Москва - 100,9 FM

"Поддержка людей с особенностью психического здоровья". Светлый вечер с Аркадием Шмиловичем (17.11.2016)

* Поделиться

Александр ШмиловичУ нас в гостях был Президент региональной общественной организации «Клуб психиатров»,
Заведующий медико-реабелитационным отделением Психиатрической клинической больницы № 1 имени Алексеева Аркадий Шмилович.

Мы говорили о фестивалях, конкурсах, соревнованиях в которых участвуют люди с особенностями психического здоровья, о том, как можно изменить отношение общества к таким людям, какая поддержка им требуется, а также какой существует опыт в их трудоустройстве.


Л. Горская

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». С вами в студии Лиза Горская. Сегодня у нас гость необычный — у нас в гостях психиатр, причём не просто, а заведующий медико-реабилитационным отделением Первой московской городской психиатрической больницы имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров». Мы сегодня будем говорить о множестве важных, актуальных для каждого темах. И начнём с грядущих событий: второй Национальный чемпионат «Абилимпикс», который будет проходить 18-го и 19-го числа в Москве. Я так понимаю, что в нём будут участвовать люди, уже которые прошли региональные чемпионаты. Что это?

А. Шмилович

— Существует Управляющий совет автономной некоммерческой организации «Абилимпикс Россия», куда входят представители общественных организаций всех категорий инвалидов: и инвалиды с заболеваниями органов слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата. И наша общественная организация представляет там интересы инвалидов вследствие психических заболеваний. И «Абилимпикс» это международное движение, оно появилось в 1971 году по инициативе Японии. Это олимпийский формат — один раз в четыре года проходят международные соревнования. Это чемпионаты по профессиональному мастерству инвалидов всех категорий. Чрезвычайно важная тема, потому что одна из проблем социальной интеграции, то есть включения в общество, возвращения к активной жизни в обществе — это трудоустройство, которому предшествует восстановление трудоспособности инвалидов. И мы только в прошлом году стали членами этого сообщества, этой программы международной, для того, чтобы провести первый национальный чемпионат. Он был проведён в декабре прошлого года, проводила его Московская область. Губернатор области Воробьёв выделил для этого «Крокус Сити» — это громадное помещение, около 3 тысяч квадратных метров. Чемпионату предшествовали региональный соревнования — в 27 регионах. И по 28-ми профессиональным компетенциям был проведён такой первый национальный чемпионат. По его результатам впервые команда России приняла участие в марте этого года как раз в международном чемпионате, который проводится раз в четыре года, в Бордо — во Франции. И наша команда, несмотря на свою малочисленность для первого выступления, вошла в десятку из 35 государств, которые участвовали в этом чемпионате, в том числе и завоевали бронзовые медали. Это движение стремительно набирает темп. В этом году уже в 63 регионах тема актуальна, в 48-ми из них прошли настоящие чемпионаты. В Москве этот чемпионат прошёл в Екатерининском парке в День города. Инвалиды вследствие психических заболеваний составляли 25% от числа участников. Надо сказать, что чемпионат во всех регионах привлекает большое количество интересующихся этой проблемой людей — это актуальная проблема. И гостей, приходящих на эти чемпионаты, больше, чем участников, что радует. И вот в этом году 18, 19 ноября пройдёт второй Национальный чемпионат — это более пятисот участников из 63 регионов — в 69-м павильоне ВДНХ, это площадь большая — около 5 тысяч квадратных метров. По 48-ми профессиональным компетенциям пройдёт такое национальное первенство.

Л. Горская

— В прошлом году было по 28-ми?

А. Шмилович

— Да. 48 — это уже международный формат. Собственно говоря, все профессиональные компетенции, которые заявлены и в международном чемпионате. Надо сказать, что чемпионат находится под непосредственной курацией двух федеральных министерств: Министерства образования и Министерства труда и социальной занятости населения. Причём министры лично контролируют подготовку к чемпионату. Мы ожидаем, что этот чемпионат даст толчок решению вот этой проблемы. Большая деловая часть на чемпионате — будет проведено несколько круглых столов, в том числе круглый стол о профессиональной реабилитации инвалидов вследствие психических заболеваний, куда приглашены многие работодатели, причём их сообщества работодателей. Будут принимать участие представители исполнительной власти, законодательной власти. Потому что для того, чтобы эту систему действительно организовать — вот как министр труда России Максим Топилин сказал, что к 20-му году 50% инвалидов в России будут трудоустроены.

Л. Горская

— Насколько это реалистично?

А. Шмилович

— Это будет реалистично, если удастся организовать целую систему мероприятий с привлечением работодателей. Потому что для работодателя это серьёзная нагрузка. Здесь государство должно продумать все преференции, которые работодателю будут представлены. И конечно же это большая нагрузка и для профессионалов, поскольку, предположим, для того, чтобы организовать в условиях открытого рынка труда трудоустройство инвалидов вследствие психических заболеваний (инвалид — это человек, потерявший стойко трудоспособность, утративший), необходимо организовать целую профессиональную цепочку от начальных этапов, через интеграционные предприятия к открытому рынку труда. И самое главное, что такой опыт есть. Есть опыт ещё и в советские времена, и даже в самом начале, в 20-е годы прошлого столетия. Но есть уже опыт и в нынешние времена, хотя и другое законодательство, и другие экономические условия. Есть энтузиасты, и нужно просто использовать этот опыт, использовать тех энтузиастов, которые этим заняты. Я думаю, что это реалистично. Если что-то действительно захочешь, то это обязательно получится.

Л. Горская

— А если взять общее число людей, страдающих психическими заболеваниями, какой процент из них поддаётся интеграции в общество? И, наверное, есть какой-то процент людей, которых нельзя интегрировать?

А. Шмилович

— Вы затронули очень такую болезненную тему, неоднозначно принимаемую обществом. Вообще, инвалидизация среди людей, страдающих психическими расстройствами, самая, будем говорить, значительная по своей интенсивности. Инвалиды вследствие психических заболеваний почти в полтора раза превышают количество инвалидов по слуху, зрению, опорно-двигательного аппарата вместе взятых. Причём инвалиды вследствие психических заболеваний это, как правило, вторая или первая группы, то есть это люди, которые нуждаются в дополнительной организационной работе для того, чтобы решить вопрос восстановления трудоспособности. Всего в Российской Федерации около полутора миллионов инвалидов вследствие психических заболеваний. Ещё столько же, может быть, не имеют этой розовой справки, но не обращаются в медико-социальную экспертизу — только ведь по желанию рассматриваются эти вопросы, — оставляя надежду на трудоустройство. К сожалению, чаще всего эта надежда не реализуется. И вот, учитывая эту актуальность проблемы, мы возлагаем большие надежды на «Абилимпикс», потому что вокруг него началась такая серьёзная работа по всей вертикали власти. И это действительно так: готовятся эксперты, готовятся поправки в законодательные акты. Я думаю, что интерес к «Абилимпиксу» сможет эту проблему сдвинуть с такой низкой точки, на которой она сегодня есть.

Л. Горская

— Прошу прощения! Сейчас отвлекусь от темы. Год назад мне нужно было поменять права и получить справку соответствующую. А я живу, прописана в центре Москвы, и я обнаружила, что мой диспансер районный пропал, исчез. То есть в интернете есть некий адрес и в медкомиссии висит этот адрес, но ты туда приходишь — он закрыт, здание опечатано. И рядом есть какая-то клиника, где охранник, уже закатывая глаза, говорит, что здесь уже три года нет диспансера: «И вы приходите всё и спрашиваете! И психически больные люди приходят и спрашивают». А его нет. Я поняла, что человеку, с ограниченными возможностями, дезориентированному, действительно, с психиатрическим диагнозом, найти куда исчез его диспансер — это не реально. С одной стороны. Это самая простая, базовая вещь, это то, что произошло в Москве, в центре. С другой стороны, происходят такие продвинутые, действительно, очень нужные мероприятия, которые проводите вы. И это оптимистично. И вот базовое что-то изменится в системе здравоохранения? Или опять — у нас будет такая сверхтехнологическая надстройка над гнилым фундаментом, который там рухнет, и всё рухнет вслед за ним?

А. Шмилович

— Позвольте мне сначала вас поправить! Вот когда вы говорите «люди с ограниченными возможностями», не забывайте добавлять слово «здоровья». Потому что инвалиды, которых называют людьми с ограниченными возможностями здоровья, очень часто являют пример неограниченных возможностей в различных сферах жизни. Поэтому не забывайте этого слова: неограниченные возможности здоровья.

Л. Горская

— Извините, да.

А. Шмилович

— Закрыт был лишь один 21-й диспансер, он действительно психоневрологический, находится в центре, немножко раньше, чем в прошлом году. Закрыт в связи с тем, что здание, в котором он находился, нуждалось в ремонте. Но 22 психоневрологических диспансера в Москве успешно работают, и пациенты знают, где он находится. Каждый диспансер, который является филиалом той или иной психиатрической больницы, имеет свой сайт. И там есть не только адрес, там имеются все услуги, которые он предоставляет... ну, многие вопросы, которые нужны каждому человеку, кто обращается за помощью. Но вы затронули действительно серьёзный вопрос по тому, что в настоящее время проходит не только в России — это во всём мире: проходит реорганизация психиатрической помощи. Она проходит в сторону расширения внебольничной сферы, внебольничной службы и сокращения стационарного его звена. Это правильно. Меняется психиатрия, меняются наши возможности.

Л. Горская

— А что это значит, если сказать простым языком?

А. Шмилович

— Простым языком: у нас сокращается число психиатрических коек, потому что больница не должна являться учреждением для проживания. Больница должна являться учреждением для, по возможности, кратковременной помощи при обострении заболевания — тогда, когда во внебольничных условиях эту помощь организовать сложно. А чем меньше человек находится в больнице, когда у него при длительной госпитализации появляются дополнительные расстройства дезадаптации во внебольничных условиях, тем лучше. Другой вопрос здесь возникает: возникает вопрос расширения реального реабилитационной инфраструктуры подразделений во внебольничной службе. Я вам должен сказать, что по планам, которые есть в Москве, до 20-го года число психоневрологических диспансеров удвоится. В том числе и различных стационарозамещающих учреждений, таких как: дневные стационары, медико-реабилитационные отделения. Да, на сегодняшний день это движение немножко отстаёт. То есть мы сокращаем койки, не успевая несколько расширять внебольничную службу. Но есть понимание этого, и намечены совершенно конкретные шаги. Вот совсем скоро откроет двери дополнительный филиал внебольничный больницы имени Алексеева в Южном Бутово — это отдалённый район. И такие диспансеры будут расширяться. Но нужны и другие учреждения. Нужны подразделения, на которых можно было бы организовать работу по восстановлению трудоспособности. В частности, проходящий «Абилимпикс» эту проблему решает: на круглом столе будет рассматриваться инновационный опыт организации интеграционных предприятий, где на обычном предприятии, как предварительный шаг перед трудоустройством, организован, допустим, цех, участок, где работают инвалиды, осваивая работу и практически получая подготовку к трудоустройству. Дело в том, что психические заболевания очень часто возникают у людей в том возрасте, когда они уже имеют профессию, или студенты — когда у них есть возможность получить новую профессию. Поэтому очень важны разнообразные условия профессиональной реабилитации, а не какие-то примитивные виды труда, как это часто представляют. Вот на «Абилимпиксе» очень много всевозможных профессиональных компетенций, связанных с современыми производствами: компьютерные технологии и всё то, где мы работаем, собственно говоря наши профессии, даже медицинский и социальный уход. Есть ещё одна сфера, в частности, организация досуговых клубов. Творчество, вообще, в жизни людей имеет громадное значение. А для инвалидов, особенно для инвалидов вследствие психических заболеваний, большая проблема, и в этом направлении нужно двигаться — расширение культурного поля. Мы же все с вами, помимо биологической сферы, имеем разные сферы нашей жизнедеятельности: образовательную, профессиональную, семейную, досуговую сферу. И вот в этом смысле всегда в психиатрии творчество было неотъемлемой частью. Есть даже такой термин «арт-терапия» — терапия искусством. И на сегодняшний день трудно найти психиатрическую организацию, где не было бы студии изобразительного творчества, театральных студий. Это неотъемлемое добавление к той помощи, которую мы оказываем. Реабилитационная программа содержит ряд воздействий.

Л. Горская

— Аркадий Шмилович — заведующий медико-реабилитационным отделением Первой московской городской психиатрической больницы имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров» в гостях у радио «Вера». С вами программа «Светлый вечер». Я — Лиза Горская. А как проходит «Абилимпикс»? Как, вообще, это выглядит? Там же зрители, да, болельщики? Или как? Или это закрытое мероприятие?

А. Шмилович

— Нет, оно открытое. И 69-й павильон ВДНХ ждёт всех 18-го и 19-го ноября. Вы увидите непосредственно конкурсы по этим профессиональным компетенциям. То есть нельзя мешать участвующим, но вы увидите, как они сидят за компьютерами, как они занимаются сварочными работами, как соревнуются повара, как соревнуются люди, которые вяжут на спицах или крючками, как соревнуются аниматоры, то есть компьютерный дизайн; вы увидите обработку баз данных. То есть вы увидите все профессии, 48 профессий, где инвалиды всех категорий на одинаковых правах. В нашей команде, которая уехала в Бордо, был один человек, полностью утративший зрение, но он выступал в компетенции по компьютерным технологиям. Там все вокруг были удивлены: каким образом слепой работает на компьютере? Этот человек даже написал целое руководство по подготовке к работе на компьютере. Вообще, среди инвалидов всех категорий есть такие энтузиасты, которые демонстрируют такую тягу к совершенствованию своего социального статуса, который ограничен очень часто. Кстати, в «Абилимпиксе» есть несколько категорий участников: есть студенты, и сейчас расширяется число студентов-инвалидов в различных вузах; есть так называемые молодые специалисты, то есть те, кто окончили не более пяти лет назад какое-то учебное заведение и, к сожалению, многие, допустим, не трудоустроены; и есть школьники. А со следующего года будет ещё одна категория — просто специалисты. Потому что, особенно это касается инвалидов вследствие психических заболеваний, они не студенты, не школьники, не молодые специалисты, но они владеют профессиональными навыками. И они более широко будут привлекаться к этим чемпионатам.

Л. Горская

— Вы, кстати, меня удивили, видимо в силу просто моей недальновидности и какого-то узкого кругозора, сказав, что очень часто психические заболевания начинаются у людей, которые уже имеют профессию и работают. Это как так? То есть получается, что никто не застрахован?

А. Шмилович

— Никто. Дело в том, что нужно знать всегда величину проблемы. По данным Всемирной организации здравоохранения 10% населения земного шара страдает серьёзными психическими расстройствами, а каждый четвёртый гражданин планеты обязательно встретится с ним в те или иные периоды возрастные периоды своей жизни: от детского возраста до старческого. Поэтому частота заболевания очень высока. И дело даже не только в психических заболеваниях, которые встречаются на протяжении многих лет с одинаковой частотой. К примеру, такое заболевание широко известное — шизофрения, 1% населения страдает шизофренией. Но очень много тех заболеваний, где участие психиатра обязательно, но люди боятся к нему обратиться из-за той стигмы, из-за того ярлыка, который появляется у человека, если он обратился к психиатру.

Л. Горская

— Это как булимия какая-нибудь, например.

А. Шмилович

— Булимия, да. Но не только булимия, есть целый ряд так называемых пограничных расстройств: неврозы, расстройства личности. Человек работает, но качество жизни у него снижается, и он даже может получить инвалидность, хотя это не психическое заболевание. Но интересно, что есть так называемая сфера психосоматических заболеваний. И люди многие не знают, что и гипертоническая болезнь или язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, и бронхиальная астма, и все кожные заболевания, и даже онкология в каком-то смысле, если это речь идёт, например, об иммунитете человека — там психическое состояние играет определённую роль в появлении и развитии этих заболеваний. И рядом с терапевтом, кардиологом, другим профессионалом должен очень часто быть психиатр. По имеющимся абсолютно достоверным сведениям, порядка 60% людей, которые ходят в обычные клиники, в том числе нуждаются в консультации психиатра. И этого бояться не нужно.

Л. Горская

— Извините, а у нас много хороших психиатров? Нет тут кадровой проблемы? Потому что так ведь можно пойти... и далеко зайти.

А. Шмилович

— Кадровые проблемы есть всегда. Но сегодня, кстати, в плане реорганизации психиатрической помощи, очень многое делается для повышения квалификации психиатров. И проводятся специальные мероприятия для этого, очень много делается для того, чтобы у каждого психиатра была инициатива повысить свою профессиональную значимость и возможность, иначе он выпадает как бы из профессионального сообщества. Вот если мы коснёмся того вопроса: вчера был День толерантности. А толерантность — это терпимость. И если говорить о стигме, о том, что люди боятся психиатрии, необоснованно боятся...

Л. Горская

— Стигма — это предвзятое отношение.

А. Шмилович

— Да. И не только предвзятое отношение, но и иногда и враждебность. И с этим трудно справиться. Я думаю, что много лет пройдёт... Недостаточно объяснить людям, что душевнобольной — это не страшно.

Л. Горская

— У нас же как считается? Что обратиться к психологу — это вроде почти нормально. А к психиатру — это уже всё, это уже крест на тебе, можно сказать, клеймо.

А. Шмилович

— Вот первое что, я думаю, нужно сделать для того, чтобы действительно организовать профилактическую работу... В здравоохранение, в медицине важна профилактика, нужно не по хвостам бить, а быть у истоков болезни. К сожалению, психопрофилактика у нас на очень низком уровне. Но если говорить о психопрофилактике, то сначала в нашей стране (я думаю, что и в других странах) нужно начинать с психообразования. Нужно объяснить людям, а что у них имеется для того, чтобы проконсультироваться с психиатром. Психообразовательная работа, психопросвещение — это как бы предтеча психопрофилактики. Мы проводим... вот наша общественная организация «Клуб психиатров» разработала программу уже ряд лет тому назад, которая называется «Психогигиена, психопрофилактика и психопросвещение всех участников образовательного процесса». Мы начали её в двух школах района Котловка Юго-Западного округа. И в течение трёх лет мы работали там, обращая внимание на все категории: на детей, на педагогов, на родителей. Везде нужна была наша работа. Сейчас мы адаптировали эту программу на первые курсы вузов. Мы апробируем её в нескольких вузах, включая МГУ, РГГУ, вот сейчас Российский государственный социальный университет этим заинтересовался. И что мы увидели, например? Эта программа включает для начала четыре встречи со студентами, аудитория порядка 100 человек. А перед этим мы это же самое проводим с их педагогами, с профессорско-преподавательским составом. Первая встреча (это всё интерактив, это не лекционный формат) — это как раз мифы о психиатрии. И мы видим, как эти умненькие, молодые ребята, как и их преподаватели, все в мифах о психиатрии, например, в том числе благодаря средствам массовой информации. Не обижайтесь, но радио тоже к этому относится.

Л. Горская

— Да что же обижаться-то?

А. Шмилович

— Да, с этой терминологией, которая есть. Сейчас немножко изменяется в лучшую сторону, но 10 лет назад было проведено такое исследование Центром психического здоровья Российской академии наук. Были исследованы серьёзные СМИ, самые серьёзные, в большом количестве — каким образом в них представлен образ душевнобольного. Извините за тавтологию. И выяснилось... то, что выяснилось, даже нас, понимающих уровень стигмы, стигматизации, поразило. В 80% СМИ образ душевнобольного был представлен как насильник; в 60% случаев — как человек с труднопредсказуемым поведением; в 40% — как некий чудак такой, странный, смешной и так далее. Но 10% серьёзных СМИ, вообще, не знаю, не понимая, наверное, величины проблемы, говорили о том, что душевнобольных просто надо изолировать.

Л. Горская

— Я, наверное, могу объяснить 80%. Это новости — просто информационный повод, к сожалению, люди с психическими отклонениями, как правило, создают, попадая в криминальные хроники. Как и любые другие люди...

А. Шмилович

— Но люди, которые читают или слушают криминальную хронику, не знают другого. А я вам привожу реальную статистику, что серьёзные преступления, совершённые душевнобольными, на порядок реже, чем в общей популяции. Более того, нарушение прав этой категории населения широкой значительно чаще, чем среди обычного... Это тоже понятно. И несмотря на это, только ленивый не скажет или не напишет... Вот было в Нижнем Новгороде несчастье большое, когда там шесть человек были убиты. Ведь об этом начинают говорить все, не говоря о том, о чём я только что сказал. И обычный человек, обыватель, даже грамотный человек с высшим образованием и даже врач, услышав эти ужасы начинает думать: «А вот на моей лестничной площадке живёт человек, который наблюдается в психоневрологическом диспансере». И на всякий случай скажет своему ребёнку, что нужно обходить его стороной. Вообще, подходить к душевнобольным нужно также, как ко всем другим людям.

Л. Горская

— В том-то и дело, я об этом и говорю!

А. Шмилович

— А если человек нарушает общественный порядок, нужно обращаться в органы полиции. Вот мне звонил не так давно человек — какой-то житель какого-то дома позвонил по телефону. Я был на работе. И он говорит: «Вот у меня сосед уже два месяца... он там газ, наверное, и что-то ещё включает — запах какой-то. Он ходит, значит, разговаривает сам с собой. В чём дело? Мы обращаемся в полицию!» — и так далее. Я его спрашиваю: «Скажите, вот если ваш сосед... вот вы идёте, а он сидит на ступеньках, держится за грудь в области сердца и говорит, что у него болит сердце. Вы что будете делать?» Он говорит: «Я в поликлинику позвоню». — «А здесь вы видите уже два месяца, что какие-то психические расстройства у вашего соседа. Почему вы не позвоните в психоневрологический диспансер? Вот вы мне в больницу звоните, но уже два месяца этот человек плохо себя чувствует!» Это непонимание, что иногда в поведенческих каких-то актах проявляется психическое расстройство. И нужно также, как с болью в сердце нужно обратиться к кардиологу или к участковому терапевту, обратиться к участковому психиатру. И вот это очень важная вещь.

Л. Горская

— Извините. Но участковый же психиатр не сможет ничего сделать, если человек сам не захочет.

А. Шмилович

— Ничего подобного! Во-первых, существует наблюдение амбулаторное и оказание амбулаторной помощи. Сейчас даже создаются отделения по оказанию интенсивного лечения на дому. Бывают люди, которым трудно прийти в диспансер, и происходит децентрализация такой помощи. Всё, конечно, бывает: бывает, что недостаточна работа поликлиники обычной; где-то бывает, что не срабатывает и психоневрологический диспансер, как ЛОР-врач, как и любой другой. Мы должны рассматривать вкупе всё. И то, что сейчас у нас удвоится, буквально в ближайшие один-два года, число психоневрологических диспансеров, говорит не об опасности душевнобольных, а говорит о том, что будет уделяться больше внимания профилактике расстройств, профилактике обострений заболевания и социальной интеграции.

Л. Горская

— Аркадий Шмилович — заведующий медико-реабилитационным отделением Первой московской городской психиатрической больницы имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров» в гостях у радио «Вера». Оставайтесь с нами — через несколько минут мы снова в студии!

Л. Горская

— Программа «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». У нас в гостях Аркадий Шмилович — заведующий медико-реабилитационным отделением Первой городской психиатрической больницы имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров». Мы говорили о том, что 100% того как представлены люди с психическими заболеваниями в СМИ, не соответствует действительности. Как они должны быть представлены там?

А. Шмилович

— Прежде всего не нужно как-то по-особенному выделять эту группу населения. Мы же говорим, что равные возможности — это девизы различных движений и так далее. Во-вторых, нужно безусловно следить за терминологией. Мы вокруг слышим и читаем: «психушка», «дурдом» и так далее. Это термины, которые оскорбительны, говорят о низком культурном состоянии нашего общества. Ещё раз повторяю, что, учитывая... Вот если взять сегодняшний день, например, вот поперечный срез. В психиатрических больницах находятся сегодня всего 5% из числа наблюдаемых психиатрами людей. 95% находятся в социуме, они живут в обществе: в наших семьях, на наших лестничных площадках, в наших домах. Вопрос идёт о качестве их жизни. Многие из них учатся в различных учебных заведениях, работают, а какая-то часть является инвалидами, и инвалидами, которые имеют возможность интегрироваться в активную жизненную среду. Поэтому очень большое значение имеет — общество подставит ли плечо человеку, который нуждается в его поддержке, или, наоборот, подтолкнёт в сторону десоциализации и так далее. И одна из программ нашей общественной организации направлена как раз на создание условий творческого самовыражения. Ведь, ещё раз повторяю, мы не выделяем этих людей. Каждый из нас, наверное, любит кино, театр, какие-то концертные площадки, кто-то любит изобразительное творчество. Мы проводим уже четвёртый московский фестиваль творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны». Это фестиваль-биеннале — один раз в два года. В 2010 году мы только его начали скромно. К нам приехали шесть ближайших регионов — Тверь, Тула, Владимир... А четвёртый фестиваль примет представителей сорока регионов Российской Федерации и 15 стран: Европа, южная Америка. Инвалиды вследствие психических заболеваний этих стран приедут к нам для того, чтобы участвовать в семи творческих номинациях: театральной, концертной, литературной, изобразительное творчество, кино, фото номинация, мультимедиа творчество; там представлена номинация журналистики. И это будет проходить не в каких-то психиатрических учреждениях, а на 15-и культурных площадках. 40 спектаклей, около 15 фильмов будет показано и рассмотрено... около семисот работ на ведущих площадках: Пушкинский музей... детская часть будет в «Музеоне» представлена; Третьяковская галерея; такие большие и знаменитые выставочные залы, как галерея Беляева, «Нагорная» и так далее. Открытие фестиваля состоится в Большом зале Дома кино. Этот год, 2016-й, объявлен годом кино. А закрытие пройдёт в киноклубе «Эльдар». И фестиваль — такая площадка, на которой встречаются не только люди с психическими расстройствами, а встречаются и профессионалы. Будет проведена научно-практическая конференция очень интересная на тему арт-терапии — терапии искусством. Будет проведено около 40 мастер-классов для психиатров, психологов, родственников душевнобольных, арт-терапевтов так называемых, режиссёров, художников, которые работают с нашими пациентами. Фестивальная площадка открытая — вход свободен. И об этих мероприятиях, которые будут в течение недели, можно прочитать на нашем сайте http://www.klubpsihiatrov.ru. И новые проекты охватывают все те сферы, о которых мы уже говорили сегодня. Впервые мы проведём в Российском государственном социальном университете молодёжный форум для привлечения внимания студентов основных вузов Москвы, больших вузов, в том числе МГУ, Второй медицинский институт, РГСУ к проблеме психического здоровья. Это будет началом более широкой работы в этом направлении. И назвали мы этот форум «Здоров ли я психически?» И он, я думаю, вызовет большой интерес. 22-го числа он будет проходить в РГСУ в Большом зале. Новинкой является программа, которую подготовила наша тоже программа — нашей общественной организации — радио «Зазеркалье». Может быть, слушатели не знают, но уже около трёх лет существует радио «Зазеркалье». Сегодня я на радио «Вера», а радио «Зазеркалье» уже два года, даже больше, вещает в прямом эфире в интернете каждую субботу с 15 до 16-и часов. Вам достаточно набрать «радио «Зазеркалье» и вы слушаете программу. И особенность этого радио «Зазеркалье», что там вещают только душевнобольные. Руководят этим радио выпускница и её коллега факультета журналистики МГУ. А вот мы, профессионалы, хотя это и наша программа, мы не можем прийти — об этом мы с ними договорились — к нашим вещателям и сказать: «Знаете, у вас сегодня тема такая острая, скользкая. Давайте мы в ней поучаствуем — мало ли что». Нет, мы не имеем права. И если даже нам не понравится то, о чём будет говорится, нам разрешат только с комментарием выступить. Вот полное отсутствие цензуры и высокая самоорганизация. Я удивлён этому, я, опытный человек — вот самоцензура людей, которым есть, между прочим, и на что обидеться — на психиатрию. Бывает, что и условия пребывания в стационаре не очень хорошие. Правда, сейчас этому уделено внимание, эти условия действительно улучшаются, финансирование выделяется на это. Но за годы болезни есть на что обидеться. И тем не менее они понимают и говорят об этом, что очень важно сотрудничать с психиатрами. Вот они поддерживают этот так называемый комплаенс, доверие к психиатру, который участвует в их судьбе.

Л. Горская

— А вот это не стигма?

А. Шмилович

— Это не стигма, это, наоборот, антистигма, потому что они говорят обо всём. Они говорят о детях, они говорят о любви, они говорят о литературе. Они и о психиатрии говорят. Кстати, мы эту инновацию освоили благодаря зарубежному опыту. Одна из выпускниц факультета журналистики МГУ выполняла дипломную работу в Испании на такой радиостанции и рассказала нам, в нашу газету. Это тоже наш проект — уже более 15 лет выходит ежемесячная газета «Психиатрия: нить Ариадны» — формат А3, 15 тысяч экземпляров, 21 регион России, даже зарубежные страны — как дайджесты на английском языке. Она написала о том, что вот есть такое радио, а нам это слабо? И мы организовали, собрали наших инициативных пациентов. Нам помогает благотворительный фонд. Кстати, я не сказал, но у наших проектов это очень важная, вообще, вещь — помогают... мы их не называем спонсорами, помогают три благотворительных фонда: благотворительный фонд поддержки «Добрый век», благотворительный фонд «Качество жизни», благотворительный фонд Владимира Смирнова. Помогают просто люди в проведении наших программ. Очередная инновация фестиваля, например — все мы знаем программу «Голос». И вот уже в течение года в Москве проходили предварительные туры тех, кто интересуется и увлечён вокальным искусством. И уже полгода с нашими финалистами работают наставниками профессионалы — певцы и вокалисты довольно известные. И вот в дни фестиваля в Институте музыки имени Шнитке в сопровождении камерного оркестра этого института состоится финал этого «Голоса», который называется «Мы вместе». И председателем жюри (надеемся, что ничего не изменится) будет Валерия. Вообще, обещает нам Институт музыки имени Шнитке — у них великолепная звукозаписывающая студия — записать диск с выступлением наших финалистов. Это тоже новость, это тоже инициатива наших пациентов. И ещё один проект, о котором хочется сказать, это проект как раз радио «Зазеркалье». Они подготовили проект, где в течение 15-17 минут различными мультимедийными средствами: радио, музыка, поэзия, рисунок — будет показана как бы среднестатистическая судьба человека, заболевшего психическим расстройством, психическим заболеванием. Несколько этапов: вот всё в порядке, вот появились какие-то признаки болезни, испуг — он не понимает, что происходит, что изменилось; вот пик болезни — другое состояние; вот выход из этого пика болезни и тоже испуг — как жить с заболеванием дальше, он понимает, что заболел психическим расстройством; и всё-таки потом интеграция, возвращение в жизнь — научился жить с болезнью и возвращается к любимому делу, к людям, в своё окружение. Это всё показано разными средствами. Например, они объявили международный конкурс рисунка, где около 800 рисунков нам прислали из разных стран. Люди с психическими заболеваниями в рисунках выразили своё состояние вот на этих этапах. И большое число аниматоров, выпускников ВГИКа, анимировали значительную часть этих рисунков. Там будет музыка специальная для этих этапов. Человек, который придёт и посмотрит этот 15-минутный проект, увидит, как можно заболеть и как можно выйти, как научиться жить с болезнью. И увидит, что психиатрия — это не фатально.

Л. Горская

— Аркадий Шмилович — заведующий медико-реабилитационным отделением Московской городской психиатрической больницы номер один имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров» в студии радио «Вера». Всё, о чём мы говорим — это всё правильно, это такая повестка дня, действительно, актуальная. Я просто вспомнила один западный сериал, где эта повестка, прошу прощения за профессиональный язык, отрабатывается прям в сценарии, где человек с биполярным расстройством спасает мир от террористов, работая в ЦРУ. И зрители знают, да, что это человек с психическим заболеванием, да, он пьёт таблетки, но при этом он там самый лучший специалист. Не буду говорить, что это за сериал. И понятно, что у государства есть повестка — сформировать в обществе правильное отношение к людям с психическими заболеваниями, интегрировать их. И поэтому все смотрят фильмы, где эти люди уже интегрированы. Да?

А. Шмилович

— В самую точку вы бьёте. Кстати, мы говорим о странах — к нам приедет 7 стран, где такие радиостанции, типа нашего радио «Зазеркалье», существуют. В этих странах эти радиостанции имеют очень большой рейтинг высокий, и люди знают этих людей. Они понимают, что говорят о разных сферах жизни люди с психическими расстройствами. Они начинают по-другому к этому относиться. Кинематография отдельный разговор. На самом деле, во многих фильмах, можно их перечислять, начиная с «Человека дождя», и многие-многие другие фильмы, да почти в каждом фильме тема психиатрии, может быть, даже боком затрагивается. И это нормально, потому что психиатрия в нашей жизни. Но в этих фильмах психиатрия не уничижительная. К сожалению, так, как показывается психиатрия в наших художественных фильмах, даже если взять... ну, уму непостижимо. Там даже если психиатра показывают, то он какой-то особенный...

Л. Горская

— То уже страшно...

А. Шмилович

— Какой-нибудь яйцеголовый, или уши торчат как-то...

Л. Горская

— Или алкоголик.

А. Шмилович

— Или алкоголик, или что-то такое. Вот был сериал... я очень уважаю актёра Хабенского, он там играет сыщика... называется «Метод». В чём-то этот фильм интересен, но психиатрия там показывается совершенно ужасно и непотребно. Да, здесь есть над чем нам работать в реальной жизни, но нужно всегда помнить... не нужно ничего преувеличивать, но когда идёт такой негатив, действительно, акцентированный, преувеличенный или надуманный, то не может у людей не формироваться определённое отношение. Это же как онкология — человек не обращается своевременно, он боится, он враждебно относится, он идёт к различным целителям и так далее. Бывают случаи, когда приходит образованный человек со своим ребёнком, уже взрослым, и говорит, что 10 лет он обращался... хотя были выраженные психические расстройства, и сейчас вынужден обратиться к психиатру. Мы говорим: «Что вы наделали! Почему вы 10 лет назад не пришли?» Ведь по статистике, если человек заболевает шизофренией и оказывается в поле зрения психиатров в течение года после начала заболевания, мы достигаем в 80% случаев устойчивой и высокого уровня ремиссии. Но к нам приходят гораздо позже. И здесь ещё и у заболевших людей отсутствует доверие, не только у членов его семьи. Вот я был в Нидерландах, мы общаемся в профессиональной сфере с этой страной. Я был в одном из реабилитационных центров внебольничных. Там работают различные клубы, студии и так далее, как и у нас в ряде учреждений. И я обратил внимание: пришёл пациент, он не пришел в какую-то студию, и его никто не приглашал. Он зашёл, там был такой холл, он сел за стол, взял из вазы яблоко, съел его, налил кофе, почитал что-то, посмотрел на плазме какую-то программу и ушёл. Вот он пришёл один раз так, два раза — ему что-то интересно. Но в один из моментов к нему подходит психолог или психиатр, и он начинает в каком-то сообществе заниматься интересным делом. Это очень важно — создавать атмосферу доверия. И с моей точки зрения, то, что у нас идёт и в сфере журналистики... ещё раз повторяю, что стало лучше, потому что сейчас появилось много материалов, где видно, что, по крайней мере, журналисты говорят с заинтересованностью и с пониманием вопроса.

Л. Горская

— Я знаю, что многие стараются действительно разобраться и правильно подать.

А. Шмилович

— Да, стараются. Потому что иногда раньше... я помню в 90-е годы мы какой-то организовали типа круглого стола, и пришло несколько журналистов. И вот этот мой руководитель, он человек с большим чувством юмора — Козырев Владимир Николаевич... Один из журналистов спрашивает: «Скажите, у вас ведь есть психотронное оружие? Где оно находится?» А у нас больница 1894 года, очень красивая. И там есть такая неиспользуемая на пищеблоке труба очень высокая из кирпича, с такой фигурной кладкой. И он говорит: «Вот вы выйдете, и вот на самом верху трубы есть психотронное оружие. Оно облучает так вот по кругу всех, кто попадает в поле его действия». Мне кажется, что журналист поверил.

Л. Горская

— Он написал потом об этом?

А. Шмилович

— Ещё один вопрос был ему задан, это проявил свою эрудицию журналист, спросил: «Скажите, вот мы знаем, что в психиатрических больницах лежат наполеоны, александры македонские и так далее. А вот сейчас нынешние, есть такие пациенты, которые с бредом величия, которые называют себя именами нынешних?» И мой руководитель ответил очень неожиданно и таким образом: «Вы знаете, наши руководители, — это было в 90-х годах, — не дотягивают до бреда величия наших пациентов». Нельзя писать о такой тонкой сфере как психиатрия, нельзя писать спустя рукава, так, походя. Надо понимать, что очень многие люди, читая эти материалы, соотносят это со своим состоянием. Я помню, тоже это было где-то в начале 2000-х, есть такой музей «Преодоление». И там случилась пауза на две недели, и можно было выставить картины. И нам позвонила директор музея и говорит: «У вас великолепная студия изобразительного творчества. Не могли бы вы на две недели организовать выставку?» И мы организовали эту выставку. И наши художники приоделись, они были добровольными гидами там. Там много людей пришли и посмотрели эту выставку в нескольких залах. Там была книга отзывов от школьников до пожилых людей — ни одного равнодушного отзыва. И вдруг накануне её закрытия «Вечерняя Москва» — там была такая колонка без фамилии журналиста — выпускает такую информационную заметку — «Что рисуют в сумасшедшем доме». И ко мне подошла одна пациентка-художница и попросила: «Аркадий Липович, больше я прошу мои картины не выставлять!» Она чуть не совершила суицидальную попытку. И на закрытие выставки пришли эти девочки-журналистки молоденькие из «Вечерней Москвы». Мы спросили: «Зачем вы это написали? Вот для чего? Почему бы вам просто... Ведь очень интересная выставка, ведь посмотрите, сколько людей на неё приходило! Для чего вы это сделали?» Знаете, они не увидели ничего особенного. Я думаю, что то, что мы начинаем со студентами, в том числе и со студентами факультета журналистики в РГСУ, мы имеем в виду и это. Кстати, в дни фестиваля пройдёт мероприятие в РГСУ, которое мы тоже организуем совместно с Первыми парадельфийскими международными играми, которые начнутся после нашего фестиваля. Это тоже инвалиды в искусстве, но всех категорий инвалиды. И мы, в дни нашего фестиваля, 24 ноября в 12 часов проводим уникальную вещь — это будет презентация открытой площадки социальной журналистики, куда придут журналисты всех обществ инвалидов, где мы хотим объединить их, чтобы они решили между собой, что нужно более единым фронтом решать эти проблемы социальной интеграции. Придут все наши иностранцы, которые приедут на наш фестиваль — эти радиостанции. Мы подключим несколько стран по интернет-технологиям для того, чтобы не попавшие на наш фестиваль, номинация мультимедиа творчества, смогли принять в этом участие. Я думаю, что на базе вот такой открытой площадки можно будет создать и некий пул журналистов, которые будут на социальные темы вещать со знанием дела, реалистично, но тем не менее не фатально, как делают некоторые радиостанции и средства массовой информации.

Л. Горская

— Аркадий Липович, я бы вас попросила в режиме блиц проанонсировать мероприятия, которые в ближайшее время вы проводите, проводит «Клуб психиатров».

А. Шмилович

— «Клуб психиатров» участвует участвует во втором национальном чемпионате «Абилимпикс Россия», который пройдёт 18 и 19 ноября в 69-м павильоне ВДНХ, вход свободный. Это очень интересно. По 48-ми профессиональным компетенциям инвалиды всех категорий продемонстрируют волю к жизни.

Л. Горская

— Вы, кстати, ждёте работодателей на этом фестивале?

А. Шмилович

— На этом фестивале будет большая деловая программа с приглашением большого количества работодателей, в том числе союзов работодателей, промышленников. Министерство торговли и промышленности принимает непосредственное участие в этом мероприятии. А с 21-го по 25 ноября на 15 культурных площадках Москвы пройдёт 4-й московский фестиваль творчества людей с особенностями психического развития — на сайте http://www.klubpsihiatrov.ru можно увидеть всю программу, она очень обширна. Фестиваль пройдёт под патронатом Департамента здравоохранения, труда и социальной защиты населения. Он организован, вообще, нашей общественной организацией «Клуб психиатров», с поддержкой большой благотворительных фондов: «Добрый век», «Качество жизни», Владимира Смирнова. Там можно посмотреть семь номинаций: театральная, концертная, литературная, изобразительное творчество, кино, фото номинация, мультимедиа творчество. Сразу же после нашего фестиваля пройдут первые открытые международные Парадельфийские игры, где наиболее яркие страницы нашего фестиваля проявятся, но уже совместно с творчеством инвалидов других категорий.

Л. Горская

— Где они пройдут?

А. Шмилович

— Они пройдут тоже на различных площадках культурных. Собственно говоря, наши площадки будут задействованы дальше.

Л. Горская

— Это Москва?

А. Шмилович

— Это международные игры, с участием иностранных делегаций. Как и у нас — у нас 15 иностранных делегаций планируется в нашем фестивале. Он хотя и московский, но, по сути, международного уровня.

Л. Горская

— Спасибо большое! Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире была программа «Светлый вечер». Этот вечер с вами провела Лиза Горская. У нас в гостях был Аркадий Шмилович — заведующий медико-реабилитационным отделением Первой городской московской психиатрической больницы имени Алексеева и президент региональной общественной организации «Клуб психиатров». Всего доброго!

А. Шмилович

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Добрые истории
Добрые истории
В программе звучат живые истории о добрых делах и героических поступках, свидетелями которых стали наши собеседники.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.

Также рекомендуем