«Поддержка онкобольных». Светлый вечер с Екатериной Кобяковой и Эмилией Нечипай (19.09.2018)

* Поделиться

У нас в гостях были врач-рентгенолог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Минздрава России, исполняющий обязанности президента Благотвортиельного фонда имени Николая Чудотворца Екатерина Кобякова и кандидат медицинских наук, врач-онколог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Минздрава России Эмилия Нечипай.

Мы говорили о помощи людям с онкологическими заболеваниями, о развитии медицины в России, о том, как важно заботиться о своем здоровье, а также о деятельности «Фонда Николая Чудотворца».


А.Пичугин:

— Здравствуйте, дорогие слушатели! В эфире светлого радио «Светлый вечер», и в этой студии приветствуем вас мы — Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— ... Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— Сегодня у нас не простая программа — темы, вернее, на которые мы будем говорить, они... в общем-то... достаточно сложные и тяжёлые, но, тем не менее, об этом надо говорить. С удовольствием представляю наших гостей. Сегодня в этой студии вместе с нами и с вами эту часть «Светлого вечера» в ближайший час проведут Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог в научно-исследовательском медицинском центре онкологии им.Блохина Минздрава России, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени Николая Чудотворца... Здравствуйте!

Е.Кобякова:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— ... Эмилия Нечипай, врач-рентгенолог, онколог, кандидат медицинских наук, также, центра им.Блохина Минздрава России. Здравствуйте, Эмилия!

Е.Кобякова:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— 2018 год, который уже постепенно заканчивается — он официально был объявлен годом онкологии, но также он ещё и год волонтёрства. Я думаю, что мы в течение программы поговорим и об онкологии, естественно, и о том, что с этим связано — тяжёлым заболевание, рядом заболеваний — и про волонтёрство. Потому, что тут темы — абсолютно связанные.

Но, всё-таки... год онкологии. Вообще, когда обычный человек слышит слово «онкология», «рак»...

А.Митрофанова:

— ... хочется свернуться в улитку и спрятаться куда-нибудь подальше.

А.Пичугин:

— Да. А вы — работаете непосредственно с людьми, которые тяжело болеют. И как на это влияет год онкологии?

Е.Кобякова:

— Президент объявил этот год — годом онкологии. Это значит, что все онкологи, врачи, волонтёры, простые люди должны активироваться в этот год, и ещё больше работать над тем, чтобы у людей было больше информации по поводу того, что это за заболевание, как часто нужно обследоваться, как нужно правильно проводить профилактику в определённых моментах. И, как раз вот, наш центр сейчас активно работает над этим во многих направлениях.

А.Митрофанова:

— У нас несколько центров, которые занимаются этой темой, и центр Блохина — один, наверное, из крупнейших, потому, что довольно часто слышишь это имя, и встречается где-то и в публикациях, и так далее. Но, вместе с тем, может быть, есть какая-то специализация внутри вашей сферы между центрами? На чём специализируется центр Блохина? И, может быть, есть какие-то... ну... приоритетные группы ваших подопечных, кто к вам попадает непосредственно, или кому рекомендовано именно к вам обращаться?

Е.Кобякова:

— К нам могут попадать абсолютно все пациенты, у которых заподозрено заболевание, или уже выявлено, подтверждено заболевание. Может и Москва, и Московская область, и все регионы. То есть, это зависит только... и от желания пациента, и от того, с кем сотрудничает онкоцентр. То есть, кто может давать сюда направления.

А.Пичугин:

— Давайте, сразу уточним. Если человеку дают направление куда-то в регионе, его при этом спрашивают о желании, скажем, попасть именно к вам? Или если есть какие-то онкологические стационары или отделения в районных больницах, то, в первую очередь, стараются направить туда? Или, всё-таки, при малейшей возможности — к вам?

Е.Кобякова:

— Многие вещи регионы и больницы, там, городские могут осуществлять уже самостоятельно, потому, что у них есть отделения, и онкологи...

А.Пичугин:

— А квалификация?

Е.Кобякова:

— И квалификации тоже, довольно-таки, высокие. Только единственное, что они... ну... не все специальности могут охватывать. Вот, наш центр тем и считается самым центральным и главным, потому, что у нас есть все направления. То есть, мы можем и хирургические методы... любые просто, любые манипуляции, там, любые операции производить, мы можем... и лучевая терапия у нас — весь спектр есть, и диагностический тоже спектр — самый, там, какой только существует у нас в стране, в онкоцентре. Мы, конечно же, берём на себя любые случаи, но приоритетом считаются сложные нозологии, с которыми не могут справиться. То есть, регионы — тогда они уже просто дают направление пациенту к нам, и он приезжает с этим направлением, и мы им здесь занимаемся.

Значит, желание пациента, конечно же, не всегда спрашивают, там: «Хотите ли Вы у нас лечиться?», потому, что это, всё-таки, и финансово-экономическая составляющая, и все хотят оставить у себя пациента, но...

А.Митрофанова:

— Есть такая тема...

Е.Кобякова:

— Да, есть такой момент, он очень такой... сложный, но, с другой стороны, и понятный тоже для регионов, потому, что... ну, больница должна как-то... там... существовать. Соответственно, она должна выполнять те услуги, которые у них там в перечне есть, и за которые оплачивают, там, ФОМС и так далее, там... ну, разные источники финансирования, за счёт которых больница существует.

А так, конечно, пациент, если он хочет, то никто ему воспрепятствовать не сможет.

А.Митрофанова:

— Здесь мне хочется сейчас перейти к теме, которую мы чуть позже обсудим, но, раз речь зашла о региональных больницах... Я знаю, что при центре Блохина есть такая опция — не знаю, как правильно это назвать — служба ваша, вами организованная, которая ездит в регионы по заказу региона. Если какое-то, там... прошение к вам направляется, или приглашение, вы выезжаете туда, диагностируете оборудование, проводите какие-то лекции или занятия с персоналом, чтобы чуть-чуть повысить уровень квалификации и так далее. Вы могли бы об этом опыте чуть подробнее рассказать, потому, что радио «Вера» слушают в совершенно разных регионах, и, возможно, сейчас нас слышит кто-то из людей, кто мог бы посодействовать в своём регионе организации такого повышения квалификации? Как это происходит?

Э.Нечипай:

— Ну... помимо возможности обучения в нашем онкологическом центре, в прошлом году мы разработали, как раз, такую программу, когда ведущие специалисты нашего онкологического центра выезжают в другие города, регионы и проводят научно-практические конференции. То есть, там есть лекции для всех, интересующихся проблемой онкологии специалистов по диагностике, первичной диагностике, по лечению пациентов, и, вообще, рассказываем всю дорожную карту ещё раз — куда, когда можно обращаться. Вот, в прошлом году у нас было в Ступинском районе такое мероприятие. На него могли прийти не только врачи, но также могли прийти и пациенты, которые тоже могли услышать о необходимой диагностике, там, когда после определённого возраста мы должны диагностировать определённые заболевания — то есть, каждый год должны начать обследоваться люди. Им об этом было рассказано...

А.Пичугин:

— А можно и нашим слушателям чуть-чуть поподробнее об этом?

Э.Нечипай:

— Ну, например, мы знаем, что женщинам после 40 лет нужно делать маммографию и УЗИ для исключения рака молочной железы, к примеру. Также, для исключения различных заболеваний кишечника, мы должны после определённого возраста всем делать колоноскопию. К сожалению, не все об этом знают, и...

А.Митрофанова:

— То есть, это касается, практически, каждого человека, кто заботится о своём здоровье?

Э.Нечипай:

— Да. Всех.

А.Митрофанова:

— То есть, начиная с определённого возраста ( то есть, 40+ ), уже нужно обращать внимание на эти вещи, и раз в год проходить соответствующее обследование?

А.Пичугин:

— А если это проще... да, извините, пожалуйста, важный вопрос... если это относительно несложно сделать в крупном городе, там, с населением даже 50-60 тысяч человек, то в небольших городах, в основном, из которых состоит Россия — тут возникают некоторые сложности. И люди там тоже живут, за сорок лет, и им хорошо бы проходить такие диспансеризации, обследования раз в год, но как это сделать?

Е.Кобякова:

— Ну, вот... как раз... наш центр и пытается решить тоже и эти вопросы путём взаимодействия с этими организациями. Дело даже не в том, что... они могут произвести эти исследования, но нет специалистов, которые понимают, как это интерпретировать. То есть, они могут посмотреть, и не увидеть той патологии нашей, про которую мы говорим. Это вот — большая проблема. Здесь существуют развития такие, как медицинские коммуникации, когда специалисты на местах — в маленьких городах или даже в сёлах, могут посоветоваться с коллегами из федеральных центров напрямую, с кем у нас существуют партнёрские договора, и, если у них есть какие-то сомнения, то они могут всегда спросить, и мы совместно поставим диагноз. А также, они могут напрямую отправить нам пациента.

А.Пичугин:

— Я не знаю, как это на самом деле у нас сейчас выполняется, но я читал, что в рамках реализации вот этого Нацпроекта здравоохранения — по крайней мере, я про Тверскую область знаю — но это был красиво написано, как текст в газете, а как на самом деле, я... вот, я не уверен, что всё именно так. Там... даже дело не касается профильных специалистов, там передвижные бригады — у нас же в малых населённых пунктах часто упразднены уже фельдшерско-акушерские пункты — и вот, туда приезжают такие передвижные пункты, которые оборудованы какими-то... какой-то передающей дорогостоящей аппаратурой, которая после обследования человека ( неважно, есть какой-то диагноз, или его нет — человек просто приходит на обследование ) данные передаёт в областную больницу, где уже специалисты более высокой квалификации могут вот такое вот совещание провести, консилиум устроить.

Е.Кобякова:

— Ну, фактически, мы — то же самое устраивали, и отрабатывали пилотный проект на Ступинском округе. Мы изначально... вот... по запросу главы, они делали, такой, городок здоровья во время Дня города. Разворачивался такой городок — то есть, мы строили шатёр, в который завозили определённое оборудование — что-то брали из онкоцентра, что-то нам предоставляли наши кампании-партнёры — и к нам, действительно, приходили люди, которые пришли на праздник. Они подходили и спрашивали: «А что у вас здесь? Какое обследование вы можете провести?» Мы говорили: «Вот, здесь ведущие специалисты из онкологического центра», — приезжали даже доктора наук, которые целый день работали, и не стеснялись даже осматривать любого пациента, который приходил, в зависимости от того, что хотел сам пациент. И во время обследования, осмотра мы ещё предлагали свои какие-то процедуры: «А Вы не хотите то, вы не хотите сё?» И когда первый год — мы уже несколько лет участвовали в Днях города — в этом городке здоровья, когда только первый год мы туда приехали, до нас доходили пациенты, спрашивали: «Что вы здесь делаете?» — «На онкологию проверяем», — и убегали, потому что...

А.Митрофанова:

— Это, в общем-то, понятная реакция!

Е.Кобякова:

— Да, потому, что люди боялись у себя что-то найти. С нами, правда, работали психологи тоже — мы приглашали из «Ясного утра» психологов, пациентов, которые уже переболели этим заболеванием, или находятся в стадии ремиссии и живут полноценной жизнью — вот, они нам помогали. То есть, люди... как бы... изначально беседовали с этими пациентами, и они говорили: «Вот, я тоже онкологический пациент, но я живой, я стою с Вами. Я участвую в этой акции, я предлагаю Вам тоже пройти вот это обследование».

А.Пичугин:

— ... и надеюсь прожить ещё 70 лет, потому, что я вовремя обратился к врачам.

Е.Кобякова:

— Да. И вот, с каждым годом, людей приходило на эту акцию всё больше и больше. И когда мы уже находили каких-то пациентов с заболеваниями, мы им, действительно, объясняли, что они дол... с нами, кстати, участвовали врачи вот этого округа — тоже, в этой акции — то есть, мы как бы одновременно обменивались опытом. То есть, это совместные такие мини-консилиумы были по каждому, там, интересному пациенту, которого мы находили, и мы им рассказывали дорожную карту — что они должны прийти к окружному онкологу, получить направление, дообследоваться в больнице. А потом уже решался вопрос, отправлять его в федеральный центр Москвы, или, там, Московской области, или можно полечить его совместно на местах. И наши специалисты тоже приезжали потом, отдельно занимались какими-то пациентами. Это — просто интересно. Мало того, что мы вот такую акцию проводили, так мы ещё... такие вот дружественные отношения у нас завязались с этим округом, что врачи оттуда могут в любую минуту спросить, проконсультироваться, позвонить, написать, бросить на почту или через медицинские коммуникации. Вот, так работаем, и это очень эффективно.

В этом году тоже проводили — пришло такое колоссальное количество людей, которые захотели получить квалифицированную консультацию, что мы даже всех не смогли...

А.Митрофанова:

— Там же, в Ступино, да?

Е.Кобякова:

— Да... что мы даже не всех смогли посмотреть.

А.Митрофанова:

— Сарафанное радио, видно, заработало, что бояться нечего — наоборот, это на благо здоровья, собственно. Потому, что, психологически, я представляю, насколько сложно преодолеть этот барьер: «А вдруг у меня, действительно, что-то найдут?...

Е.Кобякова:

— ... И что потом с этим делать?...

А.Митрофанова:

— ... Да. Лучше не знать ничего». Но, вместе с тем, кто вовремя обратился, те, конечно, избежали очень многих проблем.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог в научно-медицинском центре онкологии им.Блохина Минздрава России, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени святителя Николая Чудотворца и Эмилия Нечипай, врач-рентгенолог, онколог, кандидат медицинских наук и сотрудник также научно-медицинского центра онкологии им.Блохина.

Вы знаете, хочу про благотворительный фонд святителя Николая чуть подробнее вас расспросить. Каким образом взаимодействует этот фонд и центр Блохина? И кому можно туда обратиться? Я так понимаю, что с оплатой лечения вы людям тоже помогаете, в том числе?

Е.Кобякова:

— Так получается, что... мы, вроде, решаем вопросы тех пациентов, которые вот... которым обычно собирают средства. Поскольку мы сами — онкологи, и знаем, как решить этот вопрос. То есть, мы сотрудничаем и с фарм-кампаниями, и так далее, в общем, как-то всё само собой решается. Цель создания этого фонда была немножко в другом. В том, что мы как раз вот проводим эти акции, и регионы или районы, которые запрашивают — они, по большей части, бедные, и не могут все вопросы решить. А это — и перевоз оборудования, это и сам приезд врачей — транспортные вот эти затраты, питание там, проживание в этот период. Сами-то врачи приезжают бесплатно, и проводим мы все вот эти акции бесплатно, нам помогают ещё сёстры милосердия и волонтёры — то есть, все работают бесплатно. Но именно то, что вот — привезти, организовать, расходные материалы — это всегда затратно бывает. Если это ещё и массовое мероприятие, то — плюс рекламная продукция, полезная для пациентов, которую мы раздаём — как им проводить профилактику, и так далее. Вот, собственно говоря, фонд этим и помогает. Ну и, также, конечно, и район или округ, который запрашивает, они тоже участвуют, но это очень сложно. Проще, вот...

А.Митрофанова:

— Проще собрать самим деньги, и привезти уже...

Е.Кобякова:

— ... самим решить, да, этот вопрос — не всегда получается, что тот, кто запрашивает, тот всё и организовывает.

А.Митрофанова:

— Можно поучаствовать в вашей жизни — у нас очень отзывчивые слушатели, и, тем более, что тема, которая... ну... я не знаю... сейчас настолько, действительно, распространено это заболевание, что мы все, мне кажется, заинтересованы в том, чтобы максимально широко информация об этом распространялась, и чтобы как можно большее число людей получило доступ к таким качественным бесплатным обследованиям.

Как можно помочь фонду в сборе денег? Короткий номер для смс, или что-то такое — есть у вас?

Е.Кобякова:

— Да, есть.

Э.Нечипай:

— Да, у нас есть короткий номер 7715. Можно отправить сообщение со словом «вита», пробел, и любую желаемую сумму.

А.Пичугин:

— «Вита», соответственно, на латинице?

Э.Нечипай:

— Просто русскими буквами.

А.Митрофанова:

— Ну, да, как имя есть такое — Вита, четыре буквы.

А.Пичугин:

— Помимо того, что можно помочь смс-кой, ещё мы не можем не сказать, что совсем скоро, 29 сентября, в Москве, на спортивной площадке ЦСКА — футбольный манеж ЦСКА, в Москве, на Ленинградском проспекте, 39, стр.1 — пройдёт благотворительный турнир по мини-футболу, в котором будут принимать участие врачи-онкологи. Расскажите подробнее об этом!

А.Митрофанова:

— Конечно, очень интересно — врачи, то есть, неожиданный такой... разрыв шаблона, простите за штамп, но...

А.Пичугин:

— И, кстати, что мне кажется очень важным — мы об этом уже сейчас говорили — о том, что люди боятся онкологов, просто потому, что боятся самой онкологии. И, естественно, врачи-онкологи — это что-то такое серьёзное, очень страшное. И когда эти люди выходят на спортивную площадку играть в футбол, я думаю, что у многих как-то может... для кого-то это будет дополнительная какая-то, своеобразная терапия по отношению к этим «страшным людям».

А.Митрофанова:

— Лёша говорит про «страшных людей» — у нас в студии, слушатели дорогие, вы бы видели — у нас тут две такие красавицы сидят!

А.Пичугин:

— Две замечательные, красивые девушки сидят, но...

А.Митрофанова:

— Молодые, чудесные, какие-то потрясающие! И ещё я смотрю на все регалии, там... кандидаты наук и прочее — я представляю, что значит в медицине достичь вот этой планки кандидата наук! Это же не просто, там, как в институте 8 лет — пять лет здесь и три года в аспирантуре — это же, там, ординатуры, и всё на свете, что там у вас... я не знаю... вы лет 10, наверное, учились! Вы... вы с детского сада начинали?

Э.Нечипай:

— Думаю, больше, чем 10...

А.Пичугин:

— Профессия врача — она подразумевает постоянное, беспрерывное образование.

Е.Кобякова:

— Да, там нужно постоянно работать, совершенствоваться... мы и наукой занимаемся...

А.Митрофанова:

— В общем, когда видишь таких врачей... знаете... хочется уже заняться своим здоровьем серьёзно. Потому, что... это, прям... как-то... очень хорошо и красиво.

А.Пичугин:

— Про футбол...

А.Митрофанова:

— Возвращаемся к футболу. Расскажите, да.

Э.Нечипай:

— В Москве существует много разных центров, которые занимаются онкологией, и, так получается, что многие пациенты... что им приходится лечиться в разных центрах. Например, операцию им делают в онкологическом центре Блохина, химиотерапию они могут получать в Герцена, и так далее. Поэтому, мы считаем очень важным, что необходимо наладить взаимоотношения между врачами вот этих разных организаций, и поэтому мы решили организовать такое мероприятие замечательное как вот эту маленькую футбольную встречу.

А.Митрофанова:

— Чтобы все перезнакомились.

Э.Нечипай:

— Чтобы все не только перезнакомились, а чтобы у них наладились как профессиональные взаимоотношения, но также и какие-то дружеские. То есть, они могли бы познакомиться не только друг с другом, но могли бы привести свои семьи, познакомиться семьями, и уже бы такие были... дружеские отношения среди специалистов, а не конкурирующие, как у нас сейчас, всё-таки, чаще всего получается.

А.Пичугин:

— Даже так?

Э.Нечипай:

— А как же?

Е.Кобякова:

— Ну, да... разные бывают ситуации. Но бывает и такое, что сотрудничаешь тоже со специалистами вот на таком уже... уровне центра, но ты его ни разу не видел. То есть, ты 10 лет с ним созваниваешься, просишь, там... вот... ну... у нас, допустим, нету определённого сейчас протокола, там, по терапии... химиотерапии. Ты просишь, и они говорят: «Да, примем!» Или наоборот. То есть, мы сотрудничаем, но я не знаю, как...

А.Митрофанова:

— ... человек выглядит.

Е.Кобякова:

— ... да, врач выглядит. Ну, видишь, там, печатные статьи, ещё что-то... то есть, вы параллельно следите, как вы развиваетесь, но не видите друг друга.

А.Пичугин:

— Международное научное сотрудничество — оно так везде построено.

Е.Кобякова:

— Да, или вы встречаетесь на конференции...

А.Пичугин:

— Человек может жить в Великобритании, а Вы — в России... да, и хорошо, если на конференции вы встретитесь. А помимо конференций раз, там, в 5 лет, вы же постоянно на связи — общаетесь, переписываетесь, читаете, рецензируете статьи друг другу...

Е.Кобякова:

— Да, да...

А.Митрофанова:

— Есть сейчас, в наше время, такое слово «развиртуализироваться», а у вас, я так думаю, этот процесс будет называться «растелефонизироваться». Вы по телефону уже знакомы, теперь — пора в реальной жизни уже посмотреть друг другу в глаза!

Е.Кобякова:

— Вот, хочется устроить такой вот праздник! Во-первых, это как бы соревнование между центрами. Они будут биться за кубок определённый, который будет переходить из года в год... то есть, ежегодными сделать эти соревнования. И устроить, такой, определённый тимбилдинг, чтобы люди могли в непринуждённой обстановке пообщаться между собой, прийти с семьёй, потому, что там и детская программа будет развлекательная — там будут спектакли, какие-то художественные занятия, и так далее. Потому, что... может... маленькие дети у кого есть — им не очень-то будет интересен футбол. Хотя, судя по тому, как вот мы сейчас спрашиваем у этих шести центров, как они готовятся — все активно готовятся, тренируются. Мне рассказывали, институт Склифософского — два раза в неделю они ходят на тренировки.

А.Митрофанова:

— О!

Е.Кобякова:

— То есть, они настроены на то, чтобы победить, поэтому это будет азартная такая игра! И вот, мы сами тоже — в предвкушении такого вот праздника. Просто суть в том, что мы все делаем одно дело. Все проводят какие-то акции, проводят какие-то мероприятия, все хотят помочь пациентам, хотят развиваться, хотят регионы поддержать, и мы все это делаем. Но получается — как лебедь, рак и щука! Здесь нужно как бы...

А.Митрофанова:

— Консолидироваться.

Е.Кобякова:

— Да. Такая вот чтобы была команда сильная — Московская команда, которая готова всю нашу страну поднять на высокий уровень. Есть задание Президента, но есть ещё... как бы... долг наш врачебный, и нам нужно быть сильными. А для того, чтобы быть сильными, надо быть вместе. Так принято в нашей стране: когда мы все вместе, мы — сила! А когда мы поврозь...

А.Митрофанова:

— ... да, мы рассыпаемся на части. Вы на этот футбольный матч приглашаете только врачей с их семьями, или туда может прийти, в принципе, кто угодно?

Э.Нечипай:

— Нет, туда может прийти, конечно, абсолютно любой желающий. То есть, наши доктора, которые будут участвовать в этом мероприятии — играть в футбол — они, конечно же, приведут своих друзей, свои семьи. Но абсолютно любой человек, кто захочет, он может прийти поучаствовать. И также, конечно же, опять — помочь нашему фонду собрать средства на вот эти мероприятия...

А.Митрофанова:

— Выездные.

Э.Нечипай:

— ... да, выездные, которые мы будем проводить в регионах.

А.Митрофанова:

— То есть, в принципе, 29 сентября, стадион ЦСКА...

А.Пичугин:

— ЛФК ЦСКА. Стадион ЦСКА — вот тот, который новый появился — это другая история.

А.Митрофанова:

— Простите, простите...

А.Пичугин:

— Но там — рядом, на самом деле, всё недалеко. У нас как-то все футбольные клубы, практически все московские, в этом районе базируются.

А.Митрофанова:

— Во сколько приходить-то? Во сколько всё начинается?

Е.Кобякова:

— С 12.00 до 18.00 предполагается такое массовое мероприятие.

А.Митрофанова:

— Врачи играют на футбольном поле в мини-футбол, а все желающие могут за них болеть, присоединиться, посмотреть — ну, просто пообщаться друг с другом, и поддержать благотворительный фонд святителя Николая, который занимается тем, что собирает деньги на вот такие выездные сессии наших сегодняшних гостей, для того, чтобы в регионах тоже медицина, работающая с онкологией, развивалась и достигала того мирового уровня, о котором мы знаем, про который много пишут и рассказывают по телевизору, который — очень хочется — чтобы и в России тоже был вот на таком же уровне, как, например, в центре Блохина.

У нас сейчас будет небольшой перерыв, и я напомню, что в нашей студии Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог, сотрудник научно-медицинского центра им.Блохина, центра, который занимается онкологией , Минздрава России, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени святителя Николая Чудотворца и Эмилия Нечипай, тоже врач-рентгенолог, онколог, сотрудник научно-медицинского центра онкологии имени Блохина, Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. Через минуту — вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— И мы возвращаемся в студию светлого радио, ещё раз — здравствуйте! У нас сегодня в гостях Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог научно-медицинского центра онкологии им.Блохина, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени святителя Николая Чудотворца и Эмилия Нечипай, тоже врач-рентгенолог, кандидат медицинских наук, сотрудница центра онкологии имени Блохина.

И мы говорим, во-первых, про то, как можно помочь фонду святителя Николая, который, в свою очередь, помогает людям с этим страшным диагнозом, говорим о том, что у нас сейчас в России делается для улучшения информированности людей об онкологии, о том, что у нас, в целом, в этой сфере происходит. И 2018 год, как мы сказали — он не только год онкологии, он ещё и год волонтёрства. И волонтёрство в этой вот, онкологической и медицинской сфере — оно очень важно. Но, тем не менее, тоже, наверное, далеко не каждый человек может заставить себя придти в онкологический центр, чтобы помогать. Тяжело наблюдать людей с страшными диагнозами. Зачастую, кто-то просто не может себя пересилить. А кто-то ходит, кто-то постоянно ходит, помогает. И вот, во-первых, какая нужна помощь? Каких волонтёров, в первую очередь, ждут в онкологических центрах? Ну, и, второе — что вы можете сказать людям, которые и хотели бы, наверное, прийти, но пока, может быть, не могут себя пересилить именно пойти вот в онкологический центр помогать?

Э.Нечипай:

— Наш центр в этом году начал активно работать с разными благотворительными фондами и организациями от Православной Церкви. Сегодня нам помогают примерно 50 человек, приходят к нам постоянно работать волонтёрами.

А.Митрофанова:

— Это достаточно?

Э.Нечипай:

— Ну, хотелось бы побольше.

Е.Кобякова:

— Потихонечку ряды волонтёров пополняются, но иногда бывает, что, конечно, не все могут работать с онкологическими пациентами. Поэтому, у нас пока туда-сюда... мы собираем, потихонечку, не торопясь...

А.Митрофанова:

— Но 50 человек, тем не менее, это уже немало...

Е.Кобякова:

— Нет, это — колоссальная помощь от них. Во-первых, они поддерживают пациентов, особенно тех — вот то, что мы говорим про регионы — которые приезжают иногда одни, из-за того, что на билет хватает денег только одному человеку...

А.Митрофанова:

— Только пациенту, да...

Е.Кобякова:

— И у нас... вот, хочу просто сказать... все думают, что онкологический больной — это всё, сразу лежачий, это беспомощный просто, с тяжёлым болевым синдромом — не так. Это люди приезжают, которые на своих ногах. Они получают лечение тоже на своих ногах, они... ну, в принципе, даже если ехать с ними в метро, то не всегда ты можешь отдифференцировать — больной это человек, или нет.

Но нашим пациентам нужна, по большей части, психологическая поддержка, чтобы они не чувствовали, что они одни со своим заболеванием. То есть, вот именно... ну... такие вещи. Иногда — встретить. Вот, как у нас тоже вот... по-моему, даже сегодня девчёнки из сестричества имени Евфросинии Московской поехали на вокзал встречать совсем юную девочку, которая просто не ориентируется в Москве. Они её встречают от вокзала, провожают в онкоцентр, помогают ей зарегистрироваться, госпитализироваться, она получает лечение — и её так же сопровождают. Она не боится без родителей сюда приезжать, потому, что знает, что её всегда здесь поддержат, что есть здесь свои люди...

А.Митрофанова:

— Послушайте, это — святые люди просто... Это же должна быть внутренняя сила невероятная! Человеку, оказавшемуся в ситуации... ну, когда человек узнаёт такой диагноз, и ещё куда-то надо ехать и лечиться, и прочее — я представляю, какие там внутри переживания, что происходит, да — такой вулкан клокочущий! И вот, люди, которые принимают на себя человека такого, и стараются его и успокоить, и ободрить, и поставить на ноги, помимо того, чтобы просто сопроводить из пункта А в пункт Б — эта же... вот эта психологическая поддержка, о которой вы говорите, она же невероятно важна! И, наверное, специальная подготовка какая-то должна быть, или просто какое-то вот такое — человеческое тепло, сердечное отношение? Или, всё-таки, есть какие-то курсы, которые помогли бы волонтёрам немножко сконцентрироваться...

Е.Кобякова:

— Да, в первую очередь это вот — человеческое тепло. А курсы — это уже... как бы, вот... следствие того, чего они хотят. То есть, если они хотят бескорыстно помогать в такой сложной жизненной ситуации, то дальше они уже, конечно... ну... и волонтёры тоже совершенствуются. То есть, они проходят курсы. Курсы у нас пока что есть только при 1-ой Градской больнице, которые организовал в своё время владыка Пантелеимон. То есть, пока только вот такие курсы.

А.Митрофанова:

— Это служба помощи «Милосердие» и...

Е.Кобякова:

— Да. Сейчас у нас тоже планируется и в онкоцентре организовать такую школу. Я думаю, что к концу вот этого года эта школа уже сформируется.

А.Пичугин:

— Ещё есть братство «Сыны Афона» — вот, я вижу, тут у меня записано.

Е.Кобякова:

— Да, братство «Сыны Афона», скажу вам по секрету, это — мужья наших сестёр. Великолепные тоже ребята, которые берут на себя всю физическую нагрузку. Потому, что есть такие пациенты, которые у нас, там, и дома находятся, с кислородными баллонами, и так далее, и иногда их нужно из точки А в точку Б перемещать, и тогда они уже берут на себя такую вот нагрузку. Потому, что девчёнки этого сделать не могут. Тоже — и ухаживать помогают за пациентами, за послеоперационными, у которых, там, вес большой, где девчёнки не могут справиться. Берут на себя хозяйственные какие-то вещи — у нас там, по онкоцентру, очень помогают физическим своим трудом. Ну, в общем...

А.Митрофанова:

— Так трогательно... Вы сказали, что это — мужья ваших сестёр. То есть, это — либо сёстры милосердия, либо медсёстры, которые, видимо, приходят домой, и мужья видят, в каком они состоянии — что это и тяжело, и прочее, — и, естественно, любящий человек равнодушным остаться не может. Он идёт, и, вместе с женой, тоже всё это делает, но только уже мужскую часть работы.

Э.Нечипай:

— У них сплочённые очень семьи, потому, что они — православные. Это большую роль играет, конечно.

А.Пичугин:

— У меня — данные статистики о том, что 15% от общего числа обследованных людей — у них выявлены, как раз, заболевания, видимо, онкологического характера. Это — правда? Это же очень много!

Е.Кобякова:

— Это — то, что мы проводили, мероприятия наши?

А.Пичугин:

— Ну, вот тут у меня есть...

Э.Нечипай:

— В прошлом году у нас вот, как раз, было вот это научно-практическое мероприятие, про которое мы уже говорили...

А.Мирофанова:

— В Ступино?

Э.Нечипай:

— Да, в Ступинском округе. Соответственно, после лекций, которые устраивали наши специалисты, каждый желающий человек мог придти к ним потом на приём. Также, у нас приём вели онкологи, маммологии, дерматологи, проктологи. Можно было сделать маммографию, рентген лёгких, УЗИ всех органов и систем. И по результатам — у нас где-то пришло примерно 600 человек в тот день...

А.Митрофанова:

— Всё — бесплатно?

Э.Нечипай:

— Да, абсолютно... у 15% были выявлены какие-то новообразования. И, в дальнейшем, конечно же, каждому из этих...

А.Пичугин:

— Но, далеко не факт, что они... что это онкология, что это...

Э.Нечипай:

— Вот, мы потом, как раз, каждому пациенту объясняли его дорожную карту — куда он должен был обратиться для дальнейшей диагностики. Все они пошли к районному онкологу, который уже подтверждал у них... ну, либо подтверждал, либо опровергал онкологию. Ну, в данном случае, всем было подтверждено.

Е.Кобякова:

— Потому, что они отчитывались, рассказывали нам про каждого пациента. То есть, в данном случае, было подтверждено. Но о чём это говорит? О том, что, действительно, такие мероприятия должны проводить профессиональные онкологи, которые уже «заточены» на обследовании таких пациентов, которые могут 100%-но определить — оно это, или не оно. К сожалению, врачи других специальностей — у них таких процентов не будет.

А.Пичугин:

— А это — бессимптомно абсолютно ещё? То есть, пациенты, которые решили для успокоения совести и себя обследоваться?

А.Митрофанова:

— И правильно сделали.

Э.Нечипай:

— И правильно сделали, да.

А.Митрофанова:

— Потому, что на ранних стадиях, естественно...

Э.Нечипай:

— Никаких симптомов.

А.Митрофанова:

— ... бороться с такими заболеваниями гораздо легче. Можно, вообще, как-то даже, наверное, и... безболезненно пройти все эти курсы соответствующие, и получить и терапию, и всё, и жить дальше нормальным, здоровым человеком.

Ещё одно есть очень важное направление работы, о котором мне хотелось бы сейчас с вами поговорить. Ведь на базе научного центра имени Блохина есть такая площадка, где врачи могли бы вместе собраться и... ну, я не знаю... что называется — для повышения уровня квалификации. Вот, некие образовательные курсы. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Потому, что среди наших слушателей есть и те люди, которым эта информация могла бы быть полезной. Причём, не только в Москве, но и в регионах. И, может быть, кто-то приехал бы сюда, к вам, и принял участие в этих образовательных мероприятиях.

Е.Кобякова:

— Да, спасибо. Совершенно верно. У нас... сейчас вот мы, как раз, разрабатываем такую научную конференцию, научную программу для, как раз, первичной диагностики. Потому, что этот вопрос — он, в целом, в стране не очень был охвачен. И вот, мы разрабатываем такую программу. Первая пройдёт, конечно, в онкологическом центре — по ранней диагностике, по скринингам, как это лучше проводить, как это лучше сделать, и дальше уже мы эту программу внедряем по регионам. Практически, все регионы сейчас там... большая часть регионов, которые у нас существуют, заключают с нами такие договора о научном взаимодействии, о дружеских каких-то мероприятиях. И будем проводить эти научно-практические конференции, в которых будут участвовать наши ведущие специалисты и делиться опытом врачи, которые работают в регионах. Потому, что они, скажем так, являются первичным звеном, которым первым достаются вот эти вот пациенты. А мы уже потом, в основном... у нас принято, что мы берём, естественно, на лечение. Вот, мы это у себя объединяем. Но это даже не самый важный вопрос. Конечно, как диагностировать, как лечить и как дальше вести этих пациентов — я думаю, что мы, со временем, все разберёмся, и это будет, действительно, на высшем уровне. Но самое интересное — то, что у нас происходит одно из важных направлений. То, что у нас сейчас запускается — 21 сентября — школа медицинских сестёр, которые могут заниматься онкологическими пациентами.

А.Пичугин:

— Где это будет проходить?

Е.Кобякова:

— Это будет проходить, прямо-таки, в онкологическом центре...

А.Митрофанова:

— На Каширке у вас?

Е.Кобякова:

— Да. Всю полезную информацию можно получить с сайта онкологического центра — то есть, прямо зайти на сайт, и другие учреждения, у которых есть отделения, они могут тоже там заявиться и попасть на эти курсы. Они, вообще, первые в нашей стране, потому, что до этого специальный средний медперсонал никогда не готовили по этой специальности. То есть, у нас обычно приходят медсёстры уже на работу в отделение, и их обучают те, которые уже здесь проработали 5-10 лет. А здесь уже будут и практические занятия, и конференции, и так далее. Помогает, кстати, нам... нам очень помогают в онкоцентре всегда фонды. Помогает в проведении вот этого мероприятия, в создании этой школы фонд «Вместе против рака». Тоже они базируются на территории нашего онкоцентра, и вот сейчас занимаются этим вопросом.

Более того, мы сейчас с ними договорились о том, что наши вот, как раз, волонтёры, они пройдут не весь курс обучения — им просто не надо так много информации — а именно практическую часть они пройдут вместе с нашими сёстрами для того, чтобы у них было больше опыта и больше квалификации для работы с нашими пациентами.

А.Митрофанова:

— А если кто-то волонтёром, например, хочет стать, куда обращаться? Ведь, есть люди, у которых... действительно, есть такая внутренняя потребность у человека — помогать, и кто-то... знаете... кто-то, может быть, сторонится таких тем, а кто-то, наоборот, думает: «Вот — там, где я нужнее всего, туда я, пожалуй, и пойду. Пусть там даже будет и трудно». И если человек чувствует внутри себя вот эту потребность помогать, и хотел бы помочь именно людям, оказавшимся в этой сложной жизненной ситуации, узнавшим о своём онкологическом заболевании оказать поддержку, то где и куда, в какую дверь им постучать, и где им расскажут, что от них нужно, как им лучше себя применить?

Е.Кобякова:

— Лучше им, конечно, вступать в волонтёрскую организацию. Даже не вступать, а просто найти контакты в интернете, позвонить, им никогда не откажут, всегда примут, всегда поговорят, расскажут, чем занимается волонтёр, спросят, какие у волонтёра пожелания. Потому, что это тоже надо учитывать — не все могут, допустим, заниматься пациентами, а кто-то готов, допустим, в больнице помыть окна, там, полы помыть, или ещё какую-то работу сделать. И я, как тоже интересовалась ( потому, что к нам уже пришли волонтёрские организации — не по одному, а целиком ), как у них это происходит. Приходит если человек с желанием работать, они с ним беседуют, некоторые дают анкеты заполнить, потом они его берут с собой в больницу, или на какие-то мероприятия, на курсы, потом вместе с ним приходят к пациенту, и так далее. И тогда уже человек может для себя решить, что он может, что он не может, на что он готов. Кроме того, у нас... я забываю всё время сказать, что волонтёры не только с пациентами занимаются, они ещё проводят массовые такие вот — праздники, мероприятия у нас в институте, концерты проводятся. По пятницам мы сейчас хотим вот организовать концерты для взрослых пациентов ( Потому, что для детей очень много — и праздников, информации и так далее ), и кинофильмы. И всё это организовывают наши волонтёры. Они собирают пациентов... ( В принципе, это даже вот и пациенту — мало того, что отвлечься — он лежит, там, в больнице, скучает, кроме телевизора, у него — никаких особых развлечений ) и они их ещё собирают вместе, они могут между собою пообщаться, как-то вот... понять, что нам нужно... вот, как бы... что онкоцентр «Каширка» — это не просто больница, а дом, в котором они могут себя чувствовать, как дома, действительно.

А.Пичугин:

— Все условия созданы комфортные.

А.Митрофанова:

— Я просто восхищаюсь, какие у вас созданы направления работы! И о своих — внутри, об атмосфере заботитесь, и о своих пациентах, и в регионы выезжаете, ещё и эту программу запустили, чтобы можно было в каждом городе, который хочет развивать своё медицинское направление в области онкологии, чтобы можно было там повышать уровень квалификации, и оборудования, и так далее.

И, кстати говоря, напомню ещё раз короткий номер для смс — 7715, содержание сообщения — слово «вита», далее пробел и любая сумма пожертвования. На этот номер можно отправлять смс — ну, все желающие, кто хочет поддержать вот эту... образовательную, можно сказать, программу онкоцентра имени Блохина, пожалуйста, присоединяйтесь, потому, что дело — невероятно важное.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог научно-медицинского центра онкологии им.Блохина, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени Святителя Николая Чудотворца, а также Эмилия Нечипай, врач-рентгенолог, онколог, кандидат медицинских наук, также сотрудница центра онкологии имени Блохина.

И такой важный вопрос, как мне кажется. Смотрите, очень часто люди, которые... там... читают газеты, смотрят телевизор, видят, что известные люди уезжают лечиться за рубеж, в Германию, в Израиль, и понимают, что лечение от рака — это очень дорого. Если есть какие-то бесплатные программы, то вряд ли они, на самом деле, помогают. Или вовсе — многие, я знаю, что считают, что есть ряд заболеваний — начиная от стоматологии и заканчивая, естественно, онкологией — где бесплатное лечение получить, в принципе, невозможно. И если кому-то ставят вот такой диагноз, то — всё, это надо искать огромное количество денег, бесплатной помощи нет, идти некуда.

Пожалуйста, если можно, развенчайте этот миф — если это на самом деле миф. Будьте добры, сделайте это!

Е.Кобякова:

— Я могу сказать, что за последние полгода к нам в онкоцентр приезжает много иностранцев. Из того же Израиля, из Китая много, из Франции даже есть один пациент, которые хотят лечиться прямо-таки у нас в онкологическом центре. И, естественно... ну... я не знаю... мы, вот, встречаемся на конференциях международных, и за границу выезжаем, и так далее. То есть, обмениваемся опытом. У нас — самые новейшие схемы лечения. То есть, мы, как бы — в тренде. Просто, действительно, нет работы с населением, и нет работы с тем, что... нет информированности. Все, конечно, думают...

А.Пичугин:

— У меня вопрос даже не о том, что лучше лечиться за границей, а не здесь, или наоборот, а о том, можно ли лечиться бесплатно?

Е.Кобякова:

— Да. Бесплатно — конечно, но... вот... опять же, возвращаясь к информированности населения. То есть, надо рассказывать эти дорожные карты — как он может попасть, этот пациент, на бесплатное лечение, что ему для этого нужно сделать, по какому пути идти?Кто должен вот этим заниматься?

Вот, мы сейчас привлекли в онкоцентры... или даже, может быть, наоборот — это они нас нашли — это студенты-медики-волонтёры, которые сейчас по всей нашей стране ( то есть, их много, они в каждом регионе есть, объединяются между собой ), как раз, будут заниматься вот этой информированностью, вместе с нами. Мы для них тоже продумываем различные, там, программы, лекции, которые они должны будут там... рассказывать людям обычным, куда им пойти — то есть, чтобы у них была информация, которую они могли бы на местах донести. Если будет информация, то тогда, конечно, человеку будет проще сориентироваться, и всё лечение в нашей стране для онкологических больных — оно бесплатное.

А.Пичугин:

— А фонд, который собирает деньги на лечение пациентов? У нас разные люди приходят, из разных фондов, которые помогают людям с онкологическими диагнозами — они же собирают деньги на лечение, или на что они собирают?

Е.Кобякова:

— Ну, бывают такие ситуации, что, допустим, в определённой стадии заболевания... там... будут определены какие-то генетические мутации, что этому человеку нужен препарат — таргетный, допустим, — который производится другой страной. И получить чтобы этот препарат... его можно получить бесплатно, но это может занять какое-то длительное время, а препарат этот применять пациенту нужно прямо в данный момент, сейчас уже начинать, и никак иначе. Тогда, конечно, вот этот вопрос может решиться только вот таким способом, когда этому человеку собирают средства на это лекарство, и он его получает. Но, тем не менее, параллельно он оформляет документы на то, чтобы ему потом этот препарат дало Государство.

Ну, бывают такие случаи, что, действительно, разработан этот препарат, но это уже... как сказать... в плане... наверное, не очень правильно сказать — эксперимента, но это — единственная надежда у этого человека, но у нас пока в стране этого лекарства нет.

Или это на паллиативную помощь, когда... ну... то есть, там... очень много расходного материала — на памперсы, на пелёнки, на то, на сё, и... вот эти вот моменты у нас ещё до конца... как бы... не закрыты, я считаю, в стране.

А.Митрофанова:

— Ещё один момент не закрыт до конца — то, что есть, оказывается, препараты, которые не входят в перечень тех, которые предоставляют бесплатно, в случае заболевания, даже по назначению врача. Буквально, недавно сталкивалась с этим случаем, когда, там, порядка 80-90 тысяч рублей мы собирали на препараты для женщины, у которой 1-я группа инвалидности, у неё рак мозга, и... в общем, это сложная была, очень сложная история. И те препараты, которые прописали — ну, по сути... она... 1-я группа инвалидности, и дети тоже у неё с инвалидностью — она вполне могла бы рассчитывать на бесплатное лечение и эти медикаменты, но — нет. И — да, служба помощи «Милосердие» подключилась, и добывали для неё средства. Собрали очень быстро — у нас, всё-таки, очень отзывчивые люди. И дальше уже вот — оформляли документы, и, слава Богу, сейчас лекарства у неё, она их начала пить и начала спать, наконец-то. Потому, что она спать не могла без этих препаратов.

А ещё бывает, знаете, какая сложность? Человек, может быть, и хотел бы получить направление ( мы об этом уже чуть-чуть поговорили ) в ваш онкоцентр, но, если он живёт где-то в одном из регионов России, и в этом регионе формально существует на базе какой-то областной больницы онкологическое отделение — может быть, там нет того оборудования, которое есть в онкоцентре имени Блохина, ( и, скорее всего, его там нет, потому, что вы лидеры, в этом смысле, одни из лучших ), может быть, там недостаточно квалифицированные специалисты и прочее, но формально — эти специалисты там есть, и формально — всю необходимую помощь человек там получить может, и тогда, к сожалению, дать ему направление на бесплатное лечение к вам регион... регион этого не делает. Потому, что он тоже заинтересован в том, чтобы больной оставался у него. И в таких ситуациях тоже приходится человеку искать средства на то, чтобы у вас лечиться, потому, что направления — нет. Что греха таить — есть такая проблема в нашей жизни.

Е.Кобякова:

— Вообще, насколько я знаю, что... может быть, меня поправят... но, насколько я понимаю этот вопрос, что направление может дать не только онколог, а может дать и терапевт — вот эту справку 057У. То есть, в принципе, не обязательно онколог даёт. Но надо просто добиваться. Потому, что это нарушает напрямую наши права человека. Если он хочет...

С другой стороны, я не могу сказать, что в регионах плохо лечат. К нам иногда приезжают за нашим экспертным мнением. То есть, мы обследуем пациента, мы даём наше заключение, рекомендации, и просим, чтобы этот пациент обратно возвращался и получал лечение по месту жительства, и это правильно. Ну... то есть... мы должны... мы всё равно между собой все общаемся, и они не хуже там проведут лечение.

А.Пичугин:

— А оборудование? Наверняка оборудование у вас лучше.

Е.Кобякова:

— Он может приехать на контрольное обследование тоже к нам. Но лечение само он может получать по месту жительства.

А.Пичугин:

— А почему регион заинтересован в том, чтобы пациент оставался у него? Я сам сталкивался с тем, что региональные больницы ( там, правда... не то, чтобы были какие-то очень серьёзные диагнозы ), но я знаю, что в тех же больницах, в которых я это видел, и с серьёзными диагнозами людей стараются не оставить, если есть такая возможность, и это связано, там, напрямую с последними, наверное, реформами — стараются их скорее выписать домой. А если есть возможность не госпитализировать, то и вовсе этого не делать.

Э.Нечипай:

— Ну, я таких регионов не встречала — чтобы прямо больного выписывали...

А.Пичугин:

— Возможно, это зависит от диагноза, и с онкологией, естественно, его будут лечить, но почему регион заинтересован в том, чтобы его оставить у себя? Ему какие-то дотации из-за этого увеличивают...

Е.Кобякова:

— Естественно, больницы работают по определённым источникам финансирования. Что-то оплачивается из фонда ОМС, что-то по квотам, что-то... конечно, если он будет каждого — направо и налево — пациента отдавать, и бояться даже лечить кого-то, то, соответственно, больнице не на что будет существовать. Поэтому, по возможности, конечно, нужно и страх у больного перед тем, что его больница — дома... они его не так как-то полечат — полечат его нормально, по рекомендациям — если уж пациент сомневается и боится — по рекомендациям федеральных центров.

Потом, можно же быть... сейчас вот телемедицинские коммуникации, про которые я говорила — можно же быть всё время на связи с федеральными врачами. И пациент сам — тоже может... там разные существуют коммуникации, и сам пациент тоже может консультироваться, и учреждение может консультироваться, и отдельный врач-онколог может консультироваться по какому-то клиническому случаю.

А.Митрофанова:

— Очень важно, что Вы сейчас об этом говорите! Это прямо такая — радийная дорожная карта. Если что — можно к вам обращаться и самому пациенту.

Е.Кобякова:

— Всегда можно спросить, да, запрос отправить.

А.Митрофанова:

— Справочная служба какая-то есть у вас? Если, к примеру, сейчас нас слышат люди, оказавшиеся, как раз, в такой ситуации, что есть некий страх: «Окажут ли мне квалифицированную помощь у меня, по месту жительства? Может быть, лучше я, действительно, какую-то консультацию получу в центре имени Блохина?» Можно как-то это, действительно, организовать?

Е.Кобякова:

— Во-первых, у нас сейчас организуется большой колл-центр. На вопросы по любому лечению, любому виду, направлению, которое существует в онкологической службе, будут отвечать квалифицированные специалисты. И если у нас, вдруг, будет проходить где-то какая-то линия терапии, которой не будет в регионе — мы будем давать эту всю информацию. И тоже вот... там будут, действительно, обученные... вот, они сейчас даже уже... как бы это... можно сказать, тренируются — как разговаривать с пациентом и так далее, и изучают все, вообще, аспекты нашего центра и других учреждений, чтобы помочь пациенту как раз вот с дорожными картами... они могут... ну, которые разбираются во всех нозологиях. И пациент сможет позвонить, спросить, назвать свой диагноз, более того — выслать пакет документов на рассмотрение. Специалист будет всё это рассматривать, а потом давать ему квалифицированный ответ — нужно ли ему приезжать, и даже помогать решать вопросы на местах.

А.Пичугин:

— Мы ещё раз, в конце программы, называем короткий номер 7715, слово «вита», пробел и сумма, которую вы пожертвуете, которую хотите пожертвовать, и которая пойдёт на программы благотворительного фонда имени Святителя Николая Чудотворца.

И, конечно же, напоминаем, что 29 сентября, совсем скоро, на спортивной площадке футбольного манежа ЦСКА ( это в Москве, Ленинградский проспект, д.39, стр.1 ) пройдёт благотворительный турнир по мини-футболу, в котором примут участие врачи-онкологи, и все средства, которые будут собраны от этого турнира, также пойдут на помощь больным с онкологическими диагнозами.

Благодарим наших гостей! Сегодня в нашей студии, вместе с нами и с вами, были Екатерина Кобякова, врач-рентгенолог научно-медицинского центра онкологии им.Блохина Минздрава России, исполняющая обязанности Президента благотворительного фонда имени Святителя Николая Чудотворца и Эмилия Нечипай, врач-рентгенолог, онколог, кандидат медицинских наук, также сотрудник центра онкологии им.Блохина. Спасибо вам большое, что пришли — это очень важная тема, о которой мы сегодня говорили.

А.Митрофанова:

— И спасибо за информацию!

А.Пичугин:

— Да, спасибо огромное!

Э.Нечипай:

— Спасибо вам огромное!

А.Пичугин:

— Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— ... Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— Всего хорошего, и — до встречи. До свидания!

Е.Кобякова:

— До свидания!

А.Митрофанова:

— До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Другие программы
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Дело дня
Дело дня
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.

Также рекомендуем