Москва - 100,9 FM

«Фестиваль славянского искусства «Русское поле». Константин Блаженов, Маргарита Железнова

* Поделиться

У нас в гостях были заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, Константин Блаженов и главный режиссер-постановщик фестиваля «Русское поле», руководитель Оргкомитета этого фестиваля Маргарита Железнова.

Мы говорили с нашими гостями о крупнейшем в Европе десятом летнем фестивале славянского искусства, посвященном в этом году памяти святого князя Александра Невского. Ввиду пандемии фестиваль «Русское поле» проводится уже во второй раз в онлайн формате: наши собеседники поделились, насколько трудно перенести такое грандиозное событие в Интернет, и каковы при этом преимущества и недостатки такого явления, как онлайн фестиваль. Константин и Маргарита рассказали о номинациях и рекордах фестиваля, о странах-участниках, а также о том, как «Русское поле» способствует сохранению духовных и культурных традиций России и славянских народов.

Ведущие: Алексей Пичугин, Константин Мацан


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте. Это «Светлый вечер» на светлом радио. В нашей студии приветствуем вас мы: я, Алексей Пичугин...

К. Мацан

— И я, Константин Мацан. Добрый вечер.

А. Пичугин

— И вместе с нами сегодня у нас в гостях Константин Блаженов, заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями правительства города. Здравствуйте.

К. Блаженов

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля «Русское поле» и главный режиссер-постановщик фестиваля. Маргарита, добрый вечер.

М. Железнова

— Добрый вечер.

К. Мацан

— «Русское поле» — в 10-й раз фестиваль проходит в этом году, юбилейный. Правда, нет возможности у нас сказать, где он проходит, потому что он в онлайне в связи с известными всем событиями. Что вы по этому поводу чувствуете? Спрашиваю, потому что большинство, многие события переходят в онлайн — для кого-то это просто очень сложно, кто-то адаптируется. Как адаптируетесь вы?

К. Блаженов

— Конечно, это для нас тоже очень сложно. Мы готовились проводить фестиваль в стандартном привычном формате в Коломенском, где он проводится уже много лет. Этот год особенный, это год юбилея Александра Невского, — поэтому планировалось, что одной из составляющих тем фестиваля будет именно юбилейная тема, посвященная великому русскому полководцу, дипломату, государственному деятелю. Планировалось, что будет большая программа исторической реконструкции, где была бы реконструкция Ледового побоища, Невской битвы, реконструкция быта русских городов и сел XIII века. Но пандемия...

А. Пичугин

— Кто реконструирует быт древнерусских городов и сел XIII века?

К. Блаженов

— К счастью, у нас достаточно много клубов, где люди интересуются историей своей родины, и они интересуются разными периодами нашей истории и реконструируют эти вещи. Они не только ходят в латах и доспехах, но реконструируют быт населения того времени.

А. Пичугин

— Это очень важно.

К. Блаженов

— Люди обращаются к своим духовным и материальным корням. И, конечно, очень обидно, что это всё уходит в онлайн-формат. Но делать нечего, пандемия не отступает, поэтому мы переходим в формат онлайна, стараемся сохранить дух фестиваля. Очень важно, что мы сохраняем сам по себе фестиваль, не прерываем эту десятилетнюю традицию. А чтобы сохранить дух фестиваля, в гала-концерте будет такой синтез воинского и духовного — будет выступать Ансамбль песни и пляски Александрова с песней об Александре Невском, а Сретенский хор споет тропарь Александру Невскому. Мне кажется, это такое знаковое явление — когда в современности сливается наша духовная история и славная воинская история.

А. Пичугин

— А как фестиваль может проходить в онлайн-формате? Мы с вами год назад встречались, мы с Маргаритой говорили на эту тему. Фестиваль тогда тоже прошел в онлайн-формате. Но мне достаточно сложно представить, потому что в моем видении о таком привычном фестивале — это когда сцена, открытые площадки, много народу, свежий воздух, какая-то еда и всё вот такое. А в онлайн-формате я плохо себе представляю. Мы сразу скажем, что фестиваль будет транслироваться с полудня до 18 часов вечера 7-го августа на официальном сайте фестиваля www.polerusskoe.ru, на других площадках, на сайте все эти площадки поименованы. Но я все равно не представляю, как фестиваль может проходить в онлайн-формате? Где-то эти люди должны вживую собираться?

М. Железнова

— В прошлом году, когда только пандемия началась, мы имели уже первый опыт проведения фестиваля в онлайн-формате. И, на самом деле, мы даже сами не ожидали, что фестиваль получится, фестиваль состоится в таком вот виде. Результатом, наверное, явилось то, что в прошлом году наш фестиваль посмотрело более трёх миллионов человек в прямом эфире только. Я думаю, что это большой показатель. Мы сняли географию просмотров — смотрели по всему миру: от Канады до Сейшельских островов, Австралия, то есть смотрели во всем мире. Русские люди есть везде и интерес к фестивалю очень большой. Но что хотелось бы отметить. Конечно, мы не можем обойтись без участников. И участники, победители фестиваля выходят с нами в прямой эфир. В прошлом году выходила Камчатка, она была в числе победителей. У них во время их выхода, телемостом они с нами связывались, время их выступления было в два часа ночи, насколько было им сложно к нам выйти. В этом году мы также будем связываться со всеми нашими победителями, мы также будет выходить в онлайн, мы по максимуму постараемся показать и представить все наши традиционные направления фестивальные, покажем кое-что новенькое. И обязательно подведем такой небольшой итог за 10 лет существования нашего фестиваля.

