Москва - 100,9 FM

«Юбилейный Бал победителей». Александр Кастравец

* Поделиться

У нас в гостях был советник председателя совета директоров Объединенной Металлургической Компании Александр Кастравец.

Мы говорили о юбилейном Бале победителей, который организовывается в конце года для всех тех, кто причастен победе в Великой Отечественной войне. Наш гость рассказал, как возникла идея бала, как он проходит, кто участвует в его организации и кого приглашают на него. Александр поделился, что такое событие имеет особенную важность, так как это восстановление той славы, которую заслужили люди, причастные победе, и надо стараться делать все возможное, чтобы им было хорошо.


Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели. «Светлый вечер» на Светлом радио. Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Приветствуем Вас в этой студии, и приветствуем нашего гостя. Сегодня этот «Светлый вечер», эту его часть здесь вместе с нами и с Вами проведет Александр Кастравец – советник председателя совета директоров «Объединенной металлургической компании». Добрый вечер!

А. Кастравец

— Добрый вечер, добрый вечер! С наступившим Новым годом!

А. Пичугин

— Да, и Рождеством. Спасибо большое! С наступившими праздниками!

А. Митрофанова

— Взаимно!

А. Пичугин

— Как-то это сочетание цифр «2020» — мы еще будем какое-то время привыкать...

А. Митрофанова

— (Смеется.) И осмыслять.

А. Пичугин

— Я тут в начале этого года, наступившего уже, сидел и думал, что... Ну, почему-то мне вспомнилось 31 декабря 1999 года. Вроде бы, совсем недавно я ехал в маршрутке, и вдруг по радио вот это знаменитое «Я устал, я ухожу», это уже всем было известно в середине дня, и это было 20 лет назад.

А. Митрофанова

— (Смеется.) Казалось бы... Вы на протяжении тоже уже очень многих лет проводите...

А. Кастравец

— ...на протяжении четырнадцати...

А. Митрофанова

— ...четырнадцати – чуть меньше, чем двадцати, но это вопрос ближайших нескольких лет... Проводите удивительную совершенно встречу, которая приурочена к Новому году, которая бывает, как правило, в конце ноября – начале декабря. И вот в 2019 году это тоже произошло – «Бал победителей». Так называется эта встреча. И однажды здесь, в студии радио «Вера», мы о ней уже говорили, по-моему, даже не однажды. И хочется к этой теме возвращаться снова и снова. Суть в том, что для ветеранов Великой Отечественной войны, которых осталось, к сожалению, не так много, и с каждым годом, по понятным причинам, их все меньше...

А. Пичугин

— Несколько десятков тысяч. Вот я недавно читал лекцию в одном городе как раз на тему войны, это все было приурочено как раз к наступившему году – уже теперь наступившему, тогда еще наступающему, — и специально для этого смотрел статистику. Если я не ошибаюсь, сейчас – и, мне кажется, стоит об этом сказать в контексте нашей программы – в живых у нас в стране...

А. Кастравец

— Давайте я помогу с этой цифрой...

А. Пичугин

— ...75 тысяч.

А. Кастравец

— Да, на апрель 2019 года – 74 тысячи.

А. Пичугин

— 74 тысячи реально воевавших.

А. Кастравец

— Вот, для понимания, в 2016 году ветеранов войны было 128 тысяч.

А. Митрофанова

— Ох!

А. Пичугин

— 74 тысячи человек – это население совсем небольшого российского города.

А. Кастравец

— Более чем в половине населенных пунктов России сегодня, к сожалению, уже нет участников войны.

А. Митрофанова

— Вы проводите для этих людей, благодаря которым... В этом году у нас, кстати, 75-летие же Победы, да? Вы проводите ежегодно бал под Новый год, собираете их из разных городов России, бывших союзных республик, то есть это не только Россия, это и, в общем, все, кто воевал, те, кто принимал в этом участие. И собираете их в замечательном зале в Музее Победы на Поклонной горе, и там для них настоящее торжество. Мне выпала честь однажды побывать там, быть свидетелем, как это все происходит. И я Вам должна сказать, что когда я об этом вспоминаю, у меня... Ну вот это было пару лет назад – я до сих пор... Вот, знаете, у меня прямо слезы на глаза выступают, как потрясающе это все устроено. Я, наверное, свои эмоции оставлю при себе, предоставлю слово Вам, попрошу, чтобы Вы рассказали. Вот 74 тысячи осталось ветеранов в живых. Сколько человек в силах к Вам приехать? Кого Вы привозите, кого зовете, кого там собираете?

А. Кастравец

— Мы работаем с советами ветеранов. И, понятное дело, мы исходим из того, в каком состоянии находятся сами ветераны. Потому что дорога очень дальняя. Если это Таджикистан, то люди, скажем, приезжают из аула, и из аула нужно доехать до столицы – до Душанбе. Потом оттуда прилететь в Москву, здесь доехать из аэропорта до отеля, разместиться и так далее. То есть для людей, живущих в отдаленных селах, поселках, городах, это, безусловно, непростое путешествие. Большей части ветеранов, тех, кто к нам приезжает в Москву на «Бал победителей», им за 90-95 лет.

А. Митрофанова

— Как они танцуют вальс!

А. Кастравец

— За 90-95 лет.

А. Митрофанова

— Как они танцуют вальс! Это же глаз просто оторвать невозможно! Это такая стать, это такой шарм, это такой невероятный дух, вот просто сила человеческая!

А. Кастравец

— Ну, вообще вот, да, тема такой, знаете... Тема жизнелюбия, такой жизнестойкости и вообще такой, знаете, благорасположенности и открытости миру – она очень применима к этим людям. Потому что, пройдя через невероятные лишения и испытания, они сохранили вот такую влюбленность в жизнь и умение быть благодарным. Ведь для них это же огромное событие. Одно дело, из Подмосковья или из Москвы приходят и приезжают к нам люди на «Бал победителей», а другое дело – приезжают из стран дальнего зарубежья (не важно, будь это Латвия, Азербайджан или Киргизстан). Для них же это огромное событие. Огромное событие! Многие из них не были в столице и не были в России, и никогда не погружались в атмосферу такого праздника, такого единения и признания спустя годы, что Победа, завоеванная 75 лет назад, — это Победа всего советского народа. Десятки и десятки народов участвовали в Великой битве. И у них тоже ведь такое, знаете, волнительное, очень возбужденное состояние. Но мы начинаем бал в 14:00, и наши ведущие – они до последнего ветерана находятся в зале. И проходит три-четыре часа, и у них есть силы и желание и общаться, и танцевать, в том числе.

