Москва - 100,9 FM

Светлый вечер с прот. Генадием Героевым и Алексеем Новгородовым (11.08.2015)

* Поделиться

прот. Геннадий Героев и Алексей НовгородовУ нас в гостях были клирик московского храма Иоанна Воина протоиерей Геннадий Героев и полковник полиции, кавалер четырех орденов мужества Алексей Новгородов.
Наша встреча состоялась накануне дня памяти мученика Иоанна Воина. Разговор шел о подвиге этого святого, о мужестве и страхе, о противостоянии злу и о воспитании внутренней силы.

Ведущая: Лиза Горская

В программе упоминается организация "Исламское государство", признанная экстремистской и запрещенная на территории Российской Федерации. 

Л. Горская

— Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! В эфире программа «Светлый вечер». С вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас в студии два гостя — клирик храма Иоанна Воина на Якиманке протоиерей Геннадий Героев. Здравствуйте, отец Геннадий! И полковник милиции, кавалер четырёх орденов Мужества Алексей Новгородов.

А. Новгородов

— Здравствуйте!

Л. Горская

— Скажите, вы ведь не в отставке же полковник?

А. Новгородов

— Нет, пока ещё служащий.

Л. Горская

— Я тогда поосторожней буду! Мы приветствуем наших слушателей накануне дня памяти Иоанна Воина. Я думаю, что это сейчас всем разом объяснило, почему мы с вами собрались именно в таком составе. Мы бы хотели поговорить о жизни, о судьбе этого святого не абстрактно и удалённо во времени, а приблизительно к нашей современной жизни, потому что тема геройства, тема мученичества даже, она вечна, она никуда не исчезает. Я, когда стала готовиться к сегодняшней программе, вспомнила один случай, который со мной произошёл. У меня когда-то, лет 15 назад, прошу прощения, украли сумку. И какая-то тётенька мне сказала: «Ты не переживай, ты езжай на Якиманку, там есть такой храм Иоанна Воина. И вот ты там свечку поставь, сумка обязательно найдётся!» Это такая странная вещь. Вот в этой плоскости я хотела поговорить о том, насколько это вообще правильно — так относиться к храму. Всё-таки это, наверное, не стол заказов — свечку поставь и сумка найдётся? А с другой стороны, почему именно к Иоанну Воину обращаются? Что такого в его житии привело к тому, что он именно так запомнился и в таком виде представлен в народной памяти? И правильно ли это? Извините, надеюсь, что не слишком путано я сказала.

Прот. Геннадий Героев

— Нет-нет, всё понятно. Вопрос понятен. Вы знаете, святой, на самом деле, удивительной жизни. О нём нет достаточно обширных сведений в его житии, сведения достаточно скудные по современным меркам.

Л. Горская

— Но при этом его все помнят и знают.

Прот. Геннадий Героев

— Да, при этом он святой древней Церкви — он жил во второй половине четвёртого столетия, был начальником гвардии армии Юлиана Отступника — римского императора. И после того, как он реально оказывал содействие, помощь тайнам христианам, предупреждая их об опасности, в частности, чтобы они избегали облав, всякого рода нападений и преследований...

Л. Горская

— Хотя он был призван, собственно, этими облавами и заниматься.

Прот. Геннадий Героев

— Да. Он был, скажем современным языком, тайным осведомителем этих христиан, которые скрывались многие или были в каком-то подполье, говоря по-современному. И перед тем, как императорская гвардия совершала набеги на те или иные селения, в которых объявлялось энное количество христиан для того, чтобы их привести, так сказать, к вере истинной — по понятиям Римской империи, — Иоанна Воин умел предупредить о грядущих нашествиях жителей этих сёл, которые могли кто скрыться, кто поберечься и так далее. То есть он был вот таким тайным осведомителем. Мало того, он сам посещал многих заключённых в темницах и оказывал им всяческое содействие, даже не только христиан. Есть сведения, как пишут в литературе древнерусской, что он посещал не только христиан, потому что они христиане, а и всех тех людей, которых преследовали, которым не оказывали помощь, содействие, милость. Потому что он был милосердным прежде всего.

Л. Горская

— А что бы ему могло быть, если бы император Юлиан, например, узнал, что он в тюрьмы ходит к христианам и им сочувствует?

Прот. Геннадий Героев

— И вот в конечном итоге произошло то, что произошло. Потому что Юлиану донесли об этом. Иоанн Воин был заключён в темницу, пребывал там, по сведениям, три года. И только после убийства самого Юлиана, который был убит в боях с персами, вот только тогда Иоанн Воин был освобождён.

Л. Горская

— Почему его сразу не казнили, как это происходило с большинством христиан?

Прот. Геннадий Героев

— Потому что, по тем же житийным сведениям, у него были обширные связи, потому что он был знатным человеком и, находясь на таком посту начальника гвардии, он оброс, как сейчас бы сказали, связями. Поэтому у него были заступники, в том числе при императорском дворе.

Л. Горская

— У Иоанна Крестителя тоже были заступники.

Прот. Геннадий Героев

— Да, но судьба его, я бы сказал, намного жёстче — мы все видим на полотнах художников отрубленную голову Иоанна Крестителя. С Иоанном Воином этого не произошло. Мало того, он называется мучеником не потому, что он умер, он физически не умер и не пострадал, жил довольно долго. Никто не знает, сколько он жил, но он прожил долгую жизнь. Дата его кончины не известна, всё очень приблизительно. Но известно, что вскоре после погребения, в церкви Иоанна Богослова в Константинополе от его мощей по молитвам к нему, как заступнику, происходили массовые чудеса и обращение в христианство, на основе прежде всего тех чудес, которые являли уже его мощи.

Л. Горская

— А какого рода чудеса?

Прот. Геннадий Героев

— Почему он считается заступником всех страдающих, обездоленных? И вообще, ведь это помощник прежде всего, так сложилось, в скорбях и обстояниях, в различных жестоких обстояниях, которые в жизни встречаются очень часто, особенно, я бы сказал, в нашей стране. Вот в нашей стране Иоанн Воин особо почитаем, в большей степени, чем в греческих землях, кстати говоря. На Украине, например, Иоанн Воин почитался издревле, на территории современной Украины. Потому что в Софийском соборе в Киеве — древнейшем храме Древней Руси — была икона Иоанна Воина, на которой был написан кондак. На этой иконе был внизу, под иконой, кондак.

Л. Горская

— Кондак это что?

Прот. Геннадий Героев

— Кондак — это славословие святому, которое исполняется при богослужении. То есть это особая такая богослужебная часть, песнь, которую, как правило, знали наизусть и пели её. И поэтому Иоанн Воин — древнейший святой, который пришёл на эту землю! И считается, что он покровитель вот этих обидимых, угнетённых, обиженных. С чем это связано? Наверное, с тем, что, прежде всего, история нашей Родины — это история достаточно скорбная: скорби, несчастья, нашествия иноплеменников...

Л. Горская

— Вы знаете, там хорошо, где нас нет!

Прот. Геннадий Героев

— Да. Но всё-таки история России — это история скорбей, без всякого сомнения! История народа нашего — это история скорбей. Иоанн Воин особенно близок человеку в скорбях.

Л. Горская

— Знаете, я с вами тут всё-таки поспорю! А история африканского народа тоже переполнена скорбей. А сейчас их там вообще никто бедных не считает...

Прот. Геннадий Героев

— Вы знаете, что поразительно? Что всё-таки Россия уже должна была давно оторваться от уровня Африки по уровню скорбей, потому что всё-таки мы давно себя причисляем к европейской цивилизации, к европейским народам.

Л. Горская

— Я скорее сказала, чтобы вас спровоцировать, потому что, действительно, на мой взгляд, жизнь человеческая...

Прот. Геннадий Героев

— Не лишена скорбей. Любая жизнь человеческая. Но количество скорбей в России явно превосходит количество скорбей в Люксембурге, я вам скажу честно.

Л. Горская

— Количество скорбей на квадратный метр?

Прот. Геннадий Героев

— Да, на квадратный метр, без всякого сомнения!

Л. Горская

— Но там, наверное, какие-то другие скорби, в Люксембурге.

Прот. Геннадий Героев

— Вы знаете, хотелось бы, чтоб скорби наши хоть немножко уменьшились, по сравнению со скорбями... Это очень сложная тема. И поэтому Иоанн Воин до сих пор близок нашему народу, потому что он отвечает их чаяниям, их нуждам, их скорбям, ещё раз подчёркиваю. А почему? Потому что обиженных людей масса. Масса людей, которые чувствуют себя обиженными. Я вот, как священник, могу свидетельствовать, что обида — это одно из греховных состояний современного общества. Люди приходят на исповедь, они много говорят о чём, а потом спросишь: «А вы обижены?» Говорят: «Да, обижена на соседку, обижена на сестру!» Дети иногда говорят, что обижены на родителей.

Л. Горская

— Главное, чтоб не Богом обижены!

Прот. Геннадий Героев

— Но на Бога тоже бывают обижены. Обижены на Небо, я бы сказал, на свою судьбу, которая у человека не сложилась, не складывается. А как он эту обиду может выразить? Обида не конкретная — он не может обвинить кого-либо в своём несчастье, он обижается на Небо. Поэтому косвенно виноват Бог, понимаете?

Л. Горская

— На Небо, ещё вариант — на детей иногда.

Прот. Геннадий Героев

— Понимаете, вот 98% людей, которые даже не осознают это, они на что-то или на кого-то обижены.

Л. Горская

— А откуда, кстати, эта пословица, что на обиженных воду возят?

Прот. Геннадий Героев

— Это очень верная пословица, потому что от обид надо избавляться. Любой врач вам скажет и психолог, и психиатр скажет вам, что обиженный человек и болеет по-другому. Потому что есть болезни, связанные с обидами. Конечно, не обидчивый человек тоже болеет, но это болезни совершенно другого рода.

Л. Горская

— А какого рода болезни, связанные с обидами?

Прот. Геннадий Героев

— Понимаете, обида — это прежде всего желчь, это желчность характера, это бесконечное уныние и некоторое такое самоедство, настороженность, подозрительность. И много чего есть, связанного с обидами. Обиды нас разрушают, обиды разрушают человеческий организм.

Л. Горская

— Я бы добавила, что они ещё заставляют человека смотреть в прошлое, а он должен жить настоящим.

Прот. Геннадий Героев

— Мало того, он должен ещё и верить в будущее, потому что человека питает надежда, без надежды не бывает полноценной жизни. Человека питает надежда! Если этой надежды нет, то эта обида только усугубляется и она ещё более разрушает.

Л. Горская

— Уважаемые радиослушатели, отец Геннадий только что сказал, что 98% из вас осознанно или не осознанно на кого-то обижены, мы просим вас разобраться в этом вопросе и как можно скорее его решить, и быть здоровыми и счастливыми!

Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер». Сегодня, накануне дня памяти святого Иоанна Воина, мы говорим о нём и ещё много о чём. Я бы хотела задать вопрос второму нашему гостю — Алексею Новгородову...

А. Новгородов

— Я возвращаюсь к вашей сумочке...

Л. Горская

— Украденной в начале программы!

А. Новгородов

— Да, украденной в начале программы. Вы пошли сразу в храм Иоанна Воина...

Л. Горская

— Нет, признаюсь, что я не пошла.

А. Новгородов

— Вам порекомендовали пойти в храм Иоанна Воина, который находится на Якиманке. Это самый ближайший храм к Министерству внутренних дел. Лучше бы вам посоветовали пойти в Министерство внутренних дел, где работают профессионалы и специалисты по поиску как сумочек, так и любых пропавших вещей и людей, вообще, специалисты по раскрытию преступлений. Поэтому здесь вот какая-то связь такая есть и с вашей сумочкой. Я перед передачей посмотрел сайт, сам задавался вопросом, но и не только я. В интернете такая беседа была — кто является покровителем правоохранительной структуры. Такие есть мнения, что Георгий Победоносец. Но Георгий Победоносец — это покровитель всех воинов. И в конце концов, всё-таки и на сайте, и отец Геннадий подтвердит вот эти слова, что Иоанн Воин всё-таки ближе всего и по своим деяниям, и по своему... Он покровитель именно правоохранительной структуры.

Л. Горская

— А не смущает, что он при этом ослушался прямого распоряжения собственного руководства, будучи начальником в своё время правоохранительной структуры?

А. Новгородов

— Вопрос такой провокационный!

Л. Горская

— Конечно!

А. Новгородов

— Правоохранительная структура существует для того, чтобы быть в помощь людям, она защищает именно чаяния людей. Сама структура создана для того, чтобы защищать чаяния людей. И если идут гонения на людей, то это не правоохранительная структура.

Л. Горская

— Это сумасбродство?

А. Новгородов

— Ну, слово какое-то не совсем...

Л. Горская

— А что это? Это же чьими-то руками делается и чьё-то распоряжение исполняется? В данном случае император Юлиан Отступник дал распоряжение.

А. Новгородов

— Ну, раз у нас верующая программа, оно, во-первых, не богоугодное. Второе, оно не на помощь людям и не в угоду людям. Вообще, вся система и вся наша жизнь строятся на том, чтобы людям где-то было утешение — у вас украли сумочку, вам её должны найти. Если даже вам её не нашли, вы должны найти утешение в храме и так далее, и тому подобное.

Л. Горская

— А у меня в храме её и украли!

Прот. Геннадий Героев

— Да, кстати говоря, и в храме бывают кражи!

Л. Горская

— Особенно в храме, потому что там люди расслаблены, а мошенникам всё нипочём.

Прот. Геннадий Героев

— Да, совершенно верно! Сейчас очень много людей, которые специально ездят по Кольцевой линии метро, потом они выискивают храмы, которые поближе к метро, ищут, когда человек немного отвлёкся, рассеян, молится, а сумочку поставил рядом...

Л. Горская

— У меня так и было.

Прот. Геннадий Героев

— У всех, кто приходит в храм, разные намерения. Знаете, не все люди приходят молиться в храм.

Л. Горская

— Да-да, у меня так и было! Был Крещенский сочельник, я пришла на Всенощную, стояла в очереди на исповедь. А понятно, что масса народу, идёт поток людей, которые, может быть, два раза в год ходят в храм — за Крещенской водой и за куличами. И поэтому не обращаешь внимания, что кто-то прошёл, кто-то толкнул, это нормально. Я в какой-то момент бац, пришла в сознание, а сумки нет!

А. Новгородов

— Во все века, естественно, были и воры, и казнокрады. И преступления родились не в наше современное время.

Л. Горская

— Да и преподобная Мария Египетская не с благочестивыми намерениями ехала в Иерусалим. Другое дело, что она преобразилась, когда приехала.

А. Новгородов

— Дай Бог, чтобы те люди, которые приходят в храм с неблагочестивыми намерениями, чтобы у них всё-таки было просветление! И мы будем об этом молиться, буду молиться наши священники...

Прот. Геннадий Героев

— Разрешите, Лиза, мне тоже добавить, что, если бы не было реальной помощи, как заступника Иоанна Воина перед Богом, перед теми людьми, у которых украли, которые обижены, я вас уверяю, что столетия люди бы не шли к нему и не приезжали бы с Дальнего Востока. Вот я свидетель — это в Москве у нас единственный и самый старый храм, ему больше 300 лет, на Якиманке храму. И люди приезжают с Дальнего Востока, из Сибири. Они приезжают специально, а не потому что там у них нет подобного храма. Приезжают потому, что у нас в храме есть икона Иоанна Воина, она считается такой чудотворной. Вот к ней люди приходят, обращаются. Мало того, я свидетель того, как реальные происходят чудеса. Вот совсем недавно, кстати говоря, месяц назад, пришла дочка одной женщины, у которой в Испании — она отдыхала в Испании — у неё украли сумку. В сумке были документы, деньги, много чего было. И она вообще не знала, что делать дальше. Её надоумили...

Л. Горская

— То есть у женщины в Испании украли сумку, а её дочь здесь...?

Прот. Геннадий Героев

— Естественно, она связалась или родственники позвонили, сказали о несчастье матери. Мать вообще там была просто парализована от этого...

Л. Горская

— Чемодан украли — не самое страшное несчастье!

Прот. Геннадий Героев

— Сумку с деньгами и документами! За границей, по-моему, это самое серьёзное — попробуй докажи, кто ты есть! И поэтому она позвонила, сумела связаться с дочерью. Дочь пришла, потому что мать не церковный человек, а ей просто подсказали: «Вот знаешь, ты иди, есть такая икона, обратись к ней, помолись!» — и так далее...

Л. Горская

— Но человек всё-таки к Богу обращается, а не к иконе, когда молится.

Прот. Геннадий Героев

— Да, к Богу обращается. Но: «Иди, помолись, попроси!» — прежде всего Иоанна Воина попроси, как заступника, скажем так.

А. Новгородов

— Иоанн Воин ближе к Господу, он ходатайствует о нас.

Прот. Геннадий Героев

— Да, он, как предстатель, как молитвенник, как ходатай, понимаете, так к нему обращаются. Это вовсе не значит... когда вы сказали, что, действительно, это проблема. И проблема, что у людей, и у церковных людей, в сознании очень часто путаются такие вещи, как вера и суеверие, вера в волшебство, я бы сказал. Вот они приходят, ставят свечку...

Л. Горская

— Я тебе свечку — ты мне то-то. Я тебе две — ты мне это.

Прот. Геннадий Героев

— Да. Или: «Почему? Вот я свечку поставил, я молебен заказал перед иконой, а у меня ничего...» Понимаете, какие вопросы возникают. То есть у людей в голове мешанина, я бы сказал, потому что люди верят в волшебство. Это волшебство, понимаете? Это вера в некое чудо, которое, на самом деле, не то чудо, которое в христианском понимании чудо. А чудо, как: «Я тебе дал, я тебе поставил — ты мне должен отдать!» Купи-продай — вот такие отношения.

Л. Горская

— Это «стол заказов» называется.

Прот. Геннадий Героев

— Да, стол заказов. Это совершенно возмутительно. Но, с другой стороны, если бы не было реальной помощи этого святого, я вас уверяю, вот столетия... Вот если люди к Небу обращаются тысячи лет. Даже такой пример маленький: вот вы приходите к своему начальнику — у каждого человека есть начальник, наверное...

Л. Горская

— У некоторых несколько.

Прот. Геннадий Героев

— Даже несколько! И вот вы в случаях нужды какой-то, срочной нужды, просите о чём-то начальника. И начальник вам отказывает, отказывает в помощи: «Не могу! Не могу помочь, не могу сделать, не могу отпустить!» — в каких-то срочных случаях. Ну, второй раз, может быть, вы попытаетесь прийти к этому начальнику. Вот в третий раз вы уже не придёте, потому что вы уже сделали вывод, что это бесполезно, что начальник чёрствый, сухой, бессердечный.

Л. Горская

— А умный начальник знаете, как делает? Разрешает, а потом столько на тебя вешает за то после этого — дополнительных дежурств, переработок. Что второй раз ты уже сам не попросишь.

Прот. Геннадий Героев

— Понятно. Ну, тоже не очень хороший человек, видимо, такой начальник — мстительный и злопамятный. А вот я вас уверяю, что если тысячи лет люди обращаются к Небу, и Небо не отвечает — Небо с заглавной буквы, разумеется, — Бог не отвечает или святые не отвечают на мольбу к ним, тогда, я вас уверяю, что не было бы такого, чтобы люди шли и ехали издалека с надеждой и с упованием к этому святому. Потому что Небо молчит. А чего его просить, если Небо не отвечает?

Л. Горская

— Отец Геннадий, так что же случилось с той женщиной, которая потеряла сумку в Испании, и дочь которой пришла в Москве в храм святого Иоанна Воина?

Прот. Геннадий Героев

— Я буду краток, потому что я не хочу историей этой занимать эфир, все подробности рассказывать. Но факт тот, что эта женщина идёт по набережной этого городка, который называется Кальпе, который расположен между Валенсией и Аликанте на побережье Коста-Бланка...

Л. Горская

— Вы столько слов сказали, что мне захотелось выйти из студии и пойти, пойти, смотреть  авиабилеты!

Прот. Геннадий Героев

— И эта женщина видит свою сумку, но без денег, но с документами, которая висит на территории уличного кафе на стуле. Не потому, что она её там оставила, а потому, что эту сумку кто-то принёс, изъяв оттуда деньги.

Л. Горская

— У меня тоже был забавный случай, когда у меня украли из кармана телефон, а он был... Это было очень давно, если кто помнит из наших слушателей, он был без сим-карты, с ним ничего не сделаешь, его нельзя использовать. И человек, который у меня его украл, сам меня догнал с текстом: «Девушка, вы выронили телефон!» То есть он понял, что ему этот телефон не нужен и решил мне его вернуть. Между прочим, рискуя тем, что его за руку там на месте поймают.

Прот. Геннадий Героев

— Ну, замечательный совершенно вор!

Л. Горская

— Пускай никто не подумает, что это какой-то панегирик ворам. Всё-таки воровство — это нарушение одной из 10 Заповедей: «Не укради».

Прот. Геннадий Героев

— Ну, всё-таки совесть взыграла.

А. Новгородов

— Потому что у всякого человека всё-таки есть совесть.

Л. Горская

— Если бы в телефоне была сим-карта, то совесть бы не взыграла!

А. Новгородов

— Попробую с вами не согласиться!

Прот. Геннадий Героев

— Чужая душа — потёмки.

Л. Горская

— Удивительная лояльность и терпимость в исполнении полковника милиции меня поражает, правда! Алексей, я так понимаю, что вы прихожанин храма святого Иоанна Воина?

А. Новгородов

— Не совсем. Я очень редко захожу. Причём, когда я выхожу из Министерства, я в него захожу, но я не являюсь прихожанином. Я захожу именно помолиться и перекреститься, либо поблагодарить Господа за что-то. Я прихожанин...

Прот. Геннадий Героев

— Но многие ваши сотрудники из структуры МВД, я свидетельствую, многие приходят, многие верующие. В том числе и рядовой состав часто.

А. Новгородов

— Да и высший состав часто ходит, причём нисколько не стесняясь. Заходя в храм, я очень много встречаю там сотрудников. Поэтому люди верующие сейчас... я не скажу, что верующие, а идущие к вере, потому что слово «верующие» сейчас как-то...

Прот. Геннадий Героев

— Затрёпанное достаточно.

А. Новгородов

— Да. Люди, идущие к вере, ищущие себя в вере и видящие в этом свет. Поэтому сказать, что я верующий человек не могу, хотя я с детства, мама у меня... Вот мама у меня верующая. Она и во времена богоборческие водила меня в храм, мы ездили... Я родился в Москве, точнее, сейчас это стало Москвой — Косино, это ближайшее Подмосковье бывшее. Так вот она из Косино утром, по темноте брала нас, садились мы на электричку, ехали мы на станцию «Новая». И там в солдатскую церковь мы ходили на Литургию, чтобы быть как-то поближе к Господу, не показывая по месту жительства то, что верующие. Потому что всё-таки были богоборческие времена.

Прот. Геннадий Героев

— Безусловно. Приходилось как-то так всё-таки скрывать свои убеждения.

А. Новгородов

— Вот мама у меня верующая. Слава Богу, она сейчас ещё жива, ей 91 год, она и отец много дали к тому, что вот вы сейчас называете какие-то мои регалии. Нет, это всё-таки не моя заслуга.

Л. Горская

— Я по поводу регалий с вами хотела потом ещё отдельно поговорить.

А. Новгородов

— Это заслуга моих родителей, моего окружения, моих сотрудников. Вот сейчас средства массовой информации — почему я сейчас хожу на эфиры, когда приглашают, я прихожу с удовольствием. Хочу как раз сказать, сейчас пошла такая тенденция, что показывать негативный образ милиционера: оборотни в погонах, толстопузые милиционеры, ну, в общем...

Л. Горская

— Из песни слова не выкинешь!

А. Новгородов

— Ну, знаете, я всё-таки сотрудник и я больше сталкиваюсь с людьми. Вот почему-то покажут вот этого толстопузого милиционера, который берёт взятку, и никогда не покажут тех сотрудников, которые положили голову, защищая людей.

Л. Горская

— Почему? Тоже показывают!

А. Новгородов

— Настолько редко! В прайм-тайм, вот в это самое время как раз показывают «Ментовские войны» или ещё чего-то.

Л. Горская

— Но вы сейчас про какие-то сериалы, наверное, говорите?

А. Новгородов

— Я говорю про то, чем засоряют голову нашему зрителю. Что всё-таки надо восстановить добрый образ милиционера. Я вот и вы, наверное, воспитан, когда был дядя Стёпа-милиционер. К милиционеру можно обратиться и он поможет. И это воспитывалось.

Л. Горская

— Да, а в какой-то момент сказали детям, чтобы ни в коем случае не подходили к милиционеру, если потеряются.

А. Новгородов

— Это кто сказал? Это вот как раз негатив. Негативный образ милиционера просто усиленно вдалбливают в голову людей.

Л. Горская

— Но вы же не можете отрицать, что сотрудники правоохранительных органов в своё время, я даже буду говорить, что в конце 90-х, начале двухтысячных, дали серьёзный повод средствам массовой информации осуществлять освещение их деятельности в негативном ключе? Вы же не можете это отрицать? Сейчас что-то изменилось? Давайте об этом поговорим!

А. Новгородов

— Я буду отрицать, потому что и 90-е годы, и я уже довольно долго служу в правоохранительных органах, хотя начал с воздушно-десантных войск. Но более 30 лет я уже ношу погоны сотрудника правоохранительных органов. И поэтому хочу сказать, что я и в советское время служил, и в 90-е, вот в эти лихие годы. Нет, не дали! Я столько знаю людей, которые не покладая и рук, и не щадя своего времени... Сотрудник уголовного розыска, он, вообще, дома не бывает, он просто не бывает дома, он служит. А когда была служба — не знаю, по какой причине её расформировали, наверное, сильно мешали, — Управление по борьбе с организованной преступностью. В 2008 году: «в целях борьбы с организованной преступностью, ликвидировать подразделение по борьбе с организованной преступностью», — это так звучало, до смешного. Потом как-то подретушировали, но самый первый вариант звучал именно так. «Их функции передать по линии уголовного розыска — в уголовный розыск; по экономической безопасности — в экономическую безопасность...»

Л. Горская

— А что вместо них сейчас стало?

А. Новгородов

— Ничто!

Л. Горская

— Ага. Но это, наверное, не совсем правильно, хотя, возможно, это не моего ума дело.

А. Новгородов

— Да-да-да!

Л. Горская

— Я напоминаю, что у нас в эфире программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, вернёмся через несколько минут!

 

Л. Горская

— Снова здравствуйте, уважаемые радиослушатели! С вами в студии Лиза Горская и программа «Светлый вечер». У нас в гостях клирик храма святого мученика Иоанна Воина на Якиманке протоиерей Геннадий Героев, а также полковник милиции, кавалер четырёх орденов Мужества Алексей Новгородов. Алексей, я всё-таки хочу поговорить о ваших четырёх орденах Мужества. Их же так просто, наверное, не дают? Абсолютно точно не дают! А вы сказали так скромно, что это заслуга вашего окружения, заслуга родителей, кого угодно, только не ваша. А почему не ваша?

А. Новгородов

— Ну, почему не моя? Здесь смысл в воспитании, здесь смысл в том, что мои родители дали мне то воспитание, что нельзя поступиться какими-то общепринятыми постулатами, нельзя перешагнуть через себя, наступить своей песне на горло. В некоторых случаях лучше, рискуя жизнью, остаться человеком, чем... Поэтому я говорю, что это воспитание.

Л. Горская

— Вам приходилось рисковать жизнью осознанно сколько раз? Не считали?

А. Новгородов

— Вы знаете, ну, такие вопросы, конечно...

Прот. Геннадий Героев

— Подсчётом не занимались!

Л. Горская

— Я читала вашу биографию. Я, конечно, могу вслух зачитывать какие-то эпизоды, но это будет неправильно. Всё-таки хотелось услышать это от вас. И по-журналистки, я считаю, что нужно получать истории из первых уст.

А. Новгородов

— Я вам так скажу, что я с удовольствием могу рассказать о своих сотрудниках, которые не менее моего рискуют жизнью, которые также награждены. Во-первых, не этично говорить про себя. Плохо говорить о себе не хочется, а с пафосом — это не этично.

Л. Горская

— Но с людьми, которые вам обязаны жизнью, вы как-то поддерживаете связь?

А. Новгородов

— Да, конечно!

Л. Горская

— То есть человеческая благодарность присутствует?

А. Новгородов

— Да, мы с ними дружим. Есть такой человек, которого мы освобождали здесь, в Московской области, потому что... Мы с ним до сих пор настолько дружны и близки, не взирая на то, что он в сфере бизнеса. Но никаких отношений, кроме человеческих, у нас нет, после того, как мы его освободили.

Л. Горская

— Его в заложниках держали?

А. Новгородов

— Да, его брали в заложники. Это те же «лихие 90-е», как вы сказали. Опять же, возвращаясь к тому, что в лихие 90-е люди освобождали и люди погибали... И вот Главное управление по борьбе с организованной преступностью наше теперь уже переименовали в Департамент по борьбе с экстремизмом. Но там доска, перед которой всегда горит свеча, на ней более 300 имён и фамилий, которые сложили головы для того, чтобы сейчас мы могли нормально ходить по улицам... Вот пришли уже к такому мнению, что нет вот этих лихих людей ни на «Жигулях» с синими широкими полосами, ни вот этих «БМВ» — это «Боевая машина вымогателя». Они сами так себя называли. Пришли же к этому! И это только руками правоохранительных органов. Но нельзя говорить, что именно только милиция. Да, я сотрудник милиции, теперь это полиция называется, хотя... Это опять оставим для морали, потому что всё-таки присягу я давал в милиции, в полиции я сейчас работаю по контракту. Присяга у меня одна — милицейская. И мы работали именно группами, и мы не делились, каждый знал свою работу: сотрудники ФСБ, сотрудники Министерства обороны, мы — милиционеры, — мы выполняли одну единственную задачу, каждый знал своё. И поэтому вот это разделение на то, что вот это милиционеры... добрый дядя милиционер. Дядя Стёпа-милиционер, он же в себе концентрирует именно образ и сотрудника ФСБ, и сотрудника Министерства обороны, да, вот он и воин. И как раз возвращаясь к теме Иоанна Воина — это как раз он покровитель всех. Потому что Георгий Победоносец всё-таки более он... Министерство обороны, даже вот на знаке Министерства обороны...

Л. Горская

— Интересные внутрикорпоративные деления у святых!

А. Новгородов

— Это не корпоративные! Всё равно всё-таки человек хочет кому-то поклоняться... кто ближе по духу. Потому что милиционер... Можно я буду называть так?

Л. Горская

— Конечно, как вам удобно!

А. Новгородов

— Ну, сотрудник полиции — так более правильно. Значит, сотрудник полиции, если он пришёл для зарабатывания денег, это не сотрудник полиции — это человек, который именно пришёл зарабатывать.

Л. Горская

— Насколько важны убеждения в этой работе?

А. Новгородов

— Да, важны! Милиционер — это диагноз!

Л. Горская

— А священник — это диагноз?

Прот. Геннадий Героев

— Да! Я бы сказал ещё, что для того, чтобы быть священником... Стать священником, наверное, могли бы, скажем так, многие. А вот быть священником и оставаться священником всю свою жизнь — это призвание. А призвание сродни диагнозу!

А. Новгородов

— Да, я именно об этом и говорю, что... Тогда милиционер сродни священнику!

Л. Горская

— Журналист — это тоже диагноз, поэтому мы тут с вами втроём с диагнозами, получается, собрались и вещаем на широкую аудиторию. У меня к вам такой вопрос. Поскольку всё-таки поводом нам всем встретиться в таком составе является завтрашний праздник — день памяти святого Иоанна Воина, — и мы говорили о его житии. И есть такой момент в его биографии, во всяком случае, в такой форме он донесён до наших дней, что те три года, когда святой Иоанн был в заточении... В заточении?

Прот. Геннадий Героев

— В заточении, да.

Л. Горская

— Он очень боялся. Ему было страшно.

Прот. Геннадий Героев

— Ну, да, по-человечески боялся, наверняка.

Л. Горская

— Боялся казни. А вам приходилось бояться в вашей жизни? И как вы справлялись со страхом?

А. Новгородов

— Приходилось, конечно! Я — живой человек, и животный страх, он присутствует у любого нормального человека. Если человек не боится, его, наверное, надо к психиатру направить.

Л. Горская

— Тоже диагноз?

Прот. Геннадий Героев

— Любой нормальный человек боится физической смерти совершенно естественно. Мало того, её никто не ищет. Её никто специально не ищет, потому что шахиды, которые взрывают себя, мы каждый день слышим это в новостях — взрывы бесконечные, смертники, смертницы...

Л. Горская

— Они сейчас предпочитают других убивать — тоже напоказ.

Прот. Геннадий Героев

— Да. Но, понимаете, это люди, которые прежде всего отличаются чем? Необыкновенным фанатизмом. У них в основе лежит фанатизм. Они идут за веру и за Аллаха вот на такие вещи. Это фанатизм.

А. Новгородов

— Это даже не за веру.

Прот. Геннадий Героев

— Но они считают, что они идут за веру, за веру убивая неверных. Они прежде всего убивают неверных. Потому что шииты для суннитов — неверные, тоже неверные. Поэтому внутри ислама идут взрывы, потому что они не могут найти примирения друг с другом.

Л. Горская

— Но это далеко. Или, во всяком случае, пока далёко!

А. Новгородов

— Это не далеко!

Л. Горская

— Я тут слышала на днях, что в Юрмале ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) ходит и вербует людей на рынке. В Юрмале! У меня такой вопрос — личный, абсолютно практичный. Я попрошу вас, может, даже по очереди ответить. Я приведу пример из жизни. И я попрошу его оценить вас, отец Геннадий, как профессионала в одной сфере, а вас, Алексей, как в другой. Сидит человек в вагоне. Простой человек в вагоне электрички. Электричка едет, заходят люди — хулиганы. У них в руках арматура, они как-то вооружены подручными средствами, очень агрессивны. И начинают избивать пассажиров по национальному признаку. Избивать тяжело. Становится понятно, что могут убить. И также понятно, что, если ты сейчас нажмёшь кнопку громкой связи с машинистом и сообщишь, и попросишь сотрудников правоохранительных органов проследовать в этот вагон, то скорее всего ты тоже получишь арматурой по голове. И человек боится, и не вызывает сотрудников милиции. Я не говорю о том, чтобы самому влезть в эту заварушку! Это вообще самоубийство!

Прот. Геннадий Героев

— Это страх. Просто страх и чувство самосохранения.

Л. Горская

— Это грех или не грех, что он не помог человеку в такой ситуации, рискуя собственной жизнью?

Прот. Геннадий Героев

— Ой, вы знаете, вопрос, как говорят, на засыпку! Чрезвычайно тонкий вопрос! Потому что ты можешь быть очень мужественным человеком, но инстинкт самосохранения у тебя внутри... Понимаете, что, если ты в здравом уме, то ты специально смерти не можешь искать, и боли ты специально не можешь искать. Человек так устроен, что он старается избегать страданий. Другое дело, что страдания тебя сами найдут, вообще говоря! В этой жизни они тебя так или иначе настигнут в той или иной степени! Но специально человек в нормальном, здравом уме страданий не ищет. Для этого нужно быть каким-то или сверхчеловеком, понимаете...

Л. Горская

— А тут конкретный нравственный выбор!

Прот. Геннадий Героев

— Нравственный выбор, да. Я считаю, что чувство страха — его вот это останавливает. И оно служит его оправданием. Понимаете? Чувство страха.

А. Новгородов

— Я вам скажу, как профессионал, совершенно с другой точки зрения.

Л. Горская

— А я рассчитывала, что вы с другой стороны ответите!

А. Новгородов

— У нас было на Кавказе понятие: погибнуть легко. Очень легко погибнуть. Но надо сохранить себя и выполнить задачу. Вот это основной принцип у нас был, когда мы ходили в разведвыходы, ну, много проводили оперативных мероприятий и так далее, и тому подобное. Сохрани себя и выполни задачу! В данном случае, если группа...

Л. Горская

— Группа агрессивно настроенных людей, вооружённых подручными средствами.

А. Новгородов

— Совершенно верно! Группа агрессивных людей, вооружённых подручными средствами нападает на людей. Если вы ввяжетесь в это, вы погибнете вместе с этим человеком и преступление может остаться не наказанным. Ваш человеческий долг — как можно больше запомнить улик, как можно больше сохранить улик. И при ближайшей же возможности сообщить в правоохранительные органы, чтобы преступление было наказано и возмездие было ещё не только на небесах, но и на земле.

Л. Горская

— Стоит пытаться незаметно сфотографировать, снять видео?

Прот. Геннадий Героев

— Если удастся это сделать!

А. Новгородов

— Я же ещё раз говорю: как можно больше задокументировать улик.

Л. Горская

— А что помогает в таких ситуациях сохранять самообладание? Я вас тоже по очереди спрошу! Каждый из нас так или иначе в жизни своей сталкивается со стрессовыми, экстремальными ситуациями, где, помимо того, что тебя нужно понять, что делать чисто физически — бежать, не бежать; сидеть, не сидеть; говорить или молчать, — тебе нужно сделать ещё внутри какой-то моральный выбор, нравственный. И для этого тебе нужно сохранять самообладание. Я думаю, что у каждого из вас есть какие-то советы.

А. Новгородов

— Самообладание всегда нужно. Я ещё раз повторюсь, что переступать через себя нельзя, это невозможно. Но, по ситуации...

Л. Горская

— По ситуации — уклончиво! А вы, батюшка?

Прот. Геннадий Героев

— Самообладание очень желательное качество, которым мы должны обладать. Но вопрос, что не все им обладают в силу многих причин индивидуального характера, индивидуальности характера. Потому что я был свидетелем, когда я однажды возвращался на метро очень поздно, как пятеро человек вошли в вагон метро и они искали повода по одежде, в которую были одеты молодые люди, просто-напросто бить их. То есть они задирались, как бы сейчас сказали, искали модно одетых приличных ребят, которые видно, что из обеспеченных семей. И не по цвету волос или по цвету кожи, а, скажем так, что это была атака на обеспеченную молодёжь, которая поздно возвращается откуда-то. Что ими двигало? Злоба, неполноценность, неразвитость?

Л. Горская

— Зависть.

Прот. Геннадий Героев

— Зависть. Очень много таких вещей. Но я был свидетелем того, что в вагоне было очень мало людей. И они подошли, и стали этого человека просто-напросто колошматить, бить. Понимаете? И если я, например, который видел это, потом вышел на следующей станции и сообщил об этом полицейскому, который дежурил, но я не рискнул, например, вмешаться в эту ситуацию.

Л. Горская

— Вы знаете, я что переживаю? Вот моя мама, она человек пожилой, но она всё время в такие ситуации вмешивается. Она никогда не может оставаться равнодушной и промолчать. И я очень за неё переживаю. Пока Бог миловал, и всё-таки её возраст, и её слова, они как-то её защищали. То есть она всегда в этих ситуациях начинает всех увещевать. И по крайней мере, сама остаётся цела. И пару раз ей даже удавалось прекращать беззаконие. Я всегда её очень ругаю и говорю: «Мама, ну, не надо!»

Прот. Геннадий Героев

— Это очень рискованно!

Л. Горская

— При этом она для меня служит таким объектом восторга и я её очень уважаю за это. Я пытаюсь для себя разобраться. Тоже по ситуации надо себя вести?

Прот. Геннадий Героев

— Бесстрашием обладают не все. Это бесстрашие.

Л. Горская

— Ей очень страшно — потом у неё поджилки трясутся.

Прот. Геннадий Героев

— Но, понимаете, она может каким-то образом воздействовать на них путём крика — испугать их. Но это всё очень индивидуально, это не всегда действует. Наоборот, ты как бы вмешиваешься в эту ситуацию, ты следующий на очереди. Следующий на очереди, понимаете? А не каждый готов подставиться.

Л. Горская

— А, может, как-то нестандартно...?

А. Новгородов

— Я ещё раз скажу, что надо действовать всегда по ситуации. Допустим, в том же метро — это одна ситуация. На следующей станции выйти, сообщить, этим быстрее прекратится. Если никто не выйдет и не сообщит, то будут бить этого молодого человека ещё пять станций подряд. Если вмешаться сразу же, тогда ты станешь таким же объектом, что вас двое против пяти... Причём, вы вот задаёте вопрос... Мама и мужчина, на женщину в любом случае рука не поднимется, какой бы негодяй ни был. Нет, ну, бывает, я понимаю, но всё-таки воспитание, с детства всё равно мы воспитаны в том обществе... Я вот ещё раз вернусь к своему детству. Даже в богоборческие времена мы как-то пытались вернуться, наши родители, к вере. Какими-то тайными способами или ещё какими-то, но это процесс воспитания. И у этих людей, которые сейчас почувствовали в 90-е годы безнаказанность, выплеснулось, но всё равно у них в глубине души вот есть... всё равно у любого человека есть какое-то табу. И бить женщину ни в коем случае нельзя. Бить старика тоже как-то вот...

Л. Горская

— И те же горячие наши друзья из кавказских республик, если на них мама их строго посмотрит, тут же бледнеют, приосаниваются и становятся очень вежливыми.

А. Новогородов

— У них в табу всё-таки уважение взрослого человека, это не отнять.

Л. Горская

— Я имею в виду их маму, не свою, естественно.

А. Новогородов

— Нет, любого взрослого человека. На них действует... На Кавказе пришлось всё-таки довольно долго быть в своей жизни. Там люди уважают возраст, там даже к взрослому незнакомому человеку обращаются «отец», либо ещё как-то. У них обращение — «уважаемый»: «Уважаемый, подскажите!» Даже словесная форма обращения к человеку, она уже подспудно даёт какое-то табу, что, если он уважаемый, то ты не можешь поднять руку на уважаемого человека!

Л. Горская

— В эфире программа «Светлый вечер». У нас в гостях клирик храма святого мученика Иоанна Воина на Якиманке протоиерей Геннадий Героев, а также полковник милиции, кавалер четырёх орденов Мужества Алексей Новгородов. Мне кажется, или у нас с вами в нашей родной, любимой стране уважение к старшим, к возрасту, оно уже как-то в прошлом сейчас?

А. Новогородов

— Не скажу, что... Вот этот мегаполис, он убирает эти грани, сглаживает. Мне всё-таки по стране приходится, в силу своей профессии, много ездить. И в регионах всё-таки уважение к старшим у нас, скажем так, что не то, что затёрто, а ещё больше наоборот люди к старшим возвращаются, у старших советуются. И я очень часто встречаю людей, которым задаёшь вопрос, а они говорят: «Подождите, сейчас посоветуюсь либо с отцом, либо с матерью».

Л. Горская

— Отец Геннадий, а вам как кажется?

Прот. Геннадий Героев

— Я, конечно, здесь преклоняюсь перед людьми, скажем так, с Востока, потому что вообще восточные люди, в том числе Северный Кавказ, я потому что очень близок с осетинской общиной в Москве, я очень близок к осетинам. Я просто восхищаюсь, насколько у них с детства воспитывается уважение к старшим. Они практически встают, потому что с ними говорит человек, старше его. И это с детства воспитывается. Я не могу сказать, что это воспитывается в нашей среде. Вот в православной среде почитание старших — это один из наших призывов, это норма должна быть. Но этого нет в нашей среде русской, то есть такого. Я не хочу сказать, что этого вообще нет!

Л. Горская

— А это может связано быть с этим техническим бумом? Потому что сейчас так вот получилось —  разрыв поколений, — что дети и внуки взяли и освоили какие-то гаджеты. И они ушли в мир, который их родителям совершенно непонятен.

Прот. Геннадий Героев

— Разрыв какой-то уже... Вот они сидят с наушниками в метро...

Л. Горская

— И родители как-то на их фоне выглядят дурачками, потому что они спрашивают: «Куда здесь нажимать?»

Прот. Геннадий Героев

— Я восхищаюсь не только отношением к старшим, а любви даже к детям. Я долгое время служил в Южной Америке, я вообще вам скажу честно, что южные народы, они отличаются необыкновенной любовью к детям. Ребёнок для них, просто понимаете, какое-то чудо природы. Вот ты идёшь по улице с ребёнком, со своим ребёнком, и тебе, незнакомые тебе люди, делают комплименты, потому что ребёнок им этот кажется восхищающим их чисто внешне. Они могут тебя поздравить, что у тебя такой симпатичный, красивый ребёнок. Я вам честное слово скажу, что я в Москве — я москвич, всю жизнь прожил здесь — никогда не видел здесь ситуации, чтобы мамаша, гуляя, скажем, с ребёнком, сделала комплимент другой мамаше по поводу её ребёнка.

Л. Горская

— Я вам могу сказать, как человек, который вечно пристаёт к чужим, незнакомым детям и делает комплименты, что, да, народ очень часто удивляется, когда ты говоришь: «Ой, какой замечательный, какие вы хорошие!» И на тебя так смотрят, типа: «Девочка, ты с дуба рухнула!»

Прот. Геннадий Героев

— Всё равно, продолжая эту тему, уважение к старшим и любовь к детям являются мерилом, показателем, термометром нравственного состояния общества.

Л. Горская

— Вы знаете, у меня есть друг, прекрасный, мой любимый, он священник тоже, он руководитель гимназии. И он мне рассказывал, какая у него формула, когда он проводит собеседование для учителей. К нему приходит учитель, который соискатель, хочет быть учителем. Он говорит, что он первый вопрос задаёт про день рождения отца, день рождения матери. И если человек неуверенно ответил, то дальнейшее собеседование уже не проводится. Потому что человек, который не почитает собственных родителей, не помнит...

Прот. Геннадий Героев

— Всё правильно. Который даже не знает их дат.

Л. Горская

— Да, чему он может научить детей?

Прот. Геннадий Героев

— Я хочу сказать, что это только потому, что у нас не совсем всё нормально с этой температурой, о которой я говорю — с температурой в обществе. Потому что уважение к старшим вовсе не бросается в глаза. Оно есть, без всякого сомнения, но это очень индивидуально и очень зависит от человека, это не является нормой воспитания. И об этом, кстати, очень мало говорится, мало существует по этому поводу всякого рода наблюдений, что это воспитывается как-то. И насчёт любви к детям вопрос тоже очень сложный. Потому что, если бы у нас эта любовь к детям воспитывалась, у нас мамаши бы не отказывались от детей, не бросали бы их на помойках, не оставляли бы их в больницах. Потому что мы каждый день видим факты, как расправляются с собственными младенцами.

Л. Горская

— Один мой дорогой друг-иеромонах даже нырял в лаврский пруд за одним таким младенцем, которого на его глазах выкинула собственная мать. И он в подряснике...

Прот. Геннадий Героев

— Да, это к сожалению...

А. Новгородов

— Тогда не надо называть её словом «мать».

Прот. Геннадий Героев

— Да, «мать» слишком святое слово для определения всех этих кукушек, которые  рожают.

Л. Горская

— У нас завершается время нашего эфира. Интересным, необычным образом сложился сегодня разговор. Мы говорили с вами о всяких ситуациях, когда человек вынужден предпринимать какие-то действия, которые неоднозначные или однозначные, ну, не важно — человек слаб и он боится. И жизнь всегда сложнее любой теории. И бывает такое, что ты вышел из какой-то ситуации и ты остался собой недоволен, тебя мучает совесть. Хотя формально, может быть, ты прав. Но осадок, как говорится, остался. И я хотела бы вас попросить рассказать нам, как справиться с этим осадком. Я могу привести короткий пример для иллюстрации своих слов. Я как-то нашла собаку раненную, совершенно не знала, что с ней делать. И подходит ко мне женщина и говорит: «Я эту собаку вылечу за свои деньги и найду её хозяина!» Я говорю: «Это прекрасно, но почему вы в это ввязываетесь?» Она сказала: «Четыре года назад я ехала с семьёй. И мы увидели на дороге сбитую собаку. Она подняла голову, на нас посмотрела, а мы не затормозили, проехали мимо. И нас мучит совесть до сих пор. Привези мне эту собаку, я ей займусь!» Я привожу ей на машине в багажнике этого несчастного сбитого пса. Вся семья её стоит: муж, двое сыновей — все, кто проехали мимо, встречают это животное. И она вот счастлива. Это немножко, наверное, по-протестантски, какое-то упрощение, с одной стороны...

Прот. Геннадий Героев

— Можно я начну? Знаете, любовь к животным — это замечательно, но у нас очень часто у тех, кто любит животных, кто держит животных, любовь к животным затмевают у них любовь к человеку.

Л. Горская

— Животное сейчас было примером. Это мог быть человек. То есть на месте этой собаки мог быть человек.

Прот. Геннадий Героев

— Любовь к человеку первична. Вы знаете, я знаю массу людей, которые дрожат, любят животных, это всё понятно.

Л. Горская

— Я сейчас хотела поговорить не об этом! Эта та история, которая у меня была примером. Она точно также могла проехать мимо сбитого человека и не остановиться...

Прот. Геннадий Героев

— Запросто! Я представляю.

Л. Горская.

— Да-да. А спустя четыре года она могла прийти в больницу и оплатить другому человеку лечение. Я говорю о способе, как вот человек, у которого есть какой-то моральный дискомфорт в связи с собственным прошлым, какие могут быть рецепты, чтобы достичь гармонии с собой и всё-таки радостно жить?

А. Новгородов

— Во-первых, я хочу сказать, что надо идти на исповедь, даже сразу. Во-первых, исповедь... понимаете, мы идём на исповедь, но мы разговариваем... Мне в своё время один священник сказал, когда я на исповеди начинаю обращаться: «Отче», — он говорит: «Ты не мне рассказывай, я у тебя только свидетель. В этом месте ты разговариваешь с Господом, ты перед Ним кайся!» И вот как раз на исповеди я и Господь, священник только свидетель. И Господь сам наставит, как вот этот грех, который ты совершил, либо вот эти деяния... Во-первых, слова Господа будут произнесены священником и Он наставит тебя. Потому что исповедь это не то, что ты отговорил, либо ещё, в своё время, там на бумажках написали, отдал священнику, он прочитал, всё — под епитрахиль иди. Нет, я вот исповедь воспринимаю так, что это не пять, не десять минут. И вот чем мне нравится ходить в храм святителя Николая в селе Никулино, там священник отец Вячеслав — я разговариваю с Господом. И такое ощущение, что иной раз даже голос у него меняется, когда он передаёт то, что...

Л. Горская

— Исповедь — это таинство! Это что-то непостижимое.

А. Новгородов

— Это таинство, да! Это такое непостижимое. Но первое, что надо сделать, это идти на исповедь. Последующие действия Господь подскажет. Но первое, когда в душе существует дискомфорт, всё-таки … Я даже, как человек, который светский человек и работаю в той сфере, которая...

Л. Горская

— Я предполагаю, что у вас много непростых решений было в жизни.

А. Новгородов

— Да, и всё-таки первое, что я делаю, это надо идти к священнику.

Л. Горская

— Отец Геннадий?

Прот. Геннадий Героев

— Самое сложное, на мой взгляд, в этой жизни, самое сложное для людей, это оставаться человеком, оставаться людьми. Вот казалось бы, это такая банальная вещь, а на самом деле, это очень сложно. И Церковь всё время зовёт нас помнить о том, что мы человеки. И мы должны оставаться человеками, людьми. Потому что расчеловечение, наше, извините, озверение, наше животоподобие, оно просто бросается в глаза. Потому что мы забываем о том, что человек предназначен для более высокой жизни, чем для скотской жизни, до которой мы часто опускаемся.

Л. Горская

— Но почему, какое озверение? Столько прекрасных людей кругом.

Прот. Геннадий Героев

— Да, вы знаете, прекрасных людей много и они спасают этот мир. И спасают нашу жизнь современную, скажем так, эти люди, потому что они — украшение. Но человек, который забывает о том, что он человек и что не нужно уподобляться — то о чём мы говорим сейчас: об отсутствии добра, отсутствии любви, милосердия, об отношении к детям. Мы бы об этом не говорили, если бы не было этих проблем! Потому что мы теряем этот облик. Знаете, современный поэт, мне очень понравилось его четверостишие, мне очень запомнились эти слова: «Забавно, что живя в благополучии, судьбы своей усердные старатели, мы жизнь свою значительно улучшили, а смысл её значительно утратили».  Вот я хотел сказать, что нам нужно об этом помнить, чтобы оставаться человеками.

Л. Горская

— Я думаю, что это хороший финал сегодняшнего разговора. Я надеюсь, что мы когда-нибудь будем иметь возможность к нему вернуться ещё, потому что каких-то тем коснулись вскользь, какие-то, может, ещё придут в голову, потому что я, например, для себя на протяжении этой программы сформулировала больше вопросов, чем ответов! То есть хотелось бы ещё дальше продолжить думать. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире была программа «Светлый вечер». Сегодня у нас в гостях были: клирик московского храма святого великомученика Иоанна Воина, что на Якиманке; и Алексей Новгородов — кавалер четырёх орденов Мужества и полковник полиции. Мы прощаемся с вами!

Прот. Геннадий Героев

— Спасибо за встречу! Всего доброго!

Л. Горская

— Вам спасибо!

А. Новгородов

— Спасибо, до свидания!

Л. Горская

— Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.

Также рекомендуем