К. Мацан

— Вы сказали о победителях. Давайте тем, кто, может быть, еще не был на фестивале «Русское поле» и не знает, как он проходит, расскажите в двух словах. Фестиваль славянского искусства «Русское поле» — что там происходит, что за победители, в чем они соревнуются, кто представлен, что это за мероприятия?

М. Железнова

— Вначале, в 2012-м году фестиваль задумывался как хоровой фестиваль. И была всего только одна номинация — это «Русская песня». Но со временем за эти 10 лет количество номинаций возросло, интерес к фестивалю возрос. Сейчас у нас 8 номинаций, не считая дополнительных призов. У нас соревнуются творческие коллективы со всей России и из-за рубежа. Категории — «Лучший хоровой коллектив», у нас соревнуются коллективы в номинации «Лучший хореографический коллектив», у нас второй год подряд появилась новая номинация «Лучший инструментальный коллектив». Уже несколько лет очень интересная площадка, которая, действительно, вызывает большой интерес гостей фестиваля — это сказочная площадка, называется номинация «Лучшее сказочное посольство», где представлены сказочные герои, со всей России приезжали к нам. И сейчас они тоже будут выходить к нам в эфир. Еще одна интересная номинация — «Лучший туристический этно-маршрут», которая рассказывает о достопримечательностях нашей великой России. В этом году добавилась, появилась еще новая номинация — «Лучший гастрономический бренд». Наша Россия многонациональна, уникальна, и каждый регион славится чем-то своим вкусненьким. И мы решили, что эту вкусноту, которая есть в регионах — это такой же туристический гастрономический маршрут и нужно гостей знакомить. И самые такие многочисленные наши две номинации — это «Лучший народный мастер» и «Лучший товаропроизводитель», которые представляют уникальные народные промыслы территории России. Вот, наверное, с ними мы получаем самый большой отклик, самый большой интерес от людей, наверное, именно по этим номинациям.

А. Пичугин

— А почему вы называете фестиваль фестивалем именно славянского искусства? Хотя вы при этом говорите, что он охватывает своей вовлеченностью в фестивальную программу совершенно разные народы России. А у нас даже неподалеку от Москвы живут чуваши, марийцы и многие-многие другие народы, которые к славянам отношение имеют весьма косвенное.

К. Блаженов

— Я с вами согласен. Потому что у нас даже Москва основана на тех землях, которые когда-то населяли угро-финны.

А. Пичугин

— Мос-ква — это же само название не славянское.

К. Блаженов

— Да, это угро-финское название. И вся топонимика Московской области и близлежащих тесно связана с угро-финскими народами. Но исторически сложилось так, что именно славянская культура стала основой русской культуры — в нее влились, сохранив свои особенности и культуру, и мордва и чуваши, и все остальные народы, которые населяют нашу многонациональную страну. И поэтому, как мы отмечаем 24-го мая День славянской письменности и культуры, потому что русский язык стал государственным языком нашего государства, стал языком межнационального общения у нас в стране даже на бытовом уровне. Так же и славянская культура стала основой русской культуры. И поэтому, наверное, она объединяет все культуры, которые развиваются на территории нашей страны от Северного Кавказа до народов Крайнего Севера.

А. Пичугин

— И славяне тут какую роль играют?

К. Блаженов

— Та связующая масса, как сейчас модно говорить — скрепа, — которая объединяет многонациональное государство.

М. Железнова

— Я добавлю немножко. Коллективы, которые участвуют у нас из регионов Российской Федерации, они в обязательном порядке исполняют, конечно, песню аутентичную фольклорную на русском языке и свои национальные песни. И, знаете, что очень удивительно — с прошлого года мы уже можем в полной мере сказать, что фестиваль вырос из межрегионального, он стал международным. В прошлом году у нас было шесть стран, которые приняли участие.

А. Пичугин

— Какие?

М. Железнова

— В прошлом году была Австрия, Польша, Эстония, Армения. Сейчас в этом году семь.

А. Пичугин

— Это достаточно много государств.

М. Железнова

— Да. В этом году у нас Испания, Германия, Австрия, Румыния, Словакия и еще две страны.... Не помню, какие — уже просто очень много...

К. Мацан

— Список очень показательный и внушительный.

М. Железнова

— Да, список показательный. Если можно, я хотела бы рассказать короткую историю об одном коллективе из Румынии. Когда мы узнали и сделали объявление на сайте, что мы вынуждены из-за пандемии перейти в формат онлайн, мне раздался звонок из Румынии от руководителя коллектива — он просто плакал, он реально плакал. И он мне рассказал такую историю, что их предки уехали жить в Румынию 300 лет назад. 300 лет они поддерживают корни — они все говорят на русском языке, они ходят в православный храм, они сохраняют нашу русскую культуру, они записывают, ребята, музыкальной грамоте обученные, записывают от бабушек и прабабушек те ноты, как пели тогда те песни. И они мечтали, конечно, в этом году попасть в Россию, увидеть Москву, увидеть Россию, прикоснуться к своим корням. Но, к сожалению, эта их поездка не сложилась. Но они очень надеются, что все-таки в следующем году они попадут в Россию и они выступят на нашем фестивале.