А. Митрофанова

— Такой момент – Вы когда описали этот непростой путь в Москву... Одно дело – действительно, из Подмосковья, а другое дело – откуда-нибудь из удаленных регионов или даже из стран бывших союзных республик. Вы же оплачиваете дорогу им?

А. Кастравец

— Да, мы не просто оплачиваем дорогу. Мы организуем... Мы создаем такие условия – максимально комфортные. Поэтому в каждой группе, из каждой республики, из каждой страны есть сопровождающие, в том числе медицинский персонал, волонтеры.

А. Пичугин

— А из стран, как Вы сказали, дальнего зарубежья? Потому что ветераны ведь живут в любых странах мира, которые можно себе представить. Уезжали-то много куда – это и Канада, и США, и Израиль, и та же Германия...

А. Кастравец

— Я Вам скажу. В этом году у нас было 18 делегаций из 14 стран. В основном, это бывшие союзные республики.

А. Пичугин

— А есть какая-то статистика? Может быть, то, что я назвал в начале нашей программы с Вашей помощью – 74 тысячи человек ветеранов в нашей стране? Статистика вообще по планете?

А. Кастравец

— Вы знаете, не могу сказать... Ну, на местах, ну, на далеких, на дальних местах – я имею в виду, вот в этих республиках, — практически все откликаются. Ну, и перед ними тоже непростая задача – подобрать группу из семи-восьми человек, которая приедет в Москву. Здесь очень важно, чтобы и желание, и возможности, и здоровье позволяло, самое главное, приехать в столицу нашей Родины.

А. Митрофанова

— А Вы прямо вот всех-всех готовы принять, кто сможет, кто захочет?

А. Кастравец

— Мы – нет. Мы, конечно же, ограничены вот этим Залом Полководцев в Музее Победы на Поклонной горе. В общей сложности, с сопровождающими – это почти 500 человек.

А. Пичугин

— А неужто приходится кому-то отказывать?

А. Кастравец

— Ну, в данном случае мы же ставим задачу перед советами ветеранов, и советы ветеранов формируют делегацию в рамках, простите за это слово, той квоты, которая...

А. Пичугин

— Ну, а чего было делать...

А. Кастравец

— ...выделена на ту страну. Мы ведь тоже хотели быть... и мы проявляем максимум гостеприимства, теплоты, нежности и заботы. Вообще, Вы знаете, вот в этом – одна из уникальностей вот этого события – нестандартного, непохожего ни на...

А. Митрофанова

— Вот это правда.

А. Кастравец

— Да, нет у нас таких встреч. Она состоит в том, что мы приглашаем действительно всех тех, кто был причастен к Победе. И всех тех, кто жил на территории Советского Союза. При этом нет никакой политизированности в этом бале, а есть желание на вот эти два дня, что гостят в Москве ветераны, сделать их, ну, знаете как... как сказка, как некая фея, и вдруг вот... ну, все желания Ваши исполняются. Поэтому – белоснежные скатерти, прекрасное меню, вино, другие напитки, покрепче, прекрасные закуски, отличные официанты. И, конечно же, артисты. Конечно же, артисты.

А. Митрофанова

— Те, кого они любят?

А. Кастравец

— Те, кого они любят, да. И песни звучат, в том числе, и на других языках – не только на русском языке. Вот таким нашим и талисманом, и, пожалуй, одним из самых любимых исполнителей, которого ждут ветераны, является Лев Лещенко. Он участвовал в 13 из 14 наших встреч.

А. Митрофанова

— Да. Ну, можно понять: его исполнение песни «Этот День Победы» — я представляю, какое впечатление производит на ветеранов. Это же настолько, мне кажется, воодушевляющее...

А. Кастравец

— Да, да.

А. Митрофанова

— ...когда они понимают, что вот эта песня, которую, может быть, кто-то из них слышал только по радио или по телевизору в свое время, вот она сейчас звучит именно для них...

А. Кастравец

— Если помните, ветераны встают, и это такой тоже очень естественный порыв. Очень естественный.

А. Пичугин

— Уж, по крайней мере, они ее слышали от Льва Лещенко когда-то. Наверняка, конечно же, эта песня, особенно в позднесоветские годы во всех ДК на праздниках исполнялась, так же, как и «Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай...» Евдокимова.

А. Митрофанова

— Да, совершенно верно. Но тут вот еще такой момент, что впервые, может быть, для них эта песня именно для них звучит, так, как она и была задумана. То есть у нее вот этот ее смысл глубинный, что это такой, ну, дар, что ли, приношение именно этим людям, раскрывается. До этого момента – ну, вот она звучит и звучит, но как некая абстрактная песня. А так вот она – что вот конкретно для Вас. Вот больше... Вот именно для Вас.

А. Кастравец

— Вы знаете, когда Андрис Лиепа, народный артист Российской Федерации, задумывал проведение «Бала Победителей», он как раз и предполагал и надеялся, что атмосфера на этом празднике будет безбарьерная. То есть и у ветерана будет возможность пообщаться и потанцевать, в том числе и с артистами, которых они видят только на телевизионных экранах или слушают по радио. И все люди будут открыты. И так оно, к счастью, и происходит. Потому что ни один артист не откажет ветерану войны в возможности вместе с ним сфотографироваться, спеть песню и выйти на танцпол.

А. Митрофанова

— Постоянные ведущие этого бала – Андрис Лиепа и...

А. Кастравец

— ...Екатерина Стриженова. Как они ее называют, «дочка», «Катенька» — она их любимая телеведущая, насколько я понимаю?

А. Кастравец

— Да, да. Это правда.

А. Митрофанова

— Тоже вот какие-то очень нежные чувства они к ней испытывают. И Екатерина каждый год откликается тоже с удовольствием и с... Ну, в общем, для нее это честь.

А. Кастравец

— Да. Ну, Екатерина и Андрис – они как раз вот, знаете, как стержень. Они создают вот эту праздничную, легкую, душевную, торжественную атмосферу. И отдельное спасибо Андрису, потому что сейчас он работает далеко за пределами нашей страны...

А. Митрофанова

— В Ташкенте – он возглавляет театр...

А. Кастравец

— Кстати, в Узбекистане, да, в большом театре в Ташкенте он главный...

А. Пичугин

— ...художественный руководитель.

А. Кастравец

— ...да, художественный руководитель и главный хореограф. Но вот он нашел возможность, приехал и участвовал в подготовке этого XIV бала, который мы провели снова на Поклонной горе. Это, знаете, ведь артисты же разные. Артисты, живущие днем сегодняшним и думающие только о наживе и о своем присутствии в таком светском пространстве, я бы сказал, в таком вульгарно-скандально-шоуменском, — это вот одна участь. Есть люди, для которых это такое, знаете, логическое продолжение жизни, наполненной смыслами. И Андрис вот относится к тем редким людям, кто не только выступает в роли мечтателя, а очень многое делает для того. чтобы выразить вот эту благодарность, это восхищение и продлить жизнь, на самом деле, для сотен, сотен ветеранов войны.

А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня, напомню, Александр Кастравец – советник председателя совета директоров «Объединенной металлургической компании». Мы говорим о «Бале победителей», который ежегодно в конце ноября – начале декабря проходит на Поклонной горе. И вот сейчас уже юбилейный 2020 год – 75-летие Великой Победы мы будем отмечать. И, в общем-то, я думаю, что весь год как-то вокруг этого события концентрируется. И поэтому, конечно, «Бал победителей», который прошел в конце года 2019-го, это тоже такое очень важное и знаковое событие. Мы уже отмечали, что ветеранов каждый год становится все меньше. И я, знаете, сначала несколько переживала, что на сегодняшней встрече нашей не будет Андриса Лиепы, потому что он, так сказать, идейный вдохновитель всего этого процесса. А теперь я даже этому рада, потому что у нас есть возможность «за глаза», что называется, его обсудить. Андрис – он вряд ли бы поддержал этот разговор, но я просто понимаю, как много он вкладывает в это событие. На протяжении всех этих уже 14, получается, лет, как Вы сказали, он идейный вдохновитель, но он еще и какой-то своеобразный пульс, что ли, или сердце этого проекта. Вопрос: кому это, прежде всего, надо? Я так понимаю, что это очень надо ему. Потому что вот это осознание того, что ветеранов с каждым годом все меньше и мы можем не успеть сказать им «спасибо», оно становится такой движущей силой, чтобы каждый год организовывать вот это масштабнейшее событие... И я так понимаю, что при Вашей поддержке...

А. Кастравец

— Да, Вы просто правильно сказали – мы с Андрисом на одной волне, поэтому вместе мы в одной такой большой и серьезной команде проводим этот «Бал победителей». Не только ради того. чтобы сказать «спасибо», но, Вы знаете, это еще, своего рода, сигнал. Это такая весь, которая идет, в том числе, в те страны, где отношение к Победе и вообще к Великой Отечественной войне – оно иное, сознательно или несознательно искаженное. Но искаженное.

А. Пичугин

— Да, простите, я бы, наверное, в защиту других стран все-таки высказал пару соображений о том ,что даже вот постоянно среди историков идет спор о том, как мы считаем. Великая Отечественная война, безусловно, — это наша. Но есть же Вторая Мировая, которая началась 1 сентября 1939-го и закончилась 2 сентября 1945-го, в которой мы участвовали большую часть времени. Для каких-то стран, которые потеряли гораздо меньше людей, которые больше потеряли, скажем, в Первую мировую, чем во Вторую, мы же в России, к сожалению... У нас Вторая Мировая – Великая Отечественная – начисто стерла память о Первой Мировой. Я вот как раз, когда размышлял о том, что 74 тысячи ветеранов осталось – уже, к сожалению, меньше, потому что с того момента, как считали, почти год прошел. Когда я был маленький и было мне лет 10, столько же было ветеранов Первой Мировой в России у нас. Порядка. Такой же порядок примерно был живущих. И ветераны Первой Мировой у нас как-то были подзабыты, потому что кто-то из них участвовал во Второй Мировой, кто-то из них не участвовал во Второй Мировой и Великой Отечественной, уже по возрасту. Но вот как-то про них не вспоминали никогда – в последние годы что-то делается. А вот в тех странах, которые, может быть, как-то меньше говорят о Победе, о Второй Мировой, о нацизме, — там чтят как раз историю Бирмы.

А. Кастравец

— Ну, это такой очень далекий и такой разговор, и очень такой дискуссионный...

А. Пичугин

— Но другой – да.

А. Кастравец

— Но слава Богу, что сегодня есть ветераны — они являются, ну, Вы знает, носителями вот этой правды. Пока есть возможность соприкоснуться с этой правдой, нужно этим пользоваться. И это, кстати, тоже один из мотивов, почему Яндекс и наша «Объединенная металлургическая компания» организовывают этот «Бал победителей, и мы это делаем действительно с открытым сердцем». Я даже более Вам скажу – что с некоторыми из ветеранов мы долгие годы поддерживаем еще товарищеское отношение. Я Вам расскажу историю, я в студию пришел с фотографией. Это 1943 год. Это присяга. На фотографии Владимир Новолуцкий, Родина его предков - Вологодская область, Кичменгский Городок...

А. Митрофанова

— Совсем молодой человек – лет 15-16.

А. Кастравец

— ...да, что в 100 километрах от Великого Устюга. 10-й класс, 1943 год. Весь класс рвался на фронт. И вот эта фотография сделана на Карельском фронте в 1943 году. Да, это вот 17-летний молодой человек. И, Вы знаете, мы с ним познакомились во время нашего юбилейного, 10-го «Бала победителей». И вот что поражает в людях, когда вот начинаешь глубоко проникать, — человеку уже далеко за 90, а у него жизнь кипит. Вот он написал за свою жизнь более 100 книг.

А. Митрофанова

— Ого!

А. Кастравец

— И фильмов. Причем, это делает он в буквальном смысле в домашних условиях. К сожалению, он ушел из жизни в 2019 году.

А. Пичугин

— А жил он в Москве?

А. Кастравец

— Он жил и в Москве, и жил в Вологодской области, то есть жил на два дома. Я к нему приезжал в Вологодскую область, чтобы поздравить его с юбилеем. От имени компании я приехали и его поздравил, потому что вот таких энтузиастов, понимаете, людей, для которых жажда жизни является смыслом жизни... И он спешил делиться вот этим опытом, своими знаниями, впечатлениями, открытиями с людьми, которые его окружали...

А. Митрофанова

— А о чем он писал?

А. Кастравец

— Его интересовало краеведение. Поэтому много очень краеведческих книг. Очерки, связанные с войной. Он профессор, полковник медицинской службы, 44 года служил в армии, потом вышел на пенсию. Но на пенсии не остановился, хотя и приусадебный участок, и помидорчики, огурчики...

А. Митрофанова

— Тоже все по полной программе?

А. Кастравец

— Тоже по полной программе.

А. Митрофанова

— Удивительно!

А. Кастравец

— И вот, Вы не поверите, до последнего своего дня (а я связь поддерживал с ним регулярно) он мне говорит: «А я лежу, я прикован, я вставать не могу, но я спешу закончить еще один фильм».

А. Пичугин

— Он сценарии писал?

А. Кастравец

— Он писал сценарии. Он монтировал вместе со своей прекрасной супругой в домашних условиях.

А. Пичугин

— А, он прямо монтировал сидел?

А. Кастравец

— Он монтировал, да, да. Понимаете? Ну, то есть у этих людей... Это вот одна история – так вот судьба распорядилась, что я с ним был близко знаком. А таких вот историй, когда участники войны, уже перешагнувшие 90-летний рубеж, полны вот этой энергетики и делятся этой энергетикой... У нас один из самых старейших участников бала был Отто Шмидт из Копейска. Копейск – это Челябинская область.

А. Пичугин

— Челябинская.

А. Кастравец

— И вот когда он приехал...

А. Митрофанова

— А он из русских немцев, судя по всему, да?

А. Кастравец

— Да, да. Он, к сожалению, тоже ушел из жизни. Одно из его желаний – он большой поклонник «Спартака». Мы ему организовали поход на стадион «Открытие».

А. Митрофанова

— (Смеется.) Скажите пожалуйста!

А. Кастравец

— А теперь вдумайтесь!

А. Пичугин

— А что тебя так удивляет?

А. Кастравец

— Нет-нет, нет... А удивляет – я скажу что. 102 года – и поход на футбол.

А. Пичугин

— Вы знаете, я помню эту историю. Какой это год был, напомните?

А. Кастравец

— Это было три года назад.

А. Пичугин

— Три года назад. Я хорошо помню эту историю просто из новостей, кажется. Будучи сам большим поклонником московского «Спартака», видимо, где-то в новостях о клубе я встречал, да. И он ушел из жизни уже.

А. Кастравец

— Ушел из жизни. И потом, когда он вернулся в Челябинск, мы обратились в клуб, нам сделали мяч с автографами футболистов, полный комплект и так далее...

А. Митрофанова

— Я думаю, что там все футболисты просто почли за честь расписаться на таком мяче...

А. Кастравец

— И наши коллеги из Челябинска приехали к нему домой и сделали вот такой подарок. Поэтому вот у этого бала есть и такое вот продолжение – когда отношения становятся товарищескими и ты сам учишься у этих людей жизнестойкости, жизнелюбию. Ну, и служить – и служить до последнего дня, пока есть силы хоть какие-то.

А. Митрофанова

— Я думаю, что для многих ветеранов именно вот это человеческое наполнение становится важной поддержкой. Как трудно бывает одинокому человеку... даже не обязательно одинокому – просто пожилому человеку – найти какую-то такую опору, чтобы вот было ради чего прожить еще один год. Хотя так много болезней уже, так много каких-то... Ну, физиология человеческая – мы же с возрастом, к сожалению, не становимся крепче и моложе, да? А вот про этот бал я слышала, как они говорят, сами ветераны: «Мы во многом и держимся для того, чтобы в следующем году снова сюда приехать, снова сюда попасть». Дорогого стоит.

А. Кастравец

— Мы получили одно из писем из Нижегородской области. Ветеран писал, что «не доктора, а Вы для меня – лучшее лекарство». Потому что...

А. Митрофанова

— Мотивация потому что.

А. Кастравец

— Да. Давно так говорят современным языком – мотивация, да. И «я живу надеждой и делаю все для того, чтобы у меня были силы приехать в Москву в следующем году».

А. Пичугин

— Мотивация и еще, к тому же – это уже к сожалению, — очень мало мероприятий таких, как Ваше. И человек, который живет, ему уже за 90 лет, тяжело, а у него просто нету других возможностей, мероприятий – куда-то пойти, поехать. Даже если бы что-то проводилось и кто-то бы еще возил ветеранов или приезжал к ним в гости... Но такого же не происходит. И есть, действительно, этот Ваш бал, ради которого люди живут еще один год. Это очень печальная история, на самом деле. Не о стойкости, наверное, а о нашей памяти.

А. Кастравец

— Но, с другой стороны, Вы знаете, она поучительна. Вот мы сейчас вступили в Новый год, и мы так щедро делимся подарками друг с другом. А хотелось бы, чтобы мы вспомнили и не только по случаю Дня Победы 9 Мая о том, что на площадке рядом со мной живет ветеран, и в соседнем доме. А чтобы и накануне вот таких вот праздников мы тоже были открытыми и щедрыми. Кстати, по поводу открытости и щедрости. Мы наших детей... У нас заводы находятся в пяти регионах – это и Башкортостан, и Татарстан, и Челябинская область, и Нижегородская область, и Пермский край. Мы перед каждым «Балом победителей» просим, чтобы они сами придумали какие-то интересные, нестандартные подарки для ветеранов. И сделали, самое главное, своими руками. Вот в этом году они сделали такие очень интересные шкатулки своими руками и туда положили билеты. И эти подарки приехали в Москву из пяти российских регионов. И очень важно, что это сделано детьми, и они понимали, для кого они делают. Вот чем больше будет такого, знаете, активного соучастия, причем, в течение года, без привязки к большому юбилею, тем, мне кажется, гармоничнее и добрее будет наша жизнь.

А. Пичугин

— Прервемся на минуту. Я напомню, что у нас в гостях сегодня Александр Кастравец, советник председателя совета директоров «Объединенной металлургической компании». Ваши ведущие – мы, моя коллега Алла Митрофанова и я, Алексей Пичугин. Через минуту вернемся.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова, и напоминаю, что в гостях у нас Александр Кастравец – советник председателя совета директоров «Объединенной металлургической компании». Мы говорим об уникальном таком – к сожалению, уникальном – стабильности, которое называется «Бал победителей». Он проходит в конце года каждый раз в Москве, в Музее Победы на Поклонной горе, и туда собираются ветераны Великой Отечественной войны из самых разных стран – из России, из стран бывших союзных республик – собственно, те, благодаря кому мы победили в 1945 году. Этот год юбилейный – 75-летие Победы. Вот как наш гость совершенно справедливо заметил и напомнил, я помню, именно этот момент особенно поразил меня вот тогда, два или три года назад, когда мы с Вами познакомились и Вы с Андрисом Лиепой рассказали о самой идее, как это возникло. Каждый год ближе к 9 Мая наших ветеранов начинают поздравлять из разных комитетов, общественных организаций... Школы, детские сады...

А. Кастравец

— То есть это превращается, знаете, в такую кампанейщину...

А. Митрофанова

— Да.

А. Кастравец

— То есть в выполнение определенных обязательств.

А. Митрофанова

— Да, «для галочки», что ли, как-то...

А. Кастравец

— Ну, не всегда «для галочки», но в рамках чего-либо.

А. Митрофанова

— Да. Вот да, правильно. Потому что, действительно, я не представляю себе людей, которые бы такие вещи делали, действительно, исключительно «для галочки». Нет, тут у каждого из нас в сердце обязательно что-то начинает вибрировать, когда мы...

А. Кастравец

— Честно говоря, Вы знаете, вот на местах не только администрации, но каким-то общественным организациям ну ничто не мешает в каждом крае, области нашей страны проводить вот такие неформальные праздники.

А. Митрофанова

— И не раз в году!

А. Кастравец

— Да, туда не приедет, там, Лев Лещенко, но это не так важно! Важно, что ветераны, участники войны – они понимают, что это сделано от всей души и что в этом нет никакого формализма, и что они сегодня герои. Но герои не сценически – они герои какого-то большого душевного праздника.

А. Митрофанова

— Вот меня как раз, Вы знаете, это очень порадовало тогда, когда мы с Вами познакомились. Я подумала: «Ведь действительно у нас закрепилась в отношении ветеранов эта вот очень стойкая ассоциация, что — «а, ну, их день – 9 Мая». Это как, знаете, прости Господи, «молчи, женщина, твой день – 8 Марта». Кто сказал, что только в этот день мы должны ветеранов поздравлять и прочее? Нет. А под Новый год – уж тем более! Насколько важен этот праздник для них, людей из советского времени, и как, я не знаю, вот в эти голодные послевоенные годы... Я представляю себе, чего стоило хоть что-то собрать под Новый год. Но вот это состояние праздника тоже многих держало. Поэтому память о Новом годе вот еще... Это мы сейчас – люди уже из другого времени, для нас есть масса других праздников – и Рождество Христово, и Пасха, конечно, и церковные праздники, и какие-то...

А. Пичугин

— Ну, для христиан, все-таки.

А. Митрофанова

— Да, да, ну, и светские праздники какие-то еще. И, в принципе, существенно легче мы живем, по сравнению с ними. А для них тогда Новый год – это прямо ну какое-то совершенно необыкновенное значение имел этот праздник.

А. Пичугин

— Застывший во времени.

А. Митрофанова

— Да, да-да.

А. Пичугин

— Вечная «Ирония судьбы»...

А. Кастравец

— Да. И мы не отказались, хотя были такие там дискуссии в нашем оргкомитете, от такого, знаете, классического советского подхода тоже к подарку. Люди приехали в Москву, и из Москвы они должны привезти бутылку шампанского, коробку конфет-ассорти, хорошую колбасу, новогодний календарь – ну, и так далее.

А. Пичугин

— Это привычно. Это вот, как совершенно точно заметила Алла, это действительно...

А. Митрофанова

— ...классика такая.

А. Пичугин

— Это и классика, и времена их молодости.

А. Кастравец

— И это людей радует. А так как праздник задуман не для нас, не для людей другого поколения... Это с нашей высоты кажется не совсем уместным. А они это ждут. И это вызывает у них восторг. Собственно говоря, Вы знаете, в этом и смысл «Бала» — чтобы в течение всего того времени, что они находятся на Поклонной горе в Музее Победы, они чувствовали вот эту легкость бытия.

А. Митрофанова

— Наконец-то, да?

А. Кастравец

— Вот эту красоту и беззаботность, понимаете? Полную беззаботность.

А. Митрофанова

— Меня еще поразило, когда мы с Вами тогда первый раз говорили, общались, Вы сказали, что времена бывают разные, но этот проект мы не сдадим никогда. То есть это последнее... Вот даже если совсем уже кризис какой-нибудь прижмет, «Бал победителей» будет последним, от чего мы откажемся. А проще, может быть даже, и не откажемся от него, а лучше от чего-нибудь еще.

А. Кастравец

— Нет, ну можно переформатировать, но важно, чтобы о Великой Отечественной войне, о героях войны мы говорили, знаете вот, чтобы эти слова и эти убеждения шли изнутри. А в каком это будет формате, и будет ли это с участием кадетов, курсантов, молодых офицеров – возможен и такой вариант.

А. Митрофанова

— А, кстати говоря, у Вас тогда, когда я была на «Балу победителей», по-моему, не было курсантов кадетов, хотя, может быть, я просто...

А. Кастравец

— У нас. Мы приглашаем, да. Или приглашаем их в качестве артистов, но не позволяет Зал Полководцев вместить большое количество гостей. Поэтому есть определенные ограничения.

А. Митрофанова

— А как между ними вот это общение выстраивается?

А. Кастравец

— Ну, мне кажется, вот сам по себе выход... Ведь во время «Бала победителей» поют не только известные артисты, о которых я говорил, — это и Лев Лещенко, и Саша Орешко, и Военно-морской оркестр имени Римского-Корсакова, и Нина Шацкая, но и Хор ветеранов. И ветераны выходят, читают стихи и поют вместе с народными артистами. И это тоже очень естественно вот в той среде, которую создают Андрис Лиепа и Екатерина Стриженова.

А. Митрофанова

— А какие стихи читают?

А. Кастравец

— А стихи читают самые разные – от лирических до патриотических. В том числе, и люди хотят передать же привет. Они приехали, скажем, из Молдавии, или приехали из Киргизии. Ну им хочется поделиться кусочком, своим национальным каким-то колоритом вот с этой большой и очень понятной для них аудиторией.

А. Пичугин

— Можете вспомнить какие-нибудь, ну, давайте, забавные случаи того, что... как забавные, те, которые запомнились вот из этих 14 лет, связанные с приездом ветеранов? Кто-то, может быть, первый раз где-то в Москве. Человеку уже 90 лет, а он в Москве никогда не был – из Киргизии, например. приехал...

А. Кастравец

— Алексей, на самом деле, таких большинство. У нас еще были очень хорошие отношения с Полным Кавалером Орденов Славы из Киргизии. Когда я с ним общался, я просто пытался определить, а сколько времени он потратил на дорогу. Больше 20 часов.

А. Митрофанова

— Ой, это же невероятно. А сколько лет ему?

А. Кастравец

— А им всем за...

А. Митрофанова

— ...за 90.

А. Кастравец

— ...за 95. Уже за 95.

А. Пичугин

— А как, если у нас 75 лет Победе, сколько было самому молодому участнику? Пускай даже 15 лет, да? Это уже 90.

