Москва - 100,9 FM

«День Святой Троицы. День Святого Духа». Протоиерей Федор Бородин

* Поделиться

В нашей студии был настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке протоиерей Федор Бородин.

Разговор шел об особенностях богослужения в ближайшее воскресенье, в которое празднуется День Святой Троицы. Мы говорили о праздновании памяти святых преподобного Кирилла Белоезерского, апостолов Варфоломея и Варнавы, преподобной Анны Кашинской и преподобной Александры Дивеевской. Также отец Федор рассказал о смыслах и значении Дня Святого Духа.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире наша еженедельная программа «Седмица», в которой мы каждую субботу говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. И сегодня со мной в студии наш гость — настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждёт нас в храме завтра, в праздник Пятидесятницы, Святой Троицы, и в наступающую неделю. Вот мы завершаем огромный, очень значимый для нас цикл смысловой, мне кажется, который начинается Великим постом и заканчивается в день Пятидесятницы. Охватить это всё очень трудно. Даже понять, почему именно Пятидесятница, почему создание новозаветной Церкви связано с важнейшим праздником ветхозаветной Церкви. День Пятидесятницы, или Шавуот у иудеев, это день, установленный в память дарования еврейскому народу Закона на горе Синай. Вот всё это так переплетено, что современному человеку удержать всё это в сознании одновременно очень трудно — надо делать какие-то усилия. Мы знаем, мы слышим, мы читаем о том, что это день рождения Церкви, но это формула всё-таки, это то, что мы видим в прописях. А что должно почувствовать наше сердце в идеале?

Прот. Фёдор Бородин

— Событие Святой Пятидесятницы описано во второй главе Книги Деяний. Надо это перечитать, может быть, вдумчиво, внимательно и несколько раз и понять, что там есть вещи, которые имеют прямое отношение к нашей церковной жизни, к жизни нашего духа в Церкви. Во-первых, «при наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе», — сказано об учениках, все были на трапезе, на преломлении хлеба, то есть все были на Божественной литургии. Святой Дух преподаётся христианину и каждому из нас через участие в Таинстве Тела и Крови Христовых. До Пятидесятницы каждое воскресенье апостолы ждали, что Христос к ним придёт, до Вознесения. Вот это удивительно совершенно. И хлеб и чаша стояли и ждали Учителя. Если Он приходил, то Сам их преподавал, если нет, тогда это делал апостол Пётр — раздавал Тело и Кровь. Но все были единодушно вместе, и мы даже знаем из Книги Деяний, что у многих верующих было «одно сердце и одна душа». Вот удивительны эти слова — это вечная икона того, что такое Церковь и то, что нам очень мало по нашей страстности и эгоизму доступно. Но доступно и мы действительно можем обрести себе в Церкви людей, с которыми, может быть, мы и не подружились бы в других обстоятельствах никогда, но с которыми у нас может быть одно сердце и одна душа — вот это очень важно. Это первое и условие, и дар, и радость. Второе, о чём сегодня, может быть, в преддверии праздника надо себе напомнить: «И исполнились все Духа Святаго». Все, понимаете? В Церкви все полны Духа Святого. Когда над каждым из нас совершалось Таинство миропомазания и священник, помазуя нас святым миром, говорил: «Печать дара Духа Святаго». Это было сказано не о том, что мы принимаем какие-то дары Духа Святого — мы их принимаем. А о том, что нам даруется сам Дух Святой.
На каждом из нас стоит печать Бога Святого Духа, мы все Ему причастны. Поэтому, когда нам кажется, что созидается Церковь — вот иерархия, вот апостолы. Когда они все отойдут ко Господу, то это будут епископы, священники, диаконы, церкви, община — нет, не об этом речь. Речь о том, что все вместе мы, христиане, приняли Духа Святого каждый и каждый созидает Церковь.
Вот представьте себе: святая блаженная Ксения — наша любимая святая. Дома нет, семьи нет, документов нет, детей не родила, не воспитала, книгу не написала. В блистательном Санкт-Петербурге, где есть адмиралы, генералы, писатели, поэты, дипломаты, вельможи. Понимаете, а во всём городе Духа Святого так не принял, как она, и никто так не близок к Богу и никто так не знает Бога, и значит, никто такой богослов, как она. И это и радость и обличение всем остальным. Мы каждый у каждого можем учиться и у каждого может быть своё служение радостное в Церкви. И обучение жизни в Святом Духе и иерарх может принять у простого человека, что и бывало в Древней Церкви, когда духовники далеко не всегда и не сразу были в священном сане. Идти советоваться и спрашивать о своей жизни у человека, который не в сане, но который напитан Духом Святым — это было совершенно естественно для древней Церкви, и для нас сейчас это должно быть естественно. Все мы приняли дары Святого Духа. А ещё очень важно, что у всех разные дары. И апостол Павел в своих посланиях многократно об этом говорит — о том, что одних Святой Дух поставил учителями, других поставил на другое, на третье, и у каждого своё. Каждый найди в Церкви, чем послужить, и служи.

М. Борисова

— Но ведь Святой Дух сходил и на людей ветхозаветной Церкви. Ведь были и чудеса, были пророчества Святым Духом, и были даже воскрешения из мёртвых Святым Духом. В чём принципиальная разница?

Прот. Фёдор Бородин

— Я рискну и скажу, как я это понимаю. Да, Святой Дух сходил. И даже Господь говорил: «Примите Духа Святаго, кому оставите грехи — оставятся...» — Своим ученикам. Святой Дух появлялся, касался Своим Промыслом людей на определённое служение. А тут Дух Святой сошёл и остался, Он построил Себе дом. Этот дом есть Святая Церковь. И Он пребывает с нами. Ведь Христос не сказал, что даст учение и оно пребудет до конца мира. Он сказал: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют её. Я с вами во все дни до скончания века». И он сказал, что «Святой Дух придёт и научит вас всему». То есть каждый день Христос учит нас через Святого Духа тому, как войти в Его Царство. Продолжается это присутствие. Церковь — это присутствие Христа среди нас. Или, как сказал один богослов, Церковь — это Христос, оставшийся в истории. Ты сам, если хочешь дотянутся до тех даров, которые есть в Церкви, ты до них дотянешься. Если ты видишь только внешнее, ты их не получишь. Знаете, у меня был такой очень интересный опыт: после четырёх лет обучения в семинарии я спросил одного своего соученика, как ему эти годы. А это такой монах от чрева матери, который сейчас давно уже игумен в одном древнем русском монастыре, удивительный человек, которого я ни разу не видел не то что в гневе, а даже, так сказать, брови нахмурившим на кого-либо. Он сказал: «Да как в раю, как у преподобного Сергия за пазухой», — и он так и прожил. А был ещё один, сейчас уже покойный, который всё время распространял всякие сплетни, ругался и вообще знал о всех всё самое плохое. Я думаю, что три четверти из того, что он знал, было неправдой. И вот я с ним встретился. Это было примерно лет через десять после окончания... он зашёл в храм, он так и не был рукоположен. И когда мы с ним обнялись и сели, потому что мы 10 лет не виделись, он начал опять всё то же самое, только про другие учебные центры Русской Православной Церкви, где он потрудился, рассказывать. Это была такая тоска. Церковь, да, она многоэтажная, у неё есть этажи, которые стоят на грязной земле, куда сходят все коммуникации. А есть верхний этаж, который прямо у неба. Ты сам выбери, где ты живёшь — что ты от Церкви ждёшь по твоей вере, то она тебе и явит. Если ты весь в осуждении, ты будешь видеть и встречать только таких людей. Если ты ищешь святости, ты её найдёшь — ты найдёшь людей, которые её тоже ищут и которые её нашли раньше тебя.

М. Борисова

— Я думаю, тут как раз очень показателен опыт взрослых неофитов, которые приходят сознательно в том возрасте, когда они уже могут не просто получать новый опыт, но и как-то его осознавать. Я просто помню и по себе и по многим моим друзьям, что первые годы в Церкви ты не готов ничего критиковать. Но на твоём пути встречаются такие удивительные люди, не обязательно монашествующие или священники, а просто из православных верующих, которые ходят с тобой в один храм или поехали с тобой в паломническую поездку. То есть Господь такую россыпь встреч тебе даёт, память о которых потом многие годы поддерживает, когда у тебя начинаются приступы малодушия, какого-то уныния, кризисы какие-то духовные. Ты вспоминаешь об этих встречах, и они тебя держат на плаву, как просто какой-то спасательный круг.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, время таких удивительных совершенно даров Божьих, такие вешние воды, которые всё напояют благодатью Божией. И когда Господь закрывает твоё зрение от всех недостатков, которые есть у других людей, потому что ты ещё слаб, тебе ещё нужно только молоко, у тебя простая картина мира. Это, знаете, как ребёнок — у него отец и мать абсолютно идеальны. Потом наступает время, когда он начинает к ним критически относиться, и иногда это очень больно матери и отцу, и он гипертрофировано видит их недостатки. А потом он должен вернуться к этому почитанию, уже понимая и зная всему цену. Другое дело, что неофит может много боли окружающим принести. Мне кажется, что в знаменитом стихотворении Бориса Пастернака: «И через много-много лет Твой голос вновь меня встревожил. Всю ночь читал я Твой Завет и как от обморока ожил», — есть удивительная формула неофитства: «Я всё готов разнесть в щепу и всех поставить на колени». Да, мы к этому готовы, но Господь нас ведёт. Потом наступает время суши, засухи. Оно бывает долгим, оно бывает многолетним. А потом, когда ты смиришься, снова вернутся вешние воды. Но Дух Святой всё равно с тобой пребывает. Я бы ещё хотел обратить внимание на слова из седьмой главы Евангелия от Иоанна, которые читаются, которые чрезвычайно важны. Христос говорит: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Удивительно, в Библии нам многократно дан очень понятный и простой образ: моя душа — это как земля безводная к Тебе, Господи, как олень, желающий на источники вод, я иду к Тебе, потому что Ты источник живой воды, Ты источник Святого Духа. А Христос нам в Пятидесятницу говорит, что вы будете источником воды, то есть человек, который причастен бездне Духа Святого, сам становится источником воды живой для окружающих. То есть рассказать и привести ко Христу в принципе может любой христианин. Любой христианин в той или иной степени может быть, я не побоюсь этого слова, равноапостольным. И вот этот дар приведения ко Христу у кого-то у кого-то ярче, у кого-то нет, но он дан каждому. И для меня свидетельством этому моя крёстная, которая привела меня ко Христу. Она была преподавателем литературы в Гнесинском училище — простая советская женщина. У неё было около 30 крестников, своих детей у неё не было, из которых трое стало священниками. Она воцерковляла людей из неверующих семей в самое такое брежневское время и у неё это получалось. У неё текли из чрева реки воды живой.

М. Борисова

— Напомню нашим радиослушателям: сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова, со мной в студии наш сегодняшний гость — настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. Продолжая разговор о завтрашнем великом празднике, хочется отдельно поговорить об особенностях богослужения, потому что это важно, потому что троицкая служба во всём непохожа на многие рядовые и даже праздничные службы церковного года. Удивительно убранство храма, которое всегда подразумевает вот эти берёзовые ветви, цветы, устланный травой пол храма. Всё это не просто некая атрибутика, всё это очень важно, без этого и Троица не Троица. Почему и как?

Прот. Фёдор Бородин

— Это напоминание о том, что Святой Дух — источник жизни духовной в нас. Духовная жизнь — это есть жизнь Святого Духа в христианине, насколько есть в человеке Святой Дух, настолько человек причастен духовной жизни, она в нём есть. Это такое напоминание. Кстати, с травой сложно в последнее время — слишком много аллергиков. Их стало так много в городах, что мы последние лет пять или шесть траву не стелим, только ставим берёзы, но зрительно это как то же самое воспринимается. Да, в этот день действительно мы вспоминаем и дубраву Мамре, в тени которой Авраам встретил трёх таинственных Ангелов, Которые являются для нас, для христиан, таким прообразом и отсылкой к тайне Святой Троицы. И именно исходя, может быть, из образа Авраама, мы и можем понимать вот эту службу. Потому что служба Святой Троицы отличается, конечно, прежде всего вечерней, где читаются молитвы...

М. Борисова

— Тоже, мне кажется, важно представлять себе, что священник перед всем храмом преклоняет колена в Прощёное воскресенье. И второй раз он делает это в день Святой Троицы.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, очень важно, что весь пасхальный период мы не преклоняем колена — это принципиально важно. Это радость для нас и это связано с тем, что мы торжествуем победу над смертью и мы смещаем акцент нашей духовной жизни в такой постоянной сложной схеме, когда есть покаяние и радость, мы смещаем в сторону радости. Не потому, что мы преодолели грехи, а просто это более уместно. Нам очень важно, чтобы это осталось с нами в воскресные дни. Вообще, в воскресные дни всего года по постановлениям I-го и VI-го Вселенских Соборов (это, по-моему, 20-е и 90-е, соответственно, правила) коленопреклонения невозможны, потому что каждое воскресенье — это малая Пасха. От того, что мы нарушаем эти постановления — вообще-то, не чьи-то, а Вселенских Соборов — с такой лёгкостью, мы и во многом теряем пасхальные ощущения каждого воскресенья. Обратите внимание, что о Воскресении Христовом евангельский отрывок смещён на Всенощную, и люди, пришедшие в храм в воскресенье, его не слышат. Они не слышат канон о Воскресении Христовом, только тропарь. И таким образом, читая Евангелие о чуде Христовом или какую-то притчу, это главное уходит. И оно уходит ещё и потому, что мы делаем коленопреклонения. Давайте не будем забывать о постановлениях Вселенских Соборов, они важны в этом смысле. А здесь, завершая этот радостный период, да, священник встаёт на колени и читает эти удивительные молитвы.

М. Борисова

— О чём они? Мне кажется, что многие наши радиослушатели, может быть не помнят или... всё-таки очень такая насыщенная служба, могут что-то пропустить. Почему важно, мне кажется, напомнить сейчас о чём эти молитвы, чтобы завтра они могли сосредоточиться, когда их услышат.

Прот. Фёдор Бородин

— Если мы вспоминаем праотца Авраама, то он просил у трёх Ангелов, и через них у Господа, трёх вещей. Первое — это, пожалуйста, зайдите, дайте мне возможность угостить вас с дороги. И он даже не просил себе сына — об этом Сам Господь ему предрёк. А второе — он бежал за Ангелом, идущим в сторону Содома и Гоморры и ходатайствовал, буквально по-восточному торговался. И сторговался от 50-и до 10-и праведников. И Господь сказал ему, что если 10 праведников будет, то Он не уничтожит город. Поэтому самое главное в этих молитвах — это благодарность о том, что Господь к тебе пришёл, и ходатайство. Это молитвы-ходатайства о всех, и о живых и о усопших, и благодарение Богу за все благодеяния, которые даны. Эти молитвы очень во многом перекликаются с молитвами-ходатайствами Литургии Василия Великого, вообще с древними литургическими текстами. Это такая хвала и благодарность Богу и просьба о всех.

М. Борисова

— Следующий за воскресеньем день — это отдельный праздник Святого Духа, 21 июня. Почему это особый отдельный день? Ведь на самом деле праздник Святой Троицы сам по себе посвящён схождению Святого Духа на апостолов.

Прот. Фёдор Бородин

— Святой Дух — самое таинственное Лицо Святой Троицы. Поэтому Ему после Троицы посвящён отдельный день, ещё и по той богослужебной логике, когда, допустим, после Рождества Христова на следующий день — собор Пресвятой Богородицы, после Крещения Господа на следующий день — память Иоанна Предтечи. Поэтому отдельный акцент на Святого Духа, а, между прочим, на вечерне богослужения Святого Духа именно читаются эти молитвы. Они не на Троицу читаются. Просто для того, чтобы прихожане их не пропускали, вечерня почти всегда совершается сразу после Литургии. Такой акцент, потому что вообще каждый христианин причастен, является носителем Святого Духа и должен за этим внимательно следить. Если мы почитаем «Дневники» Иоанна Кронштадтского, мы увидим, как он говорит, что «я согрешил — Дух Святой отошёл от меня; я покаялся — Он вернулся». И очень многие древние святые, если мы читаем, те же «Вопросы и ответы» Варсонофия и Иоанна, удивительным образом они подразумевают, как само собой разумеющееся, что любой из тех, кто к ним обращается, знает, когда Дух Святой с ним, а когда нет. То есть это как бы должно быть естественно: ты согрешил — ты Его потерял, Он отошёл, Он не может быть там, где нравственная грязь. Ты плачь и восстанавливай Его присутствие. Потому что, повторюсь, вся наша духовная жизнь, или её отсутствие, это присутствие или потеря Святого Духа, Который пребывает с нами. На каждой Литургии мы молимся, чтобы мы были Его причастниками, чтобы Его благодать была с нами, чтобы Он нами руководил. Поэтому, конечно, и любое дело, вспомните, начинается, кроме пасхального периода, с молитвы «Царю Небесный», то есть с призывания Святого Духа. Без Него мы ничто. А Он неуловим даже для сознания человека, только для сердца — сердце чувствует, есть Он с тобой или нет. Ты поругался — ты понимаешь, что Он ушёл. Это надо сделать очень тонким. У тех же Варсонофия и Иоанна есть удивительный совершенно опыт, они говорят, что христианин должен истончить свою душу, как паутину, за жизнь. Вот ты стоишь в лесу, ветра нет, а паутина колеблется. Понимаете, душа христианина должна так же точно малейшее, не чувствуемое другими людьми, веяние Святого Духа чувствовать и беречь Его присутствие в себе.

М. Борисова

— Мне хочется привести цитату митрополита Антония Сурожского. Это почти стихотворение в прозе, но там есть такой смысловой нюанс, о котором мне хотелось бы поговорить: «Вчера, в праздник Троицы, мы слышали дивные слова молитв. Но если подумать об имени, которое Ему даёт Евангелие, которое переводится как „Утешитель“, в других переводах — „Параклит“, „Ходатай“, „Заступник“, — то Кто Он? Если подумать о нашем мире, который так чужд, оторван от Бога, то для него Дух Святой — уже начало вечной жизни. Он — радость вечности, стучащаяся к нам в дверь. Он врывается в нашу жизнь, напоминает нам о Боге, о Христе, нашем Спасителе, о нашем величии и достоинстве перед Богом и о том, что всё возможно в укрепляющей нас силе Христовой». Вот слова «напоминает нам о нашем величии и достоинстве перед Богом», мне кажется, что эта краска совершенно далека от нашего понимания. Мы очень хорошо воспринимаем поучение о покаянии, но поучение о достоинстве христианина перед Богом для многих слишком трудно для понимания.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, «покайтесь, потому что приблизилось Царство Божие» — начало проповеди Христовой. Действительно, величие, чистота и абсолютная святость Христа как абсолютный свет, в человеке преломляется как плач о своих грехах. Это, знаете, когда абсолютно чистый лист кладётся на стол, то все листы, чуть-чуть желтые или серые, на его фоне сразу понятно, что это другое качество. Так и здесь. А вот дорасти до памяти, что Христос пришёл, потому что Богу дорог и бесконечно ценен каждый отдельный человек, в том числе я, и поэтому я тоже не могу грешить, вот до этого мы дорастаем в течение многих лет нашей жизни. Интересно очень, по-моему, у преподобного Максима Исповедника есть такие слова, он как раз и говорит о том, что «ты образ Божий, ты главная икона Бога на земле, именно поэтому ты не можешь позволить тебя унижать». Вот такая мысль действительно редко встречается. Есть вещи, которые ты не можешь позволить с собой сделать, только насильно, если ты не можешь сопротивляться. Ты — икона. И понимаете, каждый человек — это настолько ценная икона Бога, главная и самая явная, что все иконы, даже Андрея Рублёва, хранящиеся в Третьяковке, и все иконы храма Христа Спасителя имеют меньше цены в очах Божьих, чем один человек как образ Бога. О том, кто мы и какая печать Святого Духа на нас, мы, конечно, не должны об этом забывать.

М. Борисова

— Если я не права, поправьте меня, у меня есть свой такой простой ключик к пониманию этих слов, может быть неверный. Когда-то, в таком подростковом возрасте, когда у многих первый позыв ответить на вопрос взрослого — это соврать, чтобы отстали. И вот эта подростковая ложь как-то непроизвольна: кажется, что легче сказать неправду, чем объясняться с ничего непонимающими родителями и вообще с окружающими. И вот как-то в этом возрасте мама, поймав меня на какой-то такой незамысловатой лжи, сказала очень простую вещь: «Ты же считаешь себя взрослым человеком». Я сказала, что, конечно, да. Она сказала: «Если ты взрослый человек и говоришь с другим взрослым человеком, зачем тебе врать? — это же унизительно. Если ты не хочешь говорить правду, ты можешь просто промолчать — ты имеешь на это право». И меня настолько потрясло тогда это простое понимание, что врать — это не то что нехорошо, достойно наказания, а просто унизительно. То есть когда ты врёшь, то унижаешь сам себя. Мне кажется, что-то такое общее здесь есть.

Прот. Фёдор Бородин

— Конечно. Память о том, кто есть каждый человек и кто есть поэтому я, прежде всего возвращает нас к тому, что грех порочит эту чистоту. Грех есть трещина или сбитая краска на той самой иконе, которой я являюсь. И учит совершенно другому, уважительному отношению к другому человеку. Потому что не только я икона, а все вокруг меня, даже неверующие, даже грешники, даже далёкие от Христа люди, каждый из них — это великая святыня, за каждого пришёл умирать Христос.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица». В студии Марина Борисова и наш гость — настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. Мы ненадолго прервёмся и вернёмся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

— Ещё раз здравствуйте, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица», в которой мы говорим о смысле и особенностях богослужений воскресенья и предстоящей седмицы. В студии Марина Борисова и наш сегодняшний гость — настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. Если относиться к святым как неким проводникам Святого Духа, то на этой неделе у нас есть возможность вспомнить блистательных проводников, таких как преподобный Кирилл Белозерский, память его 22 июня, и апостолов Варфоломея и Варнаву, память их 24 июня. О преподобном Кирилле Белозерском я могу говорить бесконечно, потому что 22 июня — это день моего рождения, поэтому Кирилл Белозерский мой любимый святой. Но мне кажется, что, поскольку мы начали всё-таки разговор с схождения Святого Духа на апостолов, было бы правильным вначале поговорить об апостолах: апостоле Варфоломее и апостоле Варнаве. Начнём с апостола Варфоломея, про которого, насколько я понимаю, есть некие разночтения: является ли он тем Нафанаилом, о котором говорится в Евангелии, или это другой человек.

Прот. Фёдор Бородин

— Есть такая точка зрения, есть те, кто с ней согласен, есть те, кто её опровергают. Вообще, для нас обычно это один человек, да. Потому что Варфоломей — это, в общем-то, отчество. Помните, как Господь говорит: «Ты Симон, сын Ионин». Вообще, это сын Варфоломея, поэтому вполне возможно, что одно — это имя, а второе — отсылка к его отцу.

М. Борисова

— К сожалению, мы больше ассоциируем имя апостола Варфоломея с печально известным историческим событием, произошедшем в славном городе Париже — это Варфоломеевская ночь, это избиение гугенотов католиками, описанное в романе «Королева Марго». И много экранизаций этого романа и сериалов, в общем это известное событие, которое уводит нас очень далеко от первоисточника, от самого апостола, от его жития и его значения для первых христиан и для нас.

Прот. Фёдор Бородин

— Тем не менее у нас сохранился удивительный отрывок из Евангелия от Иоанна о призвании Нафанаила-Варфоломея, очень важный. Когда он скептически относится к словам Филиппа: «Может ли быть что святое из Галилеи?». И тот говорит ему: «Пойди и посмотри». И вот Христос ему говорит: «Я под смоковницей видел тебя». А под смоковницей, видимо, он молился о чём-то самом сокровенном. Скорее всего, он молился о том, чтобы стать учеником Мессии. Потому что пророчества исполнились многие, и Мессия должен вот-вот появиться. И такой очень тактичный, добрый, ласковый какой-то взгляд Христа в самую глубину человека, который призывает его к великому служению. Это удивительная совершенно картина. В нашей памяти, конечно, навсегда останется Варфоломей вот тем.

М. Борисова

— А что касается Варнавы? Это апостол от 70-и, это не первый призыв, это всё-таки те, кого Спаситель призвал в последний год Своего земного служения и послал на проповедь.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, Варнава удивительный человек. Он упоминается в Книге Деяний как пример того, что все продавали имения и полагали деньги к ногам апостолов, потому что жили одной общиной. И вот Варнава имел участок земли, который продал, и он принёс эти деньги и полностью предал себя в служение Христу. А ещё он нам дорог и любезен тем, что привёл к апостолам Савла. Потому что Предание говорит о том, что он вместе с ним был в школе Гамалиила. И удивительно, что во время первых апостольских путешествий Варнава и Савл были вместе, и вот Варнава дальше расстаётся с Савлом, потому что он должен понять, что, если сначала в этой паре проповедников он был первым, а Савл не знал Христа при Его земном служении, Павел, то теперь Варнава должен стать вторым. И покориться, принять это — очень трудная задача. Ты был призывающим, старшим и учителем, а теперь ты должен отойти на вторую роль, вот она у тебя другая, не такая, как у того, кто был твой ученик. Поэтому Варнава для нас — это великий учитель смирения, который: «Господи, слава за то, что Ты мне дал. Мне так много дано. Ему дано больше — значит, Ты так промыслил». Вот нам бы уметь так относиться к другим людям.

М. Борисова

— Поговорим теперь всё-таки о моём любимом преподобном Кирилле Белозерском. Вот удивительно всё очень близко и очень тесно. Когда мы читаем Евангелие, нам кажется, что они все родственники — они всё время пересекаются: какие-то их матери, тётки... тёща вот Петра. Такое ощущение, что весь Израиль — это какая-то одна большая семья.

Прот. Фёдор Бородин

— Так и было, да.

М. Борисова

— И ровно такое же ощущение у меня складывается, когда я читаю жития святых времён преподобного Сергия. Тоже такое ощущение, что там всё настолько переплетено. Вот преподобный Кирилл, собственно говоря, само его пострижение в монахи это уже целое приключение, потому что он на своё несчастье был казначеем у своего родственника, боярина Тимофея Вельяминова. И настолько это был такой сложный человек, и так хорошо его знали, что никто не соглашался этого несчастного, тогда ещё Кузьму, постричь, потому что боялись, что от боярина потом натерпятся. Только друг преподобного Сергия, Стефан Махрищский (Махра — это место неподалёку от Александрова, там сейчас женский монастырь восстановлен) набрался смелости и облёк этого Кузьму в монашеское одеяние, даже не постриг, а просто обозначил его стремление стать хотя бы послушником. И после этого каким-то образом этого его родственника-боярина уломали, и в результате в Симоновом монастыре Кузьма принял этот постриг от игумена, который был племянником преподобного Сергия, — игумен Фёдор. То есть такое ощущение, что они все каким-то образом родственники или близкие знакомые — всё окружение преподобного Сергия не только по духу, но и по мирским связям как-то переплетены. А дальше то, о чём вы говорили. Трудно, конечно, сказать, что ученик превзошёл учителя, но на самом деле в истории был такой период, когда в XVI веке лавра преподобного Сергия, в силу исторических и различных причин, всё-таки стала не на первом месте среди российских монастырей. А на первое место, именно как источник духа преподобного Сергия, взошёл Белозерский монастырь. Удивительно то, что для меня самое сложное... вот говорят, что в монашеских обетах для мирского человека всё очень сложно, в особенности отсечение своей воли и ещё много-много всего через запятую. Но я очень хорошо представляю, что перешагнуть преграду, которая не даёт тебе приобщиться нестяжания, — а ведь в монастыре преподобного Кирилла Белозерского нестяжание было не только личное, но и нестяжание было ещё и монастырское. При этом предполагалось, что, не принимая милостыни, не принимая даров, монахи всё равно должны помогать окружающим, если они за этой помощью к ним обращаются. То есть это какая-то фантастика, которая в голове у человека укладывается с большим трудом.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, в житии преподобного Кирилла есть такой эпизод, когда он трудился в пекарне, в какой-то момент его, как человека книжного (а казначей должен был быть книжным человеком), перевели в отдельную келью на составление и переписывание книг. И несмотря на то, что он к этому стремился, это служение не задалось, и он вернулся в пекарню. И сразу после его смерти монастырь его начинает богатеть и уже начинает принимать в дар, уже не как при преподобном, сёла, какие-то средства. Но это не для того, чтобы разбогатеть — это надо понимать. А потому, что он становится Божьим Промыслом таким форпостом творения культуры на Севере. То есть для того, чтобы переписывать книги, чтобы их раздавать их в окружающие храмы. Я напомню, что иногда напрестольное Евангелие, переписанное от руки, стоило в разы дороже, чем даже построить деревянный большой храм, и всё, что в нём было. Удивительна школа иконописи Белозерска, она требует материальной базы и средств. Если сейчас приехать в Кирилло-Белозерский монастырь, то вы увидите там огромное количество ансамблей именно икон, которые больше практически, кроме Кремля, может быть, нигде не сохранились от того времени. И это неслучайно. Несколько человек должно постоянно трудиться на написании икон, на изготовление досок, на варении олифы, на перетирании красок. Как это обеспечить? Это может обеспечить только большой, состоятельный монастырь. А кто-то ещё пишет книги, переписывает святых отцов и пишет богослужебные книги — тоже всё от руки переписывалось. Поэтому и такое служение в Церкви есть и такое. Но служение просвещения, поскольку Церковь — это всё равно всегда школа и взаимоотношения учителя и учеников, вспомните, что в Евангелии чаще всего ко Христу обращаются как? — «Учитель». А апостолы как называются? — «Ученики». Невозможно без этого труда. Но, с другой стороны, без созерцания преподобного Кирилла, скажем так: без трудов Марии — труды Марфы тоже рассыпаются и перестают приводить ко Христу. И вот этот баланс, что нужно и то и другое: кто будет этим заниматься в Церкви, а кто этим — это очень сложно, это область руководства Святого Духа. И когда Кирилл вернулся к выпечке, это как раз было для него очень большим удивлением, что Святой Дух решил не так, нет. Господь ему как бы сказал: «Ты Мне важнее в самом главном. А для того, чтобы в самом главном ты был таким великим носителем духа и наставником, хватит писать книги — или пеки хлеб и молись!» Потому что что он делал, когда пёк хлеб? Конечно, он читал Иисусову молитву — это главное наследие преподобного Сергия. Это непрестанный, глубочайший молитвенный труд, молитвенная практика. Это удивительное такое тоже состояние. А в Кириллов монастырь съездить я советую каждому. Во-первых, ещё заехать в Ферапонтово. И Кириллов монастырь сам по себе производит глубочайшее на всю жизнь впечатление.

М. Борисова

— Кстати, ведь монах Ферапонт вместе с ним ушёл вначале в лес, но не выдержал. Такое место Кирилл выбрал, что он на 15 километров от него отдалился, чтобы как-то...

Прот. Фёдор Бородин

— Да, это очень сложно — жить в лесу. Попробуйте сейчас уйти в лес жить с одним топором.

М. Борисова

— Да ни за что! Даже со всеми атрибутами современной цивилизации — комары и клещи съедят буквально в первую неделю. Мы не представляем себе этого подвига, да, собственно, слава Богу, Господь от нас пока этого и не требует. А вот с нестяжанием бы нам разобраться, потому что если ты всё-таки этот барьер в себе хотя бы в совсем другом масштабе преодолеешь, то это удивительное ощущение свободы.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, это освобождение.

М. Борисова

— Как только ты ходишь с мыслью, что тебе не страшно ничего потерять, то есть оно есть, ты от этого не отказываешься, то есть не выбрасываешь всё на помойку и не сдаёшь всё до последней нитки окружающим, но ты готов к тому, что ты ушёл на работу, вернулся — а там случилось что-то и дома нет. Но для тебя это не трагедия — внутренняя.

Прот. Фёдор Бородин

— Знаете, всё-таки обет нестяжания — это только крайняя форма выполнения того, что Христос заповедовал каждому человеку. Он говорит: «Не можете поклоняться Богу и маммоне», — то есть не можете одинаково надеяться на то и на другое. Преподобный Нил Синайский говорит о том, что монах, который продал имение, но оставил часть про запас, похож на человека, который идёт в храм, а с собой несёт маленького идола спрятанного — для того, чтобы если там не получится, то помолиться в другом месте. Всё-таки когда Христос говорит «блаженны нищие духом», Он говорит об этом — о том, что не должно быть в мире ничего, на что ты опираешься не только больше, но даже в равной степени, как на Господа. Вот когда ты понимаешь свою нищету, тогда не важно, сколько у тебя есть — это всё у тебя не твоё, это всё временное, это всё, как какие-то ресурсы из притчи о неправедном судье, которые даны тебе — это богатство неправедное, то есть не твоё. И ты, если много раздаёшь, испытываешь от этого радость. А монашествующий — это просто человек, который возвёл это в абсолют. Он сказал: «Ничто мной не будет обладать». Кто самый свободный человек при Иоанне Грозном? Это святой Николай Салос — знаменитый юродивый Пскова, который может вам подать кусок мяса и сказать: «Кушай». Кто ещё из вельмож может ему это сказать? Сразу голова с плеч, а перед этим пытки. А он может, потому что у него ничего нет, у него даже взять ничего нельзя — он босой, у него дома нет. Поэтому, действительно, вы правы — это желание просто быть наиболее свободным. Мы, конечно, живущие с семьями, не можем себе этого позволить. Но «всё мне позволено, но ничто не должно обладать мною» — вот об этом помнить. А то, что вы сказали об отсечении воли у монашествующих, — а разве не об этом наша просьба многократно за день? — да будет воля Твоя как на небе, то есть среди Ангелов, так и на земле, то есть во мне. То есть в нас, в людях, но прежде всего во мне дай мне исполнить Твою волю. Просто когда человек приходит и говорит старцу: «Вот моя воля, топчи её как хочешь», — это радикальный и самый быстрый способ это выполнить. Мы так не можем, но мы должны свою волю покорять воле Божией — в этом наше христианство.

М. Борисова

— Напомним нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». В студии Марина Борисова и наш сегодняшний гость — настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. Я бы ещё всё-таки к этому дню хотел сказать, что 22 июня — это теперь день памяти для нас дорогого архимандрита Кирилла (Павлова), который назван при монашеском постриге в честь Кирилла Белозерского и который был явным носителем, проводником Святого Духа для тысяч и тысяч людей, которые приходили к нему за утешением, наставлением и за благословением в Троице-Сергиеву лавру. Я счастливый человек — я достаточно много раз имел честь и радость быть у этого человека. Я могу свидетельствовать о том, что сталкивался со случаями его прозорливости, явной совершенно, которую нельзя ни на что другое списать. Поэтому когда мы после Троицы, Пятидесятницы, говорим о дарах Святого Духа, то мы говорим не только о древних святых, мы говорим, что и поныне и никогда Церковь не оскудеет такими людьми.

М. Борисова

— В продолжение этой мысли: у нас на этой неделе есть повод вспомнить, помимо таких столпов веры православной в мужском обличье, столпов веры православной в женском обличье. Мы будем вспоминать преподобную Анну Кашинскую 25 июня и преподобную Александру Дивеевскую 26 июня. Анна Кашинская — это вообще удивительная святая. Казус, произошедший в истории Церкви с ней, конечно, печальный, но показательный, мне кажется, в том смысле, что при печально известном нашем церковном расколе XVII века почему-то так случилось, что эта святая была особенно любима именно у тех, кто уклонился в раскол. И в связи с этим, в таких, по-видимому, педагогических целях она была выведена из числа канонизированных святых.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, в 1648 году состоялось обретение её мощей, в присутствии Алексея Михайловича и Святейшего Патриарха, и её рука была сложена в двоеперстие. И потом, когда возникла эта страшная распря, эта трагедия раскола, то, что она так крестилась, было одним из самых распространённых аргументов, и поэтому произошла эта так называемая деканонизация, как будто можно решать за Господа, кто у Него свят, кто нет. Такой единственный пример деканонизации в древней Церкви, который вызывает горькую улыбку.

М. Борисова

— Слава Богу, в 1908 году это недоразумение было разрешено, прошло.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, но сколько лет прошло? Триста лет почти.

М. Борисова

— Да, но несмотря на это, все триста лет её почитали святой в народе. И это не помешало её почитанию именно в лике святых. Я хочу напомнить тем нашим радиослушателям, кто, может быть, не помнит, что святая благоверная княгиня Анна — это жена князя Михаила Тверского. Это женщина, на которую обрушилось столько несчастий, что удивительно, даже с чисто житейской точки зрения. Одной сотой этих несчастий, наверное, сейчас довольно, чтобы человек впал в глубокую депрессию и не вылезал от всевозможных врачей. В год её свадьбы умирает отец, через два года сгорает княжеский терем со всем имуществом. Потом заболевает муж, в младенчестве умирает дочь. Потом муж уезжает в орду и там мученически...

Прот. Фёдор Бородин

— Да, святой благоверный князь-мученик Михаил Тверской, мощи которого сейчас в Архангельском соборе Кремля находятся в алтаре.

М. Борисова

— И там же, в орде, потом погибают её сын и её внук. То есть начинаешь перечислять и как-то сразу начинаешь вспоминать Иова Многострадального, то есть всё, что можно потерять, эта женщина потеряла при жизни. И после гибели мужа она приняла постриг, сначала с именем Ефросинья, а потом уже, когда переселилась в Кашинский Успенский монастырь, постриглась в схиму с именем Анна. Удивительно, что никакие решения, хоть и церковных, но земных властей, ничего не могли сделать с её памятью в сердцах православных христиан. И потом, особенно в многострадальный для христиан в России ХХ век, она, конечно, стала одной из любимых святых, потому что всё время приходилось выбирать из огромного сонма святых тех, которые могли укрепить в этих испытаниях.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, это пример того, как терпение скорбей, прежде всего, рождает искусство — это слова апостола Павла. Терпение рождает искусство, или по-русски опытность. Искусство чего? Искусство духовной жизни. Поэтому преподобная Анна Кашинская — это великий учитель духовной жизни. А что такое учитель духовной жизни для нас? Это не только житие, которому надо подражать. Как подражать? Это уж как Господь даст — кому сколько скорбей в жизни. А это тот, кто откликается на нашу просьбу научить этой духовной жизни. И когда мы, допустим, читаем тексты великих святых отцов или молимся отцам и матерям святым, они же ведь живы у Господа, так же, как если бы мы пришли к ним за советом, если бы жили в их время, они откликаются и становятся нашими учителями. Они берут о нас попечение, они становятся нашими наставниками и умудряют нас, делятся своим опытом. Опыта чего? Прежде всего любви Божией, смирения, добродетелей и радости о Господе. Поэтому молиться им — значит, богатеть духовно. Поэтому будем святой преподобной Анне молиться.

М. Борисова

— И ещё одна святая, которую мы вспоминаем на этой неделе — это преподобная Александра Дивеевская. О ней преподобный Серафим Саровский, который её застал, когда сам ещё был послушником, говорил, что «это была великая жена, я по сей день её стопы лобызаю». Вот кто для нас для всех Серафим Саровский, и какой величины должна была быть эта женщина, если он считал её столь великой святой.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, потому что весь XVIII век — это век борьбы государства с монастырями и непонимания того, что такое монастыри, для чего они нужны. Она ровесница Екатерины Великой, которая, как мы знаем, закрыла и свела на нет почти всю монашескую жизнь в стране. А преподобная Александра, наоборот, основала монастырь, стала источником монастыря — первую общину она создала. Поэтому двигаться против общего движения: вот все от этого опыта, а я к нему — это действительно подвиг настоящий.

М. Борисова

— И опять, наверное, без помощи Святого Духа вряд ли бы это получилось, учитывая реалии XVIII века. Равно как и в нашем ХХI веке, наверное, вряд ли что-нибудь у нас получится, если мы об этом будем забывать. Если будем пытаться делать что-то сами, без такой просьбы о помощи.

Прот. Фёдор Бородин

— Да, но правда Божия всё равно рано или поздно восторжествует. В 1991 году после археологических раскопок могила была восстановлена по уцелевшему под асфальтом фундаменту часовни, где она была похоронена. Мощи матери Александры были обретены в 2000 году, перенесены в церковь Рождества Богородицы, как и предсказывал преподобный Серафим Саровский. А в 2006 году, когда там начался ремонт, перенесены в Казанскую церковь. А канонизирована она была в 2004 году. То есть правда Божия всё равно всегда торжествует. Иногда через очень много времени, иногда не очень, потому что Господь сильнее всех.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами были Марина Борисова и настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке, протоиерей Фёдор Бородин. Слушайте нас каждую неделю по субботам. До новых встреч, до свидания.

Прот. Фёдор Бородин

— До свидания. Храни вас Бог.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.

Также рекомендуем