И, вы знаете, этот момент личного контакта с профессионалами из мира кино и фотожурналистики, это очень важно — важен вот этот момент личного общения.

Прот. Иоанн Ермилов

— Хотя, я думаю, что мы будем принимать все работы, которые нам пришлют, и будем рады их рассмотреть. И если они будут достойны, то, соответственно, включить их в программу фестиваля.

А. Митрофанова

— Еще раз: видеовысказывания, фотовысказывания принимаются. Что еще?

И. Денисова

— И рисунки.

Прот. Иоанн Ермилов

— Мы не ставим таких очень жестких рамок. Для нас самые жесткие рамки, наверное, будут по количеству времени ролика — чтобы было не больше, грубо говоря, 3-5 минут, наверное. Потому что иначе будет тяжело, если много будет работ больших. То есть это короткометражные работы, говорящие о своем отношении к празднику, видение этого праздника.

А. Митрофанова

— Можно выбрать любой христианский праздник в качестве темы? Просто поделиться своими переживанием или каким-то осмыслением происходящего внутри этого праздника? А куда присылать-то?

И. Денисова

— Присылать можно нам на электронную почту.

А. Митрофанова

— Диктуйте.

И. Денисова

— ioasafcenter@yandex.ru. Но часто допускаются ошибки, буквенные и так далее. Поэтому лучше всего найти нас в социальных сетях, связаться с нами по телефону. У нас указаны телефоны нашего центра.

А. Митрофанова

— Центр святителя Иоасафа Белгородского в Измайлово.

И. Денисова

— И можно с нами списаться в соцсетях, мы все подробно расскажем, опишем. И программа наша, по мере ее формирования и наполнения определенными мероприятиями, она автоматически будет в наших соцсетях также. И можно будет присоединиться к ней. Мы сейчас обсуждаем вопрос, сможем ли мы оказывать такую наставническо-техническую помощь в съемках, хватит ли у нас на это ресурсов? Но, в принципе, вопросы какие-то посильные, на которые мы можем ответить, в режиме диалога прямого, мы тоже в течение фестиваля будем стараться это делать. И если будет накоплен какой-то объем вопросов на одну тему, например, мы также можем оперативно сформировать под эту историю какой-то мастер-класс и помочь нашим потенциальным участникам разобраться в том, что же мне делать и что с этим, как...

А. Митрофанова

— Я так понимаю, что следующий этап — это вебинары. В регионах тоже хотят участвовать в таких вещах.

И. Денисова

— Да, но вот не хотелось бы... Вы знаете, я смотрю, как это всё происходит — я тоже делаю открытия, как продюсер разных проектов просветительских, социальных. С одной стороны, эта интернет-история... Те люди, которые к нам приходили, которые о нас узнавали, в основном это те люди, которые узнавали о нас из интернета, через соцсети и так далее. Потому что, как вы понимаете, всё, что касается рекламы и разных ресурсов — это...

А. Митрофанова

— Это стоит денег, а у вас их нет.

И. Денисова

— Да. Но вот этот момент личной встречи и личного общения, который мы видели на наших занятиях, на наших встречах, мастер-классах — это дорогого очень стоит. И, может быть, это ограничивает присутствие количества людей, но в то же время происходит что-то, что невозможно заменить чем-то другим. То есть, как информационный инструмент привлечения людей — я вижу, что это прекрасно работает. Но, опять же, это в контексте именно нашего проекта, в контексте наших задач, которые мы перед собой ставим — это штучная работа.

А. Митрофанова

— Понимаю. Иван, а у вас какие планы на текущий год? Вот у вас сейчас есть и второкурсники, и первый курс вы набрали. И что? С учетом опыта прошлого года?

И. Перекатов

— Дело в том, что первый курс мы проводим по той же программе, по которой уже проводили. То есть у нас уже сложилась программа, она показала, что она достаточно успешна в целом. Конечно, очень много было и ошибок с нашей стороны, недочетов. Что касается второго курса, то есть тех ребят, которые у нас уже отучились. У меня четкий план дать им еще больше самостоятельности, еще больше серьезности — то есть они из такой подростковой темы попадают уже в студенческую, а может быть, даже и в авторскую. То есть они будут самостоятельными настоящими режиссерами. Я, как человек с двумя режиссерскими образованиями, могу в этом подписаться, что они... То есть я хочу сделать их настоящими режиссерами, потому что у меня есть такая мысль, что новое поколение к этому готово, то есть все образовательные стандарты режиссерские, которые существуют, они еще с советских времен остались, когда люди первый раз камеру в руки получали на втором курсе. А эти ребята получают камеру в 10 лет или в 7 лет. А кто-то в 5 лет получает камеру в руки, поэтому они уже к этому готовы. Поэтому мы нацелены на то, чтобы сделать из них людей, для которых камера будет инструментом. А что им дальше с ним делать — мы пытаемся их убедить, тут нельзя ничего навязать, но как-то вселить в них понимание, что она должна для добра служить. И что касается фестиваля, который родился в Центре, мне кажется, что это тоже... Я немного со стороны смотрю на это, потому что не я автор этого проекта, но что мне в нем невероятно нравится — первое, что это проект народный. То есть действительно каждый может высказаться на эту тему. С другой стороны, здесь есть вторая часть — его оценивают настоящие суперпрофессионалы, в составе жюри люди, которые находятся в высшей лиге нашего кинопроизводства, например. И мне кажется, что в этом симбиозе есть такое понятие, как соборность. Мне кажется, что очень важно. С одной стороны, каждый может снять, каждый может высказаться, каждый может прислать. С другой стороны, профессионалы и люди православные при этом, они это могут оценить. Мне кажется, что вот это...

А. Митрофанова

— Вот что может сделать энтузиазм.

Прот. Иоанн Ермилов

— Мы забыли сказать — у нас обязательно будут призы за участие в конкурсе.

И. Денисова

— Знаете, тут сошлась такая острая тема для меня лично — откуда, наверное, столько энергии, которая позволяет вот это всё генерировать. Внутри моего сердца встречаются острыми углами несколько тем — творчество, православие, современное искусство и молодежь. Вот эти четыре смысла иногда достаточно остро пересекаются друг с другом. И это такая почва, вот в современном контексте, она резонирует. Причем она не дает готовых решений.

А. Митрофанова

— И слава Богу.

И. Денисова

— Да. Но в ней очень много каких-то актуальных что ли очагов, таких смыслов, в которых ты просто начинаешь существовать, и смотреть: как, что? Для меня вот это: пробудить в молодом человеке, в подростке понимание, что православие и смысл, связанный с нашей верой — это что-то невероятно смелое, такое глубокое.

А. Митрофанова

— Против течения.

И. Денисова

— Да! Вспоминая первые времена апостольские, это просто невероятный авангард.

А. Митрофанова

— Это чуть ли не перпендикулярно здравому смыслу. Это абсолютно подростковое, кстати.

И. Денисова

— В том-то и дело. И это настолько отзывается впрямую с личностью человека, с тем, что он чувствует, то, с чем он проживает каждый день. Это дает такую пищу для роста, для размышлений. Это во мне горит. И у меня тоже нет готовых решений, как я могу передать частичку этого огня другому. Но я для себя нахожу утешение в чем: что вот я, живя так, вовлекая в орбиту подростков, которым это по каким-то причинам интересно, и мы с ними, идя рядом, происходит что-то помимо нас. С Божьей помощью. И это зерно, по сути, это только то, на что мы можем дерзать — вот бросить это зерно. И если оно попадет на нужную почву, с Божьей помощью оно даст те плоды, которые нужно. А с нашей стороны требуется вот эта честность и делай, что можешь...

А. Митрофанова

— И любовь.

И. Денисова

— А это и есть любовь.

А. Митрофанова

— Спасибо вам огромное за этот разговор. Я его с сожалением заканчиваю, потому что тема, конечно, — подростки, творчество, кино — об этом бесконечно можно говорить. Приходите к нам еще, мы продолжим.

Прот. Иоанн Ермилов

— Наш проект Просветительского центра затрагивает и другие интересные направления, о которых также можно, если людям интересно, узнать через соцсети. Киношкола это лишь одно из тех направлений интересных, которые мы пытаемся сейчас реализовать. На данный момент мы вспахиваем землю и пытаемся ее засеять интересными проектами. И будем, конечно, ждать, что из этого вырастет.

А. Митрофанова

— Что вырастет — то вырастет.

И. Денисова

— Я хотела коротенькую реплику добавить. Мы будем рады встрече с единомышленниками. Если у кого-то из наших сегодняшних слушателей срезонировало что-то, мы готовы общаться — у нас не капсулированный проект совершенно, то есть мы открыты к какой-то информационной помощи, каким-то встречным идеям. Мы живем этим. И как этот проект живет, с чем он сталкиваемся, мы готовы всё это обсуждать. Это очень интересно. И я буду рада, если у кого-то это в сердце отзовется.

А. Митрофанова

— Напомню, что всю подробную информацию о киношколе «Зерно», о которой мы сегодня говорили, о Пасхальном фестивале «Воскресение Христово видевше», куда можно присылать свои авторские высказывания в видеоформате, в формате фотографии, в формате рисунка и другие творческие проекты, которые возникают в этом удивительном месте в Измайлово в Москве вокруг храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери, можно найти в соцсетях. В соцсетях надо в поисковой строке вбить «Просветительский центр святителя Иоасафа Белгородского», и всё будет. Можно подписаться на обновления?

И. Денисова

— Конечно. Если что-то хочется уточнить подробнее, можно нам написать.

А. Митрофанова

— Пишите в личные сообщения.

И. Денисова

— Да, мы всё смотрим, всё видим и всем отвечаем.

А. Митрофанова

— Протоиерей Иоанн Ермилов, настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в районе Измайлово, в Москве, благочинный Рождественского округа Москвы; Ирина Денисова, актриса театра и кино, руководитель этого самого Просветительского центра святителя Иоасафа Белгородского; и кинорежиссер Иван Перекатов, руководитель той самой киношколы «Зерно», о которой мы сегодня говорили в течение программы. Спасибо вам огромное.

И. Денисова

— Вам спасибо.

А. Митрофанова

— Вдохновлена я нашим общением.

И. Денисова

— Алла, спасибо вам большое.

Прот. Иоанн Ермилов

— Спасибо.

А. Митрофанова

— Прощаюсь с вами. До свидания.

Прот. Иоанн Ермилов

— До свидания.

И. Денисова

— До свидания.

Другие программы
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Дело дня
Дело дня
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Вопросы гостям задает многодетная мама, известная теле и радиоведущая Тутта Ларсен.

Также рекомендуем