Москва - 100,9 FM

«Торжество православия». Архимандрит Александр (Глоба)

* Поделиться

В нашей студии был клирик Свято-Георгиевского Городницкого монастыря архимандрит Александр (Глоба).

Мы говорили об истории и смысле праздника Торжества Православия, о праздничных днях в течение Великого поста, об особенностях Литургии Преждеосвященных Даров и о великом покаянном каноне Андрея Критского. По словам отца Александра, пост — это время интересных открытий и свершений.


Ведущий: Алексей Пичугин

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин. Рад вас приветствовать, с удовольствием представляю нашего гостя: сегодня здесь, в этой студии, вместе со мной и вместе с вами этот час, ближайшую часть «Светлого вечера», проведёт архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого мужского монастыря. Добрый вечер.

Архим. Александр Глоба

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— У нас первая неделя Великого поста заканчивается, грядёт неделя Торжества Православия, то есть ближайшее воскресенье в сознании церковных людей, для которых вот эти первые дни поста были значимы, как-то отделяет основную часть поста от вот этой первой недели, которая считается самой такой строгой, в представлении многих, самой важной, просто потому, что мы в него вступаем. Кто-то считает, что она важная потому, что читается канон Андрея Критского, хотя, в общем-то, это и не так — это не поэтому она самая важная, а просто она открывает собой вот этот достаточно длинный путь, который мы называем Великим постом. И к воскресенью Торжества Православия люди немного выдыхают, в общем, наверное, особо не задумываясь о том, что это такое, почему Торжество Православия — просто вот первые семь дней заканчиваются и можно немного перевести дух. А в чём смысл этого праздника, в чём смысл самого Торжества Православия?

Архим. Александр Глоба

— Прежде всего это удивительная история, духовная история, великая история, потому что в 843 году праздновалась победа над иконоборческой ересью. И тогда император Михаил с его благочестивой матерью установили это празднование. Празднование заключалось в том, что люди, которые открывали свои христианские чаяния и надежды на то, что можно изображать Бога на иконах, святых можно изображать на иконах, что можно поклоняться святым мощам, можно поклоняться Святому Кресту, наконец приобрело такой вот открытый характер. Потому что люди, исповедующие себя христианами, должны были прятать образа, должны были прятать святые мощи, должны были прятать даже святые кресты для того, чтобы эти, как говорят наши люди, святыни не были поруганы. Чтобы они не были сожжены, не были уничтожены приходилось это всё прятать. И наконец приходит время, когда можно было открыть это поклонение и открыто заявить, что это является святыней. Это всё случилось, как говорит церковная история, вот именно в первую неделю Великого поста, то есть в первое воскресенье случилось. И это празднование переносится из года в год. И установилось оно, по церковным источникам — примерно в X-XI веке уже сам чин сформировался этого празднования. В самом праздновании заключается также и великое напоминание о том, с какими ересями и кто из еретиков был врагом Святой Церкви.

А. Пичугин

— Надо сказать, что сам чин-то сложился достаточно поздно.

Архим. Александр Глоба

— Да, X-XI век. У нас иконоборческая ересь была побеждена в 843 году открыто.

А. Пичугин

— Насколько я помню, я сейчас могу проверить, чин к X-XI веку начал складываться, а окончательно оформился уже позднее. И его знали большие соборные храмы, а маленькие церкви... то есть мы сейчас привыкли, что чин Торжества Православия обычно совершается без присутствия архиерея во всех храмах после воскресной Литургии.

Архим. Александр Глоба

— Да, он сейчас имеет вид молебна такого особенного, когда у Бога просят милости, надежды, поддержки в служении, а также чтобы Господь оградил Церковь от раздоров, нестроений. Поэтому он имеет такое вот особенное значение и соединяется вместе с Литургией, и носит название «Торжество Православия». Но сам вопрос не в том, что он сформировался к XI веку, сам вопрос в том, что этот процесс был, как ранозаживляющий, то есть, естественно, служился этот чин в большой церкви в Константинополе — в Великой Софии. И маленькие церкви, конечно, со временем приобретали этот чин. А потом, необходимости этого чина больше была там, где всё-таки люди соприкасались с жёсткостью этой ереси, с гонениями.

А. Пичугин

— А сейчас, по прошествии тысячи лет, мы уже про эту ересь помним только из...

Архим. Александр Глоба

— Почему? Нет. Посмотрите, эта ересь всплывает даже в новых христианских деноминациях: протестантский толк — они не признают иконы; псевдохристианская секта Свидетелей Иеговы. Пожалуйста — ислам тот же самый: арианская ересь, которая растекается там масляным таким пятном, когда начинают они говорить об отношении к нашим иконам, к нашим святым, к нашим пророкам даже — и к их пророкам, и к нашим пророкам — то там всплывает вот эта арианская ересь, по отношению ко Христу даже. Поэтому мы должны помнить, у нас должен быть духовный иммунитет к этому всему. И очень хорошо, что сам чин Торжества Православия напоминает нам об этом и даёт такую прививку духовную, чтобы мы не забывали, чтобы помнили, чтобы не было новых ересей, потому что всё новое — это хорошо забытое старое. Или люди, которые не знают историю, начинают придумывать те заблуждения, которые Церковь уже пережила в IV-V-VI-VII-VIII-IX веках.

А. Пичугин

— А есть какая-то смысловая связка чина Торжества Православия, воспоминания самого этого дня с постом?

Архим. Александр Глоба

— Конечно. Во-первых, сама связка историческая: пост в Византии, в Константинополе, понятно, что люди были в особом молитвенном делании духовном. И очень хорошо, что когда люди особо молились, когда они возлагали надежды на особые милости перед престолом Божьим, они получили её в виде чина, в виде события, которое сложилось в дальнейшем в чин Торжества Православия. Когда византийская императрица со своим сыном и Патриархом Мефодием идут и устанавливают открытое поклонение святыням православным христианским. Конечно, есть, то есть это явный показатель того, что если человек чего-то хочет в жизни добиться, то слова Христа, сказанные в Священном Писании, чтобы молились, постились, налагали на себя особые обетования, особые обязанности, они сбываются по милости и по попущению Божьему.

А. Пичугин

— Мы, даже не будучи знакомы с церковной традицией вообще, но из фильмов, из книг помним, что в какой-то момент в церкви возглашались анафемы — многие не знают, когда. И мы сейчас не послушаем, конечно, но можно запросто найти в интернете, можно старые советские фильмы посмотреть, особенно «Анафему» по Куприну, где протодиакон возглашает анафему Льву Толстому, чего никогда не было в жизни — никто ему анафему не возглашал. Но тем не менее вот этот протодиаконский рык: «Анафема!» — заставляет вздрогнуть и задуматься человека. Это ведь тоже Торжество Православия — вот этот чин Торжества Православия. Правда, сейчас, придя в церковь, мы никаких анафем не услышим.

Архим. Александр Глоба

— Дело в том, что на Украине и в некоторых городах, допустим, в Твери владыка Савва чин анафемы провозглашает. Он даже посохом архиерея бьёт по кафедре, есть даже такая запись видео.

А. Пичугин

— А для чего? Нет в этом какого-то исторического реконструирования?

Архим. Александр Глоба

— Конечно, это историческая реконструкция, но прежде всего мы должны помнить, что анафема — это не проклятие, а это свершившийся факт и подтверждение того факта, что эти люди отпали от Церкви, что они не есть члены Церкви.

А. Пичугин

— У нас в разное время анафемы возглашали по разным причинам.

Архим. Александр Глоба

— Проклятие и анафема — это разные вещи.

А. Пичугин

— Понятно. Но эти анафемы — это всё угроза в нашем представлении: «Анафематствован!» — мы слышим и представляем, что человек уже окончательно всё...

Архим. Александр Глоба

— Дело в том, что когда человек мало знает и когда он плохо знает историю, когда плохо знает значение слова, то очень безобидные слова, бывает, приобретают очень грозный оттенок. И люди, которые пользуются невежеством народа, очень часто спекулируют на этом невежестве для достижения своих каких-то собственных политических либо других меркантильных целей. Поэтому я призываю всё-таки людей хотя бы изучать церковную историю — в учебниках Смирнова, допустим. Это небольшие такие учебники по истории Церкви. Хотя бы читать православные сайты, слушать православное радио, где объясняется смысл значения тех или иных терминов, тех или иных событий, чтобы мы всё-таки воспринимали это всё правильно, с умом, чтобы не было никакой истерики, никакого недопонимания. Для того, чтобы человек всё-таки находился в духовном возрастании, а не в духовном падении, когда изучает Православие. У нас очень часто бывает, что запугивают Православием. А этого, я считаю, не должно быть. Люди не должны позволять к своей персоне, к своей личности православного христианина допускать такие вот моменты манипуляции со стороны таких вот недоброжелателей, кем бы они ни были.

А. Пичугин

— А что значит «запугивают Православием»? Мне кажется, я не встречал того, чтобы Православием напугали.

Архим. Александр Глоба

— Посмотрите, существует очень много людей, которые накладывают на пасомых — вот когда они священниками были или есть — в истории Церкви, даже в новейшей истории, даже в современной истории Церкви есть люди, которые накладывают на людей, которые приходят искать облегчение в Церковь, неудобоносимые бремена. Допустим, посмотрите истории запрещённых современных клириков, в наше время, посмотрите их деструктивную деятельность: люди пользуются тем, что люди доверяют духовные моменты, духовные вопросы этим пастырям.

А. Пичугин

— Тут, наверное, дело не только в запрещённых и в каноническом статусе, это чисто человеческое — это может быть у любого священника, и у вполне действующего: как он себе представляет...

Архим. Александр Глоба

— Но всё-таки люди, которые столкнулись уже с реальным церковным правом и получили, допустим, осуждение за свои деяния — лишение сана, — то можно сделать вывод о том, что эти люди так же пугают вот именно Православием. Потому что они это делали вполне осознанно, делали это при храмах, делали, прикрываясь церковными Таинствами. Когда они сейчас получили осуждение, когда они потеряли свой священный сан и когда сейчас до сих пор пытаются выступать в средствах массовой информации, пытаются вести за собой людей в погибель, то здесь вот я к этому веду — что надо быть очень осторожным.

А. Пичугин

— Осторожным надо быть, наверное, в любом случае, поскольку когда человек делает свои первые шаги в Церкви, он сталкивается с огромным количеством вещей, которые ему непонятны. Они для него вообще открывают ворота в новый мир, абсолютно новый. И очень просто и легко ошибиться и попасть... вот у Иоанна Златоуста: «от мысленного волка звероуловлен буду». И очень просто и легко, наверное, попасть в собственные какие-то умозаключения о христианстве и о его мнимой сути.

Архим. Александр Глоба

— Наверное, да. Но вместе с тем мы должны всё-таки помнить, что наша Православная Церковь живая, и надо всегда находиться в контакте с епископом, надо помнить, что Церковь не может существовать без епископа. И всякий священник, чем бы он ни занимался, какие бы чудеса ни творил, он должен быть в связи с действующим каноническим епископом, если это наша каноническая территория, Русской Православной Церкви. Поэтому всё, что за пределами, как бы хорошо, красиво ни было обрамлено, ни звучало бы красиво, оно не должно иметь права и место на существование — вот с точки зрения канонического церковного права.

А. Пичугин

— Архимандрит Александр Глоба. Клирик Городницкого мужского монастыря в программе «Светлый вечер» на светлом радио. Вы помните свой первый Великий пост?

Архим. Александр Глоба

— Да, с детства ещё, помню. Я люблю это время, для меня оно как-то особенно живо и радостно, потому что за Великим постом всегда идёт святая Светлая Пасха, всегда радость...

А. Пичугин

— Ну, она бы всё равно шла — был пост или не был, постился человек или не постился, он всё придёт к Пасхе. Но в чём для вас радость самого поста заключается?

Архим. Александр Глоба

— Особая духовная радость. Если человек живёт в этой духовной радости, он её хорошо понимает, а тот, кто пытается подойти к этому или не соприкасался с особым молитвенным правилом, молитвенным деланием, стилем жизни на этот период, тому это, наверное, сложно объяснить. Это всё-таки такая живая практика, которую каждый человек может применить для себя во время Великого поста. Допустим, если человек хочет совершенствоваться, то он выбирает для себя какой-то грех, который он совершает, может быть, часто, может быть, регулярно, может быть, постоянно, может быть, всё время хочет избавиться от чего-то плохого, но не получается. Вот время Великого поста — это прекрасное время для того, чтобы хотя бы встать на путь совершенствования и избавиться от чего-то плохого в своей жизни. Допустим, человек курит — бросить курить. Человек выпивает или употребляет какие-то психотропные вещества — пусть это будет временем очищения. Если человек какими-то страстями связан, то время прекрасное для того, чтобы обуздать эту похоть и хотя бы на какое-то время оставить её и встретить Христа со светлым, чистым сердцем. Поэтому время совершенствования — это как раз время поста, и оно очень благоприятное для этого. Ну, а человек, который живёт в Церкви, для него всё, что связано с постом, имеет и такое мистическое, сакральное значение, православное, духовное.

А. Пичугин

— А богослужебная сторона?

Архим. Александр Глоба

— Да, я поэтому и говорю. Там очень много открывается различных вещей, которые связаны с Ветхим Заветом...

А. Пичугин

— А вот как это человеку понять? Мы живём в современном мире, когда большинство людей работает, у них нет возможности ходить по утрам на длинные постовые службы, даже если очень хочется. Ведь если мы приходим в храм во время поста только в субботу или в воскресенье: воскресенье, в общем, выделяется из постового времени — это, в общем-то, и не пост, вернее, не совсем Великий пост.

Архим. Александр Глоба

— Ну да, потому что по субботам совершается Литургия Иоанна Златоуста, как написано в канонических правилах, что в субботу мы не постимся. Есть Апостольские правила, в которых сказано, что по субботам мы не постимся, но постимся только одну субботу — в Великую Субботу. Поэтому чинопоследование Божественной литургии именно привязано к Иоанну Златоусту.

А. Пичугин

— А в воскресенье Литургия Василия Великого. Но и здесь есть загвоздка, потому что обычный человек, приходя в церковь, не очень... даже если он долго ходит, он будет знать, что это Литургия Василия Великого, а в чём она заключается, в чём разница... Он же анафору, которая там другая, очень красивая анафора — и у Иоанна Златоуста красивая анафора, — у Василия Великого все, кто её слышал, считают, что это такая вершина литургического творчества.

Архим. Александр Глоба

— Действительно это вершина литургического творчества — там прошения более такие детализированные, длительные, обширные, пространные.

А. Пичугин

— А простые люди, которые приходят, стоят в храме, их не слышат.

Архим. Александр Глоба

— Дело в том, что в храм надо приходить уже со служебником. Вот есть такое последование Литургии, где на русском языке, даже с параллельным переводом, есть эти молитвы. И человек, который, допустим, покупает телефон... Меня вот удивляет другая сторона: сейчас эти айфоны, андроиды, различные гаджеты, различные приложения — там голова сломаться может, только посмотришь — там столько надо знать. И когда открываешь всего лишь книжку, где просто всё написано и читаешь на службе, мне кажется, это намного проще, намного легче и намного приятнее, чем пользоваться вот этой электронной ерундой.

А. Пичугин

— Сейчас приходишь на канон Андрея Критского — там все с телефонами, потому что удобно, потому что набрал «канон Андрея Критского» в каком угодно переводе...

Архим. Александр Глоба

— Да ради Бога! Если в телефоне канон Андрея Критского. Я говорю про другое: если там какие-то игры, какие-то программы — то, что простому человеку голову сломать может. А если он имеет телефон и может скачать библиотеку православную с переводами — есть же уже переведённые тексты. Приходи на службу, открывай, читай, следи за службой — никто мешать не будет. Главное, чтобы не светил в глаза светом этим.

А. Пичугин

— Но я о другом, понимаете. Я начал с того, что человек, который приходит в храм Великим постом, и желал бы чаще приходить, но работа — мы все работаем и нет возможности по утрам бывать в церкви. А будучи там в субботу или в воскресенье, мы постовых служб и не видим, а богослужебная вся сторона Великого поста — это будни, это утренние службы, длинные достаточно. Я знаю священников, которые больше всего любят именно эти службы. У меня некоторые знакомые настоятели многоклирных приходов стараются в это время на клиросе стоять, читать, если там есть священник, которому служить.

Архим. Александр Глоба

— Это очень часто связано с тем, что каждый человек во время Великого поста хочет каким-то образом показать своё совершенство прежде всего самому себе. То есть пойти на клирос попеть, пойти почитать...

А. Пичугин

— Ну, вникнуть, в конце концов...

Архим. Александр Глоба

— Да, чтобы соприкоснуться с полнотой богослужебных служб. И я помню, что когда я даже учился в Питере в Медицинской академии, то тоже приходил в храм в это время, даже бывало так, что можно было какую-то лекцию пропустить, пойти в храм помолиться, чтобы как-то особенно проникнуться этим особым чувством. Конечно, если лекция была по хирургии или терапии, то старались не пропускать, если какая-нибудь лекция по организации или какая-то пространная лекция ни о чём, то можно было сходить, помолиться — совместить приятное и полезное. Людям, которые работают на производствах, в различных местах, где невозможно в храм сходить — здесь страшного тоже ничего нет, потому что, во всяком случае, они могут прийти в храм Божий в субботу или в воскресенье помолиться, от этого полнота службы и благодатное её действие ни в коем случае не умаляется. Люди могут так же подготовиться, причаститься, приобщиться Святых Христовых Тайн, пособороваться. Но вместе с тем, мы же не плачем или не сетуем тогда, когда мы работаем в обычные дни, а в обычные дни тоже совершаются службы обычные, и даже большие праздники совершаются не в субботу или в воскресенье: двунадесятые праздники, праздники, которые имеют большое значение, может быть, для каждого человека отдельно — день именин, день рождения. Да, это постовые службы, но от того, что люди не могут их посещать... ну, они могут, если им это интересно, посмотреть записи служб.

А. Пичугин

— Вторая сторона вопроса: если есть возможность прийти на такую службу, человек приходит — что он из этого извлекает? Понимаете, это же долгое стояние... Предположим, приходит человек и слышит очень-очень длинные... ведь там всё-таки не так много поют, больше читают — и вот эти полотна церковнославянского, не очень понятного, монотонно начитанного текста тоже не настраивают на лучшее понимание постовой службы.

Архим. Александр Глоба

— А вы думаете, если бы человек слушал на современном русском языке полотна текста, от этого?..

А. Пичугин

— Нет, не факт. Это должно быть очень сильно созвучно тому, что происходит внутри.

Архим. Александр Глоба

— Да. Дело в том, что церковнославянский текст глубже цепляет — это замечено.

А. Пичугин

— А если ничего непонятно? Ведь написано для того, чтобы было понятно.

Архим. Александр Глоба

— Я не думаю, что люди ходят прям такие, что им ничего непонятно. Бывает так, что смотришь на человека — он такой глуповатый, неряшливый, может быть, вид имеет снаружи, а у него профессорская степень по церковнославянскому языку. И он тебе такого расскажет и объяснит, что ты даже сам удивляешься, что за годы обучения в семинарии такого даже и не слышал, трактовки такой — и это правильная трактовка. Поэтому не надо думать, что у нас ходят люди и ничего абсолютно не понимают.

А. Пичугин

— Мы вернёмся к нашему разговору через минуту. Напомню, что в гостях у нас сегодня архимандрит Александр Глоба — клирик Городницкого мужского монастыря.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, сегодня у нас здесь в студии архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого мужского монастыря. Мы говорим в преддверии праздника Торжества Православия и о посте, и о Торжестве Православия, и о том, что праздничного можно найти в постовых службах в постное время. Кстати, у нас, помимо чина Торжества Православия, такие праздничные дни в течении поста до Благовещения ещё будут?