К. Мацан

— У нас сегодня в гостях Константин Блаженов — заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями. И Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля и главный режиссер-постановщик фестиваля «Русское поле», о котором мы сегодня говорим, и который, я напомню, пройдет 7-го августа в онлайн-формате. Константин Леонидович, у вас была реплика по поводу той темы, которую мы только что обсуждали — про национальную составляющую фестиваля славянских искусств «Русское поле».

К. Блаженов

— Это даже не реплика, а просто дополнение того, что я говорил ранее, что именно славянская основа стала той скрепой, которая объединила. И поэтому многие наши национальные ансамбли не представляют своего репертуара без того, чтобы не включить в него песни русские. И это очень важно, что у них есть возможность это показать на такой знаковой сцене — сцене, где выступают представители всех наших регионов.

К. Мацан

— Мы заговорили о том, что фестивалю 10 лет и можно какие-то итоги подводить, промежуточные, пройденного пути. Дай Бог, чтобы фестиваль и дальше развивался. Мне вот о чем интересно спросить. А фиксируете ли вы какое-то углубление интереса к родной культуре со стороны аудитории, со стороны публики? Ведь не секрет, и мы сегодня частично об этом уже говорили — кто реконструирует быт XIII века? Можно просто нарядиться в какой-нибудь кафтан, железные латы — вот, я якобы приобщаюсь к истории. А можно изучать что-либо глубоко. Есть лубок, скорее, как погружение в некоторую поверхностную эстетику, а есть какой-то глубинный интерес к тому, что такое славянская культура, что такое родная культура, как она разнообразна. Вот то, о чем мы сейчас говорили — какое в ней сплетение и перемешение разных мотивов, и всё это в итоге называется русской культурой и как это интересно изучать и разбираться. Существует ли на протяжении 10 лет углубление качественного интереса к родной культуре? Что вы видите на примере фестиваля?

М. Железнова

— Конечно, это несомненно. Потому что интерес участников к нашему фестивалю очень большой. Если мы начинали, когда у нас было всего 350-360 участников фестиваля, в большей части это были как раз мастера, то в этом году мы уже перешагнули давно за две тысячи. А заявок приходит еще больше. И в первые годы фестиваля мы брали всех, а уже в последние 4-5 лет мы просто вынуждены проводить отсев даже на моменте прихода заявок. У нас очень жесткие правила приема и допуска вообще к фестивалю сейчас. Если кто-то не соответствует положениям фестиваля, то жюри сразу отсеивает, мы людям отказываем и говорим «нет». Это и хоровые и сольники, по любым направлениям. Особенно жесткий отсев идет от мастеров, от которых мы получаем заявок больше всего, более тысячи с лишним.

А. Пичугин

— Представляете, какое количество людей занимается различного рода реконструкциями — совершенно разного качества, — но тем не менее почти все они участвуют в разнообразных фестивалях по России, а их недостатка нет. И они пытаются заявиться на все и в том числе и на ваш. А у вас строгая система отбора.

М. Железнова

— Да. Мы постарались фестиваль перевести на более качественный высокий уровень, чтобы гости, зрители, приходя на наш фестиваль, знали, что они увидят не лубок, не подделку, а именно то исконно русское, которое сохраняется и передается из поколения в поколение. Для этого у нас есть две площадки. Мы не можем отбиться от людей, которые на китайской какой-то штучке что-то нарисовали, или мастеров слабого уровня. Но самое основное у нас — это площадь регионов, на которых представлено именно то исконное уникальное, самое лучшее во всей России. И вот там как раз мастера, товаропроизводители, действительно, сохраняющие наше культурное достояние.

А. Пичугин

— А археологи участвуют в вашем фестивале?

М. Железнова

— Нет, археологов у нас никогда не было.

К. Мацан

— Алексей — археолог.

А. Пичугин

— Нет, я не археолог.

К. Мацан

— Профессиональный интерес.

А. Пичугин

— Да, у меня интерес к археологии многолетний. И участие в экспедициях, почему я и спрашиваю...

К. Мацан

— Ты весь Суздаль перекопал.

А. Пичугин

— Я все-таки профессионально после института не занимаюсь археологией никак — только участвовал в экспедициях. Но вопрос в другом. Почему я задаю вопрос про археологов — вы говорите про реконструкторов, про людей, про реконструкцию быта и про возрастающий интерес людей к быту славян XIII-XIV веков. Ведь люди, которые находят эти предметы и благодаря которым реконструкторы могут что-то реконструировать — это археологи. То есть у них вся полнота знаний об этом быте, насколько может быть эта полнота полнотой. А потом уже приходят реконструкторы. И каждый в силу своей компетенции может тоже что-то реконструировать, восстанавливать, рассказывать об этом.

М. Железнова

— В какой-то мере археологи у нас все-таки есть. В этом году появились. Но археологи не в прямом смысле — археологи, которые раскапывают что-то. А в этом году мы придумали такой конкурс, назвали его «Российская каша — мать наша». Почему? Потому что на Руси испокон веков, с VII века уже известны были каши, упоминание о которых даже есть в летописях. Например, в Лаврентьевской летописи. Когда мы готовились, я нашла это упоминание, потому что тема у нас — Александр Невский. И нас заинтересовали каши. И когда мы обсуждали с департаментом национальной политики, а что мы будем, чем удивлять людей, потому что окрошка была лет пять и уже все виды окрошки мы попробовали...

А. Пичугин

— Извините, что перебиваю. Сейчас нам с Костей периодически приходится общаться с людьми, которые профессионально занимаются русской кухней. Тебе же тоже приходится программы вести про русскую кухню?

К. Мацан

— Почему приходится? Я с удовольствием это делаю. Если только не перед обедом.

А. Пичугин

— Это очень хорошее уточнение. Я тоже с удовольствием, потому что уж поесть, это знают все мои коллеги, я очень люблю. И, конечно, когда приходят люди, как-то связанные с кулинарией, в первую очередь, с русской, я выпытываю всё до последней капли за эфиром. Ну, да ладно. Просто у нас такое традиционное сложившееся представление, что щи да каша — пища наша. А когда приходит Максим Сырников или разные другие люди, занимающиеся русской кухней, ты понимаешь, что «щи да каша» — это очень сильное упрощение. Русская кухня настолько разнообразна и многогранна — все эти кальи, из которых у нас сейчас, пожалуй, только рассольник остался. Борщевики — борщи не только из свеклы, а еще из других ингредиентов.

К. Мацан

— Всем, кто сейчас едет в пробках домой и ждет ужина, приятного аппетита на будущее. (Смеются.)

А. Пичугин

— Да, когда доедете.

М. Железнова

— Вы абсолютно правы. Когда мы заговорили о том, что же можно сделать, какую интересную реконструкцию можно провести? И мы решили отдать в этом году предпочтение каше, русской каше по старинным рецептам. К нам их пришло более 40, наше компетентное жюри отсмотрело все присланные рецепты из разных регионов России. И мы выбрали 10 самых лучших. И буквально недавно у нас прошел шеф-батл, такое кулинарная битва вот этих 10 поваров, которые приготовили нам каши по старинным русским рецептам. Это был и армейский кулеш рецептуры XVIII века, это была белёвская каша, рецептура 1147-го года.

А. Пичугин

— Позвольте, вот тут во мне историк начинает вылезать. Где, откуда мы знаем про...

М. Железнова

— Белёв не только белёвской пастилой, кстати говоря, славится.

А. Пичугин

— Рецепты 1147-го года откуда?

М. Железнова

— А вот это, видимо, переносилось. И повар, когда подбирал это всё, вот эта белёвская каша, в некоторых источниках было прописано, что туда входило. Естественно, сейчас каких-то продуктов нет. И повара должны были подать свои каши с какими-то своими фишечками, с каким-то дополнением, с красивым оформлением, но это было подано. Ну вот, например, была представлена каша балиха. Балиха — это ячневая каша, любимое блюдо Петра I. Была знаменитая гурьевская каша, мы готовили. Была пучалка — это гороховая каша. Была сименуха, рецепт Брянской области — это гречневая каша. Кстати, гречка с VII века у нас на Руси, она была привезена из Византии. Удивила каша, которую представил шеф-повар от республики Саха (Якутия). Он приготовил кашу из полбы с томленой олениной, белыми грибами, сушеной клюквой и черникой на ржаном квасе. Представляете, какие совершенно разнообразные были каши. Была каша и нашего великого полководца Александра Васильевича Суворова — она так и называется «суворовская каша». Но, наверное, самой такой фишкой, самым таким необычным рецептом был рецепт каши, которая была на пиру у Александра Невского после его битвы, после Невской битвы. Это был июль-месяц, поэтому уже мясо и рыба были разрешены. И когда осуществилась эта победа, Александр Невский устроил пир на берегу Невы. И вот там, по разным источникам, было очень много овощей, ягод, всё это было, грибы, пироги, ботвиньи, и всё-всё-всё. Но, помимо этого, были фазаны, тетерева, лебеди, кисели. Но обязательное блюдо на пирах это была каша. И вот во время Петра I, как раз в Лаврентьевских летописях мы нашли это описание, что была пшенная каша с рыбой, которую нам приготовил, можно сказать, с небольшими своими добавлениями куратор площадки, известный шеф-повар Валентин Лобачев. Мы ее попробовали.

К. Мацан

— Мы вернемся к нашему вкусному разговору после небольшой паузы. Напомню, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер» Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля и главный режиссер-постановщик фестиваля «Русское поле», о котором мы сегодня говорим. Напомню, 7-го августа он пройдет, в этом году он в онлайн-формате. Также с нами Константин Блаженов — заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями. В студии мой коллега Алексей Пичугин и я, Константин Мацан. Не переключайтесь. Будет еще вкуснее потом.

А. Пичугин

— И вот мы вновь возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня здесь мы, ваши ведущие: мой коллега Константин Мацан и я, Алексей Пичугин. И вместе с нами и вами здесь: Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля «Русское поле» и главный режиссер-постановщик фестиваля; Константин Блаженов — заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями при правительстве города. Мы говорим о фестивале «Русское поле», который 7-го августа пройдет уже в 10-й раз. Юбилейный 10-й фестиваль — он посвящен 800-летию со дня рождения Александра Невского. У нас вообще этот год юбилейный и поэтому проходит много мероприятий, которые посвящены юбилею нашего выдающегося политического и военного деятеля, князя Александра Невского. Фестиваль, к сожалению, в связи с такой непростой эпидемиологической ситуацией будет проходить в онлайн-формате. Но его трансляция доступна на официальном сайте фестиваля www.polerusskoe.ru с 12, то есть с полудня, до 18 вечера. Перед вами будут выступать артисты, музыканты, происходить конкурсы. К сожалению, только никто попробовать эти блюда из тех, кто будет смотреть этот фестиваль, не смогут. Ведь так?

М. Железнова

— Блюда — уже нет, конкурс прошел. Компетентное жюри...

К. Мацан

— Всё съело. (Смеются.)

М. Железнова

— Всё было съедено сразу. Потому что вкуснота, мы даже не ожидали, что настолько вкусные рецепты каш есть, и насколько они интересны и разнообразны. Поэтому, конечно, попробовать не удастся. Но, в любом случае, фестиваль всегда преподносит сюрпризы, всегда будет что-то новенькое, будут установлены рекорды. Мы постараемся показать победителей всех номинаций, обязательно всех победителей номинаций покажем. И в этот юбилейный год к нам придут хедлайнеры. И, не отступая от традиций, которая зародилась на первом фестивале в 2012-м году, наверное, такой особенностью фестиваля всегда было и есть выступление большого русского хора с хедлайнерами. К сожалению, большой русский хор в онлайне мы собрать не сможем, но эту традицию — петь смогут все, кто хочет, песни все известные, все могут подпевать, мы будем показывать участников, которые будут присоединяться к большому нашему хору. Гала-часть в нашем традиционном виде, которая проходит всегда в офлайн-формате — в Коломенском, в Царицыно проходила, естественно, она будет проходить. Когда хор поет с хедлайнерами, вот эта часть будет. Ну, и известные артисты, конечно, придут и поздравят нас с юбилеем. И очень бы хотелось, чтобы их выступления тоже были приняты зрителями нашего фестиваля.

К. Мацан

— Константин Леонидович, вы с этим фестивалем с самого его начала, все 10 лет он в зоне вашей компетенции и в зоне интереса. Как вы окидываете взглядом эти 10 лет? Что для вас, для человека, который занимается национальной политикой, взаимодействием с религиозными организациями, такой существенный итог этого десятилетнего пути?

К. Блаженов

— Наверное, главный итог этого десятилетнего пути то, что фестиваль стал постоянным, регулярным и самое главное, востребованным. Я помню, когда возникла идея первого фестиваля, достаточно сложно было убедить людей из регионов приехать — было небольшое количество участников. Как уже говорила Маргарита, это был только хоровой фестиваль. Но постепенно он стал обрастать дополнительными номинациями, дополнительными направлениями. И сейчас, с моей точки зрения, это уже фестиваль, который отражает всю многосторонность культуры — как культуры сценической, так культуры, скажем так, бытовой: и каша, и кузнецы... Когда приходишь, последний раз был фестиваль в реальном формате, когда приходишь на эту поляну, где работают мастера, вдруг понимаешь, что ты можешь за час-полтора обойти значительную часть нашей огромной страны, потому что там всё — мастера из разных регионов со своими лучшими поделками. Я по жизни достаточно много езжу по стране, очень люблю это и всегда хожу туда, где продают местные сувениры и поделки. А тут всё это собрано в одном месте. То есть он показывает всё многообразие нашей страны. И я уверен, что несмотря на то, что второй год мы проводим фестиваль в режиме онлайн, это не помешает нашему фестивалю развиваться — у него хорошее большое перспективное будущее.

К. Мацан

— Я, знаете, почему спрашиваю об итогах и о миссии такого рода фестиваля, потому что, вообще, вопрос: насколько сегодня интересна и по-настоящему знакома, по-настоящему вызывает какое-то любопытство такое хорошее то, что мы называем национальной культурой? Для меня пример показательный, в чем-то грустный, просто, так есть — несколько раз я бывал на нашем замечательном курорте Красная Поляна, Роза Хутор, построенном к олимпиаде. Всё сделано очень красиво, качественно, для международного масштаба, для гостей. И там же, в этом месте есть тематический парк, где через архитектуру представлены разные регионы России: буддистские дацаны, петербургская архитектура, казанская, московская и так далее. Красиво сделано. Но сколько раз я бы там ни проходил, народу там очень мало. То есть оно есть, оно представлено, но в те разы, когда я там был, как будто это, в принципе, не очень интересно — вот нам, носителям этой культуры. Есть ли, грубо говоря, у этого фестиваля, о котором мы сегодня говорим, миссия познакомить нас самих с нашим же родным, которое на самом деле в глубине не так уж нам известно?

К. Блаженов

— Эта миссия есть. И я, как свидетель и участник всех фестивалей, могу сказать, что она прекрасно выполняется. Последний фестиваль, 2019-го года — там трудно было протолкнуться. И что очень важно, там было очень много молодежи и очень много детей. Красная Поляна — наверное, туда приезжает совсем другая целевая аудитория — туда приезжают люди, которые едут кататься на лыжах.

К. Мацан

— Я этот пример привел потому, что я это своими глазами видел, я могу за свои ощущения, по крайне мере в тот год, ручаться.

К. Блаженов

— Знаете, я много езжу по России, а сейчас тем более, когда нет возможности куда-то поехать и все выходные мы стараемся выехать с друзьями по близлежащим областям, которые примыкают к Московской. И, вы знаете, трудно найти место в гостинице...

А. Пичугин

— Это правда.

К. Блаженов

— Трудно заказать экскурсию. То есть интерес к нашей родной культуре есть. И он достаточно массовый. Почему я и говорю, что у фестиваля хорошее будущее. Возможно, что это новая форма онлайн даст ему возможность еще сильнее развиваться, потому что в 2019-м году, если мне не изменяет память, было, по-моему, около 800 тысяч человек.

М. Железнова

— Зрителей?

К. Блаженов

— Да, зрителей.

М. Железнова

— Нет, в 2019-м году нас было порядка 180 тысяч зрителей. А вот в 2015-м году, когда освящался Обыденный храм...

К. Блаженов

— Когда было посвящено юбилею крещения Руси?

М. Железнова

— Да. Святейший Патриарх Кирилл освящал этот храм. У нас тогда было зафиксировано 370 тысяч зрителей.

К. Блаженов

— А посещение в онлайне — 3 миллиона.

М. Железнова

— Да, в 2020-м — 3 миллиона.

К. Блаженов

— То есть если раньше фестиваль могли посетить только жители Москвы и ближайшего Подмосковья, то теперь возможность познакомиться с фестивалем практически у всего мира.

А. Пичугин

— Но это же не значит, что когда эпидемиологическая ситуация улучшится, вы останетесь в онлайн-формате?

К. Блаженов

— Надеюсь, что нет.

М. Железнова

— Нет, мы не останемся.

А. Пичугин

— Я думаю, что вы сохраните трансляции, насколько это возможно.

М. Железнова

— Да. Уже мы на совещании приняли такое решение совместно с департаментом о том, что несмотря на очный формат, мы оставим прямые трансляции нашего фестиваля с каждой площадки, чтобы все люди во всем мире видели вот это многообразие, широту, красоту, всё то, чем гордится и славится наш фестиваль.

А. Пичугин

— Мне еще интересно про Александра Невского. Что в этом году — вы уже упомянули мероприятия, которые этому посвящены, — что в целом, если фестиваль посвящен Александру Невскому, то, как человек, который сможет включить трансляцию и он интересуется жизнью князя, историей его, наследием, что он может на этом фестивале увидеть поучительного?

М. Железнова

— К сожалению, конечно, в онлайн-формате мы очень много не можем представить. Мы только небольшие кусочки сможем показать и задействовать и отметить эту тему. Но в онлайн-формате у нас обязательно будут, как сказал, Константин Леонидович, часть небольшая в гала-части, в основное время, которая будет посвящена именно Александру Невскому. Это и исполнение произведений. И мы доделываем фильм про Александра Невского, который тоже будет там представлен. Ну, и обязательно мы поделимся в прямом эфире рецептом каши, которая была на столе у Александра Невского.

К. Мацан

— Номинации, в которых вы будете присуждать премии: «Лучший вокальный коллектив», «Лучший хореографический коллектив», «Лучший инструментальный коллектив», «Лучшее сказочное посольство», «Лучший туристический этно-маршрут», «Лучший гастрономический бренд», «Лучший народный мастер», «Лучший товаропроизводитель». Расскажите поподробнее, раскройте, что стоит за этими названиями.

М. Железнова

— По каждой номинации мы получили достаточно много заявок и жюри работает, жюри отбирает. Потому что, например, коллективы, маршруты, посольства присылают нам видеоинформацию о себе. Жюри приходится работать в онлайне, они оценивают коллективы и уже выбирают победителя. Мастера-товаропроизводители — здесь сложнее, потому что они не могут прислать видео, но по фотографиям укрупненным, там есть определенные требования, и жюри уже оценивает лучших из лучших. А во время прямого эфира 7-го числа мы уже те работы, выступления всех по всем номинациям всех участников, всех победителей мы просто покажем в прямом эфире. И подведем по каждому направлению небольшой итог нашей работы за 10 лет.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня: Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля «Русское поле» и главный режиссер-постановщик фестиваля; Константин Блаженов — заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями при правительстве города. Мы говорим о фестивале «Русское поле», 10-й юбилейный фестиваль пройдет. К сожалению, только в онлайн-формате — 7-го августа с полудня до 18 вечера вы сможете стать зрителем фестиваля на официальном сайте этого мероприятия www.polerusskoe.ru. Там есть вся информация, если вас заинтересовало. Меня очень заинтересовали некоторые разделы и некоторые программы. И жалко, что всё это происходит только в онлайн-формате.

К. Мацан

— Мы повторяем сегодня всю программу, что жалко, что в онлайн-формате. Конечно, жалко, что нет возможности приехать, подышать воздухом живого общения. А, с другой стороны, мы сказали, что насколько возрастает количество возможных участников, когда онлайн-формат, конечно, при соответствующих издержках. Я бы хотел спросить, а за 10 лет фестиваля для вас — его организаторов, его авторов, — что стало главным открытием? Ведь вы же тоже вместе с фестивалем развиваетесь, растете. Наверное, ваше знание о родной культуре за эти 10 лет обогатилось чем-то, чего раньше в нем не было. Вот что стало самыми яркими вещами, которые вы не ожидали?

К. Блаженов

— Для меня таким открытием стало то многообразие русской культуры, славянской культуры, которая есть у нас в стране. Я уже говорил, когда идешь по этому ряду, в котором работают мастера и вдруг видишь, насколько разная керамика в разных областях, насколько разные поделки, и понимаешь, что у нас действительно сплав единой культуры из разных источников. И вот это многообразие невозможно увидеть не на фестивале, потому что пока ты проедешь 5-6 областей, ты забудешь, в чем была особенность той первой области, которую ты посетил, а здесь это всё сразу. И это многообразие, это великолепие какого-то букета, клумбы цветущей, этого разнообразного творчества. То же самое касается и выступлений народных коллективов, потому что тоже настолько разнообразные. Кроме классического репертуара, когда идет репертуар этнографический, тоже понимаешь какое разнообразие и разноплановость единой славянской русской культуры.

М. Железнова

— Можно я дополню? А подтверждением слов Константина Леонидовича служат письма, которые приходят к нам в оргкомитет. Мы знали небольшой пласт, ну, самые основные, например, народные промыслы — матрешка, игрушка дымковская, что-то такое близлежащее. За эти 10 мы столько нового узнали сами и увидели — оказывается, такое количество вот этих вот необычных промыслов — исконно русских промыслов, которые там сохраняются многие-многие века у нас в России. Если мы сейчас уходим от творческих коллективов, хотя бы в этом направлении — не только мы узнали, мы получаем письма, где люди очень сожалеют, что в онлайне, что они не могут прийти, не могут купить, не могут посмотреть, не могут познакомиться и переживают поэтому. И писем с каждым годом их все больше, больше и больше: где, как? Причем они сами спрашивают: мы у вас видели на фестивале то-то, то-то, — подскажите, мы забыли, а какой это регион, какая это область? Мы ввели туристическую номинацию, и после 2020-го года весь год к нам приходят письма: мы у вас увидели в прямом эфире вот такой-то маршрут. Подскажите, напомните, а кто это, с кем связываться, какая компания этот маршрут делает? То есть наш фестиваль дает еще какую-то жизнь промыслам, туристическим компаниям за их интересные маршруты. Вот таким образом наш фестиваль уже в народе.

А. Пичугин

— В начале программы говорили о рекордах, которые устанавливаются на фестивале. В прошлые годы чем вы порадовали, какие рекорды?

М. Железнова

— Были у нас рекорды, конечно. Они были разнообразные в разные годы. По-моему, это был 2014-й год, когда художественным руководителем фестиваля был Валерий Михайлович Халилов, был установлен рекорд на самой большой русский хор. Тогда он был зафиксирован. Это были не только участники, которые стояли на сцене, но и посчитали всех зрителей, которые пели вместе с нами любимые народные русские песни, любимые в народе. В 2018-м году был установлен рекорд, называется он «Богатырская карусель» — 354 килограмма, Эльбрус Нигматуллин из Челябинска крутил эту богатырскую карусель, он два с половиной круга тогда прошел. Кстати, в том же году был еще рекорд нашего фестиваля — это «Самая длинная коса», победительница, по-моему, девушка из Калужской области.

К. Мацан

— И сколько же была коса?

М. Железнова

— 90 сантиметров, почти метр. В 2019-м году у нас было установлено сразу пять рекордов. Это и самое большое количество участников фестиваля. И самый большой шадринский пряник, это в Курганской области шадринские пряники. И самой большой символ фестиваля и самый большой оркестр, который сопровождал выступления нашего большого русского хора. И самое большое этно-граффити, которое создавалось на глазах у всех — величина этого этно-граффити 120 квадратных метров. А тема была — народы и этносы России. Каждый год что-то новое. В прошлом году, мы об этом с вами говорили, был установлен, мы представили царь-поднос жостовской росписи, самый большой поднос был расписан, весом 84 килограмма.

К. Мацан

— Какова его площадь была?

М. Железнова

— 2 метра 10 сантиметров на 1 метр 50 сантиметров.

К. Мацан

— Такая малогабаритная комната.

М. Железнова

— Да-да. Этот поднос могут все увидеть, он хранится в музее Жостовской фабрики. Поэтому, кто приезжает на Жостовскую фабрику, гордость, пожалуйста, все смогут увидеть. А когда мы вернемся в обычный формат проведения нашего фестиваля, есть договоренность с Жостовской фабрикой и, мы надеемся, если в этом году мы зафиксируем еще рекорды, то все вот эти рекорды будут представлены, надеемся, в следующем году, в 2022-м, на фестивале «Русское поле». Все их смогут увидеть, пощупать, посмотреть.

К. Мацан

— Но вы все-таки не ответили про себя, про личное, про вас: что стало главным открытием в исследовании родной культуры за эти 10 лет?

М. Железнова

— Наверное, это более глубокое понимание и знание своей родной страны, ее истории, ее истоков, ее самобытности, ее уникальности, ее красоты. Знакомство с потрясающими людьми, которые населяют нашу страну. Потому что, наверное, самое ценное, что есть у нас — это люди. И люди все разные. И вот с кем приходится общаться, ты получаешь просто такой заряд эмоций, ты узнаешь то, о чем не прочитать ни в интернете, ни в книгах порой. И это, наверное, самое важное. А еще, наверное, важно то, что участники, которые подают заявки и приезжают к нам на фестиваль, они не просто, как на обычную ярмарку приезжают — они именно хотят познакомить всех с тем делом, которым они занимаются. Они очень трепетно относятся к фестивалю, они уже не первый год обращаются с просьбой в оргкомитет, чтобы мы попробовали, чтобы не только один день фестиваль в Москве проходил — они хотят учиться, они хотят сами узнавать что-то новое, и этого одного дня им не хватает. Они же приезжают не только себя показать, но и узнать еще что-то новое, узнать, поучиться у других — им не хватает круглых столов, им не хватает мастер-классов, им не хватает самим очень многого. И эти просьбы связаны с тем, чтобы «Русское поле», именно наш фестиваль в каком-то разном формате, выезжал в регионы с жюри, с мастерами какими-то, с представителями победителей, чтобы мы проводили в регионах тоже какие-то обучающие вещи, обсуждения и так далее. И эта мысль уже звучала в 2019-м году у нас на фестивале, и мы это обсуждали с руководством департамента. Но вот, пандемия помешала нашим планам. Ну, все-таки, наверное, надеемся, что такой формат общения в течение всего года, может быть, произойдет, и мы расширим границы такого общения — не только мы рады вас видеть здесь в Москве, но и поедем в регионы.

А. Пичугин

— Да, это было бы, конечно, очень здорово. А что бы вы сами хотели? Не то чтобы улучшить, но добавить в фестиваль? Может, что-то не удается добавить долгое время, но вам все равно каждый год очень хочется?

М. Железнова

— Каждый год хочется, в первую очередь, времени — его не хватает. Потому что фестиваль за это время так разросся уже, что если первые годы нам достаточно было одного дня — и нам, и зрителям, гостям фестиваля — прийти и увидеть всё, то сейчас этого недостаточно. Мы когда получили заявки, отсеяли явно несоответствующих положению участников, и мы стали считать, а как же жюри будет работать? У нас жюри должно было в очном формате сидеть на площадке и работать, отсматривать коллективы мастеров и так далее по всем нашим направлениям, ну, два дня как минимум. А нам же еще надо итоги подвести, а нам надо показать лучших из лучших. И еще, чтобы на нашей главной сцене те же коллективы выступили. А когда это делать? Времени не хватает. Мы не можем начинать в 8 утра и заканчивать в 23 часа ночи. Потому что мы в Москве, вокруг жилые дома и так далее. И мы посчитали, что нам, если по-хорошему, то нам три дня нужно на проведение этого фестиваля. Ну, два уж как минимум. И вот это, наверное, конечно, самое главное, о чем мы мечтаем.

К. Мацан

— Значит, есть к чему стремиться. И дай Бог, чтобы пандемия оставляла все больше и больше нас в покое (хотя, как говорят эксперты, быстро это не закончится). И, пользуясь случаем, еще и еще раз мы всех наших слушателей призываем к осторожности и к ответственному поведению и к заботе о близких и о себе, и об общественном здоровье, скажем так. Мы благодарим вас за нашу сегодняшнюю беседу. Давайте напомним еще раз нашим радиослушателям, что 7-го августа состоится в онлайн-формате 10-й юбилейный фестиваль славянского искусства «Русское поле». Прямая трансляция будет вестись с полудня до 18.00 часов вечера на официальном сайте www.polerusskoe.ru, на Ютьюб-канале телеканала «Мир», на портале «Культура.РФ» и на страницах «Русского поля» в социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники» — множество возможностей подключиться. И, как мы уже сегодня говорили, есть, конечно, грусть от того, что не в офлайн, не вживую. Но с другой стороны, нет худа без добра — участие доступно из любой точки земного шара. Нас слушают не только в Москве, а по всей русскоговорящей ойкумене, скажем так. Поэтому из любой точки можно подключиться. Еще в интернете нас слушают. Подключайтесь и участвуйте в фестивале «Русское поле». У нас сегодня в гостях были: Маргарита Железнова — руководитель оргкомитета фестиваля и главный режиссер-постановщик фестиваля «Русское поле»; и Константин Блаженов — заместитель руководителя Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы, начальник управления по связям с религиозными организациями правительства Москвы. Мы вас благодарим за эту беседу. И до встречи в онлайн-формате на фестивале «Русское поле». Спасибо огромное. У микрофонов были: мой коллега Алексей Пичугин и я, Константин Мацан. До свидания.

А. Пичугин

— Спасибо. Всего доброго.

М. Железнова

— Спасибо.

К. Блаженов

— Спасибо. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.

Также рекомендуем