Москва - 100,9 FM

«Семейная ферма по реабилитации людей с особенностями в ментальном развитии». Сергей и Татьяна Степановы

* Поделиться

Наши собеседники — основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ» («Достойный Особый Мир») Сергей и Татьяна Степановы.

Мы говорили о семейном деле супругов — проекте «Деревня», где помогают людям с особенностями в ментальном развитии проходить реабилитацию с помощью иппотерапии и обучения различным полезным необходимым навыкам, включая общение с другими людьми. Наши собеседники поделились, как и почему они решили заняться таким делом, как развивался проект, с какими диагнозами на данный момент к ним обращаются за помощью люди, и какую поддержку они оказывают родителям болеющих детей. Сергей и Татьяна рассказали, как каждый может принять участие в этом богоугодном деле.

Ведущая: Анна Леонтьева


А. Леонтьева

- Добрый светлый вечер, сегодня с вами Анна Леонтьева. У нас на связи Сергей и Татьяна Степановы, основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ», которая расшифровывается, как «Достойный Особый Мир». Добрый вечер.

С. Степанов

- Добрый вечер.

Т. Степанова

- Добрый вечер.

А. Леонтьева

- Вы знаете, мне очень понравилось название «ДОМ», это ваше семейное дело, мы сегодня говорим о семье, но я хотела бы начать с вопроса: а в этом красивом названии: «Достойный Особый Мир» что это значит?

С. Степанов

- Хотелось, чтобы это название отражало смысл деятельности нашей организации. Мир особого человека, особого ребенка, он очень небогатый, мне кажется, что одна из целей наших организаций сделать как раз этот мир не просто особым, а достойным, достойным хорошей жизни, достойным счастья и прочих возможностей любого обычного человека, порой недоступных возможностей для особых людей, для людей с инвалидностью

А. Леонтьева

- Вы – те редкие герои, о которых я ничего не знаю, то есть я практически ничего о вас не знаю, поэтому давайте начнем с самого начала, что такое этот проект «Деревня» и организация «Достойный особый мир – «ДОМ», как он был создан, как все начиналось и для чего это все? Мы просто вообще пока ничего не знаем.

С. Степанов

- Здесь, наверное, надо дать слово моей жене Татьяне, поскольку началось все, наверное, с нее, потому что я в тот момент служил в МЧС и ее рассказы про возможности лошадей, про воздействие лошадей на человека, про иппотерапию, они казались мне не совсем, что ли, реалистичными какими-то, не совсем верными, но потом все поменялось, поэтому я хочу, чтобы Таня рассказала.

А. Леонтьева

- Одну минуточку, пока Таня не расскажет, я переведу немножко с русского на русский. Сергей, вы встретили свою жену Татьяну, которая занималась лошадьми, да?

С. Степанов

- Да, в какой-то момент я ее, конечно, встретил, я пришел в гости на пять минут и остался на всю жизнь.

А. Леонтьева

- Хорошее начало.

С. Степанов

- Да, это случилось в 2001 году, в январе, на Татьянин день - повод, как вы понимаете, по которому я пришел поздравить Татьяну и вот так мы познакомились, дальше она меня познакомила с лошадьми.

А. Леонтьева

- Татьяна, расскажите про своих лошадей.

Т. Степанова

- На тот момент у меня был один конь – Гипюр, это довольно было необычно в то время, сейчас у многих людей лошади и, конечно, я мечтала о том, чтобы лошадь, семья, дети жили в каком-то одном месте, чтобы я не ездила туда-сюда и хотела, конечно, жить в деревне. Сказала Сереже, что это моя мечта и через неделю-две он сказал, что у меня тоже появилась мечта, я говорю: «Какая же?» Он говорит: «Тоже жить в деревне». Ну, и мы к ней начали идти, в деревне, в которой стали жить мои родители появился участок на продажу с домом, мы его купили и радостно начали там жить.

А. Леонтьева

- И вы переехали в деревню, да?

С. Степанов

- Да, все начиналось, как в песне у группы «Наутилус Помпилиус»: «Мы будем жить с тобой в маленькой хижине на берегу дикой реки», а все получилось совершенно наоборот, в итоге здесь стало очень много лошадей и людей, детей, собак, кошек и прочей живности, в общем, здесь из тихой деревни треть, наверное, этой деревни уже кипит с утра до вечера, какое-то взаимодействие происходит.

Т. Степанов

- Но сейчас мы, правда, опять живем в этой хижине.

А. Леонтьева

- Почему вы сказали, что «опять живем в этой хижине?»

С. Степанов

- Потому что 20 июня случился пожар, который уничтожил много построек и тот маленький домик, в который мы когда-то переехали осенью 2018 года, из него переехали в другой большой дом с детьми, но так получилось, что к этому большому дому был пристроен еще корпус там, где жили ребята с особенностями, рядом стоял учебный корпус, в итоге вся конюшня, все эти постройки, они 20 июня сгорели.

А. Леонтьева

- Так, я очень вам сочувствую, а не пострадали ли лошади при этом?

С. Степанов

- Нет, лошади не пострадали, все в порядке.

А. Леонтьева

- То есть сейчас мы говорим о том, что вам придется заново отстраивать ваш городочек, что это было, поселок для особых людей?

С. Степанов

- Не совсем так, то есть сгорела только часть, все начиналось с нашей земли, с нашего частного участка, на котором, собственно говоря, и стоит этот домик, рядом с которым мы построили домик побольше, построили конюшню, построили корпус для занятий с ребятами, но это была история нашей частной жизни, это как желание педагога сделать что-то получше для своих учеников, на выходные привезти их куда-нибудь для того, чтобы они развились, стали более самостоятельными, социализировались, вот так появился проект «Деревня». Это был проект, в 2012 году мы первый раз сюда привезли ребят из молодежного клуба, который я вел в Москве, мы уже перепробовали в этом молодежном клубе разные форматы взаимодействия, мы и общались, и чай пили, и театральные постановки ставили, кино снимали и ездили в разные места и очень невыносимо захотелось вывезти их куда-то, чтобы они остались хотя бы ненадолго без гиперопеки родителей, хотя бы у них получилось бы переночевать самостоятельно, собственный быт устроить, что-то сделать, приготовить, ну и все прелести взрослой жизни хотя бы в какой-то мере ощутить, взаимодействие друг с другом. Про взаимодействие это вообще очень интересно, потому что, когда мы первый раз приехали: чтобы получить соль с соседнего стола мальчик Юра позвонил домой, чтобы мама позвонила педагогу и ему передали соль с соседнего стола, то есть понимаете, насколько иной раз бывает непросто обратиться напрямую во фронтальном пространстве и попросить что-то.

А. Леонтьева

- Ничего себе, то есть это были такие проблемы с общением, что мальчик не мог просто общаться с другими людьми?

С. Степанов

- Да, сложности с коммуникацией, они у многих есть, у так называемых нормо ребят, но здесь это новое место, все очень было, наверное, непросто, ему было проще позвонить домой, чтобы мама организовала для него эту соль на столе.

А. Леонтьева

- Да, то есть человек просто привык звонить маме, которая решает эти все вопросы, это понятно. А какого возраста дети у вас?

С. Степанов

- Эти все ребята были больше 18 лет, те, которым уже была нужна не реабилитация, а больше уже такая социализация, самостоятельность, взаимодействие друг с другом, коммуникация с внешним миром, расширение каких-то навыков, новый опыт получить, много-много разных задач, ну а деревня еще ведь способствует тому, что здесь есть очень яркая смена времен года, вот они приехали летом – речка одна, приехали осенью – это другая природа, род занятий меняется, меняется ритм, вообще очень много что в деревне достаточно контрастно происходит на восприятии человека с особенностями.

А. Леонтьева

- А сколько юношей и девушек в центре?

С. Степанов

- Сейчас в данном случае живет постоянно четыре человека после пожара, непосредственно сейчас четыре человека, они живут в своих уже домах, у них постоянное проживание, до пожара их было побольше. А те, которые просто приезжают на короткие такие заезды, то есть на неделю, чуть больше, на месяц, то если их вместе сложить, то их 54 человека, если я не ошибаюсь, по последним своим подсчетам.

А. Леонтьева

- Серьезно. А можно мне спросить, не знаю, достаточно ли это корректно, но думаю, что все-таки такой вопрос задать можно: какие диагнозы у этих людей, которые приезжают к вам на реабилитацию?

С. Степанов

- В основном, это ребята с ментальными нарушениями, то есть это умственная отсталость, это аутизм, это задержки различные, синдромы, в том числе, синдром Дауна. Ввиду того, что у нас не очень устроена местность под нарушения опорно-двигательного аппарата, то есть ребята с ДЦП у нас тоже бывают, но, как правило, не колясочники, а которые могут хотя бы самостоятельно ходить, то есть им сложно, но они могут это делать, но в основном это ментальные нарушения.

А. Леонтьева

- Напомню радиослушателям, что сегодня у нас в гостях Сергей и Татьяна Степановы, основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ», который расшифровывается, как «Достойный Особый Мир». Дорогие Сергей и Татьяна, хотела немножечко отмотать назад, потому что вот поселились вы в этой маленькой хижине на берегу очень тихой реки, была у вас лошадь, но ведь есть такие люди, которые хотят переехать в деревню и многие люди думают о том, чтобы сделать какие-нибудь добрые дела, но, на самом деле, не все это делают. Вот как пришла мысль заняться благотворительностью, помогать другим, расскажите о зарождении этой идеи.

Т. Степанова

- Ну, с приходом, наверное, в Церковь, мы пришли в храм и, как всем новоначальным, нам захотелось каких-то подвигов, сделать что-то хорошее действительно, что-то нужное, правильное с помощью Божией. Нас посещает батюшка соседский, потому что не все родители, которые могут прийти в храм могут подойти к батюшкам, что-то узнать, о чем-то расспросить…

С. Степанов

- Родители особых ребят – Таня имеет ввиду.

Т. Степанова

- Да, потому что там не такая спокойная ситуация, как здесь бывает: батюшка приходит, родители слушают его и потом могут задавать вопросы, которые их интересуют. Мы приглашаем родителей всех вероисповеданий, которым это интересно и в такой непринужденной обстановке они могут задать все вопросы.

С. Степанов

- Просто так формируется уже устойчивая такая невозможность посещения храмов для некоторых родителей, у которых дети достаточно «неудобные» для службы, то есть гиперактивные и родителям просто некомфортно, чтобы они приводили ребенка, который будет, на самом деле, мешать, но нужда остается, поэтому для них очень важно, например, чтобы создались условия, чтобы их ребенок мог посетить службу, для того, чтобы он мог спокойно причаститься, и он спокойно, и никому не мешал, в данном случае помолиться. К нам приезжают родители с разных регионов родители, поэтому они действительно разных вероисповеданий и иногда даже действительно мамы с мусульманским вероисповеданием с батюшкой общались, тоже им было что-то интересно понять, узнать.

Т. Степанов

- Они ходили к батюшке на службу, их уже все прихожане знают, что могут прийти такие ребята и никто на них косо не смотрит и создается, конечно, комфортная обстановка и для родителей, и для детей.

А. Леонтьева

- Да, вот это очень важно, потому что совсем недавно была передача с матушкой, у которой восьмой ребенок особый, и она очень горячо говорила о том, насколько в нашей стране, то есть приходят в гости друзья, которые не имеют правильного отношения к этому и просто стараются не смотреть, ну, детей много, есть на кого смотреть, на восьмого стараются не смотреть - это очень заметно, это очень больно ранит. С какими проблемами сталкиваются родители, которые к вам приезжают, как вы их утешаете, как вы им помогаете психологически, душевно?

С. Степанов

- Во-первых, мы не одни, у нас много друзей, коллег, среди них есть и замечательные психологи, и прекрасные педагоги и, конечно, родители, которые приезжают к нам с ребенком, они очень нуждаются в беседе с психологом именно для того, чтобы себя немножко поддержать, не то, чтобы они об этом знают, знаем об этом мы, знает психолог и когда родитель уже начинает общаться, вот он начинает уже что-то объяснять, рассказывать, начинает раскрываться, первый шаг к исповеди, можно сказать. И, конечно, проблем очень много и сложностей в жизни, это начинается с самого раннего детства, с любой песочницы, с любой детской площадки, когда ребенок не такой и понимание других родителей детей, которые на этой детской площадке или песочнице находятся, минимальные, понимание о его заболевании, о его диагнозе, то, конечно, тут доходит до абсурда вплоть до того, что они против того, чтобы он играл с другими детьми, потому что он их может заразить или, например, они боятся, что он может еще как-то неадекватно себя повести, поэтому тут, конечно, сложность не только в этом ребенке, но еще  в том, что родители других детей не всегда готовы его воспринимать. Пройдет лет через 15, когда потихонечку знания будут распространяться, когда потихонечку будут родители понимать, что есть и такие, и такие, просто они немного другие, у нас такой ребенок, и он очень вредный, а нас такой, вот он ленивый, а у нас вот такой, у него такой-то синдром, а у этого ребенка, например, клиптомания, а у такого ребенка генетическое нарушение, просто вот такие, разные.

А. Леонтьева

- Как говорил один тоже герой нашей передачи, он объясняет своим особенным детям, что мы все особенные, мы все отличаемся друг от друга, по-моему, очень хорошее такое объяснение. Скажите пожалуйста, Сергей и Татьяна, у вас, насколько я понимаю, трое своих детей? Они уже выросли?

Т. Степанова

- Нет, они еще растут.

А. Леонтьева

- Сколько лет вашим детям?

Т. Степанова

- Младшая девочка Маша, и у нее двое братьев, Саша и Ваня. Маше будет 17 лет в этом году в ноябре, Ваня средний, ему будет 19 лет, ну а Саше уже будет 27, он вообще уже совсем большой, у него уже своя семья.

А. Леонтьева

- Скажите пожалуйста, все-таки у вас еще такие дети младшие, относительно подростки, как-то удается их вовлечь в свою деятельность, помогают ли они вам и если да, то что это дает им вообще, вот то, что делают родители, то, что они помогают такому огромному количеству особых людей как вы думаете, что это дает вашим детям?

Т. Степанова

- Конечно, волей-неволей они вливаются в дела, иногда очень нужны дополнительные руки, где-то на иппотерапии, где-то на каких-то занятиях, мы их подтягиваем и видно, особенно по Маше, которая очень общительная, что ее не напрягают такие особенности в ребятах, она вливается в их коллектив, принимает их и ей комфортно, в основном она помогает на иппотерапии. А Ваня, он даже пошел дальше, несмотря на то, что он не такой открытый, как Маша, но все равно он избрал практически ту же дорогу, как у папы, он пошел на реабилитолога, учится первый год и успешно, думаю, что тоже будет работать здесь.

С. Степанов

- А Саша с семьей поселился на соседнем участке и тоже независимо от того, хочет он или нет, он очень часто тоже с нами рядом, вместе, и его супруга тоже.

А. Леонтьева

- Слушайте, это просто какая-то мечта, потому что у меня тоже трое детей, и я очень мечтаю, то есть они такие городские жители, а мне очень хочется, чтобы семья и все жили рядом в домиках. Я напомню, что сегодня с вами Анна Леонтьева, у нас в гостях Сергей и Татьяна Степановы, основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ» («Достойный Особый Мир»). Мы вернемся к вам ровно через минуту, не уходите от нас.

А. Леонтьева

- Сегодня с вами Анна Леонтьева. У нас в гостях Сергей и Татьяна Степановы, основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ», что расшифровывается как «Достойный Особый Мир». Ну, и как мы говорим в наших семейных передачах: родители троих взрослеющих детей. Хотелось спросить, как выглядит ваш день, слово «иппотерапия», то есть лечение при помощи лошадей, верховой езды мне знакомо, но я совершенно не представляю себе, как все выглядит на практике. Мы говорили о том, что у вас сейчас особая ситуация, что у вас очень много всего сгорело и сейчас это не так, как было до 20 июня, до пожара, но как это выглядело, как это будет, надеюсь, выглядеть, когда вы восстановите, может быть, даже при помощи наших радиослушателей отчасти, мы поговорим об этом в конце программы, как выглядит эта иппотерапия на деле?

С. Степанов

- Иппотерапия – это один из методов, который помогает ребенку, помогает подростку, взрослому человеку, и лошадь, она такая вообще очень многогранная, многогранное животное, которое развивает всадника в самых разных направлениях, и эмоциональную сферу, и когнитивную, и двигательную, и коммуникацию, поэтому лошадь – это хоть и один из базовых наших методов работы и взаимодействия, но вот, например, для работы со взрослыми и подростками здесь уже происходит немножко смена приоритетов, немножко другая история. Если малыши, которые приезжают сюда с родителями на реабилитацию, они идут таким реабилитационным путем, то есть разные методы взаимодействия: логопеды, психологи, педагоги, лошади. Вот, например, когда здесь находятся взрослые ребята, которые приезжают в первый раз на проект «Деревня», в такой лагерь на несколько дней, то для них самое главное не индивидуальные занятия с педагогом, а создание вот этой развивающей среды, ну, это и для малышей, конечно, безусловно, важно, но здесь это в приоритете, то есть создание такой развивающей среды, в которой они бы могли получить какой-то новый опыт, чтобы у них закрепился какой-то навык, я не побоюсь этого слова: обычный принять душ, почистить зубы, себя обслужить – такой минимальный набор социально-бытовых навыков, что-то приготовить, порезать хлеб, очень многие из них не то, что не могут это делать, а они лишены такой возможности, потому что часто встречается, что родители почему-то думают, что их милое чадо, которому уже за тридцать лет, так это и не может, то есть лучше я это сделаю сама, это будет гораздо быстрее или вдруг он еще порежется, вы прекрасно понимаете, наверное, сколько здесь может быть разных вариантов объяснить, почему я ему не даю это делать или почему я это делаю сама. А здесь педагоги, которые уже некий получив заряд бодрости и даже, можно сказать, некоего здорового цинизма, они к этому относятся достаточно просто: если тебе надо что-то получить – будь добр, сделай, если тебе хочется каких-то благ, то ты, пожалуйста, иди поработай, иди сделай, в общем. У всех у них есть структура дня, в которой они где-то встречаются, где-то они не встречаются, они расходятся по разным занятиям, они делают какие-то задания вместе. Собственно говоря, их день, он должен выглядеть так, как выглядит день любого нормального человека, в нем должно быть место для социальной коммуникации, в нем должно быть место для труда и в нем должно быть место для досуга, вот эти три важных составляющих должны быть в жизни любого человека и если у нас где-то с вами начинается перекос, то вы понимаете, что долго это тоже не может продлится, если мы будем с вами работать с утра до вечера, то в конце концов нам понадобится такое количество отдыха, что не дай Бог его закончить в больнице, или если будем все время отдыхать, поэтому это все должно быть гармонично и этим вещам мы тоже должны учить взрослых людей с особенностями развития.

А. Леонтьева

- Сергей, а вот когда вы говорите: работа, отдых – это я понимаю, я только пытаюсь представить себе, что внутри этих понятий, какой деятельностью занимаются люди в вашем центре, что они делают?

С. Степанов

- У нас, поскольку слава Богу, что мы в деревне, занятий у нас очень много, в деревне работа вообще никогда не заканчивается. У нас есть такие производственные проекты, которые позволяют даже не только занять ребят, но и получить некий доход на продолжение нашей деятельности: это проект, который называется «Сыроварня», у нас есть ферма, на которой коровы, они дают молоко и из него мы делаем разные молочные продукты, в том числе, и сыр, и на этой ферме работают ребята с особенностями, их пока работает там очень мало, потому что род деятельности этот очень непрост, но если вдруг нам немного помогут и у нас появится новый павильон для производства, то мы сможем увеличить количество рабочих мест аж на шесть человек, у нас появится возможность для упаковки нашего товара, у нас появится возможность для расширения хранилища сыров и, соответственно, люди с особенностями, согласно их возможностям, они тоже могут найти как бы нишу, допустим, в молочном производстве. Сельхозпроизводство, столярная мастерская, пекарня - у всех у них есть очень сложные моменты, этапы производства, на которых стоит мастер с педагогическим образованием и есть подмастерья, и как такие вот новички, помощники, которые выполняют какую-то несложную задачу, ну, поверьте, для человека с особенностями это очень важно – прийти на свое рабочее место и сделать что-то такое, полезное, пусть это будет: нажать на кнопку тестомеса и полчаса стоять и смотреть, как тесто готовится, потом его уже начинают формировать и так далее и больше у него нет никакой обязанности, дальше он снова нажимает на кнопку тестомеса, когда туда заложили определенные ингредиенты и потихонечку зона ближайшего развития начинает у него расширяться, потом, может быть, когда-нибудь ему дадут возможность вылить воды туда определенный объем, потом он начинает уже смешивать гораздо большее количество ингредиентов и нажимать на кнопку тестомеса. В общем, когда вокруг все тоже хотят, чтобы этот человек развивался, а мои коллеги и я, мы очень этого хотим, поэтому мы всегда придумываем какие-то разные варианты. Вот, например, совершенно недавно мы делали с ребятами торт, я никогда в жизни бы не подумал, что никто из них не может открыть обычный абрикос, казалось, бы чего простого, мы все с вами берем его, раскрываем, и кладем, украшаем торт – никто не смог этого сделать. И такие варианты, такие мелкие опыты новые, они потихонечку формируются уже в какие-то навыки, возможности, таким образом это складывается уже в такую вот жизнь достойную, особую. У нас есть мальчик с аутизмом, ему 18 лет в мае исполнилось, он здесь живет со своей мамой, она у нас возглавляет медицинский блок, она терапевт, кардиолог, кандидат медицинских наук, переехала к нам в свое время из Барнаула вместе с Сашей, а до этого Саша посещал наши заезды, и мама в один прекрасный день решила, что она не может оставаться в Барнауле, что она должна срочно переехать сюда с Сашей и тогда все будет по-другому. И вот Саша, он достаточно непростой парень, ему очень сложно взаимодействовать с миром, очень сложно удерживаться в какой-то деятельности, но вот сейчас он работает на двух хлебопечках, у него есть четкий план по выпеканию хлеба, и он делает все от а до я абсолютно самостоятельно, мы считаем, что это очень большой прогресс для него.

А. Леонтьева

- Очень какая-то прекрасная история, вот мне как раз хотелось поговорить о каких-то историях ваших.

Т. Степанова

- Я расскажу историю про Наташу Волчкову, она живет у нас недалеко в городе Серпухове, и она пришла к нам где-то в 48 лет, у нее ДЦП, начала она ездить на лошади, занималась только на лошади и лошадь, конечно, перевернула ей всю жизнь, потому что Наташа до этого практически ничего не умела делать, даже ходит не могла, она пришла с помощью мамы, мы посадили ее как раз на Гипюра, и я боялась даже ее удержать, потому что боялась, что просто ее не отстрахую и сама поврежусь, и ее уроню, я только водила лошадь, Сережа ее держал. Но по прошествии времени стали происходить какие-то перемены, и мама звонила со слезами и рассказывала, что: «Таня, Наташа в душ вошла, я что-то замоталась и не пришла вовремя, так я помогаю ей и раздеться, и одеться, и душ принять», в какой-то момент плачет, я не пойму, пугаться мне или радоваться, она говорит, что вот, Наташа в душ пошла, мама где-то задержалась, не смогла ее вовремя помыть, одеть, а тут, говорит, Наташа выходит, все сама сделала, то есть у нее настолько функции улучшились и развились, что она начала сама себя обслуживать, она не могла держать одновременно ложку и хлеб, не могла пользоваться рукам в еде одновременно и сейчас, после наших занятий она сказала, что она может. Она научилась управлять сама лошадью, мы ездили с ней несколько раз на соревнования, мы ездили с ней на речку купаться, каждый на своей лошади, мы с ней собирали грибы на лошади, она сидела высоко, и я потом по ее руке, она видела грибы, мы собирали с ней рядовки, у нее жизнь очень изменилась, она научилась готовить. Вот в 50 лет что-то после подросткового периода очень сложно изменить, а у Наташи изменилась жизнь, точнее, началась жизнь, наверное, такая, функциональная, после 50-ти. И она сейчас говорит, что какой-то период проходит, она болела, не ездила на лошади долго и ей тяжело без этого, то есть она уже не может без лошади, которая ее начинает как-то возрождать к жизни и очень помогать во всем.

А. Леонтьева

- Потрясающая история, просто потрясающая, ну, помимо того, что я вообще не знала, что лошади такие лечебные, я не знаю, как они делают, это не только лошади, это вся ваша работа, которая изменила жизнь человека. Вы когда сказали «50 лет», я просчитала, сколько лет ее маме, то есть за 70, я общаюсь с родителями особых детей, и я вспомнила такой момент: когда они между собой разговаривают, то часто возникает вопрос, что самая главная боль этих людей – это прожить подольше, потому что ребенок не приспособлен к жизни, они очень боятся уйти раньше, чем нужно, то есть после ухода родителей фактически ребенок остается без помощи, один на один с этим миром и здорово, что вы в своем центре вот так можете довести этих особых людей, уже взрослых причем, до каких-то таких успехов.

С. Степанов

- Да, слава Богу, что мы в данном случае не одни и что у нас в России достаточно много таких людей, которые хотят помогать, но все равно, пока государство не начнет большую серьезную планомерную программу поддержки и таких центров,  различных фондов, которые занимаются постоянным сопровождаемым проживанием таких людей, именно дальнейшей жизнью, после того, как они остаются одни, как родителям становится невозможно обслуживать своих детей уже взрослых, то есть этот вопрос, безусловно, очень важен и здесь без помощи государства, конечно, не обойтись, какие бы прекрасные центры и люди не были.

А. Леонтьева

- А можно еще какую-нибудь историю?

С. Степанов

- Можно рассказать на примере мальчика недалекого от нас Чеховского района. Дело в том, что основное нарушение у ребят с расстройством аутистического спектра – это нарушение коммуникации, то есть им очень сложно взаимодействовать, по разным причинам, по причинам сенсорного нарушения или какого-то именно восприятия. В общем, мальчик был достаточно взрослый, приехал к нам на реабилитационный курс с мамой, и я еще раз скажу, что на примере этого мальчика можно рассказать еще примерно о пятидесяти таких мальчиках с разных регионов России. Маме было с ним очень непросто, он был достаточно громким, в случае невозможности получить то, что он хотел он падал со всего размаха на колени, как правило, у многих из них нарушено сенсорное восприятие, то есть сенсорное – это же не только зрение и слух, это же еще и тактильное восприятие и восприятие собственного тела, как целостного и поэтому для него не составляло труда нанести себе какую-то травму, себя покусать или что-то такое сделать, и здесь как раз очень важно то, что комплексное воздействие специалистов, то есть специалист-психолог, специалист по поведенческой терапии, называется «прикладной анализ поведения», она разложила схему маме, как в данном случае исправить его поведение, мы все же понимаем, что если ребенку не купить конфетку в супермаркете, а он после этого будет громко рыдать, а ты ему в итоге купил конфетку, то в следующий раз он будет рыдать еще в два раза дольше, пока ему не купят эту конфету, по тем же принципам действует и любой ребенок с особенностями, только это не всегда так прямолинейно, это может быть достаточно витиевато. Логопед за эти две недели выстроил возможность его коммуникации, то есть с помощью звуков, которые он издавал, были поставлены номинативные глаголы, то есть «открой», «дай», такие важные в его жизни глаголы, которые именно запускали какие-то процессы и строго-настрого маме и всем родственникам было сказано, что без того, пока он это не произнесет в том виде, в котором он может это произнести, он-то не говорящий был мальчик, поэтому в данном случае любой звук, именно поставленный логопедом, допустим «а» «и», он символизировал какое-то в данном случае действие. Таким образом мы помогли не построить речь, а начали именно с того, что он стал коммуницировать, он перестал биться головой и падать на колени, когда ему что-то было нужно, он пытался уже добиться с помощью такой вот альтернативной коммуникации, то есть с помощью просто каких-то звуков, а потом потихонечку эти звуки стали обрастать уже фразами, ведь мы, помните, с вами говорили о зоне ближайшего развития: как только ребенок начинает осваивать что-то одно, мы тут же даем ему какую-то более сложную задачу. В общем, сегодня Сережа говорит достаточно сложными фразами, он учится в школе в обычном классе, понятное дело, что по адаптированной программе, но тем не менее попав к нам, восемь лет ему было, он уже достаточно взрослый был мальчик, вот мама его на сегодняшний день получила новую жизнь тоже такой вариант новой жизни, и Сережа тоже.

А. Леонтьева

- Потрясающая история, человек, который вернулся в мир и научился с ним разговаривать.

С. Степанов

- Да, получается, что и он не понимал мир, и мир не понимал его и вот комплексным воздействием, комплексным подходом можно очень часто решать такие вопросы.

А. Леонтьева

- Сергей и Татьяна, вы сказали о том, что когда-то вы пришли к вере и это побудило вас открыть ваш центр, с чего-то это все началось, сейчас существует целый центр, если особенно вы восстановите здание сгоревшее, достаточно много людей там будет спасаться. Хотелось задать вам такой вопрос: понятно, что вы помогаете этим людям, а что дает вам самим эта работа и что она дает вашей вере? С позволения, я так вот немножко возьму ноту.

С. Степанов

- Постоянные проверки мне, потому что постоянно нужно сверяться, знаете, в Париже лежит в подвале метр, если надо понять, что твой метр верен, ты можешь пойти в этот подвал, померить и сказать: «мой метр верен». Также и здесь, не всегда можно, прочитав заповеди или Евангелие, для себя, например, найти ответы на вопросы, где эта золотая середина, где эта грань, когда ты действительно правильно себя ведешь, когда ты действительно не поучаешь, а учишь, ведь когда присутствует любовь в педагогике, в медицине, неважно в какой профессии, то мы перестаем поучать, мы начинаем учить, мы начинаем обучать, мы перестаем замечать сор в других глазах и начинаем видеть бревна в своих и так далее, поэтому для меня этот момент – это постоянные проверки себя на предмет правильности того, что я делаю.

А. Леонтьева

- Татьяна, а можно вам тот же самый вопрос задать: что вашей душе дает вот эта работа с особенными людьми?

Т. Степанова

- Я сейчас пыталась понять, что именно по отношению к вере дает, но я хотела бы сказать о муже своем, я смотрю на него в процессе всей нашей деятельности и удивляюсь, как Бог рядом, он иногда хочет взять такие непомерные планки, что я начинаю сомневаться: «Сережа, ну как же, это же невозможно». Он говорит: «У Бога все возможно, если это угодно Богу, значит, это будет». И когда я вижу, что это есть, я понимаю, что Господь слышит его и дает возможности.

С. Степанов

- Здесь надо рассказать историю одну, у нас есть еще минутка одна?

А. Леонтьева

- Да, да, расскажите, пожалуйста.

С. Степанов

- Переехали только в этот деревенский дом, у нас была печка, топились дровами, газа не было, надо сказать, что я еще тогда в тот момент был выбран старостой деревни, меня выбрали тут все бабушки, как самого ретивого, чтобы я провел газ в деревню и прочее. Очень сложно было мыть посуду, я говорю: «Тань, давай купим посудомойку…»

Т. Степанова

- Он хотел мне на день рождения подарить посудомоечную машину, я говорю: «Ну это же дорого».

С. Степанов

- Я говорю: «Ну, если Богу будет угодно, то посудомойка появится». Я захожу в магазин, и прямо перед входом стоит посудомойка, на ней написано: «Богу угодно, Б/у», понимаете? Я говорю: «Вот, оно самое!»

А. Леонтьева

- Как прекрасно!

С. Степанов

 Так что все, что здесь происходит – это все Б/у.

А. Леонтьева

- Это просто чудесное окончание разговора, но я хочу в оставшиеся минутки рассказать радиослушателям о том, как они могут помочь вашему богоугодному делу, вашей некоммерческой организации «ДОМ» («Достойный Особый Мир»). Спасибо вам огромное за беседу, расскажите, как вам помочь, куда перевести средства?

С. Степанов

- Во-первых, можно перевести средства, можно зайти на наш сайт, он достаточно простой, русскими буквами можно набрать «домвроманово. рф», прямо в одно слово, и там есть отдельная страница, где можно самыми разными вариантами: с помощью карты, с помощью почты, с помощью банка, с помощью QR-кода перечислить какие-то средства, мы будем рады любым ста рублям, поверьте, даже пачка бумаги, даже комплект фломастеров для нас на сегодняшний день очень актуальны.

Т. Степанова

- Вы знаете, очень было сложно принимать перечисления после пожара, потому что бывало, люди приезжали, и я их знала, я могла их поблагодарить за помощь материальную, а на третий день я просыпаюсь, понимаю, что мне несколько сообщений, денежные средства пришли, которых я просто не знаю, я начала Сереже скулить, говорю: «Сережка, как же их поблагодарить?» Это очень сложно – не поблагодарить человека, который вот прислал тебе, ты его не знаешь, он тебя не знает, где-то он слышал про пожар и от своего сердца перечислил. И были такие перечисления: допустим, 39 рублей, 17 рублей – это было так мило…

С. Степанов

- Лепта вдовы…

Т. Степанова

- Да, так мило, так трогательно, я понимала, что это действительно все, что человек мог перечислить и спасибо им большое, если они нас услышат.

А. Леонтьева

- Потрясающе интересный разговор, я напомню радиослушателям, что с вами сегодня была Анна Леонтьева, а со мной – Сергей и Татьяна Степановы, основатели проекта «Деревня», руководители некоммерческой организации «ДОМ» («Достойный Особый Мир»). Сергей и Татьяна создают, я так немножко пафосно скажу: создают новую жизнь людям с отклонениями, молодым людям, у них этим летом случился пожар, давайте им поможем и спасибо огромное за беседу.

С. Степанов

- Спасибо, Анна.

Т. Степанова

- Спасибо вам.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»

Также рекомендуем