Москва - 100,9 FM

«Пеший маршрут „Тропа Ломоносова“». Елена Кутукова, Елена Ершова

* Поделиться

У нас в гостях были Вице-губернатора Архангельской области Елена Кутукова и главный редактор журнала «Золотой мустанг» Елена Ершова.

Разговор шел о развитии проекта пешеходного маршрута по Русскому Северу «Тропа Ломоносова» и о том, как этот проект может помочь сохранить память о русской истории, а также Мезенскую породу лошадей, которыми, как считается, был запряжен обоз, с которым совершил свое путешествие в Москву Ломоносов.


 

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин. Сегодня у нас в гостях Елена Кутукова, вице-губернатор Архангельской области. Здравствуйте.

Е. Кутукова

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Елена Ершова, главный редактор журнала «Золотой мустанг». Добрый вечер, здравствуйте.

Е. Ершова

— Вечер добрый.

А. Пичугин

— Мы сегодня продолжаем, у нас цикл программ, он прерывается, порой прерывается даже на один-два месяца, с Еленой Сергеевной. Елена Сергеевна человек очень занятой, вице-губернатор целого региона, одного из крупнейших в России. Но по мере возможности мы стараемся все-таки собираться здесь, в студии светлого радио, и говорить про материальную культуру. В материальную культуру также входят, наверное, и туристические программы. Относительно недавно, хотя как недавно, тоже уж несколько месяцев прошло, мы говорили про такой проект как «Тропа Ломоносова» — идея, чтобы пешком ходить из Москвы в Архангельскую область, на Север, ну условно, тем путем, которым когда-то с рыбным обозом в Москву пришел Михаил Васильевич Ломоносов. Идея еще интересна тем, что у нас в России очень слабо развиты пешеходные маршруты. Мы тогда, несколько месяцев назад здесь вспоминали, наверное, сегодня еще повспоминаем, европейские примеры классические, когда вся Европа практически исхожена, по всей Европе есть эти пешеходные тропы. Туристы могут совершенно спокойно переходить там, я не знаю, из Испании через Францию когда-нибудь туда, дальше, в центральную Европу, из Италии на Балканы. Но это в Европе, а у нас все с этим сложнее. Но ситуация начинает меняться, и проект «Тропа Ломоносова» тоже развивается, он начал уже постепенно как-то реализовываться. И вот об этих этапах мы сегодня поговорим. Елена Сергеевна, что произошло уже теперь, уже сейчас, вернее.

Е. Кутукова

— Вы знаете, проект набирает совершенно интересные обороты и какой-то оттенок свой, своеобразный. Ну это, наверное, нормально, потому что любой проект, он в задумке проявляется одним способом, когда люди сидят, и происходит мозговой штурм, да. Вот вы уже сказали про путь святого апостола Иакова, примером который для нас был, когда мы задумывали вот этот путь Ломоносова. Потом мы посовещались с правительством нашим, Архангельской области, в Архангельске, и вы знаете, получили много таких «но». С одной стороны, безусловная продержка всех членов правительства, а с другой стороны, много «но». Потому что, вот опять же вы сказали уже, упомянули, что у нас законодательно не закреплено понятие «тропа» вообще. И то что вот фильм «Спортлото-1972», когда...

А. Пичугин

— 82, по-моему.

Е. Кутукова

— Да, 82. Вспомните, всесоюзные маршруты, и вот эти книжечки желтенькие, «Дороги к прекрасному» — это же все работало. И у нас в Советском Союзе была система пеших троп...

А. Пичугин

— У меня мечта возродить эту серию. Я уверен, что это вот сейчас очень важно.

Е. Кутукова

— Да, поэтому «Тропа Ломоносова», она лишь часть, наверное, троп. То есть и нами так и задумывалось, что она лишь часть вот этой какой-то большой системы троп вообще всей России. Дальше мы подумали, что сделать «Тропу Ломоносова» тропой, которой прошел Михаил Васильевич из Холмогор до Москвы, тоже очень много вариантов. Потому что если мы вспомним, как осваивался Русский Север, и как вообще передвигались люди — они могли передвигаться по Северной Двине, могли передвигаться по Онеге — это абсолютно два разных пути. И корабли так же шли. Поэтому не факт, что обоз Михаила Васильевича шел именно по Северной Двине. До сих пор историки спорят...

А. Пичугин

— Ну мы-то сейчас так это представляем, извините, а он шел по Ярославскому шоссе, современному.

Е. Кутукова

— Да.

А. Пичугин

— По этим асфальтовым покрытиям прямо до Москвы.

Е. Кутукова

— Да, поэтому когда мы начали уже внедряться в этот проект, то узнали, что есть совершенно замечательные ребята, коллеги, которые уже выстроили маршрут от Москвы, от нулевого километра до Лавры. И этот маршрут работает.

А. Пичугин

— «Дорога в Лавру». Еще совсем недавно приходили ребята эти, Ильдар Оруджиев и его коллеги, которые этот маршрут прокладывают.

Е. Кутукова

— Но дальше, после Лавры у нас начинаются вопросы. Потому что после Лавры идет Переславль Залесский, потом идет Ростов Великий, потом идет Ярославль. Потом идет Данилов, потом идет Вологда. А после Вологды вообще сплошной один большой вопрос, куда идти. Идти в сторону Двины опять же — это будет Вельск тогда и дальше до Холмогор по трассе М8, либо идти через Кириллов. Потому что вот этот путь, через Кириллов, он же тоже старинный северный путь. Именно в Кириллов пришли два любимейших ученика Сергия Радонежского, Ферапонт и Кирилл Белозерский, и именно из Кирилло-Белозерского дальше уже наши святые пошли на север, дошли до Каргополя, и дальше пошли уже, в сторону Соловков. Опять же Антоние-Сийский монастырь, дальше Соловки, а дальше, извините, Аляска. То есть вот путь, исход был такой. Поэтому замахиваясь на такой маршрут, конечно же, надо было сделать, подумать, что же может являться пилотным проектом, маленьким пилотным кусочком. Вот мы совершенно неожиданно весной познакомились с Еленой Сергеевной, с моей тезкой, главным редактором журнала «Золотой мустанг», которая мне напомнила, что у нас есть совершенно изумительная порода мезенской лошади, аборигенная порода. Ну я думаю, Елена еще расскажет об этом...

А. Пичугин

— Во-первых. Во-вторых, вообще на лошадях путешествовали еще 80 лет назад.

Е. Кутукова

— Так Ломоносов, вот это вот точно доказано, что обоз Ломоносова был запряжен именно мезенками.

А. Пичугин

— А как это доказано, кто доказывал?

Е. Кутукова

— Это есть исторический факт.

Е. Ершова

— Это очень старинная порода.

А. Пичугин

— А расскажите, да, Елена Сергеевна.

Е. Ершова

— Вы знаете, когда я поговорила с Еленой, я, естественно, сразу вспомнила эту мезенскую породу, мы о ней на страницах нашего журнала писали статью. И у меня была такая фраза: давай заодно и будем спасать мезенскую породу. Потому что мы, как правило, свои собственные породы забываем. Речь идет об орловском рысаке, речь идет о донской лошади, о буденовской. А уж про мезенскую, я думаю, и тем более все забыли.

А. Пичугин

— Я только про владимирские тяжеловозы знаю.

Е. Ершова

— Владимирский тяжеловоз — то же самое, тоже надо спасать. Я говорю: Лен, предоставь, пожалуйста, породную справку, что происходит с этой породой. И когда через два дня я ее получила, то я была в таком, в очень хорошем в недоумении, ну сказать, в культурном шоке. Потому что эта порода прекрасно сохранена. На местах есть научный институт, есть специалисты, которые посчитали всех производителей...

Е. Кутукова

— 26 лет они занимаются.

Е. Ершова

— Сколько рождается жеребят, какой процент выжеребки, описали их породные составляющие: какой они масти, какой у них экстерьер, как идет динамика породы. Абсолютно с породой все хорошо. Единственная проблема: куда их девать. Хорошая рабочая лошадь, пользовательского назначения — для конного туризма, для детских конных школ, на подворье, — у которой нет рынка сбыта. Ее за государевы деньги обмеряют, кормят, поят, да, проводят выставки, проводят бонитировки — они проходит и испытания там на выносливость, на тягловые усилия. И дальше с этой породой не происходит абсолютно ничего. Все знают: да, есть мезенская порода. Поэтому у нас тут же поменялась концепция, что мы не спасаем эту породу, а мы находим ей реализацию. А для того чтобы найти ей реализацию, нужен сильный информационный повод, что может делать эта лошадь. И поэтому в процессе бурных дискуссий, встреч, созваниваний...

Е. Кутукова

— Родилась идея.

Е. Ершова

— Родилась идея, совершенно ну то есть ее никто не ждал, эту идею. Идея провести конные соревнования на мезенских лошадях.

А. Пичугин

— Я открыл сейчас в интернете фотографии мезенской породы. Я ее видел именно там, в Архангельской области, там где бывал, видел использование лошадей в хозяйстве, была вот именно она.

Е. Кутукова

— Да, она у нас и сейчас используется во многих монастырях как тягловая сила. Это очень сильная лошадь. Когда пообщались с Еленой, мы с главным тренером Федерации конного спорта... Кстати, эту идею Елена донесла до президента Федерации конного спорта России...

Е. Ершова

— Марины Владимировны Сечиной.

Е. Кутукова

— Мария Владимировна поддержала эту идею...

Е. Ершова

— С большим воодушевлением.

Е. Кутукова

— И отправила вместе со мной главного тренера на место. Мы поехали в Кенозерский национальный парк, познакомились там с замечательной женщиной, которую я уже давно знала — это Роза Борисовна Захарова, которая при поддержке Елены Флегонтовны, директора национального парка, они сейчас как раз осваивают конные маршруты по парку на мезенках. И Елена Флегонтовна эту идею поддержала, Роза Борисовна поддержала. Мы взяли Розу Борисовну, проехали по маршруту предполагаемому. А как раз маршрут, он и является частью нашей задумки, «Тропы Ломоносова». Поэтому у нас сейчас мероприятие называется: «Дорогами Ломоносова: Александрова тропа».

Е. Ершова

— Это конный пробег.

Е. Кутукова

— И тут уже, да, не нужно спорить с людьми, шел ли здесь Ломоносов, не шел ли здесь Ломоносов. Потому что основной был вопрос, когда мы представили наше видение, рабочей группы «Пути Ломоносова», по Архангельской области — сразу были вопросы: а докажите, что именно этим путем шел Ломоносов. Вы знаете, подняли очень многие исторические исследования — очень большая вероятность, что шел вдоль трассы М8, как она сейчас там пролегает, по Северной Двине. Но область-то у нас, она громадная, и троп может быть много. И поскольку эта область дала России Михаила Васильевича, мы подумали, что вот право назвать все тропы на территории Архангельской области дорогами Ломоносова, мы имеем абсолютное.

А. Пичугин

— Просто я не очень понимаю предпосылок этих споров. Ну шел он тут, шел он чуть дальше — какая разница, если действительно можно сделать очень хороший проект. Если у нас так не хватает пешего туризма, к чему здесь вообще какие-то споры.

Е. Кутукова

— Ну да. И чтобы уже уйти от этих споров, мы придумали, что мы сделаем кусочек, маленький кусочек, 40 километров, который и является минимальной длиной для пробега, то есть совпало — это путь от Каргополя до села Ошевенское. Этим путем ходил крестный ход еще с XVII века, из Каргопольского монастыря в Александро-Ошевенский монастырь, это старинная дорога.

А. Пичугин

— А поправьте меня, если я ошибаюсь. Это у меня какие-то фоновые знания из истории Средневековой Руси, то что конный переход, дневной конный переход примерно 60 километров.

Е. Ершова

— Да, совершенно верно, 50–60 километров.

А. Пичугин

— 50–60 километров. То есть вот эта конная тропа и маршрут, он рассчитан на один день — 40 километров.

Е. Ершова

— Он примерно рассчитан на один день. Но берется во внимание не то, как в принципе лошадь идет. Потому что вы говорите, когда лошадь идет в обозе, да, и ей гораздо тяжелее. Здесь она идет под верхом, и она идет не шагом, а рысью и даже иногда галопом. Поэтому движется в данном аспекте она быстрее, но ей больше нужно отдыхать. Поэтому конные соревнования под названием «конные пробеги» включают в себя, что лошадь может преодолеть определенные дистанции, начиная от 30 километров и заканчивая 120 и даже 160, но идет очень жесткий ветконтроль, контроль ветеринаров для того, чтобы у лошади не было переутомления. Поэтому фактически она идет быстрее, но больше отдыхает для восстановления ее дыхательной функции, сердечной функции и так далее. Мы придумали, что у нас будет настоящий конный пробег на мезенских лошадях. Они ни разу такой пробег не ходили, для них это будет впервые. Но по физическим данным они это могут вполне сделать, как настоящие спортивные лошади, просто с другими скоростями. Скорость будет, конечно, меньше, чем точно такие же пробеги проводят там на арабских лошадях, на ахалтекинских, на карачаевских...

А. Пичугин

— То есть с теми породами, которым не привыкать к таким, которые использовали.

Е. Ершова

— Которым не привыкать ходить под верхом длительные расстояния. А это все-таки порода полуупряжная, поэтому для нее это немножко необычно. Но как еще раз я замечу, эта порода универсальная, она «и под воду, и под воеводу». Поэтому она вполне справится с поставленной задачей, просто будут немножко более низкие скорости.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня вице-губернатор Архангельской области Елена Кутукова. Главный редактор журнала «Золотой мустанг» Елена Ершова. И коль скоро мы сейчас начали говорить об отличиях лошадей, наверное, стоит уточнить. Это интересно, по крайней мере, мне очень интересно, чем отличаются. Действительно, я например не представлял, что есть порода, которая... Ну вернее представлял, но как-то особой дифференциации не понимал, что есть породы, которые предназначены исключительно для верховой езды, а есть породы, которые предназначены для того, чтобы груз везти какой-то. Ну, правда, вот владимирский тяжеловоз, которого я уже упоминал и которого я постоянно, почти каждый день вижу в городе Гаврилов Посад, где его разводят на конезаводе, я понимаю, что это такая массивная лошадь, с такими мощными ногами...

Е. Ершова

— Это чисто упряжная порода.

А. Пичугин

— Да, и я здесь понимаю, для чего она была выведена. А когда я смотрю фильмы и вижу, что ну вот лошадь тянет какую-то повозку или карету везет, а вот на лошади едут всадники или какие-то люди — я не совсем понимаю, а в чем разница между лошадьми, которые тут запряжены в повозку и на которых едут.

Е. Ершова

— Человечество разводит лошадей достаточно огромное количество лет и веков. И, естественно, человечество вывело специализацию, для чего им нужна эта лошадь. Специализация заключается в ее строении, в ее ходе. Та лошадь, которая идет под верх, у нее более мягкий ход, человеку удобно на ней ехать, она более сухая, более скоростная. Лошадь, перед которой ставятся другие задачи — быть в телеге, в обозе и так далее, ее разведение, ее племенные характеристики направлены, прежде всего, на выносливость и менее управляемость. Потому что не так важно, она не так четко должна слушать всадника, как человека, который сидит в бричке. Потому выведено огромное количество пород, каждая страна этими породами гордится. И отрадно заметить, что Россия имеет достаточное количество собственных пород, которые известны во всем мире и почитаются. В некоторых странах мало пород, в некоторых много, в некоторых вообще нет. В России их очень много. Самая, конечно, великая порода это орловский рысак, которая тоже полуупряжная, которую выводил граф Орлов. Которая используется в основном сейчас на ипподромных испытаниях, но прекрасно она и используется и в спорте, и в частном хозяйстве.

А. Пичугин

— А в России еще остаются места, где лошадь действительно для хозяйства используется? Казалось бы, в наш век не просто уже тракторов, а полной автоматизации всего на свете, лошади место в сельском хозяйстве, например, не осталось...

Е. Ершова

— Осталось.

А. Пичугин

— Вот, сейчас расскажете. В сельском хозяйстве вроде бы не остается. Там, например, использовать лошадь как способ передвижения, на ней ездить верхом не ради удовольствия, не ради спорта, а тоже по каким-то надобностям — кажется порой, что тоже нет. А ведь все-таки есть, да?

Е. Ершова

— Я вам хочу сказать, что много лошадей, которые используются как бы, так сказать, в сельском хозяйстве в Татарстане, в Башкирии, на Севере. Да, в Москве, конечно, сконцентрированы высокоплеменные лошади, которые участвуют в спортивных состязаниях, которые направлены, это спорт высший достижений, готовятся к чемпионатам России, может быть, чемпионатам Европы, мира, Олимпиадам и так далее. И то же самое происходит и с другим направлением, направление ипподромных испытаний — это бега и скачки. То есть тоже выоскоплеменные лошади, которым поставлена цель показать наибольшую скорость, наибольшую резвость. И это ничуть не умаляет в том, что в регионах люди спокойно держат полукровных лошадей или местных, которых у нас в стране достаточно. Есть мезенская порода лошадей, есть татарская порода...

А. Пичугин

— Наверное, я думаю, можно их все не перечислять. Понятно, что их много и что лошадь очень...

Е. Ершова

— Вятская.

А. Пичугин

— Вятская, кстати, да, про вятскую даже я слышал. Раз у нас столько пород разводят, это поддерживается и не прекращается в наш век высоких технологий, значит, действительно востребовано, значит, лошадь в прошлое не уходит. Елена Сергеевна, Елена Сергеевна Кутукова, конный пробег, о котором мы сейчас говорим, какого числа он пройдет?

Е. Кутукова

— У нас намечен на 28 июля, но всех гостей мы ждем 27-го утром. И будет, таким образом, поскольку я уже сказала, что для нас, у нас две цели: первая — это показать, и мне кажется, форма пробега, как соревнования, как нельзя лучше подходит именно под показ породы. Потому что мы лошадь не загоняем, у нас будет четыре старта по 10 километров. Мы идем 10 километров, потом час у нас перерыв, потом опять 10 километров. И остановка у нас в деревне Петровское, старинное — там у нас народные мастера, там мы рассказываем, что это за деревня и что это за путь. Вторая остановка у нас — это поклонный камень, преподобного Александра Ошевенского. Это место, где в уединенной молитве Преподобный настолько сильно молился, и настолько было присутствие Бога в нем, что камень ушел в землю. То есть много таких объектов по всему миру, и у нас на территории Архангельской области они присутствуют, и присутствуют именно в районе Ошевенского села. Потому что шел святой, святой известный, святой сильный, который основал монастырь Александро-Ошевенский, и из этого монастыря вышла целая плеяда северных святых — это и Пахомий Кенский, и в том числе Антоний Сийский, откуда с обозом ушел Михайло Ломоносов. Поэтому вот вторая такая значимая остановка. И третья остановка — это деревня Наволочный Погост или Река, как в народе. Мы уже с вами говорили в предыдущих передачах, что на Севере у нас многие названия на карте одни, а у людей они абсолютно другие, то есть называют...

А. Пичугин

— И не только на Севере, это общая наша история.

Е. Кутукова

— И вот третья остановка — это Георгиевский храм. Это два совершенно замечательных человека — Тишинина Тамара и Георгий, которые восстанавливают это храм, живут в этой деревне. И это место памятное напротив этого храма, там памятник четырем деревням, откуда люди ушли на фронт и не вернулись. Вообще Каргополье дало очень много именно во Вторую мировую войну защитников Отечества. И в Первую и во Вторую. Это будет третья остановка. И дальше совершенно прямой путь, 10 километров. Этот путь, последние 10 километров, сделал за свои деньги купец Ушаков, который был дважды депутатом Государственной думы в Ошевенске, очень большой меценат. И финиш у нас будет как раз около Александро-Ошевенского монастыря, там же будет ветконтроль. Но это на второй день. А на первый день мы проедем, у нас будет такой небольшой брифинг, мы проедем в первый день мимо монастыря, 27 июля, и доедем до старинного Богоявленского храма, о котором я уже говорила...

А. Пичугин

— Да, неоднократно.

Е. Кутукова

— Это храм с расписным небом, очень красивый. Он находится в аварийном состоянии. Но мы там проведем венчание, мы покажем, традиционное будет настоящее венчание. Девушка уже ждет. Невеста и жених готовы.

А. Пичугин

— А жених готов?

Е. Кутукова

— И жених готов, жених согласен. И они приедут пораньше немножечко, это московская пара, но чтобы изучить местные традиции, там всем селом им будут помогать. У девушки будет кокошник, будет золотошвейный плат. И по всем обрядам, ну естественно, по традиционным православным пройдет венчание. А дальше местные жители и жители Каргаполья покажут традиционную каргопольскую свадьбу, свадебный обряд XIX века. Мы всех гостей пригласим за стол, будет перемена блюд, и перемена из 12 блюд. Перед каждой переменой блюд будет рассказ, что это значит, почему именно вот это на столе и с каким подходом нужно подавать то или иное блюдо. После этого пройдет жеребьевка, и каждый из участников пробега, из всадников, а их у нас планируется десять всадников, десть профессиональных спортсменов со всей России, они получат при жеребьевке имя лошади. И всадники отбудут в Каргополь уже, где будут находиться лошади и смогут познакомиться со своими лошади. А для всех гостей будет кадриль. Настоящая кадриль со всеми фигурами, со всеми картинами, как это опять же было век назад. То есть мы показываем территорию, и мы показывает традиции, и мы показываем народных мастеров. Второй день, 28 июля, в 9 утра старт.

А. Пичугин

— Сам пробег.

Е. Кутукова

— Сам пробег. То есть участники уже увидели лошадей, они уже смогли там с ними пообщаться, где-то там, наверное, тоже Елена расскажет этот процесс, что-то подправить под себя. Сам пробег, трасса будет перекрыта, потому что у нас...

А. Пичугин

— Это автомобильная дорога, по которой ездят автомобили.

Е. Кутукова

— Это, знаете, грунтовая дорога. По ней ездят автомобили, да, поэтому передвижение на время пробега автомобилей будет запрещено. Но все гости и все жители, это никак не нанесет ущерба, там есть другая дорога, асфальтовая, она просто чуть-чуть длиннее, которая тоже связывает Каргополь с Ошевенским. Поэтому гости, жители села и вообще все приглашенные смогут по этой дороге проехать до финиша, встретить участников. И дальше будет церемония награждения. Я думаю, что здесь президент, наверное, сама лично, президент Федерации конного спорта, Марина Владимировна примет участие. И дальше чай, обсуждение итогов, пресс-конференция для приглашенных журналистов. И концерт Тима Дорофеева, который тоже нас поддержал. Это у нас джазовый музыкант будет, народные мелодии в джазовой обработке они покажут.

А. Пичугин

— О, как круто. Это очень круто, я думаю. Мы прервемся сейчас на минуту. Я напомню, что с нами в этой студии Елена Кутукова, вице-губернатор Архангельской области, Елена Ершова, главный редактор журнала «Золотой мустанг». Я Алексей Пичугин. И через минуту снова здесь все вместе.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня у нас в гостях Елена Кутукова, вице-губернатор Архангельской области. Елена Ершова, главный редактор журнала «Золотой мустанг». И мы говорим о интересном событии — конном пробеге, который 28 июля пройдет, уже вот буквально на днях, недалеко от Каргополя, вернее от Каргополя до Ошевенска — 40 километров. Казалось бы, для автомобиля это расстояние ну там минут сорок, наверное. Полчаса, минут сорок.

Е. Кутукова

— Минут сорок, да.

А. Пичугин

— А вот на лошадях это уже совсем другая история, конный пробег. Сразу хочу уточнить: а кто может приехать на этот праздник? Я не знаю, вдруг кто-то из наших слушателей, хотя несколько дней всего остается, соберется. А может быть, этот праздник станет доброй традицией. Или еще что-нибудь интересное вот до осени или до зимы ожидается в Ошевенске, куда мы можем наших слушателей пригласить?

Е. Кутукова

— Значит, на сайте представительства Архангельской области при правительстве Российской Федерации у нас размещена информация об этом пробеге. И для того, чтобы принять участие именно в качестве зрителя — мы примем любого, все объясним, как доехать, где поселиться. У нас все контакты на сайте есть и вся информация есть по этому пробегу. Что касается участников, всадников. Конечно же, всадники это сейчас...

А. Пичугин

— Елена Ершова, да.

Е. Кутукова

— Елена Сергеевна расскажет. Но я сразу оговорюсь, поскольку это для нас впервые и поскольку для нас цель показать породу, не загнать лошадь и именно показать, сберечь лошадь и показать всю ее красоту, этой породы, конечно же, мы хотим пригласить опытных всадников. Вот я думаю, сейчас Елена нам скажет.

Е. Ершова

— Вы знаете, передо мной была поставлена такая очень сложная задача по определению состава участников данного пробега. С одной стороны, как правильно сказала моя полная тезка, они должны быть профессиональными всадниками. С другой стороны, учитывая, что огромную нагрузку данное мероприятие несет в информативном, медийном плане, то есть это все должно быть очень широко представлено, то мы решили, что этих всадников мы будем приглашать и ориентируясь именно на региональную составляющую — нам нужны всадники из разных уголков России. И не просто всадники, а люди, которые имеют непосредственное профессиональное отношение к конному спорту. Это не просто спортсмены, которые выступают на своих лошадях. Это владельцы конноспортивных баз, конноспортивных клубов, конных заводов, которые поставляют лошадей, которые занимаются тем, что организовывают соревнования, которые занимаются тем, что участвуют в каких-то образовательных программах. И также будут представлены президенты, которые сядут верхом, местных региональных федераций, как Московская область, Волгоградская область и так далее, там Ростовская.

А. Пичугин

— Человек, который никогда в жизни не сидел на лошади, может проехать 40 километров?

Е. Ершова

— Ну теоретически он может проехать, он от этого не умрет...

А. Пичугин

— Болеть будет.

Е. Ершова

— Но в следующие три дня он, возможно, будет себя нехорошо чувствовать. Вплоть до того, что будет лежать в кровати, потому что очень сильная нагрузка на все группы мышц. Если человек не занимается спортом...

Е. Кутукова

— Все-таки 40 километров.

Е. Ершова

— Не ходит в спортзал, у него будет не то что, как все думают, будет болеть попа. Нет, будет болеть все — будет болеть спина, будут болеть руки, будут болеть ноги, будет болеть шея. Потому что конный спорт это удивительный вид спорта, кстати, единственный, в котором принимают наравне и мужчины и женщины, между прочим. Нет отдельного зачета для мужчин и для женщин. Этот вид конного спорта, который подразумевает под собой напряжение практически всех четырехсот мышц человеческого тела.

А. Пичугин

— То есть если подходить к конному спорту, к верховой езде с умом, то это полезно очень.

Е. Ершова

— Это очень полезно.

Е. Кутукова

— Ну вы знаете, вот по поводу вашего вопроса, сможет ли кто-то принять участие. Во-первых, у нас есть организационный комитет. Поэтому если вдруг кто-то из наших слушателей является спортсменом, опять же мы все-таки да, на спорт, потому что это пробег, это не туризм, это не когда группа пойдет. Дальше мы, конечно, планируем, что у нас это останется, и вот этот маршрут, он будет пилотным для Архангельской области, что у нас будут туристские группы приезжать, останавливаться, и по мере набора групп, мы будем группы проводить этим путем. Но это абсолютно другой темп и абсолютно другие задачи. А здесь же у нас все-таки пробег, и у нас идет он на время, и мы меряем пульс у лошади. Поэтому если кто-то из слушателей хочет принять участие, я думаю, что заявки у нас тоже определенным образом, в положении указано, как подаются, и оргкомитет...

А. Пичугин

— Да уже осталось совсем мало времени.

Е. Кутукова

— У нас там, по-моему, еще дня три принимают заявки, поэтому можно. Организационный комитет я думаю, вполне рассмотрит, если участник будет удовлетворять именно спортивным требованиям, то я думаю, что это возможно.

А. Пичугин

— А если мы вот этот интерес к лошадям оставляем в стороне, то человек, который хочет приехать на Русский Север... А я со своей стороны могу сказать, что город Каргополь, он фантастически красивый, на берегу Онеги. Я помню, что я как-то один там оказался — вечер, август, солнце садится. Я вот один сижу на берегу Онеги, смотрю, как он по одному берегу вот так расстилается своими соборами, старенькими купечески домиками и понимаю, что это, конечно, полное счастье — иметь возможность приезжать в такие места. И, к сожалению, я хорошо знаю, что люди, которые ездят по «Золотому кольцу», и у которых вполне стандартные маршруты выходного дня из Москвы — это Переславль, Плес, Суздаль, Ярославль, к сожалению, дальше заезжают редко. Хотя Каргополь, если вы едете на машине, от Москвы не так далеко. Ну 800 с небольшим километров.

Е. Кутукова

— Ну 900, можно сказать, да.

А. Пичугин

— Ну это за один день, если вы на машине, можете по хорошей дороге, ее сейчас хорошо сделали, трассу М8 «Холмогоры», за один день можно проехать. Если не за один день, так можно прекрасно переночевать где-нибудь в Вологде, а от Вологды там совсем недалеко.

Е. Кутукова

— Ну вы знаете, я могу вот сказать честно, что те люди, которые приезжают первый раз, которые приедут первый раз, я действительно им очень завидую. Потому что вот это открытие Каргополя, открытие старинного вот этого духа купеческого города... Ну те, кто побывал в Каргополе, его сердце осталось в Каргополе, и хочется еще вернуться. Как пример, мы вот к этому мероприятию, реставраторы, мы уже провели не одну школу реставрации — у нас была зимняя школа реставрации, две летних школы реставрации с Союзом реставраторов России. В этом году, как только реставраторы услышали, что будет венчание в храме, первое было: как?!.. Надо сказать, что храм Богоявленский это памятник федерального значения, 1787 года постройки. Изумительный, красивый резной иконостас, иконы из которого, первых два ряда находятся в Архангельском художественном музее, а верхний ряд находится в епархии Плесецкой и Каргопольской — мы проводили выставки в этом году этих икон. И дальше планируем иконы верхнего ряда отвезти на выставку в Испанию, а потом в Швецию. Это вот такие планы. И реставраторы мне позвонили и говорят: у нас приедут гости, давайте мы перед гостями проведем две недели, летнюю реставрационную школу, как раз после «Тавриды» они приезжают. И их поддержал, ну я считаю, великий реставратор России, Стразов Владимир Константинович. Это главный реставратор, который руководит всеми реставрационными работами Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Он лично приедет, чтобы посмотреть, оценить, в каком состоянии находится небо храма. И вполне возможно, если мы сейчас успеем согласовать противоаварийные работы с нашей инспекцией по охране памятников, то гости, которые будут присутствовать на венчании, они увидят, конечно, уже заклеенное небо. То есть оно будет под заклейками консервационными. То есть если мы это успеем сделать, то ну видно будет, но отдельные фрагменты уже будут защищены от влаги и для дальнейшей...

А. Пичугин

— А если нет, то тогда могут видеть вообще все.

Е. Кутукова

— Если нет, да, если не успеем... Но просто нам тоже лето, с одной стороны, не хочется терять. А с другой стороны...

А. Пичугин

— А с другой стороны, праздник.

Е. Кутукова

— Приедут люди.

А. Пичугин

— У них уникальная возможность посмотреть это, и другой, может, не будет.

Е. Ершова

— Оригинал-то лучше посмотреть.

Е. Кутукова

— Оригинал... Но конечно же, вы знаете, одной целью этого мероприятия опять же является привлечение внимания к храму. Потому что храм, он находится ну в бедственном совсем положении, в руинированном. Я сейчас опять же, наверное, скажу крамолу, сегодня целый вечер говорю крамолы, что когда мы восстанавливаем в Кондопоге новодел, не обращать внимания на Богоявленский храм — ну это просто преступление. Это он у нас через какое-то время сложится, развалится, мы потеряем этот храм. Но зато в Кондопоге у нас будет восстановлен совершенно замечательный новодел. В двухстах километрах буквально от Ошевенска.

А. Пичугин

— Это же вечная история: мы будем делать парадную картинку из одного города, вот слепим все, будем возить туристов, показывать. А рядом, там в 50–60 километрах, может быть, в ста, но все равно рядом, будут разрушаться не менее интересные памятники, до которых никто не доберется. Потому что ну как, мы же вот вам, пожалуйста, один городок-то отреставрировали, и езжайте, смотрите, а на все не хватит сил, руки не дойдут.

Е. Кутукова

— Ну вы знаете, по Архангельской области у нас, конечно, я не говорю, что это неправильно, у нас очень много бюджетных финансовых средств занимают, конечно, Соловки, Соловецкий монастырь. И вы знаете, что создан фонд по сохранению и развитию Соловецкого архипелага, который успешно работает, и действительно у Соловков появился такой вот, наряду с усилиями отца Порфирия, настоятеля Соловецкого монастыря, конечно, теперь и вот есть фонд ему в поддержку, и там работы ведутся, все хорошо. Но на территории Архангельской области погибает, и ну действительно это так, порядка двухсот памятников деревянного зодчества. Один из них — Богоявленский храм. Сейчас принята, слава Богу, министерством культуры концепция по сохранению памятников деревянного зодчества, я надеюсь, что будут определены приоритеты. Но у нас, мы остаемся с другой проблемой, и я уже говорила об этом на «Спасе», что даже если завтра будут выделены на Богоявленский храм, у нас нет рабочих рук, чтобы реставрировать этот храм. То есть, есть отдельные реставраторы с большой буквы, конечно, да, это и автор проекта, Матвеев Михаил Юрьевич, это и Попов Александр Владимирович, который сейчас работает в Татарстане. Есть люди, и у нас на территории Архангельской области есть. Но, во-первых, они все заняты, а во-вторых, одному человеку же невозможно это сделать. Все равно ему нужны помощники, ему нужны плотники. И если бы нам сделать на территории региона, а именно в Каргополе реставрационный научный центр, где студенты бы получали образование, а дальше вот ходить-то далеко не надо, вот они, памятники — применяй свои знания под руководством опытных педагогов. Конечно, вот если нам к этому прийти в дальнейшем, ну это было бы вот...

А. Пичугин

— И я так понимаю, что в наш век всеобщего поглощения и слияния это сделать сложно как отдельную единицу. Может быть, стоит вести речь о каком-то филиале реставрационных мастерских Грабаря московских. Потому что например Суздальское художественное реставрационное училище, знаменитое СХРУ, которое там много десятилетий существовало как отдельно учебное заведение, в итоге стало сейчас филиалом питерского Института культуры.

Е. Кутукова

— Ну вполне возможно, может быть, и такой вариант рассмотреть. Потому что все-таки если мы будем рассматривать какое-то федеральное учреждение, то может быть, даже намного легче сделать филиал этого федерального учреждения где-то в регионе, чем за счет региональных средств или там просить опять же федеральные деньги перенаправить. А вы же знаете, что наш бюджет, он такой, значит, чтобы направить деньги в одно русло, нужно взять из другого русла. Значит, где-то нужно что-то уменьшить, чтобы где-то что-то у нас прибыло. Пока вот вариантов таких мало.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Елена Кутукова, вице-губернатор Архангельской области. Елена Ершова, главный редактор журнала «Золотой мустанг». Елена Сергеевна Ершова, скажите, пожалуйста, а помимо архангельской истории, о которой мы сегодня говорим — потому что это все-таки совсем уже скоро, на днях, это должны быть подготовленные люди. Вот человек, который слушает нашу программу, узнает, что лошадей разводят в России, проходит много мероприятий, связанных с лошадьми, куда вот он в Москве, например, или где-нибудь в окрестностях может поехать, чтобы познакомиться с конным спортом, попробовать и, если понравится, как-то подключиться и начать заниматься?

Е. Ершова

— Ну смотрите, в самой Москве, конечно, увидеть что-то грандиозное, красивое сложно. Это может быть только конноспортивный комплекс «Битца» — это метро «Чертановская», который строили к Олимпиаде. Кстати, там будет в ближайшее время, в начале сентября большие соревнования «Гордость Москвы». Это конноспортивный комплекс «Битца», который также принимает на себя бремя проведения соревнований — как «Кубок Москвы», первенство Москвы и так далее. Но более значимые соревнования, более красивые, с более титульным составом участников принимают на себя подмосковные конноспортивные базы, они называются КСК «Отрада», КСК «Максима». Только что в КСК «Максима» прошел очень существенный турнир. Кстати, впервые для России, что отборочные соревнования на Олимпиаду по конному спорту впервые разрешили делать на территории России. Спортсменам не надо было тратить огромные деньги, ехать в Европу. Спортсмены близлежащих стран, наше бывшее СНГ — из Узбекистана, Кыргызстана, Азербайджана, Армении — приехали именно в Россию для того, чтобы бороться за путевку на Олимпиаду. Это огромная работа, сделанная в Международной федерации конного спорта, силами Марины Владимировны Сечиной. Она возглавляет федерацию неполных три года, и ее усилия очень сильно направлены на то, как представить Россию на международной арене. Потому что до нее, к сожалению, мы возились как бы на собственной поляне и забыли вообще, кто есть такие. Что у нас есть и Петушкова, которая была олимпийской чемпионкой, и Филатов, который был олимпийским чемпионом, и Бобылев, который много сделал для Федерации конного спорта международной. В частности, вообще ввел понятие ветконтроль для лошади. Эти вещи были благополучно забыты на несколько десятилетий. И силами Марины Владимировны возрождается то, что это Россия это держава, у России есть свои лошади, у России есть свои соревнования, у России есть свое веское слово для того, чтобы сказать, что мы это умеем, мы это можем, мы хотим. И мы распахиваем двери, пожалуйста, приезжайте к нам на соревнования, смотрите нашу красавицу-Москву, наш прекрасный Санкт-Петербург. И я думаю, что в следующем идея точно такая же, что в следующем году эти соревнования имеют все основания перерасти в Международный фестиваль Севера. И будут приезжать иностранные спортсмены для того, чтобы посмотреть и поучаствовать в этих соревнованиях. Потому что это очень и интересно, и необычно. Поэтому я немножко ушла от темы. Вопрос был ваш ко мне, где может человек посмотреть....

А. Пичугин

— Познакомиться с конным спортом. А может быть, это какой-то праздник с участием лошадей, наподобие того, о котором сегодня в Архангельской области говорим?

Е. Ершова

— Я вам сейчас расскажу. Прекрасный праздник, называется, он тоже, к сожалению, в Подмосковье, потому что все конные мероприятия требуют огромных...

А. Пичугин

— Подмосковье — это не так далеко.

Е. Ершова

— Не так далеко. КСК «Ивановское» по Щелковскому шоссе, не так далеко, второй год подряд проводит прекрасный праздник, который называется «Иваново поле».

А. Пичугин

— Это где-то рядом с Черноголовкой.

Е. Ершова

— Совершенно верно, рядом с Черноголовкой. Они прекрасным образом синтезировали лошадь и культуру. То есть в принципе, конечно, приходить смотреть на чистые соревнования по конному спорту некоторым покажется скучно, особенно по выездке, что люди делают, лошадь танцует, где у нее ножка и так далее — это не так популярно. А они сделали — там будут рыцари, там будут петь, кстати, Розенбаум будет петь, там будут дети на пони. То есть там все, что может быть интересно именно семье, которая приехала на «Иваново поле», вплоть до покупки сувениров, стреляния верхом из лука, посмотреть, как будут работать, до развлекательной программы, там будет вот Розенбаум точно, по-моему, Гагарина еще будет. То есть семья приехала...

А. Пичугин

— Полина Гагарина

Е. Ершова

— Полина Гагарина. Семья приехала — тут покушала, тут посмотрела, тут послушала. Но в конечном счете, во главе угла стоит лошадь и любовь к этому прекрасному животному. Потому что все, кто начинают любить лошадь, они заболевают ей, и любить ее не прекращают никогда. Это факт.

А. Пичугин

— Давайте вернемся к теме пеших, мы говорили о конных, все-таки в начале программы анонсировали то что мы будем говорить и о пеших маршрутах. Мы упомянули замечательный проект «Дорога в Лавру», и ребята недавно приходили, Ильдар Оруджиев, я надеюсь, что они еще раз придут, и может быть, мы вместе поговорим про развитие пешего туризма. Но вот сам проект «Тропа Ломоносова», «Дорогами Ломоносова». Если мы начинаем отсчет от Москвы, то все-таки есть ли какое-нибудь видение того, как это развивать от Сергиева Посада? Если мы берем во внимание, что ребята Ильдара Оруджиева уже так хорошо делают эту дорогу, и ей номер даже присваивают. То вы сами, Елена Сергеевна, говорите, что от Лавры уже гораздо сложнее, потому что начинает постоянная смена областей.

Е. Кутукова

— Ну там дорога, там раньше же дорог не было. И если мы, допустим, вспомним Федора Абрамова, нашего архангелогородского писателя...

А. Пичугин

— Современника нашего практически.

Е. Кутукова

— Да.

А. Пичугин

— Он рано умер, но он 20-го года рождения.

Е. Кутукова

— В следующем году столетие, да. И у него есть рассказ «В Питер за сарафаном». Так вот если вы прочитаете этот рассказ, там девушка ходила в Питер — из Верколы она ходила через Череповец. Вот как она там оказалась, можете мне сказать? Я очень долго думала, то есть...

А. Пичугин

— А иначе никак. Потому что, смотрите, дорога, северная дорога на Санкт-Петербург, она все равно будет идти через Череповец.

Е. Кутукова

— Да. Потому что сейчас ну если вы сейчас поедете, допустим, на Санкт-Петербург из Верколы, вы доедете, ну как минимум, до Каргополя. А там уйдете на Вытегру и дальше уйдете на Санкт-Петербург. Дорога плохая, дорога действительно плохая, и если это будет межсезонье, вы там не проедете, и вы действительно пойдете через Череповец. То есть ну тогда дорог не было, тогда были вот эти тропы, и тропы, по которым обозы ходили. Поэтому, конечно, же вот наше видение, опять же организационного комитет Архангельского, который находится в Архангельске, и нас поддерживает Новодевичий монастырь. Потому что именно идея игумении Маргариты и ее вот усилия. Она мне говорила: Елена Сергеевна, ну давайте сделаем что-то по типу пути святого апостола Иакова. И наша мысль шла именно по монастырским городам. Потому что я уже говорила, что XI–XII век это исход промышленников из Москвы, да, и Каргополь это были новгородские земли — за пушниной шли в основном. И они шли по Онеге. И Лавра, дальше следующая точка это Кирилло-Белозерский монастырь, если мы идем по святым. Дальше следующая точка это Александро-Ошевенский монастырь и Валаам тоже, да. Потому что Герман Соловецкий из Кирилло-Белозерского монастыря ушел сначала на Валаам, а потом оказался на Соловках. То есть преподобный Александр, он несколько раз прошел от Кирилло-Белозерского монастыря до Ошевенска, к своему отцу, у которого земли были именно в Ошевенской волости. Вернулся обратно и спросил разрешения у настоятеля, и снова пришел в Ошевенск и основал там монастырь. А дальше Антоние-Сийский монастырь, ну Пахомие-Кенский, который сейчас его нет, есть поле просто, и есть место географическое место, точка, где был этот монастырь. Оно находится около деревни Вершинино, на территории Кенозерского парка.

А. Пичугин

— Понимаете, мы уже далеко заглядываем. А если мы берем, начинаем вот от Лавры постепенно идти, идти, идти, то вскоре за Сергиевым Посадом начинается вот эта быстрая смена — Московская, Владимирская, Ярославская...

Е. Кутукова

— Да.

А. Пичугин

— И там ну от Сергиева Посада до Переславля, и там дальше на Ростов — там широкий простор для творчества, как угодно прокладывай и проводи.

Е. Кутукова

— Очень широкий простор. Но скорее всего все равно это будут центры какие-то культурно-исторические.

А. Пичугин

— А там все время, да, там Нагорье, Переславль.

Е. Кутукова

— И походы будут как бы от этих центров, ну такие закольцованные, обратно, с возвращением в этот центр. Дальше, допустим, по дороге можно опять будет проехать. Потому что именно между городами идти лесами это уже сложно.

А. Пичугин

— А какой следующий шаг в реализации программы?

Е. Кутукова

— Я думаю, что вы имеете в виду программы именно вот «Тропа Ломоносова», по пяти регионам?

А. Пичугин

— Нет, постепенно все-таки, постепенно. Вот сейчас мы говорим про первый отрезок до Сергиева Посада.

Е. Кутукова

— Я вижу такое развитие событий — на территории региона. Потому что это проще, это под одним начальником. Губернатор Архангельской области, Игорь Анатольевич Орлов, он полностью этот проект поддерживает.

А. Пичугин

— Сверху вниз, получается, с севера на юг.

Е. Кутукова

— То есть мы сейчас сделаем вот этот кусочек 40 километров. У нас, вы знаете, такой получается как проект общего дела. Это действительно общее дело — включился бизнес региональный, включились корреспонденты региональные, включился бизнес местный. И даже государственные организации, такие как УФСИН, а у нас УФСИН достаточно такой широкий, широко представлен на территории Архангельской области, они тоже помогают. И следующее, правильно вот Елена сказала, что если мы войдем в формат международных фестивалей, и вот каждый год будем проводить, дальше можно посмотреть, в Мезени то же самое сделать. Дальше в Пинеге то же самое сделать. А нам в этом году Мезень тоже дают шесть лошадей.

А. Пичугин

— Как было бы хорошо, если бы этот опыт вот ваш зона ответственности это Архангельская область, хотя бы по тем областям, как идет этот маршрут, сколько там: раз — Вологодская, Архангельская — два...

Е. Кутукова

— Пять регионов.

А. Пичугин

— Да, пять регионов, каждый из которых, причем Московская — тут я примерно представляю, как это может пройти. А вот с тем, как дело обстоит там во Владимирской, Ярославской, у меня особого понимания нет. Но хорошо бы, если бы по примерному маршруту можно было бы проводить вот такие конные мероприятия.

Е. Кутукова

— А вы знаете, все сложится, я уверена. Потому что инфоповод сейчас дадим. Дальше можно же к этому, поскольку начали с севера, можно присоединять Вологодскую область. Я думаю, что губернатор Вологодской области нас поддержит. Можно выстроить маршрут опять же из Ошевенска в Кириллов. Вполне можно. Дальше можно выстраивать в сторону Москвы. Но опять же это должна быть воля руководителя региона. Потому что никто руководителя региона не заставит что-то делать, если руководитель не захочет. Поэтому это только в ведении руководства региона. И если руководители пяти регионов, шести, получается, да, смогут договориться, то вот мое видение, что первый путь он будет такой — тропа. А дальше можно делать по Двине, можно Тотьму захватывать, можно Великий Устюг захватывать — это же красота какая будет, сколько маршрутов.

А. Пичугин

— Это обязательно должно быть связано с развитием материальной культуры.

Е. Кутукова

— Обязательно.

А. Пичугин

— Потому что мы об этом везде говорим. Я просто могу нашим слушателям сказать, что Елена Сергеевна, она двери пробивает...

Е. Кутукова

— Ну уж скажете. Про коней я хотела договорить, что в идеале, вот у нас тоже такая мысль была (и меня, кстати, многие критикуют за эту мысль), что если мы воссоздадим сеть некую такую почтовых ямов или как каршеринг — турист мог бы взять лошадь доехать до следующей точки и там ее оставить. Ну все, он устал, он не спортсмен, он больше не хочет, хочет дальше на машине. Не вопрос, он может от одной точки, от этого яма походить кругами и обратно вернуться, да. А может от одной почтовой станции до другой почтовой станции дойти и там оставить лошадь.

А. Пичугин

— Причем следы этих станций еще кое-где сохраняются.

Е. Кутукова

— Да. И если вот мы, допустим, привлечем каким-то образом государственное финансирование, поможет нам государство на обустройство территории, а инвесторов привлечем на построение как раз гостиниц, постоялых дворов. А еще бы сделали на этом социальный проект, привлекли бы молодые семьи, которые бы соревновались между собой, то вот одну почтовую станцию можно посвятить, допустим, какой-то линии в трудах Ломоносова — одна, допустим, обсерватория, другая — риторика, третья — мозаика, то получился бы очень красивый проект.

А. Пичугин

— Здорово. Все это очень здорово. И я надеюсь, что праздник хорошо пройдет в Каргополе и в Ошевенске, а впрочем, это все рядом, 40 километров. Спасибо нашим гостям. Елена Кутукова, вице-губернатор Архангельской области. Елена Ершова, главный редактор журнала «Золотой мустанг» были сегодня у нас. Я Алексей Пичугин. Мы прощаемся, до новых встреч.

Е. Кутукова

— Спасибо.

Е. Ершова

— Спасибо. Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».

Также рекомендуем