Москва - 100,9 FM

«День Святой Троицы. День Святого Духа. Память святых прав. Иоанна Русского, прп. Исаакия Далматского, свт. Луки архиепископа Симферопольского»

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино священник Стахий Колотвин.

Мы говорили о ближайшем воскресении, в которое празднуется День Святой Троицы, об особенностях этого богослужения, о значении и смысле праздника в честь Святого Духа, а также о памяти святых праведного Иоанна Русского, преподобного Исаакия Далматского и святителя Луки архиепископа Симферопольского — ​​​​​​​о том, какой пример они оставили для нас.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

– Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире программа «Седмица», в которой мы каждую субботу говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей недели. Сегодня мой собеседник – настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в церкви завтра, в день Святой Троицы, и на наступающей неделе. Вот мы, собственно, подошли к одному из величайших наших праздников после Пасхи, дню Святой Троицы, дню Пятидесятницы, который, как мы знаем, как нам постоянно напоминают священники, мы считаем днем рождения Святой Апостольской Церкви. Я думаю, что наши радиослушатели хорошо знают само событие праздника и еще услышат о нем завтра в отрывках из Книги Деяний Святых Апостолов и из Евангелия, которое будет читаться за литургией. Собственно говоря, и Книга Деяний Святых Апостолов начинается этим событием, и вся история христианства начинается этим событием. Но как мы сегодня на вечерне слышали из отрывков из Ветхого Завета, были подобные случаи схождения Святого Духа и в те времена, когда до пришествия Христа оставались еще столетия. Чем отличается то, что произошло в день Пятидесятницы с апостолами, от того, что происходило с их предтечами, ветхозаветными пророками?

Иерей Стахий

– Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Поздравляю всех с наступающим праздником. И тут ответ на вопрос будет парадоксальный, потому что, с одной стороны, отличие есть, а с другой стороны, отличия нет как такового. Потому что Дух Святой приходит и животворит, Дух Святой приходит и человека, который является прахом, взятым от земли, и который является после грехопадения еще вместилищем греха, как минимум первородного, даже если человек там маленького совсем возраста и лично нагрешить не успел, что Он его животворит для жизни вечной. И таким образом, когда Дух Святой, Который, как мы в Символе веры поем, глаголал пророками, действовал, что в Новом, что в Ветхом Завете, вот в этот самый день, который мы сейчас празднуем вспоминаем, то он действовал одинаково – то есть Он наполнял человека жизнью, жизнью земной, для того чтобы ее прожить и достойно перейти и наследовать жизнь вечную. А в Ветхом Завете, как мы помним, спасение было возможно только в условиях такого коллективного предстояния Богу, в богоизбранном народе, через соблюдение народом заповедей. Но, как мы помним, что этого все равно было недостаточно, и люди все умирали и попадали в ад, потому что еще не были искуплены Господом нашим Иисусом Христом. Тут уже мы вспоминаем события евангельские, видим, что Господь пострадал, воскрес, уже вознесся на небеса, наша душа и тело человеческие рядом с Богом и Отцом находятся. И поэтому Дух Святой приходит и открывает не для Израиля ветхозаветного, для некоторого сообщества людей, которые хотя и исполняют заповеди в надежде, что Господь их потом из ада изведет, а для нового стада, избранного народа Божия, для христиан, для всех, абсолютно для всех людей возможность наследовать Царствие Небесное и жизнь вечную, собственно это и происходит. Потому что, конечно, мы сейчас поговорим и о том, что это некоторые детали, что это Церковь теперь рождается, что это таинство с этого момента начинается, но это лишь можно сказать, как бы ни были эти масштабны события, это лишь средства, средства для той конечной цели, ради которой Господь Бог с этим миром и соединяется. Потому что Бог сотворил этот мир и соединился с этим миром в своей любви, создал человека для того, чтобы разделить с ним радость жизни вечной. Когда человек отпал через грех, то Бог Своего Сына Единородного не пожалел, чтобы Он пострадал, воскрес и нас к этой жизни вечной присоединил. И вот теперь Дух Святой, Утешитель, приходит, приходит для того, чтобы нам эту жизнь вечную, можно сказать, гарантировать. Главное, Ему не препятствовать.

Иерей Стахий

– Но вот как писал владыка Антоний Сурожский: «Подумайте, какое сокровище мы носим в себе, и какая страшная ответственность лежит на нас, если Посеявший придет и увидит его в небрежении среди всякой нечистоты. Подумайте, какая страшная будет беда, если Дух Святой со Своими небесными дарами так и останется Сам по Себе, а мы сами по себе со своими страстями, со своей суетой, если земная жизнь пролетит, а небесная так и не начнется». То есть это не то что вот мы при крещении автоматически получаем дары Духа Святого, и как бы дальше они в нас действуют сами по себе.

Иерей Стахий

– Ну тут я бы дал еще некоторое уточнение, что все-таки не при крещении. Крещение – это умирание для греха и рождение для жизни вечной. Но как вот можно вспомнить в Ветхом Завете создание человека, что Господь взял из праха земного, просто из этого круговорота элементов таблицы Менделеева, конечно, которая тогда еще такого имени не носила, взял и создал венец Своего творения, то только вот после этого Он взял, вдохнул в него жизнь Духом Святым. Точно так же и мы, родившись, обновившись для жизни вечной в благодати крещения, это зачастую люди, которые даже крестят своих деток или сами даже, может быть, крестились, ну как вот в 90-е крестились, когда не очень подготовленные, они не замечают, что в одном чинопоследовании с крещением совершается таинство миропомазания. И вот именно таинство миропомазания – это таинство схождения на рожденного для жизни вечной, приуготованного, но еще немеющего этих благодатных даров, Духа Святого. То есть то, что произошло с апостолами в день Пятидесятницы, то происходит с нами уже после крещения в таинстве миропомазания. Очень часто и очень обидно поэтому тоже, дорогие радиослушатели, вот кто деток готовится крестить, тоже уже так вроде ребеночка в купель погрузили, и все так очень радуются, веселятся. И потом ну бывает порой даже немножко обидно мне как священнику, когда люди не чувствуют, что вот дальше-то великое таинство совершается. Ну как-то: ой, батюшка чем-то помазал. Я стараюсь всегда пояснить. Пояснить, вспомнить, что апостолы получили вот этого Духа Святого в виде огненных языков, что они ходили и новокрещеных людей, которых, кстати, готовили уже поставленные ими священники, но сами они никак их еще не миропомазывали, что апостолы возлагали на них руки, и на них сходил Дух Святой. Именно вот увидев это, впечатлившись, как мы помним, Симон волхв и захотел кощунственно вот какие-то сверхспособности получить чрез схождение Духа Святого. Нам же уже в таинстве миропомазания, которое апостолы установили, когда уже не успевали всех появляющихся и обращающихся к Богу христиан на них руки возлагать и обходить, передоверили это сначала епископам, потом священникам, когда христиан все больше и больше становилось, что уже мы должны понимать, что Дух Святой сходит. Но в чем вот отличие действия таинства крещения и таинства миропомазания. Если ты крещен, то уже все, ты уже родился для жизни вечной. Ты крещен – ты уже всегда будешь крещен, ты даже если отречешься от Христа, от Церкви – увы, не дай Бог! – и все равно с тебя будет спрос как с крещеного человека. Именно поэтому надо очень тщательно готовиться ко крещению, чтобы не взвалить на себя или на своего ребенка неподъемный груз ответственности. Потому что больше дано – как мы вспоминаем притчу о талантах, – больше спросится. А вот таинство миропомазания – это уже встреча личная с Личностью, с Третьим Лицом Святой Троицы, Богом Духом Святым. Это не абстрактная Божественная сила. Дух Святой приходит и наполняет человека. И если крещение, печать крещения не снимается и, увы, может, и отвечать по всей строгости придется, то уж Дух Святой, Он как раз, если видит, что человек Ему в сердце не рад, если человек не хочет, причем не хочет – тут не декларация, как человек говорит: ой, Дух Святой, оставайся, я пойду погрешу, тяжелые грехи буду совершать, а Ты все равно вот во мне будь Своей благодатью, почивай – нет, если Дух Святой, если Бог видит, что мы Ему не рады в своем сердце, то Он уходит. Собственно мы почему всегда перед началом доброго дела просим: «Царю Небесный, прииди и вселися в ны», зачем нам об этом молиться, если вроде мы уже все в таинстве миропомазания получили, и Дух Святой на нас почил, точно так же, как на апостолах? Да потому что мы скверной своего греха, чем больше грех, тем больше мы Его отгоняем. Именно поэтому ну вот таинство исповеди называется вторым крещением, возвращением в Церковь, потому что человек приходит и свидетельствует Богу, говорит: Господи, я знаю, что Ты, Тебе все мои грехи известны. Но я Тебя прошу, я их тоже заметил, я понял, что вот такой-то мой поступок, такое-то мое слово, такая-то моя мысль меня от Тебя, от Духа Святого отделило. И поэтому, Господи, пожалуйста вернись ко мне, убери этот грех, я его не могу убрать. А поскольку для Бога Духа Святого никаких границ нет, кроме подаренных нам границ нашей свободной воли, когда мы можем сказать: нет, Господи, не хочу быть с Тобой, – как только мы свою свободную волю поворачиваем через покаяние, через осознание своего греха и попытки хотя бы исправления этого греха, то Дух Святой приходит и снова возвращается, и снова и снова на нас почивает.

М. Борисова

– На Троицу совершается одна из самых красивых служб в году, все церкви украшаются ветками березы, цветами, пол устилают свежескошенной травой, и по традиции верующие стоят с цветами в руках. Вот Александр Шмеман, протопресвитер, писал об этом в своем дневнике: «Таким вошел этот праздник и в народное сознание, и в родную литературу, как некое солнечное светлое торжество, как праздник цветения, как некая радостная встреча с Божиим миром во всей его красе и благодатности». Но после завершения литургии совершается удивительный еще чин на великой вечерне, которая сразу за литургией служится в храме в день праздника, священник читает коленопреклоненные молитвы. Как возникла эта традиция и почему это происходит? Ведь на самом деле мы редко видим, как священнослужитель читает коленопреклоненные молитвы на солее. Обычно он совершает их в алтаре, и мы, стоя в храме, зачастую этого не видим. А здесь это как бы совместная коленопреклоненная молитва, да еще после того, как весь пасхальный период было особенно подчеркнуто, что коленопреклоненные молитвы не совершаются, потому что мы торжествуем Пасху, и поэтому такое сугубое моление как бы не приличествует этому моменту. Вот впервые на Троицу, почему?

Иерей Стахий

– Тут я открою даже такой страшный секрет православного литургического богословия (литургика как часть богословской науки, которая изучает богослужение): в нашей Восточной Православной Церкви, согласно уставу нашей Православной Церкви коленопреклоненные молитвы – то есть люди молятся стоя на коленях – только на праздник Святой Живоначальной Троицы, на день Сошествия Святого Духа на апостолов. Можно сказать: ой, как же, мы помним, был до Пасхи Великий пост, мы столько там поклонов делали. Так вот в этом-то и разница. Земные поклоны – это регулярная часть нашего богослужения, это неотъемлемая часть нашего великопостного периода, но это именно поклон – когда ты взял, поклонился до земли, пал ниц, признавая величие Создателя и восстал, потому что ты берешь и восстаешь, потому что Господь не видит в нас рабов, а видит нас Своих детей. Потому что мы, как блудный сын, приходим, встаем на колени и сразу выпрямляемся и смотрим на лице, потому что перед нам не наш господин и владыка, который, да, там может нас стереть в порошок, а перед нами любящий Отец, Который нас поднимает, говорит: не стой на коленях, вставай, обращайся. И поэтому человек берет и читает молитву Ефрема Сирина, делает земные поклоны, но снова и снова возвращается лицом к Богу и Создателю. Здесь же, наоборот, день абсолютно уникальный, что мы читаем коленопреклоненные молитвы. Да на самом деле бывает, что человек, когда у него какое-то вот душевное состояние скорбное, как-то очень усердно молится, он становится на колени – в этом нет ничего дурного. Это не значит, что ой, у нас православный устав не говорит, значит, он запрещает. Нет, устав, он ничего не запрещает. Устав, он лишь рекомендует то, что нужно в тот или иной момент богослужебного года совершать. Потому что если ты хочешь помолиться дома на коленях или даже в храм прийти в серединке дня, и тоже у тебя вот ну какое-то сильное переживание и, если это не пасхальный период, когда мы переполнены радостью, становись и молись. А здесь, конечно, вот уже всю Церковь призывают поклониться, поклониться тем дарам Святого Духа, которые сходят на всех нас. Потому что в данном случае, если мы помним, апостолы, они, конечно, молились, они сидели, их даже изображают сидящими в Сионской горнице, месте Тайной Вечери, месте, где Господь дал им Свои Тело и Кровь. Но мы, по сути, становимся теми людьми, которые равны в этот момент и апостолам, равны Самой Пречистой Божией Матери, Которая тоже вот по традиции изображается на этой же иконе, хотя тоже это отдельный уже такой вопрос, иконографический, что тоже Дух на Нее сходит в виде огненных языков, это лишь подтверждение, потому что Дух Святой сошел на Божию Матерь в момент Благовещения и уже Ее не покидал, уже мы знаем по святоотеческому учению, что уже все, Она была отделена от греха и с Духом Святым неразрывно, с Богом пребывала уже на протяжении всех вот этих лет земной жизни Спасителя. Поэтому и нам, мы, можно сказать, Господа благодарим, благодарим, вот мы не делали земные поклоны 40 дней, даже больше, 50 дней, то есть до Вознесения, еще десять после него. Мы говорим: Господи, настолько это несправедливо, справедливо нам, как блудным сыновьям, постоянно приходить, падать на колени и вновь вставать, смотреть в любящее лицо Отца, Который радуется, что мы к Тебе приходим. А тут Ты нам сказал: не нужно, не нужно даже вот просить ничего у Меня на коленях –радость, Пасха, Я воскрес, Я победил смерть, уже ничего не нужно вам предпринимать дополнительно, потому что вот, врата адовы сокрушены. И тоже ну вот Вознесение мы вспоминаем, смятение апостолов, которые ожидали, куда ж Господь их ушел, Он же вроде воскрес, почему Он больше не с ними. Но Господь говорит: ничего, ждите, ничего страшного не произошло, ждите Духа Святого. И это, можно сказать, знак нашей благодарности. Потому что Троица уникальный праздник для богослужебного года, от него отсчитываются все евангельские и апостольские чтения. То есть вот как Троица началась, и после этого, если мы посмотрим в календаре, даже в расписании богослужений своего любимого храма, который наконец-то открывается после карантина, то мы увидим, что неделя по Пятидесятнице – 1-я, 20-я, 30-я и так далее, и пока не начнется великопостный период. Но в то же время у Троицы и заканчивается богослужебный год. И мы благодарим за то, что Господь прошел вместе с нами, снова и снова каждый год, вот этот путь, путь через страдания, через покаяние к торжеству и радости жизни.

М. Борисова

– Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной на связи настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. И мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и будущей седмицы. Седмицу, то есть неделю, у нас открывает воскресенье – день Святого Духа. Казалось бы, только в воскресенье мы праздновали всю Святую Троицу, почему день Святого Духа выделен Церковью в отдельный праздник?

Иерей Стахий

– На самом деле название «Троица» – это название, ну можно сказать, такое, народное. Потому что если правильно смотрим, что в воскресенье мы празднуем, то это день Сошествия Святого Духа на апостолов. При этом, конечно, это праздник всей Живоначальной Троицы, потому что вот человечество полностью с Божеством соединилось, и Бог Отец уже не только Сына Своего Единородного послал в мир, Который уже за нас пострадал и воскрес, но и послал через Сына от Себя исходящего превечно Духа Святого. И теперь для нас уже важно обратиться и лично Святого Духа почтить. Для нас сложно для понимания, что, несмотря на единство природы Божией, это три Лица, три Личности. Как вот если нам есть близкий дорогой человек, и есть какой-то еще другой у нас друг, которого мы тоже любим, уважаем, все-таки мы стараемся к каждому лично обратиться, не только мы обращаемся, вещаем как-то вот перед аудиторией, конечно, там когда собрался круг наших друзей, что-то мы общее каждому человеку хотим сказать, несмотря на то что у нас есть слова вроде для всех, чтобы все услышали. Поэтому и Духу Святому, Который хотя постоянно с нами во взаимодействии, во взаимодействии в таинствах, Которому вроде мы и начинаем любую нашу молитву со слов «Царю Небесный», с призывания Духа Святого в нас и, конечно, по-хорошему поначалу каждого доброго дела полагать тоже с этой молитвы, тем не менее поскольку мы, обращаясь к Богу, в девяносто процентах, может, девяносто девяти процентах обращаемся ко Второму Лицу Святой Троицы, Господу нашему Иисусу Христу, то в напоминание вот в этот стартовый день нового богослужебного периода, который от Троицы отсчитывается, мы обращаемся к Духу Святому, чтобы помнить, что Бог во всей полноте, каждым Лицом о нас заботился, и что наша жизнь началась с дуновения Духа Святого в бездыханное тело человека, собранное Господом, что наша церковная жизнь началась с сошествия этого Духа Святого, именно этого Лица Святой Живоначальной Троицы, что наша жизнь во Христе началась именно с того, что Дух Святой сошел. И сам Новый Завет, евангельский период уже, Божественное откровение, которое всех ведет к жизни вечной, началось тоже с Благовещения, с момента, когда Дух Святой сошел на Пресвятую Владычицу Богородицу. Конечно, можно вспомнить и историческое событие, то что отцы Второго Вселенского собора, как те кто до него дожили, как святитель Григорий Богослов, певец богословия Святого Духа, и его ближайший друг и соратник, куда более деятельный человек, менее созерцательный, святитель Василий Великий, который боролся за почитание Духа Святого, но не дожил, потому что горел, как свечка, сгорел в своих трудах, в заботах церковных по защите православного вероучения. Вспоминаем Второй Вселенский собор, вспоминаем то, что вот было такое у людей соображение, что ну вот как-то ну понятно, Бог Отец, ну как-то, да, антропоморфно, как человека можно представить. Ну Бог Сын – ну тоже вот Он виден, в Евангелии действует. А Дух Святой очень многими еретиками воспринималось как некая безличная благодать, вот что-то там, какая-то энергия идет от Бога на людей, и у них получаются какие-то дополнительные силы, болезни исцеляются, бесы там бегут и так далее. Но на самом деле нам очень важно помнить, что это страшная ересь и мы в нее не должны сейчас впасть. Можно, конечно, сказать: ну нет, мы сейчас точно, мы не ариане второго поколения, мы не против Духа Святого, не выступаем. Нет, когда мы берем и воспринимаем, что вот мы помолились Богу, и Бог нас как-то облагодатствовал и нам что-то послал, и это не поменяло нашу душу, мы не сделали усилия над своей духовной жизнью – это уже мы в эту ересь впадаем, потому что мы не осознаем, что к нам пришел Сам Бог, лично пришел в нашу душу, вселился. А вместе этого мы думаем: ой, ну просто вот мы что-то получили, и можно теперь от Господа убежать к своим делам, к своим страстям. Поэтому, дорогие братья и сестры, тоже этот праздник, если где-то есть ранняя литургия, хотя вроде устал стоять на коленях накануне, все равно если вы начнете свою рабочую неделю с того, чтобы забежать и понедельник с утра в храм      , помолиться в день Святого Духа, то обязательно Дух Святой это запомнит и всю предстоящую неделю, а может, и весь предстоящий год тоже отблагодарит и позаботится.

М. Борисова

– Церковь нам напоминает примеры людей, которые, собственно, всей своей жизнью заплатили за принятие этого дара Духа Святого. В частности, на начинающейся неделе 9 июня Церковь чтит память святого Иоанна Русского. Святой не очень отдален от нас исторически – это петровские времена, в 1712 году его по рекрутскому набору забрали в петровскую армию. И был такой печально известный Прутский поход, где армия русская потерпела поражение, и очень много было взято солдат в плен, в частности вот попал и Иоанн. И его, естественно, как и других пленников, продали в рабство, которое тогда вполне себе процветало в Османской империи. И был предложен выбор, как предлагали тогда, по правилам имперским: либо принять ислам и получить гражданские права, либо принять статус раба. Святой Иоанн выбрал статус раба и в течение долгого времени – ему повезло с хозяином, хозяин у него не был каким-то злобным изувером, и в течение времени он просто понял, что рядом с ним живет праведник. И даже предлагал ему из хлева, где поначалу поселили раба Ионна, переселиться в дом и, в общем, предлагал по мере сил улучшить его условия жизни. Но святой предпочел остаться в хлеву, потому что там он мог спокойно молиться. Все-таки в доме мусульманина молиться так, как он привык, ему было сложно. Ему удалось причаститься перед смертью, хозяин, в общем, дал возможность священнику принести Святые Дары в яблоке – в яблоке была вынута сердцевина, и в нее поместили Святые Дары. И вот удивительно, мне кажется, именно в период нашего карантина, когда мы были лишены возможности ходить в храм и многих это привело в такое уныние, в ропот, вот пример святого Иоанна Русского, он удивителен тем, что человек, в общем, был лишен всего этого на всю жизнь, практически до кончины. И это не поколебало его веру, и это никак не умалило то, что он всю жизнь прожил именно так, как призывает Евангелие, хотя был лишен всего того, чего не лишены мы. Как вам кажется, чему еще мы можем научиться на этом примере?

Иерей Стахий

– Ну на самом деле я немного утешу в плане судьбы праведного Иоанна Русского, которого я очень люблю, этого святого, то что все-таки причастие было нормой его жизни. Да, вот у него проблема была как раз причаститься перед смертью, когда он уже болел и не мог дойти до храма. Потому что у нас есть некоторое монолитное представление, что вот там Турция, и вроде там мусульмане живут. Надо понимать, что турки, кочевники, пришли, завоевали обширные территории, на которых на протяжении веков проживали православные христиане. И собственно Иоанн Русский оказался в плену в том самом регионе, который, вот в этом году совпадает день Святого Духа, чьими защитниками главными были святитель Василий Великий и святитель Григорий Богослов, совпадает день в день с днем памяти святого Иоанна Русского. Это удивительное совпадение, потому что судьба этих святых – это Каппадокия. Каппадокия удивительный регион. Тоже в интернете потом, после передачи взгляните, просто забейте в поисковик картинки – восхититесь той красотой природы созданной, которую Господь, вот эти вулканические конусы выветривания, что вот эти все пещеры и которые были дополнительно украшены замечательными фресками, которые сейчас находятся, за исключением некоторых музейных объектов, в страшном небрежении, просто разрушаются под воздействием стихий, а порой, увы, и от вандализма местного мусульманского, не столь трепетного населения. И вот этот регион чудесным образом соединил людей, которые там родились, выросли – святитель Василий Великий и святитель Григорий Богослов, и святой, который туда попал, праведный Иоанн Русский. И праведный Иоанн жил, и вокруг были православные люди, которые на протяжении веков, да, на них давили, давили экономически, периодически были другие преследования, как начинались войны с православной Россией, так особенно было тяжело местному православному населению, но оно все равно было. И буквально только сто лет назад было оно изгнано оттуда в результате депортации, в результате проигрыша Греции в греко-турецкой войне. И, собственно, вот это тот момент, когда старец Паисий Святогорец, например, мы знаем, знаменитый греческий святой, он же тоже родился в Каппадокии, вот именно в сердце нынешних турецких земель, которые уже воспринимаются нашими соотечественниками просто как некоторая курортная зона, откуда можно куда-то на экскурсии съездить. Праведный Иоанн Русский, Господь тоже показал, что самое главное, что Он может Своему праведнику дать. Потому что праведный Иоанн Русский, может, если бы и не было рядом храма, и не было рядом священника, то потихонечку ему было бы и сложнее там память о Боге, об истинной вере сохранить в абсолютно мусульманском окружении. Но нет, как раз вот в Каппадокии, молитвами святых отцов-каппадокийцев, древних святых, молитвами тех многочисленных подвижников, которые в этих пещерах прекрасных с фресками, с пещерными храмами подвизались, там было самое большое, компактно проживающее православное население. Почему Иоанн Русский перед смертью не мог причаститься, ну потому что священник со Святыми Дарами не мог войти в дом мусульманина. И это, конечно, был некоторый приговор, тем более это был не просто какой-то богатый человек, это был, можно сказать, генерал кавалерии, это был человек могущественный и властный, помимо того, что он имел богатство, имел рабов и так далее. Поэтому тоже точно также и мы вот после условий карантина должны помнить: Господь чаще всего нам дает все возможности для того, чтобы спокойно причаститься. И бывают только какие-то периоды, когда нам надо потерпеть болезнь или когда мы вроде здоровы, но нам надо потерпеть то, что вот лишены мы возможности приобщиться Святых Христовых Таин, хотя очень и очень этого ждем. И что это нам не помешает. Потому что праведный Иоанн Русский это пример терпения и любви, несмотря на то что многое перенести. Вот мне очень нравится, конечно, как он в своем житии заботился о своем хозяине, как он молился, чтобы ему там блюдо с кушаньем перешло вот в его таком мусульманском паломничестве, хадже, из его домашнего – вот это знаменитое чудо. Тоже не будем пересказывать житие святого, оно не очень длинное, его тоже можно перечитать. Но мы видим, что порой, когда у нас какие-то тяжелые события вокруг, нам кажется: ой, Бог нам недодал, Бог нам как-то осложнил наш путь спасения, поэтому мы имеем право на то, чтобы брать раздражаться, имеем право на то, чтобы как-то грешить больше, ну как бы у нас есть извинительная причина. Нет, надо вот Иоанну Русскому помолиться и попросить: Господи, даже не надо мне, может быть, каких-то дополнительных благодеяний, дай мне оглянуться вокруг себя и увидеть, что в принципе Ты обо мне заботишься. И дай мне, несмотря на то что какие-то раздражители объективно есть, есть несправедливости, есть тяготы этой жизни, чтобы я все равно обращался с любовью, причем без различия от того, рядом со мной православный близкий человек или рядом со мной иноверец-захватчик.

М. Борисова

– В эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова. И мой собеседник, настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. Мы ненадолго прервемся и вернемся к вам буквально через минуту. Не переключайтесь.

М. Борисова

– Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица». С вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Вот еще один святой, у которого есть чему поучиться во всех жизненных ситуациях, и особенно нам, православным, живущим в России – это святитель Лука Симферопольский, память которого мы будем отмечать 11 июня. святитель Лука Войно-Ясенецкий, человек потрясающей совершенно, удивительной судьбы, в которой сочеталось самое несочетаемое – врач, профессор, политзаключенный, при этом лауреат Сталинской премии, доктор, который спас от слепоты сотни людей и сам ослеп в конце жизни. Он начинал жизнь в те времена, когда, в конце XIX века, в интеллигентных российских семьях как-то не было принято особенно усердствовать в вере. Тем более что у него православной была только мать, которая в храм почти не ходила. Ну отец был благочестивым, но католиком. Сын в результате, хоть пока учился в училище, очень увлекался живописью, даже премии получал, он пошел в университет учиться на медицинском факультете и, несмотря на то что ему предлагали заняться наукой, предпочел стать, как он сам говорил, мужицким земским врачом, стал этим врачом и, в общем, отдался в полной мере именно медицине. Первые какие-то проблески веры православной у него начались только во время Первой мировой войны, когда он попал в военные госпиталя. Но наукой и медициной он продолжал заниматься в полной мере и, собственно говоря, в 17-м году стал главврачом ташкентской больницы и к тому времени уже защитил диссертацию, то есть вот доктор-доктор. И вдруг полный поворот судьбы: он, похоронив жену и оставшись вдовцом с четырьмя детьми, в 21-м году принимает священнический сан, а через два года монашеский постриг с именем Лука. При этом остается действующим врачом и преподавателем. Вот переворот, который произошел в этом человеке, он настолько сам за себя говорит, что, наверное, каждый так или иначе, в какой-то степени может примерить его на себя.

Иерей Стахий

– А святитель Лука для нас очень непростой пример для подражания. Потому что если ты почитаешь святого, то ты должен ему подражать. Мы приходим к святителю Луке, святитель Лука очень радостный пример того, как все-таки новомучеников у нас помнят и почитают. Потому что чаще всего мы видим великий сонм святых, которые жили совсем недавно, и, увы, о них почти никто ничего не помнит, не знает, никто не интересуется даже. А святитель Лука, потому что был врачом, и потому что с ним происходили такие вот и мученические подвиги, но в то же время и все-таки чудеса, чудеса настоящие его рук, которые несли исцеление вместе с молитвой для людей, то и мы вот, как люди немощные, приходим и говорит: ой, Господи, как-то пример мучений страданий нам брат неохота, дай нам, пожалуйста, чтобы святитель Лука, вот по его молитвам, Ты нам, Господи, послал исцеление болезней, нашим близким. Можно об этом молиться? Можно. Но все-таки надо помнить: святитель Лука всегда ставил приоритетом дело Божие, а Господь уже давал все необходимое. Потому что ну что, если ты вдовец, у тебя дети – ну ты должен либо брать их, как-то сосредоточиться на том, чтобы зарабатывать деньги, лечить, если ты хороший врач, то ты можешь какие-то деньги зарабатывать, своих детей обеспечивать в одиночку или, может быть, там жениться второй раз, чтобы была вот хотя бы мать, вторая жена стала заменой хоть какой-то некоторой для твоих деток, тоже как-то вот семейное счастье устраивать, даже уже не для себя, а для детей. А святитель Лука этим всем жертвует, потому что его призывает Господь. Призывает Господь в момент самых страшных гонений принять священный сан. Еще он даже не задумывался, что, может, сан епископа, он, естественно, по своему смирению это не держал в голове, когда он становился священником, но почти сразу и епископом становится, потому что епископов уничтожают. А стать епископом в те годы это почти что смертный приговор. Просто посмотрите процентное соотношение епископов, которые вот в те годы жили, и кто из них еще к моменту начала Великой Отечественной войны был жив – это просто волосы дыбом на голове встанут. И это вовсе не потому, что старенькие дедушки-епископы умирали от возраста, а потому что всех, всех безбожная богоборческая власть убивала. Святитель Лука пошел на эти жертвы. И что мы видим – Господь сохранил его семью. Господь взял, и всегда его дети ни в чем не нуждались. Мы знаем, вот тоже приятно в новостях видеть в каких-то, в интернете или даже по телевидению, как внучка уже, может, по-моему, даже правнучка святителя Луки участвует в шествии «Бессмертный полк», вместе с фотографией, ну по сути такой живой иконой своего дедушки. То есть мы видим, Господь говорит: ты выбери, ищите прежде всего Царствия Божия, и все остальное приложится вам. Нам порой кажется, что это невозможно, что нет, вот Царствие Божие надо искать, но по остаточному принципу: вот я поработал, у меня осталось время – я помолился. Вот я поразвлекался, у меня осталось время – ну я чуть-чуть что-то духовное почитал. Нет, надо всегда ставить приоритет духовного. А Господь, Он в долгу не останется, причем не только на небесах, но нет, и здесь на земле Он тоже разрешит. Конечно, беспокоился уже не за себя, не о том, что навыки потерять, а за своих пациентов. Кажется, зачем талант в землю зарывать, зачем вместо того, что можно – такие страшные периоды, голод, репрессии – можно же людей лечить, им помогать, зачем куда-то в Церковь уходить, там что-то служить, это как-то даже, можно сказать, самолюбиво. Так нет, в итоге был святитель, но ему Господь сподобил, что он был врачом, и что в самых своих страшных ссылках, да, что он перочинным ножом операции проводил. И что его богоборческие власти допустили до работы уже в госпиталях времен Великой Отечественной войны. Тоже в память святителя Луки должно быть сказано, что очень часто на его популярности среди простых верующих людей паразитируют клеветники православия. Есть страшная кощунственная фраза, где якобы святитель Лука восхваляет величайшего гонителя, убийцу христиан, Иосифа Виссарионовича Сталина. Конечно, надо помнить, что отец лжи это диавол. И всегда, если мы прочитали где-то в интернете, на какой-то картинке какую-то фразу – ищем источник, ищем исследования, ищем не какую-то книгу, а ищем, где вот это письмо, где это заявление. И мы действительно поймем, что святитель Лука, он любил свою родину, любил свою страну, любил свой народ, но он всегда отделял любовь к родной отчизне, любовь к хранимой Божией силою и славою России отделял от богоборческой власти, от которой он много и много пострадал, от которой он видел, как храмы разрушаются, как священников и епископов убивают. Поэтому, дорогие братья и сестры, тоже и мы должны не только в некотором самопожертвовании и готовности исполнить волю Божию, святителю Луке подражать, но должны также и в том подражать, чтобы разделять и смотреть, что полезно, а что нет. Потому что апостол Павел говорил: все христианину возможно, абсолютно все, но не все полезно. Поэтому никогда не берем что-то комплексом. Если нам предлагают что-то выбрать и сказать: вот, возьми уж заодно и это. Не нужно. Берем только доброе, чистое, светлое, любовь. И никогда не присоединяемся, не объединяемся с гонителями Церкви. Это нам не поможет и не здесь, во временной жизни, а на Страшном суде может стать и препятствием для спасания нашей души.

