Москва - 100,9 FM

«„Добрый дом“ для всех». Светлый вечер с Данилом Плужниковым и Юлией Ромейко (28.02.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был певец, победитель проекта «Голос. Дети −3» Данил Плужников и председатель благотворительного фонда «Спаси жизнь» Юлия Ромейко.

Мы говорили о проекте «Добрый дом» фонда «Спаси жизнь», о том, как он в свое время помог Данилу. Помимо этого, наш гость рассказал о том, как изменилась его жизнь после музыкального проекта и о планах на будущее.


Л.Горская:

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами, в студии, Лиза Горская, и сегодня у нас в гостях Российский певец, победитель третьего сезона музыкального конкурса «Голос» на 1-м канале, Даниил Плужников, и председатель благотворительного фонда «Спаси жизнь!» Юлия Рамейко.

Для начала, я задам нашим гостям вопрос: почему вы сегодня вот именно в таком составе к нам пришли? Как вы познакомились, как вы сотрудничаете?

Д.Плужников:

— Познакомились мы года 2-3 назад примерно. Это произошло таким образом, что в момент, когда я, как раз, участвовал в «Голосе», уже после слепых прослушиваний, у нас были большие проблемы, скажем так — с финансами, и мы не могли себе ни купить жильё в Москве, ни обеспечить себя. И Юлия, Юля, Юлька, нам очень помогла тем, что приютила на месяцок. Вот.

Л.Горская:

— Ничего себе! Просто пришла и сказала: «Давайте, вы будете у меня жить»?

Д.Плужников:

— Ну, как... Она не пришла, этот диалог происходил по телефону, насколько я помню — мама с ней переговаривала. Но, вот таким образом.

Ю.Рамейко:

— Ну, Данил-то, вообще, активный парень-то. Он участие давно принимает в различных благотворительных мероприятиях. Есть такой лагерь в Сочи — «Звёздный лагерь» — там, где дети на реабилитацию прилетают, в течение года, со всей России. То есть, это различные заболевания, и я знаю директора Марию, очень давно мы общаемся. И Данил там, волонтёром, давал там концерты, на синтезаторе играл, и так вот, вроде как, мы и познакомились. Они к нам прилетели и — всё, стали членами моей даже семьи, наверное, родные уже. И потом Данил от меня узнал, что такое онкология. То есть, я как-то собиралась в больницу...

Д.Плужников:

— В подробностях.

Ю.Рамейко:

— Да, и он спросил: «Куда ты идёшь?» — я рассказала. То есть, не все знают, что такое онкология, о том, что есть такие заболевания, и дети болеют, вот...

Л.Горская:

— Мне кажется, сейчас это очень распространено уже, и почти все знаю, к сожалению.

Д.Плужников:

— Нет, я как бы знал, примерно, что это такое, что есть такие люди, и это болезнь неизлечимая, но в подробностях, как происходит, к примеру, лечение, про химиотерапию, про какие-то облучения, про тонкости такие я, в принципе... ну, на тот момент меня эта тема не волновала, поэтому я не задумывался. Но, после того, как мы один раз сходили, я был, наверное, в шоке — в большом шоке от всего происходящего...

Л.Горская:

— А что именно удивило? Что стало неожиданностью?

Д.Плужников:

— Да, всё. Абсолютно всё. И то, наверное, что человек проходит такие страдания, и к кому-то... кто-то приходит, всё-таки, в хороший конец, кто-то выздоравливает. Ну, а кто-то, собственно, и нет, и уходит из жизни. И вот что самое грустное — это что ни наука, ни медицина пока не способны гарантировать...

Л.Горская:

— То есть, получается, что это перестало быть какой-то абстракцией для тебя?

Д.Плужников:

— В смысле, абстракцией?

Л.Горская:

— Ну, вот... ну, есть где-то онкология. Ну, есть — и есть, мы не задумываемся.

Д.Плужников:

— Да, да, согласен.

Л.Горская:

— Два-три года назад вы познакомились — это много или мало? Как, вообще, этот период прошёл для вас?

Д.Плужников:

— Для меня это, наверное, много. Потому что, как раз, именно за эти три года у меня столько всего произошло, что... столько событий, столько эмоций, рассуждений и, вообще — всего, всего, всего... Вот. Поэтому, для меня эти три года довольно объёмные получились.

Л.Горская:

— А что основное изменилось в Вас?

Д.Плужников:

— Ну, в первую очередь, это, наверное, я стал заниматься более, наверное... более профессионально, и я этому стал уделять больше времени, больше желания и, собственно, эмоций. С этого всё началось и, наверное, продолжилось «Голосом», различными конкурсами до «Голоса». С этого это всё начиналось, и, наверное, изменилось во мне за эти три года... или появилось, как раз, вот это вот желание и, наверное... «любовь к музыке» было бы неправильно, потому что я, в целом, к творчеству и, наверное... любовь к саморазвитию — во! О!

Л.Горская:

— Как это замечательно!

Д.Плужников:

— Да!

Л.Горская:

— А Вы не жалеете, что приняли участие в «Голосе»? Всё-таки, это тяжело, и жизнь поменялась.

Д.Плужников:

— Нет, конечно. А чего жалеть-то? У меня столько всего произошло за это время, и жизнь моя поменялась в лучшую сторону. Меня стали приглашать на различные мероприятия, у меня... сам «Голос» мне подарил большую медийность, и не только у нас, в России. И это способствует, как раз, тому, что я могу на концертах выступать, на различных, опять же, мероприятиях, расти в профессиональном плане, и пробовать что-то новое, развиваться. В общем-то, я сейчас очень счастлив, что сложилось именно так.

Л.Горская:

— А расскажите про проект «Добрый дом». Это, наверное, к Юле вопрос, да? Для начала.

Ю.Рамейко:

— Ну, он уже существует шестой год. То есть, мы начинали с одной квартиры, сейчас у нас их уже семь...

Л.Горская:

— Для чего? Это — жильё для тяжело больных...

Ю.Рамейко:

— ... детей, да.

Л.Горская:

— Откуда идея возникла? Почему, вообще, необходимость этого существует?

Ю.Рамейко:

— Я раньше жила на Дальнем Востоке, в Камчатском крае, и проблема была в том, что очень часто... то есть, в онкологии — в них нет такого, что: «Готовьтесь, вас в четверг готовят на выписку, мы вас в четверг выписываем». То есть, там — в любой момент пришли: «Вы выписаны, и вы должны освободить койко-место, освободить отделение», — а идти некуда. То есть, химиотерапия длится 3 дня, 5, 7 дней, потом промывка, отпускают. То есть те промежутки — там, 2 недели мама с ребёнком должны где-то находиться. То есть, если, допустим, ближнее, там, Подмосковье — могут домой приехать, то дети с дальних регионов — они не могут на 2 недели позволить себе улететь. Кому-то и перелёт запрещён. Ну, мы сняли квартиру, и вот настолько она востребована была! Потом вторую, третью, потом больницы стали звонить — то есть, это уже такой, масштабный проект «Добрый дом». И сейчас вот мы хотим на «Щукинской» снять, возле института Шумакова, потому что у нас есть дети, которые пересадку лёгких, пересадку печени ждут — а это год, а это полтора года они должны жить рядом с Клиникой, потому что у них есть всего лишь 4 часа, чтобы доехать, если донора найдут. И вот... то есть... ну, это вот — да. Данил вот к нам сейчас приезжает, приходит, навещает их. То есть, как бы, на несколько месяцев вперёд всё расписано, и люди пишут, и звонят — то есть, некуда идти. И уже — длительное лечение — уже все ресурсы семейные заканчиваются, и брать негде, а у нас они абсолютно бесплатно проживают, и в наших квартирах есть всё необходимое. То есть, самое главное, у нас есть любовь, доброта, надежда, вера. Многие, когда уезжают, даже плачут, потому что настолько привыкают. То есть, мы становимся для них... вот, даже дети говорят: «Вы — наша московская семья». То есть, что у них две семьи — семья дома, и в Москве семья. Даже, когда у кого-то День рождения, рисуют рисунки и подписывают, как от семьи уже. Меня саму, кстати, дети многому научили, и я поменяла все полностью материальные ценности — то есть, отношение к жизни, к проблемам. Я поняла, что у нас проблем вообще нету никаких, что надо принимать и радоваться тому, что есть. Вот, действительно, я вижу каждый день детей — это взрослые глаза, вне зависимости, сколько детям лет, и мне порой... если я чего-то боюсь, мне стыдно. То есть, я вспоминаю своих детей, и мне становится стыдно, и я отгоняю все страхи, потому что...

Д.Плужников:

— Мотивация...

Ю.Рамейко:

— Ну, да... да, да, вот, это действительно, да... вот, Диана у нас, Бойко — вот, Данила знает, мы уже много лет ей помогаем, это, действительно, такой борец, и взгляд такой у неё, и всё понимает. То есть, уже в свои 4 года ребёнок знает, что такое лейкоциты, что такое тромбоциты, что такое химиотерапия. Если она уезжает и говорит: «Я поехала на химиотерапию, я скоро вернусь. Пока, пока!» — и знает, какие у неё показатели, и когда её выпишут, и спокойно надевает маску и ложится на МРТ, или идёт на операцию сама, в операционную — то есть, это вот настолько... Вот, эта, кстати, Диана — такая подруга Даниила боевая. Да, они тоже весь проект «Голос» вместе были, и Данил её навещал, и даже она у нас какое-то время в Нью-Йорке лечение проходила, она...

Д.Плужников:

— Она на квартире у нас, с нами жила там.

Ю.Рамейко:

— Да.

Л.Горская:

— Как у неё дела-то?

Ю.Рамейко:

— Знаете, очень хорошо. Хотя, 2 года назад девочку отправляли на паллиатив умирать. Тогда тоже — столько слёз было. Я как сейчас помню, у Наташи, я говорю: «Иди, говори, что тебе есть, где жить — может быть, платно, только не уезжайте домой!» И вот, тогда, действительно, настояли и, хотя врачи говорили, что она не ответит на химиотерапию, знаете — девочка ответила на химиотерапию. И врачи даже подарили, можно сказать, второй шанс. То есть, девочка прошла консилиум врачебный и попала на экспериментальное лечение в Нью-Йорк. Это очень дорогое лечение, экспериментальное, но оно жизненно необходимо ей было, то есть, мы оплачивали дополнительные расходы, часть фонд «Подари жизнь!» — большое им спасибо — тоже оплачивал, и мы совместно... то есть, она по новым технологиям прошла лечение, сейчас вернулась домой, в Петропавловск-Камчатский, и всё хорошо.

Л.Горская:

— Слава Богу!

Ю.Рамейко:

— Уже разрешили в Детский садик пойти. Приезжает сейчас на контроль.

Л.Горская:

— Я хотела спросить, почему для Вас это актуально. Вот, Вы — молодая, красивая. Почему Вы этим занимаетесь? Столько других занятий! Совершенно не обязательно заниматься тяжело больными детьми — это тяжело...

Ю.Рамейко:

— А у меня немножко вообще подход... вообще, другой подход к ним. Данил-то, вот, и многие знают мою историю. В 2013 году у меня, как у всех, ещё была семья, я была замужем. Детей у меня нет ещё своих, но надеюсь, что будут... и я работала уже в Фонде, но, знаете, помогать работать в Фонде — это одно, но когда ты в самом эпицентре событий оказываешься — это совсем разные вещи. То есть, я в 2013 году попала в Рогачёво, и получилось так, что я навещала своих подопечных, и наша подопечная попросила побыть с ребёнком — девочке 15 лет — после трансплантации, и она уехала, и мамы несколько месяцев не было. И так получилось, что я приняла решение остаться с девочкой. Потому что её бросила мама, и, если бы я сейчас тоже бы её бросила, да? Я 4 месяца лежала с девочкой в больнице. После этого от меня ушёл муж... то есть, мы по обоюдному согласию... тяжёлый, всё равно, тоже развод был. Но я поняла, что это не мой человек, и я не хочу... то есть... чьё-то место как бы занимать, и он чтобы чьё-то место занимал. Потому что любящие люди так не поступают. То есть, он, можно сказать, бросил нас в трудную минуту — он поставил мне условие «или я, или ребёнок». Ну, я не смогла просто бросить, потому что... да...

Л.Горская:

— У каждого свои слабости, не будем его осуждать...

Ю.Рамейко:

— Не... ну, конечно, да. То есть, не... мы разошлись, как... друзьями, можно сказать, остались. То есть, как бы, абсолютно без скандала, без ничего...

Л.Горская:

— А Вы поняли, да, всю тяжесть страданий вот этих детей, больных в нашей системе.

Ю.Рамейко:

— Не только детей, и родителей — насколько это тяжело морально. Это не обычная больница. То есть... как, вот, многие до сих пор думают, как вот... Вы ж тоже лежали в больнице? То есть, как мы лежим в больнице? То есть, как бы, получается: прошли процедуру, мы лежим, можем поспать, отдыхать. Там — нет. То есть, там по протоколу всё, ты поздно ложишься, рано встаёшь, инфузоматы, химиотерапия, вы получаете постоянно по расписанию лекарства — морально и психологически очень тяжело. И все, как одна семья, и ты привыкаешь, и... допустим, утром ребёнок только бегал — вечером его нет — это очень тяжело. А самое сложное потом, после больницы, вернуться в социум — это ещё сложнее, чем находиться в больнице.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Л.Горская:

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер», здесь с вами в студии Лиза Горская, Даниил Плужников, российский певец, победитель 3-го сезона музыкального конкурса «Голос» на 1-м канале, и председатель Благотворительного фонда «Спаси жизнь!» Юлия Рамейко.

Данила, расскажи, почему для тебя важно... да, почему ты тоже, насколько я понимаю, участвуешь в этом проекте «Добрый дом», дружишь с детьми, которые лечатся в Москве?

Д.Плужников:

— Потому, что для меня помощь... хочется помочь людям, которые нуждаются в помощи. И пускай это будет либо финансовая помощь, либо моральная... ну, зачастую, конечно, больше моральная. То есть, мне кажется, если я могу помочь чем-то, то — почему нет?

Л.Горская:

— А почему да? Ведь, живут же некоторые люди, и не помогают никому.

Л.Горская:

— Ну, это их проблема. Это их голова, и их рассуждения привели к этому. То есть, ну, возможно, как бы... ну... может быть, это тоже правильно — считать, что «это не моя жизнь, не моё дело, и, в общем-то, мне оно не надо» — возможно, это правильно для кого-то. Но я так не считаю.

Л.Горская:

— Мы тоже так не считаем. Но мне вот интересно, поскольку мы сейчас говорим о тебе, что ты можешь дать этим детям? Общение, да, свою поддержку, что ещё? Вот, как вот это ваше взаимодействие осуществляется?

Д.Плужников:

— Да, по-разному... со всеми... с многими детьми — по-разному. С кем-то я могу, там, в игру на телефоне поиграть, и даже с кем-то в шашки, в карты в «дурака»...

Л.Горская:

— И даже это важно, да?

Д.Плужников:

— Ну, да, на самом деле. То есть... да, простое общение может помочь, натолкнуть человека на какие-либо мысли, что... ну, мы, всё-таки...

Л.Горская:

— А они тебе что-нибудь дают?

Д.Плужников:

— Я думаю, да.

Ю.Рамейко:

— Так, его и родители тоже ждут, и очень любят просто даже посидеть, да? Вот, часто очень рассказывают свои жизненные ситуации, и Даниил же у нас ещё — часто мы с собой синтезатор в больницу носим. Помню, мы с тобой бегали с этим синтезатором то туда, ту сюда... То есть, уже друзей-то много, у нас дети — от Камчатки до Калининграда, и они все его всегда ждут, и часто у меня спрашивают: «Зазвездился? Не зазвездился?»

Л.Горская:

— «Забронзовел?» — «Пока нет».

Ю.Рамейко:

— Нет, простой, такой же, как был, и остался. То есть, про нас никогда не забывает, и, когда в Москве бывает, всегда к детям приезжает, навещает, и в скайп выходит...

Д.Плужников:

— Ну, не всегда, но — когда могу. Когда получается.

Ю.Рамейко:

— Ну, практически, всегда, да. Вот, и для нас — не зазвездился, не переживайте. Такой же Данила Плужников.

Л.Горская:

— Данила, я понимаю, что тебя, наверное, уже замучили вопросами про «Голос», но я всё равно тебя спрошу. Я, наверное, спрошу... во-первых, что тебе помогло пройти весь этот период конкурса — он же длительный... сколько, кстати, он идёт?

Д.Плужников:

— Полгода.

Л.Горская:

— Полгода, да. И... как бы... какие-то планы у тебя, там, в дальнейшем, связаны с ним?

Д.Плужников:

— Помогли мне на проекте, конечно, мои родители, моя семья, родственники. Они меня все поддерживалии...

Л.Горская:

— А идея была твоя?

Д.Плужников:

— Ну... да, наверное, моя больше. Больше — моя. И... планы на будущее? На самом деле, планов настолько много! Ну, это начать с того нужно, что нужно закончить школу — и музыкальную, и общеобразовательную. В этом году у меня везде — выпускной, везде — экзамены. И дальше нужно поступить в Москву...

Л.Горская:

— Куда ты хочешь поступать?

Д.Плужников:

— Я пока ещё не определился.

Л.Горская:

— Но, в музыкальное?..

Д.Плужников:

— В музыкальное, да. И на эстрадный вокал, скорее всего, в колледж. Закончить колледж, естественно, заняться саморазвитием, прочитать много, наверное, литературы — разной, всякой.

Л.Горская:

— Ты, вообще, читаешь?

Д.Плужников:

— Сейчас — редкенько.

Л.Горская:

— Ну, редко — это сколько?

Д.Плужников:

— Я стремлюсь к этому — чтобы много читать, и часто!

Л.Горская:

— Ну, сколько ты за прошлый год прочитал?

Д.Плужников:

— За прошлый год — сколько книг? Я читать за прошлый год стал где-то в конце года, полугодия... наверное... ну, книг шесть.

Л.Горская:

— Это для тебя мало?

Д.Плужников:

— Ну, я считаю, что это мало.

Л.Горская:

— Да. Но я думаю, что это, в среднем, хороший показатель. Ну — саморазвития...

Д.Плужников:

— Ну, книги — это больше такие... это школьная программа, которую я должен был прочитать — в те года. Но оказалось, что у меня будет вступительный экзамен по литературе, и я не могу отклоняться на другую литературу.

Л.Горская:

— Ты, в целом, оптимист? Кем ты себя считаешь?

Д.Плужников:

— Конечно! А чё пессимистичным быть?

Л.Горская:

— Ну, не знаю. Много пессимистов, мне кажется, в нашем обществе.

Д.Плужников:

— При виде проблем каких-то, конечно, появляются какие-то мысли пессимистичные и грустные, но, в принципе-то, вообще, проблемы, ошибки в жизни дают тебе большой опыт, который в будущем ты можешь просто использовать. И поэтому, я не отношусь к проблемам как к чему-то очень плохому.

Л.Горская:

— А как ты этот свой оптимизм поддерживаешь? Он у тебя в характере, тебя так родители научили, или...

Д.Плужников:

— Да, никак! Просто рассуждаю по-хорошему, что... ну, случилась какая-то у меня, там, беда — какая угодно, абсолютно, но я выношу для себя какой-то вывод, в любом случае. Если у меня что-то случилось, я начинаю обдумывать этот момент, это прокручивать, и... как бы... выносить, что — хорошее, что — плохое. Я выношу на будущее вывод, собственно, положительный — и всё.

Ю.Рамейко:

— А, самое главное, да, он мне ещё нравится тем, что утром, когда он просыпается, он радуется о том, что он открыл глаза, о том, что он видит, там, допустим, небо, солнце, какая бы погода ни была. Я вот тоже... общаясь с ним, я поняла, какие мелочи, порой, мы не замечаем, а они, действительно, важные в нашей жизни. Что ты глаза открыл, и ты уже должен благодарить о том, что ты проснулся — утро, день начался! Потому что, действительно, для кого-то...

Л.Горская:

— А кто-то не проснулся.

Ю.Рамейко:

— ... да, завтрашний день может и не наступить. А он всегда вот так вот просто — прям, вот, он радуется; дождь или снег — вот, он, прям, радуется! И всегда так спокойно: «Всё будет хорошо!»

Л.Горская:

— Ну, Вы же понимаете, почему я это спрашиваю? Это — такая редкость, мне кажется, и такое сокровище — оптимистичное, светлое отношение к жизни. Потому что мы, зачастую, привыкли: «О, лето, жара — плохо! Ой, зима, снег — плохо! Вечер — плохо, утро — ой, плохо...»

Д.Плужников:

— Нет, на самом деле, в принципе, я думаю, что у меня хватает и тех, и тех эмоций — как положительных, так и отрицательных, но, в принципе, я не могу сказать, что я — пессимистичный. То есть, в каких-то моментах я, возможно... наверное, возможно — да, пессимистичный, но эти моменты проходят, и я, опять же вывожу вывод... вот — выношу вывод. Это при случае проблем. А так — вот, холодно, да, к примеру, сегодня, или вчера метель была... да, так — я не могу сказать, чтобы мне было плохо. Мне было тепло, я был одет, поэтому жаловаться мне не было на что.

Л.Горская:

— И зима настоящая настала, наконец-то!

Д.Плужников:

— Было красиво достаточно.

Ю.Рамейко:

— Ну, да. И, в общем, мы, всё равно, стали жить так: то есть, хорошее или плохое — мы за всё благодарим, потому что это жизнь, так и должно, значит, было произойти — хорошее или плохое. Хороших или плохих людей — их просто не бывает, всё всегда хорошо, всё равно, заканчивается. Да, Даниил?

Д.Плужников:

— Смотря как к этому относиться!

Ю.Рамейко:

— Да всё хорошо!

Л.Горская:

— Философ!

Д.Плужников:

— Это ты к себе так относишься, что у тебя всё хорошо! Вот. А есть люди, которые — они считают, что всё плохо. Поэтому, всё относительно.

Ю.Рамейко:

— Нет, надо каждый день любить, и я всему сейчас радуюсь — вообще всему. Даже вот, к вам вот шли — прям, так красиво!

Л.Горская:

— Да вы такие радостные пришли — прям, за вас подержаться хотелось!

Ю.Рамейко:

— Так, мы ещё увидели, как у вас тут красиво — уезжать не хотелось! То есть, как бы, настолько... Да, действительно, утро у нас не очень такое, да, немножко не задалось, но мы всё равно... то есть, радовались, что мы едем. Но когда мы стали подъезжать к вам, и увидели вот эту вот красоту — то есть, настолько вот опять настроение поднялось, и мы теперь... нам даже хочется к вам почаще сюда приезжать...

Л.Горская:

— Ну, вы приезжайте, приходите! Хотела ещё Данилу спросить, есть что-нибудь такое, чем бы тебе... ну, ведь, наверняка, есть, потому что ты же — человек творчества... чем бы тебе хотелось поделиться с людьми непременно? Прям, вот — нельзя держать в себе! Или не думал ещё об этом?

Д.Плужников:

— Прямо непременно... Я не могу сказать, что «непременно»...

Л.Горская:

— А просто поделиться?

Д.Плужников:

— А просто поделиться...

Л.Горская:

— Ты, вообще, экстраверт или интроверт — вот так, по складу характера?

Д.Плужников:

— Значит, экстраверт — это тот, который выплёскивает... ну, наверное. Да я в каких-то... я зачастую, наверное, могу и к тому, и к тому относиться, потому что мне иногда хочется побыть в тишине, самому с собой, чтобы меня никто не трогал. И я, зачастую, в комнате у себя дома так делаю — дверь закрываю, и я начинаю, там... не знаю — творчество, музыка, потом... просто отдохну, что-либо поделаю, порисую — то есть, иногда бывают такие ситуации. А иногда — такое, что ты очень хочешь с кем-то пообщаться, с кем-то что-то обсудить, посмеяться, поделиться, пообщаться, порассуждать. Вот, и мне кажется, что... я не могу себя к кому-то определённо именно отнести.

Л.Горская:

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь, в студии, Лиза Горская, Данила Плужников — российский певец, победитель 3-го сезона конкурса «Голос» на 1-ом канале, и председатель Благотворительного фонда «Спаси жизнь!» Юлия Рамейко. Оставайтесь с нами, мы вернёмся через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Л.Горская:

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь, в студии, Лиза Горская, Данила Плужников — российский певец, победитель 3-го сезона музыкального телеконкурса «Голос» на 1-ом канале, и Юлия Рамейко — председатель Благотворительного фонда «Спаси жизнь!».

Данила, хотела спросить тебя про твой репертуар — из чего, вообще, он состоит сейчас, как ты планируешь его развивать? Я знаю, что для тебя пишут песни друзья, например...

Д.Плужников:

— Как я его хотел развивать?

Л.Горская:

— И из чего он состоит сейчас.

Д.Плужников:

— Состоит он сейчас из песен, в первую очередь, которые, наверное, мне нравятся. Потому что слово «нравятся» и, вообще, понятие «нравятся» — очень относительное. Мне нравятся песни, наверное, с каким-то смыслом. Чтобы была как музыкальная составляющая, так и смысловая.

Л.Горская:

— Смысл должен быть тебе близок, или это должен быть просто, вот, смысл?

Д.Плужников:

— Ну, «близок» — это довольно относительная штука, вот. Наверное, скорее всего, логично предположить, что — да. Потому, что... всё субъективно, и, скорее всего, я буду слушать и считать правильным то, как раз, что у меня в голове, и к чему я пришёл. Поэтому, я могу сказать, что — песни, которые мне близки по смыслу, да. Но, всё-таки, я придерживаюсь точки зрения, скажем так, относительной. То есть, относительно чего-то, это было бы правильно. Относительно чего-то, это было бы неправильным.

Л.Горская:

— Ну, вот, про песню «Пилигрим» расскажи. Мы попозже её послушаем, но расскажи, как она... возникла она как?

Д.Плужников:

— Про песню «Пилигрим»? Изначально, нам показали эту песню друзья, и, собственно, эта песня очень понравилась. Очень понравилась мне, очень понравилась тем, кто, собственно, её написал, и ребята мне её просто подарили. И мы уже дальше писали... что-то додумывали, писали музыку, вокал, собственно... и... где-то, где-то, где-то... что-то выдумывали, придумывали...

Л.Горская:

— Далеко ушли от первоначального варианта?

Д.Плужников:

— Я думаю, нет. Нет. И — получилась такая песня.

Л.Горская:

— Куда ты планируешь идти дальше? В плане репертуарном.

Д.Плужников:

— Я думаю, что это будет примерно... мне сейчас очень нравится рок — альтернативный.

Л.Горская:

— Ага, интересно...

Д.Плужников:

— Как русский — «Би-2», так и, собственно, заграничный.

Л.Горская:

— Может, напоёшь?

Д.Плужников:

— Не-е-т... Ну, в общем-то... в общем-то, направление мне нравится альтернативного рока, и, на самом деле... на данный момент, это так. И плюс ещё, наверное, композиции... нет, неправильно — исполнители рэпа. Нашего, русского.

Л.Горская:

— У тебя сформировались какие-то, там, творческие связи с композиторами, с поэтами, с кем бы тебе было хорошо работать, комфортно, с кем ты планируешь сотрудничать? Или нет пока?

Д.Плужников:

— Наверное, нет. Потому что... в принципе — да, те, с кем я сейчас общался — это были такие люди, скажем так, неизвестные. И, думаю, мы в какой-то момент...

Л.Горская:

— «Неизвестный» — не значит же «плохой».

Д.Плужников:

— Да-да-да! Я имею в виду то, что об этих людях пока что никто не знает, как, собственно говоря, можно сказать, и обо мне пока мало кто знает. Потому что...

Л.Горская:

— Скромный...

Д.Плужников:

— Ну... а что? Правда.

Л.Горская:

— Ну, не знаю... мне кажется, как минимум, вот, даже если сейчас твоё собственное творчество за скобки вынести, шоу «Голос» — достаточно рейтинговая программа...

Ю.Рамейко:

— Очень рейтинговая программа, одна из самых рейтинговых программ...

Л.Горская:

— ... отечественного телевидения...

Д.Плужников:

— Согласен.

Л.Горская:

— ... и её много кто смотрит, и внимательно следит от начала сезона до конца за всеми перипетиями, и вот эти люди тебя знают. А их, я думаю, очень много.

Д.Плужников:

— Согласен, но я хочу себя, как бы... На проекте «Голос» я себя показал как... ну, как ребёнок, как человек, у которого мало, естественно, профессионализма...

Л.Горская:

— Ну, сколько тебе лет сейчас?

Д.Плужников:

— Сейчас мне — шестнадцать.

Л.Горская:

— Ты не считаешь себя ребёнком уже?

Д.Плужников:

— Ну, я не считаю себя ребёнком, и я не считаю себя взрослым человеком.

Л.Горская:

— Я тоже себя взрослой не считаю до сих пор.

Д.Плужников:

— Поэтому, я думаю, что тогда я себя показал, ну... как... естественно, у ребёнка не может быть какого-то опыта колоссального, профессионализма, техники и всего, всего, всего... Поэтому, я хочу именно развиваться, и уже быть крутым исполнителем, крутым, возможно, аранжировщиком, может — композитором. Вот так вот.

Л.Горская:

— Сложные очень профессии ты перечисляешь.

Д.Плужников:

— Но — ой, какие интересные зато!

Л.Горская:

— Ну, сложнейшие — аранжировщик, композитор... А скажи, а в чём для тебя музыкальный профессионализм именно как исполнителя заключается?

Д.Плужников:

— Ну, в первую очередь, это то, что ты не стоишь на месте и растёшь. Есть какие-то определённые изначальные, базовые понятия... да даже в той же, наверное, музыке, которую преподают, хотя бы, в музыкальных школах... да, даже нет, нет, не правильно... которые...

Л.Горская:

— Ну, как просто элементарная музыкальная грамотность, да?

Д.Плужников:

— Да, музыкальная грамотность и, к примеру, умение владеть своим голосом — вот, такие, базовые элементарные понятия. То есть, это — базовые. Но мне хочется, всё-таки, развиваться в очень, очень разные стороны, и овладеть разными фишечками...

Л.Горская:

— Фишечками?

Д.Плужников:

— ... да, в голосе.

Л.Горская:

— А, именно, вокальную технику ты имеешь в виду?

Д.Плужников:

— Вокальную, да, это именно в вокале. И вот это было бы круто! Естественно, это и в аранжировках я сейчас к этому стремлюсь и иду, и в той же игре на синтезаторе. Я не хочу быть, конечно, там, виртуозом, как... Дениса Мацуева, наверное, можно назвать виртуозом...

Л.Горская:

— Ну, а почему — нет? Он — виртуоз в своей... да...

Д.Плужников:

— Да, можно, он — крутой дядька. Но, всё-таки — не настолько.

Л.Горская:

— А почему ты не хочешь быть виртуозом? Плох тот солдат, который не хочет стать генералом!

Д.Плужников:

— Смотрите!Скажем так, что, наверное... я хочу играть круто, но... но я не хочу, наверное, на этом зацикливаться, и оставаться именно с одним, к примеру, синтезатором, и играть, к примеру, одну классику. Вот. Играть круто — я с удовольствием хочу научиться, и делать разные аранжировки к разным песням, подбирать на слух и потом это переводить на тот же синтезатор и играть — это очень круто. То есть, на самом деле, для красивого преподношения красивой песни...

Л.Горская:

— Подачи.

Д.Плужников:

— ... подачи... быть виртуозом — прям виртуозом — и играть нереально круто, чтоб... ну, собственно, Вы понимаете, да, наверное, про что я... насколько нужно играть, и...

Л.Горская:

— Да, я понимаю...

Д.Плужников:

— ... мне кажется — это, немножечко, не главное.

Л.Горская:

— А что главное?

Д.Плужников:

— Главное, наверное, уметь чувствовать музыку и быть музыкальным. То есть, техника... технику можно заучить, можно тратить часы и дни на определённые произведения, и, естественно, у тебя мышечная память будет запоминать это, и, к примеру, через годы работы у тебя будет это всё просто летать туда-сюда, но это — не главное. Главное, чтобы ты был музыкален... как мне кажется — разносторонне развит, и чтобы, как мне кажется, ты мог придумывать что-то своё, чтоб ты экспериментировал, пробовал...

Л.Горская:

— Ты говоришь сейчас об импровизации? Или о том, чтобы нащупать свой жанр?

Д.Плужников:

— Я говорю, наверное, в целом о творчестве, о музыке. Вот. Потому что...

Ю.Рамейко:

— А мне ещё кажется, что надо с любовью всё делать, через сердце.

Д.Плужников:

— Ну, вот смотри. Если у тебя будет желание чем-то заниматься, если ты будешь гореть — тогда, естественно, у тебя будут и эмоции. Любовь, иногда, конечно, грусть будет, потому что... ну... у тебя не получается...

Л.Горская:

— Потому, что мы не роботы!

Д.Плужников:

— Да. То есть... любовь — она будет, если будет желание! Просто любить дело... как мне кажется... и сидеть и вот так вот ждать: «Как мне нравится!» — и играть на синтезаторе...

Ю.Рамейко:

— Нет! Ты не только, как бы, для себя — когда ты отдаёшь...То есть, как бы, надо же уметь отдавать, и когда ты это не просто, там, пришёл и сыграл, а когда ты действительно это с любовью, и ты через сердце несёшь это всё людям... то есть, как бы...

Л.Горская:

— Вот, что ты можешь сказать про контакт со зрителями? Он для тебя важен?

Д.Плужников:

— Для меня, конечно, важен контакт со зрителями. И у меня получается так, что... мне многие педагоги говорили, что нужно отдаваться зрителю, что нужно отдать энергию, там, и так далее, и так далее, и так далее. Но... я это всё делал, естественно, потому что... ну, как-то... для меня педагоги — это очень авторитетные люди, которые прошли определённый опыт, и их стоило бы послушать. Вот...

Л.Горская:

— На то они и педагоги.

Д.Плужников:

— Да. Но один раз мне сказал один человек, что: «Пой для себя просто, с удовольствием! Тогда и отдача будет, и тогда ты сам будешь получать огромное удовольствие». Когда ты зацикливаешься на том, чтобы отдаться и понравиться — тогда у тебя мало получается проникнуться песней, войти в образ определённый, который ты хочешь, преподнести...

Л.Горская:

— Но ты же проживаешь эту песню.

Д.Плужников:

— Да. Если ты начинаешь зацикливаться на том, чтобы отдаться, то у тебя это не получается, потому что ты хочешь...

Л.Горская:

— Нравиться.

Д.Плужников:

— ... нравиться. А когда ты просто поёшь, просто вникаешь, просто... наверное, для себя поёшь... Для себя — не в смысле, что ты вот такой вот — сел...

Л.Горская:

— И напел.

Д.Плужников:

— ... и никому не даёшь вот этот звук, и энергию, и вот в себе зажался — нет! Это значит то, что ты в своих мыслях, ты в своих рассуждениях, и ты, наверное, просто чувствуешь эту песню, чувствуешь музыку. И получается, как мне кажется, так отдачи намного больше. Вот. Но это то, к чему я пришёл сейчас. То, к чему я приду через пять лет — оно, возможно, будет отличаться от того, к чему я сейчас пришёл.

Л.Горская:

— А у тебя есть, хотя бы приблизительное представление о том, к чему ты можешь прийти через пять лет?

Д.Плужников:

— То, к чему я пришёл за эти три года — это, вообще, земля и небо с тем, что было тогда. Поэтому, думать, что у меня будет через пять лет — я вообще не представляю! У меня очень много изменилось мыслей, очень сильно поменялось... мировоззрение — не правильно сказать... восприятие мира... ну, и мировоззрение тоже. Поэтому, у меня столько мыслей, столько рассуждений, столько всего поменялось за эти три года... да, даже за год! Поэтому, я даже представить не могу, что будет... к 50-ти, хотел сказать... к 20 годам!

Л.Горская:

— А эти мысли, рассуждения — они у тебя как происходят — вот, мне правда очень интересно — они как-то фоном происходят, или ты прямо... ну, не знаю... каждый вечер перед сном ты размышляешь, анализируешь день, как он был пройден, там, или какой-то период?

Д.Плужников:

— Происходит это, наверное, и так, и так... получается. У меня бывают какие-то ситуации... Вот, у меня произойдёт какая-то ситуация жизненная — в данный момент я её не могу обдумать хорошенько и порассуждать, когда она произошла. Поэтому, это иногда происходит и перед сном, или в свободную минутку. А иногда и на ходу сразу же, как-то вот... погружаюсь, углубляюсь.

Л.Горская:

— Для тебя важна именно эта внутренняя работа?

Д.Плужников:

— Для меня важна внутренняя работа, и чтобы я был честен, в первую очередь — к себе. А от честности к себе — идёт всё остальное. Вытекает — и честность к другим, и... ну, вообще, мне кажется, что из честности вытекает вообще всё.

Л.Горская:

— Сложно это — быть честным, стараться быть честным?

Д.Плужников:

— Нет! Как бы... не нужно стараться. Нужно просто быть. Потому что, если ты считаешь... если ты с чем-то не согласен, то, мне кажется, нужно говорить. Либо, если ты не считаешь нужным в данной ситуации говорить, просто потому, что, наверное, обсуждение и спор не очень важны в данном случае... даже не спор... наверное, рассуждение мне всё-таки ближе, но зачастую люди именно спорят — для того, чтобы самоутвердиться. Вот. Поэтому, довольно редко я спорю, и если спорю, то, в основном, с теми людьми, которые... которые со мной будут рассуждать! Скажем так.

Л.Горская:

— Которые тебя слышат.

Д.Плужников:

— Которые меня слышат, и которые — да, будут рассуждать именно. Поэтому, с людьми, которых я вообще, в принципе, не знаю, я не вижу смысла... именно спорить. Потому что, как мне кажется, мы вряд ли придём к общему. Ну, опять же, смотря, какой человек, и опять же, смотря, какая ситуация. Есть такие моменты, которые можно тут же, при знакомстве, обсудить, а есть такие моменты, которые ты должен обсудить, когда ты доверишься этому человеку. Вот, поэтому... вот такая тема.

Л.Горская:

— Можно сказать, что ты сейчас уже столкнулся и погрузился в мир шоу-бизнеса, или пока это по касательной прошло?

Д.Плужников:

— Ну, шоу-бизнес... что Вы имеете в виду под этим словом?

Л.Горская:

— Отечественную эстраду, то, как она устроена...

Д.Плужников:

— Я имею в виду — какие стороны?

Л.Горская:

— А... ну, вот, те стороны, которые по моему обывательскому представлению должны вступить в конфликт с твоим представлением о том, что нужно быть честным, например...

Д.Плужников:

— Как бы так сказать, что те люди, которые нечестны к себе — это их проблемы, это их жизнь, это их рассуждение. Я лично так не считаю, поэтому... поэтому я, собственно, и живу по-другому, и думаю по-другому, и вообще... в принципе... я — это я, они — это они, зачастую, да — те, которые делают творчество не ради творчества, а ради бизнеса или ради корысти. Вот. Как мне кажется, тот же бизнес должен быть потом, в первую очередь должно быть творчество и огромное желание что-то сделать. Да, конечно, да даже обычный человек может, мне кажется, это увидеть, просто посмотрев на... и, порассуждав над... ну, попсовыми исполнителями, которых, впрочем-то, песни — ни о чём, и они — так, прозвучат месяц-полтора и, собственно — всё. Имена называть, наверное, не буду. Поэтому, как бы, непонятно, наверное, то, как эти люди собирают аншлаги, зачастую. Ну, а это... это, опять же, мнение людей, и... не знаю. Вот, собственно.

Л.Горская:

— Я когда-то была на неком workshopе по эстрадной музыке, где один маститый музыкальный продюсер объяснял, условно говоря, что есть 3 типа музыки: одна задевает ноги — ну, грубо говоря, имеет такой ритм, что ты не можешь не пританцовывать, другая — голову, другой тип абсолютно, а третья — ну, нечто, что между головой и ногами располагается... я думаю, все поняли. И, к сожалению, та, которая трогает мозг, голову, твою душу — это самое сложное — такую музыку создать. Проще — два пункта ниже. Так и есть, да? С твоей точки зрения.

Д.Плужников:

— Я думаю, да.

Л.Горская:

— Ты к какой музыке стремишься?

Д.Плужников:

— Ну, наверное, ко второму варианту больше ход... но точно не к третьему.

Л.Горская:

— Ну, собственно, который ум и душу трогает у слушателя?

Д.Плужников:

— Да, который вызывает на какие-то рассуждения, определённые мысли, которые... возможно, кого-то трогают. Но, как мне кажется, главное, чтобы песня вот именно вызывала на рассуждения, на... чтоб ты, прям, послушал — и пошёл, на полчаса, такой: «И чего это такое, вообще?...» — и начал...

Л.Горская:

— Задумался.

Д.Плужников:

— Да, и начал думать и, в общем-то... как мне кажется, вот это — очень круто.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Л.Горская:

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь, в студии, Лиза Горская, Даниил Плужников, российский певец, победитель 3-го сезона музыкального телеконкурса «Голос» на 1-ом канале и Юлия Рамейко, председатель Благотворительного фонда «Спаси жизнь!»

Давайте поговорим о том, как Вы планируете, и планируете ли Вы как-то развивать Вашу социальную деятельность?

Ю.Рамейко:

— Да, дальше продвигать будем наш проект «Добрый дом». Он у нас растёт, мы позже поделимся. Ну, то есть, мы уже сняли документальный фильм, видеоролик — вот, там, где Данила тоже участвует, там, где мы хотим до людей донести, о чём этот проект...

Л.Горская:

— Но это можно где-то посмотреть в Интернете, да?

Д.Плужников:

— Можно, или ещё нет?

Ю.Рамейко:

— Ну, на youtube, коротенький, есть уже, и на сайте есть у нас, коротенький, небольшой, там — 8 минут. Он потом подольше будет, ну, уже с участием Данилы можно будет посмотреть, и... Ну, конечно, мы каждый день созваниваемся, переписываемся, всегда на связи, и, самое главное, это — да, действительно, Данила знает, что такое «Добрый дом», и насколько он важный, и мы будем дальше его продвигать, чтобы тысячи детей каждый год получали помощь, и поправлялись, и возвращались, только уже не в наш «Добрый дом», а в свои дома. Чтобы дети возвращались здоровыми. И вашим радиослушателям тоже хочется пожелать здоровья, счастья, света, любви, самое главное — здоровья, и — берегите родных, близких своих, каждый год проходите обследование, потому что это очень важно в выявлении... ранней вот диагностике. Всё лечится. Самое главное — любите друг друга.

Л.Горская:

— Меня в этом отношении радует израильская медицина, которая, помимо своих прочих достижений, делает акцент на превентивном лечении, на профилактике, на ранней диагностике. А когда мы, в начале программы, говорили о том, как вы ходите в больницы, я вспомнила, собственно, свой опыт, связанный с израильскими больницами — то, как там врачи радуются, когда к пациентам приходят родственники, любые знакомые: «Родственники? Да, пожалуйста, проходите, оставайтесь, хотите — спите здесь, на стульчике, хотите — на свободной кровати спите!» Они вам ещё и обед принесут, когда будут всех кормить. То есть, для них... они, действительно, рады. Они всех пускают, и на этом прямо даже сделан акцент. Вы — с чем сталкиваетесь, когда приходите в больницы?

