Мученица Елизавета Федоровна Романова

Прообразы - Мученица Елизавета Федоровна Романова
Поделиться
Елизавета Федоровна

Великая княгиня Елизавета Федоровна

В литературе 20 века – особенно в дневниках, мемуарах – нередко можно встретить документальные свидетельства о людях, достигших святости. Современники понимали: им дарована встреча с людьми исключительными!

Сегодня мы говорим о святой мученице великой княгине Елизавете Федоровне Романовой и книге Михаила Нестерова «Воспоминания».

В феврале 1905 года в жизни великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой произошла трагедия. Ее муж, великий князь Сергей Александрович, брат императора Александра 3, был убит бомбой террориста.

С той поры в память о муже все свои силы Елизавета Федоровна посвятила созданию в Москве Марфо-Мариинской обители труда и милосердия, где воспитывались и служили людям сестры милосердия.

Вскоре в Марфо-Мариинской обители началось строительство храма Покрова Пресвятой Богородицы по проекту архитектора Алексея Викторовича Щусева. Для создания иконостаса и росписей храма Елизавета Федоровна пригласила известного русского художника Михаила Васильевича Нестерова.

Вот как вспоминает об этом сам Нестеров:

«Таким образом мы с Щусевым призваны были осуществить мечту столько же нашу, как и Великой Княгини, одной из самых прекрасных, благородных женщин, каких я знал. Женщины привлекательной столько же своей внешностью, сколько и душевными своими богатствами: добротой, отзывчивостью, милосердием, доброй волей ко всему, что может быть на пользу людям…»

Четыре года, работая над росписями храма, Нестеров близко общался с Елизаветой Федоровной. И неизменно восхищался добротой, деликатностью, художественным вкусом великой княгини.

Свои впечатления от этих встреч художник записывал в своем дневнике, многие из них вошли в его книгу «Воспоминания».

М. В. Нестеров:

«Беседы с Великой Княгиней оставляли во мне впечатления большой душевной чистоты, терпимости. Нередко она была в каком-то радостном, светлом настроении. Когда она шутила, глаза ее искрились, обычно бледное лицо ее покрывалось легким румянцем.

Костюм ее в те дни был по будням серый, сестринский, с покрывалом, под ним апостольник, такой же, белый — по праздникам. Он сделан был по ее рисункам, присланным мне для просмотра и потом подаренным мне на память».

На Благовещение 1911 года роспись Покровского храма была почти готова. В основу композиции легла по-нестеровски самобытная картина «Путь ко Христу», и художник с нетерпением ожидал, когда сможет показать ее великой княгине. Но буквально накануне этого дня обнаружилось, что из-за небрежности подмастерья, который грунтовал стену, краска на картине вздулась, фреску нужно было полностью счищать и писать заново. Вот только как сообщить об этом заказчице, Елизавете Федоровне?

М. В. Нестеров:

«Она пришла радостная, оживленная, приветливая. Обратилась ко мне со словами благодарности. Минута была не из легких. Я набрал воздуха в грудь, собрался с духом, и рассказал ей о беде с центральной фреской. Первую минуту Елизавета Федоровна была растеряна, а потом вдруг принялась меня утешать, уговаривать оставить картину, полагая, что со временем дырки можно будет закрасить, картину можно будет сохранить. Но мы сделали все же так, как действительно было нужно. Счистили картину, и я переписал ее на медном листе. Мы стояли у фрески «Благовещение» и Елизавета Федоровна сказала: «Я преклоняюсь перед вашим смирением. Должно быть, вы научились ему у Той, Которая всегда с любовью умела принимать любую волю Божью».

Великое смирение и мужество явила и сама настоятельница Марфо-Мариинской обители Елизавета Федоровна во время ареста в 1918 году большевиками.

«Господь нашёл, что нам пора нести Его крест. Постараемся быть достойным этой радости», — говорила она сёстрам обители.

Великую княгиню Елизавету Федоровну увезли в Сибирь и вместе с другими членами царской семьи Романовых убили, сбросив в шахту возле города Алапаевска.

За четыре года до этого Михаил Васильевич Нестеров написал портрет великой княгини Елизаветы Фёдоровны в белом полумонашеском одеянии с букетом цветов в руках.

Как сказал о Елизавете Федоровне один из ее современников: «Где бы она ни появлялась, о ней всегда можно было спросить: «Кто эта блистающая как заря, светлая как солнце?» Она всюду носила с собой чистое благоухание лилии; быть может, поэтому она так любила белый цвет: это был отблеск ее сердца».

Светлый образ святой мученицы Елизаветы Федоровны Романовой запечатлен и на страницах книги Михаила Васильевича Нестерова «Воспоминания».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...