М. Борисова

– Мне кажется, что есть еще один момент вот в жизнеописании, в биографии святителя Луки, на который, может быть, реже обращают внимание. Он стал архиепископом Симферопольским и Крымским в мае 1946 года, после Великой Отечественной войны, а к 1958 году он совсем ослеп. И вот то, что произошло дальше, для меня лично это удивительный пример и повод сильно задуматься о своей собственной жизни. Оставшись абсолютно слепым и, в общем, пожилым, достаточно немощным человеком, он без посторонней помощи ходил в храм, он прикладывался ко всем иконам, читал наизусть все молитвы, которые положено читать священнику во время богослужения, наизусть читал Евангелие и при этом произносил еще проникновенные проповеди, которые, в общем, до нас дошли. И до самого конца с помощью помощников своих доверенных он продолжал руководить епархией. Вот это все вкупе вызывает просто полное недоумение, как это возможно. То есть это совершенно не укладывается в голове: как человек, прошедший такую тяжелейшую жизнь, под конец показывает совершенно удивительный пример.

Иерей Стахий

– Этот пример еще более сложный нам для подражания. Потому что мы можем сказать: ой, Господи, спасибо Тебе, что Ты как-то не сильно вот испытания мне посылаешь с моей семьей, со здоровьем там, с жизнью моих близких. Спасибо Тебе, Господи, что сейчас все-таки не во времена гонений на Церковь живем. Да, бывают какие-то нападки, но это смешно по сравнению с тем, что 70–80 лет назад творилось в нашей стране. А святитель Лука, он шел по пути святости, шел по пути спасения ко Христу, не оглядываясь на то, что ему какой-то подвиг страдания пришлось перенести. У нас тоже бывает такой соблазн, что вот, я сейчас пострадал, ой, я сейчас перенес, ой, я сейчас сделал доброе дело, и теперь можно поставить свою духовную жизнь, свою любовь, заботу о людях на паузу, что ну в принципе уже худо-бедно я Царствие Небесное заслужил. Это опасный обман. Потому что путь спасения – это всегда путь. И это причем как бурная река. Если ты зашел в бурную реку и не плывешь против течения, течение обязательно тебя снесет, и ты разобьешься об острые камни. Поэтому и тоже, если нам кажется: ну вот в принципе я пережил какие-то тяжелые времена и худо-бедно как-то там молюсь, о Боге не забываю, то уже спасение души у меня в кармане. Нет, надо всегда трудиться. И порой Господь дает некоторые испытания даже не потому, что самому человеку это нужно, хотя и это тоже бывает, вспоминаем апостола Павла, который жалуется на то, что вот было у него жало в плоть, некоторая немощь телесная, которая ему мешала, мешала в проповеди, что апостол Павел говорит, я вот много раз молился, чтобы Господь это от меня отнял. Молился не потому, что ему вот это прямо не хотелось страдать, а потому что говорил: Господи, дай мне, чтобы эта болезнь, вот эта немощь моя телесная не мешала, я могу больше людей ко Христу обратить. Но Господь не внял этой молитве, потому что тоже это помогало апостолу Павлу не возгордиться, не остановиться в своем духовном пути. Точно также и святитель Лука, что тоже уже когда вот годы более спокойные, хотя тоже это как раз начинались вот эти уже годы тихого давления на Церковь, когда священников не убивали, а заставляли, чтобы они сами закрывали храмы, с епископов тоже требовали, чтобы они увольнения священников проводили и так далее, что все вот эти годы уже идут, и тоже можно как-то возгордиться: вот, я подвижник веры и благочестия, вот у меня Сталинская премия есть, вот я такой почитаемый уважаемый человек, и здесь, на земле, уже вроде преуспел, и Царствие Небесное мне, вон я лагеря прошел, оно уже со мной. Но Господь помог святитель Луке и помог всем нам. Потому что святой человек, он тоже помогает, помогает спастись не только себе, но помогает спастись и окружающим. И таким образом вот эти последние годы вот этого смиренного скромного существования святителя Луки в его земной жизни перед переходом в вечную радостную жизнь, в наслаждении с Богом, это тоже очень важная точка опоры для нас, для тех людей, которые смотрят и говорят: да, Господи, мы не будем расслабляться. Потому что если Ты нас еще подбодришь каким-то заболеванием, какой-то проблемой, чтобы наша духовная жизнь не расслабилась, то мы совсем упадем духом и унывать будем. Поэтому мы взглянем на пример святого, помолимся ему, чтобы нам не понадобилось такой уже дополнительный стимул, что мы тихо и спокойно пошли за Тобой, Господи, и никогда не останавливались.

М. Борисова

– Напомню нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной на связи настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. И мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. 12 июня мы вместе со всей Церковью будем чтить память преподобного Исаакия Далматского. Так сложилось, что символами разных периодов российской истории стали православные храмы. Ну первый период – естественно, святая София Киевская. Потом такой царский период – храм Василия Блаженного или вернее, как он называется, собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, в Москве. И наконец Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге – символ имперской, императорской России. Как вам кажется, есть ли в этой символике какой-то более глубокий смысл или это просто случайные совпадения, случайный выбор?

Иерей Стахий

– Ну христиане, они не фаталисты и не ищут специально каких-то совпадений, знаков. Господь и фарисеям говорил: вот вы там умеете рассуждать, какие-то приметы смотреть, а не понимаете, что духовного происходит. Но в то же время Господь постоянно, любым Своим действием нас подбадривает. И в том числе, мне кажется, что очень важно, что такой яркий и сложный, в том числе сложный для существования Церкви, да и для страны тоже было непросто, правитель как Петр I, который совмещал великие достижения с очевидными тоже ошибками (а уже одну из них мы вспоминали в сегодняшней передаче, вот этот авантюрный поход, в рамках которого, собственно, в плен и попал простой солдат из Малороссии, будущий праведный Иоанн Русский), и то что такой великий правитель родился в день святого, который, наоборот, не побоялся обличать царя, царя, который вроде православный, который вроде христианин, который вроде церкви, наоборот, строит, а не разрушает, это удивительно. Потому что Исаакий Далматский, хоть он и происходил, вот как мы уже из его титула, из его такого эпитета знаем, из Далмации, из территории северного северно-восточного побережья Адриатического моря, которое вскоре оно будет заселено славянами. Тут, конечно, можно предположить: ой, может, Исаакий Далматский тоже был славянин? Ну пока мы не знаем, потому что вот эти миграции народов, они только постепенно шли. Для нас не важна его национальная принадлежность, хотя, конечно, может, приятнее думать, что тоже наших, славянских кровей. Главное, что уже он пошел и подвизался. Но тоже он выбрал некоторый подвиг, подвизаться не в глубокой пустыне, а наоборот, по сути, неподалеку от столицы, по сути, там, где людей больше, потому что нужно было наставление. Император-еретик. Вот у нас есть некоторое представление, что Византия это какое-то такое богоспасаемое время, когда православные императоры строили храмы, когда защищали веру от иноверцев, от вражеских нашествий. Увы, император мыслил себя порой себя как главу Церкви на земле, что ну да, Господь там где-то, на небесах, а я сейчас, обычный светский человек, не облеченный никаким священным саном, буду решать судьбу Церкви. А это всегда приводит к гордости и это всегда приводит к ошибкам. И поэтому, как преподобный Исаакий Далматский обличил и предсказал смерть гонителя православной Церкви, императора-арианина. Вот мы уже сегодня вспоминали, как ариане, это тоже ариане второго поколения, уже после осуждения Ария, то есть вот те, которые умаляли и природу Христа и, по сути, отрицали Божество Святого Духа, что император-арианин погибнет, что он долго не проживет, что его эксперименты над Римской, уже ставшей православной, империей долго не продлятся. Потому что да, Господь подает величие, Господь подает внешние военные победы. Но если вместо этого ты даешь и для Церкви какой-то серьезный урон, то Господь тебя остановит. И мы вспоминаем царствование Петра I и тоже, что мы видим, что Петр I – по сути, это тот человек, который превратил Церковь в министерство, министерство при государственной машине. Да, расширил границы, да завоевал морские берега – южные не очень получилось, как мы помним, с Турцией уже дела будущих поколений, но вот к Балтийскому морю худо-бедно вышли. Но тоже, как мы все-таки вспоминаем, как он утилитарно относился: надо столицу построить – значит, сотни, ну там может, не сотни, десятки тысяч крестьянских жизней положено на то, чтобы вот этот, конечно, уже сейчас великолепный город Санкт-Петербург возник. Надо чтобы вот Церковь как-то государство обслуживало – ну там патриарх не нужен, давайте патриаршество запретим, запретим избирать патриарха, назначим синод, назначим чиновника. И царь Петр действительно великий человек, он реформатор, он да, пытался добиться каких-то целей. Но вот как мы сегодня говорили, что прежде всего надо искать Божественное, а потом земное, так Господь и земное даст. Так и здесь, конечно, Господь дал царю Петру послужить нашей родине, добиться значимых побед, ввести некоторые важные удобные новшества, заимствования, которые помогли русскому человеку. Но все-таки то как он и с русской традиционной культурой обошелся, то как Церковь обошелся, и какие у него, как мы знаем, предполагаем, были и дальнейшие планы преобразования, которые могли уже непоправимый ущерб нанести нашей родине, ее духу, пусть даже при сохранении какого-то внешнего парадного мундира, то уже Господь тоже царя Петра призвал пораньше. Не значит, что царь Петр был еретик, нет, он все-таки, несмотря на свои такие взгляды на Церковь специфические, конечно, он был верным чадом Православной Церкви. Мы не берем его, конечно, и в данном случае и какой-то личный моральный облик, его отношение к сыну, там возможно и правда какое-то восстание было, и их взаимоотношения – тоже Бог ему судья. Но тоже я думаю, что царь Петр, конечно, как и каждый христианин, который почитает своего святого, что он каждый день старался своему святому покровителю, в день которого он родился, молиться, именно поэтому он его и прославил, создав вот этот замечательный, великолепный Исаакиевский собор, с чудесной колоннады которого открываются изумительные виды на окружающий город. Тоже очень люблю на эту колоннаду подниматься, когда добираюсь до нашей северной столицы. И что он молился ему, и преподобный Исаакий ему помогал, что преподобный Исаакий в том числе ему и помог, может, и где-то помог ему, сказал: хватит, хватит уже земной жизни, можно дальше какого-то ущерба больше родине, пора, пора уже на ответ перед Господом. А я уже за тебя перед Господом тоже помолюсь, чтобы твои усердия, они все-таки послужили добрую службу, потому что не ошибается только тот, кто ничего не делает.

М. Борисова

– Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами была Марина Борисова. И наш сегодняшний собеседник, настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино, священник Стахий Колотвин. Слушайте нас каждую субботу. И с праздником.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».

Также рекомендуем