«Фонд «Красно-белое сердце». Светлый вечер с Мариной Сухаревой и Антоном Володиным (27.03.2018)

Фонд «Красно-белое сердце» (27.03.2018) - Часть 1
Поделиться
Фонд «Красно-белое сердце» (27.03.2018) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были представители благотворительного фонда болельщиков Спартака «Красно-белое сердце» Антон Володин и Мария Сухарева.

Наши гости рассказали о том, как возникла идея объединить болельщиков в благотворительной деятельности, кому удается помогать, а также о том, как спорт меняет жизнь детей в детских домах.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствую вас я — Алексей Пичугин. Добрый вечер. С удовольствием представляю вам наших гостей, ближайший час вместе с нами и с вами в этой студии проведут: Антон Володин — соучредитель благотворительного фонда «Красно-белое сердце», руководитель группы по связям с общественностью и СМИ этого фонда; Марина Сухарева — ответственная за проведение благотворительных акций и курирование детских домов и школ-интернатов фонда «Красно-белое сердце». Здравствуйте.

А. Володин

— Здравствуйте.

М. Сухарева

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— «Красно-белое сердце» сразу нас отсылает к цветам одного из футбольных клубов, если кто-то интересуется футболом, спортом. Кстати, не только футбольного клуба — московский «Спартак» объединяет и хоккейные, и мини-футбольные…

А. Володин

— И пляжные, гандбольные.

А. Пичугин

— Думаю, что мы про «Спартак» тоже поговорим сегодня. Про фонд: почему вы решили организовать благотворительный фонд? Вы болельщики «Спартака», правильно?

А. Володин

— Да. Началось все с того, что мы просто в рамках форума, который открылся на «Фратрии» в 2008 году…

А. Пичугин

— Сразу поясните: «Фратрия» — это…

А. Володин

— «Фратрия» — это крупнейшая организация болельщиков «Спартака», с латыни «фратрия» переводится как «братство». Открывался сайт, он начинался с форума, сначала самого сайта не было. И на форуме появилась идея к Новому году, 2007 еще, организовать какой-то первый, пробный выезд в детский дом. Был выбран детский дом на основании того, что уже кто-то из наших товарищей там по студенческой линии курировал этот детский дом, там уже были связи налажены, и нам порекомендовали туда поехать. Мы устроили сбор на «Фратрии», в котором поучаствовали десятки людей. И после сбора мы организовали первый выезд — он был новогодний, он включал в себя проведение новогодней елки…

А. Пичугин

— Когда это было?

А. Володин

— Это был конец 2007 года.

А. Пичугин

— То есть уже больше десяти лет.

А. Володин

— Мы там провели новогоднюю елку, поздравили детишек, подарили им всем подарки, и на этом разбежались. И в следующие несколько лет несколько раз в год мы проводили акции, приуроченные ко Дню защиты детей и к тому же Новому году. И когда эта тема уже разрослась, появилась идея — а почему бы нам не организовать благотворительный фонд? Все-таки в рамках благотворительного фонда официальная работа идет, и проще привлекать средства, и общаться с детскими домами — все-таки к официальной организации всегда доверия больше. И это открытие фонда помогло нам расширить, развить нашу деятельность до той формы, того вида, который есть сейчас. Если в двух словах, сейчас уже порядка шести детских домов-интернатов мы курируем. Помимо этого, мы помогаем ветеранам общества «Спартак» и инвалидам-болельщикам. Инвалидам-колясочникам мы помогали закупать коляски…

А. Пичугин

— То есть когда на стадионе перед матчем выезжают инвалиды на колясках, это ваши подопечные.

А. Володин

— Всех их мы знаем.

А. Пичугин

— А как еще вы им помогаете?

А. Володин

— В первую очередь это социализация, помощь вообще. Сначала мы начинаем с общения, это самое главное — общение. Люди должны понимать, что они не изгои, а полноценные члены общества. И общение помогает нам найти точки соприкосновения, доверие друг к другу возникает. Мы говорим, что если у вас возникают в рамках наших возможностей какие-то потребности, мы готовы вам помогать. У одного обветшала инвалидная коляска, мы ее обновили. Кто-то попросил: «Ребята, помогите, мне так хочется поехать на матч». Мы на автобусе погрузили его с нами, отвезли на футбол в другой город и так же привезли обратно. То есть это тоже определенная помощь — одному бы ему было добраться нереально. И он свежие эмоции получает, и нам приятно человеку помочь.

А. Пичугин

— Марина, а чем вы занимаетесь? Я вас представил как человека, ответственного за проведение благотворительных акций, курирование детских домов и школ-интернатов. А в целом ваш круг обязанностей какой?

М. Сухарева

— В этом и заключается круг моих обязанностей. Я придумываю мероприятия: разрабатываю повестки, сценарии, тематическое наполнение. И поддерживаю связь с нашими детскими домами: узнаю́, что им нужно, и как мы им можем помочь.

А. Пичугин

— А давно занимаетесь?

М. Сухарева

— Я два года в фонде.

А. Володин

— Извините, что перебиваю. Хотелось бы акцентировать внимание на том, что наши акции в последнее время стали более содержательными, они стали более качественными. Мы придумываем какие-то программы, которые потом ретранслируем и в другие детские дома. Например, спартакиады — они продуманы со стороны организационной составляющей и развивающей составляющей. То есть мы приезжаем в детские дома не просто дарить подарки — мы проводим мастер-классы по различным видам деятельности. Так как у нас фонд спортивный, в первую очередь это спортивные мастер-классы, но и не только: происходит огромное количество развивающих мастер-классов, начиная от мыловарения и заканчивая флористикой. Это помогает детям развить первичные навыки работы руками, головой. И мы надеемся, что, возможно, те навыки, которые мы привьем на этих мастер-классах, помогут им найти как минимум хобби, а может быть, и будущее занятие, работу по жизни. Это очень важно. И, благодаря Марине, мы смогли это на новый качественный уровень поднять, в том числе благодаря Марине.

А. Пичугин

— Марина?

М. Сухарева

— Наше преимущество, и вообще цель поездок нашего фонда в детские дома — это приобщение детей к спорту. То есть мы им показываем, что вот мы ведем здоровый образ жизни — занимайтесь спортом, не обязательно выбирать какой-то «наклонный» путь после выхода из детского дома, можно быть похожими на нас. У нас в основном молодежь в фонде, и мы не можем быть мамами и папами большинству, мы себя позиционируем как друзья. И ребята в детских домах именно так нас и воспринимают. Мы не гонимся за большими проектами: сбор средств, давайте то-то и то-то. Мы курируем шесть детских домов и улучшаем жизнь именно этих деток шести детских домов. То есть у нас нет больших проектов: дайте нам денег, мы завершим его через месяц — такого нет. Мы постоянно улучшаем жизнь конкретно этих детей.

А. Пичугин

— Где находятся эти шесть детских домов?

А. Володин

— Начнем с того, который изначально у нас появился — тот детский дом, в который мы ездили еще в 2007 году, будучи просто волонтерами, не привязанными к фонду. Это Покровский детский дом Владимирской области, 100 километров от Москвы по Горьковскому шоссе. Вот с ними мы уже взаимодействуем десять лет.

М. Сухарева

— Следующий — это Гаврилов-Ямская школа-интернат, тоже находится во Владимирской области…

А. Володин

— Нет, это Ярославская область, это от Ярославки в сторону Иванова.

М. Сухарева

— Это интернат для незрячих и слабовидящих детей.

А. Пичугин

— Кстати, сразу вопрос: если они незрячие и слабовидящие — какой может быть спорт?

А. Володин

— Голбол — это паралимпийский вид спорта, который культивируется уже давно, и в первую очередь в рамках этой школы-интерната. Очень интересное у нас с ними взаимодействие произошло — мы где-то с 2011 или 2012 года с ними общаемся. Мы приехали туда, нам показали спортивный зал первым делом. В спортивном зале… Чтобы вы понимали — детки играют в голбол. Это такой вид спорта, он паралимпийским является. Можно потом загуглить, посмотреть, что это такое. Дети и взрослые играют в этот спорт, находясь на коленях или вообще лежа. Там такой своеобразный момент есть…

М. Сухарева

— Как командная игра.

А. Володин

— Да, это командная игра. И они там были вынуждены заниматься зимой, при плюс 10 градусах.

А. Пичугин

— В практически неотапливаемом зале.

А. Володин

— Сифонило из окон, плохое отопление было. В общем, мы за года четыре смогли полностью отремонтировать этот спортивный зал, благодаря нашим спонсорам-партнерам. Мы там полностью перестелили крышу, напольное покрытие заменили, сделали ремонт отопления, освещения, окна пластиковые новые поставили. И в прошлом году торжественно открыли уже после окончания всех ремонтных работ. Это было наше достижение.

М. Сухарева

— Самое главное, что это было достижением не только для нас, но и для наших подопечных, потому что буквально через три месяца тренировок они на первых соревнованиях заняли третье место на соревнованиях по голболу. И теперь они хотят заниматься все. То есть раньше голбол нравился только части детей, а это стимулировало заниматься голболом всех.

А. Пичугин

— Почему бы и нет? Зал стал нормальный, условия все появились. Я сейчас процитирую из «Википедии» про голбол: его придумали в 1946 году для реабилитации ветеранов Второй мировой, придумали его австриец Ганс Лоренцен и немец Зепп Райндле. В 1976 году в Торонто состоялся паралимпийский дебют, в 1978 в Австрии провели первый чемпионат мира. А наша страна, наша сборная по голболу принимает участие в паралимпиадах с 1992 года.

А. Володин

— И, кстати, очень удачно.

М. Сухарева

— Если вкратце, чтобы представить: две команды по три человека, и друг напротив друга на определенном расстоянии стоят ворота девятиметровые. И они — трое против троих — накатывают друг другу мяч, который издает звук. Они в масках, чтобы всех уравнять.

А. Пичугин

— Кто-то видит лучше, кто-то хуже, кто-то вообще не видит.

М. Сухарева

— И на звук ловят этот мяч.

А. Пичугин

— Да, я вижу — передо мной как раз картинки, я открыл в интернете. Если вы заинтересовались, вы тоже можете найти. Голбол называется этот вид спорта.

А. Володин

— Кстати, спортинвентарь этого вида спорта очень дорогостоящий.

А. Пичугин

— Мячик с колокольчиком…

А. Володин

— Мячик — это 8-10 тысяч рублей, каждая маска для профессионального занятия этим видом спорта 150-200 евро стоит.

А. Пичугин

— Ничего себе.

А. Володин

— В этом плане мы тоже стараемся им помочь. Недавно — Марина сейчас расскажет об этом сборе, который мы проводили на «Душевном базаре» на нашем стенде на этой выставке.

М. Сухарева

— Да, на нашем стенде можно было поиграть в голбол, провести мастер-класс. Приезжали ребята из интерната, и мы на собранные деньги купили им инвентарь для голбола.

А. Пичугин

— Я смотрю, среди попечителей, попечительского совета, все известные люди: Владимир Пресняков, давний болельщик «Спартака», Юрий Васильевич Гаврилов, полузащитник «красно-белых», Дмитрий Аленичев, многолетний игрок и недавний тренер, Дмитрий Ананко, Андрей Тихонов. Как они принимают участие?

А. Володин

— Например, на «Душевном базаре» Юрий Васильевич Гаврилов проводил автограф-сессию на нашем стенде, который пользовался большой популярностью. И он нас поддерживает на всех наших мероприятиях — приходит на открытия, на награждения. Допустим, мы турниры проводим по разным видам спорта. К сожалению, Андрей Тихонов и Дмитрий Аленичев по роду своей деятельности, так как они являются тренерами разных команд…

А. Пичугин

— И они уже в системе «Спартака» не работают.

А. Володин

— Да, они отсутствуют в Москве, поэтому мы их в последнее время задействуем меньше. Но они также участвовали в наших мероприятиях, в основном, это наша пиар-деятельность — на открытии турниров им слово предоставляется. Ну и всяческая поддержка — сувенирную продукцию со своими автографами они нам предоставляли на благотворительных аукционах, за что им огромное спасибо.

А. Пичугин

— А приезжают в детские дома?

А. Володин

— Если мы говорим конкретно про визиты, то нет, потому что люди очень заняты и времени у них недостаточно. Но они всегда для наших поездок готовы нам всё предоставить, что мы запрашиваем у них. Всегда на любой сувенирной продукции автографы ставят, футболки от себя предоставляют.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: Антон Володин — соучредитель фонда «Красно-белое сердце»; и Марина Сухарева — сотрудница фонда, ответственная за проведение благотворительных акций и курирование детских домов и школ-интернатов. Я понимаю, что для тех детей, которые сейчас в детских домах — это уже поколение двухтысячных годов — им мало что говорят эти имена: Андрей Тихонов, Дмитрий Аленичев. Но в принципе, для детей был бы большой праздник, если бы такие люди приехали и сыграли, может быть, с ними.

М. Сухарева

— Нам активно помогает Алексей Зуев, который сейчас является вратарем пляжного «Спартака», и он играл в основном «Спартаке». И вообще, наши ребята очень радуются приезду пляжной команды «Спартака». У нас есть такое мероприятие, которое мы проводили с несколькими детскими домами. Сначала игроки пляжного «Спартака» приезжают в детский дом, играют тут матч, потом приезжают в Химки…

А. Володин

— Да, в Химках находится центр пляжных видов спорта.

М. Сухарева

— Там играют ответный матч.

А. Володин

— Там есть помещения, где играют и тренируются, туда дети приезжали с ответным визитом. А к детям приезжали не только пляжники, а, например, хоккейный клуб спартаковский.

А. Пичугин

— Кстати, вот о чем я тоже хотел поговорить. Сейчас же не советские годы, когда было спортивное общество «Спартак», спортивное общество «Динамо», ЦСКА. Сейчас же всё по-другому — отдельно футбольный клуб, отдельно хоккейный, отдельно пляжный, гандбольный. Что там еще?

А. Володин

— Не совсем так. Общество «Спартак» после расформирования в 1987 году, в начале 90-х, благодаря Николаю Озерову, возродилось и каким-то образом существовало. В последнее время общество «Спартак» начало бурную деятельность. И как раз открытие гандбольного клуба «Спартак» напрямую связано с работой общества. И кроме футбольного клуба, все остальные команды сейчас входят в состав общества «Спартак» и носят классический ромбик — без мячей.

А. Пичугин

— Ну, понятно, без мячей, без шайб. Я просто помню, что была хорошая традиция, когда еще «Спартак» успешно выступал в КХЛ некоторое время назад, ходили футболисты на матчи хоккейного «Спартака», хоккеисты ходили на футбольные…

А. Володин

— Сейчас то же самое.

А. Пичугин

— Да. Н вот как раз тогда был разговор, что они отношения друг к другу, как юридические лица, не имеют, а только на уровне болельщиков.

А. Володин

— Если говорить честно, сейчас общество «Спартак» предоставило футбольному клубу полноценное право использования классического ромба. Но будет ли его использовать футбольный клуб? Потому что у футбольного клуба еще мячик вписан в букву «с», и это является не совсем классическим — такой логотип только с 1998 года появился.

А. Пичугин

— Да, я помню.

А. Володин

— В принципе, у клуба есть все права. Будут ли они ими пользоваться, это уже решение, соответственно, руководства клуба.

А. Пичугин

— Тогда следующий вопрос: как вы все взаимодействуете, если футбольный «Спартак»… Я понимаю, что на определенном уровне всё это как-то сочетается, особенно на уровне болельщиков. Как футбольный, пляжный, хоккейный, гандбольный — как все эти клубы совместно участвуют в жизни фонда? Ну вот, кроме попечительского совета?

М. Сухарева

— Они не совместно участвуют.

А. Пичугин

— Они не совместно, но они же участвуют в жизни…

А. Володин

— Футбольный клуб, пляжный клуб, надеюсь, что скоро и гандбольный клуб будет носить логотип фонда на своих майках. Это традиция, приятная для нас — ее начал мини-футбольный клуб, поддержал пляжный. Сейчас мы ведем активно переговоры с гандбольным клубом, они тоже не против со следующего сезона носить логотип нашего фонда на футболках. Конечно же, это тоже пиар нашей деятельности, деятельности нашего фонда, и это очень важно для нас. Ну, и, конечно, совместные акции по сбору средств, приглашения детей на матчи этих клубов — это всё присутствует. И периодически мы этим пользуемся — привозим детишек на спортивные мероприятия. Не только к ним приезжаем, но и привозим их сюда, показываем детям, как выглядит массовый спорт высоких достижений в исполнении наших спартаковских клубов.

А. Пичугин

— А с другими клубами какое-то взаимодействие происходит? Я понимаю, что на уровне болельщиков есть определенное неприятие — будем здесь говорить дипломатично. Определенное неприятие: «Спартак» — ЦСКА — «Динамо»…

А. Володин

— Присутствует. Мы не видим в этом ничего плохого.

А. Пичугин

— С точки зрения фонда. Мы с вами перед эфиром говорили, что у ЦСКА нет, или пока нет фонда, подобного вашему, а у «Динамо» есть.

А. Володин

— У «Динамо» есть — с 2013 «Динамо хелп» функционирует. Они у нас консультировались по созданию фонда. На некоторое время взяли паузу, потом все-таки решили открываться и сейчас функционируют. В общем, по образу и подобию нас они в свое время, четыре года назад, через это прошли. И честь им и хвала за то, что они делают. В ЦСКА фонда нет, но есть инициативная группа, которая постоянно выезжает в детские дома. Мы тоже периодически с ними взаимодействуем, общаемся. Бывает, что у них что-то залежалось лишнее из вещей на складе, и они предлагают нам что-то привезти. Бывает, что мы им помогаем в чем-то, это не проблема. В рамках благотворительности, социальной ответственности мы должны быть все заодно.

А. Пичугин

— Это здорово, что так происходит.

М. Сухарева

— Когда мы объявляем сборы, то нам помогают, независимо от принадлежности к футбольному клубу.

А. Пичугин

— Это было бы странно, если бы было иначе. Это самые известные московские клубы. Но еще «Локомотив», про него не знаю.

А. Володин

— С «Локомотивом», к сожалению, у нас никакого взаимодействия нет. Возможно, что-то у них есть, но я об этом не знаю.

А. Пичугин

— А в целом по России — есть фонды, подобные вашему? Именно привязанные к определенному спортивному клубу?

А. Володин

— Кроме «Динамо хелп» я ничего не знаю.

М. Сухарева

— Хотелось бы сказать очень важную вещь. Про нас всегда считают, что мы спартаковский фонд. Мы не спартаковский фонд — мы фонд болельщиков «Спартака». Мы были созданы отдельно от футбольного клуба «Спартак». Просто очень многие считают: зачем давать «Красно-белому сердцу» помощь и средства, раз…

А. Пичугин

— «Спартак» и так богатый.

М. Сухарева

— Да. Поэтому хотелось бы развеять этот миф. Мы взаимодействуем со «Спартаком», но они не являются нашими учредителями.

А. Володин

— Хорошо, что Марина затронула этот вопрос. У футбольного клуба, конкретно у самого футбольного клуба, есть свой фонд — он так и называется: «Спартак». Но он занимается поддержкой ветеранов и молодежи «Спартака».

А. Пичугин

— Там Федун и те, кто участвуют непосредственно в жизни «Спартака»…

А. Володин

— Да, там отдельные темы. Допустим, если молодежь получает какие-то серьезные травмы, фонд их поддерживает; ветеранов они поддерживают, закончивших уже карьеру. Но это их ограничение деятельности — то есть они только этим занимаются.

А. Пичугин

— Насколько я понимаю из нашего разговора, ветеранам вы тоже помогаете — ветеранам-болельщикам и ветеранам…

А. Володин

— Да, ветеранам мы тоже стараемся помогать по мере необходимости и просьб. Мы с представителями ветеранов общаемся, всегда готовы к любому диалогу. Если нужна какая-то помощь, мы всегда готовы.

М. Сухарева

— В основном, опять же, главная помощь от нас — это организация каких-то фотосессий: чтобы люди понимали, что они не забыты, что о них еще помнят. Мне кажется, что это главная помощь ветеранам от нас.

А. Володин

— Ветераны — если мы говорим о не совсем престарелых ветеранах — они также участвуют в наших турнирах в каких-то командах, мы их приглашаем. То есть, помимо участия в открытиях наших мероприятий, они также в самих мероприятиях участвуют — в рамках футбольных турниров, например.

М. Сухарева

— У нас есть два больших турнира. Один проходит в октябре — «Кубок памяти», 20 октября, это турнир в память о погибших…

А. Пичугин

— В 1982 году.

М. Сухарева

— Да.

А. Пичугин

— Надо напомнить, давайте напомним. Единственное, прервемся на минуту, у нас сейчас небольшой перерыв. Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: Антон Володин — соучредитель фонда «Красно-белое сердце», благотворительный фонд болельщиков «Спартака»; и Марина Сухарева — сотрудник фонда, она отвечает за проведение благотворительных акций и курирование детских домов и школ-интернатов. Через минуту снова в этой студии.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня здесь вместе с нами и с вами «Светлый вечер» проводят: Антон Володин — соучредитель фонда «Красно-белое сердце», это благотворительный фонд болельщиков «Спартака»; и Марина Сухарева — она отвечает за проведение благотворительных акций и курирует детские дома и школы-интернаты от фонда «Красно-белое сердце». Надо напомнить, наверное, о том, на чем мы остановились в конце первой части: что за трагедия была в 1982 году в «Лужниках»? Правильно я понимаю, что об этом идет речь?

М. Сухарева

— Да, тогда в давке на стадионе погибли по официальным данным…

А. Володин

— По официальным данным 66 человек, по неофициальным больше, потому что 66 человек — это зафиксированные смерти, произошедшие именно в этот день. Люди, которые умирали через неделю, две, в больницах после тяжелых травм, не считались жертвами.

А. Пичугин

— Но такие тоже были?

А. Володин

— Да. По примерным прикидкам жертв на самом деле под сто насчитывалось. Мы считаем, что 66 — это официальные данные. В тот день играл «Спартак» с «Харлемом» еврокубковый матч, кубок УЕФА был. И после окончания матча был открыт только один пролет для выхода. Как вы помните, кто был в «Лужниках», там после спуска с лестниц идут железные решетки, и потом уже дальше выход на улицу.

А. Пичугин

— Я уже не знаю, — простите, что перебиваю, — что сейчас в реконструированных «Лужниках» происходит.

А. Володин

— Примерно такая же схема. Там спуск с лестницы, несколько маршей, и потом выходишь, там решетка. А дальше уже улица. И вот эта решетка специальными вставками была приоткрыта так, что можно было пройти только одному человеку. То есть классическое «узкое горлышко», через которое…

М. Сухарева

— Еще ужасные погодные условия — обледенели ступеньки. И началась ужасная давка.

А. Володин

— 20 октября 1982 года уже был минус, было снежно, и на лестнице все ситуации происходили при гололеде, это тоже нужно понимать. Началась давка, столпотворение людей приводило к жуткой толчее на лестнице, соответственно, все лестничные пролеты были забиты людьми, и дальше плотность только увеличивалась. Увеличилась она настолько, что в итоге перила лестницы треснули и с высоты двух-трех метров люди падали друг на друга штабелями, получая как минимум переломы конечностей…

А. Пичугин

— То есть если погибших около ста человек, то пострадавших гораздо…

А. Володин

— Да. И те, кто оказывался внизу — естественно, давка привела к удушью…

М. Сухарева

— Это событие не освещалось в СМИ того времени. И, по-моему, первый раз только через 7 лет рассказали об этой трагедии.

А. Пичугин

— Уже в конце Перестройки.

М. Сухарева

— Да. И мы в память об этом событии, в память о погибших, проводим турнир «Кубок 20 октября»…

А. Володин

— Вот уже 10 лет.

М. Сухарева

— Средства от которого идут в помощь родителям и родственникам погибших. Они каждый раз приезжают к нам.

А. Пичугин

— И пострадавшим, наверное, тоже, потому что часть пострадавших…

А. Володин

— У них есть общий коллектив, где они полученные средства распределяют. Кому-то нужно на операцию, кому-то на медикаменты, они уже там между собой взаимодействуют сами.

М. Сухарева

— А второй кубок, который мы проводим — это турнир, который называется семейный фестиваль «Красно-белое сердце», он проходит в мае…

А. Володин

— Скоро будет.

М. Сухарева

— Два турнира параллельно идут: один — это турнир команд из болельщиков «Спартака», а вторая большая часть — это дети из детских домов и школ-интернатов. Команды приезжают и борются на полях Академии имени Черенкова за чемпионство.

А. Володин

— Под это дело клуб, спасибо ему огромное, выделяет нам аж целых три поля. И одно из этих полей отведено именно для турнира среди школ-интернатов.

А. Пичугин

— Наверное, надо наших слушателей, кто заинтересовался вашим рассказом, адресовать на ваш сайт http://rwheart.ru.

М. Сухарева

— Мы есть во всех социальных сетях.

А. Володин

— Да, в социальных сетях можно легко нас найти: набрать в поисковике «красно-белое сердце», и там всплывут наши странички, наши группы.

А. Пичугин

— Здесь на вашем сайте, в колонке есть вся необходимая информация о том, что нужно, о том, что нужно в первую очередь. Но я думаю, что нужно еще озвучить, потому что я знаю, наши слушатели люди отзывчивые — на такие программы с благотворительными фондами очень хорошо реагируют и отзываются. Что вам всегда нужно, вот всегда, самое необходимое?

М. Сухарева

— В первую очередь нам всегда нужен спортивный инвентарь. Потому что, как спортивный фонд, мы всегда дарим спортивный инвентарь в наших поездках.

А. Володин

— Его никогда мало не бывает, это расходный материал.

А. Пичугин

— Есть какие-то определенные требования?

М. Сухарева

— Нет, никаких — всё, что вы считаете, подходит спортивным деткам, что это им нужно, всё это мы принимаем с радостью. Дальше, это средства на наши поездки, разумеется. И, может быть, какая-то помощь в плане… Ну, вот нам перед Новым годом просто предоставили салют для детей, просто торт. То есть люди просто говорят: «У меня есть кондитерская, я хочу вашим детям подарить то-то. Держите». То есть мы открыты всему. И еще у нас есть интернат — мы о нем не сказали…

А. Пичугин

— Да, разговор ушел. Только два назвали.

М. Сухарева

— У нас есть Покровский, Гаврилов-Ямский. Есть еще Первомайский дом-интернат.

А. Пичугин

— Это где?

М. Сухарева

— Это Кострома. И там находятся умственно-отсталые дети, у них разные диагнозы. Им всегда требуются гигиенические средства, подгузники. Там 90 детей, 25 из которых никогда с кровати не вставали, то есть им всегда нужны такие средства.

А. Володин

— Бытовая химия в том числе.

М. Сухарева

— Когда наш фонд начинал туда ездить, у них было такое бедственное положение, что мы продукты завозили.

А. Володин

— Да, мешки с едой привозили, было дело.

М. Сухарева

— Сейчас, слава Богу, как-то улучшилось у них состояние.

А. Пичугин

— Настолько не помогали местные власти?

А. Володин

— А у них до сих пор задолженность, например, по электроэнергии. Каждый год, как нам рассказывали, у них бюджет только урезается.

М. Сухарева

— Мы, как фонд, не лезем во взаимодействие руководства регионов и детских домов.

А. Пичугин

— Но просто вы говорите…

А. Володин

— Но факт остается фактом.

А. Пичугин

— Что у них еды не было нормальной.

А. Володин

— Сейчас они говорят: спасибо, что электроэнергию не отрубают.

А. Пичугин

— Это какие-то сёла? Где это находится?

А. Володин

— Это село, находящееся в Костромской области. Когда мы туда едем, чтобы вы понимали, мы уже проезжаем все населенные пункты, заезжаем в начало леса, и где-то в лесу…

М. Сухарева

— На отшибе стоят два здания. Одно — детский дом-интернат, а рядом — взрослый. И когда кто-то достигает 18 лет, из одного здания его переводят в другое.

А. Володин

— И вот они там всю жизнь…

А. Пичугин

— И выхода оттуда нет никакого? Может быть, кто-то забирает таких детей.

М. Сухарева

— Я надеюсь, что есть такие люди.

А. Володин

— Недавно мы проводили выставку одного из мальчиков из этой школы-интерната, Вити Калмыкова. Очень талантливый парнишка, он рисует вверх ногами. Мы провели выставку, и потом на аукционе его картины разошлись среди наших благотворителей. И на собранные деньги мы ему купили аквариум с рыбками.

М. Сухарева

— Это была его мечта.

А. Пичугин

— Три назвали. Еще три осталось.

М. Сухарева

— Еще у нас есть Солотчинский детский дом.

А. Пичугин

— Это Солотча, недалеко от Рязани. Мы были там.

М. Сухарева

— Мировский детский дом, это Воронеж.

А. Володин

— Воронежская область. Хотя, наверное, еще в пределах города.

М. Сухарева

— Нет, это уже за Воронежем.

А. Пичугин

— Там дети без особенностей развития?

А. Володин

— Да, там вполне полноценные.

А. Пичугин

— И последний?

А. Володин

— Есть еще Эммаусская школа-интернат.

А. Пичугин

— Это Тверская область.

А. Володин

— Да, Тверская.

М. Сухарева

— Эммаус и Ржев — пока мы их навещаем. Мы не можем сказать, что мы их прямо курируем, мы не дошли пока до таких отношений.

А. Володин

— Потихонечку присматриваемся, так скажем. То есть плотного взаимодействия нет, но присматриваемся.

А. Пичугин

— У вас тут есть раздел «Стать волонтером». То есть волонтеры у вас тоже присутствуют?

М. Сухарева

— Конечно! Как мы без волонтеров.

А. Пичугин

— Вот! Если наши слушатели захотят стать волонтерами, как им это сделать?

М. Сухарева

— Заходите в нашу группу «ВКонтакте», ищите меня, и я вам всё расскажу подробно. Вообще, мы принимаем любых желающих, кто хочет стать волонтером, осуществлять с нами поездки. Главное, чтобы человек понимал специфику нашего фонда: мы болельщики «Спартака» и во время матчей мы не осуществляем поездки в детские дома.

А. Пичугин

— Это был следующий вопрос.

А. Володин

— Мы стараемся разделять дни проведения матчей наших «Спартаков» в любом виде спорта и наших визитов в детские дома. Чтобы люди успели и мероприятия посетить и добрыми делами заняться. То есть желательно это не наслаивать друг на друга, это важный момент. И нужно к этому относиться с пониманием, так скажем.

А. Пичугин

— Я даже по-другому хотел спросить: вы всех принимаете? Я понимаю, что фанат ЦСКА не пойдет к вам в волонтеры. А может, и пойдет, не знаю.

А. Володин

— Фанат ЦСКА может просто привезти какие-то вещи, если он хочет поддержать нашу деятельность. Может еще чем-то помочь. Но, конечно, как волонтер вряд ли кто-то захочет.

А. Пичугин

— Понятно. Я скорее о тех людях, которые абсолютно равнодушны к любому виду спорта: к футболу, к хоккею, к «Спартаку».

М. Сухарева

— Должен быть либо болельщик «Спартака», либо быть абсолютно спокойным в этом вопросе.

А. Пичугин

— Это чаще всего так и происходит.

А. Володин

— Если человек разделяет наши цели и задачи, нашу идеологию ему не обязательно разделять. Если он готов содействовать именно нашим добрым делам, так мы их называем, почему бы и нет? Если его не напрягает именно наша принадлежность к болельщикам «Спартака» и при этом он также переживает за те направления деятельности, которые мы пропагандируем и проводим в жизнь, то почему бы и нет? Без проблем, совершенно.

А. Пичугин

— Немножко расскажите про «Фратрию». В начале программы затронули эту тему, а дальше не поговорили. Не очень понятно, что это такое. Надо, наверное, начать с того, что практически у каждого крупного спортивного клуба есть объединение болельщиков.

А. Володин

— Да. И если мы говорим про «Фратрию», то не стоит ее путать с официальным фан-клубом «Спартака», который также функционирует…

А. Пичугин

— А в чем разница?

А. Володин

— Он имеет официальную принадлежность к «Спартаку» футбольному — это его структурное подразделение. Мы официально не относимся ни к какому клубу, мы существуем отдельно. Наверное, это наше преимущество — мы не зависим ни от кого. Но при этом со всеми мы в партнерских отношениях.

А. Пичугин

— Я напомню, что Антон Володин — соучредитель фонда болельщиков «Спартака» «Красно-белое сердце»; Марина Сухарева, которая отвечает за проведение благотворительных акций и курирует детские дома и школы-интернаты от фонда «Красно-белое сердце», здесь в студии радио «Вера». «Вам нужна помощь» — есть такой раздел на сайте — возвращаемся уже непосредственно к вашему фонду. Соответственно, если человек, который нас сейчас слышит, ему требуется какая-то помощь, и он понимает, что это в русле нашего сегодняшнего разговора, то есть он как раз подпадает под ту категорию, которой вы помогаете.

А. Володин

— Да, если ты болельщик «Спартака», например, инвалид, или ты болельщик «Спартака», который нуждается в какой-то операции — ты пишешь по нашим контактам, и мы с тобой общаемся и обсуждаем варианты помощи конкретно тебе.

А. Пичугин

— А если вдруг — смотрите, опять же, такое разделение — если вдруг болельщику любого другого клуба нужна такая же помощь, но не помогли ему у него в клубе…

М. Сухарева

— Простите, у нас жесткая позиция по этому вопросу. Всем помочь невозможно.

А. Володин

— Мы можем только переадресовать к людям, которые в конкретных фанатских организациях занимаются примерно тем же, чем мы.

А. Пичугин

— То есть вы все равно можете ему чем-то помочь — хотя бы направить.

А. Володин

— Конечно.

М. Сухарева

— Перенаправить, найти фонд.

А. Володин

— Мы такие просьбы никогда не оставляем без ответа. В любом случае как-то с человеком общаемся, стараемся его перенаправить куда-то, как-то поспособствовать, чтобы он не чувствовал себя одиноким в своей проблеме.

А. Пичугин

— Много ли у вас ветеранов-футболистов, которым вы помогаете? Вы говорили, что им помогает клуб. Но я помню (в некоторых СМИ проходила информация несколько лет назад), когда кто-то из известных в прошлом футболистов обратился за помощью, и эту помощь не получил.

А. Володин

— Ну, бывает всякое. Вы стараемся в первую очередь по запросу ветеранов действовать. Если им недостаточная помощь оказывается, или кто-то ее не получает, и, соответственно, обращается к нам, то мы придумываем что-то. Это были и операции, это была и разовая помощь — все возможные варианты рассматриваем, общаясь с ветераном, обсуждая его проблемы. Бывает такое, что ветерана все забыли, а у него есть проблемы жизненные. И ему нужно помочь — хотя бы прийти, приготовить обед, убраться в квартире. Мы приходили и делали это. В определенное время была такая помощь, это совершенно нормально. И совершенно обычная, к сожалению, ситуация, когда ветеранов прошлого забывают.

А. Пичугин

— Есть мнение, что футболисты — очень богатые люди. Мы оставим сейчас за скобками футболистов действующих или недавно закончивших свою карьеру. Но в «Спартаке», как и в любом клубе, переиграло такое количество людей за 80 лет…

А. Володин

— В «Спартаке» большие зарплаты начались где-то в середине нулевых годов. Мы совершенно не говорим про ветеранов 60-х, 70-х, 80-х, и даже 90-х…

А. Пичугин

— При Романцеве зарплаты в «Спартаке» были чуть-чуть выше, чем в среднем по чемпионату.

А. Володин

— Только с середины нулевых зарплаты пошли ввысь очень серьезно, а до этого… Даже ветераны 90-х сейчас живут небогато.

А. Пичугин

— Я сейчас совсем не хочу говорить про зарплату футболистов — для этого есть другие СМИ, есть другие программы. Я к тому, что есть такое мнение, что футболисты все богатые. А на самом деле…

А. Володин

— Сейчас они зарплаты получают вообще сумасшедшие.

А. Пичугин

— Да, это уже действующие футболисты. А есть ветераны, которые играли в «Спартаке» 5-6 лет, меньше — год, сезон один провели — о них уже не может и клуб вспомнить. Он не может, действительно, держать в голове всех живущих ныне футболистов, которые когда-то играли.

А. Володин

— Есть команда ветеранов «Спартака», которая собрана под эгидой клуба, которые проводят какие-то выставочные матчи периодически.

А. Пичугин

— Да, про них известно.

А. Володин

— Но их тоже не так много.

А. Пичугин

— Но это обложка, глянец. А люди, которые играли за «ромбик»? Я понимаю, что им тоже нужна помощь, что они как раз зачастую совсем небогатые люди — это пенсионеры, которые живут на пенсию и какую-то помощь от родных и близких. И естественно, наверное, клуб всем помочь не может. Вот есть вы…

А. Володин

— Мы также с клубом ветеранов взаимодействуем напрямую, и достаточно активно — все время с ними на связи находимся.

А. Пичугин

— А как вы можете помочь? Ну, кроме приготовить обед, помочь убраться в квартире.

А. Володин

— Если им нужна какая-то операция и прочее, естественно, мы устраиваем сбор. И стараемся по мере наших возможностей помогать человеку в этой ситуации. Безусловно, так должно быть. Никогда их просьбы не будут без ответа, любые.

А. Пичугин

— «Помочь детям» у вас есть раздел: тут «Яндекс-деньги», WebMoney, СМС-копилка, карты «Виза», «Мастеркард», разные другие варианты. Это непосредственно на какие-то конкретные цели можно перевести (это я всё ваш сайт изучаю), или это на общие нужды? Как вообще механизм работает?

А. Володин

— Практически во всех переводах есть комментарий, в котором можно написать — что это или на благотворительную деятельность, или конкретно кому-то, или на какую-то акцию. То есть если люди хотят конкретное целевое назначение своих средств, то они просто это указывают в комментарии, и мы это видим.

М. Сухарева

— Мы анонсируем ближайшие поездки, и люди могут переводить на поездку, или на конкретный детский дом или школу-интернат, который посчитают нужным.

А. Пичугин

— Это у вас раздел «Календарь событий», где обозначены ваши поездки в детские дома, ярмарки и всё прочее. Можно посмотреть ближайший месяц, что в марте есть. Напомню, что в любом поисковике можно найти и сайт «Красно-белое сердце», и соцсети: «Фейсбук», «ВКонтакте» — всё это есть. А вы взаимодействуете не со спортивными, а с другими фондами, которые занимаются похожей деятельностью?

А. Володин

— Безусловно. Марина может рассказать, как взаимодействие происходило с фондами при подготовке к «Душевному базару».

М. Сухарева

— Сама благотворительная ярмарка «Душевный базар» нам много чего дала, и особенно — это контакты. Мы уже, можно сказать, «пристроили» один наш детский дом под крылышко другого фонда, который больше специализируется в той тематике, в той помощи, которая нужна именно этому детскому дому. У нас есть такие взаимодействия, что люди будут ездить с нами на программы — фонд «Безопасный дом» будет с нами ездить в наши детские дома. Они расскажут детям по своей специфике. Потом, интересно именно меняться опытом, мы практикуем обмен опытом.

А. Володин

— Мы даже взаимодействовали с тем же фондом «Динамо хелп», который ездил с нами на несколько мероприятий просто обменяться опытом, получить важную информацию: понять, как и что мы делаем и что-то применить у себя, может быть. Тоже ребята выезжали с нами, мы не видим в этом никакой проблемы. То есть мы взаимодействуем и с фондами, которые какую-то нашу специфику повторяют. Где-то нам помогут, где-то мы поможем. И где-то есть фонды, которые имеют другую специфику, которая нам может быть полезна в конкретном детском доме. Или же, наоборот, эти благотворительные фонды, имея другую специфику, сталкиваются с тем, где мы могли бы быть им в чем-то полезны. Тоже мы с ними обсуждаем вариант сотрудничества, где-то совместную акцию проводим.

А. Пичугин

— Спортивный инвентарь, который всегда необходим — куда можно привезти?

А. Володин

— У нас центральный сбор вещей на наши благотворительные акции и поездки находится в нашем магазине «Спартак Стор» на Казанском вокзале. На Казанском вокзале с недавних пор появился торговый центр на втором этаже.

А. Пичугин

— Там несколько торговых центров, честно говоря.

А. Володин

— На эскалаторе поднимаешься на второй этаж, там есть коридорчик, и вдоль него идут торговые залы. И там наша вывеска «Спартак Стор», мимо нее нельзя пройти.

А. Пичугин

— Часы работы магазина?

А. Володин

— С 10 утра до 9 часов вечера.

А. Пичугин

— С 10 утра до 9 часов вечера можно привозить.

А. Володин

— Да, ежедневно. С пометкой «для благотворительного фонда «Красно-белое сердце».

А. Пичугин

— Я думал, что это на Сиреневом бульваре, потому что у вас в адресе написано Сиреневый бульвар.

А. Володин

— Это наш офис, в котором мы тоже не всегда находимся. И он находится неудобно относительно метро, например.

А. Пичугин

— Да, от Сиреневого бульвара метро далеко.

А. Володин

— А Казанский вокзал — это площадь трех вокзалов, это центр города, это метро «Комсомольская» — это всем удобно.

А. Пичугин

— Просто нигде на сайте это не указано, я не вижу…

А. Володин

— А мы, когда пишем по поводу конкретных акций и сборов на него, мы указываем все эти вещи в новостях.

А. Пичугин

— Хорошо, что у вас есть здесь отчетность. Сразу видно, сколько за год поступило денег, сколько за конкретный месяц.

А. Володин

— Это важно, потому что это требование в том числе и налоговых органов. Мы ни от кого ничего не скрываем.

А. Пичугин

— Мы уже будем заканчивать программу. Я напомню, что вы помогаете шести детским домам: это Покровский детский дом во Владимирской области, это Гаврилов-Ям в Ярославской области (между Ярославлем и Иваново), Первомайский в Костроме. То, что мы услышали сегодня, там страшные вещи творятся, детям до недавнего времени было нечего есть — вы им еду привозили. Это Солотча под Рязанью, под Воронежем Мировский детский дом, недалеко от Твери Эммаус, Ржев — это еще две школы-интерната. Это я напоминаю то, о чем мы сегодня говорили, — те места, куда вы ездите. Как, кстати, выбирали, по какому принципу? Они к вам сами обращались?

М. Сухарева

— Сначала это было по знакомствам, кто уже знает конкретный детский дом. А потом по волонтерам из разных городов — у нас есть из Рязани ребята, которые пришли к нам в фонд. И мы решили взять под свое крыло детский дом, который находится недалеко от Рязани. Так же с Воронежем произошло.

А. Володин

— Так же и с Тверской областью. Во-первых, у нас есть принципиальная позиция, что мы в Москве и Московской области никому помощь не оказываем, потому что она и так присутствует в достаточно немалом виде. Мы стараемся дальше области брать, менее популярные в благотворительности, в социальной ответственности со стороны администрации. И чем дальше от Москвы, тем ситуация плачевней. Мы, конечно, не можем брать детские дома во Владивостоке, Хабаровске, но стараемся в диапазоне от ста до трехсот-четырехсот километров…

А. Пичугин

— Куда всегда можно из Москвы приехать.

А. Володин

— Да.

М. Сухарева

— В Москве мы взаимодействуем только с одним детским домом «Павлин». Они участвовали в фестивале «Красно-белое сердце».

А. Пичугин

— Я про него слышал.

М. Сухарева

— Потом мы для них устраивали спортивное ориентирование. Это единственный детский дом, который в Москве. Мы им даже не то что помогаем, просто мы для них иногда устраиваем какие-то спортивные мероприятия.

А. Пичугин

— И, соответственно, вся информация о вашей деятельности есть на вашем сайте http://rwheart.ru — фонд «Красно-белое сердце». И в соцсетях тоже вы представлены. Спасибо вам большое, что вы пришли к нам сегодня. Напомню, что в гостях у радио «Вера» были: Антон Володин — соучредитель благотворительного фонда болельщиков «Спартака» «Красно-белое сердце»; и Марина Сухарева, которая отвечает за проведение благотворительных акций и курирует детские дома и школы-интернаты от этого фонда. Я Алексей Пичугин. Прощаемся с вами, до новых встреч. Всего хорошего, будьте здоровы. До свидания.

А. Володин

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...