Москва - 100,9 FM

«Гессенские принцессы в России». Светлый вечер с Анной Громовой и Людмилой Шумской (07.02.2018)

* Поделиться

Громова ШумскаяУ нас в гостях были: историк и общественный деятель, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» Анна Громова и руководитель региональных программ фонда Людмила Шумская.

Разговор шел об императрице Александре Федоровне, о вел. кн. Елизавете Федоровне и о других Гессенских принцессах, повлиявших на историю России.


А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые слушатели! Я — Алла Митрофанова. И с удовольствием вам представляю наших гостей: Анна Витальевна Громова — руководитель выставочного проекта, посвященного Гессенским принцессам в российской истории. Добрый вечер!

А. Громова

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— Анна Витальевна — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество». И также в нашей студии Людмила Шумская — куратор выставки, посвященной Гессенским принцессам и руководитель региональных программ «Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества», о работе которого мы уже не в первый раз будем в студии говорить. Добрый вечер, Людмила!

Л. Шумская

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— Не случайна сегодня встреча наша. Мы вступили в очень памятный 2018 год — сто лет гибели царской семьи, трагический год. Мне нравится, что сегодня все больше и больше говорят об этих событиях, пытаясь тот спуд, под которыми они оказались, поднять и выяснить, что же на самом деле произошло, кем были эти люди. По сути, мы не так далеко на линейке времени друг от друга отстоим. Но как сильно изменилась наша жизнь после их ухода. Вот об этом обо всем сегодня будем говорить. О том, как пройдет этот памятный год, с чего он начался. Спасибо большое, что вы в нашей студии. Анна Витальевна, наверное, я попрошу вас начать наш разговор с небольшого рассказа о выставке во Франкфурте-на-Майне. Вы эту выставку посвятили четырем Гессенским принцессам, которые жили в России и сыграли немалую роль для нашей истории. Передо мной буклет с их портретами — все они удивительные красавицы. Напомните, пожалуйста, кто они были.

А. Громова

— С огромной радостью. Наша выставка посвящена личностям таких выдающихся общественных деятелей, благотворительниц, какими были великая княгиня Наталия Алексеевна — первая супруга Павла I, будущего императора. Вся коллизия заключается в том, что она всего три года прожила в России. К сожалению, она трагически погибла в неудачных родах. Это была огромная душевная травма, огромная трагедия цесаревича. Благодаря коварному ходу его матери — императрицы Екатерины II — будущему императору Павлу I удалось пережить эту трагедию. В частности, на нашей выставке мы и об этом будем говорить. Наши героини по большей части оклеветаны, незаслуженно забыты многие из них. Наталия Алексеевна одна из тех принцесс, о которой складывались нелицеприятные легенды, в частности, о ее изменах с графом Разумовским и так далее. Но дело в том, что Екатерина II очень благоволила своей невестке и очень желала иметь наследника, и радовалась тому, что Наталия Алексеевна ждала младенца. И благоприятно проходило ожидание. Но, к сожалению, когда она мучительно умирала — в силу определенных обстоятельств она не могла разродиться. И императрица Екатерина II, которая имела медицинское образование, акушерское в том числе, она предприняла все попытки, чтобы ее спасти. Но когда она увидела состояние своего сына, который неделю провел у одра умирающей супруги и слышал ее просьбы, слезные мольбы Наталии Алексеевны о том, чтобы каким-то образом спасли ребенка, что она готова умереть — делайте кесарево сечение, делайте все что угодно, только спасите младенца. Но, к сожалению, так повернулся ход этих родов, что спасти ее было невозможно. И Павел был практически на грани помешательства. И Екатерина II, чтобы не потерять сына, так же как и невестку, она тут же придумала трюк со шкатулкой, которую набили поддельными письмами Наталии Алексеевны. И таким образом обвинив ее в измене, она смогла отсечь Павла от ее памяти. И только благодаря этому Павел смог продолжить свою жизнь, смог быть счастлив с Марией Федоровной. В следующей своей семье смог принести потомство, и с его достойными потомками наша история продолжила блестящий ход. Вот такая была коллизия. На нашей выставке очень много внимания уделено ее духовнику — митрополиту Платону. Это удивительная личность — митрополит Платон (Лёвшин), он искренне верил в абсолютную невиновность Наталии, прекрасно видел всю эту интригу. Нам в музее-заповеднике Сергиева Посада удивительным образом удалось взять для выставки многие потрясающие мемориальные вещи. В частности, есть такие уникальные предметы, как кресло из спальни великой княгини Наталии Алексеевны, которые митрополит Платон забрал потом, равно как и полог над ее смертным одром. Таким образом он как бы высказал Екатерине II молчаливое отрицание всей ее интриги. Он был удален от двора и только спустя некоторое время вернулся. О роли митрополита Платона, которому очень доверяла, как своему духовному отцу, Наталия Алексеевна, мы особо говорим на нашей выставке. Вообще, эта тема перехода в Православие Гессенских принцесс, которые имели или статус великих княгинь, как Наталия Алексеевна или Елисавета Федоровна, или императриц, как императрица Мария Александровна, супруга Александра II и Александра Федоровна, супруга последнего императора Николая II. Но надо сказать, что почему-то именно эта часть их жизни вызвала неприятие немецкой стороны. Более того, мы слышали различные мнения о том, что они вероотступницы, о том, что они изменили своей вере. И более того, были даже попытки не внести в каталог, допустим, документы о переходе их в Православие, обряда миропомазания, который они принимали. Или, наоборот, очень смазанно показать документы об изучении ими православной веры — а таких документов мы привлекли немало. И они очень трогательные. В том числе это тетради Елисаветы Федоровны, которая посвящала в особые духовные сюжеты, евхаристические сюжеты, свою сестру Александру Федоровну. И свои тетради, которых она немало заполнила во время своего перехода в Православие, готовясь к обряду миропомазания, эти записи она передавала сестре. Это тоже старались как-то замять, предать забвению и так далее. То есть вопрос веры оказался камнем преткновения.

