«Поддержка слепоглухих людей». Священник Лев Аршакян, Вероника Леонтьева - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Поддержка слепоглухих людей». Священник Лев Аршакян, Вероника Леонтьева

* Поделиться

Нашими гостями были руководитель Дома слепоглухих в Пучково священник Лев Аршакян и руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по церковной благотворительности Вероника Леонтьева.

В международный день инвалидов мы говорили о поддержке слепоглухих людей и помощи им в реабилитации, трудоустройстве и обучении навыкам для самостоятельной жизни. Наши гости рассказали также о том, каким образом священников обучают общению со слепоглухими, и как проходят богослужения для таких людей.

Ведущая: Алла Митрофанова.


А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера».

Здравствуйте, дорогие слушатели!

Я — Алла Митрофанова и... и... абсолютно счастливый человек! Потому, что сегодня в этой студии сидят два... для меня — настоящих героя.

Вероника Леонтьева — руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по благотворительности. Вероника, добрый вечер!

В.Леонтьева:

— Добрый вечер!

А.Митрофанова:

— И священник Лев Аршакян — руководитель Дома слепоглухих в Пучково, человек, который своими руками делает чудеса. То есть, то, что в нормальной, простой жизни не укладывается ни в какие представления о возможном, и, отец Лев, за это Вам — низкий поклон.

Добрый вечер!

О.Лев:

— Добрый вечер!

А.Митрофанова:

— Как-то раз, помню, несколько лет назад... наверное, когда Дом в Пучково только-только задумали и воплотили, и, вот, он начал как-то развиваться, и там стала налаживаться своя жизнь, мне кажется, Вы приходили к нам на радио, и мы говорили о тех сложностях, с которыми сталкиваются люди с проблемами по слуху и зрению, одновременно.

Как сложно им адаптироваться в большом мире! Как, зачастую, невозможно почувствовать себя наравне с другими людьми, настолько же включёнными в жизнь, настолько же важными... может быть, даже — настолько же любимыми и любящими. Потому, что, когда проблемы и со слухом, и со зрением — а это два самых главных канала взаимодействия с миром, то, конечно же, краски жизни — они смещаются в какую-то иную сторону, в тот мир, который для большинства из нас оказывается закрыт.

Сегодня — 3 декабря. Это — международный день людей с инвалидностью. И, Вероника, у Синодального отдела по благотворительности, помимо, вот, этого важнейшего направления, которым занимается отец Лев — помощи слепоглухим людям, масса других тоже направлений работы.

Вы могли бы, в нескольких словах, рассказать, кто Ваши подопечные, людям с какими сложностями Вы помогаете чувствовать себя максимально полно в этой жизни?

В.Леонтьева:

— Церковь помогает людям с инвалидностью всех категорий — это и незрячие люди, и люди с нарушением слуха, и люди с интеллектуальными нарушениями, люди, у которых есть нарушение опорно-двигательного аппарата, и неважно, где они находятся — они живут в семьях, или они находятся в стационарных учреждениях, как то: дома-интернаты или психо-неврологические интернаты для взрослых людей.

И, собственно, наш отдел — он занимается тем, что делает эту помощь — системной. То есть, мы помогаем храмам Русской Православной Церкви, или организациям православным, которые созданы при храмах, делать эту помощь более осознанной, более профессиональной, и, наверное, более качественной.

Поэтому, мы помогаем всем категориям, в каждой мере — по-разному, и, собственно, задача нашего отдела — обучить таких людей, поддержать таких людей, оказать им методическую поддержку.

Сейчас мы уже занимаемся супервизиями таких проектов. То есть, выезжаем на места, и поддерживаем этих специалистов, помогаем им преодолевать какие-то трудные, может быть, ситуации профессиональные, которые возникают.

А.Митрофанова:

— А по всей стране — верно? — ваши подопечные. И, соответственно, в регионах вы тоже занимаетесь развитием вот этой самой «доступной среды», о которой сейчас так много говорят.

В.Леонтьева:

— Совершенно верно. «Доступной среды» — и в широком понимании, то есть, когда любой храм принимает любого человека, который к нему приходит. То есть, «доступной», всё-таки, в широком понимании, для меня — это принятие таких людей и оказание им той помощи, для которой они пришли. Ну, и «доступность», скажем, в общепринятом понимании — это создание тех условий, которые помогают этому человеку преодолеть некие препятствия и попасть в этот храм. Там... она делится на архитектурную, которая больше всего у нас обсуждается — пандусы, поручни, и так далее, и — обучение специалистов, что не менее важно. Обучение специалистов той самой помощи — ситуационной помощи, когда человек пришёл в храм, и специалист помогает ему — пройти куда-то, сделать что-то — то есть, получить то, ради чего он пришёл: Причаститься ли, написать ли записку, или просто показать ему то место, где ему будет удобно, комфортно посидеть и подождать... там... например, свою очередь в очереди.

А.Митрофанова:

— Думаю, что с теми храмами, которые строятся сейчас... ну... при желании, сложностей не будет. При желании — со стороны настоятеля, со стороны архитектора, — продумать все эти важнейшие аспекты, связанные с пандусами и поручнями, и так далее. А с храмами историческими, которые сейчас восстанавливаются, думаю, картина не такая радужная. Поскольку, любое изменение архитектурного проекта нужно согласовывать ведь? Это, зачастую, памятники архитектуры — где-то регионального, где-то федерального значения. И любой пандус, в этом смысле, должен быть согласован. А это значит — беготня между инстанциями, и прочая.

В.Леонтьева:

— Ну... собственно... есть такая поговорка: «Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — ищет причины». И мы очень много выезжаем в регионы, устраиваем такие практикумы, конференции с нашими специалистами, и обсуждаем, как раз, а как можно организовать ту или иную доступность в храме. В том числе, в храме, который является памятником архитектуры.

Есть уже большой опыт — накоплен в Европе — как это делается. Очень корректно, очень красиво, без каких-то, вот, этих наших... железных многоэтажных конструкций, которые часто перекрывают всю красоту наших храмов... и... в общем-то, всё это возможно.

Есть нормативы, да, о которых Вы говорили, но есть другие альтернативы — как временные какие-то конструкции, и, опять же, мы очень много говорим, и обучаем сотрудников храмов. Потому, что самое главное — это оказать ту помощь, ради которой человек пришёл в храм. То есть, если есть обученные специалисты, если эти специалисты понимают, как правильно человека на коляске поднять в храм, не надорвав себе спину, и не сделав так, чтобы этот подъём стал опасным для человека на коляске, как правильно сопроводить незрячего человека, при этом, тоже сделав это максимально комфортным, то тогда проблема снимается. То есть, там, где нельзя, скажем так, обеспечить архитектурную доступность, мы всегда сможем обеспечить, вот, ту самую помощь сотрудников. Но сотрудники должны этому учиться. Они должны знать, как это всё сделать, и, в общем-то, это — одна из наших задач, которую мы тоже решаем.

А.Митрофанова:

— Отец Лев, наверное, из всего спектра направлений, которые ведёт Синодальный отдел по церковной благотворительности, Ваше направление — самое сложное. Во всяком случае, со стороны, мне кажется именно так.

Вы работаете с молодыми людьми... ну... или... скажем, уже и... с людьми разного возраста — ну, я имею в виду, что не только с детками. С молодыми людьми, и со взрослыми уже людьми с ограничением слуха и зрения.

И, наверняка, среди Ваших подопечных есть не просто слабослышащие и слабовидящие, одновременно, люди, но и те, кто полностью слуха и зрения лишены. И — как вступать в то самое взаимодействие, о котором сейчас Вероника говорила, с ними — не очень понятно. Хорошо, если они умеют по Брайлю читать. А если они, пока ещё... там... не научились читать по Брайлю — что тогда? Какие, вообще, есть варианты? С чего Ваша работа начинается с такими людьми?

О.Лев:

— С любви. Да... вот... к нам сейчас стал приезжать Владислав — юноша тотально слепоглухой. Ну... знаете... приехал — совершенно... ну... не умеющий... не адаптированный к жизни в коллективе, в обществе. Ну, вот... как с ним общаться? Прижмёшь его, дашь ему крестик — он сразу его прикладывает к губам, и улыбается.

Вот, сейчас прошло... ну... около года он к нам ездит... Владик совершенно изменился. Он стал уже ориентироваться в доме, он стал чаще улыбаться, общаться. То есть, если раньше он... ну, просто прикоснулся — и пошёл в свой мир, ушёл туда... мир — для нас совершенно сокрытый, мне кажется, очень интересный, очень богатый, насыщенный, но совершенно для нас... до конца непонятный, неизведанный.

И, вот, эта любовь — всего нашего... наверное... коллектива, всех наших служителей... а наипаче, конечно, иконы нашей Божией Матери Пучковской Казанской, которая, в общем-то, и является главной нашей попечительницей, организатором всего этого, что зародилось, что... как бы... преумножилось. Оно, действительно, преумножается. И, знаете, Аллочка, когда Вы сказали что-то про меня, мне... так... нелицемерно, так... безо всякого пафоса, без всяких... там... не куражась... я понимаю, что мы там... ну, я, лично... я просто удивляюсь, как это всё происходит. Просто — всё время удивляюсь этой милости Божией и Божией Матери, как всё преумножается!

Как сформировался коллектив — из людей, которые... ну... действительно, стали специалистами. Потому, что специалистов в этой области, на самом деле, немного.

Мы занимаемся именно взрослыми слепоглухими. Начало этому положил мой друг, ныне покойный, Сергей Алексеевич Сироткин, со своей, тоже покойной, первой супругой Татьяной — Эльвирой Кепчаковной. Наша встреча в Иерусалиме... какой-то промысел Божий... и весь этот путь дальнейший... моей жизни... мне так кажется, что он был связан именно с этой проблемой — слепоглухоты.

Я и священником стал, в общем-то... мне думается... именно для того, чтобы... ну... Господь действует через людей... и, в данном случае, в нашем храме, с нашей Казанской иконой Божией Матери, и через нас происходили эти... ну, правда... чудеса.

То есть, общение с тотально слепоглухими людьми — это всегда чудо. Но самое главное и большое чудо — это чудо любви. Видишь, как ниоткуда появляются средства, специалисты совершенно серьёзные почти во всём спектре, необходимом для того, чтобы помогать этим людям, чтобы Дом работал, ребята находили свой путь... то есть, наша задача — максимально реализовать их возможности. Поэтому, язык — один.

Ну, во-первых, появились навыки. Понятно, что мы все... там... умеем общаться... там... дактилология, где надо — жесты, где надо — с одного ушка, где надо — громче, где надо — тише... то есть, это спектр огромный — слепоглухоты, и тут нет схем. Основание — любовь, а дальше, конечно... уже... некая практика, желание, молитва, Божия благодать — и вот... вот... всё преумножается значительно.

Значит, мы не мешаем Божьему промыслу, всему этому благому делу при Казанской иконе Божией Матери, которая является, в общем-то, попечительницей людей незрячих — Одигитрия, Путеводительница. В Казани она находилась в районе, где жили люди, которые сопровождали слепых. А вот у нас — и слепые, и глухие.

Поэтому, любовь, молитва, опыт... Вот, у нас почти весь коллектив... у нас не было никаких крупных... там... перестановок, мы никогда никого не увольняли. Ну... были несколько случаев. А так — у нас люди, которые... вот... от основания Дома до сего дня работают, и стали хорошими специалистами. И всё это — распространяется, и Дом второй у нас, с Божией помощью, строится, и, будем надеяться, с домовым храмом блаженной Матронушки — она наша тоже главная покровительница.

Поэтому, радостно, что Церковь... а только Церковь и способна помогать людям, которые... в общем-то... лишены главных органов чувств. То есть, тут остаётся одно чувство — чувство любви, и... делание того, что, по-человечески, невозможно. То есть, то, что невозможно человеку, возможно Богу, как известно.

Вот, мы радуемся. Мы радуемся, что, вот... так... Божий промысел... так здорово, и так эффективно, и так широко помогает нашим слепоглухим друзьям реализовываться, адаптироваться, учиться, радоваться, работать...

То есть... мы работаем по всем регионам, мы открыты для всех, и просим: если кто-то где-то узнает о том, что есть люди, лишённые зрения и слуха — очень просим обращаться к нам. Мы с радостью возьмём их на своё попечение.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается.

Напомню, в нашей студии сегодня Вероника Леонтьева, руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по благотворительности, и священник Лев Аршакян, руководитель Дома слепоглухих в Пучково.

Сегодня 3 декабря — международный день людей с инвалидностью. Поэтому, и тема разговора у нас именно такая. Мы пытаемся понять, каким образом можем помочь людям рядом с нами, особенно, если это тяжёлые формы инвалидности — вот, скажем, когда у человека сразу проблемы по зрению и по слуху, то для него контакт с внешним миром крайне затруднителен.

Но, вот, как отец Лев нам только что напомнил, можно, если знаем, что в нашем окружении есть такие люди, можно обращаться — в Пучково.

Если я верно поняла, отец Лев, работаете вы с подопечными со свей страны. То есть, к вам привозят людей из разных регионов.

О.Лев:

— Да. К нам приезжают люди из разных регионов.

А.Митрофанова:

— В регионах, соответственно, Вероника, нет подобного Дома, как в Пучково?

В.Леонтьева:

— Ну, этот дома — уникальный. Конечно же, он единственный, где, в первую очередь ведётся духовная помощь таким людям — отец Лев, наверное, про это ещё расскажет... ну, и, плюс — психологическая, реабилитационная — то есть, такой, комплекс.

Ну, вот, благодаря батюшке, сейчас такой Дом есть во Владимирской ещё области — скажем там, филиал уже Пучково, и... ну, мы надеемся, наверное, что, трудами отца Льва и его сотрудников, будут такие открываться, может быть, Дома и в других регионах тоже.

Мы, со своей, наверное, стороны, обучаем священнослужителей, чтобы они понимали, как общаться с такими людьми. Потому, что, как отец Лев сказал, слепоглухота — это очень широкий спектр, да? То есть, это могут люди быть с глухотой, которую они приобрели при рождении, или в детском возрасте, и у которых постепенно зрение теряется. Таких священников мы обучаем русскому жестовому языку — потому, что это основной язык, которым они могут общаться с такими людьми. А есть люди, наоборот, которые не имели зрения от рождения, или потеряли его в каком-то возрасте, и на этот недуг накладывается ещё нарушение слуха. Конечно, с такими людьми, в основном, общаются через...

А.Митрофанова:

— ... специалистов...

В.Леонтьева:

— ... нет, не через специалистов... они читают по Брайлю, и это помогает с ними общаться, с помощью специальных устройств — сейчас их довольно много, и современные есть, и разные другие.

Но есть люди — самые тяжёлые, о чём тоже говорил отец Лев. У которых — и нарушение зрения, и нарушение слуха было с детских лет, предположим. И, опять же, таких людей тоже учат коммуницировать.

Вот, у нас, до недавнего времени, был единственный Детский дом в России, который обучал таких детей общению с внешним миром — это Сергиево-Посадский Детский дом слепоглухих. Сейчас уже, благодаря фонду «Соединение», учат специалистов на местах общаться с такими детьми. И, вот, с этими детьми общаются «в руку» — то, о чём отец Лев говорил, дактильной азбукой, дактилем. Это — третий способ коммуникации.

И, вот, как раз, священнослужители, к которым приходят такие люди, или которые узнают про таких людей, они, всё-таки, должны владеть, хотя бы, какими-то первичными навыками, чтобы они могли вступить в контакт — или священники, или добровольцы.

И мы проводим раз в год, обязательно, курсы по обучению жестовому языку и дактильной азбуке в регионах — с тем, чтобы храмы, которые окормляют глухих людей, если к ним придёт слепоглухой человек, они тоже могли с ним вступить в контакт.

Священники съезжаются в какой-нибудь монастырь, с кем мы договариваемся, и прямо целую неделю, с утра до вечера...

А.Митрофанова:

— Интенсивы такие...

В.Леонтьева:

— ... интенсивы... они погружаются, они изучают это всё. Ну, и, потом уже выходят, обогащённые этими знаниями.

А.Митрофанова:

— Дай вам Бог здоровья! Какие же вы великие вещи делаете! Правда...

Вы на меня смотрите круглыми глазами... нет... я всё понимаю — для вас это ваше служение, ваша привычная жизнь, и прочая, но...

Была я на спектакле фонда «Соединение», который Вы, Вероника, сейчас упомянули. Там, действительно, в спектакле принимают участие артисты и обычные, известные нам... там, Ингеборга Дапкунайте, Ольга Лапшина... ну, тот спектакль, который я видела... по-моему, Анатолий Белый там тоже был... и артисты... в данном случае, они выступают в роли артистов — потому, что, вообще-то, это люди, как раз, со сложностями по слуху и зрению, и среди них есть те, кто полностью уже не видит и не слышит.

И этот спектакль основан на историях их жизни, составлен по их дневниковым записям, по их рассказам, через общение с ними, выясняли какие-то, вот, детали...

И это — так пронзительно! И с какой радостью они сами выходят не сцену и рассказывают о себе! Понятно, что рассказывают они не сами — за них текст читают, вот, как раз, Ингеборга Дапкунайте и Анатолий Белый, но они на сцене... да, и нас сразу предупредили, что аплодировать на нашем спектакле мы будем ногами. Да, специальные настилы деревянные, отдающие волну звука, и артисты, стоя на сцене, будут ногами чувствовать аплодисменты...

О.Лев:

— Вибрация.

А.Митрофанова:

— Вибрация, вибрация, совершенно верно! И, вот, с помощью вибрации, мы им передавали аплодисменты. Но зал, конечно, ревел аплодисментами! Потому, что... это настолько пронзительно... это было так... так хорошо... и так... как-то... Вот, знаете, мы как-то забываем... вот, «человечность, человечность...» — вот, то, что делают в таком спектакле, то, что делаете вы в Пучкове, то, о чём сейчас Вероника рассказывала — это, в общем-то, наверное, норма. Просто мир такой, что это воспринимаем, как... героизм такой. А, наверное, как... если Евангелие открыть... нас же к этому призывают?

Отец Лев кивает. Но, всё равно, вы для меня — герои. Вы уж простите. Разговорилась я тут...

Отец Лев, к вам привозят людей, получается, из разных регионов, и — на какое-то время. Верно?

О.Лев:

— Да, да...

А.Митрофанова:

— То есть, по сменам?

О.Лев:

— Да. У нас — разные программы. Если на обучение, то — на месяц. Но у нас, кроме обучения, есть ещё... как бы... сопровождаемое проживание — вот, у нас сейчас 16 человек живёт в Доме. Ребята приезжают на трудовую реабилитацию — вот, это, как раз... этот подарок...

А.Митрофанова:

— Это я расскажу ещё...

О.Лев:

— ... это, вот, наши ребята делали.

Так, что... есть у нас уже и богадельня. Слепоглухие, которые живут у нас — просто живут уже с нами, в нашей семье. Так, что... весь спектр программ, который необходим. То есть, и обучение, и проживание, и трудоустройство, и богадельня.

А.Митрофанова:

— Отец Лев, а сколько получается, приблизительно, человек за год проходит через Дом в Пучкове?

О.Лев:

— Ну... до пандемии — порядка ста человек... вот... у нас было в нашем Доме. За семь лет нашего существования — около 550 человек прошли те или иные курсы обучения и реабилитации. Постоянно мы взаимодействуем... где-то... около 170 слепоглухих. Вот, мы всё время в контакте.

То есть... ну... единовременно у нас сейчас — 16 человек на проживании сопровождаемом живёт, 6 человек у нас — в мастерских, и 3 человека — на обучении. Вот. Ну, если учесть ещё проект... наш Дом слепоглухих в Ляхах, Владимирской области, там сейчас ещё 2 слепоглухих — тотально слепоглухих.

Так, что... вот... около 25 человек получается.

А.Митрофанова:

— Про Ляхи во Владимирской области поговорим ещё подробнее во второй части нашей программы. Если позволите, очень интересно было бы Вас расспросить. Так понимаю, что это... ну... уже, действительно, такая... новая форма, новый этап, новая степень погружённости, что ли, в судьбы людей со слепотой и проблемами по слуху, и — не знаю, есть ли какие аналоги в мире? Может быть, и есть, но хочется, в данном смысле, понять, что в этом доме? Какие условия созданы для таких людей? И может ли этот опыт распространиться по всей России?

Буквально, через минуту продолжим этот разговор.

Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Вероника Леонтьева, руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по церковной благотворительности, и священник Лев Аршакян, руководитель Дома слепоглухих в Пучково.

Я — Алла Митрофанова.

Через минуту — вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается.

Ещё раз, здравствуйте, дорогие слушатели!

И... удивительный у нас сегодня разговор о том, что, наверное, кому-то из нас кажется невозможным — вот, мне, например, кажется невозможным, — а жизнь показывает, что человек может творить чудеса, с Божьей помощью.

Вероника Леонтьева — руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по церковной благотворительности у нас сегодня здесь, и священник Лев Аршакян — руководитель Дома слепоглухих в Пучково, и, вот ещё, как мы выяснили во Владимирской области. Для подопечных отца Льва сейчас возникло новое пространство, чуть ли не с постоянным проживанием.

Отец Лев, расскажите, пожалуйста, подробнее. Вот, если человек не слышит и не видит, и, при этом, с вашей помощью, уже обучен контакту с внешним миром, как может сложиться его дальнейшая жизнь? И что в селе Ляхи, Владимирской области, происходит?

О.Лев:

— Ну, вот, так... Божией милостью... знаете, вообще, всё... такое... настоящее, большое и серьёзное... оно... знаете... как бы... созревает. Где-то там сначала в глубинах. Потом появляются какие-то... такие... обстоятельства — внешние, внутренние... люди... и всё это как-то связывается, и получается... это всё, конечно... главная наша задача — это всё заметить. И получается что-то новое, радостное, нужное и Богом хранимое, и возрастаем мы.

Вот, так сложилось, что... всё это срослось во Владимирской области, в селе Ляхи. Это — недалеко от Мурома. Это — недалеко от Дивеева. Замечательный там ландшафт — река Ока, буквально, в 500 метрах от Дома. Муром — замечательный город.

И... там нам удалось построить дом — совершенно недорого, приобрести — там всё это недорого, а потом привести его в порядок. Самое главное... всегда... главное всегда — в человеке. Вот... «человека не имам». Вот, и появились такие ребята, которым... оказалось, что им там надо быть.

Там много таких... знаете... вообще, духовная жизнь — она очень связана знаками, знамениями такими, которые можешь видеть только ты, и которые важно не проехать... поехать по верному пути, куда эти знаки указывают. И всё это... вот... вылилось в то, что там сейчас создан Дом.

Там у нас жили трое... мы решили брать только тотально слепоглухих — то есть, вот, это... как бы... самая сложная инвалидность. Это для нас очень важно — чтобы именно таким ребятам помогать. И сейчас там проживают два человека. Мы готовы принять туда ещё несколько человек — прямо, вот, сейчас, если такие есть желающие. Но одно условие — чтобы это были тотально слепоглухие. Неважно... со всей Святой Руси.

У нас там сложились замечательные отношения с отцом Игорем...

А.Митрофанова:

— Это местный батюшка?

О.Лев:

— Да, местный батюшка, да... И, вообще, я хочу сказать, что наше служение — это церковное служение. Это очень важно. Потому, что есть замечательный фонд, который поддерживает на самом высоком уровне нашего правительства. Они серьёзно и очень хорошо работают, но, всё равно, у них — своя работа, скажем так, в пространствах времени, а наша работа, всё же, в пространствах вечности. И всё это — именно церковные проекты. И распространяться они... мы так понимаем, что они должны именно при храмах Божиих — это самое благодатное, и единственная почва, где можно, действительно... где есть уже основания и всё для того, чтобы... чуть-чуть... там надо немножко помочь, и мы готовы оказывать эту помощь, и, вот, Вероника сказала, что батюшки обучаются, и приезжали, и... как бы... всё это совершенно несложно. Всё сложное уже пройдено, опыт, навык есть, и... вот... первый такой проект родился в Ляхах. Более того, у нас сейчас уже строится Дом новый, открою секрет... мы очень хотим, чтобы это был Дом... такой... санаторий для слепоглухих. Потому, что там замечательный очень ландшафт, красивая природа, и очень красивые там... исторические и духовно насыщенные места... и сам Муром... и Дивеево. И вот... проект работает. Уже... уже... третий год, если я не ошибаюсь, мы там живём, трудимся, нас уже знают во Владимирской области, по центральному... по главному каналу Владимирскому показывали.

Для нас это важно — почему? Чтобы люди знали, что есть такая инвалидность. Для многих слепоглухота — она... с первого раза её не поймёшь. Незрячие, глухие — это понятно. Но когда человек тотально не видит и не слышит — это, вообще, совершенно отдельная история, очень глубокая, очень духовная. Чаще всего в Евангелии говорится именно об этих проблемах — о слепоте и о глухоте. И, вот, всё это воплощается в нашей жизни. Мы соприкасаемся с этими ребятами, и понимаем, что, в общем-то, они далеко не слепы и глухи — в духовном смысле этого слова. Что чаще мы оказываемся больше незрячими и не слышащими евангельскими героями, которые, вроде, и видят, а ничего не замечают, вроде, и слышат, а ничего не воспринимают.

Поэтому, проект в Ляхах — работает. Всё сейчас держится, конечно же, на наших двух героях. Вот, они — герои! Точно. Я себя героем — не считаю. А они — герои.

А.Митрофанова:

— Это те молодые люди, которые там сейчас постоянно живут?

О.Лев:

— Те люди, которые помогают им. Сейчас, пока там... это, в общем-то, так... две человеко-силы — это Света и Вадим. Но они, правда, начинали отсюда, они всё, как бы, впитали здесь — и всё это перенесли туда. Сейчас они, вот... Ну, наша задача сейчас уже — структурироваться. То есть — рабочие места. Мы приглашаем туда работать людей, которые... в общем, мы сейчас... ведь, с работой не так просто... вот, есть рабочие места в нашем новом Доме слепоглухих в Ляхах.

А.Митрофанова:

— А какие вакансии?

О.Лев:

— Ну... воспитатели, помощники... в общем-то, нужны воспитатели, на самом деле, которые должны быть с ребятами. Хотя бы, два человека, чтобы они могли... там... наши Светочка и Вадим хоть немножко отдохнуть сейчас. Они всё время — 24 часа — с ребятами. Это, на самом деле, непросто.

Поэтому, сейчас наша задача... я думаю, что всё это встанет на свои места, и найдутся и помощники. Мы это знаем уже опытно, что, в своё время, когда человек делает всё, Господь пошлёт необходимую помощь, и людей, и всё будет жить и радовать... и ребят слепоглухих, и окружающих.

Ляхи — очень, конечно, мне кажется... для них это тоже, такое, событие — что такой проект серьёзный теперь у них, в Ляхах, существует. Они все очень, мне кажется, рады и счастливы... то есть, жители Лях.

Батюшка, конечно, очень проникся — отец Игорь. Вот, он и дактилологию выучил, и очень рад. Прямо приходит домой, беседует с ребятами уже дактильно.

Ну, с ребятами — очень радостно общаться! Они... знаете, у них настолько... они предупреждают. Ты хочешь что-то сказать — они тебе уже сами говорят то, что ты хочешь сказать. У них настолько удивительная... вот, эта...

А.Митрофанова:

— Интуиция?

О.Лев:

— ... интуиция, да... вот, это... седьмое чувство, так называемое. То есть, они помогают, они дополняют... это для них такое счастье, когда... для них самая большая радость — это... понятно, что это — общение. Именно, человеческое. Не... понятно, что сейчас, через современные средства коммуникации им легче стало... там... выходить в мир... там... читать... информацию получать... общаться... но, всё равно, живое общение от сердца к сердцу, от руки к руке... тем более, верующее, любящее сердце — это самое главное.

Мне кажется, не только для них. Это, вообще, сейчас стало дефицитом. Но для них — это особо важно. Потому, что Бог их оставил нам. Чтобы мы, вот, этих людей, которых Он посадил в такой... особые условия... в такой аут полный... полную оторванность от мира — чтобы мы не проходили мимо, и касались их своими... своим любящим сердцем. От руки к руке, от сердца к сердцу... вот... это для них — такое счастье! Они так этому удивляются часто... что: «Неужели нас могут любить? Мы кому-то нужны?»

А.Митрофанова:

— Отец Лев, вопрос в лоб, Вы уж меня простите. Понимаю, что в Ляхах всё существенно дешевле, чем в Москве, но, всё равно... деньги вам нужны ведь?

О.Лев:

— Конечно!

А.Митрофанова:

— Расскажите, пожалуйста, сколько нужно, в каких объёмах... или —регулярные пожертвования... или — что... и — как вам их передавать?

О.Лев:

— Ну, у нас... лучше всего, конечно, через... у нас... я скажу это слово, которое не очень раньше любил... фандрайзинг. У нас, на самом деле... вот, мы вооружились всеми возможными современными способами и возможностями, у нас хорошие специалисты... поэтому, всё это довольно просто сделать. Нужно зайти к нам на сайт, и всё это легко можно...

А.Митрофанова:

— Сайт Дома слепоглухих в Пучково?

О.Лев:

— Да, сайт Дома слепоглухих в Пучково.

А.Митрофанова:

— И там есть разные способы, как можно вас поддержать... и почитать про ваших подопечных, наверняка... и про программы...

О.Лев:

— ... да... и приехать в гости!

Бог даст, у нас сейчас... открою ещё одну тайну... ну, вернее, я уже открыл — у нас сейчас второй дом строится. У нас уже, получается, улица слепоглухих — не дом... потому, что в 500 метрах от нашего старого дома, от храма, мы сейчас уже... вот... буквально, через полмесяца будет открытие нашего нового дома. И мы там собираемся сделать даже... такое... знаете... кафе... как оно называется, я не помню... когда всё темно вокруг, когда человек может погрузиться вот в эту...

А.Митрофанова:

— Есть такие места...

О.Лев:

— Да, да, да...

А.Митрофанова:

— ... для искушённых, скажем так... уже... это... серьёзно! Ну, вот... знаете... когда в Москве видишь... не знаю, есть ли в других городах, но вот в Москве видела, точно — для, действительно, тех, кто уже... ну... всё попробовал в этой жизни, и думает, чем бы ещё... так сказать, вот... разнообразить свои будни.

Но... у этих кафе есть очень глубокая миссия. Люди, приходя туда, хотя бы на какое-то время — на час — фактически, оказываются в мире, в котором люди слепые живут постоянно. Вот... это нечто, конечно...

О.Лев:

— Знаете... я, первый раз... вот, когда мы приехали с Иерусалима с Сергеем Сироткиным, Серёжей... я проводил его домой, собираюсь, ухожу, закрываю дверь, попрощались... и он вдруг мне кричит: «А ты свет везде выключил?» Я, так... стоп... остановился. Я сначала не понял... то есть... потом я понял, что он-то не видит — ему свет не нужен. И я везде выключил свет, закрыл дверь, и остался вот в этой полной темноте. Вот, тогда в первый раз... как бы... дошло до сердца... то есть... как они, вообще, живут. В полной темноте.

И когда мы ещё с ним часто ездили, с Сергеем... ну... на мероприятия, и... удивительно... я, там, просыпаюсь — мне надо 3-5 минут, чтобы привести себя в порядок... и я это стал делать в темноте, чтобы попробовать, как это... вообще... делается. При этом, Серёжа встал раньше, он в этой темноте собирается, одевается, укладывает чемоданы, а мне было настолько сложно всё это... сделать какие-то минимальные... там... процедуры провести, чтобы себя подготовить! Вот... это был второй момент, когда я понял, насколько... в общем, вся их жизнь настолько напряжённей... они должны всегда быть в напряжении, чтобы почувствовать какое-то препятствие. А сколько было случаев, когда... там... забыли закрыть дверь, и ребята... ребята очень часто расшибают себе лобики... падают.

Как-то были в Ижевске. Тоже... так... вышел руководитель общества слепых Ижевского... вышел с автобуса, и упал. «Ой, — говорит, — упал!» И, знаете, у всех такая реакция: «Ну... он слепой, что...» — то есть, для них, для незрячих ребят, это было... ну... настолько они... естественно, и... как бы... ну, не то, что естественно, а всё... так... с неким юмором воспринимают. Ну, потому, что для нас — это непонятно... может, Господь их, конечно, защищает. Как детки, когда падают, они совершенно не так падают, как взрослые. Так, наверное, и там есть какая-то Божия милость, какой-то покров...

Но мне это было так больно... а они... так... с таким... ну... так обыденно: «Ну... слепой же... ну, упал и упал... ладно...» — как-то... мне это совершенно удивительно...

А.Митрофанова:

— Вы знаете, может быть. Действительно, мы, когда детьми падаем — ну, расшибли коленку. А когда взрослыми падаем — уже перелом, извините...

О.Лев:

— Уже переломы, да...

А.Митрофанова:

— Может быть, правда, как-то Ангелы поддерживают...

О.Лев:

— Да-да-да... это точно! Ангелы... про Ангелов — это, вообще, отдельная история.

Вот, Дубровская есть у нас — слепоглухая, тотально слепоглухая. Она рассказывала, как шла в магазин, и как вдруг она... тотально слепоглухая: «Чувствую, меня... куда-то я проваливаюсь... и вдруг кто-то меня — раз, и опять на дорогу поставил. И я пошла дальше».

Оказалось, что там выкопали огромную яму — водопровод прорвало, и, в общем, если бы она туда упала, она могла бы просто погибнуть. Кто её поставил на место? Понятно, кто — Ангел.

Они, кстати, об Ангельском мире так говорят иногда... так... знаете... между строк — это для них совершенно естественно. Я, как священник, понимаю, что это такой контакт... это некая компенсация, которую мы... ну, просто не знаем. Особенно, конечно, для тотально слепоглухих. И у верующих именно — тех, кто живёт, при этом, без отчаяния, обрёл веру в Бога, Христа... и... и там... там... какой-то мир, совершенно для нас... неизвестно, кто кому больше помогает.

Я одно точно знаю. Когда мы с ними ездим в паломничества, не мы их... как бы... сопровождаем — они нам открывают все двери, буквально! Это, всё время — чудо! А чудо это... последний раз, когда мы съездили, у нас прозрела наша слепоглухая Ирина...

А.Митрофанова:

— Прозрела?

О.Лев:

— Прозрела, да. Она... было такое чудо... самое настоящее! Потому, что... Господь так устроил: когда летели туда, она сидела у иллюминатора, и кто-то из наших сопровождающих... было яркое-яркое солнце... говорит: «Ну, неужели ты хоть свет не видишь?» Она говорит: «Нет. Я ничего не вижу».

А.Митрофанова:

— А летели — на Святую Землю?

О.Лев:

— Да, на Святую Землю.

И потом... я ребят стал окунать в Иордан всех... большая группа была... и выхожу уже... выходим... ну, я многое пропускаю... и ко мне подходит Ирина, и говорит: «Батюшка, я вижу...» — просто... в слезах... и я сначала не придал этому значения. «Я, — говорит, — вижу! Ну... не так вижу, конечно, не всё... но, вот, Вас вижу... — она стала меня руками обводить, мой силуэт, — я вижу... я стала различать... там... тень и свет...» — ну, знаете, как в Евангелии, когда первое исцеление — людей видел, «как деревья»?

А.Митрофанова:

— Обалдеть...

О.Лев:

— Да. И потом она зашла в автобус, рассказала — весь автобус рыдал просто! Вот, такое было чудо, да. Самое настоящее.

Вот, это — в славу Божию! Где Господь — там, конечно... всё теряет... все боли, всё страдание, все инвалидности... они, вообще... совершенно по-другому всё воспринимается. Поэтому... слава Богу, что... вот... всё это существует.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается.

Напомню, в нашей студии священник Лев Аршакян — руководитель Дома слепоглухих в Пучково, и Вероника Леонтьева — руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по церковной благотворительности.

Наши гости принесли сегодня в студию подарок. Это тот случай, когда я жду-не дождусь, чтобы закончилась наша программа! Не то, чтобы мне хочется поскорее, дорогие слушатели, с вами попрощаться, а потому, что я смотрю на великолепное варенье, на сбитень, на какую-то... гениальной красоты свечу, и мне хочется, как маленькому ребёнку... извините... в Новый год под ёлкой поскорее этот подарок развернуть, потрогать всё руками... и попробовать ваше варенье, отец Лев!

Это... кто всё производит? Как это выглядит?

О.Лев:

— Это... это целый комплекс. Варенье варит на дому, по совершенно удивительной технологии, наш друг нашего Дома — Алексей Иваныч... я уж фамилию не буду называть.

А.Митрофанова:

— Он — зрячий?

О.Лев:

— Он — зрячий, да.

А.Митрофанова:

— Но варит — для подопечных Дома в Пучково.

О.Лев:

— Варит — да, для подопечных. Это его... как бы... благотворительность такая. Ребята наши всё это потом оформляют, наклеивают бирочки, упаковывают... то есть... они... вообще, у нас такой принцип: мы пытаемся максимально реализовать их возможности. Поэтому, варенье, действительно, очень вкусное. И во все эти подарочки вложены, конечно, сердца и наших слепоглухих ребят, друзей, и наших сотрудников. У нас сейчас... на самом деле... уже как большая семья. Мы уже не особо различаем.

А.Митрофанова:

— Значит, смотрите... можно покупать такие подарки...

О.Лев:

— Да.

А.Митрофанова:

— ... и, таким образом, помогать Дому в Пучкове...

О.Лев:

— Да-да-да, совершенно верно.

А.Митрофанова:

— ... а можно просто зайти, найти... в любом поисковике ввести «Дом слепоглухих в Пучково», зайти на сайт — там есть несколько способов, как можно перечислить средства, и помочь отцу Льву и подопечным, конечно же — вот, этим самым людям, слабослышащим и слабовидящим, либо же... полностью...

О.Лев:

— Тотально.

А.Митрофанова:

— ... тотально, как Вы говорите, слепоглухим.

Отец Лев...

В.Леонтьева:

— И ещё, наверное, Алла, можно третий способ — я думаю, что можно самим попробовать таких людей посопровождать.

О.Лев:

— Да, да... волонтёрами стать, да...

В.Леонтьева:

— Ведь они приезжают из разных регионов, и их нужно встретить в Москве. Они должны как-то добраться до Троицка...

А.Митрофанова:

— Вероника, расскажите, пожалуйста подробнее, что требуется от человека, который возьмёт на себя такое сопровождение.

В.Леонтьева:

— Ну... я думаю, что, в любом случае, ему, в первую очередь, нужно связаться, опять же, с Домом слепоглухих, и сказать, что: «Я бы хотел помогать». Эта помощь может быть регулярной, но не ежедневной. Предположим, несколько раз в месяц, или... там... несколько раз в неделю — от возможности этого человека.

Дальше, у батюшки есть сотрудники, которые обучат его, как правильно эту помощь оказывать. Может быть, даже обучат средствам коммуникации — дактилю или, может быть, можно будет как-то на руке писать — существует дермография, когда можно переписываться, например... ну... разные есть средства, как общаться — не обязательно это жестовый язык или дактиль.

И, соответственно, когда, например, такие ребята приезжают из других регионов, их кто-то садит на поезд у себя в городе, но здесь нужно, в Москве, его встретить с поезда, и, каким-то образом, сопроводить его в Пучково. То есть, доехать до Троицка, и от Троицка ещё чуть-чуть — в Пучково.

Дальше... они выезжают в Москву на разные экскурсии, на разные мероприятия — опять же, никогда не лишняя помощь вот таких сопровождающих, которые могут с этими ребятами пройти. Потому, что, как правило, это должна быть помощь 1:1 — то есть, один слепоглухой — один помощник. И не всегда даже тех людей, которые есть у отца Льва — их тоже не так много — не всегда их должное количество, чтобы именно сопровождать каждого человека на какие-то вот такие большие мероприятия, скажем так — на ту же экскурсию, или в то же паломничество.

Я думаю, что вот такая помощь нужна. Ну, и, опять же, я думаю, просто помощь добрых людей — может быть, в этих новых проектах. Что-то помочь сделать по хозяйству, приколотить, починить, прибрать... да?

О.Лев:

— Совершенно верно.

В.Леонтьева:

— То есть, может быть, если даже человек пока боится вступить в контакт, и боится этой ответственности — а, ведь, ответственность велика, всё-таки, при общении, при сопровождении, — то можно пока присмотреться, и просто прийти в Дом в гости, и предложить какую-то свою помощь — ту, которую он может дать.

Может быть, упаковывать с ребятами эти же подарки, что-то вырезать, что-то приколачивать, что-то... подметать... спектр — огромный, было бы желание!

О.Лев:

— И у нас ещё... вот, тоже, может быть, полезная информация... у нас в четверг, в шесть часов вечера, при Доме слепоглухих, сейчас курсы возобновились — изучения жестового языка и дактилологии.

А.Митрофанова:

— Каждый четверг?

О.Лев:

— Каждый четверг. Ведёт их замечательный специалист — отец Павел Афанасьев. Он, действительно, так...

В.Леонтьева:

— Он сам — слабослышащий, диакон.

О.Лев:

— То есть, он... такой... как бы... не просто учит... он этот язык ещё и совершенствует. Он — исследователь, и его лекции и уроки очень интересны. Так, что выучить новый язык — это тоже очень интересно! Вот, кому...

В.Леонтьева:

— Он — один из лучших специалистов, на самом деле, по православной лексике жестового языка. Это есть ещё такое ответвление и направление. И именно православный жестовый язык — он сейчас очень активно развивается.

А.Митрофанова:

— Ну, потому, что Литургия на жестовом языке, опять же... ведут... это... сурдоперевод...

В.Леонтьева:

— Просто, до революции, например, ведь вообще не было Богослужения на жестовом языке. Были переводы священниками отдельных молитв, был словарь православной лексики, который был расписан... тогда, вот, мы смотрели, знакомились с ним... были просто картинки, где было расписано, или текстом было написано, как тот или иной жест складывать. А православный жестовый язык — это уже веяние нашего нового времени. То есть, с тех пор, как первая община глухих появилась в Москве в Симоновом монастыре, священники активно начали это разрабатывать. Стали появляться новые жесты, которых не было. Даже некоторые жесты — они придумывались. Потому, что нужно было до глухих донести понятно тот или иной богословский... какой-то... термин.

И, вот, несколько лет назад, мы, как раз, в отделе сделали видеословарь православной лексики жестового языка, где мы собрали уже тот опыт, который есть уже по всей России. Специалисты — проанализировали, и, как во всяком словаре, у нас появились общеупотребительные слова — те, которые не противоречат, и появились — диалекты. То есть, те православные жесты, которые используют в том или ином регионе, но, может быть, для общего употребления, они не столь годятся.

И он тоже размещён на сайтах сейчас — на нашем сайте «Сурдоника» — у нас есть такой специальный сайт координационного центра по работе с глухими, слепоглухими и слабослышащими, который благословил Святейший Патриарх при нашем отделе создать. И, собственно, этот центр вот эту работу, как раз, и ведёт на нашем сайте. И уже с этим словарём можно знакомиться, и изучать жесты самому.

А отец Павел, как раз, он — один из основателей ю-туб-канала «Десница», где они, вместе со своими коллегами, делают видеоролики катехизаторские о разных, собственно, направлениях, как раз, православной жизни для глухих людей. И очень важно, что сами — носители языка, они глухим рассказывают на понятном для них языке — в то же время, не упрощая его, но и не слишком наукообразно об этом рассказывают, что очень тоже ценно.

Поэтому, вот... как раз... отец Павел, слава Богу, обучает...

О.Лев:

— Курсы — бесплатны совершенно.

А.Митрофанова:

— А у вас — вообще, всё бесплатно, отец Лев!

О.Лев:

— У нас всё бесплатно.

А.Митрофанова:

— Всё, о чём мы сегодня говорили — проживание, сопровождение, обучение профессиям... Каким профессиям, кстати, вы можете...

О.Лев:

— Ну, это зависит от того, что ребята могут. Сейчас, вот, кто-то, там, упаковывает рыбу у наших друзей, кто-то помогает по хозяйству... смотрим на возможности ребят — и находим работодателей, которые согласны... вот... таким людям помогать.

А.Митрофанова:

— Прекрасно!

О.Лев:

— Да, это тоже очень важно.

В.Леонтьева:

— То есть, как раз, вот, со слепоглухими, одна из особенностей — это индивидуальный подход.

О.Лев:

— Да.

В.Леонтьева:

— В каждом конкретном случае, каждый человек — это личность, со своими какими-то особенностями. И... вот... задача, наверное, отца Льва и его помощников — раскрыть эти возможности максимально, и посмотреть, что Господь этому именно человеку дал, и как это всё может расцвести... вот... при таком отношении.

О.Лев:

— Ну, у нас и при Доме, ведь, много... как бы... наших сотрудников. У нас ведь в чём ещё особенность — наши сотрудники, преподаватели почти все... там... или незрячие, или слепоглухие. И, вот, это... от сотрудника, на самом деле — это больше, чем просто сотрудничество — это жизнь такая. То есть, они глубже и лучше, и грамотнее могут почувствовать, и понять, и направить.

У нас очень хорошие... вот, Женя Лагунина — она преподаёт компьютерную грамотность, Брайль. Сама она слепоглухая тотально — не видит, и слышит через слуховой аппарат. Так, что...

А.Митрофанова:

— И она у вас — педагог.

О.Лев:

— Она у нас — педагог. И таких педагогов у нас — трое. Двое незрячих педагогов, одна слепоглухая... то есть... да...

А.Митрофанова:

— Отец Лев, Вероника, нам, к сожалению, программу пора завершать.

Значит... я ещё раз хочу сказать — есть много способов, как Дому слепоглухих в Пучково помочь.

Есть чудесные подарки и сувениры! Вот, если слышите... упаковочка хрустит... это я тут пытаюсь на неё руки наложить, но — до конца программы не могу... надо дотерпеть уже, и потом быстренько всё это вскрыть, и попробовать чудесное варенье! Вы тоже можете это сделать...

В.Леонтьева:

— Как раз, к Рождеству — я думаю, что это будут чудесные подарки!

А.Митрофанова:

— Конечно! Тут — варенье, сбитень, ёлочка... храм, в виде ёлочной игрушки... ну, чудо просто! Просто чудо!

Дорогие друзья, кому нужны подарки хорошие на Рождество — может быть, коллегам по работе, не знаю... езжайте в Пучково, и там закупайтесь ими, и сделаете благое дело! Потому, что, естественно, все средства пойдут в поддержку подопечных отца Льва...

В.Леонтьева:

— У них есть интернет-магазин, с доставкой — не обязательно даже ехать...

А.Митрофанова:

— Серьёзно? Тем более!

В.Леонтьева:

— ... да... можно заказать — и привезут.

А.Митрофанова:

— А где найти интернет-магазин?

В.Леонтьева:

— Ну, так же, вот...

О.Лев:

— На сайте...

А.Митрофанова:

— ... «Дом слепоглухих в Пучково». Вот, этот вот сайт нужно открыть — и там есть возможность заказать на дом.

Отец Лев, там же, на сайте, можно и просто перевести деньги ( если подарки, вдруг, кому-то будут не нужны ), и можно своими руками — приехать и что-то помочь сделать — и как плотник, и... там... с точки зрения уборки... и... не знаю... поддержки... машины... и всё, что угодно...

О.Лев:

— Вы знаете, я как-то привёл в гости... ну, совершенно без задних мыслей... там... домой... гостя... и это оказалось таким событием! Слепоглухие — они считают, что... их никогда, никто и никуда не приглашает... просто оказаться за чашкой чая в семье — это для них... это целое событие! Это — космос!

А.Митрофанова:

— Серьёзно?

О.Лев:

— Да. Им всё очень... им не нужно никаких... там... заоблачных фантазий... там всё очень просто! Просто прийти, вот... рука в руку — сесть... просто что-то рассказать... что-то спросить... прогуляться, там... подарок принести...

А.Митрофанова:

— ... и они счастливы!

О.Лев:

— И они — счастливы, да.

А.Митрофанова:

— Низкий Вам поклон, отец Лев, за то, что Вы делаете! Педагогам всем поклон передайте обязательно, ладно? И — вашим подопечным огромный привет!

О.Лев:

— Спаси Господи...

А.Митрофанова:

— Вы им расскажите, что мы час про них говорили, и хотим дальше! Пусть... действительно, надо как-то, видимо, приехать к вам, познакомиться, и...

О.Лев:

— Да, приезжайте.

А.Митрофанова:

— Спасибо!

Вероника Леонтьева, руководитель направления помощи людям с инвалидностью Синодального отдела по церковной благотворительности, священник Лев Аршакян, руководитель Дома слепоглухих в Пучково, были сегодня в нашей студии.

Друзья, ещё раз напомню, «Дом слепоглухих в Пучково» — зайдите, пожалуйста на сайт, посмотрите, какие подарки можно купить в Интернет-магазине, с доставкой на дом, и, там же — несколько способов, как Дому в Пучково можно помочь. А у кого есть такие возможности, приезжайте познакомиться, и — становитесь друзьями этого места!

О.Лев:

— Да.

А.Митрофанова:

— Спасибо!

О.Лев:

— Спасибо!

В.Леонтьева:

— Спасибо!

А.Митрофанова:

— Благодарю вас!

Я — Алла Митрофанова.

Прощаемся! До свидания!

О.Лев:

— До свидания!

В.Леонтьева:

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.
Краски России
Краски России
Программа призвана помочь слушателю с христианской точки зрения взглянуть на шедевры русского искусства, хранящиеся в региональных музеях России и из-за этого недоступных широкой аудитории. Программа не только учит глубокому, осмысленному восприятию художественных произведений. Она рождает светлые чувства и серьёзные размышления о нас самих, об окружающих людях, о судьбах предшествующих поколений, даёт нам в красках своеобразный протокол отечественной истории. А ещё программа популяризирует региональные картинные галереи и тем самым продвигает внутренний, отечественный туризм.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.

Также рекомендуем