Ю.Рамейко:

— Ну, тяжело иногда, по времени, действительно. Ну, нас, конечно, пускают, но, конечно, у нас не так, как за границей. Вот, Вы когда стали говорить сейчас про «родственников пускают», вот, у нас тоже... мы на квартиры пускаем бабушек, пап, потому что мы понимаем, что положительные эмоции — это шаг к выздоровлению. То есть, как бы, они необходимы. Поэтому, мы тоже всегда радуемся и разрешаем. То есть, у нас не обычное, как бы... но у нас может папа, если между перерывами химиотерапии отпустили, могут бабушки приехать, мы пускаем. Пускай там тесно — они между собой договариваются. Бывает так, что прямо в одной квартире приехали сразу 3 или 4 папы. То есть, я считаю, это тоже надо внедрять в России, но пока очень тяжело. Вы же знаете, что и в реанимацию сейчас, до сих пор, так и не пускают родственников. А вообще — им же заняться нечем. Вот, мы когда приходим, они прямо выходят — даже, вот, взрослые — бабушки, и папы, и мамы есть, вот — да, папы часто тоже лежат с детьми в больницах.

Л.Горская:

— Молодцы!

Ю.Рамейко:

— Да, ситуации разные. Да, Данила, сколько вот приходили, да? В холле собираются... и, знаете что самое вот... и даже не обязательно приносить подарки, как многие думают. То есть, им просто необходимо уделить внимание, достаточно уже просто улыбнуться, иногда обнять, сказать, что всё будет хорошо — и вот, они вот смотрят на тебя, вот, слёзы вот текут, и... то есть, вот... ну... начинают улыбаться и говорить: «Конечно, будет всё хорошо! По-другому и не может быть». Да, Данила? И уже вот вечер наш — не зря прошёл.

Л.Горская:

— Как Вы думаете, может, имеет смысл влиять на общественное мнение, чтоб оно, впоследствии, влияло на кого-нибудь ещё, чтобы у нас, всё-таки, стали людей в больницы пускать лучше, лояльнее к этому относились.

Ю.Рамейко:

— Ну, пока сложно, потому что... ну, то есть, это если только систему вообще переделать — конечно, система не работает. Но есть и тоже свои, как бы, риски — у детей низкие показатели. То есть, мы — любой, и я, и Вы — мы можем принести инфекцию, и порой, часто детей убивает не болезнь и наше равнодушие, а убивает именно инфекция. То есть, у детей нету иммунитета, он у них падает. И мы можем принести инфекцию, микробы, которые просто убьют ребёнка. Поэтому, мы тоже для них очень опасны в таких ситуациях.

Л.Горская:

— То есть, это должна быть просто система перестроена, чтобы она каким-то образом регулировала вот...

Ю.Рамейко:

— Конечно! В Израиле, наверное, есть, всё-таки, медкнижка — то есть, если родственники приходят, и они на 100% уверены, что они здоровы...

Л.Горская:

— Нет, они на это не смотрят.

Ю.Рамейко:

— Ну, всё равно, к здоровью за границей по-другому относятся. Вот, у меня сестра живёт в Чехии, и, если она через полгода не пройдёт обследование, даже у того же стоматолога, к ней приедет полиция домой, и её оштрафуют — штрафы у них очень огромные.

Л.Горская:

— Как-то совсем лютая история!

Ю.Рамейко:

— Да, но зато они вот — раннее, именно, выявление болезней, и чётко контролируют. Потому что, если вовремя не пройдёшь, к тебе приезжает полиция, 300 евро — штраф, и плюс у тебя изымают полис — ты будешь полгода платно обследоваться, платно лечиться. Поэтому — у них чётко, у них, прям, вот... ну, а что тут говорить, если, элементарно, у соседей собака убежала — через 10 минут привезла полиция и оштрафовала: «Смотрите лучше за собакой!» То есть, как бы, вот... нам есть, конечно, чему у них поучиться, у иностранцев.

Л.Горская:

— У нас заканчивается, к сожалению, время нашей программы. Я бы ещё хотела поговорить о песне «Пилигрим», которую мы сейчас послушаем. Почему — ещё раз скажи — ты именно на ней остановился? Почему стал её дорабатывать как-то, аранжировку делать под себя? Что тебя в ней задело?

Д.Плужников:

— Потому что, как мне кажется, что песня очень крутая тем, что, как мне кажется, она показывает, что нужно, всё-таки, не останавливаться ни на каком пути, где бы... какой бы ты профессии ни касался. Экспериментировать, зачастую — рушить какие-то стереотипы, что-то пробовать, и, как мне кажется, это — очень круто. Вот. И это — очень важно было всегда, и есть.

Л.Горская:

— Расскажи про авторов.

Д.Плужников:

— Это мои друзья. Это — Давид и Мария Тодуа, музыкальная семья, собственно. Давид недавно участвовал в шоу «Голос», прошёл далеко, до «нокаутов»... а, до прямых эфиров, подождите... до прямых эфиров! Очень хорошо у них всё складывается. На самом деле, очень талантливые и, наверное, любящие своё дело люди.

Л.Горская:

— А планируешь с ними дальше сотрудничать? Потому что видишь — вот, ты говорил, что у тебя нет каких-то контактов, не наработано ещё, в музыкальной сфере, а — вот они, вот же!

Д.Плужников:

— Нет, контакты, на самом деле, наработаны. То есть, сотрудничать я могу много с кем, но эти люди, как бы... скажем так — пока не известны, и дело не в известности, а дело, наверное, в том, что... я хочу, наверное, подниматься, расти именно вот с этими людьми, в дальнейшем. И я думаю, будут различные какие-то совместные выступления, проекты, и так далее, и так далее. И с ними, я думаю, мы общаемся, всё-таки, не из-за сотрудничества, а из-за дружбы. Вот. И хотелось бы... хотелось бы оставить такие искренние, тёплые отношения. Потому что сотрудничество, всё-таки, подразумевает...

Л.Горская:

— Какие-то рабочие трения?

Д.Плужников:

— Ну, даже нет... Сотрудничество подразумевает то, что ты, как бы — поработал с человеком, и всё: «Пока! Удачи!» — всё. А друг...

Л.Горская:

— Ну, нет...

Д.Плужников:

— А дружба — всё-таки, это такие более тёплые отношения и... как мне кажется.

Л.Горская:

— Ну, что — послушаем песню тогда?

Д.Плужников:

— Давайте!

Л.Горская:

— Напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Здесь, с вами, в студии её провела Лиза Горская, наш певец — победитель 3-го сезона конкурса «Голос» Даниил Плужников, и Юлия Рамейко, председатель Благотворительного фонда «Спаси жизнь!». И мы слушаем песню...

Д.Плужников:

— «Пилигрим»!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.

Также рекомендуем