А. Митрофанова

— Надо же, как интересно.

А. Громова

— Одним из камней преткновения. Но эти недоразумения уладились уже тогда, когда на открытии выставки ландграф Гессенский Людвиг Донатус сказал во всеуслышание: «Господа, мы должны иметь в виду, что это были православные императрицы и великие княгини. И две из них прославлены в лике святых Русской Православной Церковью». После этого страсти улеглись. По крайней мере, все согласились с тем, что эта тема может быть обсуждаема.

А. Митрофанова

— Очень интересно то, что вы сейчас сказали про реакцию немецкой стороны. Я напомню, что мы говорим сейчас про выставку во Франкфурте-на-Майне, она посвящена четырем Гессенским принцессам, каждая из которых стала очень важной фигурой в истории России. Об одной из них, Анна Витальевна, вы уже рассказали. Три другие это — императрица Мария Александровна, императрица Александра Федоровна и великая княгиня Елисавета Федоровна Романовы. Людмила, наверное, к вам сейчас вопрос. А как вообще немцы реагируют на подобные конференции? Их соотечественницы, Гессенские принцессы. Может быть, это не самая большая земля, может быть, не самый известный для них род, но все равно это важная часть истории. Она им известна? Или они через вас заново ее открывают? С какими вопросами они подходят?

Л. Шумская

— У нас уже пошел четвертый год таких близких контактов нашего фонда с немецкой стороной и в том числе с музейными собраниями. То, что согласился его высочество ландграф Донатус участвовать в российской выставке — это прецедент для российской истории, такого еще не было. Он возглавляет пять больших музеев в Германии. И то, что он согласился — это не просто акт доброй воли, а это серьезный проект его сотрудничества. Надо сказать, что мы очень часто уменьшаем значение города Дармштадта, который стал еще при матери Наталии Алексеевны, великой княгини, центром наук — это немецкий центр наук. Когда мы говорим, что наши принцессы из заштатного немецкого городка, мы тем самым признаем, что мы совсем не знаем историю. Потому что значение Дармштадта как древнейшего герцогства было широко известно, это ветка Брабантов — древнейшего европейского рода. И говорить о том, что это совсем слабенькая история, мы не имеем права, потому что это сильнейшая ветка европейская. А уж тем более, когда мы говорим о последних наших двух героинях — Елисавете Федоровне и Александре Федоровне — мы должны не забывать, что они еще имеют отношение к Кобург-Готской ветке, имеют прямое отношение к королеве Виктории, являясь ее внучками. И мы не должны преуменьшать значение этой связи. Например, одна из фотографий на нашей выставке — съезд монарших семей 8 апреля 1894 года, помолвка будущего императора Николая Александровича (при смерти Александр III) и Алисы Гессенской. Конечно, съезд всех монарших домов показывает значение этого союза. Если я смогла сейчас ответить на этот вопрос...

А. Митрофанова

— Да, вполне, огромное спасибо.

Л. Шумская

— В этом огромное значение для всей Европы было. Это кузница, в основе которой древнейший европейский род.

А. Громова

— Очень интересно еще, что в письмах Екатерины II, которые она обращала к матери будущей ландграфини Каролины, она спрашивает у нее, прошла ли уже конфирмацию Вильгельмина... Почему протестантских принцесс выбирали, а не католичек? Потому что они переходили в Православие через миропомазание — это было гораздо проще. А если они не прошли конфирмацию, то это было еще проще. В том числе был и еще такой практический смысл. Мне хотелось бы еще сказать два слова о Франкфурте-на-Майне, земле Гессен, и о том, что чудесным образом наша выставка состоялась в монастыре Тевтонского ордена, который был построен в честь принесения из Святой Земли герцогом Людвигом IV частицы святого животворящего Креста Господня. А герцог Людвиг IV был супругом Елизаветы Тюрингенской — той самой, которая была прародительницей гессенского рода, той самой, которую почитали и Елисавета Федоровна, и императрица Александра Федоровна, и Мария Александровна. То есть это сугубо почитаемая святая, которая практически в начале XIII века, то есть через семь лет после своей смерти была прославлена в лике святых за дела милосердия. Она умерла совсем юной, но удивительным образом она смогла в своей жизни осуществить основные направления благотворительности, которые мы изучаем, которым мы посвящаем монографии и конференции и так далее — это и трудовая помощь, это и помощь голодающим, это и помощь раненым воинам, и нуждающимся всех категорий. Так что это действительно удивительная святая была. И на наше счастье, ландграф Гессенский посчитал возможным дать из своего собрания прекрасную готическую статую, очень красивая полутораметровая статуя, которая заняла свое достойное место в экспозиции.

А. Митрофанова

— У меня ощущение, что все женщины этого рода какие-то удивительные красавицы. Причем эта красота не только физическая. Вот вы сейчас сказали о делах милосердия. Ведь, по сути, эта традиции милосердия, которая у нас в Марфо-Мариинской обители в Москве процветает — традиция дел милосердия, привезенная сюда во многом Елисаветой Федоровной и Александрой Федоровной Романовыми, она же им была привита их мамой. Напомните, пожалуйста, как ее звали?

А. Громова

— Алиса Гессенская — дочь королевы Виктории.

А. Митрофанова

— Она их возила к раненым, она приучала их подавать милостыню бедным, она вообще очень многому их научила, чему потом они научили нас.

А. Громова

— Да, удивительный христианский принцип того, как нужно оказывать милосердную помощь. Она говорила детям о том, что вы должны стать друзьями нуждающихся. То есть вы не должны просто равнодушно подать милостыню, потому что так нужно, а вы должны принести цветы, вы должны прочитать стихи, помолиться у их одра, вы должны облегчить молитвой их страдание, может быть, что-то подать, чем-то услужить. Просто улыбнуться тем, кто страдает тем, кто нуждается. И этот подход христианский, настоящий подход Христа, который не ждал, что к Нему придут за исцелением и помощью, а Сам шел к нуждающимся, — вот этот принцип был воплощен в жизни Алисы Гессенской. Она была удивительной благотворительницей, человеком, который в области женского медицинского образования, в области помощи раненым — она смогла обустроить первые госпитали, первые лазареты по последним научным достижениям того времени. Она состояла в переписке с Флоренс Найтингейл — английская сестра милосердия, которая стала символом Крымской войны с английской стороны. Получилось, что Крестовоздвиженская община с одной стороны баррикад была, по другую сторону была Флоренс Найтингейл, которая оказывала помощь раненым. И действительно, они достигли высочайших нравственных и профессиональных высот — как с английской, так и с русской стороны. И Алиса переписывалась с Флоренс Найтингейл по практическим вопросам — обустройство госпиталей, помощь раненым воинам и так далее. Я хочу сказать, что королева Виктория и все семейство, в частности, сестры Алисы Гессенской, не были в восторге от ее деятельности. Есть многочисленные свидетельства, письма, где семья ее резко осуждала, равно как потом осудили императрицу Александру Федоровну за то, что она стригла ногти раненым...

Л. Шумская

— Слишком личное отношение.

А. Громова

— И промывала гнойные раны, и служила сестрой милосердия военного времени.

А. Митрофанова

— Не царское это дело?

Л. Шумская

— Субординация нарушена была.

А. Громова

— Да. Фрейлина Козлянинова в своих воспоминаниях, например, пишет о том, что она таким образом роняла свой статус императрицы. Мне кажется, что она приобретала статус матери Отечества, что гораздо важнее было. Другое дело, что только теперь, спустя многие десятилетия, спустя сто лет, мы это оцениваем и можем об этом говорить открыто. Потому что Александра Федоровна, ее дела милосердия — абсолютно не исследованная тема. Очень мало кто успел обратиться к этой теме, потому что эта тема была закрыта в советское время. Если о Елисавете Федоровне еще что-то знают, потому что были энтузиасты, ученые: Людмила Максимова, Изольда Константиновна Кучмаева, Любовь Миллер. Елисавете Федоровне больше повезло, что изучением ее благотворительной деятельности занимались. А вот бедная Александра Федоровна вообще забыта...

Л. Шумская

— И оболгана.

А. Громова

— И оболгана: больная женщина, истеричка, и все что угодно. А она удивительно высока духовно была и удивительно ответственна. И такой потрясающей матери и супруги — я не знаю, где в нашей истории есть подобные примеры.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, который называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; Людмила Шумская — руководитель региональных программ этого просветительского общества. И мы говорим сегодня о... У нас год памяти — 2018 год, год памяти, когда погибла царская семья. Трагически были расстреляны император Николай II, его супруга и дети, когда погибла Елисавета Федоровна Романова. И этот год памяти уже начался — в декабре 2017 года во Франкфурте-на-Майне в Германии была открыта выставка, посвященная Гессенским принцессам, поучаствовавшим деятельно в российской истории. Я, наверное, только уточню: выставка ведь продлится до 25 февраля, верно?

А. Громова

— Да, 26 она закрывается.

А. Митрофанова

— Если кто-то вдруг окажется в Германии, или в Германии нас тоже слушают русскоязычные люди, пожалуйста, во Франкфурте можно эту выставку посетить.

Л. Шумская

— Я могу рассказать, как это можно сделать. Можно сделать заявку на нашем сайте «Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества» — у нас есть несколько очень хороших экскурсоводов, которые сейчас работают на выставке на русском и немецком языке. Мы уже много организовали экскурсий. Четыре авторские экскурсии в неделю проходят — можно к ним присоединиться. Вот за прошедшие выходные, за один день выставку посетило 350 человек. Для небольшого пространства этого старинного Тевтонского ордена...

А. Митрофанова

— Это неплохо.

Л. Шумская

— Это очень много.

А. Митрофанова

— Мне бы хотелось, чтобы мы поговорили и о других событиях, которые ждут нас в уже наступившем году. Да, это трагическая дата, и вместе с тем надо же как-то возвращаться к этой истории, ее изучать. Я знаю, что вы самым активным образом этим занимаетесь. Расскажите, пожалуйста, об «Императорском маршруте». Это феномен, ваша авторская идея — вы изучаете те места, где пролегал путь императорской семьи. По сути, сейчас можно проехать этим же самым маршрутом, соприкоснуться с этими местами, с документами, посмотреть документы и какие-то артефакты, которые сохранились. Расскажите об этом, пожалуйста.

А. Громова

— Идея посещения мест пребывания императорской семьи не случайна — она возникла в среде Елисаветинского движения, потому так сложилось, что уже 25 лет прошло с момента прославления великой княгини Елисаветы Федоровны. И по всей России и за рубежом сейчас уже немало организаций, уже более 300 мы насчитываем, которые не только носят имя преподобной мученицы Елисаветы, но и стараются следовать ее традициям благотворительности, милосердия, и в своей практической деятельности быть похожими, идти по ее пути. Среди этих организаций есть и гимназии, и детские сады, и хосписы, и сестричества, и маленькие больничные церкви, и огромные монастыри, и множество приходов. Мы стараемся поддерживать отношения и близкую связь с нашими елисаветинцами — раз в год мы собираемся в Москве, у нас проходят елисаветинские форумы. Как правило, они начинаются в Москве, с выездом в большие города. Мы посетили как раз будущие места «Императорского маршрута» — Пермь, Екатеринбург и Алапаевск, Верхотурье, Белую гору, и очень многие другие города и места паломничеств, которые посещала великая княгиня Елисавета Федоровна. Мы разработали вместе с нашими елисаветинцами маршрут — не только в Москве, но и в Орле, Санкт-Петербурге, Калуге, во многих других местах. И таким образом в нашей Елисаветинской среде возникла идея сделать маршрут, посвященный императорской семье. В первую очередь, в 2018-м году — маршрут памяти императорской семьи, потому что очень многим елисаветинцам хотелось посетить места, где они были в ссылке и где они погибли. Это и Царское Село, и Тобольск, где в так называемом «Доме свободы» в губернаторском дворце они провели 8 месяцев заключения. Перед этим в Царском Селе 5 месяцев. Это и место, где погибли царственные страстотерпцы и их верные люди, сопровождавшие их. Всего погибло 19 представителей императорского дома Романовых в самых разных местах: и в Екатеринбурге, и в Алапаевске, и в Ташкенте, и в Санкт-Петербурге. И основные точки маршрута — это Тобольск, где сейчас усилиями Елисаветинско-Сергиевского общества и Тобольского музея-заповедника идет формирование экспозиции — на двух этажах, на огромных пространствах губернаторского дома, где 8 месяцев были в заключении царственные страстотерпцы. Работа над экспозицией сейчас в самом разгаре. Мы надеемся, что 26 апреля, в тот трагический день, сто лет назад, когда Александра Федоровна должна была сделать свой страшный выбор между сыном и мужем, это был самый тяжелый выбор в ее жизни. Свидетели этой сцены, когда она рыдала на протяжении суток, — настолько невыносимо для нее было оставить ребенка, которого она так любила и посвятила ему всю жизнь. Но в то же время было совершенно невозможно отправить мужа в неизвестность и не разделить с ним его судьбу. И она отправилась с Николаем II. С ними поехала их дочь Мария. Остальные девочки с цесаревичем остались, потому что он был в состоянии приступа гемофилии и не мог передвигаться. И тем более преодолеть это страшное зимнее путешествие в Тобольск, по снегам, по льду, по ухабам, по жуткой дороге убийственной. И эта дорога была тяжела еще и тем, что была полная неизвестность: куда, на какую смерть они едут? Они ничего не знали. И вот этот момент страшного выбора, момент восхождения царской семьи на Голгофу, который начался 26 апреля, — в этот день мы откроем свою экспозицию, которая будет посвящена в первую очередь царской семье, их окружению, подвигу всех тех, кто был с ними, подвигу верности, и удивительной атмосфере, удивительному времени, которое эта семья провела друг с другом. Для них это было... Может быть, за многие годы, когда император Николай II все свое время посвящал служению отечеству, военной службе, они собирались очень редко. И поэтому, с одной стороны, это были тяготы заключения, лишений, оскорблений, притеснений, тревога и страх. А с другой стороны — радость общения друг с другом. На выставке будут представлены удивительные предметы, артефакты, которые в том числе прибудут к нам из собрания потомков Гиббса, преподавателя английского языка царских детей, у которого у самого потрясающая судьба. Мы получим из Сурожской епархии его наперсный крест, мы получим некоторые тобольские вещи, которые он вывез — он успешно доехал с царскими детьми до Екатеринбурга. Там их разлучили — детей отправили в Ипатьевский дом, а им предоставили, как иностранцам... Они спаслись: Жильяр, преподаватель английского языка, Софья Буксгевден, благодаря своей датской фамилии... А так, их всех ожидала бы одна судьба — судьба, которая постигла Долгорукова, Татищева и очень многих верных друзей, которые сопровождали царскую семью. Следующая остановка на маршруте — Пермь. Это первое убийство представителя дома Романовых — великого князя Михаила Александровича, который был убит 13 июня в Перми. Сразу вслед за ним был убит архиепископ Андроник, Пермский предстоятель. В то время Екатеринбург был в числе городов, которые входили в Екатеринбургскую губернию — наоборот все было, чем сейчас, сейчас они разделены. Следующий этап «Императорского маршрута» памяти пройдет в Перми, потом в Екатеринбурге, в Алапаевске и в январе 2019 года — в Санкт-Петербурге. На каждом этапе мы готовим экспозицию, мы готовим научную программу, готовим мемориальную музыкальную программу — это реквиемы, это памятные концерты. И я думаю, что все, кто отправятся по этому маршруту этим летом, действительно смогут стать участниками очень интересных событий и немало нового для себя узнают. Мы стараемся, чтобы в экспозиции было как можно больше архивных материалов, артефактов, которые нас заново погружают в эту эпоху — заставляют переоценить события, которые мы на протяжении этих ста лет оценивали необъективно, оценивали с точки зрения искажения исторической правды. Я думаю, что это будет большой вклад в изучение нашей истории.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, фонд называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; Людмила Шумская — руководитель региональных программ этого просветительского общества. Я — Алла Митрофанова. Мы буквально через минуту вернемся к этому разговору.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Напомню, что у нас в студии: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, фонд называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; Людмила Шумская — руководитель региональных проектов «Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества». И поскольку мы вступили сейчас в памятный год — столетие с того момента, как была убита, расстреляна царская семья, — мы так или иначе в течение года будем к этим событиям возвращаться и открывать новые страницы нашей истории, которые были в силу обстоятельств нам неизвестны. И, слава Богу, что сейчас есть возможность поехать в Тобольск, в Екатеринбург, в Алапаевск, в Царское Село, и обнаружить там выставки, посвященные этим людям, той истории, которая имела место сто лет назад, и к которой мы сейчас через эфир прикасаемся. Но есть возможность и своими глазами увидеть. Как раз сейчас мы говорим об «Императорском маршруте». Я напомню, мы на этом остановились — «Императорский маршрут», который вы составляете, Анна Витальевна, пролегающий через города памяти, связанные с императорской семьей. Я так понимаю, на протяжении всего года вы будете открывать выставки в разных городах. И будут там какие-то экскурсии происходить. Расскажите, а как к этому маршруту можно присоединиться? Что для этого нужно сделать?

А. Громова

— Дело в том, что маршрут более масштабный — в том числе будут открываться целые музеи. В Тобольске будет открыт музей, мы хотим его назвать «Дом надежды». Потому что царская семья, особенно дети, которые столько месяцев провели в заточении... Девочки были очень творческие, княжны учились печь хлеб, старались научиться кроить одежду, валять валенки. И Александра Федоровна совершенно сознательно их готовила к будущей жизни, к созидательной жизни, к новым обстоятельствам жизни.

А. Митрофанова

— К простой жизни.

А. Громова

— Да. Они надеялись, все-таки они надеялись. Дети надеялись. Конечно, Александра Федоровна была прозорлива и удивительно смиренна. Она уже столько пережила к тому времени, что для нее и гибель эта была не страшна, потому что она понимала духовный смысл мученичества и страстотерпства, то, что с ними может произойти. Эта прекрасная музейная экспозиция будет открыта 26 апреля в Тобольске. Мы еще имеем прямое отношение к формированию музея в Напольной школе города Алапаевска. Это место, которое стало голгофой для великого князя Сергея Михайловича и великой княгини Елисаветы Федоровны, ее крестовой сестры Варвары Яковлевой, для троих князей Константиновичей, и многих, кто их сопровождал. То есть это еще один музей, который будет открыт. Наверняка уже в июне-июле, еще точная дата не установлена. Но мы надеемся порадовать и обогатить знания всех посетивших музей особыми экспонатами. Сейчас мы ведем переговоры с Гефсиманией, с монастырем Марии Магдалины, где покоятся мощи преподобной мученицы Елисаветы. И может быть, какие-то экспонаты, связанные с историей игумена Серафима (Кузнецова), который доставил останки Елисаветы Федоровны из Алапаевска по указанию Виктории Баттенбергской, ее сестры, в Святую Землю — там будет немножко о нем. И безусловно, какие-то экспонаты из Гефсимании, которые тоже примут участие в этой экспозиции. И вообще, по широте привлекаемых артефактов — это и Лондон, это и Финляндия (музей Танеевой-Вырубовой). И другие весьма отдаленные от нас места — музей в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. То есть это весьма удаленные от нас места, где свято хранили память царственных страстотерпцев все эти годы, и сохранили артефакты.

А. Митрофанова

— Вы сейчас упомянули Гефсиманский монастырь в Иерусалиме. Там же не только мощи преподобной мученицы Елисаветы. Там еще инокиня Варвара, если я не ошибаюсь. Вы назвали ее крестовой сестрой Елисаветы Федоровны Романовой. Почему? Что это значит?

А. Громова

— Дело в том, что когда игумен Серафим (Кузнецов) сопровождал гробы с алапаевскими мучениками, у них была остановка в Чите в женском монастыре. Сохраняли эти гробы под спудом, слегка присыпав их землей. Естественно, времена были очень тяжелые. И единственное, что было из одежды у монахинь — это монашеское одеяние. И в это монашеское одеяние облачили и сестру Варвару, крестовую сестру, и Елисавету Федоровну. И отсюда возникла путаница, ошибка. Когда они уже прибыли в Святую Землю, они были в монашеском. Но есть свидетельства о том, что когда в шахте Алапаевска доставали тело Елисаветы Федоровны, на ней не было ни парамана, никаких особых принадлежностей пострижения. Большинство исследователей уверены в том, что, конечно, она монахиней не была, Елисавета Федоровна. То, что она преподобномученица, это абсолютно не мешает нам ее почитать как святую страстотерпицу. Для верующего народа, для нас это не имеет значения. А что касается Варвары Яковлевой, то она была помощницей Елисаветы. Причем там есть некая путаница — ее личность не совпадает с внешним обликом, как себе многие почитатели Елисаветы Федоровны его представляют. Она была очень образованной, она знала несколько языков, она помогала Елисавете Федоровне. Есть даже мнение, что она бывшая фрейлина. И это даже отражено в алапаевских документах, — есть там такая описочка, что это бывшая фрейлина. Но она, так же как и сестры Марфо-Мариинской обители, не принимала постриг. Они были крестовыми сестрами. Они так и назывались — у них была сестра по облачению, она так и называлась... То есть они не были монахинями. Но это не имеет никакого значения.

Л. Шумская

— Сейчас в Марфо-Мариинской обители некоторое время назад был возрожден этот обет крестовых сестер. Владыка Пантелеимон постриг несколько подвижниц. То есть был возобновлен этот момент, который был при Елисавете Федоровне.

А. Митрофанова

— Очень это всё интересно. И радостно, конечно, что всё это возрождается. Когда мы говорим в 2018 году, спустя сто лет после трагических событий, о царской семье, мы прежде всего говорим о Елисавете Федоровне и Александре Федоровне. Но даже та выставка, которую вы во Франкфурте организовали, которая сейчас идет, там же есть еще одна героиня, о которой мы сегодня не говорили — императрица Мария Александровна. Незаслуженно забытая в нашей истории, женщина, которая ушла в тень, которая очень любила своего мужа, который фактически с ней развелся. И при живом супруге, при детях, которые ее окружали и очень любили, она жила в тени, себя не выставляла и не пыталась никаким образом претендовать на то, чтобы иметь власть, иметь влияние, решать чьи-то судьбы. Людмила, наверное, вам вопрос. Вы могли бы чуть подробнее о ней рассказать? У нас не любят такие фигуры — тех, кто ушел добровольно в тень. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что она из таких. И при этом, безусловно, заслуживающая внимания. Это же подвиг, подвиг любви.

Л. Шумская

— Мне кажется, что она не совсем ушла в тень, потому что, во-первых, она была личностью самодостаточной, во-вторых, очень сильной и волевой. Сейчас для выставки мы переводили документы с помощью наших коллег, которые знают настолько хорошо язык, чтобы переводить письма и дневники Марии Александровны. А ее почерк даже для видавших виды криптографов оказался очень серьезным. Такая шифровальщица она оказалась. И характер ее скрыт за такими тонкими-тонкими моментами ее почерка. Вы знаете, она делает довольно резкие замечания в дневниках, она всё подмечает. Она пишет даже о том, что она зачастую раздражена, но она с собой пытается совладать. И удивительно, что всем кажется вокруг, что она холодна. На самом деле это не так, это очень сильный характер. Надо сказать, что именно благодаря этому большому фонду из Главного архива Российской Федерации, который попал к нам на выставку — именно из этого, наверное, можно судить о характере императрицы Марии Александровны вот сейчас, на сегодняшний момент.

А. Громова

— Масштаб ее благотворительной деятельности удивляет.

Л. Шумская

— Конечно. Основательница Красного Креста в России. Конечно, внутреннее понимание того, что нужно делать, нужно созидать. Это очень удивительно, когда сталкиваешься с личностью, которая все время ведет себя сознательно, это удивительный момент. Если позволите, скажу вам о такой вещи: повторяют, что топали ножки какие-то над головой Марии Александровны. Во-первых, это не так. Во-вторых, мы вообще не имеем права делать выводы из этой истории, потому что Мария Александровна последней строчкой, написанной в 1880 году, в мае, накануне ее смерти, мне кажется, она отсекает все наши выводы. Последняя ее строчка: «Помилуй, Господи, раба Твоего Александра».

А. Митрофанова

— Она имеет в виду своего супруга, Александра II...

Л. Шумская

— Естественно. А если она его не судила, имеем ли мы право его судить? Не говоря уже о том, что в 1860 году, после рождения великого князя Павла Александровича, последнего сына Александра Николаевича и Марии Александровны, ей был поставлен диагноз открытая форма туберкулеза. И никакие отношения между супругами были уже невозможны. И мы вообще не должны лезть в эту историю и делать какие-то самостоятельные выводы. Мария Александровна была женщиной необыкновенной — настолько глубоко духовной, настолько повлиявшей на всех своих детей, что мы только удивляемся. Живопись нам дает образ хрупкой, нежной дамы...

А. Митрофанова

— Очень красивая, прямо залюбуешься.

Л. Шумская

— А при этом это такая сильная воля, которая во всем. В дневниках, в переписках с воспитателями детей — во всем мы видим очень волевой характер, необыкновенный. Опять же, так складывается судьба, что после ее смерти останется недолго жить ее супругу, за которого она постоянно молилась. Исполнителем ее духовного завещания становится ее сын — великий князь Сергей Александрович. И у нас на выставке письмо, которое впервые выставляется — это письмо Елисаветы Гессенской своей свекрови Марии Александровне. Оно тоже датировано 1880 годом. Мы очень рады были установить, что эта переписка была. Очень рады, потому что потом, позже, воспитательница Сергея Александровича оставила в своих заметках такое маленькое упоминание, что Сергей Александрович выбрал ту, которая более всего нравилась матери.

А. Громова

— Они поженились в 1884 году.

Л. Шумская

— Через четыре года после смерти матери.

А. Громова

— Умерла Алиса Гессенская. И Сергей Александрович, и будущая великая княгиня Елисавета (Элла) оказались в одинаковом положении — потому что Элла в 1878 году потеряла мать, которую она очень любила и которая для нее имела огромное значение в жизни. В 1880 году Сергей Александрович теряет мать, которая для них, для детей была всем. Александр III называл ее святой, он говорил, что «всё лучшее, что во мне есть, привила мне мать».

Л. Шумская

— Он прямым текстом сказал, что «если пойдет речь о прославлении матери, я первый скажу, что она святая».

А. Громова

— Мне еще хотелось добавить два слова о масштабах ее благотворительной деятельности, о ее практическом уме. Мало того, что она была одной из инициаторов создания российского общества Красного Креста, она первая воодушевляла сестер милосердия, уходящих на Русско-турецкую войну. Первые санитарные поезда и госпитали — ее заслуга. И потрясающие перемены в женском образовании, особенно в образовании, которое давали девочкам духовного звания, которые практически оставались за скобками всей системы образования в России. И потрясающи ее заботы о русском присутствии на Святой Земле. Например, она на свои средства содержала школу для арабских девочек, в которой училось более ста детей. И удивительным образом она смогла свои вклады, свои средства распределить таким образом, как бы создав эндаумент-фонд, что до 1917 года на проценты эта гимназия существовала и не нуждалась в дополнительном финансировании.

А. Митрофанова

— Потрясающе. Надо сказать, это гениальная финансовая комбинация, если она сумела это так организовать. Не так-то просто для арабских девочек организовать на русские средства образование. Зачем? У нас тут своих детей сколько, которых образовывать нужно. Понятно тогда, что Елисавета Федоровна и Александра Федоровна продолжательницы ее дела.

Л. Шумская

— Но самое интересное, что в них всех течет кровь Елизаветы Тюрингенской. Но почти такая же капля крови Елизаветы Тюрингенской текла в жилах и великого князя Сергея Александровича, и цесаревича, будущего императора Николая II, потому что...

А. Митрофанова

— Потому что их мама, бабушка и так далее...

А. Митрофанова

— Надо еще сказать о Владимире Мономахе. Людмила Владимировна, не забудьте. (Смеются.)

Л. Шумская

— Кстати, если мы говорим про Марию Александровну, то она известна еще огромной своей благотворительной помощью славянским народам. Именно она такая защитница славянского мира. Вот на самом деле. Это тоже ушло за скобки истории, но это тоже со временем достанется. Это тоже актуальная тема. Так вот, по поводу славянского происхождения Елизаветы Тюрингенской. Дело в том, что бабушкой Елизаветы Тюрингенской была великая княгиня Ефросинья Киевская, которая, в свою очередь, была правнучкой Владимира Мономаха.

А. Митрофанова

— Ничего себе! Какая цепочка.

Л. Шумская

— Да. У нас огромное генеалогическое древо на выставке, которое объединяет род Брабантов, Рюриковичей, а потом уже наследников этих родов — Романовых и других родов, и Гессенов. Это интересная тысячелетняя история, мы ее делали в согласовании с Гессенским домом. И там очень хорошо показано, как славянская ветка переходит из дома Рюриков в дом Брабантов, уходит вниз и дает всех этих прекрасных принцесс, которые возвращаются в Россию.

А. Митрофанова

— Так вот почему, когда смотришь на галерею великих князей и императоров, не только российских, но общего нашего европейского пространства, кажется, что у всех у них есть какое-то неуловимое внешнее сходство: в лицах, во взгляде, в чем-то еще. И дело не только в форме усов и бороды. Дело в том, что они все друг с другом родственники, более или менее далекие.

А. Митрофанова

— Я напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: Анна Витальевна Громова — председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности, фонд называется «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»; и Людмила Шумская —руководитель региональных программ этого общества. Мы продолжаем разговор. К сожалению, не так много времени осталось, чтобы поговорить и о тех связях, которые у нас есть с Гессенской землей через Гессенских принцесс, прежде всего. Эти потрясающие четыре женщины, о которых мы в ходе сегодняшнего разговора вспоминаем, и говорим о тех маршрутах и музеях, образовательных программах, которые в течение этого года уже появились или еще появятся у нас в России. Я слушаю вас и понимаю, что для того чтобы осознать все эти пласты смыслов, о которых вы сейчас говорите, нужно пересмотреть учебники по истории что ли? Для того чтобы все эти знания органично вплести в наше сознание, нужно либо открыть всё это для себя, будучи взрослым человеком, и попытаться выучить все эти связи, древа генеалогические, либо с детства иметь в виду, что у нас такая история. Какие вы выходы видите?

А. Громова

— Алла, всё не так безвыходно. Когда мы создаем музей, в частности, в Тобольске, группа экспертов, которую мы возглавляем и наши коллеги, с которыми мы работаем, они уже сейчас занимаются изданием серии маленьких книг, которые будут касаться отдельных аспектов жизни царской семьи. Причем эти книжки небольшие, не перегруженные фактами, но в то же время достаточные для того, чтобы понять реальную картину, которая происходила сто лет назад. В частности, Владимир Михайлович Хрусталев уже написал несколько книг. В их числе небольшая, очень понятная, очень структурированная и в то же время очень полная по информации книга о цесаревиче Алексее. Обязательно будет книга о благотворительной деятельности Александры Федоровны, без этого не обойтись. О традициях императорской семьи, о традициях воспитания, о традициях общения в кругу семьи. Прекрасная книга Константина Капкова уже вышла — «Духовный мир императорской семьи». Я считаю, полностью реабилитирующая императрицу Александру Федоровну от каких-то обвинений в экзальтации, болезненности или каких-то странных отклонениях, в том числе мистического толка — ничего подобного. И подробное историческое исследование, тоже небольшое по объему. Вполне эти книги можно прочитать в электричке, где-то в дороге, взять с собой на выходные и прочесть. Мы пошли по пути этих маленьких книг, потому что мультимедийка — знаете, с одной стороны, все ею сейчас увлечены, а с другой стороны, от нее все уже устали.

А. Митрофанова

— Есть такой момент.

А. Громова

— Да. К сожалению, это клиповое сознание, когда эти образы не задерживаются в голове и не оставляют следа. Само отношение к мультимедийному контенту такое, что человек, пользуясь, уже ставит себе установку забыть. В этом смысле книги нам кажутся более результативными. Такая же серия маленьких книг, которые будут просто раздаточным материалом на выставках, либо будут стоить какие-то символические деньги. Они будут и в нашем музее в Напольной школе, над экспозицией которого мы сейчас трудимся.

А. Митрофанова

— Это в Перми? Напомните, пожалуйста.

А. Громова

— Нет, это в Алапаевске. В Перми в этот день, в день столетия гибели великого князя Михаила Александровича, на Театральной площади рядом с театром Теодора Курентзиса будет замечательный мемориальный концерт. И будет презентация «Императорского маршрута». В частности, на этой презентации будут раздаваться в огромном количестве книги, различные евлогии, то есть паломнические реликвии, иконы, и многое из того, что хотели бы привезти люди, посещающие места памяти. Мы еще не до конца все аспекты этого большого памятного дня продумали, но он будет очень интересным и познавательным. Для нас важно, что «Императорский маршрут», инициаторами которого явилось Елисаветинское благотворительное общество, стал теперь уже национальным проектом. И он предполагает не только год памяти царской семьи, тот год, в котором мы живем. Но следующий этап «Императорского маршрута» — это изучение императорских усадеб, резиденций, мест пребывания царской семьи. Причем царской семьи в широком смысле. Мы должны понимать, что речь идет о 56 представителях императорского дома Романовых: о княжнах, княгинях, великих князьях и так далее, то есть обо всех представителях различных ветвей императорского дома Романовых. И еще один этап «Императорского маршрута», который можно развивать до бесконечности, будет посвящен посещениям и паломничествам царской семьи. И это открывает широчайшие возможности для всех наших коллег: краеведов, историков, людей, которые просто интересуются трехсотлетней историей нашей страны во время правления императорского дома Романовых. Нам сейчас иногда приходят удивительные заявки — когда маленькие городки посещались великими князьями, по поводу тех или иных исторических дат, событий — какие-то места посещались Алексеем Михайловичем, какие-то Екатериной II, какие-то Николаем I, какие-то цесаревичами и так далее. То есть практически в истории каждого города, каждого населенного пункта есть что-то, связанное с императорским домом Романовых. Поэтому этот маршрут необъятный. И он позволяет нам всем приобщиться к российской истории.

Л. Шумская

— И он будет стимулировать работу на местах, потому что люди, которые занимаются историей на местах, причем это могут быть и общественные организации, а не только музеи, могут формироваться экскурсии, программы для детей именно на фоне этой темы.

А. Митрофанова

— Потрясающе интересно всё, что вы рассказываете. Вы упомянули сейчас о более пятидесяти представителей дома Романовых, которые действительно сыграли важную роль в нашей истории. И я вспомнила историю принцессы Нассауской, которая... Напомните, пожалуйста, как ее звали? Великая княжна из дома Романовых, которая стала принцессой Нассауской, которая скончалась...

Л. Шумская

— Елизавета.

А. Митрофанова

— Да. Она скончалась совсем в юном возрасте...

Л. Шумская

— Ей храм в Висбадене посвящен.

А. Митрофанова

— Да, в Висбадене, совершенно верно. Ее супруг так ее любил. Она всего год с ним прожила и умерла в родах. Но за этот год она успела там такое сделать, что ее там буквально носили на руках.

А. Громова

— Вы совершенно правы. Русские принцессы в Германии, русские принцессы за рубежом, их вклад в развитие благотворительности в тех местах, в которые их привела судьба и династические браки — это отдельная страница нашего «Императорского маршрута». Недаром после открытия выставки во Франкфурте-на-Майне на следующий день мы с нашими коллегами, участниками конференции по Гессенским принцессам, с нашими гостями, мы посетили целый ряд городов в земле Гессен, в том числе и Висбаден, где мы почтили память великой княгини Елизаветы. Этот маршрут также очень динамично развивается. Сейчас нам предстоит поездка в Рим на презентацию «Императорского маршрута». Уже прошла презентация в Париже. В Германии маршрут практически уже разработан, уже паломники и туристы выдвигаются по этому маршруту. Так что очень активно и энергично маршрут развивается и за рубежом.

А. Митрофанова

— Огромное вам спасибо за этот разговор. Я чувствую, что времени не хватило, приходите к нам еще. Давайте в течение года будем продолжать об этом рассказывать — о том, как продвигается работа над маршрутом, как открываются новые выставки и музеи. 2018 год, в каком-то смысле это необходимо для нас сейчас — вспомнить, что было сто лет назад, осознать это. Спасибо.

А. Громова

— Спасибо вам за такую возможность.

Л. Шумская

— Спасибо большое.

А. Митрофанова

— Анна Громова — историк, общественный деятель, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» — так называется фонд; и Людмила Шумская, руководитель региональных программ этого фонда, были в нашей студии. Я — Алла Митрофанова. Прощаемся с вами, до свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.

Также рекомендуем