Москва - 100,9 FM

«Бал победителей». Светлый вечер с Андрисом Лиепой и Александром Кастравцом (11.12.2017)

* Поделиться

У нас в гостях были Народный артист России Андрис Лиепа и советник председателя совета директоров Объединенной Металлургической Компании Александр Кастравец.

Разговор шел о «Бале победителей» — празднике, который ежегодно проходит в Москве и объединяет ветеранов Великой Отечественной Войны.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии моя коллега Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Добрый светлый вечер!

К. Мацан

— И я, Константин Мацан. У нас сегодня два гостя, они таким причудливым образом сочетаются. Почему их двое, мы сейчас узнаем. У нас сегодня в гостях: Александр Костровец — советник председателя Совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и Андрис Лиепа — народный артист России. И Андрис сегодня не только как всеми любимый солист балета, режиссер и продюсер, а еще и как председатель правления и учредитель Благотворительного фонда имени Мариса Лиепы. Добрый вечер, дорогие гости!

А. Лиепа

— Здравствуйте!

А. Костровец

— Добрый вечер!

А. Митрофанова

— У нас сегодня замечательный повод поговорить: 2 декабря в Москве прошел уже очередной 12-й «Бал Победителей» — так он называется. Это такой настоящий, большой, грандиозный праздник, куда вы приглашаете ветеранов Великой Отечественной войны — людей, которые войну прошли, людей, которые были детьми войны. И просто дарите им свою любовь и дарите им улыбки, и дарите возможность... Мне очень нравится такое выражение: «витамины счастья» — то, чего, как мне кажется, нам иногда очень сильно не хватает. Вы могли бы рассказать о том, как возникла идея этого праздника? И кому она принадлежит?

А. Лиепа

— Во время празднования Дня Победы, это был юбилей, мне предложили в Гостином дворе сделать мероприятие, посвященное ветеранам. И так как я провожу там балы и елки для детей и балы для взрослых, мне показалось, что было бы очень здорово, если бы наши ветераны получили то, что получает наша светская публика в Новый год, в Рождество. Я решил, что это было бы потрясающе — если бы с утра ветераны пошли возлагать цветы к Вечному огню, к памятнику Неизвестному солдату, потом побывали бы на праздничном параде, а потом прошли бы пешком в Гостиный двор, который находится на Ильинке. Это всё буквально в шаговой доступности — даже для ветеранов. Многие из них уже в возрасте и не очень хорошо ходят, но мне казалось, что это как раз идеальная площадка для того, чтобы провести это мероприятие. Мы придумали замечательный проект и уже напечатали билеты. А потом люди, которые ко мне обратились, вдруг сказали, что этого делать не надо, потому что не хватило финансирования. Я так расстроился — потому что мне показалось, что на светские мероприятия деньги всегда можно найти. Парадокс нашей страны в том, что мы часто не должным образом и не с должной внимательностью относимся к тем людям, которые подарили нам жизнь. То, что наша страна существует — это именно благодаря тем ветеранам, которые победили. И мне хотелось, чтобы их чествовали не как военных: часто их сажают в полуторки, дают им фронтовые 100 грамм, часто их провозят по местам боевой славы. Мне показалось, что этого в их жизни было предостаточно. И мне так хотелось, чтобы они получили свой «Бал Победителей»... Они все замечательно танцуют, они все знают песни наизусть. Это парадокс, но то поколение настолько мощно и живуче, что до сих пор они нам дают фору. Дальше всё это закончилось тем, что я пошел на прямой эфир телеканала «Звезда» и посетовал, что такое произошло — что мы не смогли подарить ветеранам настоящий праздник. Причем, он был так придуман: мне казалось, что победители должны пройти через арку победы... Триумфальные арки обычно строились после сражений — под Полтавой, после войны 1812-го года — всегда строились триумфальные арки, через которые проходили войска победителей. И у меня была идея, что мы построим такую арку, и все наши ветераны пройдут в зал Гостиного двора через эту арку. Понятно, что это символически, через столько лет... Мы сделали красивые эскизы, всё было придумано. А потом, на следующий день после прямого эфира на телеканале «Звезда» позвонила мне одна из ветеранов, которая работает в Музее Великой Отечественной войны (сейчас он называется Музей Победы) и сказала: «Андрис, а вы не хотите сделать это у нас?» Я говорю: «Я был бы рад и счастлив». — «Приезжайте! Мы с вами хотим поговорить». Они нам показали это необычное помещение — это зал военачальников-полководцев, тех, которые победили в Великой Отечественной войне. Там портреты и Тимошенко, и Баграмяна, и Жукова, и Конева, — то есть практически все маршалы Советского Союза, которые участвовали в этой великой победе, они находятся в этом зале военачальников. И решили, что можно бы сделать бал там. Но идея была в том, чтобы накрыть для них красивый стол, чтобы они могли танцевать. Так получилось, что в одной из светских компаний я оказался с Анатолием Седых — он председатель правления Объединенной металлургической компании. И когда я об этом рассказал на светской вечеринке, все на меня как-то странно посмотрели, когда я сказал о том, что вот так случилось, что мы все можем погулять, а ветеранам никто не помогает. И вы знаете, Анатолий Михайлович после этой вечеринки подошел ко мне и сказал: «Андрис, если ты это серьезно, то давай мы это обсудим». И Анатолий Михайлович встретился со мной, и мы 12 лет назад совместно провели первый «Бал Победителей», на который собрали 500 ветеранов Великой Отечественной войны. Мы работали с Музеем Великой Отечественной войны — они нам помогли найти ветеранов, привезти их. И вечер прошел на таком подъеме! По времени он совпадал с началом декабря — это разгром гитлеровцев под Москвой, это День воинской славы России. Перед Новым годом ветеранов все забывают — это парадокс нашей страны. 9 Мая все ветераны нарасхват. Один раз мы проводили бал ближе к 9 Мая (когда был последний юбилей Победы) — оказалось, что все ветераны расписаны: у них настолько сложный график, что они не могут побывать на всех мероприятиях. 9 Мая их все чествуют, все пытаются их пригласить на какие-то мероприятия. Но к Рождеству и к Новому году о них забывают все — страна живет своими делами. А к 9 Мая все снова возвращаются к идее войны. Мы с Александром подумали о том, чем поздравить ветеранов, что бы сделать такое? Кто-то нам сказал, что можно сделать праздничный календарь, и было бы неплохо, если бы собрали новогодние подарки. Я говорю: «Какие?» — «Помните, в советское время были такие подарки: собирали черную икру, красную икру, бутылку водки, шампанское, конфеты. Вот, если бы у вас была такая возможность». И мы решили, что мы сделаем такие заказы, как было в советское время: помните? — к Новому году можно было заказать какие-то деликатесы и какие-то праздничные вещи. Мы подумали, что это будет очень хорошо. И когда ветераны подходили к нам со слезами на глазах и говорили: «Вы о нас подумали — что мы будем делать перед Новым годом и будет что поставить на стол», — мы просто вот... Я сейчас говорю это, и у меня голос дрожит. Мы поняли, что им этого не хватает. Они понимают теперь, что этот праздник проходит ежегодно. И на последних балах ветераны говорят: «А в следующем году будет?» Я отвечаю: «У нас же ежегодный бал». — «Ну, будет смысл дожить до следующего года». Представляете?

К. Мацан

— Александр, а ваш взгляд на этот праздник?

А. Костровец

— Вы знаете, одна из ценностей «Бала Победителей» — это его атмосфера. Атмосфера абсолютной искренности, безграничной любви, причем взаимной. Ведь в зале — это очень большой зал, зал полководцев — сидят люди, которым в основном уже за 90 лет. У нас самый-самый пожилой участник нашего «Бала Победителей» был Отто Фишер. Он приезжал к нам из города Копейска, что в Челябинской области — ему было 102 года. К сожалению, он ушел из жизни. А в этот раз приехали в основном участники войны, которым далеко за 90. Это люди, очень сильные духом, и способные в какой-то момент так мобилизоваться — ведь бал длится очень долго: мы собираемся около 13.00 и расходимся около 17.00. А многие из них приехали из далеких городов и даже далеких стран. Мы в последние годы, четвертый или пятый год подряд, мы приглашаем — и делаем это сознательно и осмысленно — приглашаем участников войны из всех бывших союзных республик: это и Таджикистан, это и Латвия, и Молдавия, и Грузия, в общем, все-все республики.

А. Лиепа

— Даже Израиль был.

А. Костровец

— Мы делаем это абсолютно осознанно, потому что это — победа советского народа. Об этом мало кто говорит в так называемых независимых государствах. А мы вот этим большим событием и приглашением ветеранов из стран Ближнего Зарубежья хотели бы подчеркнуть, что это наша общая победа. И благополучие, и жизнь, в том числе и в этих странах, возможны только благодаря тем людям, которые в годы Великой Отечественной войны защищали Советский Союз.

К. Мацан

— Это «Светлый вечер». Напомню, что у нас сегодня в гостях: Александр Костровец — советник председателя совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и народный артист России Андрис Лиепа. Расскажите для нас, людей, которые никогда не были на «Бале Победителей», и возможно, вообще никогда не были на балах (я про себя говорю) — что там происходит? Вы сказали, что это долгое мероприятие. Андрис, вы сказали, что ветераны очень хорошо танцуют — они 5 часов танцуют? Чем они там занимаются?

А. Костровец

— Андрис уже сказал, что ветераны сидят за праздничными столами. Перед ними выступают любимые звезды — Лев Лещенко...

А. Лиепа

— На протяжении многих лет только один раз Лев Валерьянович Лещенко не смог прийти на наш бал — у него была проблема с голосом, он извинился. И практически все 11 лет с нами Лев Валерьянович Лещенко. И когда он поет «День Победы», мы со всеми, кто на этом мероприятии... Мы ведем его обычно с Катей Стриженовой, мы специально так делаем, чтобы у Кати был свободный день. Ее так любят все наши ветераны за ее человечность, душевность. И мы стараемся, чтобы Катя тоже вместе со мной вела этот вечер. Несколько раз вела Маша Шукшина, Илзе — моя сестра. Но мы стараемся, чтобы Катя была, чтобы она вела. И вот, когда Лев Валерьянович исполняет «День Победы» — мы это снимаем и потом выкладываем во всех возможных... Это такое ощущение праздника настоящего «со слезами на глазах» — мы все стоим с комком в горле. Мы после этой песни не можем сразу включиться. И если Лев Валерьянович сразу поет что-то еще, то мы отходим, и только потом можем снова приступить к ведению бала. Это удивительно! В этом году был хор Елисеева (теперь это ансамбль Росгвардии), они обязательно участвуют. Саша Олешко нас всегда поддерживает, очень много молодежи приходит. Саша Олешко когда приходит, он обязательно поет национальные песни — молдавские. И ветераны из Молдавии тут же его окружили, станцевали национальный танец. Мне было очень приятно, потому что были ветераны из Латвии, из Риги, они подошли: «Спасибо вам большое! О нас все забыли! Забыли там». У нас в стране всё это по-другому, и в Белоруссии... А когда мы говорим про республики, в которых сейчас это не в ранге политики — эстонцы, литовцы... Приехал один ветеран — из такой глубинки, он живет в горах. И не потому, что его не вспоминают, а до него добраться просто очень сложно. И он: «Я хочу сказать! Обязательно дайте мне сказать!» Дело в том, что у нас между нашими номерами творческими бывают еще выступления ветеранов, которые вспоминают свои подвиги, рассказывают про своих друзей. Они друг с другом встречаются: «Вы на каком фронте?» — «Мы на Белорусском фронте». — «А мы на Украинском». То есть они вспоминают своих друзей, однополчан. Их, к сожалению, становится с каждым годом все меньше и меньше. И мы с Александром Андреевичем рады и счастливы, что ОМК имеет возможность сейчас оплатить билеты, гостиницу и обязательно сопровождающих. Им за 90 лет, но они собираются и летят в Москву — для них это настоящее событие.

А. Митрофанова

— Удивительно то, что у вас ветераны спрашивают о том, будет ли подобный праздник в следующем году. То есть для них это как определенная планка, стимул какой-то, чтобы...

А. Костровец

— Для них это не просто событие, а огромное событие, особенно для ветеранов, которые приезжают из республик Средней Азии, из Закавказья и т.д. Для них это мега-событие, это источник жизни — поэтому они откликаются. И они слушают песни, они поют песни. Некоторые из них выходят на танцпол и танцуют.

А. Лиепа

— На одном из праздников был Михаил Турецкий со своим коллективом. И Миша попросил: «А можно моего папу-ветерана пригласить?» — «Конечно, это даже не обсуждается». Папа вышел, танцевал. А мы практически все наши вечера снимаем. И когда не стало папы Миши Турецкого, мы эту запись пустили. Вот, представляете, Миша выступал, а папа вышел и танцевал во время выступления Миши со своим коллективом. Это было настолько трогательно! В прошлом году была Алсу, она и в этом году тоже очень хотела приехать, но, к сожалению, она не смогла. У нас очень много людей, которые приезжают по зову сердца. Тамара Гвердцители всегда нас поддерживает, Анита Цой... У нас за эти 12 лет были практически все имена. Вы спросили: ежегодный? В какой-то момент у нас был кризис — это 2008-й год. И я внутренне испугался — подумал, что этот год нам придется пропустить. Я обратился к Анатолию Михайловичу Седых, и он мне сказал: «Андрис, это будет самым последним из наших благотворительных проектов, который мы закроем». То есть настолько велико понятие о социальной нужности и значимости этого проекта... Мы даже с Александром Андреевичем так не представляли — мы думали, что мы сделаем один-два бала. Но сейчас мы понимаем, что нам останавливаться нельзя, потому что это традиция. И самое главное, что мы сюда не приплетаем никакую политику. К нам иногда приходят из Госдумы, но просто поздравить ветеранов. И это чувствуют ветераны — что мы делаем это не для того, чтобы пропиариться, а делаем для них. И получается так, что сам зал определяет вот эту атмосферу. Когда, например, поет Лещенко, он может подойти к ветеранам — они уже поднимают бокалы, и он может с ними чокнуться. Когда они приходят в Кремлевский дворец — это огромная площадка, концерт там наверняка солидный, но нет этой персональной интонации... Им хочется сфотографироваться, им хочется что-то сказать — в формате нашего бала это всё возможно, они доступны друг другу.

А. Митрофанова

— Это удивительно, потрясающе — вы рассказываете, а у меня мурашки бегут. Почему-то мы так устроены — к 9 Мая мы... Что это за парадоксы нашего сознания? К 9 Мая мы вспоминаем о том, что у нас есть ветераны. Нам их тут же предъявляют — в общественном поле они появляются, их начинают поздравлять... И это замечательно. Но когда речь идет о том, что потом этот человек, который в этом внимании нуждается каждый день, к тому же это человек уже очень преклонного возраста и с таким опытом, как у него, прошедший войну... Наверняка, когда он шел до последнего за победу, он не думал о том, что он делает это для того, чтобы его потом кто-то чествовал — нет, совсем по-другому. Но с нами-то что происходит — если мы на 9 Мая себе галочку ставим, а дальше сворачиваем декорации. Поэтому очень хочется, что таких проектов, как ваш, было гораздо больше. Чтобы по вашему примеру люди, которые нас сейчас слышат, могли вдохновиться...

А. Костровец

— Вы знаете, подобные проекты могут появиться исключительно благодаря сильным личностям. Если нет такой целеустремленности и высокого духовного настроя, и нет лидера — а у нас лидер Андрис. Он делает это с открытой душой. Ведь «Бал Победителей» — это не статусное мероприятие. Это такой подарок от всего сердца — от имени Андриса, и от имени нашей компании. И мы понимаем, насколько этот праздник дорог и важен, и насколько он ожидаем уже в силу того, что это стало большой и заметной традицией. И что для нас еще очень важно: наши заводы находятся в самых разных регионах — это и Челябинск, это и Татарстан, это и Башкортостан, это Нижегородская область, хорошо знакомая Андрису Выкса. Понимаете, мы вовлекаем в этот «Бал Победителей» в том числе и детей, которые готовятся вместе с нами к началу декабря. Мы уже второй год проводим очень масштабные акции. Если вы обратили внимание, я к вам в студию пришел не с пустыми руками — эта замечательная елочка сделана Полиной Донченко, ей 16 лет. Посмотрите, пожалуйста, какая изящная новогодняя игрушка. В этом году мы вручили всем ветеранам, которые приехали на «Бал победителей», эти новогодние игрушки, которые сделаны в стилистике 30-40-х годов.

К. Мацан

— Приятно взять в руки, я свидетельствую — держу в руках.

А. Костровец

— Дети из 15 школ самых разных городов: Чусового, Выксы, Благовещенска, Альметьевска, Челябинска — сделали своими руками более трехсот игрушек для ветеранов Великой Отечественной войны. Ребята самостоятельно продумали каждую деталь. Игрушки очень непохожие, они очень яркие. Естественно, что ветеранам кроме большого праздничного концерта и тех подарков, которые они получают в виде продовольственного набора, очень приятно привезти из Москвы и то, что сделано их правнуками, а возможно, уже и праправнуками.

К. Мацан

— Я напомню, что у нас сегодня в гостях у «Светлого вечера»: Александр Костровец — советник председателя совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и народный артист России Андрис Лиепа. В студии также моя коллега Алла Митрофанова, я — Константин Мацан. Мы прервемся и вернемся к вам буквально через минуту.

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Константин Мацан и я, Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в программе сегодня у нас в гостях: Александр Костровец — советник председателя совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и народный артист России Андрис Лиепа. Мы говорим об удивительном празднике, который прошел 2-го декабря уже в 12-й раз в Москве. Это праздник, который посвящен ветеранам Великой Отечественной войны — людям, которые очень в этом празднике нуждаются не только 9 Мая, но и вообще, чем чаще, тем лучше. Это такой глоток воздуха — воздуха Нового года, воздуха тепла и любви, прежде всего, конечно. То, о чем вы рассказываете — концертная программа, которую вы готовите, эти потрясающие игрушки новогодние, елочка, которую вы сюда принесли — это же вещи, которые невозможно купить за деньги. Ни за какие деньги невозможно купить человеческое тепло и любовь, правда? Можно купить знания, можно купить какие-то машины и квартиры, а это вещи, которые не купишь.

А. Костровец

— Безусловно, самое дорогое — это внимание и любовь. Тем более, если они идут от души и абсолютно бескорыстно. Этим наш бал и отличается. Я уже в начале программы говорил о том, что самое дорогое — это атмосфера. В этот проект включены десятки и сотни людей для того, чтобы это прошло достойно, чтобы ветераны чувствовали себя комфортно, безопасно, и в торжественной обстановке. Но все люди работают бескорыстно и на высоком душевном настрое.

К. Мацан

— Андрис, меня зацепила ваша мысль, что мы ведь и вправду привыкли думать о ветеранах в первую очередь как о бывших военных. Может быть, бывших военных и не бывает. Но этих людей если уж и поздравлять, то с фронтовыми 100 граммами, с полевой кухней, окуная их как бы обратно в их военное прошлое. А вы предлагаете из этого стереотипа выйти — и посмотреть на них просто как на людей, на старшее поколение. Это, как сегодня говорят, разрыв шаблона. Они были солдатами, но к этому они не сводятся — как личности. И это колоссально важный акцент, как мне кажется. А что вы для себя лично открыли, общаясь с этими людьми: в них самих, в этом поколении, в их силе, в их стойкости? Как они это пережили, как они до этих лет дожили. Что вас поразило в общении с этими людьми?

А. Лиепа

— Наверное, я скажу о том, что меня сподвигло. Я на протяжении 10 лет организовывал новогодние балы в Гостином Дворе и в Манеже — то есть это светские мероприятия, которые проходили еще во времена Юрия Михайловича Лужкова. Он хотел, чтобы эти две площадки жили и как-то развивались с точки зрения общественного пиара. Люди приходили в 10 вечера, уходили в 5 утра, и я готовил программу для них. И одна из моих близких подруг, Люся Черновская, попросила меня как-то с ней поехать. Она на кладбище готовила памятник для своего отца — он ветеран, Герой Советского Союза. И она меня попросила после кладбища поехать на встречу с ветеранами, где они вспоминали ее отца. И я оказался на таком общественном собрании, но это были не поминки — ветераны сидели и вспоминали своего друга, который ушел из жизни, и обсуждали проблемы. Тогда вышел указ Владимира Владимировича Путина о том, чтобы с 2016-го года обеспечить всех ветеранов квартирами, о каком-то повышенном к ним внимании. И вдруг кто-то из ветеранов сказал: «Нам уже сейчас это нужно, нам уже сейчас 80 лет! — это было 12 лет назад. — До 16-го года нам еще дожить нужно! А нам нужно это сейчас!» То есть это всё родилось спонтанно, я подумал: «Если не мы, то кто?» И это удивительное чудо, что Анатолий Михайлович откликнулся буквально с пол-оборота, когда я ему рассказал эту историю буквально за столом. Я посетовал, что у нас хватает у всех сил и возможностей найти и собрать деньги, чтобы провести бал для светской публики на Новый год, а ветеранам никто не помогает. И никто никогда не думал о том, чтобы их почествовать как победителей, а не как военных, которые стоят у орудий, фотографируются, им привозят гречневую кашу... Всё это хорошо, это может быть. Я не исключаю этого, они иногда могут и побывать в том ощущении, когда они воевали. Но хотелось бы им и праздник! Вы не представляете, в каком они восторге, когда мы накрываем красивые столы. Анатолий Михайлович был недоволен кухней, которую мы сделали один раз. Мы поменяли на другого поставщика, который нам сделал совершенно другой стол. Мы поставили другие стулья, мы сделали другую сервировку. То есть эти вещи очень важны, чтобы это было не формально сделано — салатики накрыли, и всё. Мы это делаем с большой любовью. В этом году новый директор Музея Победы Александр Школьник, мы готовы в этом году начать какую-то новую форму сотрудничества. До этого был Владимир Заборовский, он ушел из жизни в прошлом году. Новое поколение приходит, и мы по-новому формируем наше отношение к этому событию. И я надеюсь, что в ближайшие 5 лет все равно будет проходить... Даже если нет ветеранов, мы молодежь приглашаем: у нас приходят кадеты, мы разрешаем ветеранам приходить со своими внуками, чтобы внуки видели, как их чествуют. Мне кажется, что вот это самое главное — мы должны передать это ощущение, что мы чествуем ветеранов как победителей, своим детям. Анатолий Михайлович приходил со своими детьми, чтобы они обязательно посмотрели, как это происходит. Мне кажется, что вот это — самое главное. И конечно, я очень благодарен ОМК, потому что идея без поддержки не имеет своей силы. Именно в этом объединении — неслучайно они Объединенная металлургическая компания — мы объединяемся по разным понятиям. Я говорю: «Анатолий Михайлович, а вы не хотите своим рабочим, которые работают на Выксунском металлургическом заводе, показать балет? Вот будет юбилей, давайте попробуем». И мы уже три раза выезжали в Выксу...

А. Костровец

— А Выкса — это небольшой городок, там проживает всего 55 тысяч человек.

А. Лиепа

— Очень хороший там концертный зал во Дворце культуры. И мы три раза к ним приезжали — Цискаридзе приезжал, Илзе приезжала. Мы придумываем какие-то интересные проекты и привозим их в Выксу, и даем концерты. В этом году было 2 концерта: один, посвященный 200-летнему юбилею Петипа, а второй был мой юбилейный, мне в этом году исполнилось 55 лет. И всё это мы сделали для тех, кто работает на Выксунском металлургическом заводе. То есть у нас идет такое взаимное обогащение — мы помогаем и компании сделать что-то необычное, и они нам помогают провести ежегодный «Бал Победителей».

А. Костровец

— Алла, о личном уроке и личном опыте можно два слова сказать?

А. Митрофанова

— Конечно.

А. Костровец

— Вы знаете, я на протяжении 12 лет с этого бала возвращаюсь с одной и той же мыслью: «Какие сильные люди!» Ведь жизнь у них была полна невероятных лишений и жутких испытаний и на прочность, и на другие качества. А они по-прежнему очень сильные люди, хотя им уже страшно много лет, далеко за 90. Но это люди, которые искренне любят жизнь, они ценят настоящее, ценят дружбу, ценят уважение, и любят свою Родину. И они по-прежнему трудолюбивы. Вот, один из участников «Бала победителей» из Вологодской области — Владимир Анатольевич Наволоцкий. Мы с ним познакомились, и так случилось, что мы подружились. И по инициативе Анатолия Михайловича Седых я к нему ездил на Вологодчину, поздравлял его с 90-летием. Так вот, в таком возрасте человек работает за компьютером по 12 часов! Он делает фильмы, он занимается активно краеведением.

А. Митрофанова

— Фантастика!

А. Костровец

— Он участвует в самых разнообразных акциях в школах Вологодской области. Я ему звонил перед балом и спрашивал, сможет ли он приехать. Он говорит: «Конечно, тяжело, но я приеду. Потому что для меня это большое событие, может быть, самое главное событие года».

А. Митрофанова

— Вообще, это поколение как будто бы сделано из какого-то другого материала. Или, может быть, тот же материал, что и мы, но наполнен он чем-то другим.

А. Костровец

— Вы знаете, Алла, во-первых, они были наполнены большими смыслами, и эти смыслы были для них дополнительной мотивацией. И, наверное, сила духа, которая не очень характерна для сегодняшнего поколения. А для того, чтобы это передать хотя бы в какой-то части... Мы с Андрисом думали о том, что нужно же поделиться нашим событием. Причем не в пиаровских целях. Мы с Андрисом говорили с федеральными каналами, самыми разными: «Пожалуйста, приезжайте! Снимите, сделайте большую передачу. Можете не упоминать ни нашу компанию, ни фонд Мариса Лиепы. Просто покажите, что есть еще люди, у которых не только огромная биография, но есть тот бесконечный опыт и то жизнелюбие, которым нужно делиться». Но, к сожалению, ни один из федеральных каналов за эти 12 лет не проявил интереса. И всё, что мы делаем, мы делаем собственными силами и делимся в очень узком кругу.

А. Лиепа

— Я должен поблагодарить всех артистов как режиссер этого вечера. Я назову фамилии артистов, кто у нас был за эти 12 лет: была Лариса Долина, у нас был Иосиф Кобзон, у нас была Алсу, Анита Цой...

А. Костровец

— Ансамбли...

А. Лиепа

— Ансамбль казаков из Липецкой области. Кто-то из ветеранов попросил: «А почему нет цирка?» Мы договорились с Цирком на Цветном бульваре. Во фронтовых бригадах были и цирковые артисты, и ветераны попросили, чтобы был и цирк. И на следующий год мы привезли вольтижный номер, потому что там сложно с цирковыми номерами, но вольтиж был...

К. Мацан

— Что такое вольтиж?

А. Лиепа

— Вольтиж — это такие акробатические упражнения, которые можно сделать только с перебрасыванием одного артиста другому, строятся такие пирамиды большие. Это отдельное направление в цирковом искусстве, называется вольтиж. И к нам приехала и выступила вольтижная группа Гречушкина. Илзе станцевала два раза для них. Они говорят: «Такое впечатление, что мы в Большом театре побывали». Нас всегда поддерживает Локтевский ансамбль — у них очень хорошая программа, связанная с пятнадцатью советскими республиками. Мы каждому приезжающему к нам ветерану даем возможность увидеть национальный танец — латышский, казахский, эстонский...

А. Костровец

— Запомнился Гарик Сукачев, Дмитрий Певцов...

А. Лиепа

— Александр Маршал был... Сейчас всех перечислить...

А. Костровец

— К чему Андрис называет все эти имена? Потому что артисты выступают бескорыстно.

А. Лиепа

— Гарик Сукачев попросил только, чтобы мы привезли аппаратуру — то есть они выступают живьем. И ветераны всё это видят и понимают, что искренне и с любовью артисты выступают. И молодежь была: в этом году приходили ребята из проекта «Голос», группа Градского представляла двух молодых артистов из его команды.

А. Костровец

— Слово «неформат» есть, оно вам хорошо знакомо. Так вот, мы с Андрисом несколько раз услышали в адрес своего мероприятия, когда мы предлагали свой проект федеральным каналам, что это неформат. Вот до тех пор, пока такие встречи будут неформатом на уровне редакционной политики, у нас каких-то реальных подвижек и изменений к лучшему — по крайней мере, в мире ценностей, которые мы хотели бы видеть в наших детях и в наших внуках, — эти изменения не будут происходить.

А. Митрофанова

— У меня ощущение, что речь не только о СМИ — у нас в голове какой-то неформат в этом отношении. Уже антураж Нового года в начале декабря: повсюду елки, все уже думают о подарках, куда бы поехать, где бы встретить Новый год, как это правильно организовать. И все эти огни, деды морозы, вот это вот всё — оно нас переключает из реальной жизни куда-то в мишуру. Ничего плохого в этом нет, конечно, это антураж праздника.

А. Костровец

— Одно другого не исключает, мне кажется.

А. Митрофанова

— А дело в том, что как-то не хочется «грузиться», когда... И начинается тот самый неформат. Но он в голове, по-моему, он в голове. Или сердце не может вместить этого, не знаю...

А. Костровец

— «Грузятся» люди тогда, когда они делают неискренние движения. А когда ты делаешь искреннее движение и при этом не преследуешь никаких корыстных целей, то, безусловно, можно и нужно найти время накануне Нового года и поздравить соседа-ветерана, своего прадеда или деда. Нужно просто об этом вспомнить и найти эти 10-15-20 минут и чем-то поделиться теплым и душевным.

А. Лиепа

— Мы все 12 наших мероприятий сняли, потому что там были Герои Советского Союза, маршалы — Михалкин, Язов. Некоторые уже ушли из жизни. Мы делаем перед началом обязательно фотографию на память: фотографируемся на этой огромной лестнице. На следующий год выпускаем календарь с этой фотографией, которая красуется на этом календаре. И мне очень важно, что несмотря на то, что федеральные каналы не отреагировали, мы всё это отсняли сами на мини ПТС, и у нас это всё есть в истории компании, фонда. И мы передаем это еще и в Музей Победы, потому что ветераны приходят через их контакты, так как все ветеранские организации связаны с Музеем Победы. Мне кажется, что мы делаем то, что нужно. Не хотят они снимать, мы снимем — пусть это останется у нас в истории, пусть это останется в истории страны, в истории этого музея. Для нас это очень важно. Мы монтируем потом фильм и показываем в интернете — и те ветераны, которые не смогли прийти, они могут посмотреть этот вечер в интернете. Им кто-то помогает из детей, настраивает, чтобы они смогли посмотреть эту запись в интернете.

А. Митрофанова

— Меня прямо зацепило это слово «неформат». Когда к нам в студию приходит наш замечательный гость, протоиерей Игорь Фомин, мы с ним время от времени касаемся разговора о формуле любви. Уж не знаю, может, он сам это вывел или где-то посмотрел, но формула любви в его исполнении звучит так (на самом деле всё очень просто, эта формула давно выведена), она состоит из трех вещей: из радости, благодарности и жертвенности. Вот вы сейчас говорите, и я понимаю, что у этого поколения людей, у ветеранов — сердце, которое полно любви. С жертвенностью — когда люди готовы были жизнь отдать и рисковали, и многие из них не вернулись — ну, всё понятно. Радость — то, как они умеют радоваться жизни, об этом рассказываете сейчас вы. Благодарность — когда разговариваешь с людьми этого поколения, ощущение такое, что они гораздо более благодарны, чем мы, просто за факт жизни. А с нами-то — что не так? И вот тут начинаешь задумываться. Но то, что вы говорите про «неформат», наводит на мысль о том, что какой-то винтик у нас не на месте.

К. Мацан

— Напомню, что сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер»: Александр Костровец — советник председателя совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и народный артист России Андрис Лиепа. Александр, вот вы заговорили про то, что надо найти 15 минут и поздравить соседа-ветерана, или сделать какое-то другое доброе дело, добрый жест в сторону человека старшего поколения, который находится в более тяжелой ситуации, чем мы все. Не секрет, что люди, которые часто занимаются делами милосердия, помощью ближним, они говорят, что тот, кто помогает, приобретает в душевном или духовном плане не меньше, а может быть, и больше, чем тот, кому помогаешь. Это возвращается каким-то образом. Как вы это чувствуете? Что вам дает эта помощь, это внимание к другому, как оно вас обогащает?

А. Костровец

— Во-первых, ты еще раз осмысливаешь и четко понимаешь, что Родина, в которой ты живешь — это великое Отечество. В нашей истории страны была, с одной стороны, очень черная страница, а с другой стороны — очень великая страница. И то, что живы люди, которые были причастны к этой великой Победе, это не может не впечатлять и не вдохновлять. И вот то, что мы на протяжении последних лет при подготовке к «Балу Победителей» приглашаем и ребятишек из самых разных школ — а в этом году было более тысячи детей, которые изготавливали эти замечательные игрушки. Есть же связь не только прямая, а и на расстоянии, и она для этих самых юных сердец и душ тоже очень много значит. Это один из прекрасных уроков и выводов, которые нам дал «Бал Победителей»: что чем больше мы будем в орбиту включать молодых людей, у которых еще далеко не сформировалось сознание и понимание значимости этой Победы, тем, наверное, благополучнее мы будем жить.

К. Мацан

— Андрис, а для вас?

А. Лиепа

— Я понял, что то, что интуитивно мы сделали этот «Бал Победителей», не связанный с военными действиями... Да, мы показываем хронику иногда, поддерживая какие-то военные песни. Но мы обязательно просим, чтобы артисты пели светские песни — то, что ветеранам нравится...

А. Костровец

— Песни из любимых кинофильмов.

А. Лиепа

— Вот Саша Олешко «Шаланды полные кефали» поет, и народ тут же встает и начинает подпевать или танцевать. Они не хотят вспоминать эту войну. Мы как бы все время обращаемся к ним: «Вспомните!» А я так понимаю, что для них это самые страшные моменты жизни. Они не озлобились, они так же радуются жизни, они хотят прожить еще со своими внуками, со своими детьми. И мне кажется, что общественное сознание пытается «загнать» этих ветеранов опять в психологическую... Знаете, войну не хочется вспоминать. Я понимаю, что они так радуются тому, что мы не говорим о войне как о войне — мы говорим о них, как о победителях, о тех людях, которые выжили в этой страшной войне. Они мечтают о том, чтобы мы никогда не узнали, что такое война. То поколение мечтает не о том, чтобы говорить: «Вы попробуйте, как нам было тяжело. Вы окажетесь в такой ситуации, и мы посмотрим, как вы себя поведете». Наоборот, они всей своей жизнью доказывают, что не дай Бог такой войны пережить. Мой отец родился в 1936-м году, до войны, мама — в 1937-м. То есть они пережили войну. Мы дети тех людей, которые родились и пережили войну. Мама жила под Калининым, это Тверская область. Она рассказывала, как мой дедушка погиб. В каждой семье в нашей стране есть люди, которые участвовали в этой войне. Кто погиб, кто выжил. Мы должны понимать, что это практически не миновало ни одну семью. Я своей дочке рассказываю, что это за мероприятие, почему я туда хожу, что я делаю. Мне бы очень хотелось, чтобы дальше... Александр Андреевич приходит со своим сыном, который учится в Кадетском училище. Это всё должно передаться через нас. А если мы это не будем делать, это никто не сделает. Что это для меня? Мы должны сделать это сейчас, чтобы потом не жалеть, что мы этого не сделали. Вы в начале программы сказали о том, что это странное сочетание — ОМК, балет, и «Бал Победителей». Но мы собрались и сделали то, что смогли сделать. Может быть, какие-то государственные люди, чиновники, которые следят за идеологией... Но может быть, это было бы не так человечно и не так явно, не так благодатно. Когда мы на этом бале присутствуем, у нас с Катей Стриженовой ощущение счастья — что мы смогли просто отдать ветеранам часть дня: с ними со всеми сфотографироваться, сказать добрые слова, пожелать им счастливого Рождества и Нового года, и обязательно встретиться в следующем году.

А. Костровец

— Мы часто бываем критичны, и заслуженно критичны к сегодняшнему поколению. Но вот все те, кто включен в подготовку к «Балу Победителей», а это сотни и сотни людей — это и известные люди, и просто волонтеры, которые участвуют при подготовке «Бала Победителей». Вы знаете, это такое искреннее душевное движение, и они тоже полны эмоциями. И это тоже один из прекрасных уроков нашего «Бала Победителей».

А. Митрофанова

— Костя сказал про то, что человек, который что-то делает для другого, он, возможно, получает не меньше, чем тот, кому он свои силы отдает. Непонятно, как работает этот закон. Но он работает, совершенно точно, потому что я смотрю на вас, и вы с таким воодушевлением об этом рассказываете, вы настолько этим наполнены...

А. Лиепа

— Это уже 12 лет! Когда было 5 лет, потом 10 лет, и мы с Сашей не можем поверить, что уже 10 лет! Сейчас 12, и мы понимаем, что мы не можем остановиться. Мы не можем остановиться, потому что это нужно другим. Это такая история, когда ты запрягаешься... Это бремя, но оно какое-то радостное. Сколько всего надо сделать: каждому ветерану достать билет, обеспечить гостиницу, сопровождающего, встретить, организовать машину, чтобы его покормили, и еще «скорую помощь», если кому-то станет плохо. Мы берем на себя обязательства перед всеми этими людьми, которых мы приглашаем, мы должны обеспечить им всё: комфорт пребывания, ощущение счастья, радости. И в случае, если что-то случится, то и спасти их, такое случается.

А. Митрофанова

— Мне настолько приятно слышать то, что вы рассказываете. Во-первых, очень хочется к вам присоединиться. То, как вы это делаете и то, как вы об этом говорите, и то, как вас это наполняет — это очень заразительно. Я вспоминаю, как мы с мамой в 90-е годы как-то задумались о том, почему в ее поколении образ ветеранов — это люди, которые облечены славой сияющей, они такие настоящие герои, на них хочется равняться, а в 90-е годы этот образ немножечко потускнел, померк, и они во многом стали людьми, про которых старались забыть. В 90-е годы другим стала жить страна. Почему это так? Возможно, именно потому, что все-таки возраст берет свое, и они больше не могут быть такими сильными, славными, высокими, статными. И это значит, что должны им на смену прийти те люди, которые будут их в этот момент поддерживать. Но они же продолжают такими оставаться. Это внешне...

А. Костровец

— На самом деле они по-прежнему — сильные, славные, статные, мудрые, и очень красивые люди. Но для того, чтобы этим проникнуться, нужно стать частью. А чтобы стать частью этого высокого мира, для этого не обязательно приходить в начале декабря на «Бал Победителей». Внимательно посмотрите на тех людей, кто рядом с вами — тех, кто прошел через это, но в силу разных причин... Ведь к нам не приезжают многие ветераны не потому, что они не хотят, а потому, что им страшно тяжело перенести такую дорогу, особенно если это перелет. Это же очень сложно, очень сложно.

А. Митрофанова

— А если нас сейчас слышит кто-то из ветеранов или из их родственников, и они хотели бы, чтобы их дедушка, прадедушка, бабушка, прабабушка оказались на этом празднике. Это можно как-то сделать?

А. Костровец

— У нас есть организационный комитет из совета ветеранов в республиках, в регионах Российской Федерации. Они являются нашими помощниками, они нам помогают сформировать эти списки...

А. Лиепа

— Мы напрямую не можем с ними связаться. Мы идем в Музей Отечественной войны (сейчас Музей Победы), они рассылают своим ветеранским организациям, которые существуют в республиках, а они уже договариваются с теми, кто может приехать, кому позволяет здоровье. Вот так это происходит.

А. Костровец

— Алла, немножко о другом — о том, что накануне Нового года нужно вспомнить не только о том, что ты должен купить подарки для своей любимой, но еще и о том, что есть возможность накануне Нового года и Рождества поздравить людей, которым мы обязаны абсолютно всем.

А. Лиепа

— Не забыть про них. Иногда можно просто позвонить. Это вопрос внимания: им позвонили, о них вспомнили — это уже хорошо. Но если у вас есть возможность чем-то помочь, то это в стократ улучшает их ощущение, что они нужны.

А. Костровец

— А на местах ничто не мешает организовать подобные балы. Мы привозим ветеранов, живущих в регионах нашего присутствия — из Башкортостана, из Нижегородской области. А что вам мешает там провести такое неформальное душевное мероприятие? Абсолютно ничто не мешает.

А. Лиепа

— Металлургических заводов очень много...

А. Митрофанова

— Кстати говоря, да.

А. Костровец

— И не только металлургических.

А. Лиепа

— Естественно, 9 Мая все вспоминают ветеранов, приносят цветы, может быть, делают торжественный ужин. Но о них забывают перед Новым годом.

К. Мацан

— У нас недавно в эфире был ветеран, которому 95 лет в этом году исполнилось. Он очень хорошо держится, на удивление бодр, он прекрасно говорил и рассказывал. Из общения с ним у меня создалось ощущение, что ему совсем не хотелось бы, чтобы его жалели, даже в силу его возраста и слабого здоровья. Но жалость, снисходительность к его немощам и к его возрасту — это совсем не то, что ему было бы приятно в свой адрес пережить. А что тогда, если?.. Понятно, что мы не жалеем автоматически... А как тогда сформулировать? Как к нему относиться? Любить, гордиться, помогать? Вы сталкиваетесь с этим ощущением — что им бы не хотелось, чтобы их воспринимали как слабых личностей?

А. Лиепа

— Они собираются на бал, они собираются! Вот вспомните Золушку — они собираются на бал. Они готовятся: гладят свои костюмы, женщины надевают... Есть у нас одна замечательная женщина, которая приходит в гимнастерке, со своими фронтовыми наградами, она с тех пор так одевается. Но кто-то одевается просто по-светски. Вспомните себя — когда вам нужно собраться, вы и про температуру забываете, и тут же и насморк проходит, и у вас совершенно другой тонус появляется. Я думаю, что мы инициируем у них перед Новым годом и Рождеством это ощущение — что они нужны, и что им нужно собраться на настоящий бал. Неслучайно это название «Бал Победителей» — он бал и есть. В нашем формате он в Музее Отечественной войны проходит, но это задумывалось как абсолютно светское мероприятие. Наверное, каждая женщина и каждый мужчина мечтают собраться на бал. И мы этот праздник дарим им перед Новым годом. Я не анализирую, просто вы сейчас спросили, и я понимаю, что это такое психологически. Когда мне нужно собраться на какое-то мероприятие, я накануне стараюсь выспаться, выучить текст, хорошо выглядеть, думаю о том, во что я буду одет. Для них это целый ритуал, новый смысл жизни. Как они мне говорят: «Андрис, если в следующем году бал будет, то будет смысл дожить». Понимаете, когда про них забывают, они уходят из жизни. То, что мы о них не вспоминаем — они раньше уходят из жизни.

А. Костровец

— Жалость — точно нет. А уважение и восхищение с нашей стороны — да. И даже более того, находясь в этой атмосфере невероятно красивого праздника, мне кажется, что они просто молодеют на наших глазах. И это чувствуется во взглядах, в их движениях, во многом.

А. Митрофанова

— Восхищение и благодарность — я думаю, это то, что хочется им подарить, чтобы они это почувствовали.

К. Мацан

— Спасибо огромное за эту беседу. Я напомню, что сегодня в студии светлого радио были: Александр Костровец — советник председателя совета директоров Объединенной металлургической компании (ОМК), и народный артист России Андрис Лиепа — солист балета, режиссер, продюсер, и председатель правления и учредитель Благотворительного фонда имени Мариса Лиепы. Мы говорили о «Бале Победителей», который прошел недавно в Москве.

А. Лиепа

— 12-й «Бал Победителей».

К. Мацан

— Для меня, может быть, главное слово, объединяющее весь сегодняшний разговор — достоинство личности тех, на кого мы смотрим, и о ком, как сегодня справедливо много раз было подчеркнуто, нужно вспоминать не только 9 Мая. Спасибо огромное за эту беседу! В студии была моя коллега Алла Митрофанова, я, Константин Мацан. До свидания!

А. Костровец

— Благодарим вас!

А. Лиепа

— Спасибо большое!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем