Москва - 100,9 FM

«Семья — источник поддержки, любви и счастья». Диана Гурцкая

* Поделиться
Диана Гурцкая
Диана Гурцкая

У нас в гостях была Заслуженная артистка России,
участница Светлого концерта Радио ВЕРА, певица Диана Гурцкая.

Мы говорили с нашей гостьей о вере в Бога, о ее непростом детстве и любящих родителях, о преодолениях и обретенном семейном счастье и о том, в чем заключается главное чудо ее жизни.


А. Леонтьева

– Добрый светлый вечер! Сегодня с вами в студии – Анна Леонтьева…

К. Мацан

– …и Константин Мацан. Добрый вечер!

А. Леонтьева

– Сегодня мы говорим, как водится, о семье, с заслуженной артисткой России, певицей Дианой Гурцкой. Добрый вечер, Диана!

Д. Гурцкая

– Добрый вечер! Прежде всего, хочу сказать – огромная благодарность за приглашение, поскольку, когда сюда приезжаю, я чувствую совершенно иначе себя – это одухотворение, это большое счастье… Ну, это, наверное, можно понять, почему – потому что мы находимся на радио «Вера», а вера – это самое главное для каждого человека. И спасибо вам за все – за то, что вы делаете, за то, что есть «Вера» в нашей жизни.

А. Леонтьева

– Хорошее начало!

К. Мацан

– Я напомню, что наш разговор нынешний с Дианой предваряет встречу, можно сказать, с Дианой Гурцкой на светлом концерте 30 сентября в Крокус Сити Холле, где Диана выступит с песней, и мы всех приглашаем на этот концерт, чтобы можно было не только послушать, но и увидеть выступление нашей сегодняшней гостьи.

А. Леонтьева

– Диана, я хотела знаете, как начать разговор… Я сегодня обедала с невестой своего сына – она очень юная, ей всего 20 лет – и она сказала: «Что-о? Вы будете говорить с Дианой? Я ее знаю…». И я так удивилась – ну, эти дети, они такие юные, я не знаю… Вы – звезда, но я думала, это как бы не их поколение… Поэтому мне было очень приятно перед ней «блеснуть» (смеется).

Д. Гурцкая

– Вы знаете, прежде всего, я хочу сказать, что я не звезда. Я просто человек. Человек, который… ну, любит музыку, любит людей, любит публику… да, любит жизнь – поскольку жизнь прекрасна, несмотря на то, что может быть где-то там нелегко, где-то не все получается, но самое главное – верить (опять же, да?). И поэтому я верю… я верю, что жизнь на самом деле прекрасна. И еще раз повторю, что я не звезда, я просто человек. Человек, который живет и радуется каждому наступившему дню; человек, который воспитывает ребенка; человек, который, ну… чувствует себя счастливо! Поскольку… поскольку у меня есть вы! А если кто-то меня знает и кто-то на самом деле как-то с радостью вспоминает обо мне и с любовью – я ради этого и живу, и спасибо Богу за это. Это большое счастье… Огромный привет невесте! Большое спасибо…

А. Леонтьева

– Спасибо! (смеется)

Д. Гурцкая

– Честно говоря, еще раз хочу сказать по поводу вот, не знаю… «звездности». Звезды – может быть, они красивые (я их никогда не видела), но они на небе. Они могут быть… наверное, они холодные. А мы здесь все можем вот так вот очень тепло, очень мило общаться, беседовать друг с другом и наслаждаться этим общением… И это счастье! Я думаю, что теплее этого в жизни нет ничего.

А. Леонтьева

– Диан, ну, именно поэтому я и люблю нашу передачу – потому что мы с вами собираемся поговорить о семье, именно о человеческом, не о «звездном»… И Вашу историю можно было бы начать так, что когда-то в Сухуми родилась девочка, четвертая в семье, и через какое-то время оказалось, что ребенок незрячий…

Д. Гурцкая

– Да, так случилось в моей семье, на самом деле… Ничто не предвещало… Ну, это так бывает, в принципе… Но огромная благодарность моим родителям, поскольку они все сделали для того, чтобы я сегодня могла сказать с радостью, что я счастлива – это их большая, огромная заслуга. Прежде всего, это, конечно, их любовь. Причем скажу, почему. Получилось так, что в то время, когда я родилась, тогда мы многое не знали, вернее, родители не знали о многом – поскольку сейчас мы говорим об инклюзии, о доступности, да и о многом, что сегодня делается для людей с инвалидностью, для детей с инвалидностью в нашей замечательной стране. Тогда, конечно, не знали ни о чем об этом. И единственное, что спасло, скажем так, меня на тот момент – это, конечно же, любовь родителей, это, конечно же, вера в Бога (у нас семья была верующая – мама, бабушка, все родители)… И конечно же, это их любовь… Они на самом деле не опустили руки, они все сделали для того, чтобы я училась… Конечно, было сложно: первое время ведь никто ничего не подскажет, куда идти, что делать – в семье случилась такая ситуация… Я не хочу назвать именно мою ситуацию как, не знаю… проблему, или, как кто-то говорит – трагедию, и так далее – нет. Это такая случилась жизненная ситуация. И с этим надо было как-то вот жить, и жить дальше. И вот как раз так и поступили мои родители. Они тогда – какой-то степени это была родительская любовь и родительская интуиция – они меня сами стали социализировать тогда… И я никогда себя не ощущала так, что я чем-то отличаюсь от всех деток – я со всеми вместе играла, бегала, росла; были мои ровесники, ровесницы, друзья… И вот, как-то жила – жила и… я всегда думала, что я такая же, как и все. И вот этот принцип, вот это отношение родителей – вот это мне помогло по жизни и помогает по сей день. И я всегда призываю, и всегда говорю всем родителям: да, в жизни может произойти такая жизненная ситуация, но очень многое зависит от нас самих. Обязательно – прежде всего – мы должны любить наших детей. Любить и делать все для того, чтобы они жили, чтобы они продолжали жить, чтобы они радовались, чтобы они добивались… Очень многое зависит от нас! Если бы меня родители как-то… Им, безусловно, да, было тяжело, поскольку в 7-летнем возрасте я уехала в школу, я оставила свой дом…

А. Леонтьева

– Диана уехала в школу в Тбилиси… На пансионат…

Д. Гурцкая

– Да, я уехала в школу в Тбилиси. И было сложно! Семилетняя маленькая девочка, без родителей, я покинула свой дом… Я всегда тосковала по маме, по родителям – конечно, были слезы… Но они решились на это – и слава Богу, и спасибо им огромное!

А. Леонтьева

– Диана, простите, я Вас не то, что перебью – просто вот в этом месте… Я слышала в Вашем интервью… Вот, мы говорим: девочка родилась, девочка… у нее было детство, как у всех детей… Даже мама, Вы рассказывали, один раз застала Вас на крыше…

Д. Гурцкая

– Да, было дело… (смеется)

А. Леонтьева

– Ужас, я не могу себе представить…

Д. Гурцкая

– Я представляю, что происходило тогда с моей мамой. Но в голосе ничего не предвещало, что меня будут журить и ругать. Был такой момент, когда она меня остановила – спокойно сказала: «Подожди, я к тебе сейчас тоже поднимусь, подожди, дождись». А потом, конечно, я…

А. Леонтьева

– Без паники, да?

Д. Гурцкая

– Без паники, абсолютно… Ну, конечно, потом уже и поругали… И я представляю, что происходило с мамой, с бабушкой – что с ними происходило! Но тогда, в тот момент… Это вот почему я говорю – я же говорю, что я так же бегала, как все остальные дети…

К. Мацан

– А на крыше Вы как оказались? Вы туда играть полезли?

А. Леонтьева

– Или все остальные дети там оказались?

Д. Гурцкая

– Все пошли играть – и я вместе с ними, на самом деле! Пойдемте – так пойдемте, почему бы и нет… И мама увидела, потому что она всегда была очень аккуратная, очень осторожная – видимо, почему-то она почувствовала, что какой-то происходит момент, что-то неладное… Я не знаю, что ее тогда сподвигло, на тот момент, чтобы вот подумать, где я нахожусь и так далее – ну, каждая мама думает, понятное дело… И вот, слава Богу, я жива… (смеется)

К. Мацан

– Вы так проникновенно рассказываете про то, какую поддержку… вообще – какую роль в Вашем становлении сыграла любовь родителей, и при этом упоминаете, что родителям, наверное, тоже было непросто… А это определенный образ жизни. И это родительский подвиг, в каком-то смысле, подвиг любви. А откуда они черпали силы?

Д. Гурцкая

– Я хочу сказать, что… что бы с нами ни происходило, какая бы ни была в нашей жизни ситуация, нам всегда поможет Бог. Спасибо Богу за все! Спасибо Богу за мою жизнь, за то, что у меня есть сегодняшний день, за то, что было – поскольку это моя жизнь. Ну, родители наверняка так же думали в тот момент, как я сейчас… А как иначе? Если бы они поступили иначе, ничего бы не было в моей жизни, что есть у меня сейчас. А я сегодня могу сказать – простите, конечно, за громкость, может, это не совсем звучит правильно – но я сегодня счастливая! Я сегодня – счастливая мама, счастливая жена, счастливая сестра… И конечно, у меня есть счастье – это моя публика, мои зрители, слушатели… И все это – благодаря Богу, благодаря моим родителям…

А. Леонтьева

– Я вернусь к той девочке, если можно, которая вот осталась в интернате в Тбилиси… И вот Вы рассказываете, что только тогда Вы поняли, что остались там без семьи, и у Вас был чемодан, от которого пахло домом, и Вы время от времени ходили, его открывали и нюхали…

Д. Гурцкая

– Да…

А. Леонтьева

– Но при этом Вы говорите, что Вы плакали по ночам, но никто не видел Ваших слез. Вот эта несгибаемость в Вашем характере – она, видимо, с детства у Вас была?

Д. Гурцкая

– Да, потому что я боялась сделать кому-то больно. Кому-то – ну, как… опять же, моим родителям. Поскольку, если бы им сказали, что я плачу, маме было бы очень больно… И маме, и папе… И поэтому, раз они решились на то, чтобы я училась вдали от дома – значит, это правильное решение. Я понимала – несмотря на то, что я маленькая была – я знала, что родители… Если бы это было неправильно, они бы никогда не поступили со мной так. Конечно, я плакала – я не скажу, что я не плакала… Причем горькие слезы – Боже мой, как я себя жалела! Это было что-то… Так я домой хотела, так я хотела к маме… И этот чемодан, который… На самом деле, это же ведь моя жизнь – это не просто такая зарисовка, это моя история, потому что я поднялась к себе… У нас были такие спальные комнаты, где мы спали… Я открыла чемодан и я поняла, что веет домом, и запах дома, запах мамы, запах ее рук… И она, видимо, там одежду заворачивала… Ну, в общем, думаю: какое счастье! И вот, повеяло этим запахом – и я закрыла чемодан, чтобы этот запах не уходил никуда. И таких моментов в моей жизни было много. Или когда… Ну, очень сложно было, когда… Ребенок, ну, семилетний ребенок спит в постели, и во сне снится мама – и это всего лишь сон… Просыпаюсь от того, что я одна, и мамы рядом нет… Конечно, я могла там рыдать и так далее… Но с другой стороны, я ни в коем случае не хочу, чтобы сейчас это был рассказ… как бы о жалости. Наоборот, это меня настолько сделало – эта ситуация – чуть… чуть другой, нежели я… Ну потому что это моя жизнь. Это большая школа. Да, сложность; да, очень многое пришлось пережить. Но хочу сказать, что многому я научилась. И не зря написал Игорь Юрьевич Николаев: «Я научилась жить во власти грез, я научилась засыпать без слез». Это все было написано именно из того, что я рассказала ему. Я рассказывала, как я жила, как, что… И первая наша работа совместная с Игорем Юрьевичем – это была как раз вот эта песня «Волшебное стекло моей души». Это он написал именно ту историю, которую я ему рассказывала.

А. Леонтьева

– Заслуженная артистка России, певица Диана Гурцкая. Что важно в нашей передаче, Диана – мама… Счастливая жена, счастливая мама… И сегодня мы говорим о такой драматической, но очень красивой истории Дианы…

К. Мацан

– Ну, вот перед тем, как мы начали программу, мы консультировались, как Вас представить – сказали, что вот, певица, заслуженная артистка России, и еще упомянули (так, для себя), что в Общественной палате Вы возглавляете Комиссию по защите семьи, материнства и детства… А Вы так просто добавили: «А еще я мама».

Д. Гурцкая

– Мама, да. Это счастье, потому что, знаете, вот я совершенно живу… Вот у меня есть время… Моего сына тоже зовут Константин… Вот у меня жизнь настолько делится – до Кости и после Кости! И я поняла, что есть вот смысл жизни, на самом деле, вот после его появления… Поскольку я понимаю, что вот – человечек маленький, я ему нужна, и он мне нужен, и обязательно я буду жить, я буду его воспитывать… Причем, когда спрашивают вот у меня: «Кем хочешь, чтобы он стал?», я говорю: «Слушайте, вот самое главное, чтобы он стал хорошим человеком. Будет ли он там, финансистом, или будет ли он врачом, музыкантом и так далее – я не буду настаивать, поскольку это его жизнь. Просто моя задача – именно в том, чтобы я его воспитала и чтобы он стал хорошим человеком. Я считаю, что самая главная профессия для каждого человека – это есть человечность. Я очень хочу, чтобы он именно вырос хорошим человеком. Больше… И самое главное, конечно – здоровье. Все остальное… ну, он выберет сам. Я, конечно, буду способствовать, советовать, но…

К. Мацан

– Это вопрос такой, мне кажется, для всех родителей чрезвычайно актуальный… А что может сделать папа или мама, чтобы ребенок вырос хорошим человеком?

Д. Гурцкая

– Надо его любить. Любить! Конечно, направлять; конечно, показывать вот своим примером, поскольку я считаю, что семья – это и есть зеркало, это и есть отражение для ребенка. И ребенок видит через своих родителей потом уже себя. Я хочу сказать о том, что я никогда… ну, мне – извините за такое вот сравнение сейчас – мне шпаргалку никто не давал, как мне жить – я просто видела, как жили мои родители, как жила моя мама, ее отношение к жизни, к людям, к близким, к старшим, вот это уважение – вот это вот я видела, и это было воспитание, и я так жила, и я так живу сейчас, хотя вот не знаю, насколько… Иногда говорят: «Вот, ты живешь там… А сейчас другие времена… Вот, ты думаешь иначе… Сейчас никто…». Слушайте, ну, как бы… Я живу, и это мое время! Я живу и буду жить так, как жили мои родители. Буду жить так, как подсказывает мне сердце, совесть и так далее, то есть… И при чем здесь время? Я буду жить так, как… как правильно! Я не скажу, что я там настолько… Я, конечно, могу ошибаться, поскольку я, знаете, я человек… Я могу допустить ту или иную ошибку и где-то поступить, может быть, и неправильно… Но – опять же – все в наших руках, и мы можем исправить, мы можем делать все, чтобы вокруг нас люди радовались, с нашим присутствием, и так далее. И так же надо детей приучать. Тем более, сейчас мы сталкиваемся с тем, что… В наше время мы многое, может быть, не знали; многое знали чуть по-другому… Сейчас есть интернет, компьютеры и так далее… Конечно, мы с этим тоже боремся. Но опять же – да, конечно, другие времена; да, конечно, может быть, мы тоже где-то приспосабливаемся… Но – свою вот эту внутреннюю красоту – о чем я говорила до начала нашего эфира – вот этого нельзя терять. Внутреннюю красоту, вот эту всю жизнь, жизненность, правильность… Вот я думаю, вот это и есть настоящая жизнь!

А. Леонтьева

– Диан, мне кажется, знаете, что… я Вам завидую – в том смысле, что вот у меня такое ощущение (может быть, романтическое – поправьте меня), но Вы выросли в какой-то такой очень верующей грузинской семье… И для меня это вот что-то такое очень правильное… Начало жизни…

Д. Гурцкая

– Семья… Да, Вы знаете – семья наша была верующая, и есть по сей день… Более того – меня дядя приучил – я не говорю про маму, папу или… дядя меня приучил к тому, что я никогда не выхожу из дома, если я не перекрещусь. То есть, я считаю, что… В этот момент я чувствую себя спокойно, защищенно… И я помню, как он мне об этом говорил: «Обязательно, выходя из дома, ты должна перекреститься». И вот, я вот так живу. Более того, выходя на сцену… И я чувствую себя спокойно. И вот так мы жили… И я знаю: и здесь, в России – потрясающие, замечательные люди, семьи. И когда мы общаемся, знаете –многому я учусь по сей день, поскольку человек до конца жизни учится – иначе нельзя… Поэтому – вот спасибо Богу за все! Спасибо за все… И я думаю, что вот вдохновение… Вот как раз сейчас сижу с вами, вот так мило мы общаемся – вот это и есть настоящее… вот это и есть настоящее вдохновение, ради чего нужно жить!

А. Леонтьева

– Диан, скажите, вот на Вас… Вот перед нами сидит очень красивая женщина – даже красивее, чем я ожидала увидеть…

Д. Гурцкая

– Спасибо! (смеется)

А. Леонтьева

– …и рассказывает о любимой семье, о том, что любимая работа, и известность… Но до этого Вы пережили довольно много всего, и ранний уход матери…

Д. Гурцкая

– Да…

А. Леонтьева

– У Вас никогда не возникало вопросов, знаете, как вот… я брала интервью у людей, которые пережили что-то – потеряли близких, пережили какую-то болезнь – «почему мне»?

Д. Гурцкая

– Да упаси Бог! Никогда. Слава Богу, что я… Поскольку, если бы не я, был бы кто-то другой. Значит, я кого-то спасла. Я еще раз хочу сказать, что я не хочу, чтобы я из себя делала какую-то героиню… Да нет, на самом деле, нет. Просто если по моей жизненной ситуации сказать – хорошо, что я. Потому что, значит, так надо было, и так случилось. Конечно, уход мамы – это очень страшно. Но никогда никаких вопросов не было, поскольку… кто я такая, чтобы я такой вопрос задавала? Нет, конечно…

А. Леонтьева

– Здорово Вы ответили…

Д. Гурцкая

– И еще раз скажу – вот когда говорят, что время лечит… Нет, конечно – время ничего не лечит… Просто время учит жить… без близкого человека… Без мамы – в моем случае… И никогда к этому нельзя привыкнуть. Просто мы понимаем, что это жизнь. Кто-то – рано, кто-то – позже… Это жизнь, и мы понимаем, что это жизнь. А так, конечно… То есть, эту пустоту… Вот 20 лет будет в этом году, как не стало моей мамы – и будто это было вчера… Но опять, хочу сказать, что я верю, что моя мама… она меня оберегает, она видит все, она видит, насколько ее дочка счастливая – ведь она так мечтала об этом! Она хотела, чтобы я была самая-самая счастливая, поскольку она видела как раз… Мы вместе с ней пережили многое… Поэтому она очень хотела, чтобы я, в общем-то, чего-то достигла, чтобы у меня была семья… И вот она это все видит – я в это верю.

А. Леонтьева

– Диан, ну, раз уж мы заговорили о Вашей семье, о Ваших грузинских корнях… Я услышала, как Вы поете песни по-русски и по-грузински – и мне кажется, это какие-то два, ну… разных как будто человека! Можно Вас попросить спеть что-то по-грузински?

Д. Гурцкая

– (смеется) Я с удовольствием, поскольку на самом деле… Да, все говорят так, хотя я не знаю, как я могу звучать… Я всегда себя критикую, в принципе, но попробую, попытаюсь – не судите строго… Тогда чуть-чуть, кусочек вот… Я еще раз хочу обратиться к радиослушателям радио «Вера» – дорогие мои, родные, я очень рада, что сегодня у меня есть возможность подарить частицу моего сердца, моей души вам. И вот – кусочек песни сейчас для вас… живьем, вот прямо здесь сейчас…

А. Леонтьева

– Вот честное слово – живьем!

Песня

К. Мацан

– Потрясающе… Такая музыка у нас в эфире еще живьем не звучала… Диана Гурцкая, заслуженная артистка России, певица… И особенно радостно после этих звуков, совершенно божественных, напомнить, что 30 сентября в Крокус Сити Холле будет светлый концерт, в котором наша сегодняшняя гостья Диана Гурцкая принимает участие. Можно будет услышать снова это пение – уже не по радио, а со сцены. Мы продолжим разговор в программе «Светлый вечер» после маленькой паузы. Здесь Анна Леонтьева и Константин Мацан. Не переключайтесь.

А. Леонтьева

– Сегодня с вами в студии – Анна Леонтьева и Константин Мацан. Мы говорим, как всегда, о семье, с заслуженной артисткой России, певицей Дианой Гурцкой… или Гурцкая? Склонять Вас или нет… (смеется)

Д. Гурцкая

– Да-да-да, я сама склоняю, ничего страшного… (смеется)

А. Леонтьева

– И хочу напомнить вам, что 30 сентября в Крокус Сити Холле будет светлый концерт на юбилей светлого радио, и мы услышим Диану со сцены. Приходите! А сейчас мы хотим поговорить дальше о семье. Диан, я хочу спросить… такой вопрос. Я вот слушаю Вас, смотрю на Вас, и у меня ощущение, что Вы какой-то очень такой – ну, в хорошем смысле – очень «детский» человек… От Вас такой, как подростки говорят, «фил» такой… как очень «детского» человека… Как будто Вы в детстве были… Ну, у меня, глядя на Вашу биографию, такое ощущение, значит, что Вы были окружены мужчинами, которые сомкнули вокруг Вас такой круг поддержки… Это Ваш папа, это Ваш брат Роберт, который стал Вам папой, мамой, другом, продюсером, братом… И вот они как-то «на руках» вынесли Вас… Более того, вот Вы сейчас родили сына Костю, и он в каком-то эфире сказал, когда его спросили: «Что маме больше всего нужно?», он сказал: «Помощь». Это как-то по-мужски очень тоже прозвучало. Вот… я права? Вот Вы чувствуете вокруг Вас такую поддержку вот этих Ваших близких мужчин?

Д. Гурцкая

– Конечно, безусловно! Что касается… Ну, в принципе, я уже говорила о папе – папа очень такой человек, который все сделал, опять же, для того, чтобы я жила, чтобы я достигала, поскольку, ну… Может быть, мама… она не столько могла бы выдержать, если бы не сила папы. И не только я – нас четверо. И папа все делал для того, чтобы мы – все дети – выучились, чтобы все получили образование, и так далее. То есть, я, конечно, огромную благодарность хочу ему сказать. Но, конечно, потом уже брат – брат, который поверил. Поскольку я… Было сложно… Конечно, я мечтала – я хотела петь, я рвалась на сцену… Но я даже не предполагала, что это настолько сложно… Ну, это колоссальный труд. Но он вместе со мной, видимо – мы в унисон мечтали, и он все сделал для того, чтобы на самом деле все получилось так, как есть на сегодняшний день. Это его вера, опять же. И он верил… И несмотря на то, что он сам уже… вот, у него –своя семья, у меня – моя семья… До сих пор я для него – ребенок (смеется), честно скажу…

А. Леонтьева

– Вот – я не ошиблась!

Д. Гурцкая

– Потому что… Вот, утро наступает… Я если без него куда-либо поеду – сто звонков: где ты, как ты, что, почему…

А. Леонтьева

– Шапку одела?

Д. Гурцкая

– Шапку одела, не простудись, или поела – не поела, что поела, или чем кормили – если я куда-то, с кем-то нахожусь без него – чем кормили? И так далее… То есть, вот это все длится, и это будет длиться… И это такое счастье! Хотя я иногда говорю: «Слушай, ну я же не дите уже – ну как так…». Более того – спасибо Богу – у меня и мой супруг (хотя не знаю, насколько это принято, сейчас говорить так громко – опять же, мое воспитание) – он очень хороший человек. Он очень мудрый, он очень такой вот… с большим уважением относится к традициям, и так далее… И абсолютно такой любящий папа, отец – а для меня это важно очень, и он очень такой… Супруг, который все делает для того, чтобы нам с моим сыном было хорошо в семье, и так далее… И, конечно же, мой сын – опора и счастье, который вот совсем был малюсеньким – и он знал, что маме нужна помощь. Он не просто так это сказал, поскольку… Я ему ничего не объясняла, и не говорила что-то вроде: «Вот, сынок, у меня там так или не так…». Он как-то сам все это увидел, сам заметил, поскольку он видел, что все мне помогают, меня сопровождают… И он это все видел, и, как обычно… Я уже говорила, что это отражение, это семья – ребенок видит, что происходит в семье… И вот, он был маленький, и вот он уже там… «Костя, принеси, пожалуйста, тапочки маме» – и он уже приносил эти тапочки, возьмет нянечку за ручку и подведет к тапочкам, и принесет… И я вот изначально приучала, что доброта… Доброта – это самое главное, сынок! Самое главное для каждого человека – это доброта. И вот это, слава Богу… Ему уже 12 лет, но вот по сей день мы с ним общаемся, и я это ему говорю. Он знает… Когда ему было 5 лет, мы отдыхали вместе, опять с Робертом – ну, вернее, с его семьей, с невесткой. И ребенок видит, что Наталья, моя невестка, в море заходит сама, без сопровождения, а я – в любом случае, кто-то меня сопровождает. И он как-то… не то, чтобы: «Почему у тебя так вот?». А он: «Я понимаю, почему у тебя так: потому что, наверное, ты неправильно суп съела». Потому что вот так вот! Вот это был наш разговор… И когда поступили в школу – да, он столкнулся с такой ситуацией, что кто-то там, какой-то из детишек, что-то сказал… видимо, чуть-чуть, как ему казалось, неправильно высказался. И конечно, он мальчик, он как-то отреагировал – я ему рассказала, что, сынок, он тебе ничего такого не сказал, он неправду не сказал – он сказал, что мама у тебя там… не видит… Да, правильно, я не вижу – и что, что теперь здесь? Я такая, это правильно… Он тебе правду рассказал, за это не надо ругать. А наоборот: ты можешь ответить, что да, я знаю, и я маме всегда помогаю – ну что здесь такого? Все – вот мы этим как-то закрыли тему по этому поводу.

К. Мацан

– А вот смотрите, когда ребенок говорит: «Маме нужна помощь», это со стороны можно совсем по-другому понять. Вы такое впечатление производите… Человека, которому не нужна помощь – в том смысле, что Вы сами всех готовы зарядить позитивом, и настроить на счастье, и дать вот таких жизненных сил… Таков Ваш, если угодно… ну, не хочу сказать «публичный образ»… Но вот когда с Вами общаешься вживую – так вот, в радиостудии, на телевидении…

А. Леонтьева

– На кухне…

К. Мацан

– …Вы и вправду «заряжаете позитивом»!

Д. Гурцкая

– Спасибо, вот я не знаю…

К. Мацан

– Но вот когда ребенок говорит: «Маме нужна помощь», сразу думаешь: а может быть есть, скажем так, другая Диана Гурцкая – которая вот дома, в тиши… которой дома, в тиши, знакома грусть, уныние, печаль, какая-то вот слабость такая человеческая…

Д. Гурцкая

– Нет-нет-нет…

А. Леонтьева

– Нет-нет-нет!

К. Мацан

– Нет-нет-нет – все всегда так?

Д. Гурцкая

– Нет, я такая – я люблю свою жизнь, такую, как она есть, поскольку жизнь меня любит такой, какая я есть. Я всегда как-то вот это говорю, повторяю везде…

А. Леонтьева

– Это я запишу, пожалуй!

Д. Гурцкая

– И честно скажу, что я такая… Более того – я очень такая… громкая дома…

К. Мацан

– Так…

Д. Гурцкая

– Люблю, в общем-то, свой дом очень… Люблю и в какой-то степени когда вот все хорошо дома, все накормлены, все вот это… Обязательно, конечно, есть какие-то моменты, которые я корректирую. Это и в семье, это и с ребенком, это и в школе… Я никогда себя не ограничиваю – там, где родители, там и есть я. То есть, есть там родительский чат, как сейчас говорят – обязательно в этом чате я. Потому что, ну, то есть… он должен видеть маму настоящую – маму, которая вот также помогает, все… И мне черные очки никак не мешают по этому поводу. И я люблю юмор; я очень люблю – даже, может, это звучит неправильно, в какой-то степени – над собой тоже похохотать, вот… Я люблю смеяться, я очень веселая… Но, конечно, грусть иногда… Не потому, что – Боже, какой я там… какая я такая несчастная – нет… Грусть, она… Грусть… По-разному можно грустить! И красивая грусть – это тоже красиво. Вот печаль…

К. Мацан

– Светлая грусть…

Д. Гурцкая

– Светлая грусть как раз, да… Я всегда говорю, когда мы песню пишем, когда композиторы присылают ту или иную песню, я говорю: «Слушайте, давайте какую-нибудь минорную?» – «Вот, ты как всегда!» – «Нет, говорю, вы неправильно поняли – аккорд должен быть красивым! А красивый аккорд – это все-таки светлая грусть». И вот эта вот светлая грусть, светлая печаль – это тоже красиво. Ну, мы же не всегда можем хохотать! Боже мой… И неправильно тоже поймут…

К. Мацан

– И тут я не могу не напомнить, что у нас светлый концерт будет 30 сентября в Крокус Сити Холле – как-то это очень рифмуется с тем, что Вы говорите на светлом радио «Вера» про светлую грусть, светлую печаль…

Д. Гурцкая

– На самом деле, вот посмотрите – я не знаю сейчас опять, как поймут… Слово «вера» – само это слово настолько светлое! Вера… Это же ведь, если подходить к этому вот… ассоциативно – ведь светлое… вера… вера… Вот завтрашний день – это же хорошо, это же здорово! Как без этого жить?

А. Леонтьева

– Диан, вот Вы сказали про своего мужа, что он как-то с уважением относится к традиции. И я как-то сразу, ну… примерила это на Ваш рассказ о том, какое Вы сопротивление оказывали своему замужеству, и хотела бы, чтобы Вы об этом рассказали – потому что это замечательная история, когда Вы говорили мужу… То есть, приводили все аргументы, включая тот, что «ты меня видишь на сцене в роскошных нарядах, а я вот – незрячий человек, и ты будешь со мной жить, и вот, мол, подумай десять раз».

Д. Гурцкая

– Да, да! Вы знаете, как получилось… Во-первых, он очень как-то долго приучал меня к себе. Потому что я… Несмотря на то, что я видите, как к своей жизни отношусь… Но я всегда смотрела со стороны, как другие относятся. Тем более, это было 14 лет назад – скажем так, тогда еще стереотип существовал (по сей день есть, к сожалению, а тогда тем более)… И мы всегда сталкиваемся, когда люди женятся или замуж выходят: вот «как она выглядит?» или «как он выглядит?» или «какие там у него руки-ноги?» и так далее – ну, есть такое дело, ну мы же все понимаем… И когда он сказал вот о своем отношении ко мне, высказался мне – а причем, это был Пасхальный день… Никогда не забуду, потому что я приехала с концерта, и я уставшая, и почему-то все по комнатам – кто-то готовит на кухне, кто-то что-то – а меня оставили вместе с ним в гостиной. И я еще разозлилась – думаю, Господи, я так хотела отдохнуть, а мне развлекать его… Так неудобно! Как бы вот… как бы сейчас сказать… Ну, опять же вот… человек сидит – ну как? И почему-то он там: «Так, сядь, мне сейчас придется тебе кое о чем рассказать». Я говорю: «Я слушаю». И, в общем-то, рассказал о себе, как он ко мне относится и так далее… Ну, за это же ругать не буду! Конечно, я удивилась, поскольку я даже не думала, и… удивилась и я сказала, что… «Ну, понятное дело… Ты можешь сказать об этом… Но я тоже должна сказать о себе. Ты меня видишь на сцене три с половиной минуты, когда красивые наряды, когда в каждой песне у меня своя роль, своя история и так далее. А за кулисами другая у меня жизнь – жизнь незрячего человека. Я понимаю, что у меня жизнь… я живу так, как все остальные люди, я такая же, как все – вот это мой принцип. Но с другой стороны, у тебя есть вокруг люди – родители, родственники, друзья. Вот для меня очень важно… Мне очень много раз было больно. И если кто-то мне после… Как бы если в наших каких-то отношениях станет больно, в плане того, что кто-то мне сделает больно – ну, я это не вынесу, поскольку, ну… не надо, не стоит. И ты подумай, прежде чем решиться на какой-то серьезный шаг…». И так далее… И я, конечно, настаивала на том, что подумают родители. Мне было сказано очень уверенно, что «родители выберут того человека, которого выбрал я, они будут счастливы», и так далее. И на самом деле, мне повезло очень, что у нас потрясающая семья, замечательные родители. Папы уже нет с нами, а мама – она для меня мама с первого дня, как мы, в общем-то, создали семью… Для меня она мама, иначе не бывает. И ее слова решили очень много в моей жизни, поскольку он, оказывается, признался и маме, и рассказал, и мама сказала: «Дай я ночь с этим проживу, переживу – завтра расскажу». И на следующий день, оказывается, мама сказала: «Сынок, ты пойми, что… Ты прав (вернее), может, Диана заслуживает счастья больше, чем кто-либо другой… Просто ты смотри, ее обманывать нельзя». И когда я услышала слова мамы, я стала понимать, что в этой семье я буду счастлива. И так и есть! Я благодарна моей семье, маме, родственникам – они меня приняли, они меня любят и я их люблю безумно. У нас одна большая семья.

К. Мацан

– Диана Гурцкая, певица, заслуженная артистка России, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер».

А. Леонтьева

– Диан, вот когда Вы рассказываете о себе, и вообще глядя на Вас, я вспоминаю сказанное в Писании, что «сила Моя в немощи совершается». Вот в Вас такая сила, и в то же время Вы так, ну… есть такое слово тоже, смиренномудрие – Вы как-то очень смиренномудро относитесь к тому, что не можете, к тому, в чем можете просить помощь. И вот это сочетание… Сразу ли Вы нашли вот эту гармонию – сила и слабость? Вы настоящая женщина – такая красивая, кокетливая, слабая; и в то же время – с совершенно потрясающим характером…

Д. Гурцкая

– Вот слабость тоже… Вот смотрите, слабости нельзя тоже, ну, как бы… бояться нельзя, потому что мы прежде всего не должны забывать о том, что мы – женщины, да, с Вами… То есть, такие вот люди рядом, как Константин, как вот… вот они и есть как бы опора для нас… И мы должны им показывать и слабость – иначе нельзя. Но опять же – мы должны понимать, где показывать эту слабость, поскольку нельзя… Есть моменты, когда им нужна наша поддержка – это тоже надо понять. В моем случае… Если бы я поступила иначе, если бы я не стала верить в себя, если бы я не стала, в общем-то… Иначе… Ничего у меня не получилось бы! Потому что в жизни… да, не все легко. Не все легко. И я не скажу, что вот, по сей день мне там… многое удается… Нет. Но это нормально. И здесь обязательна, конечно, наша сила. Но прежде всего – вера. Вера, а вот с верою вместе – сила. Сила и вера в Бога. Вот… И все как-то настолько вот так взаимосвязано и дополняет в нас что-то такое… Что-то такое происходит, что вот это и спасает. И жизнь учит… многому. И как-то недавно я прочитала очень интересную книжку, и там было такое высказывание: «Какой бы ущерб ни нанесла нам жизнь, она все равно перестроится и возместит всю потерю, иногда каким-то чудесным образом». Я считаю, что… Вот «ущерб» – это не мое слово. Просто это моя жизнь. Я люблю – еще раз повторюсь – ее такую, какая она есть. Но мое вот это вот становление – это одно. Но чудо в моей жизни – это моя семья, это мое дите, которое… Я даже не мечтала, что будет так все, поскольку, конечно, был вопрос… Конечно, после того, как я создала семью, тоже я… Поскольку у меня такая жизненная ситуация… Я никогда не остерегалась – наоборот; но был некий такой вопросительный знак… Но я сама в себе, я никому об этом не говорила…

А. Леонтьева

– «Будет ли ребенок видеть?» – чтобы называть вещи своими именами…

Д. Гурцкая

– Да, конечно, поскольку я, конечно, очень боялась – вдруг повторит мою судьбу… Но в любом случае, я хотела, чтобы у меня был ребенок. И я никогда в жизни (никогда в жизни!) не отказалась бы от счастья… того, что сейчас у меня есть, в любом случае. И вот это вот – мое счастье. Это есть чудо в моей жизни, и все… Поэтому еще раз я благодарна Богу за все, что у меня есть. Больше мне ничего не надо. Пусть все будет вот так!

А. Леонтьева

– Диан, я хотела… Я вот разговаривала с мамой, которая иногда слушает, хоть и редко, мои передачи (привет тебе, мама!), и она сказала, что в передачах наших звучит иногда очень важная тема – отцовства. И важная тема – чтобы мужчина в семье чувствовал себя мужчиной…

Д. Гурцкая

– Это правильно…

А. Леонтьева

– Потому что очень много женщин, как мама выразилась, стараются… ну, «сами с усами», говорят – плохо, говорит, женщинам «отращивать себе усы»! И вот, я вижу Вас – хочу с Вами сразу посоветоваться: как сделать так, чтобы мужчина оставался вот на этом правильном месте каком-то, мужском, своем – потому что… ну, понятно, что мы там… сами многое можем…

Д. Гурцкая

– Нет, смотрите, какая ситуация… Мы можем – но мы не можем того, что может мужчина. Я всегда говорю так, что когда мужчина заходит в дом – стены должны чувствовать. Это не то, чтобы, там… не дай Бог, перевернуть стол, и так далее… Ни в коем случае. Это другое… чуть-чуть другое понимание отношений. Мы должны сами с уважением относиться к мужчинам. Но, конечно, иногда сталкиваемся с той или иной историей, когда мы слышим не совсем правильную историю… Я считаю, в семье если есть такое вот взаимное… взаимоуважение – вот там абсолютно чувствует себя мужчина… что он – настоящий мужчина. И мы… от нас тоже очень многое зависит. Мы – женщины… Понятно, мы должны быть… Мы должны поступать мудро. Мудро! И даже если что-то как-то где-то не так… Очень многое зависит от нас… Ну, также и от мужчин тоже…

К. Мацан

– Вы когда рассказывали о Вашем разговоре с Вашим (на тот момент будущим) супругом, Вы произнесли слово, которое, ну… очень – в контексте всей нашей «позитивной» беседы – нехарактерно. Вы сказали о боли. То есть, неожиданно… Вот мы почти час беседуем – и Вы говорите о счастье, о радости, о благодарности за все… И вдруг возникает такая тема, что… Вы говорите, что… «У меня было много боли в жизни, и мне бы не хотелось, чтобы была еще одна боль, дополнительная – поэтому ты подумай, готов ли ты вот эту боль мне не причинять»…

Д. Гурцкая

– Да…

К. Мацан

– И опять-таки, повторюсь – на фоне всех Ваших слов о счастье, о том, как Вы «позитивом заряжаете», это слово «боль» звучит как будто бы диссонансом со всем предыдущим… Я могу предположить – может быть, я ошибаюсь, тогда Вы нам об этом расскажете – что эта тема боли, она все-таки где-то у Вас внутри есть, и неслабая. Она просто, может быть, немножко вынесена «за скобки», может быть, как-то Вы на ней не концентрируетесь… Но именно по отношению к ней, отражаясь от нее, в борьбе с этой болью Вы так настаиваете на счастье, на «позитиве», на благодарности – потому что надо с этой болью… надо ей что-то противопоставить, иначе она «захватит». Это так или нет?

Д. Гурцкая

– Боль… Ну, без этого, наверное… Иначе не было бы, наверное, потому что не все же так легко было в жизни у меня… И наверное, боль в этом и заключается – и тоска, и боль, и слезы… Когда я училась в интернате, здесь все… Ну, это было больно, это было… Я должна была… Присутствовало слово «надо», «должна» – но рядом было слово «боль». Конечно, тоска, боль, слезы… Но опять же – это не то, чтобы вот я настолько… Как бы это сказать… Иногда, скрывая боль, мы играем другую роль. Нет – это не то, потому что сейчас все иначе, и я понимаю, что каждый человек должен в какой-то степени что-то пережить в своей жизни, чтобы понять, что хорошо и что плохо. В моем случае это было так, в принципе… Я ценю свою жизнь, люблю… Люблю, поскольку я благодарна Богу, еще раз повторюсь. Потому что я понимала вот: что было со мной – и что сейчас… Была, конечно, там, да – и тоска, и без мамы я жила, и так далее… А сейчас вот… Да, конечно, боль – она… правильно Вы сказали – присутствует, потому что… Когда уходят близкие, когда ушла моя мама, и так далее… И эта боль есть! Но я не вправе – ни в коем случае – опускать руки. Я не вправе… Ну, не то, что это… Это не борьба, скажу честно. Еще раз говорю о том, что это не боль, которая – «скрывая эту боль, я играю другую роль» – нет. Это моя жизнь. Жизнь у меня была такая. И вот сейчас… не то, чтобы изменилась – так случилось, как должно было случиться.

К. Мацан

– Потрясающие слова… И они как-то итожат весь наш сегодняшний разговор с его безусловной доминантой – благодарности, счастья и того «позитива», который Вы нам дарите. И я думаю, что вдвойне сейчас актуально прозвучит песня с таким… всеохватывающим названием – «Свет». И остается только напомнить, что сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер» была Диана Гурцкая – певица, заслуженная артистка России, которую мы все с вами услышим 30 сентября на концерте в Крокус Сити Холле… На светлом концерте, которым радио «Вера» отмечает 5-летие вещания в FM-диапазоне. Анна Леонтьева и я, Константин Мацан – мы с вами прощаемся…

А. Леонтьева

– Диан, спасибо Вам огромное за этот такой, ну… драматичный, и при этом какой-то такой потрясающе, что называется, «душеподъемный», «духоподъемный» разговор!

Д. Гурцкая

– А я еще раз хочу поблагодарить за приглашение, за то, что у меня сегодня была возможность пообщаться с вами… Вы знаете, порой так этого не хватает – вот этой мудрости, вот того, что мы делимся друг с другом, общаемся… Поскольку, ну, каждый из нас в работе… А сегодня у меня была такая возможность, и побывать на радио «Вера»… Верьте в себя, и обязательно у вас все получится! Слушайте радио «Вера»… Приходите на концерт 30 сентября – на светлый концерт, который состоится в Крокус Сити Холле. Спасибо!

А. Леонтьева

– Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.

Также рекомендуем