А. Митрофанова

— Подождите-ка...

А. Кастравец

— У нас, конечно, на самом деле, всегда, знаете... Не скажу, что такой страх, но всегда волнение, связанное с тем, как себя будут чувствовать. Потому что это и климатические перепады, если люди приехали из Средней Азии, это и большая дорога. Ну еще эмоциональный такой, знаете, подъем, всплеск...

А. Митрофанова

— Да.

А. Кастравец

— Но, слава Богу, за все годы они просто молодцом. Они вызывают восхищение, да.

А. Митрофанова

— Но у Вас же там и медицинское сопровождение, и страховка, и все – вот прямо неотлучно, да, вместе с ними?

А. Кастравец

— Да, конечно, все присутствует, все включено. Но самое главное, что включен вот этот внутренний резерв, второе дыхание для того, чтобы все было беспроблемно, и они бы вернулись домой с морем впечатлений и с подарками. А еще и накануне Нового года.

А. Митрофанова

— Ой, прекрасно, конечно, это все. Вы, помимо самого бала, какую продумываете для них логистику? Что вот... Гостиницы, знаю, тоже Вы же им оплачиваете, да?

А. Кастравец

— Гостиница. Естественно, в гостинице волонтеры. Мы приглашаем волонтеров – как тех, кто работает в нашей компании, так и тех, кто помогает Музею Победы. И они сопровождают в автобусах, встречают их. Но все это очень торжественно – от возложения цветов до непосредственно до самого «Бала победителей», когда они поют, танцуют.

А. Митрофанова

— А где они цвет возлагают?

А. Кастравец

— А там же, во-первых, есть зал... Ну вот Вы когда поднимались наверх, там зал, где все 11 с лишним тысяч Героев Советского Союза в этом зале возлагают цветы.

А. Пичугин

— Вообще все происходит в одном месте?

А. Кастравец

— Да, да!

А. Пичугин

— А экскурсии по Москве?

А. Кастравец

— Экскурсии по Москве – это очень тяжело.

А. Пичугин

— Тяжело...

А. Кастравец

— Тем более, это сопряжено... Знаете, год на год не приходится – гололед и все такое прочее. Но возможность в Музее Победы посмотреть диорамы, выставки – это все да. Тем более, они приезжают, так как люди старой закваски, конечно же, им хочется приехать пораньше – за час, за полтора.

А. Митрофанова

— Настроиться еще...

А. Кастравец

— Настроиться.

А. Митрофанова

— Сопережить это все.

А. Пичугин

— Поговорить!

А. Кастравец

— Поговорить! Еще и пообщаться, конечно. Вот это, знаете, тоже одно из ключевых слов. Кроме того, чтобы сесть за праздничный стол и посмотреть на красивых артистов, послушать любимые песни, — еще и пообщаться. Потому что через каких-то 30-40 минут после начала бала они начинают уже ходить от одного стола к другому столу.

А. Пичугин

— А бывает такое – это весь сейчас очень сложно себе представить, редко... Я помню, я с дедушкой ходил на праздничные мероприятия, посвященные 40 с чем-то годам Победы, 50 годам, вот особенно 1995 год. И люди встречали в центре Москвы своих однополчан, которых не видели с войны, но этих однополчан было много. И были еще достаточно крепкие люди, которым было слегка за 70. Сейчас, конечно, с этим гораздо сложнее. И бывает ли, что у Вас люди встречают однополчан?

А. Кастравец

— Бывает, да. Я помню, что года два назад была встреча в зале, когда выяснилось, что они не просто были на одном фронте, а они, оказывается, служили в одном полку.

А. Пичугин

— И были знакомы.

А. Кастравец

— Да, и были знакомы. Ну вот как-то так вот удалось вспомнить!

А. Пичугин

— Они прямо встретились впервые за?..

А. Кастравец

— Удалось вспомнить. А среди легендарных людей, кто у нас был, — ну вот, в частности, маршал Язов. К сожалению, сейчас вот здоровье не позволяет маршалу, единственному живущему...

А. Пичугин

— Я помню его еще в силах. Даже когда-то интервью у него брали, когда он сам приезжал, в полной форме...

А. Кастравец

— Да, он Маршал Советского Союза...

А. Пичугин

— ...с Бриллиантовой звездой Маршала.

А. Кастравец

— Ну вот он приезжал. И приезд... По-моему, дважды у нас был Василий Лановой. Он так проникновенно читал стихи – мурашки! И это вот язык, который понятен абсолютно всем, не важно, откуда ты приехал – из Узбекистана, Латвии или Подмосковья.

А. Митрофанова

— На радио «Вера», помню, мы рассказывали историю одного из ветеранов, который... Как раз мы с ним пообщались там, на Вашем празднике замечательном. Он рассказал, как на него дважды приходили похоронки. Я помню, меня это поразило, пронзило. Я даже описать не могу того впечатления, которое на меня его история произвела. Потому что представить себе, что его близкие дважды его похоронили... Дважды! Первая похоронка приходит – и уже это просто мир сразу раскололся на «до» и «после», а потом, я не знаю, может быть, какие-то известия поступили, что он жив или что, и тут – раз! – и вторая приходит. Причем, его чуть ли уже не из могилы вытащили! Заметили... Его в морг, по-моему, там привезли из госпиталя и вдруг заметили, что он, вроде как, шевелится. И его срочно реанимировали, откачали и все... Дошел до Берлина! Это невероятные какие-то истории. И вот понимаешь, что, действительно, как Достоевский говорил, «широк человек, я бы сузил». А иногда понимаешь, что бывают такие обстоятельства – не дай Бог, конечно, но бывают такие обстоятельства, — когда вот вся эта человеческая широта и высота, и глубина тоже – они реализуются настолько по полной программе... Потому что как можно вместить столько всего в себя?

А. Кастравец

— Вы знаете, я сегодня говорил о том, что учиться у ветеранов можно и нужно жизнелюбию, преданности и любви к своему Отечеству. Но еще, Вы знаете, просто вот такой жизнестойкости, просто вот такой силе духа, такой мужественности невероятной. Я вот еще одну фотографию принес – чтобы Вы посмотрели. Это вот один из Полных Кавалеров Ордена Славы. Смотрите, какой взгляд у человека!

А. Митрофанова

— Да, жалко, что радио не показывает картинки!

А. Кастравец

— Да, полный достоинства, уважения к себе и мужественности. Мы как-то вот в этих вот рассказах и воспоминаниях о годах войны и о послевоенных забываем о том, что эти люди, в первую очередь, были солдатами, офицерами. Это испытание силы духа и твоей физической силы, твоей мощи.

А. Пичугин

— Мы напомним, что у гостях у Светлого радио сегодня советник председателя совета директоров ОМК, «Объединенной металлургической компании», Александр Кастравец. Но год наступил юбилейный, 75 лет Победы. Какие-то еще, быть может, мероприятия при Вашей поддержке будут происходить, связанные так или иначе с ветеранами?

А. Кастравец

— Я Вам расскажу о том, что мы делаем в наших регионах. Потому что ветеранские организации... Ну вот для примера – город Выкса Нижегородской области. Город, в котором проживают вместе с районом около 90 тысяч. А ветеранская организация – 22 тысячи. Это вот такая, знаете, ведь мощная сила. Не до конца востребованная. Если в Москве есть программа «Московское долголетие», то в провинции-то этого нет. И поэтому когда у нас какие-то инициативы рождаются, они откликаются, и они с удовольствием идут, и, в том числе, на такие шаги, не совсем стандартные. Мы в Выксе проводим каждый год Фестиваль современной городской культуры «Арт-овраг». И как-то у нас фестиваль как раз попал на 22 июня. Мы думали: как вот объединить людей молодых и тех, кому уже далеко за 60, за 70, за 80? И мы на центральной площади города решили восстановить карту города 1941 года, сделать эти контуры. А погибло во время войны из этого маленького городка больше 6 с лишним тысяч человек. Не вернулись. И мы привезли 6 тысяч свечей в подстаканниках, и сами горожане пришли с внуками, правнуками. И они сами – вот моя улица, — вот на этой улице и ставили свечу. Вот здесь, здесь. И когда все эти 6 с лишним тысяч свечей оказались на этой городской площади, несколько тысяч ветеранов, участников войны и просто ветеранов, детей и правнуков вместе сделали... ну, вот таким образом знали... отправили вот этот сигнал и слова благодарности. А потом еще исполнили вальс. Почему? Потому что все-таки это был выпускной вечер для многих, кто ушел на фронт в июне 1941 года. Вот чем больше будет каких-то таких. — знаете, вот очень важно, я снова к этой теме возвращаюсь – неформальных шагов, неформальных акций, то, что может объединить людей молодых и людей, прошедших и проживших такую большую жизнь. Но это должно быть наполнено каким-то смыслом. В данном случае – уважение, преклонение, восхищение, благодарность.

А. Митрофанова

— Да. Бывает знаете как? Бывает очень непросто переключиться, что ли, вот в такой легкий шаг. То, что Вы сейчас рассказали, — придумать эту карту, это же все, на самом деле, несложно. Просто это... Ну как – вот это такое творческое мышление, да? Но почему-то вот иногда бывает, что сидят, вымучивают, высасывают из пальца – а что бы нам такое устроить, а что бы нам такое провести? Мне кажется, это какая-то неправильная настройка, что ли. Это апелляция... Ну, вот такие творческие проекты – они же рождаются откуда-то... ну, там, из души, из сердца, а не из протокола заседания. Вот я не знаю, как можно перестроиться из одного регистра в другой.

А. Кастравец

— Ну, а что мешает обратиться к местным властям, к креативному классу или просто к молодым, думающим нестандартно, размышляющим молодым людям вот с таким предложением – чтобы весной, скажем, этого года в городах – не важно, малый это город, средний город или большой город – прошло нечто такое, что объединит людей разных поколений? Но это будет действительно таким движением души, а не программой.

А. Пичугин

— А еще ведь надо как-то объяснить подросткам даже, наверное, почему это важно.

А. Кастравец

— Программным продуктом.

А. Пичугин

— Да нет, не объяснить... Или объяснить... Почему это важно им самим. У них уже нету... У них произошел разрыв – нету людей, которые бы были свидетелями...

А. Кастравец

— Алексей, ну да... Но молодые люди понимают... Это же вот поколение клиповое, да? Они же все равно через некий образ... Вот когда они пришли вот на эту главную, центральную площадь Выксы и увидели вот эти шесть тысяч свечей, и вдруг там что-то щелкнуло – не у всех, но очень у многих: «Но ведь из нашего маленького городка вот ушли и не вернулись шесть с лишним тысяч человек!». То есть вот когда говорим «цена Победы» — как ее измерить? А ее можно измерить только вот в привязке к родному месту, к масштабам родного места.

А. Митрофанова

— То есть...

А. Пичугин

— Это очень спорно. Потому что...

А. Кастравец

— Почему?

А. Пичугин

— К сожалению, для молодых людей, которым сейчас по 20 лет, то, что из их города не вернулись шесть тысяч человек, это уже такая археология смыслов. Потому что...

А. Кастравец

— А если это твой прапрадед?

А. Пичугин

— Уже слишком давно и далеко это было. Это как говорить, что здесь Наполеон прошел.

А. Митрофанова

— Нет, ну, во-первых, «Бессмертный полк» — вот, пожалуйста, это очень хороший пример того, как...

А. Кастравец

— Это тоже пример вот тоже такой вот инициативы, которая не похожа ни на что, но она объединяет, сближает, и она тоже наполнена смыслом.

А. Митрофанова

— Потом, мне кажется, что такие... Леш, может быть, со мной не согласишься... Мне кажется, вот такие акции со свечами, направленные на включение каких-то внутренних наших рецепторов именно через образы, они...

А. Кастравец

— Через эмоции, да.

А. Митрофанова

— ...через эмоции, да, они делают как раз... Вот эти самые свечи – они делают эти шесть с половиной тысяч человек погибших фактом твоей личной биографии. Вот и войну – фактом твоей биографии. Я...

А. Пичугин

— Прекрасная акция. Но вот мы здесь сидим в студии – разного возраста, настроя, но мы не свидетели войны, но мы все время живем в орбите этой войны, поскольку наши родственники, которых мы хорошо помним, близкие родственники, воевали, и чуть постарше, помладше, это дети войны, и они все с нами. А вот у этих ребят уже нету, у них родители 70 – 80-х годов рождения.

А. Кастравец

— Ну хорошо, Алексей, а что делать тогда?

А. Пичугин

— Нет, все, что Вы делаете, это, безусловно, важно и нужно. Я просто размышляю. Я не говорю, что это плохо.

А. Кастравец

— Я Вам расскажу еще один пример. Вот в моем окружении очень много сейчас моих коллег, которым 40, около 50, и вдруг вот – у некоторых, может быть, и не вдруг – проснулось желание вот все-таки это генеалогическое дерево, но только не на уровне — вот просто, знаете, нарисованное дерево, и там даты рождения и даты смерти близких и дальних родственников, а истории, истории, связанные с этими людьми. И вот в восстановление история включаются дети. Дети! И они с огромным интересом путешествуют с мамой или с папой по тем местам, где жили прадеды, прапрадеды, что-то находят в архивах, что-то находят у дальних родственников. Потом из этого склеивается целая повесть – уже такая история, которой ты можешь гордиться. И ты узнаешь нечто, что вызывает и у тебя волну самых разных чувств. То есть, здесь, наверное, самые разные могут быть подходы и решения. Важно, чтобы к памяти было отношение таким вот, знаете, живым. Живым и абсолютно искренним, наполненным эмоциями.

А. Митрофанова

— Я согласна с Вами. Вообще, да, у нас, видите, в силу таких особенностей ХХ века, да и вообще, наверное, нашей истории... Мы самое дальнее поколение, наверное, кого помним в своем роду, это прабабушки, прадедушки, ну, в лучшем случае, прапра-. Но я все время вспоминаю историю моих друзей, живущих в Германии, когда они к соседу своему в гости пришли, увидели у него рыцарские доспехи в прихожей, в его доме, спросили: «О, херр Майер, у Вас рыцари были в роду?». Он густо покраснел, ему стало прямо невероятно стыдно – неподдельный такой стыд. Он говорит: «Мне ужасно неловко, но, понимаете, эти доспехи – они XVI века, а я свой род знаю только до XVII». Понимаете? Вот, что называется, нам есть к чему стремиться. Я не то, что говорю, что давайте брать пример с этого замечательного соседа...

А. Пичугин

— Почему же нет? Как раз таки...

А. Митрофанова

— Но вот до XVII века, и ему стыдно, что он не копнул глубже, что он не знает, кто там дальше. А было бы круто, если бы у нас так это заработало, вообще-то.

А. Пичугин

— Ну, у нас это не скоро заработает. И уже слишком сильно... У нас ХХ век, кстати, очень сильно нарушил эти связи. Я не знаю, что делать. Что такое, например, для Вас гражданская война?

А. Кастравец

— Ну, прямых таких ассоциаций нет, конечно.

А. Пичугин

— Вот-вот.

А. Кастравец

— Для меня – драма. Если одним словом – то драма.

А. Пичугин

— Драма – да, и для меня тоже. Но ведь мы все помним поколение, которое пело «...я паду на той единственной гражданской, и комиссары в пыльных шлемах склонятся... надо мной». Ну, это... Ну, понятно, что это Окуджава, что это уже гораздо позднее, но все равно это тогда отдавалось в сердце. И не важно, красные или белые, но и фильмы, и люди помнили, и бесконечная какая-то культура, связанная с гражданской войной. И ощущение даже не совсем трагедии, а чего-то героического такого.

А. Кастравец

— Но, с другой стороны, Алексей, у нас... Ну, я не знаю, не скажу, что возможность, но у нас есть еще шанс, пока участники войны живы и у них есть силы с нами разговаривать, вести диалог, что-то вспоминать... Вот я приводил пример Новолуцкого из Вологодской области... Ну он работал до 93 лет, до последнего...

А. Митрофанова

— Потрясающе.

А. Кастравец

— Понимаете, до последнего дня. И он всегда готов был и поделиться, и чему-то научить, и так далее.

А. Митрофанова

— А Отто Шмидт – 102 года?

А. Кастравец

— Конечно! То есть нужно делать шаги навстречу друг другу.

А. Митрофанова

— Я согласна с Вами.

А. Кастравец

— И тогда восприятие войны, Великой Отечественной войны будет не книжным и не таким далеким, как говорит Алексей, совсем малопонятным и просто фактом.

А. Митрофанова

— Вообще...

А. Кастравец

— Чтобы воспоминания о войне не были просто фактом, а были еще какой-то очень сильной, очень такой впечатляющей, большой эмоцией.

А. Митрофанова

— Мне мама рассказывала – она делилась со мной вот этим своим впечатлением, переживанием. Когда она была маленькой, встреча ветеранов, вот эти песни необыкновенные военного времени и послевоенного времени, написанные о войне, — немножко разные же тоже песни... Как она говорит, не было никого красивее этих людей. Невозможно было представить ничего прекраснее Дня Победы. Просто вот не существовало. Они были молоды, они были полны сил, это же поколение их родителей. И этими людьми искренне любовались, за ними хотелось расти, с них брали пример. А потом прошло время – как раз вот эта «яма», которая была в 90-е, когда многие из нас оказались в ситуации (ну, люди более старшего поколения, я имею в виду), когда учителя вынуждены были торговать на рынке, например, и их там видели их ученики, и прочее. И вот в это время, как раз вот в этой сложной такой яви в 90-е годы ветераны оказались в ситуации очень зачастую унизительной. И вот этот их невероятный ореол – ну, практически, святости и славы, в котором они были тогда, в 70-е, в 60-е годы, — он мгновенно в глазах детей куда-то – раз! – и рухнул. И вот то, что делаете Вы сейчас, и то, что Вы туда приглашаете кадетов, на Ваши потрясающие балы, и то, что подключаете детей, тех, кто, Вы говорите, участвуют дети сотрудников Вашей «Объединенной металлургической компании», это же как раз, мне кажется, очень важное восстановление той славы, которую заслужили эти люди. И, по-моему, это важнейшая работа, которую можно проделать.

А. Кастравец

— Мы будем надеяться, что в наступившем году к восстановлению вот этого ореола будут причастны не сотни, а тысячи, тысячи наших сограждан.

А. Митрофанова

— Дай Бог. Нам пора заканчивать, к сожалению, программу.

А. Пичугин

— Да, и Вы не подумайте, я совершенно не пытаюсь умалить значение этого года, юбилея. Я просто пытаюсь сказать о том, что так развивается история. И, конечно же, рано или поздно, наша память о Второй мировой войне тоже станет частью истории – уже такой совсем истории. Но пока есть эти люди, пока 74 тысячи человек живы (уже меньше, опять же – к сожалению, приходится говорить, что уже меньше), нам надо делать все возможное, чтобы им хорошо жилось. И чтобы достойно помнили о том, что они сделали когда-то. Спасибо большое! Человек, который, безусловно, этим занимается, наш гость Александр Кастравец, советник председателя совета директоров «Объединенной металлургической компании», был гостем программы «Светлый вечер». До свидания!

А. Кастравец

— Спасибо!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Чтение дня
Чтение дня
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем