Москва - 100,9 FM

«Неделя преподобной Марии Египетской». Прот. Дионисий Крюков, Максим Калинин

* Поделиться

В нашей студии были настоятель храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклово протоиерей Дионисий Крюков и шеф-редактор портала «Иисус» Максим Калинин.

Мы говорили о пятом воскресенье Великого поста, посвященном памяти преподобной Марии Египетской, и о праздниках и особенностях последней седмицы поста. Разговор шел о воскресном чтении Евангелия и Апостола, в том числе о том эпизоде, когда ученики просили Господа накануне Его крестных страданий сесть по Его правую и левую руку, а также о женщине-грешнице, которая возлила ценное миро на ноги Иисуса Христа. Наши гости рассказали о традиции празднования Благовещения Пресвятой Богородицы, и о том, как это событие раскрывается в иконописи. Отец Дионисий и Максим говорили о чуде воскрешения Лазаря, и о том, почему Лазареву субботу называют малой Пасхой. Также наши гости поделились, откуда и с какой целью пошла традиция разделять дни Великого поста и Страстной седмицы.

Ведущие: Марина Борисова и Максим Калинин


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире программа «Седмица» — это наш  совместный проект с православным интернет-порталом «Иисус». И со мной в студии шеф-редактор этого портала — Максим Калинин.

М. Калинин

— Добрый вечер.

М. Борисова

— В нашей программе мы каждую неделю по субботам говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. И сегодня у нас в гостях настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков.

Прот. Дионисий Крюков

— Добрый вечер, дорогие друзья.

М. Борисова

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждёт нас в церкви завтра, в пятое воскресенье Великого поста, посвящённое памяти преподобной Марии Египетской, а также на последней, шестой седмице, Великого поста. Как уже сложилась традиция в нашей передаче, мы начинаем разговор со смысла апостольских и евангельских чтений по воскресеньям. И в это воскресенье, помимо непосредственно воскресной темы в этих чтениях, присутствует тема, посвящённая преподобной Марии Египетской. И начнём сначала с воскресенья. Воскресное Евангелие повествует нам о том, как апостолы, уже зная, что ничего хорошего в Иерусалиме их Учителя не ждёт — Он их предупредил, — вот они идут в Иерусалим на праздник. И с одной стороны, очень боятся, а с другой стороны, подходят к Нему с просьбой, чтобы в Царствии, которое воцарится вместе с Ним, сесть по правую и по левую руку от Него. И вот этот парадокс — как в одной голове, и у апостолов, и у нас порой, сочетается несочетаемое, — хотелось бы с вашей помощью, батюшка, как-то разобраться и в себе, и в том, о чём говорит нам Евангелие.

Прот. Дионисий Крюков

— Конечно. Это просто характерный пример того, что человек, в его нынешнем состоянии, раздроблен на две половины. С одной стороны, в нём присутствует грех и стремление к каким-то эгоистическим мотивам. А с другой стороны, он хочет быть с Богом и хочет быть святым. В этом смысле мы все в какой-то степени находимся где-то на этом пути, собирая себя от обычных таких обывательских представлений, и в конце концов всё-таки мы хотим быть преображёнными. Что касается непосредственно евангельского чтения, мне кажется, следует вот что сказать: апостолы, конечно, понимают, что Христос идёт уже не просто сесть во славе, они понимают, что это будет тяжело. Тем не менее, как мне кажется, вот эта их просьба, чтобы быть по правую или по левую сторону, уже когда всё закончится, это проявление того, что они хотят гарантий. Точно так же, как у любого человека — у нас всегда есть какая-то тайная мысль: а что мне за это будет? И вот те подвиги, те жертвы, на которые мы должны пойти ради того, чтобы приблизиться к Богу — а вдруг это всё окажется потом пустой сказкой? А было бы хорошо, если бы я точно, наверняка хотя бы синицу в руках, но всё-таки имел. И в этом смысле, мне кажется, что эта просьба вписывается именно в этот контекст — апостолы хотят, чтобы им уже было обещано, что они будут участвовать в каких-то действительно тяжёлых событиях, но в конце концов это завершится не только триумфом Христа, но и их тоже в какой-то степени триумфом. Хотя, как мне кажется, эта просьба о том, чтобы сесть по правую или по левую сторону... мы-то уже знаем, чем всё закончится. Почему Христос и говорит, что «вы не знаете, что дальше будет», потому что по правую и по левую сторону в момент славы Христа будут находиться совсем другие люди. Это будут не апостолы, это будет благоразумный разбойник и, наоборот, разбойник, который над Ним издевался. То есть в этом смысле правая и левая сторона, вот в этом как бы иконографическом аспекте, мне кажется, очень хорошо корреспондируется с Голгофой.

М. Борисова

— Но, вообще-то, мы не только об этом не думаем, когда хотим гарантий, мы, вообще-то, не очень внимательно, мне кажется, читаем знакомый текст. Потому что в том же евангельском отрывке есть фраза, которая совершенно вылетает из нашего повседневного сознания: «Кто хочет быть между вами первым, тот да будет всем слугой». Это очень красивая формула, которая пролетает мимо самого себя. То есть я читаю это и совершенно забываю, что это обращено ко мне. Я совершенно не готова быть слугой всем: в подъезде, на работе, даже в собственной семье.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, в том-то всё и дело, что Евангелие всё время нас как бы перелопачивает. Оно должно поставить нас с головы, на которой мы ходим, на ноги, как это должно быть для нормального, с точки зрения Христа, человека. И мне кажется, что именно всё время напоминать себе о том, что не тебе должны служить, а ты должен всем служить — это то, что заставляет тебя всё время работать над собой, а это действительно очень сложно. Конечно, очень хочется, чтобы ты был центром Вселенной, а Христос говорит: «Отвергнись от себя, будь всем слугой, будь последним человеком для всех».

М. Борисова

— Но вот есть ещё одна мысль, уже в апостольском послании, посвящённом преподобной Марии Египетской, которая, мне кажется, хотя, может быть, я ошибаюсь, этим Великим постом, который прошёл на фоне коронавируса и всей паники, связанной с этой опасностью, и изменениями в церковном быте и в богослужениях, которые священноначалие вынуждено было рекомендовать для того, чтобы сбить опасность распространения эпидемии, и в этом послании говорится о том, что «до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до этого времени, как надлежало открыться вере. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники». То есть очень для многих привычная форма становится камнем преткновения. Кажется, что любое нарушение канона в нашем представлении, поскольку мало кто из нас читал богослужебные книги и в курсе вообще, что такое церковный канон, но у нас есть некое общее представление, что вот это канонично, а это неканонично, это правильно, а это неправильно. И когда в силу обстоятельств то же священноначалие предлагает изменить привычные нам формы, нам кажется, что в этом кроется что-то ужасное.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, что мир рушится буквально. В том-то всё и дело, что форме мы уделяем гораздо большее значение, чем оно необходимо. Конечно, без формы содержания не бывает. Невозможно верить вообще как хочется, нас надо в какой-то степени дисциплинировать и ограничивать. Но формы тем не менее всё время как-то подстраиваются за жизнью. И в этом смысле совершенно не стоит так вот болезненно привязываться к тем обстоятельствам, которые были привычны до этого.

М. Борисова

— Но вот суть веры, доверия, суть любви — это те вечные вопросы, которые, собственно, по идее должны составлять содержание нашей жизни, но почему-то в центр внимания они выходят только в такие кульминационные дни, как, скажем, последняя седмица Великого поста. И евангельское чтение, посвящённое преподобной Марии Египетской в это воскресенье, в очередной раз возвращает нас к вопросу, наверное, самому главному: а что за любовь, о которой сказана вот эта фраза? И величайшие умы, и писатели всё время спотыкались об эту формулу, когда о женщине, разбившей алавастровый сосуд с драгоценным маслом и помазавшей Иисуса, как мы теперь уже знаем, перед Его крестными страданиями... естественно, сразу же услышала в свой адрес массу нареканий от всех тех, кто считал, что можно было продать масло и нищим деньги отдать, кто считал, что вообще это неприлично — какая-то женщина тут ведёт себя как-то неадекватно. И вот эта фраза: «Прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит», — вот объяснить, что имел в виду Господь, тут сколько умов, столько и трактовок. И всё-таки с точки зрения чисто пастырской, что имел в виду Господь, что это за «возлюбила много»?

Прот. Дионисий Крюков

— Вы знаете, я-то тут, скорее, не по-пастырски бы посмотрел на проблему, а, наверное, с точки зрения реконструкции изначального смысла и текста. Дело в том, что перевод слова «возлюбила» всё-таки в нашем языке имеет отличную коннотацию, чем то, что было изначально употреблено. «Возлюбила» — это значит «возблагодарила», потому что, судя по всему, женщина, которая пришла в дом к фарисею, имела уже определённую негативную репутацию в этом обществе. И она явно компрометировала и Спасителя, и тех людей, которые там собрались, своим присутствием. К тому же она совершала какие-то действия, которые могли бы намекнуть на какие-то не очень благовидные мотивы. И тем не менее всё-таки Христос, судя по контексту, уже до этого её простил. Она уже пришла для того, чтобы Его возблагодарить за это прощение. И когда Христос говорит о том, что прощаются ей её грехи за то, что она это восприняла и возблагодарила много... А тот фарисей, к которому пришёл Спаситель в его дом, был в рамках обычных светских, так скажем, привычных отношений. Он, безусловно, относился к Нему с внешним почтением, но тем не менее ничего из ряда вон он не демонстрировал. Действительно, он не предложил Ему умыть ноги, как это бывает, когда принимают очень дорогих гостей, не предложил Ему помазать маслом голову, о чём Он ему тоже сказал деликатно. Но поэтому в данном случае сравнение было не в его пользу.

М. Калинин

— По поводу этой фразы позволю себе сделать маленькую ремарку. Меня когда-то очень впечатлило размышление у преподобного Исаака Сирина размышление о том, что милосердие Божие, которое прощает людям их грехи, должно вызвать не ту реакцию, которая часто бывает, когда мы думаем, что Бог милостив, и значит грешить не так страшно, потому что Бог простит. А он считал как раз, что Божие милосердие должно вызывать очень сильную божественную любовь, такую сильную, что она страсти в человеке преодолевает. То есть ведь Христос говорит: «Кому мало прощается, тот мало любит». И в другом месте Он наоборот говорит, что кому больше простилось, тот больше будет благодарен тому, кто его простил, и больше его полюбит. И вот мы видим в святоотеческих творениях дальнейшие рассуждения, которые и к нам применимы на самом деле, что мы можем восхищаться божественной любовью, видя, как Он прощает нас.

Прот. Дионисий Крюков

— Спасибо, Максим.

М. Борисова

— Напомню нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной в студии Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус», и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. И мы говорим о смысле и особенностях богослужений пятого воскресенья и последней седмицы Великого поста. Вот мы упомянули уже, что это воскресенье посвящено преподобной Марии Египетской. Но я предлагаю не останавливаться подробно на жизнеописании этой святой, поскольку мы о ней говорили на прошлой неделе, в связи со службой, посвящённой её житию, в четверг — так называемому Марииному стоянию. Поэтому я предлагаю сразу поговорить об удивительном празднике, который ждёт нас в преддверии Пасхи, как такая путеводная звезда — праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, который будет у нас 7 апреля. И прежде всего, конечно, о самом событии праздника, о чём этот праздник, и как случилось, что этот праздник вошёл в канон двунадесятых церковных праздников. Максим, история его ведь не такая простая?

М. Калинин

— Да, это удивительная история. Отец Дионисий сказал, мне очень понравилась фраза про то, что Бог переворачивает нас с головы, на которой мы ходим, на ноги. И, в общем-то, Бог в нашей жизни это делает, и, как вот уже с самого раннего времени отцы Церкви говорили, Бог то же самое делает и в истории. Священномученик Ириней Лионский, великий святой отце II века, сравнивал Еву и Божию Матерь, а Христа сравнивал с Адамом. Ну, Христа сравнивает с Адамом ещё и апостол Павел. И священномученик Ириней говорит, что послушание Девы искупило, исправило непослушание Евы. То есть вот ещё один случай, когда Бог перевернул то, что сначала перевернул человек, в неправильном порядке поставил. И если мы посмотрим на историю этого праздника, фееричную действительно историю, то мы увидим, что там несколько таких перевёртышей случится. Дело в том, что, вероятно, дата праздника 25 марта (по старому стилю) в Древней Церкви считалась датой Воскресения Христова. Мы уже видим это у Тертуллиана (это младший современник Иринея Лионского, вторая половина II, начало III века), у автора толкования на Книгу пророка Даниила, которое приписывается священномученику Ипполиту Римскому, видим там утверждение, что 25 марта — это день распятия Христа. Вот у них была одна традиция, что это день распятия Христа, соответственно, что Воскресение Христово произошло 27 марта. Но была ещё одна традиция, александрийская, согласно которой Христос был распят 23 марта, а воскрес 25 марта. И вот если Пасха, которая переходящая у нас, совпадала с днём 25 марта, то её называли «Истинной Пасхой» или «Верной Пасхой». То есть отсюда — слышали, я думаю, наши радиослушатели, что если Благовещение совпадает с Пасхой, то этот день называется «Кириопасха». Но вероятно, на самом деле было наоборот: 25 марта считалось днём Воскресения Христова, и когда он совпадал с переходящим праздником Пасхи, то есть тот день, который считался историческим для Воскресения и тот день, который перемещается всё время по церковному календарю, когда это совпадение происходило, этот день называли «Кирион Пасха», то есть «Правильная Пасха». Самое первое это упоминание встречается в Седьмом пасхальном слове Иоанна Златоуста. Правда, исследователи считают, что другой автор был этого слова, но, в общем, тоже ранний период. Так вот, а дальше есть ещё одно предание, очень интересное, которое встречается, например, у Андрея Византийского в середине IV века, согласно которому Христос воскрес и воплотился в одну и ту же дату, и творение Адама и распятие Нового Адама тоже произошли в одну и ту же дату. И согласно Андрею Византийскому, соответственно Воплощение Христа и Воскресение произошло вот в эту самую дату 25 марта, а сотворение Адама, соответственно и грехопадение его в тот же день, и распятие Христа — 23 марта. То есть вот идея того, что Бог, с одной стороны, всё переворачивает: непослушание Адама исправляет Своей смертью, непослушание Евы Дева Мария искупает, — и в то же время Сам Бог выстраивает всё симметрично в своей жизни, в своём пребывании на земле, воплощаясь и воскресая в один и тот же день. Начало спасения — «днесь спасения нашего главизна», то есть «начало», как об этом говорится в тропаре праздника Благовещения, — и Воскресение, венец нашего спасения, произошли в один день. И дальше, видимо, такое смещение произошло, что 25 марта из дня Воскресения стало днём Благовещения, как оно и закрепилось. Праздноваться повсеместно, вероятно, с VI века от Рождества Христова стал этот праздник. Ну, а на Русь, соответственно, пришёл уже с Крещением, с принятием христианства.

М. Борисова

— А почему так различаются иконописные сюжеты? И то, что мы видим в западноевропейской традиции средневековой, и то, что видим на наших иконах — сам момент Благовещения изображается очень по-разному. На некоторых полотнах и иконах Дева Мария изображена с книгой, где-то с прялкой, где-то около источника. Почему такое странное разночтение? Казалось бы, это единый сюжет.

М. Калинин

— Сюжет единый, безусловно. Но ведь икона не ставит перед собой задачу изобразить, сделать историческую реконструкцию. Мы как раз в иконах видим очень много символизма, поэтому иконы и служат окнами в другой мир. Вот как про распятие, про символизм, сегодня отец Дионисий сказал, и на иконах Благовещения мы видим тоже символизм и отражение разных преданий, которые в свою очередь нас тоже к чему-то ведут. Согласно одному преданию, Дева Мария ткала завесу для Святого святых.

М. Борисова

— Для Иерусалимского храма.

М. Калинин

— Да, то есть у ветхозаветного Израиля был один храм — нам трудно сейчас представить эту ситуацию, поскольку храмов у нас очень много, особенно в больших городах, а храм был один на весь верующий народ. И соответственно, было три паломнических праздника, нужно было прийти в этот храм. И самая сокровенная часть этого храма, Святое святых, была доступна только для первосвященника один раз в году. И от остального храма эта часть отделялась завесой. И вот по преданию, Дева Мария ткала эту завесу.

Прот. Дионисий Крюков

— Сначала спряла, а потом уже ткала, да? Именно поэтому изображается с веретеном.

М. Калинин

— Да! Я, к стыду своему, вот эти тонкости, разницу между ткать и прясть не понимаю. Хотя мои коллеги сейчас ездят на Ближний Восток к тем людям, которые живут в почти что таких же условиях, в каких жили современники Иисуса Христа. Но для нас очень трудно постигать это — да, спряла, а потом соткала. И в этот момент Ей явился Ангел. Причём сначала Она этот голос услышала, когда пошла за водой — отсюда один иконографический сюжет. И потом Ангел уже явился Ей, когда Она вернулась к своему веретену. Отсюда вот этот популярный сюжет на наших иконах. Я в этом вижу глубокий символизм, потому что завеса, например, упоминается апостолом Павлом. С одной стороны, завеса скрывала, была символом того, что Бог недоступен для человека. А в Новом Завете эта завеса открывается для человека, в момент распятия Христа эта завеса даже рвётся. И апостол Павел говорит про разрушение средостения, то есть стены, которая посередине, отделяет человека от Бога.

Прот. Дионисий Крюков

— А на западных изображениях, наоборот, Богородица сидит с книгой, потому что существует другое предание, у них более распространённое, о том, что Она в этот момент читала пророку Исаию, который...

М. Борисова

— «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына...»

Прот. Дионисий Крюков

— «И нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог». И именно этот момент изображают художники в этой иконографии.

М. Борисова

— Вот у нас на Руси есть ещё очень такой дивный обычай, я так понимаю, что он чуть ли не у нас и родился — это выпускать птиц из клеток на Благовещение. У него тоже есть какое-то богословское толкование или это просто чистая этнография, Максим?

М. Калинин

— Самое очевидное толкование, которое очевидно в этом жесте — это свобода, дарование свободы. И Благовещение, как начало Искупления, было началом освобождения. Но если более глубоко смотреть, то опять мы приходим к ветхозаветной древности, а именно жертва за грех. В первых главах Книги Левит — вот если откроют наши радиослушатели, увидят. Что это очень сложная ветхозаветная книга, такой богослужебный устав для ветхозаветного Израиля. И в первых пяти главах описывается пять видов жертв, которые существовали. Была в частности жертва за грех, не вполне в нашем смысле слова за грех — за различные ритуальные нарушения. И если у человека не было возможности привести барана, например, то он мог принести в жертву горлицу или голубку. Мы помним, что на Сретение были принесены две горлицы семьёй Иисуса Христа. Евангелист Лука замечает, что нужно принести две горлицы или два птенца. И это указывает на то, что у них не было денег на большую жертву.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, жертва бедняков.

М. Калинин

— И получается, смысл того, что голубку отпускают в том, что теперь нет необходимости животных приносить в жертву, потому что пришла истинная Жертва, пришёл Первосвященник и Жертва, и Искупитель, и Бог, принимающий жертву, в одном Лице.

Прот. Дионисий Крюков

— Тут, мне кажется, очень важно ещё раз как бы обратить внимание наших слушателей на то, что Благовещение и Евангелие это как бы одно понятие. У них даже одни и те же филологические корни. Благая Весть и Благовещение — это действительно начало Евангелия, начало Спасения. И ещё хотелось бы сказать напоследок по поводу праздника Благовещения и почему Богородица и Ева — это параллельные фигуры в данном контексте. Нам сейчас трудно воспринять этот ответ Богородицы: «Се, Раба Господня, буди Мне по глаголу Твоему». Это же действительно очень смелый ответ от человека, который полностью доверяется. Нам сейчас кажется, что Она согласилась с этой большой честью. Но в тот момент для Неё это был огромный риск: а как воспримут окружающие её беременность, её роды дальнейшие. То есть в этом смысле Она действительно доверилась Богу, понимая, что Бог Её выведет из всех сложных ситуаций, но ситуации могли быть самыми драматичными.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица». В студии Марина Борисова, Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус», и наш сегодняшний гость — настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. Мы ненадолго прервёмся и вернёмся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

— Ещё раз здравствуйте, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица» — наш совместный проект с православным интернет-порталом «Иисус». В студии Марина Борисова, шеф-редактор портала «Иисус» Максим Калинин и наш гость — настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Мы подходим к кульминации, к Лазаревой субботе — вот то, что нас ждёт. Пройдёт последняя вот эта неделя, и Лазарева суббота завершит нашу подготовку к Страстной седмице. Собственно событие праздника, событие Лазаревой субботы — воскресение Лазаря. В Евангелии очень много всевозможных историй, и притчевых, и событийных, и они рассказаны по-разному, но часто очень пунктирно, то есть сам сюжет изложен буквально в одном-двух предложениях, а дальше идёт либо притча, либо какой-то смысловой кусок. А историю, связанную с воскрешением Лазаря, апостол Иоанн Богослов излагает очень подробно, просто вот до мельчайших подробностей, с самой-самой предысторией. Почему, что заставляет евангелиста так скрупулёзно передавать все мельчайшие детали и оттенки того, что происходило тогда?

Прот. Дионисий Крюков

— Произошло величайшее чудо. И надо сказать, что это не первый случай, когда Христос воскрешает кого-нибудь из мёртвых. Но до этого, если мы вспомним, как происходили эти воскрешения, это всё-таки были люди, которые ещё не были погребены, ещё не были в руках тлена, то есть они не разлагались. Здесь же случилось совершенно из ряда вон выходящее событие, когда человек, который уже пролежал четыре дня в гробу, уже разлагался и уже смердил, об этом тоже есть указание у евангелиста, он был воскрешён словом Спасителя. Но действительно апостол Иоанн, рассказывая об этом событии, буквально каждый шаг объясняет... даже не то что объясняет, а как бы даёт нам возможность это пережить, даёт нам возможность быть участником этого события, не просто называя его, но именно погружая нас в этот же сюжет, где мы себя ассоциируем то с Марфой, то с Марией, то с окружающими фарисеями, которые там тоже находились, с друзьями. И действительно это просто для того, чтобы мы наконец по-настоящему прочувствовали, что же это за в высшей степени экстраординарное событие. Ведь действительно именно потому, что Христос воскресил четверодневного мертвеца, в дальнейшем случился Его столь парадный вход в Иерусалим. Об этом, наверное, вы будете говорить в дальнейшем, но сегодня об этом не сказать невозможно. Действительно весть о том, что был воскрешён четверодневный мертвец, разнеслась так широко, что Христа встречали просто как истинного Мессию.

М. Борисова

— А почему так важна эта деталь? Хотя перед этим апостол говорит, как вот прибежала Марфа, как Господь с нею говорил, как Он ей объяснил, что эта болезнь не к смерти, то есть, казалось бы, идёт такой позитив успокаивающий. И вдруг совершенно вышибающая нас из этой логики повествования, казалось бы, деталь — что Он заплакал. Казалось бы, как? А это к чему, почему?

Прот. Дионисий Крюков

— Лично меня это деталь очень трогает, потому что мы привыкли относиться к высокому, божественному как к чему-то очень для нас далёкому. А здесь просто явное свидетельство того, что Бог такой же, как и мы, у Него тоже есть те же самые чувства: чувства сострадания, чувства расположения. И на это обратили внимание окружающие, они сказали: «Посмотри, как он любил его». Но в Его лице, конечно это сострадание не просто к какому-то одному из своих близких, «приближённых» — это сострадание ко всему человечеству, которое тут переносится и на каждого читателя, на мой взгляд.

М. Борисова

— Из всех евангельских повествований этого воскресенья как-то вырисовывается одна тональность, что мы всё время очень близко к чему-то самому высокому, к какому-то последнему выбору, но у нас нету гарантий. Если даже Христос заплакал... казалось бы, Он же всё знает, Он знает, что вот сейчас Лазарь выйдет, его распеленают и всё будет замечательно, хэппи-энд случится. А вот нету гарантий — даже у Бога нет гарантий.

Прот. Дионисий Крюков

— Совершенно верно, так оно и есть. Даже не знаю, что сказать.

М. Борисова

— Но мы же всё это слышим в церкви не просто так. То есть к чему-то же мы должны подойти, слыша постоянное напоминание об этом, подойти в своей собственной личной, персональной жизни — каждый отдельный человек, каждый христианин.

Прот. Дионисий Крюков

— Конечно. Вообще-то, весь Великий пост в этом смысле является как бы сюжетом по нарастающей, так скажем, то есть это всегда подготовка к Пасхе. И вот это событие Лазаревой субботы является как бы такой вот предкульминацией, что ли, с одной стороны, — то, что в музыкальной драматургии называется «ложной кульминацией», за которой последует дальше уже подлинная кульминация в виде, с одной стороны, страданий, распятия, потом дня покоя и потом уже дня славного Воскресения. Но очень важно, чтобы мы этот путь от первой недели поста до Пасхи именно прожили, чтобы мы были в него включены, чтобы у нас было именно какое-то ощущение, что это всё происходит в нашей жизни, что это не является лишь просто какими-то красивыми событиями, которые Церковь даёт нам возможность просто вспомнить и порассуждать отвлечённо. Христианин всегда включён в Божественную жизнь, в евангельскую жизнь, и Евангелие всегда происходит, разворачивается на наших глазах и в нашей жизни.

М. Борисова

— Вот то, что Лазареву субботу называли Малой Пасхой, это как-то?.. Ведь на самом деле там дальше идёт череда великих дней на Страстной, то есть каждый день настолько полон смыслов, что он вообще стоит отдельно. Но вот почему из этой череды великих дней особенно выделена, вынесена и даже названа Малой Пасхой именно Лазарева суббота?

М. Калинин

— Здесь у нас очень интересная диалектика, я бы сказал, с одной стороны того, о чём вы нам рассказали, что Бог не даёт нам гарантий. Это даже по-человечески понятно, потому что от нас требуется доверие. Например, когда люди встречают, начинают любить друг друга, у них нет гарантий в отношении друг к другу, в том смысле, что даже любовь в браке — это не только какие-то узы определённые, а это всё время работа над собой. То есть каждый раз ты делаешь что-то новое, выражая свою любовь. А если просто всё поплывёт по течению, то в какой-то момент почувствуешь опустошение. То есть даже в отношениях между людьми нет гарантий навсегда, которые означали бы, что ты можешь не работать и успокоиться. И Бог не даёт нам успокоиться. Он нам даёт, с одной стороны, указания на то, каков Он, к чему мы можем стремиться, и в то же время побуждает нас к работе. И здесь тоже, с одной стороны, как очень здорово было сказано, и Христос прослезился, и ложная кульминация, за которой идёт настоящее действие. То есть наши ожидания всё время, ну, не обманываются, но каждый раз мы думаем, что тут точка, а здесь точки ещё нет. И в то же время Бог как залог даёт нам возможность понять, что Он держит нас за руку, что Он рядом, что Он нас ведёт правильным путём. И вот воскресение Лазаря для церковного Предания, для именования его Малой Пасхой, для отцов Церкви — это такой залог, предвосхищение того блага, которое будет дано в Воскресении Христовом. Ведь не случайно апостол Павел в Первом послании к Коринфянам говорит о том, что если мёртвые не воскреснут, то значит и Христос не воскрес. То есть для него с необходимостью из того, что Христос воскрес, следует то, что и все мёртвые воскреснут. Потому что в воскресении мёртвых произойдёт изменение человеческой природы, её преображение, когда сеется человек тленный, а восстаёт нетленный, как говорит апостол Павел. И в том, что Христос воскресил Лазаря — это указание на то, что Он действительно намерен это сделать, действительно Он может это сделать, хотя это ещё не всеобщее воскресение и хотя Лазарь всё равно умер, но Бог даёт нам веру в то, что действительно это именно то, что он задумал в отношении людей, это его план в отношении людей. И подобно тому, как Христос воскрес, и все остальные люди воскреснут в последний день. И Христос нам даёт удостоверение этого, некий залог для того, чтобы мы верили и знали, что мы идём верным путём.

Прот. Дионисий Крюков

— При этом этот залог не является гарантией, о чём вы говорили. Потому что, как мы знаем, это чудо случилось при огромном стечении народа. И все встречали Спасителя как Воскресителя, но потом же все точно так же от Него и отвернулись.

М. Борисова

— Разбежались, испугались, попрятались.

Прот. Дионисий Крюков

— То есть в том-то всё и дело, что никаких гарантий Господь нам не даёт именно потому, что они все будут бесполезны. И хоть мы в руках будем иметь, как золотой слиток, какое-нибудь гарантированное письмо, мы всё равно пройдём против Него в определённый момент нашей жизни, если как раз не будем жить по-другому. Это то, о чём говорит часто апостол Павел — что не по форме, а по духу.

М. Борисова

— Напомню нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной в студии Максим Калинин, шеф-редактор православного интернет-портала «Иисус», и настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. И мы говорим о смысле и особенностях богослужений пятого воскресенья и последней седмицы Великого поста. Ну вот, последняя седмица Великого поста завершается. И мы можем сказать, что пятница этой седмицы — это последний день Великого поста.

Прот. Дионисий Крюков

— Можем так сказать, да.

М. Борисова

— Занавес опустился, антракт. Или не антракт?

Прот. Дионисий Крюков

— Конечно, не антракт. Конечно, это всё то, что должно дать нам возможность, может быть, даже оглянуться назад. Потому что здесь и послабление в пище...

М. Борисова

— Да, на этой неделе нам вообще повезло: у нас ещё и на Благовещение можно рыбы поесть.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, а в Лазареву субботу дозволяется Уставом вкушение «рыбных яиц»...

М. Борисова

— Бутерброд с икрой.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, бутерброд с икрой. Ну, кто что себе может позволить — икра разнообразная бывает.

М. Калинин

— То есть имелось в виду, что это будут дешёвые продукты для средиземноморских народов, да?

Прот. Дионисий Крюков

— Конечно.

М. Калинин

— То есть для них это не так звучало, как для нас? А как бы такая рыбья требуха, но ещё не рыба.

М. Борисова

— У нас есть икра минтая. Так что у нас тоже вариантов очень много.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, есть икра минтая, икра трески... каждый себе может выбрать по своему духовному состоянию, не только финансовому. И тем не менее всё-таки это не антракт, а то, что даёт нам возможность подготовиться в полном смысле к будущей очень важной Страстной неделе, которая предварится Вербным воскресением.

М. Борисова

— А вот то, что после завершения Великого поста? Вот пятничная служба прошла, и дальше у нас... если до этого было всё-таки сочетание службы по отдельной богослужебной книге, Триоди постной, где тематически собраны все и чтения, и песнопения, посвящённые событиям великопостным, и в то же время у нас не отменялась память святых, память каких-то событий, которые относятся к ежемесячным циклам и собраны в отдельных богослужебных книгах, которые называются Минеи. Вот с пятницы Минея у нас отменяется — у нас только Триодь постная.

Прот. Дионисий Крюков

— Я смотрю на эту ситуацию глазами обычного прихожанина. Если вы встанете к клиросу, то вы обратите внимание, как регент или уставщик буквально жонглируют разными книгами, меняя то одну, то другую, то третью и так далее. Вот именно с Лазаревой субботы начинается для уставщиков и регентов более спокойный период, потому что они всё поют по одной книге. И это объясняется просто. Не тем, что надо им дать передых перед Пасхой, а тем, что просто минейный круг, связанный с празднованием того или иного святого, уже не уместен тогда, когда всё посвящено как бы передаче, проживанию именно событий Страстной седмицы, то есть последней недели перед Воскресением Христа.

М. Борисова

— И вот что касается особенностей богослужения — мы неоднократно говорили, что, как всегда, воскресенье начинается в субботу, и собственно смысловая нагрузка воскресного богослужения очень часто ложиться на то, что происходит в храме накануне, во время Утрени. И как раз в последнюю субботу, в Лазареву субботу, когда утром Церковь отслужит Литургию, посвящённую Лазаревой субботе, а вечером будет как раз то, чего все так ждут. Собственно Вербное воскресенье начнётся в Лазареву субботу вечером, потому что освящение ветвей или ваий, или верб у нас, происходит как раз вечером в субботу.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, на Всенощном бдении священник выходит на середину храма, кадит, читает молитву. По Типикону он не должен это окроплять это святой водой, но наша традиция такова, что не только святой водой окропляются ветви, но и все окружающие люди тоже получают свою каплю святости через это окропление. Конечно, изначально освящались цветы, пальмовые ветви — в память о том, как встречали Спасителя цветами и пальмовыми ветвями, как императора, как полководца, или как явно выдающегося какого-то политического деятеля. В нашем климате таковых не наблюдается ещё — сейчас немножечко проглядывается мать-и-мачеха. Но всё-таки традиция такова, что каждый год именно первые древесные цветы — это вербы с распустившимися пушистыми шишечками. Вот именно их приносят в храм для того, чтобы изобразить из себя ожидание Мессии, Который пришёл для того, чтобы явить Своё чудо.

М. Борисова

— А вот извечный вопрос такой у большинства прихожан: а что с этими веточками вербы делать дальше? Потому что она же освящённая, то есть её уже просто так не выбросишь. А вот к чему её применить?

Прот. Дионисий Крюков

— Всё применимо к нашей домашней духовной жизни, то есть ею на определённый период украшаются наши красные углы, где стоят иконы, можно и просто, мне кажется, поставить на праздничный стол. В дальнейшем либо посадить на своём огороде, у кого такой имеется, если веточки дадут корни. Либо, если они засохнут, просто благоговейно сжечь — в этом греха никакого не будет.

М. Борисова

— Я знаю, что ещё многие на кладбища относят.

Прот. Дионисий Крюков

— Можно и так, наверное, сделать. Но, с другой стороны, тема кладбища и праздников, особенно кладбища и Пасхи, особенная тема. На самом деле всё-таки кладбище с советских времён воспринималось всё время как именно такое самое сакральное место, когда нельзя было ходить в храмы. А всё-таки, мне кажется, в большей степени это для украшения наших домов.

М. Борисова

— И вообще странная, кстати, логика... сейчас мне пришло в голову, что Великим постом по субботам у нас были специальные отдельные службы поминовения усопших. А Лазарева суббота не подразумевает уже поминовения, она подразумевает, что всё вот... воскресили уже.

Прот. Дионисий Крюков

— Да, совершенно верно. Это хорошая мысль, я тоже её возьму на вооружение. Спасибо.

М. Борисова

— Максим, а вот традиция разделять Страстную седмицу, как отдельное такое супернапряжение духовное, и Великий пост изначально была или она складывалась как-то с течением времени?

М. Калинин

— Она складывалась с течением времени. Но вот сама связка Пасхи и воспоминаний о страданиях Христа была очень сильной с самого начала. И у некоторых ранних христианских общин Пасха была днём воспоминаний именно о смерти Спасителя. Насколько помню, у малоазийских общин это было так. Но там ещё накладывалось восприятие самого слова «пасха», потому что «Пасха» — это арамейское слово, это арамейский вариант еврейского слова «Песах», который связан с глаголом «пасах» — «проходить мимо». Когда Господь в Книге Исход говорит: «Я пройду мимо вас и вам не причиню вреда». А по-гречески это ещё и «страдать», соответственно возникло представление о Пасхе страданий. То есть как минимум привязка была очень сильная с самого начала. И в том, что до сих пор у нас Пасхе предшествует Страстная седмица и особый богослужебный строй, который посвящён воспоминаниям только о Страстях Христовых, предшествует Пасхе, вот в этом есть очень древнее зерно, восходящее к самым-самым глубинам.

М. Борисова

— А то, что у нас только совсем недавно привилась традиция, о которой мы уже упоминали в предыдущих передачах, совершать отдельную службу, посвящённую Страстям Христовым в течение Великого поста — вот Пассии, — то, что они считались как бы не совсем православными довольно долго и только в прошлом году окончательно были признаны включёнными в Устав Православной Церкви? Если изначально, как вы говорите, акцент на страданиях во всём круге великопостном был превалирующий, почему служба, посвящённая страданиям, так долго вызывала сомнения?

М. Калинин

— Я думаю, не содержание службы вызывало сомнения, потому что в великопостном богослужении мы очень много найдём моментов, подводящих нас к страданиям Спасителя, воспоминаниях об этом. И как-то в прошлых передачах у нас был повод об этом вспоминать. Я думаю, что сомнения вызывала форма, потому что, как вы сказали сегодня, новая форма часто вызывает сомнения. И кроме того чтение акафиста Страстям Христовым тоже вызывало вопросы, потому что акафист всё равно изначально, во-первых, радостное богослужение, которое считали неуместным связывать со Страстями. Во-вторых, есть у нас Суббота Акафиста, о которой мы в прошлой передаче говорили. И акафист, в общем-то, единственный считается акафистом по умолчанию, то есть даже многие наши литургисты православные, тот же отец Киприан (Керн), например, высказывались в принципе настороженно о появлении новых акафистов, потому что не всегда авторы их таким же глубоким творческим сознанием обладали, таким же богословским чутьём. Я думаю, что в этом была причина — что сама форма была новой, и чтение акафиста в Великий пост тоже воспринималось как нечто неподобающее. Помните, мы говорили с отцом Фёдором, что как компромисс на некоторых приходах читают канон Страстям Христовым, чтобы более традиционную форму, более характерную для Великого поста воспроизвести.

М. Борисова

— А с другой стороны, именно в русской православной традиции какая-то неистребимая народная любовь именно к акафистам. Я знаю, что многие молодые диаконы, священники просто почти рыдают, потому что когда начинаются требы и подают записки на молебен с акафистом, этих акафистов набирается десяток и больше. И это многочасовое получается богослужение, уже после основного, потому что люди очень трепетно к этой форме относятся.

Прот. Дионисий Крюков

— Действительно, это как-то очень укоренилось. Я не знаю, с какого времени это пошло, думаю, что дореволюционных времён, но по крайней мере расцветало это точно в XX веке. Я просто служил в храме, который не закрывался, и там эта традиция преподавалась как наиболее такая ортодоксальная, незаменимая, неизменяемая, так скажем.

М. Борисова

— И в качестве такого напутствия перед наступающей Страстной седмицей, что вы пожелали бы нашим радиослушателям?

Прот. Дионисий Крюков

— Мне кажется, что надо отложить все свои сиюминутные заботы и дела. Начинается очень важный период в жизни любого христианина. От того, как мы его сейчас проведём, зависит то, как мы встретим Пасху. А встретить Пасху надо не просто каким-то радостным настроением, окружив себя вкусностями и приятными людьми. Встретить Пасху надо так, чтобы эти события произошли именно в нас, с нами и в нашей жизни. Поэтому я прошу поменьше думать о подарках, о чистоте, может быть, даже, хотя это весьма сейчас актуально, о том, что мы приготовим, побольше быть на службе, побольше вникать. А самое главное, постараться, чтобы мы поняли, какое это отношение имеет непосредственно к нашей жизни. Вот этого я и себе тоже, и вам всем от всей души желаю.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица» — совместный проект радио «Вера» и православного интернет-портала «Иисус». В студии были: Марина Борисова, шеф-редактор  портала «Иисус» Максим Калинин и наш гость — настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. Слушайте нас каждую субботу и поститесь постом приятным. До свидания.

Прот. Дионисий Крюков

— До свидания.

М. Калинин

— Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем