Москва - 100,9 FM

«Знать будущее?» Светлый вечер с протоиереем Максимом Козловым

* Поделиться

прот. Максим Козлов


У нас в гостях был Председатель Учебного комитета Московского Патриархата, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной протоиерей Максим Козлов.

Мы говорили о том, что такое Промысел Божий, есть ли у каждого отдельного человека заранее предуготованная Богом судьба, и может ли человек заглянуть в свое будущее.

Ведущие: Константин Мацан, Марина Борисова


К. Мацан 

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии моя коллега Марина Борисова... 

М. Борисова 

— Добрый вечер. 

К. Мацан 

— Я — Константин Мацан. И в этом часе «Светлого вечера» в студии Светлого радио с нами и с Вами — протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма Преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной. Добрый вечер, отец Максим! 

Протоиерей М. Козлов 

— Добрый вечер.  

М. Борисова 

— Отец Максим, у нас только что завершилась целая большая череда зимних праздников от Рождества до Крещения, которая, помимо всего прочего, еще традиционно ассоциируется в народном сознании с гаданиями, с желанием заглянуть за некую завесу и узнать предначертание о себе. Ну, потрудилась классическая русская литература, и тут и Жуковский с его «Раз в крещенский вечерок девушки гадали», и масса живописных описаний сцен гадания у других классиков русской литературы. Но они же все были христианами, они были людьми церковными, они не могли не знать, как Церковь относится к гаданию в принципе. Однако это никак не останавливало и до сих пор не останавливает стремления узнать промысел Божий о себе. Или же это не промысел? Что человек хочет узнать? Что за предначертания, которые ему так необходимы?  

Протоиерей М. Козлов 

— Так, ну, давайте начнем с классической русской литературы. Ну, начнем, давайте, уже с того, что я бы не переоценивал степень сознательности церковного мировоззрения большинства авторов отечественной словесности XIX и начала ХХ столетия, что Золотого, что Серебряного века. Ну, в лучшем случае, многие из них были носителями некоей традиционной религиозности, в которой, как известно, все соединяется — и святитель Николай, и домовые, и молебен, и бытовая магия, и лешие в сказках, и святые угодники Божии. И в этом смысле — ну что же, русская литература отражает тот срез сознания, который в значительной мере в нашем народе, в разных при этом сословиях присутствовал. И срез этот можно определить в значительной мере термином «двоеверие», в особенности по отношению к народной, христианской культуре, ну, и не только. Поэтому здесь ситуация понятна. Теперь что касается того, чего люди ищут, искали в прошлом, ищут теперь и, наверное, будут искать до конца исторического пути тварного бытия, по крайней мере, некоторые из них, через гадание. Люди ищут возможности заглянуть через щелку туда, где висит занавеска и где нам промыслом Божиим, о котором мы как раз собираемся говорить, повешено объявление: «Вход запрещен. Не надо». За редкими какими-то исключениями, когда почему-то конкретному человеку даются особенные дарования, в том числе особенное видение как собственного бытия, так прошлого, настоящего и будущего. Это бывает по разным причинам. Давайте мы их постараемся, так сказать, ну, наиболее типические возможные варианты, перечислить. Первый, самый положительный, самый для нас очевидный вариант, который мы неоднократно встречаем в житиях святых и о котором мы читаем и на страницах Священного Писания, это когда человеку дается та или иная степень видения будущего по причине святости его жизни. То есть по причине того, что он в каком-то смысле становится не терминологически, с точки зрения географии, а по сути, преподобным — то есть более Богу подобным, чем среднестатистический человек, более близким к состоянию Адама до грехопадения, восстановления в себе через новую жизнь во Христе изначальной хорошести человека. И да, мы знаем, что святым даются некоторые прозрения о людях, которые их окружают, или о самом себе. Мы знаем о святых, которые знали день своей кончины заранее. Ну, не буду приводить  всех примеров, но, скажем, из новейшей нашей истории святости святитель Филарет Московский не знал месяц, но имел предуведомление о дне, в который его кончина состоится. И в этот день всегда служил Божественную литургию. Так, в день своей кончины в 1867 году, 18 ноября 1867 года он  также служил Божественную литургию и потом к Богу отошел, ну, наверное, так, как каждый христианин, каждый священнослужитель особенно, того может желать и молиться. Святым может быть дано знание о каких-то обстоятельствах жизни людей. Мы знаем, что те, кто с доверием обращался к Оптинским старцам, иногда получали и вполне практические указания — вот сегодня не уезжать из монастыря. Человек слушался, не уезжал, а потом оказалось, что обоз разбойники на дороге ограбили и все погибли, кто с ними ехал. И так случалось. Но это вот такое особенное дарование. Второе — это когда такого рода способность дается человеку, не достигшему особенной святости, на путях, опять же, по промыслу Божию, не всегда очевидных, но если человек с внимательностью подходит к своей духовной жизни, он и из этого может извлечь пользу. Ну, в чем-то параллельный эпизод, но его можно распространить и вот до такой возможности прозрения по отношению к будущему частично. В воспоминаниях митрополита Сурожского Антония есть рассказ, он не раз его повторял в разных аудиториях, но, по сути, один рассказ — о том, как он, еще не будучи священником, а хирургом только, отчетливо понял, что он может волевым образом воздействовать на поведение человека, то есть побуждать его, сильно захотев, совершать те или иные поступки. И он стал молиться Богу. Он был уже хотя и не иеромонах еще, но вполне сознательный христианин. Получив совет от своего духовного отца: «Так что, Господи, если это от Тебя...»... А в каком смысле «от Тебя»? Ну, он же христианин, и он-то желал, как он представлял, как возможность употреблять этот на благо, для пользы тех людей, на кого он  так может воздействовать. Так вот, «Господи, если это от Тебя, то пусть это останется, и дай мне это понять, принять и правильно употреблять, а если это не от Тебя, то пусть это прекратится, пусть это от меня отойдет». И оно отошло — через некоторое время после молитвы он эту способность утратил и вот таким образом влиять помимовольно на поведение человека более не смог. Ну вот мы можем экстраполировать подобного рода чрезвычайную способность, данную человеку, не достигшему на тот момент каких-то чрезвычайных высот святости, и на возможность частичного видения чего-то из будущего, как некое испытание. Ну, и третье — это когда такое как бы видение дается человеку с противоположной стороны, от врага рода человеческого, от лукавого. Здесь вот что нужно иметь в виду. Святоотеческое аскетическое предание однозначно свидетельствует, с одной стороны, что дьяволу и падшим ангелам не дано видеть внутреннее состояние человека. То есть он не может проникнуть в душу и там читать наши мысли и внутренние состояния как то, что в душе человека происходит. Но, с другой стороны, те же подвижники благочестия свидетельствуют, что дьявол есть величайший психолог. И опыт у него многотысячелетний уже к нынешнему моменту. И вот на основании поведения человека, его слов, поступков, мотиваций, того, как он проявляется, как он смотрит, как у него дыхание перебивается — спокойный у него взор или маслянистым становится в какие-то моменты, возжигается у него желание, когда он видит большую сумму денег перед собой, или нет, и другое, он может многое приблизительно рассчитать — что, скорее всего, может некая комбинация вариантов произойти. Мы это сейчас знаем прекрасно — у нас есть иллюстрации по гаджетам. Виктор Пелевин все это прекрасно описал — о том... И мы сейчас имеем в Яндексе и в других наших, так сказать, службах смартфонов, которые прекрасно нас отслеживают и, не будучи никоим образом, не имею в виду в прямом смысле, агентами «снизу», может быть, не будучи, они, тем не менее, нам очень точно моделируют возможности нашего поведения, так, что мы даже в большинстве случаев уже и не замечаем, что предлагаемая нам картина мира, варианты поведения и выборы, которые нам предлагаются, на самом деле сделаны на основании того, куда мы пошли, что мы покупали, о чем мы говорили, какие слова Алисы или Сири услышали в смартфоне и какие сделали на основании этого выводы. Если уж Яндекс и Google могут, то уж, понятно, может тот, кто сильно поумней компьютерщиков из Яндекса и Google’а. Вот такого рода возникает как бы наиболее вероятностное предположение о будущем. И в качестве искушения, действительно, можно того же Пушкина вспомнить — предсказание цыганки о конце его жизни. Если человек прилепляется к этому душой, то оно становится... и лукавый чувствует, что у него это слабое место, то многое в жизни будет перед ним так выстраиваться, что искушение воспринять этот путь как действительно предуказанное ему будущее будет возникать у него все более сильно. Как тут действовать? Преподобный Иоанн Лествичник в «Лествице» об этом говорит однозначно, о подобного рода предсказаниях: «Не верь — это не будет иметь над тобой никакой силы». Но здесь нужно не верить, здесь действительно нужно проявить твердое убеждение, что снизу правда идти не может. От нумерологии, от комбинации светил, от прочтения журнала с календарем, гороскопом на следующий месяц правда идти не может. Это не всегда просто. Почему Церковь и предупреждает, что даже в шутку не надо бы к этому прилепляться. Человек, вроде как, говорит: «Ну я же не верю, ну просто смешно, забавно», как с некоторыми совпадает. Не такой серьезный текст. Вспомните Ходжу Насреддина, известную историю про Белого слона, когда он обещал халифу, что тот сможет превращать обычный металл в золото, но с обычным условием — что когда он будет произносить формулы превращения, он должен не вспоминать про Белого слона. И халиф не смог. 

М. Борисова 

— (Смеется.)  

К. Мацан 

— Протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной, сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». И мы прикасаемся к такой теме, как промысел Божий, вот воля Божья и воля человеческая.  

М. Борисова 

— Что хотелось бы еще и определить, потому что мы, прежде, чем говорить об этом, хотя бы для себя должны уяснить с помощью отца Максима, что же такое промысел Божий. Потому что есть, например, толкование, ну, или какое-то объяснение такое образное, что вот можно представить картину мира как некую прекрасную мозаику, где каждая отдельная человеческая судьба — это некоторый такой отдельный кусочек смальты. И всю картину со всей ее композицией можно увидеть только с огромного расстояния. И вот промысел Божий — это замысел художника, который создает такую картину. Это вот один такой вариант, это рассуждение. Но, с другой стороны, многие приводят цитату заседании Апокалипсиса, где Господь говорит, что «вот Я стою у дверей и стучу, и кто откроет Мне, к тому я войду». То есть получается, что, вроде как, не кусочек смальты — человек, вроде, сам должен понять, какое место в этой мозаике он займет. Или как? Как вообще все сочетается? 

Протоиерей М. Козлов 

— Ну, все аналогии имеют свое значение, безусловно, которые мы берем из тварного мира, но значение их, тем не менее, конечно, ограничено, в любом случае. Давайте мы попробуем опереться, прежде всего, на Священное Писание и на святоотеческую традицию. Итак, в чем состоит принципиально промысел Божий у мирян? «Бог послал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Промысле Божий и замысел Божий о Творении состоит в спасении человека. Вот нет воли Божьей в том, чтобы кто-то или что-то из творений было обречено на погибель. Здесь очень важно провести некую грань, ибо она есть и внутри христианства, если говорить уже не только о православии, но о совокупности христианских конфессий. Вот такого рода представление о промысле Божьем как о силе, которая до творения мира, независимо от людей и от каждого конкретного человека, избирают одних для спасения, а других для погибели, было с опорой на некоторую гипертрофированную или не вполне адекватную трактовку некоторых древних святоотеческих текстов, последовательно применено в первый раз в XVI столетии Жаном Кальвином, основателем на сегодня одной из традиционных вещей, протестантизм, который так и называется «Кальвинизм и реформатство». И Кальвин уверенно утверждал, что «не дело Вас, людей, рассуждать, почему так, но Бог так определяет: одни спасаются, другие погибнут, и здесь ничего нельзя поделать». Он говорил о том, что есть непреодолимая сила благодати, которая праведника все равно спасет  — даже если человек хочет согрешить — не получится, он хочет украсть — руку ему отрубят, хочется блудить — там, бессилие его постигнет, и еще подобное. А грешник, предызбранный к погибели, все равно не спасется. И что даже его попытки как бы поступать праведно, они все равно есть только сокрытие внутренней тяги ко греху. И поэтому этим важно не соблазниться, и все люди так разделены. Отсюда вот в первоначальных этих кальвинистских общинах... Кстати, скобки открою — это очень ярко показано в фильме Ларса фон Триера «Рассекая волны», где как раз пример вот такого рода именно кальвинистской общины представлен очень ярко, когда грешника нужно обязательно исторгнуть из церковного общения, и не потому только, что дисциплинарно он согрешает — в этом смысле у нас епитимья тоже может поставить человека грешного на какое-то время вне церковного общения, но у нас даже анафематствованный имеет возможность на покаяние и на возвращение в ограду Церкви. А там это свидетельство, что он не избранный, что нет никакого смысла с ним и дело-то иметь, и важно только выйти из среды подобного рода людей. Вот это — последовательная кальвинистская точка зрения. Я ее озвучиваю с такой подробностью, потому что подобного рода интенция иногда возникает и внутри православия — ну, если не по отношению к самим православным, где все же мы используем возможность или спасения, или погибели, о чем я скажу чуть дальше, на основании свободной воли человека, то по отношению к неправославному или нехристианскому миру все мы периодически слышим озвучиваемую уверенно точку зрения о том, что 90 процентов человечества за период его исторического существования — это некий вторичный материал, обреченный на погибель. Индейцы в Америке до прибытия туда, ну, некоторые скажут — Колумба, а некоторые скажут — святителя Тихона как первого православного епископа и вообще американца в конце XIX века, не имели возможности спастись. Уж коль мы с Вами сегодня кино вспоминаем, то отсылаю к фильму Мэла Гибсона «Апокалипсис», где вот это в конце — корабли Колумба и кресты на этих кораблях являются таким символом изменения состояния того страшного, действительно страшного мира, в котором жили обитатели Америки до появления европейцев. Что китайцев миллиард, полтора миллиарда, из которых в Китайской Народной Республике абсолютное большинство к христианству не имеет никакого отношения, это все вторичный материал. Китайцы, может быть, владеют блестящими технологиями и трудолюбивы, но спастись у них нет никакого шанса. Жестче можно озвучить. И наши соотечественники в 30-е, 40-е, 50-е, 60-е годы, выросшие вне ограды церковной и, к примеру, погибавшие во Второй мировой войне, Великой Отечественной, за Родину, будучи коммунистами, и действительно считавшие, что они погибают за Родину и за Сталина, по этой логике, не имеют возможности спастись. Это полная параллель кальвинизму, если говорить, по подходу, которая не дает этому человеку априори возможности быть спасенным. Но мы исходим из того, что Бог послал Сына Своего единородного для спасения мира. И в Евангелие еще ведь как говорится, в конце Евангелия от Матфея? Спаситель говорит апостолам: «Идите и научите вся народы, крестя их Во Имя Отца и Сына, и Святого Духа, и кто будет иметь веру и крестится, спасен будет, а кто не будет иметь веры, осужден будет». Значит, возможность спасения — здесь человечество отчетливо разделяется на две категории: тех, кому будет проповедано Евангелие и кто вот такого рода ответ в своей жизни даст: «Я принимаю это» или «Сознательно отказываюсь, я не хочу этой проповеди о жизни вечной и о том нравственном законе, который Ты, Христос, несешь человечеству и мне как человеку», и тем, кто не имел возможности в своей жизни — не имел возможности физической, как те же индейцы или наши предки славяне до крещения Руси, или не имел возможности реальной, как большинство, скажем, тех же китайцев сегодня или наши соотечественники, в значительной мере, в больших городах 50 — 60-х годов, когда реальности соприкосновения с Церковью, не словаря научного атеиста, многие были лишены и воспринимали жизнь такой, как она им преподносилась тогдашней идеологией... Но вот мы исходим из того, что мы должны делить человечество на эти две части, но что любовь Божия распространяется и на тех, и на других. Что действительно вне Христа и Церкви нет спасения. На Небе нет другой Церкви, кроме Церкви Христовой. На Небе нет Церкви Будды, Мухаммеда, нет Церкви олимпийских богов, нет Церкви Перуна, Велеса и Мокоши. Там Царство Отца, Сына и Святого Духа и Церковь Христова. И только через вхождение в нее можно войти в благую вечность. Но то, как человек может войти в Церковь, как может к ней присоединиться, нам не вполне промыслом Божиим здесь, на земле, открыто. Но мы как христиане должны вот что знать: что на нас лежит исключительная ответственность — не только личностная, но и по отношению к судьбам мира — за свидетельство об Истине, за то, чтобы Церковь, которая есть необходимое условие для спасения всех, кто может спастись, существовала здесь, на земле, в незамутненности евангельской проповеди.  

К. Мацан 

— Спасибо огромное! Интереснейшая беседа у нас выходит и столько вопросов возникает по поводу того, о чем Вы говорите! И мы их обсудим в следующей части программы. А я напомню, сегодня в «Светлом вечере» — протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной. В студии моя коллега Марина Борисова, я — Константин Мацан. Мы вернемся к Вам буквально через минуту.  

«Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья! В студии моя коллега Марина Борисова, я — Константин Мацан, и сегодня с нами в студии протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной.  

Протоиерей М. Козлов 

— И, Константин, можно, я одну мысль договорю, потому что ее важно завершить перед тем, как мы логически перейдем к следующему? 

К. Мацан 

— Конечно.  

Протоиерей М. Козлов 

— При этом важно понять, что вот эта воля Божья по отношению к спасению людей действует побудительно, но не принудительно, что Бог даровал человеку как венцу творения, имеющему в себе образ и подобие Божие, неотъемлемой частью этого образа только человеку и ангелам присущий дар свободы, свободного внутреннего определения. 

К. Мацан 

— Ну, собственно говоря, это и есть то, что нас подводит к следующей теме, вытекающей из всего уже сказанного, о сочетании воли Божьей и воли человеческой.  

М. Борисова 

— Можно, я просто сразу, пока не забыла, спрошу? Откуда тогда берется этот странный парадокс? С одной стороны, человек стремится узнать волю, прибегая даже к каким-то не вполне адекватным способам ее узнать. С другой стороны, пророки, которым было даровано возвестить волю Божью, причем, не одному какому-то человеку, а народам, сталкивались с тем, что их никто не слушал или слушали единицы. В чем причина такого парадокса? С одной стороны, человек стремится заранее посмотреть за эту запретную занавеску, с другой стороны, когда эту занавеску отдергивают и говорят: «Вот!», он отворачивается и говорит: «Ничего не знаю»?  

Протоиерей М. Козлов 

— Апостол Павел по другому, но объясняющему, на мой взгляд, и Ваш вопрос, поводу говорит: «Несчастный я человек. Доброго, которого хочу, того не делаю, которого люблю, того не делаю, а зло, которое ненавижу, то творю». Потому что пророки возвещали то, что требует от человека нравственного усилия и самоограничения. Пророки не говорили о том, что можно будет жить удобно, приятно, о Боге вспоминать слегка и понемножку, а обличали отступление и умаление веры и требовали ограничения и подвига. Нельзя сказать, что пророков всегда не слушали, это не так. Вспомним хотя бы здесь Ветхий Завет — вспоминать ярчайший пример, кстати, связанный с темой промысла Божия, это «Книга пророка Ионы» и спасение града Ниневии. О Ниневии Ионе было, как мы знаем, предсказано, что град великий, что он погибнет по причине умножившихся грехов, и Иона был послан проповедовать об этом жителям Ниневии. И что произошло? Жители Ниневии раскаялись и начиная от царя и до последнего жителя. И они проповедь пророка услышали. И воля Божья, видя покаяние этих людей, сохранила град Ниневию, что Ионе принять было очень сложно и обидно, потому что он возвещал одно, а получилось по-другому. Но это был отклик на пророческое слово. Ну, мы знаем — это не только жители Ниневии, ветхозаветный Израиль не только гнал, но и слушал пророков. Не все и не всегда. Но, собственно, корпус книг Священного Писания Ветхого Завета, сохранение веры в Единого истинного Бога, ситуация, когда, с точки зрения объективной истории, это было невозможно. Само чудо сохранения ветхозаветного Израиля в окружении Ассирии, Вавилона, Египта, державы Александра Македонского, Рима, господствующего языческого мировоззрения, великой эллинской римской культуры с ее философией, с реинтерпретациями божественного начала в духе платонической философии... И то, что, тем не менее, Израиль сохранил веру в Единого истинного Бога, — в том числе, благодаря предупреждениям пророков. Поэтому мы не можем говорить, что их проповедь оказалась тщетной, но мы видим, что на нее люди давали свободный отклик. Кто не хотел, тот не принимал и не принял, но всегда были, есть и будут те, кто хотят и принимают. 

К. Мацан 

— Вот для современного человека, мне кажется, особенно актуально и остро, с точки зрения внутренней психологии, стоит вопрос, как разобраться, где хочу я чего-то и где это совпадает с волей Божьей, а где это не совпадает с ней. Вот есть чеканная фраза, которую часто мы слышим в разговорах об этой теме промысла и воли, — слова Иоанна Златоуста, если я не ошибаюсь: «Бог все предвидит, но не все предопределяет».  

Протоиерей М. Козлов 

— Преподобный Иоанн Дамаскин.  

К. Мацан 

— А, простите! Я ошибся.  

Протоиерей М. Козлов 

— Ну вот мы просто уточним для слушателей.  

К. Мацан 

— Вы могли бы пояснить, что значат эти слова, как их к себе применить? 

Протоиерей М. Козлов 

— Давайте я чуть начну с другого бока, потом постараюсь выйти на этот вопрос. Начнем с такого практического приложения. Вопрос, который действительно встает перед каждым из нас и который не вытравить, пока в нас сохраняется нравственное сознание: как нам поступать сообразно с волей Божьей, в чем воля Божья мне состоит? Есть тоже такой — ну, (нрзб.) Ваше определение — чеканный ответ, который состоит в том, что мы не всегда можем понять применительно к себе, в чем воля Божия есть, а мне — в том смысле, «что мне делать?», но я всегда... мы всегда можем знать, в чем состоит воля Божья в отношении того, что мне не делать. Вот никогда нет воли Божьей, чтобы человек грешил. Вроде бы, очевидно. Но, на самом деле, не такая поверхностная ситуация. Потому что как часто человек склонен к такого рода выбору, что «я сейчас согрешу немного, чтобы потом иметь возможность благодаря сегодняшнему компромиссу, греху приносить большое благо». «Я сегодня несколько буду красть — ну, хотя бы в форме невыплачивания налогов, но зато потом благодаря образовавшемуся капиталу буду сильно благотворить и помогать другим людям». «Я сегодня несколько буду изменять мужу и жене — хотя бы на уровне психологически-эмоционального флирта, но с той целью, чтобы сохранить крепость семьи, себя поддержать, дать себе эмоциональную подпитку, и так она не разрушится, в результате». «Я сегодня прогнусь под этим начальником, которого внутренне презираю, ну, человекоугодие по отношению к нему проявлю, потому что если я займу эту должность, то это будет лучше, чем ее займет Петр Петрович, который известная сволочь, атеист и вообще коррупционер, и я же на этой должности смогу приносить значительно больше пользы». Вот эта логика, состоящая в том, что сначала нужно несколько согрешить для того, чтобы потом творить благо, на нее воли Божьей нет. Я привожу один конкретный возможный разрез — к тому, чтобы было понятно, что это не так просто практически — делать выборы, когда становится перед нами такая ситуация.  

Теперь в отношении того положительного — как постараться применять к себе волю Божью в отношении положительных поступков. А здесь ведь нужно так понять — что Бог предопределяет. Он предопределяет для нас возможность спасения в каждый миг нашего бытия. То есть нет человека до конца его жизни (вспоминаем разбойника благоразумного — вот уж где свободная воля людей проявилась), который бы не мог измениться, покаяться, метанойю пережить перед самым концом своей земной жизни. Вот, кстати, на основании этого примера приведу такую на Новой истории иллюстрацию. Вы знаете, когда началась Великая Отечественная война... Сейчас все знают, что митрополит Сергий, будущий патриарх, до главы советского правительства обратился к народу с увещанием и ободрением об итогах войны и призывом крепко стоять за Родину. Менее известны другие указы и распоряжения митрополита Сергия времен Великой Отечественной войны. Но одним из них был указ духовенству совершать панихиды по погибшим воинам, не входя в рассмотрение их мировоззрения. И в этом был не какой-то поверхностный компромисс с существующей советской действительностью или просто психологическое утешение родственников. Это было то христианское отношение, что мы не знаем, что мог пережить в последние секунды своего бытия человек, который встает в атаку, или человек, который находится на поле боя. И что мы имеем надежду, что это внутреннее изменение, как у разбойника благоразумного, могло с ним произойти. Вот промысел Божий главное, в чем состоит, — в том, что нам дается возможность спастись всю нашу жизнь, что бы с нами ни происходило. Но при этом это именно возможность побуждения, создания условий, в иных случаях — ограждения нас от тех или иных искушений, в иных случаях — возможность и силы, которые нам посылаются с тем, чтобы их преодолеть. Но не заставление, которое превратило бы нас из человека в зомби, которое лишило бы нас этой возможности там, на Небе, а кого-то и здесь, на земле, сказать: «Господи, я Тебя люблю. Я иду за Тобой не потому, что боюсь, или не потому, что рабствую, а потому что хочу быть там, где Ты, и отвечать... делать то, что Ты хочешь». Как-то так. 

М. Борисова 

— Ну вот с точки зрения современного человека тут есть, как Вы сказали, ключевое, мне кажется, слово — «рабствую». Очень много дискуссий возникает даже в церковном сообществе в последнее время по поводу словосочетания «раб Божий». Я полагаю, что моему поколению в этом смысле очень повезло, потому что в начале 80-х, когда я пришла в храм в первый раз и когда я начала ходить на первые службы, словосочетание «раба Божия» для меня было просто орденом, потому что это для меня тогда означало, что — «о, значит, один у меня хозяин — Бог!». Значит, я не буду рабой КПСС, значит, я не буду рабой государства, значит, я не буду рабой обстоятельств, значит, я абсолютно свободный человек. Такое ощущение было у многих моих сверстников тогда. Однако времена меняются и ощущения тоже. Поэтому сейчас словосочетание «раб Божий» вызывает, скорее, недоумение, а иногда и возмущение. Люди не хотят быть рабами Божьими — это к добру или к худу? 

Протоиерей М. Козлов 

— Ой, да я тоже вспоминаю те времена, Псково-Печерский монастырь, где мне приходилось часто бывать в начале 80-х годов, когда самой теплой похвалой приехавшему труднику или паломнику было, когда кто-нибудь из иеромонахов говорил: «Ну вот, раб Божий, хорошо сделал!», и это была похвала, которую еще заслужить нужно было, при всем при том. Конечно, по сути, да, можно вспомнить Евангелие, где Спаситель говорит (не всем, прочим, только ближайшим из своих учеников-апостолов — не семидесяти, двенадцати!), что «я не называю Вас более рабами, но называю Вас друзьями, ибо все Вам открыл, что дал мне открыть Отец Мой Небесный». Он говорит это апостолам. Да, мы в тех или иных песнопениях и чтениях наших литургических иногда это слово — «друг Божий» — употребляем в отношении великих святых, которые этот путь прошли и, как мы верим, вместе с апостолами получили это право — носить именование «друга Божия». То есть тот, кто не только все знает, и не только понимает, в чем воля Божья состоит, но и, со своей стороны, как в дружбе, трудился сколько-нибудь, чтобы свой вклад, свой депозит в это внести. Ведь дружба подразумевает усилия с двух сторон. Понятно, что по отношению к Богу это все равно будет 0,00001... и бесконечность. Но должно быть хотя бы 0,00001. А современное сознание у людей часто исходит из того, что «я как автономная личность обладаю правами просто потому, что это я». И не важно, хороший я или плохой, трудился или не трудился, делал или не делал — дайте мне мои права. А потом я еще подумаю, реализовывать ли мне мои обязанности. И в этом смысле это не отталкивание от какой-то психологии прошлых десятилетий, не выдавливание из себя раба по капле, а вот это нежелание соотнести свою волю с волей Божьей, согласовать ее. Ведь раб, в данном случае, это не тот, кто не имеет свободы выбора, а тот, кто сознательно свою волю стремится ни в чем воле Божьей не противопоставить. Значит, не ошибается. Но, значит, в тех случаях, когда речь идет о возможном сознательном выборе, не делает выбор в сторону греха. У преподобного Иоанна Лествичника (мы его уже сегодня упоминали) есть такие очень точные слова. Когда его спрашивали: «У нас какие смертные грехи?». Знаете, есть такие сейчас в молитвословах и книжках перечни наиболее тяжких грехов. И его вот братия спрашивала — пусть он назовет. Ну, может быть, применительно к монастырю или эпохе. Он сказал: «Есть один грех ко смерти: если кто, согрешая, в нераскаянии пребывает». Если человек знает, что он творит грех, знает, что он своими выборами противостоит воле Божьей и, тем не менее, делает сознательный выбор в эту сторону. 

К. Мацан 

— Ну вот есть ситуации, которые мы сегодня уже перечисляли, — воровства, блуда, даже если это такой, только эмоциональный какой-то флирт, как Вы сказали, где, наверное, с точки зрения христианской нравственности все очевидно — это грехи, ни у кого это сомнения так вот даже в теории не вызывает. Но мы живем, как правило, не в зоне белого и черного, а в зоне серой. И выборы совершаем не настолько радикальные каждый день. И такие, конечно, тоже, к сожалению, но, как правило, мы стараемся понять (по крайней мере, я так это чувствую), что вот если я вот это решение приму, оно не какое-то очевидно греховное. На эту работу согласиться или нет, на этот проект согласиться или нет. Но что-то — «а вдруг?», «а куда это потом приведет?», есть сомнение, но небольшое, и так далее. И в этой ситуации человеку хочется на что-то опереться и в каком-то смысле даже, может быть, иметь какую-то инструкцию. Ну вот если это событие такому критерию, такому критерию и такому критерию отвечает, то, скорее всего, по воле Божьей, а вот такому и такому не отвечает — скорее всего, нет, надо отказываться. Это один такой путь размышления на эту тему. А второй путь размышления в такой же ситуации — что нужно остановиться, помолиться, уйти в какое-то внутрипребывание и вот там искать через какие-то, прошу прощения за такое выражение, тонкие сигналы какой-то ответ от Бога невербальный такой, духовным зрением смотреть и вот пытаться понять, это воля Божья или не воля Божья. И как-то ответ тебе будет дан. Вот если вот эти два пути размышления сопоставлять, к какому Вы, скорее, готовы, как пастырь, человека адресовать? Или так не надо противопоставлять?  

Протоиерей М. Козлов 

— Мне кажется, есть действительно разные жизненные ситуации. И нужно использовать все те возможности в нас, личности образа и подобия, которые нам Творец дает. У человека есть Богом данная способность разума, разумного рассуждения. И не дело — отказываться от разума и не применять этого рассуждения тогда, когда его нужно применить. Безответственно принимать решение о взятии кредита, не прочитав то, что написано мелким шрифтом. Многие наши соотечественники в этом убедились на личном примере. Безответственно принимать на ответственную работу сотрудника, если ты не представляешь его профессионального прошлого, его качеств, а просто исходишь из внешней симпатичности и того, что он тебе показался во время часового разговора. И отказ, в данном случае, от необходимых усилий разума, есть, конечно, безответственность и в этом смысле греховная безответственность со стороны человека. Но не забудем, что в церковной жизни — может быть, конечно, и не в ежедневных ситуациях, о которых Вы, Константин, сказали, но в каких-то важнейших жизненных ситуациях, может быть, несколько раз за жизнь, христианин может и должен бы применить то, о чем мы тоже читаем в Священном Писании — о принципе послушания. Сын был послушен Отцу даже до смерти и смерти крестной. И отцы... Ведь мы... Христианство — это не только религия, богоданная свобода. Христианство — это религия свободно избираемого послушания. Не как «дисциплина», не послушание в смысле церковно-терминологического — двор пойти чистить, это твое послушание, или еще что-то, а того послушания, которое Христа ради совершается в твоей жизни другому, более духовно или жизненно опытному человеку. Это послушание в прежние века — сейчас даже не решусь сказать — проявлялось детьми по отношению к родителям, когда родительская воля в тех или иных ответственных жизненных выборах не была  мнением устаревших людей, которые не понимают современной действительности (почему я должен их слушать, что они мне дали, как они меня воспитали?), а чем-то, что нельзя проигнорировать, что, может быть, не всегда автоматически, механически можно к себе применить, но что нельзя неделание, что они говорят и что они мне советуют, и как они мой путь предлагают направить. Это послушание, которое — тоже непросто сказать — даже по отношению к современной христианской семье сегодня, но если мы христиане, мы не можем отказаться от того, что есть Священное Писание. Это послушание жены по отношению к мужу. Как Христос — глава Церкви, так и муж — глава жены, это Слово Божие, это невозможно отменить никакими историко-культурными контекстами начала XXI века. У старца Амвросия Оптинского есть совет жене, которая недоумевала от дурацких практических решений, в том числе экономически плохих для семьи, которые муж ее предпринимал. И она спрашивала старца Амвросия: ну слушать ли его в этом? Он сказал: «Ну вот если ты Христа ради, ради послушания во Христе не будешь протестовать, то Господь обратит его немощи к лучшему». И действительно, для той конкретно семьи это вышло во благо. Ну, и вспомним и о том, что сейчас за разговорами с критикой младостарчество почти ушло из жизни Церкви. Есть ведь послушание духовно опытному священнику. Ведь иные из нас, к счастью, не так мало имеют. Это утешение — иметь духовного отца, человека, которому я доверяю, духовному опыту которого, жизни которого, свидетельству о Церкви и о Боге которого я доверяю. И, наверное, в жизни каждого есть два, три, четыре, несколько выборов, когда важно сказать: «Господи, мне кажется, что это Твоя святая воля обо мне. Но я не хочу здесь, стоя перед таким важным порогом, поступить своевольно. Моего просто разумения не хватает. Я пойду к духовнику и сделаю так, как он скажет». Ну вот вспоминая о жизни каких-то людей, которые мне известны, или о своей жизни, я могу сказать, что вот такого рода соотнесение своей воли с волей духовника перед намерением вступить в брак или соотнесение своей воли со словом духовника перед намерением вступить на служение церковное, церковнослужение или, тем более, священнослужение, есть то, что делает путь прямым, без.. не лукавым. Ну, я не буду о себе говорить — скажу об одном священнике сейчас, очень хорошем. Он был алтарником в нашем храме и выпускником Московского университета. Перед ним была возможность, чуть-чуть совсем слукавив, тогда молодым человеком пойти в Вооруженные силы или прямо поступить. И понятно, как колеблется всякий 18-летний юноша в этот момент и как родители его колеблются. Но вот он пришел, спросил священника, как поступить, и пошел служить в Вооруженные силы. И это сделало путь его дальше прямым и ровным, и я очень радуюсь, зная о его дальнейшем пути. Ну вот есть такие случаи.  

К. Мацан 

— Протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной, сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Ну вот Вы сейчас ответили на, скажем так, первую половину вопроса о такой более-менее рациональной попытке понять, где воля Божья, опыт, жизненный опыт, понятие реалий о кредите, что не надо брать кредит, если нет денег, или послушание воле духовника или опытному какому-то совету просто. А вот как бы та вторая половина, то, что можно назвать, скорее, не рациональным, а, в большей степени, таким духовным зрением — вот молитва, такое внутреннее... попытка найти вот этот невербальный ответ — она вообще полезна, или мы можем здесь слишком много себе позволить и ошибиться, и мы оказываемся в опасной ситуации?  

Протоиерей М. Козлов 

— Ну, что она возможна, но только не нужно с этим как бы мельчить, и понятно, что это не то, что по отношению к тому, поехать мне на метро или на  троллейбусе домой, нужно применять. Да, бывают ситуации, когда или некого спросить, или когда тебе даются разнонаправленные советы и рекомендации равно авторитетных для тебя людей. Вообще, действительно, бывают ситуации, когда только ты сам должен принять это решение и не видишь, в чем оно состоит. Но мы знаем, что, как один из возможных путей в таком случае, зная людей, которые принимали... применяли с несомненной пользой для себя, это сосредоточенно, и тут уж, по возможности, не слишком кратко, если есть время помолиться. Некоторые советуют читать Умилительный покаянный канон Божьей Матери, некоторые что-то, может быть, другие какие-то последования, которые особенно легли тебе на сердце. Потом постараться помолчать перед Богом, то есть изгнать всякие внешние мысли, как вот на херувимской мы просим, всякое житейское отложить попечение. И первый помысел, который тебе придет после сосредоточенной внятной молитвы, — принять и ему далее следовать за послушание. Вот тот же принцип применить — принять этот помысел как данный тебе от Бога, и даже если тут же (обычно это будет) придет другой с обоснованием, что как раз по-другому нужно поступить, от первого уже никогда не отступаться. И тогда ты соединишь свободу своего выбора с послушанием того, что ты услышал от Бога.  

М. Борисова 

— Ну вот если немножко развить Костину мысль про интуитивное ощущение, ведь мы часто встречаем в святоотеческой литературе призыв жить внимательно. Но что значит жить внимательно? Бывают ситуации, когда и спросить некого, а авторитеты, которые тебя окружают, у них мировоззрение с другим знаком. То есть ты их уважаешь как опытных людей, но ты понимаешь, что они на мир глядят не с христианской точки зрения. Поэтому в каких-то серьезных ситуациях ты не можешь опираться на их советы. Они тебе посоветуют самое замечательное, только тебе как христианину это не подойдет. С другой стороны, бывает масса ситуаций, которые сначала, когда они происходят, выглядят как какое-то нагромождение случайностей. Пошел человек сдавать в один институт — не попал, с отчаянья перенес документы в другой, поступил без особого желания, а просто так как-то, в каком-то азарте, и выяснилось, что это путь его жизни. И потом, там, я не знаю, стал Нобелевским лауреатом в этом направлении. То есть когда он смотрит на эту ситуацию спустя годы, он видит в этом промыслительное водительство Божье. Но в тот момент, когда это происходит, человек, как правило, не в силах понять, что это — какая-то рука его ведет, или это действительно просто что-то такое вот, стечение обстоятельств. И когда я читаю, например, призыв жить внимательно, это относится к тому, что я должна себя тренировать различать эти вещи, или это вообще в принципе невозможно и все на интуитивном уровне происходит? 

Протоиерей М. Козлов 

— Ну, давайте тоже различим. Безусловно, ничто не мешает нам принимать авторитетные рассуждения людей внешних, когда речь не идет об анализе, скажем, общественной жизни, каких-то социально-политических реалий или иных, даже если они не являются носителями христианского мировоззрения. Я уж тут приводил этот пример, но так не могу никуда не деться: ну уж куда как не христианин Виктор Пелевин, но мало можно найти писателей, так точно оценивающих ситуацию современного общества и тенденции развития общественного сознания, как в лучших книгах Пелевина. Но ясно, что когда речь зайдет о нашей возможности веры, спасения, отношений с Небом, мы не будем искать ответов в его книгах. Что касается святоотеческого совета о внимательной жизни, то я бы вот в какую сторону его развернул: бессознательное — чаще всего область действия врага рода человеческого. Когда мы живем и реагируем рефлекторно, толкнули — раздражился, проголодался — озлобился, на меня надавили — я оказал противодействие. Не имея внутренней рефлексии, оценки с точки зрения христианской веры и нравственности поступков, которые я совершаю, это есть невнимательное существование. Я по отношению к поступкам, которые делаю, поступаю без осознанного нравственного выбора, невнимательно. А святые отцы говорят, что вот как раз наш путь ко спасению складывается из этих каждодневных мелких, средних, крупных выборов. Они происходят тогда, когда мы выбор-то делаем, то есть когда сознательность, внимательность к этому прилагаем. И из нее складывается та духовная опытность — из того, чем больше мы эту внимательность прилагаем и таких выборов делаем, которая дает нам и уразуметь пути, ко которым нам дальше идти. Вот если мы хотим лучше понимать картину выборов на будущее, нужно сегодняшние выборы делать максимально ответственно, максимально внимательно, тогда и завтрашний день станет для нас яснее.  

К. Мацан 

— Спасибо огромное за эту беседу! Мне кажется, она, конечно, у нас не закончена, потому что тема огромная и бескрайняя, о многом бы еще хотелось спросить. Но надеюсь, что и Вы у нас, отец Максим, не в последний раз в студии на радио «Вера». Я напомню: сегодня в «Светлом вечере» с нами и с Вами был протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной церкви, настоятель храма Преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной. В студии также была моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. Спасибо, до свидания! 

М. Борисова 

— До свидания! 

Протоиерей М. Козлов 

— Всего доброго! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».

Также рекомендуем