Архим. Александр Глоба

— Да, и Фёдора Тирона — тоже такие молебные пения, которые совершаются в храмах, когда люди просят у этого святого тоже особой помощи в своём жизненном делании. Также совершаются особые заупокойные богослужения родительские, типа родительских суббот таких, когда люди собираются, чтобы помолиться об усопших родственниках, чтобы участь их была, конечно, по учению Церкви, лучше, нежели в том состоянии, в котором пребывают души усопших родственников. И совсем недавно мне пришёл такой вопрос после выступления — я выступал тоже на одной передаче. И пришёл вопрос: дед был неверующим, бабушка была неверующей, даже некрещёная, но, говорят, хорошие люди были — попали ли они в рай? Если они неверующие были, Христа не знали и не стремились попасть в рай, то значит, может быть, туда они и не попали.

А. Пичугин

— А может быть, и попали — мы же не можем решать за Бога посмертную судьбу человека.

Архим. Александр Глоба

— Ну как не можем? Можем всё-таки на основании слов Священного Писания: Христос сказал, что надо всё-таки верить в Него осознанно.

А. Пичугин

— Да. Но нет преград Божественной любви, Божественному замыслу о человеке...

Архим. Александр Глоба

— Во всяком случае, тогда Господь тоже бы не оставил людей без надежды и сказал бы: «Но если вы этого не делаете, то всё равно туда попадёте», — он однозначно говорит нам, что мы должны делать. Мы можем, конечно, сослаться на слова святого апостола Павла, который говорит, что тот человек, который, может быть, и не верил, но жил по совести, будет судим по закону совести — это единственная надежда, где Господь, может быть, снисхождение проявляет...

А. Пичугин

— А вы сказали об этом этим людям?

Архим. Александр Глоба

— Конечно. Я же должен людям сказать. Я ещё спросил имена этих родственников, потому что в частной молитве к Богу я могу их упоминать. Я не могу их в общественной молитве упоминать, а в частной — да, молюсь, чтобы Господь дал им особое место и особую милость проявил к ним. Страшного ничего нету, но люди должны помнить, должны творить милостыню, должны к Церкви относиться хорошо, приходить в храм Божий, молиться за свою душу, за души усопших родственников. И вот это время особенное во время Великого поста — благоприятное, спасительное для всех, кто пользуется им в благих намерениях.

А. Пичугин

— Литургия Преждеосвященных Даров — это ещё одна важная тема Великого поста. Сейчас хорошо, что во многих храмах они стали совершаться в положенное время — во второй половине дня, когда люди после работы могут прийти в храм и, во-первых, приобщиться Таин, во-вторых, побывать на очень красивой службе, которая в другое время года не совершается. Если мы говорим про Литургию Василия Великого, что она служится несколько раз в год, не только постом, но и ещё в сочельники, ещё и в день памяти Василия Великого, то Литургия Преждеосвященных Даров — это исключительно постовое явление, причём со своим древним, очень интересным, красивым чином.

Архим. Александр Глоба

— Да. Действительно в некоторых храмах совершается приобщение Святых Христовых Таин... и по средам и пятницам совершается эта Литургия, потому что не положено совершать Литургии Василия Великого или Иоанна Златоуста в эти дни. И ради любви Церкви к своим прихожанам, к своим чадам вот этот чин был предложен Церкви и используется до настоящего времени. Причащаться вечером, конечно, интересно, но целый день надо ходить натощак.

А. Пичугин

— Есть установленный шестичасовой пост...

Архим. Александр Глоба

— Да, есть определённые правила — шестичасовой пост должен соблюдаться, и тогда человек может прийти, послушать богослужение, поучаствовать в нём и приобщиться Святых Христовых Таин. Но мы должны помнить, что Тело и Кровь освящаются на предстоящей, или предыдущей, Литургии Василия Великого. Заготавливаются Агнцы, и на этих Агнцах уже совершается сам чин Божественной Литургии Преждеосвященных Даров. Да, действительно, чин очень духовно богатый, очень красивый, и, по-моему, в Сретенском монастыре совершается и во многих других...

А. Пичугин

— В Москве уже сейчас достаточно много мест, где она совершается вечером, потому что было благословение Патриарха служить вечером. Я помню споры ещё середины двухтысячных годов, когда были ревнители, считавшие, что надо служить вечером, как это положено, это было здорово. Но многие на это говорили, что вот, как же так, никто это вечером никогда не служил, это только утром, это вы чего-то там сами себе придумали. Потом было разрешение Патриарха служить вечером, и эти споры как-то постепенно стихли. Поэтому кто хочет, служит вечером, кто хочет, служит утром. Или, например, у меня в разных храмах у знакомых священников, скажем, в среду служится она утром, а в пятницу вечером, или наоборот. Это действительно стоит, если вы ещё ни разу не ходили, но сознательно интересуетесь церковной жизнью... Вообще, как мне кажется, Великий пост — это тоже не сразу ведь приходит осознание того, что пост это не только гастрономические ограничения и не только ограничения. Вот мы всегда про пост говорим как про что-то такое закрытое, когда вот это мы не делаем, это мы не едим, туда мы не ходим. А если на это посмотреть с точки зрения литургической, с точки зрения богослужебной, выясняется, что пост это ещё и время очень интересных открытий, свершений, когда можно прийти во внеурочное время в церковь, если есть такое время, и погрузиться... опять же я понимаю, что многие работают, но можно прийти и погрузиться в совершенно необычную атмосферу необычных служб. Если внутри это вдруг начинает созвучно становиться тому, что происходит в этот момент в храме, происходит вот это соединение. И тогда, наверное, действительно человек попадает в эту постную колею. Вот едешь на машине между колей: иногда в неё проваливаешься и тебя из неё выбрасывает, и вот так вот очень напряжённая, дурацкая дорога. А потом вдруг ты встал в эту колею и уже чётко по ней едешь, как по рельсам. И вот иногда ощущение того, что ты попал в эту красивую литургическую постную историю, как раз вот это ощущение езды по колее передаёт.

Архим. Александр Глоба

— Да, так и есть. Хорошие образы такие применили — действительно так и есть. Но дело в том, что хорошо, когда человек совершает это осознанно: не просто заходит и знакомится, а идёт в церковь осознанно, когда несёт в церковь свои прегрешения, злые деяния, когда хочет избавиться от этого всего и сделать это радио Бога, ради Царствия Небесного. Не ради спортивного интереса, а вот именно с особенной такой целью, с особенным призванием сердечным и духовным. Тогда Господь Сам помогает ему, потому что видит эти тяготы и ношу, которые надо человек сбросить с себя. И они сбрасывают действительно, когда в особенное время молитвы, поста прибегают в храм Божий и получают там живую, действительную, такую ощутимую помощь от Господа.

А. Пичугин

— Возникает иногда вопрос: если мы ходим в церковь постоянно, то это чаще всего означает в субботу вечером, в воскресенье утром, в лучшем случае, или утром в воскресенье. Обычно считается, если человек часто причащается, например, то это как раз каждое воскресенье. Поэтому возникает вопрос: но ведь я же могу и в пост только по воскресеньям причащаться, и чего тогда мне ещё и Литургия Преждеосвященных Даров?

Архим. Александр Глоба

— Понимаете, во-первых, она нужна для того, чтобы... надо понимать, что когда зерно сеется в почву плодородную, зерно не спрашивает у почвы, сколько в ней фосфатов, сколько нитритов,сколько нитратов, сколько полезных веществ, органических и неорганических, и воды. Зерно начинает всходить или погибает. Церковь — это та почва, где зерно, наша душа, она всегда будет прозябать и прорастать, и будет приводить к тому, что будет полноценное растение, то есть это наша душа процветёт для Царствия Небесного. Иногда, может быть, человеку полезно приходить в храм Божий, находиться в той атмосфере, которая будет ему полезна с духовной точки зрения. Это бывает не объяснить математическими, психологическими формулами, но само присутствие человека в благодатной атмосфере будет приносить ему огромную пользу. Конечно, если следовать богословской науке, богословской необходимости, церковной необходимости, то, естественно, в каких-то местах на службы ходят люди для того, чтобы поддерживать ритм, частоту духовной жизни — это монастыри, духовные заведения, особенные храмы кафедральные, где вот именно такая цель в том числе и преследуется. А есть храмы, где совершается обычно Литургия, даже в Великий пост, по субботам и воскресеньям, потому что бывает настолько не хватает людей, которые бы обеспечивали эту службу: нет ни хора, нет ни чтецов, нет ни пономарей — такое тоже, к сожалению, бывает. Поэтому здесь в разных местах всё по-разному. Для человека, который преследует цель спасения души, участие в богослужебной жизни Церкви, имеет значение, конечно, чтобы в храме совершался полный чин ежедневный утром и вечером, по праздникам, чтобы всегда было богослужение. И такие люди тоже приходят, живут ради Бога, получают такую духовную поддержку в храме и таким образом спасаются. Сами храмы призваны и служат для того, чтобы человеческая душа спасалась, поэтому все условия в нашей святой Церкви, я считаю, созданы. И человек, который хочет спастись, должен приходить, искать и получать вот эту духовную пользу.

А. Пичугин

— У вас есть какие-то самые, не знаю, насколько логично и правильно ставить вот так вопрос, любимые периоды Великого поста? Возможно, богослужебные, возможно, какие-то временные — то, что в вас за время вашей церковной жизни сформировалось?

Архим. Александр Глоба

— Да, очень люблю воскресную Литургию Василия Великого. Субботнюю Литургию тоже люблю — именно в пост, поминовение усопших люблю. Конечно, чтение канона Андрея Критского, чтение жития Марии Египетской — тоже особенное чувство, особенные переживания происходят. Конечно, сам ритм постовой богослужебной жизни мне близок и очень душевно и духовно приятен и близок.

А. Пичугин

— А почему мы всегда такое... уже сейчас как бы прошёл период чтения канона Андрея Критского, но в очередной раз мы обратили внимание на то, что это такая неотъемлемая в нашем сознании часть первой седмицы, первых четырёх дней Великого поста, — канон Андрея Критского. Почему он такое особое место занимает в церковной практике и в нашем сердце? Ведь, насколько я понимаю, в разных Поместных Церквях есть разные традиции — где-то он вовсе не читается. Там тоже Великий пост, там та же Церковь, там те же богослужения, но канона нет, а у нас он есть.

Архим. Александр Глоба

— Дело в том, что, если вам так понятно будет, то канон Андрея Критского — это особая анатомия человеческой души, когда препарируется... душа раскрывается, разворачивается и показываются для души все её патологические части — низменные и падшие части, и то, откуда и куда должна двигаться душа. Вот откуда она двигалась, в каком направлении, и куда она должна стремиться после Пришествия Христова. Там настолько живописная картина, если читаешь, если понимаешь церковнославянский язык, если не понимаешь, то читаешь русский перевод, адаптированный перевод. И здесь изучаешь именно анатомию своей души и начинаешь препарировать эти грехи, эти состояния, начинаешь понимать их чуждость, их неприятие, когда видишь их немножечко со стороны, когда предстоятель Церкви начинает читать и озвучивать. Это, как лечебная процедура, которая оказывает благотворное действие на душу и ум людей, которые приходят, молятся, слушают и просят Бога, чтобы Господь укрепил, изменил, дал то состояние именно метанойи, изменения сознания, отвращения от греха. Не поворот на 180 градусов, а вот именно отвращение от греха, чтобы грех, как не попадание в цель, был ничтожным и не вызывал у человека такой духовной депрессии, чтобы человек не опускал руки, когда узнавал о том, что он есть падшее существование. Чтобы он набирался сил, божественной благодати, духовной энергии и был способным достигнуть Царствия Небесного. Поэтому этот канон имеет для каждого человека, мне кажется, особенное значение. И если люди не знают о том, что существует такой канон — а многие люди не знают, что читается канон, к сожалению, в наше время. Им начинаешь рассказывать, что читается особый канон, особые тропари канона, в которых рассказана вся красота и всё изящество, в кавычках, нашей души. Люди начинают знакомиться с этим творчеством и действительно начинают задумываться над своей жизнью.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого мужского монастыря. Мне кажется, не знают про канон Андрея Критского люди, которые ещё пока не вошли в Церковь, но начинают интересоваться.

Архим. Александр Глоба

— Очень многие!

А. Пичугин

— Что, люди церковные, которые ходят на службы, не слышали про канон Андрея Критского?

Архим. Александр Глоба

— Как вам сказать, когда беседуешь с людьми, спрашиваешь — мы же всё-таки ведём такой, можно сказать, визуальный контакт прямой с людьми: «Ты церковный человек?» — «Да». «Ходишь причащаешься?» — «Да». — «Когда причащались в последний раз?» — «Несколько лет назад». «У вас есть духовник?» — «Да». — «А где?» — «В другом городе». — «Вы знаете, что читается канон Андрея Критского?» — «Да». — «А что это такое?» — «Не знаю». Поэтому таких людей очень много. Даже люди, которые очень часто называют себя православными христианами, которые, может быть, приходят в храм и ставят свечки, как оказывается, многие не знают сути самой Великого поста, канона, действий богослужебных. Всё направленно на исцеление человеческой души — все действия в Церкви.

А. Пичугин

— Вы сами заговорили о людях, которые называют себя православными, но при этом заходят просто поставить свечку. Ну что ж, заходят поставить свечку — и хорошо. Но в какой-то момент многие из этих людей — я сужу по знакомым своим, у которых периодически... кстати, это я тоже заметил — иногда возникает желание чего-то соблюдать, обычно к Великому посту: я буду поститься, поэтому не буду есть то-то и то-то. Большой вопрос: является ли это постом или не является.

Архим. Александр Глоба

— Нет.

А. Пичугин

— Почему нет? Вы знаете, наверное, это очень индивидуально для всех. Вот если человек решил в чём-то себя ограничить, в чём-то измениться, хотя бы в одном — это ведь всё равно пост.

Архим. Александр Глоба

— Как вам сказать? Всё-таки изменения и ограничения должны быть ради чего-то: не ради здоровья, а ради Царствия Небесного.

А. Пичугин

— Как раз вопрос в этом и заключается. Люди, которые вообще только-только начинают соприкасаться с Церковью, — есть ли у вас какой-то, может быть, насколько это возможно, универсальный совет для таких людей? Ведь не стоит сразу бросаться с головой в эту историю?

Архим. Александр Глоба

— Нет, конечно.

А. Пичугин

— Вот что нужно в первую очередь сделать человеку?

Архим. Александр Глоба

— Очень много условий, понимаете. К сожалению, у нас нет общего правила, потому что человек, каждая личность уникальна. И мы должны помнить о том, что Сам Бог человекоцентричен, потому что Он пришёл ради нашего спасения. Бог не нагружает людей бременами неудобоносимыми, Он говорит всё, что можно выполнить. Поэтому мы не в праве, допустим, насиловать человеческую личность в том плане, что если у него есть ограничения по питанию, ограничения по здоровью, мы не можем на него накладывать бремена неудобоносимые. Потому что я, к сожалению, сталкивался, бывало, с такими советами духовников или священников, которые вопреки тому, что написал врач в рекомендациях, говорит, что нет, это не правильно, этого не делай, не ешь то, что тебе сказали — это пост, это надо потерпеть, это даже надо перетерпеть, болезнь какую-то.

А. Пичугин

— А потом панкреатит — как раз, и готов ли тот священник, который это...

Архим. Александр Глоба

— Так он не ответит, он скажет: ну, если ты дурак, то кто тебя заставлял? Я сталкивался с такой формулировкой, ответом.

А. Пичугин

— То есть сначала благословляет, а потом: а я ничего не знаю...

Архим. Александр Глоба

— А он, оказывается, ничего и не благословлял. Он, оказывается, сказал просто так кому-то в стенку, а человек принял. В общем, вот такая страусиная позиция.

А. Пичугин

— Вы совершенно правильно сказали, что каждый человек уникален, поэтому не может быть универсального рецепта, но тут, видите, вопрос-то как раз о людях, которые приходят к вам, а вы их впервые в жизни видите. А у него впервые в жизни возникает вопрос: а я бы хотел как-то попробовать себя в этот пост подержать. И вы, ни разу не видя до этого человека, что-то ему должны посоветовать.

Архим. Александр Глоба

— Я ему советую адаптированный «Катехизис» нашей Русской Православной Церкви Филарета Дроздова, «Закон Божий» Серафима Слободского — это книги, которые, я считаю, каждый православный христианин должен прочитать.

А. Пичугин

— А мне почему-то сейчас кажется, что и «Закон Божий» Серафима Слободского достаточно...

Архим. Александр Глоба

— Адаптированный.

А. Пичугин

— Адаптированный чересчур. Возможно, для гимназий XIX века — я понимаю, что это писалось уже в эмиграции, но писалось человеком, законоучителем, который преподавал этот Закон Божий гимназистам. Всё-таки для человека XXI века, не знаю... может быть, «Закон Божий» отца Максима Козлова.

Архим. Александр Глоба

— Может быть, и отца Максима Козлова. Но есть классика, понимаете? Какой бы она состаренной не смотрелась бы со стороны, но это классика, которая, во всяком случае, писалась законоучителем, имеющим магистерскую степень по своему существу — и это настоящая магистерская степень. Это человек, который, как и, допустим, протоиерей Григорий Дьяченко...

А. Пичугин

— А, с ним другая история.

Архим. Александр Глоба

— Да. Тоже пишет очень много умного, хорошего и интересного. И каждый человек, который считает себя таким гуру в Православии, он должен быть знакомым с этими людьми, с этой техникой преподавания. Может быть, какие-то факты действительно у Серафима Слободского не дотягивают до нынешнего осведомлённого человека, но во всяком случае, они дают особый пласт в некоторых разделах о православной вере, о Ветхом Завете, о Новом Завете. Лучше него, по-моему, ещё никто не изложил...

А. Пичугин

— Но здесь соглашусь, наверное, что там достаточно популярно и просто изложено. Но в Детской Библии с картинками, которые в 90-е, помните, раздавались, на глянцевой бумаге написанные, разыгрывались, там тоже это всё очень хорошо адаптировано.

Архим. Александр Глоба

— Неплохо, да. Но всё равно я сравнивал Серафима Слободского — это всё-таки классика жанра.

А. Пичугин

— Хотя сейчас эту Детскую Библию не знаю, где найти — на «Авито» только если.

Архим. Александр Глоба

— У меня есть.

А. Пичугин

— У меня тоже есть два экземпляра целых.

Архим. Александр Глоба

— Интересно. Она, по-моему, голубая такая.

А. Пичугин

— Да-да. Но, правда, издавалась хорошо. Это протестантские какие-то издательства.

Архим. Александр Глоба

— Ну да. Я её советую людям, которые в возрасте за 60-70. Найти можно её, и я им даю почитать, они читают, знакомятся, им становится интересно. Конечно, это хороший источник для получения такой информации. Здесь могу дать вот такие советы для новоначальных. Почему Серафим Слободской? Тоже оно иллюстрировано, оно понятно, оно, во всяком случае, обладает в какой-то степени аутентичностью, потому что оно нам передаёт дух того времени, который был раньше в дореволюционной России. И поэтому там вот эта аутентичность может зацепить человека, который думает, который хочет всё-таки знать, что Православная Церковь является преемницей от Самого Господа Иисуса Христа. Поэтому там эта ниточка, цепочка прослеживается. Это мой совет. Может быть, если вы дадите какой-то более современный, более интересный, то, конечно...

А. Пичугин

— Это, наверное, много чего может быть... Вот об этом мы сегодня поговорили как раз в целом — про Торжество Православия и про то, чем ценен для нас продолжающийся Великий пост. Спасибо большое. Напомню, что в гостях у светлого радио был архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого мужского монастыря. Я — Алексей Пичугин. Прощаемся с вами, спасибо и до свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.

Также рекомендуем