“Православие в Кении”. Светлый вечер со священником Филиппом Гатари (30.05.2016)

Светлый вечер - Гатари Филипп (эф. 30.05.2016) - Православие в Кении - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Гатари Филипп (эф. 30.05.2016) - Православие в Кении - Часть 2
Поделиться

Филипп ГатариУ нас в гостях был православный священник из Кении Филипп Гатари.

Мы говорили о том, как Православие появилось в Кении, как развивается сейчас, как живут местные православные общины, а также о трудах отца Филиппа по созданию средней школы.

 

 

_________________________________________

А. Пичугин

— «Светлый вечер» на радио «Вера», дорогие друзья. Здравствуйте, меня зовут Алексей Пичугин. Здесь, в этой студии, также находится мой коллега Константин Мацан…

К. Мацан

— Добрый светлый вечер!

А. Пичугин

— Константин Мацан здесь сегодня находится на особом положении — он не только ведущий, а будет сегодня в качестве переводчика. Видите, мы все новые и новые таланты открываем у наших сотрудников, хорошо Вам известных и знакомых.

К. Мацан

— Потому что приходят все новые и новые гости.

А. Пичугин

— Да, география расширяется, и мы с удовольствием Вам представляем нашего сегодняшнего гостя. Гость приехал к нам из далекой-далекой страны, которая находится на другом континенте — в Африке, это Кения. И в гостях у нас сегодня — на секундочку! — православный темнокожий священник из Кении отец Филипп Гатари. Здравствуйте!

Ф. Гатари

— Гуд ивнинг!

А. Пичугин

— Вы знаете, дорогие друзья, я на самом деле честно признаюсь, что о православии в Кении до тех пор, пока я не узнал, что к нам придет отец Филипп, что он приезжает в Россию, в общем, и не знал. Я предполагал, что там есть несколько приходов, что, наверняка, где-то в Кении, может быть, есть один православный храм, ну, два. Да и вообще, честно говоря, я как-то об этом не особо задумывался. Но вот выяснилось, что православие в Кении находится на совершенно особом положении. Отец Филипп, расскажите, пожалуйста, о том, почему в Кении так распространено православие, и вообще откуда оно там взялось?

К. Мацан

— (Переводит вопрос.)

Ф. Гатари

— (Отвечает, К. Мацан переводит ответы.) Спасибо большое! Я бы хотел сказать, что Православная церковь в Кении — самая большая и многочисленная во всей Африке.

А. Пичугин

— Во всей Африке?

Ф. Гатари

— Если говорить о греческой, то есть православной церкви…

А. Пичугин

— Да, не коптской, не коптской — православной!

Ф. Гатари

— …да, она самая многочисленная в Кении.

А. Пичугин

— То есть я не ошибся.

Ф. Гатари

— Потому что в Кении самое большое население. И есть в Найроби Патриаршая семинария, и в эту семинарию приезжают учиться люди из разных стран Африки, разных местных национальностей.

Я бы не хотел много говорить о Кенийской православной церкви, потому что сейчас есть епархия, и я не тот человек, который должен говорить о Кенийской православной церкви в целом. Я бы хотел говорить о той епархии, которая занимает часть Кении.

К. Мацан

— Да, это епархия, к которой относится отец Филипп.

А. Пичугин

— А епархия эта, соответственно, принадлежит… ну, не принадлежит, а относится к Александрийскому патриархату?

К. Мацан

— (Переводит вопрос.)

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— Ну, стоит напомнить тогда нашим слушателям, что православные поместные церкви — их довольно много, в том числе и одна из самых древнейших, одна из самых ранних христианских церквей, поместных церквей, православных — это именно Александрийская.

К. Мацан

— (Переводит вопрос.)

Ф. Гатари

— Да, это так. Церковь Кении находится под омофором патриарха Александрийского. Наша епархия была создана решением Синода Александрийской церкви.

А. Пичугин

— А я правильно понимаю, что епархия охватывает всю территорию Кении, или нет?

Ф. Гатари

— Епархия была создана в прошлом году в ноябре…

А. Пичугин

— Всего лишь? То есть епархия совсем молодая?

Ф. Гатари

— Очень молодая епархия.

К. Мацан

— (Переводит вопрос.)

Ф. Гатари

— Центральная часть Кении, которую охватывает епархия.

А. Пичугин

— То есть там есть еще другие епархии? Она не одна, не единственная?

Ф. Гатари

— Есть епархия в Найроби — это столица Кении, есть епархия Кисуму в Западной Кении. Епархия Нейру — в Горной Кении, к которой относится отец Филипп, и епархия вторая, названная Кисуму, которая находится в Западной Кении, были созданы одновременно — в ноябре прошлого года.

А. Пичугин

— Но давайте все равно уточним некоторые важные, как мне кажется, вопросы. В Кении — это так, в качестве справки — проживает более 44 миллионов человек. Из них… Чуть больше 44 миллионов. Ну, это, скорее, слушателям. Я думаю, что отец Филипп знает, сколько в Кении людей живет.

Ф. Гатари

— Yes.

А. Пичугин

— Очень важно понять, сколько православных вообще в Кении — ну, не обязательно с точностью до человека, но примерно какой процент вот от этих 44 миллионов исповедует православие.

К. Мацан

— (Переводит вопрос.)

Ф. Гатари

— Ну, не очень большой процент населения, конечно, принадлежит Православной церкви. В период независимости, когда Кения боролась за независимость…

А. Пичугин

— В 50 — 60-е годы, в начале 60-х…

Ф. Гатари

— Православие начало оформляться, или стали принимать православие в основном в период борьбы за независимость, поэтому их могло быть много в то время. А сейчас численность православных верующих растет.

А. Пичугин

— Но вообще я правильно понимаю, что православие пришло в Кению преимущественно в годы борьбы за независимость?

Ф. Гатари

— Не совсем.

А. Пичугин

— Не совсем? А как? Были миссионеры, возможно?

Ф. Гатари

— Православных кенийцев приняли в Александрийский патриархат в 1946 году. Период борьбы за независимость — это 1952-й год, когда кенийцы боролись за свободу своей страны. Члены независимых церквей…

А. Пичугин

— Ну, неканоничных, как мы говорим. То есть да, вот я даже смотрю справку, что в 30-е годы первые православные священнослужители в Кении появились благодаря Африканской православной церкви, которую мы не считаем каноничной.

Ф. Гатари

— Колонизаторы не хотели, чтобы борцы за независимость обрели свою Церковь. Так появились африканские независимые церкви.

А. Пичугин

— То есть я правильно понимаю, что католицизм и некоторые протестантские деноминации у коренного населения Кении в большей степени ассоциировались с колонизаторами-европейцами, и поэтому православие обретало какую-то большую привлекательность?

Ф. Гатари

— Да, так и было.

А. Пичугин

— Ну, и давайте, действительно, поговорим о Вашей епархии, тем более, что она совсем молодая.

А. Пичугин

— Ну, тут хорошо бы, конечно, чтобы перед глазами у наших слушателей, вот как у меня сейчас, была карта Африки, немалую часть которой занимает Кения, для того, чтобы было понятней, какие у нее границы, где она расположена. Ну, вот помимо того, что несколько епархий по всей стране, вот конкретно Ваша епархия — еще раз, как она называется?

Ф. Гатари

— Епархия Нейри в Горной Кении.

А. Пичугин

— Дорогие друзья, напомню, что это «Светлый вечер». Здесь, на радио «Вера» сегодня он не совсем обычный — у нас замечательный гость из Африки, православный священник из Африки, из Кении отец Филипп Гатари. Также в студии у нас сегодня Константин Мацан в качестве как ведущего, так и переводчика.

К. Мацан

— Добрый светлый вечер еще раз!

А. Пичугин

— Отец Филипп, расскажите, пожалуйста, о том… Я так понимаю, что епархия возникла из-за того, что просто верующих людей в этой части Кении, православных христиан, стало достаточно для того, чтобы появилась собственная епархия?

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— А сколько храмов в епархии?

Ф. Гатари

— У нас есть епископ…

А. Пичугин

— Да, ну, естественно.

Ф. Гатари

— Епископ Неофит. Его епархия — у нас 43 священника.

А. Пичугин

— О епископе Неофите давайте сразу оговоримся, что это все-таки имя, а не то, что он недавно крестился.

Ф. Гатари

— 43 священника.

А. Пичугин

— 43 священника, да. Ну, это много…

Ф. Гатари

— Каждый священник — у него есть свой приход, у кого-то, может быть, два или три прихода.

А. Пичугин

— Знаете, отец Филипп, далеко не каждая российская епархия теперь может похвастаться таким количеством священником и таким количеством приходов.

Это же замечательный показатель!

Ф. Гатари

— Спасибо!

А. Пичугин

— Ну, я знаю, что, помимо того, что приход, а о литургической приходской жизни мы обязательно еще поговорим, есть важная тема, от которой нельзя никуда уйти. Она очень важна для понимания не только церковной жизни в Кении, не только православной жизни — она очень важна для понимания самой Кении, о том, как там выглядит, в первую очередь, образование.

Вы строите школу?

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— Вот расскажите, пожалуйста, об этом, потому что, насколько я знаю, в Кении государство оплачивает только всего лишь несколько классов школы — три или четыре.

Ф. Гатари

— Образовательная система в Кении начинается с детского сада. Потом есть начальная школа — это классы с 1-го по 8-й. В 8-м классе ты сдаешь экзамены, государственный экзамен. Потом начинается старшая школа — второй уровень школы.

А. Пичугин

— Но это уже не обязательно? То есть она не гарантирована государством?

Ф. Гатари

— Да, не обязательна.

А. Пичугин

— То есть, как мне объясняли, образование в Кении стоит довольно дорого?

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— А почему Вы решили строить школу?

Ф. Гатари

— Во-первых, школа продвигает образ и облик Церкви.

А. Пичугин

— Но там же и общеобразовательная? Эта школа — в полной мере… Это не воскресная школа, это не церковно-приходская школа? Ну, правда, наверное, мы не сможем объяснить отцу Филиппу, что такое церковно-приходская школа в нашем понимании.

К. Мацан

— (Объясняет.)

Ф. Гатари

— Да-да-да. Давайте, я объясню.

А. Пичугин

— Да, давайте.

Ф. Гатари

— В Кении есть государственная школа. Есть и частные школы. И есть церковные школы. Они частные, они спонсируются, то есть их оплачивает Церковь, они при Церкви. Но они преподают по обычной государственной программе. Когда я стал священником, настоятелем этой церкви, нашего прихода, у меня был кусок земли, который предназначался государством только для светской школы. Но она не была построена, там ничего не было.

А. Пичугин

— А почему земля была Вашей?

Ф. Гатари

— Не моей. Церковной землей.

А. Пичугин

— Да-да, я понимаю. Но почему земля, на которой государство собиралось строить школу, в итоге была отдана Церкви?

Ф. Гатари

— Сейчас поправим. Государство никогда ни одной школы государственной не построило. Большинство школ были построены либо церквями, либо общинами.

А. Пичугин

— Ага, все, теперь понял, спасибо.

Мы не уточнили, кстати, важную вещь — простите, пожалуйста, дорогие слушатели… Отец Филипп, Вы служите не в городе, это какой-то сельский приход?

Ф. Гатари

— Да, это сельский приход.

А. Пичугин

— А где? Чтобы, может быть, наши слушатели, у которых есть под рукой компьютер, могли бы посмотреть, если их заинтересовало, найти ту деревню — извините, да, это деревня, я так понимаю, — где служит отец Филипп.

Ф. Гатари

— Имя школы, название школы — школа Святого Антония. Православная светская школа.

А. Пичугин

— Я смотрю картинки параллельно в Интернете и, кстати, сразу могу нарисовать…

Ф. Гатари

— В округе Макруэни, в том регионе Кении, который называется Нейри.

А. Пичугин

— Ну, с центром в городе Нейри, видимо, да?

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— Я могу адресовать наших слушателей… Опять же, если Вы сейчас находитесь перед компьютером или заинтересовались после программы… В журнале «Фома» и на сайте http://pravoslavie.ru есть два замечательных репортажа нашего коллеги Дениса Маханько, который в свое время ездил в Кению к отцу Филиппу. И тут и фотографии интересные очень, и описание школы, и можно посмотреть чудесные кенийские пейзажи, очень красивые.

Ф. Гатари

— Да, спасибо.

А. Пичугин

— Предметы, насколько я понимаю, в Вашей школе преподаются вполне светские — обычно это физика и химия, и, чуть не сказал, русский язык и литература. Физика, химия и все те предметы, которые, в общем-то, преподаются в обычной общеобразовательной школе.

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— А кто учителя, которые работают?

Ф. Гатари

— Ну, это профессиональные учителя, прошедшие специальную подготовку в некоем аналоге наших пединститутов.

А. Пичугин

— Ну, как — аналоги? Наверное, так и есть — кто-то университет закончил? Ну, то есть, я не знаю, высшее ли это образование или нет?

Ф. Гатари

— Да, высшее образование.

А. Пичугин

— Интересно очень. Напомню, дорогие друзья, что у нас сегодня в студии православный священник из Кении отец Филипп Гатари. Константин Мацан нам все это замечательно переводит. И Алексей Пичугин. Мы вернемся в эту студию буквально через минуту. Никуда не уходите.

Возвращаемся в нашу студию, дорогие друзья! Здесь «Светлый вечер», радио «Вера». Константин Мацан, я — Алексей Пичугин, и у нас сегодня в гостях православный священник из Кении отец Филипп Гатари, который не только служит, но еще и является директором школы. Вот сейчас мы как раз о школе и говорим. Интересно. Также могу всех еще раз адресовать к репортажам Дениса Маханько, нашего коллеги, который был в Кении. Его репортажи можете найти в журнале «Фома», на сайте журнала «Фома», на сайте http://pravoslavie.ru. Там и с картинками, и с фотографиями. И, мне кажется, очень хорошо рассматривать эти фотографии, слушая нашу сегодняшнюю программу.

Отец Филипп, расскажите, пожалуйста, Вы же директор школы, правильно?

Ф. Гатари

— Да.

А. Пичугин

— А сами что-то преподаете?

К. Мацан

— Ну, отец Филипп преподавал христианские дисциплины.

А. Пичугин

— А какие христианские дисциплины изучают в школе, в обычной школе?

Ф. Гатари

— Это включает в себя Ветхий Завет, Новый Завет, Евангелие от Луки проходят дети. И также на уроках мы затрагиваем социальные аспекты — про наркотики, про алкоголь.

А. Пичугин

— А это проблема в Кении?

Ф. Гатари

— Да, это проблема.

Мы говорим с детьми о семье, браке, разводах. Все это включается в христианские дисциплины.

А. Пичугин

— А в школу могут ходить дети из Вашего прихода, или она открыта для всех, и не важно — православный или католик, или вовсе не христианин?

Ф. Гатари

— Да, школа принадлежит к Православной церкви, но ученики могут быть совершенно любые, приходят из разных семей — отовсюду. Когда у нас совершается православная служба, все должны посетить ее, все должны быть на службе.

А. Пичугин

— Но все равно, то есть школа открыта для всех? Какую цель Вы ставили в первую очередь, когда решили открыть школу?

Ф. Гатари

— Самая важная цель — сделать образование доступным, близким. И большинство учеников — это дети из бедных семей, которые не могут платить за образование много.

А. Пичугин

— Оно бесплатное у Вас?

Ф. Гатари

— Оно бесплатное, но мы не можем сказать, что на сто процентов бесплатное.

А. Пичугин

— Ну, то есть, какие-то траты, которые попросту не может понести администрация школы и приход, и, видимо, эти деньги как-то приходится изыскивать за счет учеников, да?

Ф. Гатари

— Да, так и происходит. Потому что правительство дает какую-то сумму денег, которой, конечно, недостаточно, чтоб содержать школу. Поэтому родители вступают в долю, чтобы покрывать остальные расходы. Такова система. В нашем случае, у нас дневная школа, мы стараемся так устраивать.

А. Пичугин

— А что значит «дневная»?

Ф. Гатари

— Дневная школа, чтобы позволять большему количеству людей в нее приходить, чтобы было удобнее детям.

А. Пичугин

— А есть другие формы? Есть вечерняя? Почему здесь акцент на том, что она дневная?

К. Мацан

— Ну, да, имеется в виду, что это такая форма — что это не форма интерната. Это школа, куда они приходят, учатся и уходят. То есть это, видимо, «day school», но не «day and night».

А. Пичугин

— А, то есть, есть какие-то формы интерната? Понятно.

К. Мацан

— Да, есть формы, где ребенок живет. А это форма, где просто ребенок только учится и уходит домой спать к родителям, как в любой нашей обычной школе.

А. Пичугин

— Ну, Филипп, судя по всему, у Вас в школе дети тоже из разных селений, деревень? То есть они как-то добираются до школы, все равно приходится добираться?

Ф. Гатари

— Да, как правило, они идут в школу.

А. Пичугин

— Пешком, да? То есть школьного автобуса нет?

Ф. Гатари

— (Смеется.) Нет!

А. Пичугин

— То есть совсем, видимо, нет.

К. Мацан

— Нет автобуса, говорит отец Филипп, и я даже просто рад, что у меня есть школа как здание, потому что это сразу становится намного более привлекательным, доступным и удобным для людей, для детей, которые туда приходят.

Ф. Гатари

— Да!

А. Пичугин

— А я, судя по реакции отца Филиппа, понимаю, что школа далась очень нелегко.

Ф. Гатари

— Это было очень нелегко.

А. Пичугин

— Сколько лет уже она?..

Ф. Гатари

— Даже просто содержать сейчас ее, то есть управлять школой тоже непросто. Но я верю, что у школы есть миссия, и мы к исполнению этой миссии движемся.

Первый класс появился в школе в 2007 году. Мои первые выпускники, которые сдавали экзамен, появились в 2010-м. И до сегодняшнего дня дети учатся и сдают экзамены.

А. Пичугин

— Сколько детей?

Ф. Гатари

— Сейчас 40 студентов, 40 учеников.

А. Пичугин

— Все-таки — какие основные сложности и трудности в современной Кении для того, чтобы открыть школу? Ну, понятно, что материальная сторона — она… ну, она, наверное, понятна…

Ф. Гатари

— Дело не только в деньгах.

А. Пичугин

— Да, я понимаю, поэтому я и спрашиваю.

Ф. Гатари

— Очень важно отношение людей. И, конечно, отношение учеников. Вот это и есть вызовы, проблемы, с которыми мы сталкиваемся, которые пытаемся решать. Мы стараемся вдохновлять студентов, учеников, несмотря на то, что им, конечно, хочется, наверное, отдыхать и проводить время просто у себя дома…

А. Пичугин

— Ну, это, мне кажется, в любой стране мира любому студенту, школьнику хочется сидеть дома и не ходить никуда.

Ф. Гатари

— Да, конечно. И это очень большая проблема.

А. Пичугин

— Вот Вы говорите, государство как-то поддерживает и дает некоторое количество денег. Но вообще государство положительно относится к Вашим таким инициативам с образованием, со школой? Не чинит никаких препятствий?

Ф. Гатари

— Как правило, правительство никак не участвует — не помогает в строительстве, вообще в жизни, в работе частных школ.

А. Пичугин

— Это тоже проблема, да?

Ф. Гатари

— Поэтому когда ты строишь школу, вот есть ты, есть твоя община, твои собратья по вере — и все. И вот ты это делаешь один. Правительство только контролирует и приходит с проверкой того, что школа строится, что образование идет, что работа идет.

А. Пичугин

— Ну, даже деньгами не помогает, ага.

Ф. Гатари

— В целом, правительство очень благосклонно и с одобрением относится к таким проектам, которые строят школу.

А. Пичугин

— Здорово.

Ф. Гатари

— Имя школы, название школы… Школа называлась «Ишамарская средняя школа», и мы хотели поменять название, чтобы она называлась «Православная Ишамарская средняя школа Святого Антония». И правительство не возражало против этого, и это свершилось.

А. Пичугин

— Друзья, напомню, что сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» православный священник из Кении отец Филипп Гатари. Здесь также в студии Константин Мацан, который совершенно замечательно нам нашу беседу с отцом Филиппом переводит. Я — Алексей Пичугин.

Отец Филипп, давайте поговорим о Вашем приходе. Ведь, помимо школы, Вы сами строили церковное здание, которое у Вас сейчас есть?

Ф. Гатари

— (Отвечает по-английски.)

А. Пичугин

— То есть Вас назначили в уже существующий храм?

К. Мацан

— Да, отца Филиппа назначили священником в уже существующий приход.

А. Пичугин

— А сколько лет Вы служите?

К. Мацан

— Я построил только школу, говорит отец Филипп.

А. Пичугин

— Да не «только»! Я шкОлу построил! Мне кажется, у нас другие акценты.

К. Мацан

— 13 лет уже служит отец Филипп настоятелем этого прихода.

А. Пичугин

— А всего в сане сколько лет?

Ф. Гатари

— 17 лет.

А. Пичугин

— Отец Филипп — это я просто слушателям расскажу — он прилетел сегодня, вот приехал к нам сюда, в студию из аэропорта, а прилетел он не из Кении, а из Сибири. Из Кении он прилетел недели полторы назад и отправился в Сибирь.

Кстати, о Сибири: а как Вам Сибирь?

Ф. Гатари

— Это было важно — понять географию этого места, людей. Я не увидел в Сибири ничего необычного, в том смысле, что увидел прекрасных людей, церкви, замечательные места и был очень счастлив попасть в Сибирь.

А. Пичугин

— Но Вы же не первый раз в России?

Ф. Гатари

— Второй.

К. Мацан

— Второй раз отец Филипп приехал в Россию.

Ф. Гатари

— Русское гостеприимство — оно великолепно.

А. Пичугин

— Я еще почему все это спрашиваю — Вы же, наверняка, познакомились с приходской российской церковной жизнью?

Ф. Гатари

— Когда я приехал в Сибирь, я посещал школы. Они интересовались тем, какова система образования в Кении. Я также был в одном университете. Они тоже с любопытством узнавали, хотели узнать о Кении, о том, чем я занимаюсь.

А. Пичугин

— А послужить удалось здесь?

Ф. Гатари

— В Сибири — да, была возможность послужить две литургии. Одну служил протоиерей Андрей…

А. Пичугин

— Ну, отец Андрей…

Ф. Гатари

— И была возможность послужить с епископом Максимилианом.

А. Пичугин

— Насколько российская приходская жизнь, которая нам знакома, отличается от приходской жизни у Вас, в Кении? Похожа ли?

Ф. Гатари

— Разница есть, потому что в России церкви открыты всю неделю…

А. Пичугин

— О, нет, отец Филипп, далеко не все! Меньшинство! Большинство храмов, которые у нас вне городов, открыты только два дня в неделю — в субботу и воскресенье. И то только по паре часов.

Ф. Гатари

— Ну, я не об этом немножко говорил. (Смеется.) Просто я рассказываю, что видел. В нашем случае, наши службы совершаются по воскресеньям и в церковные и праздничные дни. Это один элемент — на что я обратил внимание, то, что есть такая вещь. Традиция совершения литургии разная.

А. Пичугин

— У Вас с барабанами, я знаю.

Ф. Гатари

— Нет, это заблуждение.

А. Пичугин

— А как же? Это я читал где-то! Как всегда, наврали?

Ф. Гатари

— Это недоразумение, недопонимание.

А. Пичугин

— Простите, пожалуйста!

Ф. Гатари

— Что можно сказать? Церковная служба не предполагает каких-то внешних элементов, от себя привнесенных действий.

К. Мацан

— После того, как служба совершена, мы закончили литургию, антидор не отдают верующим в России — то, что видел отец Филипп. Вот, видимо, то видео, на котором было видно, как барабан якобы участвует в службе, это священник после службы отдает антидор прихожанам…

Ф. Гатари

— Да!

К. Мацан

— (Смеется.) И прихожане хлопают в ладоши, и смеются, и восклицают, вместо того, чтобы смиренно и тихо его принимать.

А. Пичугин

— Это же так здорово! (Смеются.) А какие-то у Вас, помимо самой службы, общеприходские дела бывают? Может быть, Вы собираетесь где-то за столом? Может быть, Вы занимаетесь еще какими-то другими важными делами все вместе, Ваша община, помимо богослужебных?

Ф. Гатари

— Как правило, это один приход на четыре населенных пункта. В течение недели есть специальный день, когда жители вот этого конкретного, одного из населенных пунктов, одной из деревень собираются вместе и общаются, и молятся именно за свой регион, за свою землю. Когда есть необходимость, ты можешь позвать всех, всю группу. Они приходят в церковь, и можно заниматься чем угодно — и молиться, и читать тексты, и просто общаться, и делать это при церкви, в церкви. И это то, что происходит постоянно. Если в какой-то семье случается несчастье, кто-то умирает, то все прихожане идут в дом к той семье, где это случилось, и помогают, и молятся — и вместе с ними, и за них молятся.

А. Пичугин

— Настоящая община!

Ф. Гатари

— До дня похорон.

А. Пичугин

— На каком языке Вы служите?

Ф. Гатари

— В Кении вообще 42 языка.

А. Пичугин

— Ну, я так понимаю, что служба совершается в этом случае…

Ф. Гатари

— Ну, в том регионе, в котором этот храм построен, появился, местные общины, местные жители пытаются перевести литургию на свой язык.

А. Пичугин

— И получается? То есть Вы уже служите на местном диалекте?

Ф. Гатари

— Да, такое происходит. Но когда собираются все вместе люди из разных общин, кто-то может не понимать один местный язык или другой.

А. Пичугин

— Они сильно различаются?

Ф. Гатари

— Тогда, когда собираются несколько языковых групп, то на суахили. Ну очень разные языки внутри нее.

А. Пичугин

— Отец Филипп, а какие отношения у православных общин с другими христианскими общинами — с католиками, с протестантами?

Ф. Гатари

— Сердечные. Потому что в школу приходят ученики, католики приходят…

А. Пичугин

— Да, они при этом участвуют…

Ф. Гатари

— Если бы у нас не было сердечных, добрых отношений, то было бы невозможно, чтоб католики учились вместе с православными в нашей школе.

А. Пичугин

— И они посещают Ваши службы, как студенты, как ученики Вашей школы?

Ф. Гатари

— Да. Мы, конечно, не можем вместе причащаться, но вместе участвовать в службе мы можем. Даже когда я благословляю, я освящаю классы, они присутствуют. Это часть школьной программы, школьных мероприятий.

А. Пичугин

— Здорово. Ну что ж, время наше уже подошло к концу. Спасибо большое. Я напомню, что у нас в студии сегодня был отец Филипп Гатари, православный священник из Кении. Спасибо огромное, отец Филипп, за этот разговор, за то, что приехали к нам!

Костя, большое спасибо за замечательный перевод!

К. Мацан

— Да не за что! Я прошу прощения у слушателей, которые лучше меня владеют переводом и английским языком, за то, что пришлось пострадать немножко…

А. Пичугин

— Так, все, хватит, хватит!

К. Мацан

— Я хочу — можно? — в конце спросить…

А. Пичугин

— Да.

К. Мацан

— Сейчас я спрошу отца Филиппа, как будет «Христос Воскресе!» на суахили.

Ф. Гатари

— «Кристу амефуфука». «Квели амефуфука».

А. Пичугин

— Это «Христос Воскресе!» — «Воистину Воскресе!»

К. Мацан

— До свидания, дорогие друзья!

А. Пичугин

— Спасибо! Спасибо, всего хорошего!

Ф. Гатари

— Спасибо!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 оценок, в среднем: 4,80 из 5)
Загрузка...