«Неделя 26-я по Пятидесятнице». Прот. Дионисий Крюков - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Неделя 26-я по Пятидесятнице». Прот. Дионисий Крюков

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храмов Михаила Архангела в Пущино и Рождества Богородицы в Подмоклово протоиерей Дионисий Крюков.

Разговор шел о смыслах и особенностях богослужения в ближайшее воскресенье, о Зачатии Пресвятой Богородицы, о празднике в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», а также о памяти святых святителя Николая Мирликийского, святителя Амвросия Медиоланского, святителя Иоасафа Белгородского, преподобного Даниила Столпника, святителя Спиридона Тримифунтского и мучеников 62 иереев и 300 мирян, в Африке от ариан пострадавших.

Ведущая: Марина Борисова


Марина Борисова:

— Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица», в которой мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей недели. И сегодня у нас в гостях настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Здравствуйте, дорогие друзья.

Марина Борисова:

— С его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в церкви завтра в 26-е воскресенье после Пятидесятнице и на наступающей седмице. Как всегда по сложившейся традиции мы стараемся понять смысл наступающего воскресенья, исходя из тех отрывков из апостольских Посланий и Евангелия, которые прозвучат завтра в храме во время Божественной литургии. Завтра будет читаться отрывок из Послания апостола Павла Ефесянам из 5-й главы, стихи с 8-го по 19-й, который сразу очень высокую планку задает, потому что начинается словами: «Вы были некогда тьма, а теперь — свет в Господе: поступайте как чада Света». Читаешь и думаешь: «Да. А теперь я пойду посмотрю в зеркало и чадо Света там явно не увижу». Дальше апостол Павел предупреждает: «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте». Но когда я спотыкаюсь об эту фразу, я думаю, хорошо обличайте, а где гарантия, что я буду обличать именно то, что следует обличать? Ведь у меня нет никаких особых даров видения каких-то духовных вещей. Как понять, что мы обличаем именно дела тьмы, а не просто свою какую-то фантазию больную.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Если уж мы остановимся на этой проблеме, то можно сказать о том, что обличать можно не обязательно словами. Обличать можно тем, что человек не участвует в делах тьмы. То есть его противопоставление не словесное, а образом жизни тоже много значит. Например, ситуация обычная, в рабочем коллективе все обсуждают вышедшую сотрудницу. Все вспоминают ее огрехи, оплошности и то, как она вплоть неправильно одевается. Все высказали свое негативное мнение, а одна христианка спокойно смотрит на всех и ничего не говорит. Ведь всем сразу все понятно. Ее молчание сразу же является и обличением и проявлением своей позиции. С другой стороны, не всегда стоит лишь только молчать и только рассчитывать, что по моему поведению все поймут. Этот отрывок и дальше много говорит о том, что действительно все в нашем мире довольно сложно. Тут сказано о том, что «поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые», — именно к осторожности нас призывает апостол, — «дорожа временем, потому что дни лукавы». Лукавы, это значит, неоднозначны, лукавы в том смысле, что может показаться добром то, что есть зло, и наоборот злом может показаться на самом деле добро. И в конце концов есть такие слова «Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия».

Марина Борисова:

— Ну и как это сделать?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Пожалуй, на самом деле нет рецептов стопроцентного определения, что такое воля Божия. Но если мы правильно поставим вопрос, то мы, наверное, в правильном векторе будем на него отвечать. Что есть воля Божия о мне? Это значит, что Бог хочет от меня? Не просто воля Божия, которая проявляется в каких-то обстоятельствах нашей жизни, а именно в том, как я должен поступить. Где я найду ответ на этот вопрос? Во-первых, конечно, в Священном Писании. Во-вторых, в своей совести. Вот это два авторитета, которые в их сочетании дадут нам правильный вектор. И всегда надо понимать, что воля Божия идет через преодоление самого себя. Воля Божия — не то, что удобнее, проще и в данный момент выгоднее для нас. А то, что наоборот может быть труднее, сложнее и абсолютно не приносит нам никаких сиюминутных дивидендов. Но она всегда стремится к тому, чтобы мы исправлялись, а через нас исправлялись и наши окружающие. И в этом смысле стоит рассмотреть первый вопрос, как обличать. Обличать надо так, чтобы это не было для нас победным маршем на коне, когда мы размахиваем Священным Писанием, как мечом. Это должно быть именно состраданием с трудностью и с преодолением самого себя и ради блага для наших ближних.

Марина Борисова:

— Давайте подумаем о каких-то близких нам примерах. Время от времени появляется что-то возмущающее очень многих православных христиан. Это может быть какой-то фильм или какое-то событие из культурной жизни, какое-то театральное действо. Что-то, о чем все говорят, что очень все хотят все посмотреть, и что явно оскорбляет человека верующего, хотя все утверждают, что человек верующий человек не должен оскорбляться и вообще это противоречит самому христианскому духу. Но это же не так. Мы живые, нам обидно. Я не знаю, что значит в данном контексте слово «оскорбление», но просто по-человечески обидно, когда то, что для тебя свято, велико и чисто, вдруг начинают в каком-то карикатурном виде изображать. Обидно просто до слез, думаешь, ну, что же дураки такие, как же это можно? И что тогда получается, обличать? Но вот выходят люди на демонстрации, на какие-то акции протеста православные, но это не правильно. Или правильно?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Мне кажется, надо, чтобы пена сошла. В таких ситуациях мы подвержены сиюминутным нашим переживаниям. А то, что на самом деле не отлегло, не уложилось, бывает не зрело и очень даже не в воле Божией. То есть в первую очередь всегда надо высказывать свою позицию абсолютно хладнокровно. Она должна быть взвешенной, она должна быть проверенной. И надо себе сказать: «А по поводу того ли мы оскорбились, по поводу чего нам это кажется?» В этом смысле время действительно лукавое, много провокаций, и сознательных провокаций. Сам же апостол говорит, «поступайте осторожно», буквально в соседней строке. Осторожность, рассудительность — к этому и призывает нас апостол.

Марина Борисова:

— Обратимся теперь к отрывку из Евангелия от Луки из 17-й главы, стихи с 12-го по 19-й. Это очень хорошо известная история о том, как Господу встретились десять человек прокаженных, Он их отправил к священникам, чтобы они им показались, по дороге они исцелились и только один из них вернулся, чтобы сказать, что он благодарит. Вот собственно о чем, только ли о том, что мы неблагодарные?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— И об этом тоже, потому что может показаться, что из десяти только один был благодарен. Но мы совершенно упускаем из вида то, что девять пошли благодарить Бога, но по тем проторенным дорожкам, по которым все всегда ходили благодарить. Этот разговор о том, что Бог не где-то там, в Иерусалимском храме, а именно был перед этими десятью прокаженными. И только один из них узнал, Кто его по-настоящему исцелил. И только потому, что у него не было проторенной дорожки. О чем я говорю? Действительно в Ветхом Завете было требование, чтобы прокаженные получали свой подтверждающий диагноз именно из рук, или из уст, священника в Иерусалимском храме. Именно священник определял, что этого человека покарал Господь язвой, и он должен быть исключен из религиозного общества. И так же священник должен был бы признать, что этот человек исцелился и что его Господь простил, и он опять может войти в жизнь этой религиозной общины этого города. Сама по себе ситуация очень неоднозначная, потому что Господь не говорит, что вы исцелились уже, с вас все сходит, вы абсолютно чисты, вы не гниете больше. Он говорит, идите и покажитесь, именно в дороге происходит исцеление, оно происходит, в общем-то, по вере этих людей в то, что их может Бог исцелить, и они получают это.

Марина Борисова:

— Но почему Он сам этого не делает. Ведь Он исцелял стольких людей, которые прикасались к Нему или не прикасались, просто приходили. Он на кого-то возлагал руки. А здесь Он просто отправляет их к священнику.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— И даже не сказал, что вы исцелитесь. Он их побуждает к некоторому подвигу веры, с одной стороны. А с другой стороны, я думаю, что Ему важен, в том числе, и финал, который Он явно предвидит. С точки зрения обывателя того времени, все, что происходит с этими девятью исцеленными вполне вписывается в правильную схему: они идут туда, куда они должны идти. А вот самарянин, ему некуда идти. Потому что у самарян, хоть и есть свой храм на горе Гаризим, но там священники не занимаются этой констатацией. Поэтому, куда ему идти? Он идет ко Христу. Казалось бы их неправильная религиозная жизнь, на самом деле, понимая это, он возвращается ко Христу и видит именно в Нем Бога. Ну и конечно это история про благодарность. Потому что современный человек склонен всю свою благодарность вписать в какие-то формальные схемы. Просто сказать, спасибо Тебе, Господи. Но мне кажется, благодарность должна проявляться в каких-то совершенно, в каком-то даже подвиге, чтобы помочь ближнему, мне помог Господь и я должен помочь. Как-то взять на себя труд и боль тех, кто сейчас несет то, что я мог бы нести, но я от этого освобожден.

Марина Борисова:

— Но мне кажется, тут есть еще один смысловой нюанс. Этот вернувшийся самарянин куда-то шел и шел по-видимому долго, пока все это произошло. Человек, проделавший определенный путь, устает. Ему нужно было развернуться и ровно столько же пройти в обратную сторону. Но это только для того, чтобы сказать «спасибо»?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Это для того, чтобы увидеть Бога. Это очень важная связка, благодарность и видение Бога очень близки. Наше таинство евхаристии переводится с греческого, как благодарение. Ощущение благодарности и есть подлинно христианское мироощущение. Это благодарность за то, что мы воспринимаем часто как само собой разумеющееся. Тем не менее, жизнь с Богом, жизнь под Богом, это память о том, что Он рядом и то, что мы на Него можем положиться, и что от этого мы счастливы, потому что благодарность и счастье очень и очень близко.

Марина Борисова:

— Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня как всегда по субботам в эфире радио «Вера» программ «Седмица». В студии Марина Борисова и наш сегодняшний гость, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. На наступающей неделе у нас будет два праздника, которые я для себя называю праздниками рождественского цикла. Потому что наш церковный календарь изобилует праздниками большими и малыми, но увязываются в какое-то предрождественское настроение все-таки определенные даты, определенные памятные дни, как это было, когда мы праздновали Введение во храм Пресвятой Богородицы. На этой неделе мы будем праздновать Зачатие Пресвятой Богородицы 22 декабря, а 19 декабря у нас будет праздник в честь святителя Николая Мирликийского, которого мы привыкли в Русской Православной Церкви в просторечии называть Никола зимний. И вот потому, что он Никола зимний, он тоже удивительным образом вписан в это предрождественское настроение, предрождественское ощущение жизни. Но сначала давайте, все-таки по порядку, с Зачатия Пресвятой Богородицы. Вообще все эти праздники как Введение, как Зачатие, мы же узнаем о событии этого праздника не из Писания, мы узнаем из апокрифов. В частности из апокрифа, который называется «Протоевангелие Иакова», написанное во втором веке. Там кстати все подробности введения во храм Пресвятой Богородицы. И вообще все, что касается семейной истории. Когда начинаешь готовиться к этим праздникам, понимаешь, что это такая большая семейная сага. Помимо того, что это Священное Писание, это еще рассказ о родственниках, потому что они все родственники. И в храме первосвященник Захария, у него сын будет — Иоанн Предтеча. И тут вот Пресвятую Деву будущую приводят родители. И у тех и у других были сложности с зачатием. И тем и другим чудесным образом в преклонном возрасте Господь дал возможность зачать и родить детей. Один станет мужем, которого святее не рождала земля, а вторая станет «Честнейшая херувим и Славнейшая без сравнения серафим». Все так переплетено в это истории, и семейное, и священное. Мне кажется, что это очень рождественское настроение.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Хорошее у вас ощущение от этого. Надо сказать, что апокрифы бывают разного уровня. Бывают апокрифы, которые абсолютно не приемлются Православной Церковью, потому что они явно являются плодом религиозных сект, например, евангелие от Иуды. А бывают апокрифы, которые Церковь принимает достаточно условно, а бывают вполне зафиксированные писания, которые не являются Священным Писание просто в силу того, что в них нет повествования, связанного с высокой догматикой. Это действительно та самая сага, о которой вы и говорите. Это просто зафиксированная память о той семье и о той среде, из которой произошел Христос. Но событий порядка спасительного в них напрямую мы наблюдать не можем. Хотя эта история про то, что рождается Дева от неплодных родителей, это такой библейский архитип. Мы, конечно, вспоминаем Авраама, мы вспоминаем родителей Самсона, вы уже сказали про Иоанна Крестителя. Это вполне увязывается в некий, как можно сказать, Божий замысел о человечестве. И как его можно определить? Божьи пути не идут по проторенным дорожкам. Бывают, что какие-то тупиковые, казалось бы, ветки являются теми, по которым идет в дальнейшем развитие всей Священной истории человечества. Здесь мы наблюдаем то же самое. Иоаким и Анна, родители Пресвятой Богородицы, долгое время хотели детей, но они не могли их получить. Всем, и в том числе окружающим, казалось, что это наказание за какие-то грехи. Мы помним о том, что для Ветхого Завета продолжение рода это задача номер один. Даже в какое-то время в Ветхом Завете люди не задавались вопросом личного бессмертия, им казалось, что бессмертие должно быть не личным, а именно в продолжении рода той или иной семьи.

Марина Борисова:

— А как объяснить ставший камнем преткновения для нашего диалога с католиками католический догмат о непорочном зачатии.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Это действительно очень важный для понимания вопрос. Казалось бы, католическая догматика, которая не так давно приняла догмат о непорочном зачатии Девы Марии, должен Ее еще более возвысить. Что Она была Сама рождена таким же чудесным образом, каким в дальнейшем Она родила Своего Сына Богочеловека Иисуса Христа. Но под видом наибольшего почитания снимается уникальный подвиг Пресвятой Богородицы. Если Она была зачата и родилась без греха, то соответственно это не уникальный Ее подвиг, который Она в дальнейшем тоже повторила. Она не повторяла подвига Своих родителей. Несмотря на то, что они действительно были благочестивыми, тем не менее, Ее личный подвиг, личная чистота и сказались в том, что Она стала достойной быть Матерью Богочеловека. Еще надо сделать для наших слушателей важное замечание. Когда говорят, что догмат о непорочном зачатии Девы Марии, это не догмат о том, что Она непорочно зачала, а то, что Ее непорочно зачали. Это важное дополнение, которое, я думаю, многое объяснит нашим радиослушателям.

Марина Борисова:

— Ну и давайте уже поговорим о нашем любимом святом. О том святом, чей образ был практически в каждом русском доме.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— До сих пор я встречаю, когда прихожу в семьи, в дома своих прихожан, я вижу, как правило, икону Николая Чудотворца.

Марина Борисова:

— Тут ведь важно еще, что это именно его день. Весной мы празднуем перенесение его мощей в Бари. А здесь праздник именно его. Я думаю, что нашим радиослушателям нет особого смысла напоминать житие. Что-что, а уж житие святителя Николая знает каждый православный христианин, потому что уж самое популярное, самое часто по разным поводам рассказываемое, цитируемое. Почему он для западных христиан стал таким Санта Клаусом, а для восточных не стал? Ведь собственно все началось в 10-м веке, когда просто детишкам в Кельне стали в день памяти святителя Николая давать сладости в воскресной школе. Всего-то навсего. Потом появилась традиция вывешивать башмаки.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Чулки.

Марина Борисова:

— И ждать подарков. Но удивительным образом это осталось там, на западе, традицией западного христианства. А в России он даже дедом Морозом не стал. Он остался совершенно на особом месте. Было у интеллигенции 19-го века скептическое выражение, что наши православные все поперепутали. У них Троица это Иисус Христос, Матерь Божия и Николай Угодник.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да, слышал такое.

Марина Борисова:

— Почему так по-разному идет восприятие?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Я думаю, что, возможно, это связано с тем, что для западного христианства, для западного менталитета важно Рождество как самый главный праздник богослужебного года. А для православных это всегда связано с Пасхой. Это устойчивое объяснение очень многих процессов, которые происходят у нас и там. Возможно, не все под эту схему подходит. Наверное, это, как и любая схема, упрощение, но в целом это можно рассматривать как вполне правдоподобное объяснение. Хочется выделить этот праздник в связи с Рождеством предстоящим и в связи с этим как бы смешать образ Николая Чудотворца и тех самых волхвов, которые приходили ко Христу и дарили Ему подарки в виде ладана, золота и смирны.

Марина Борисова:

— У западных христиан есть отдельный праздник — День царей.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да, точно. Я об этом забыл сейчас.

Марина Борисова:

— То есть с волхвами тут все в порядке. Там детский карнавал устраивают.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— А когда он празднуется?

Марина Борисова:

— После Рождества.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— После Рождества. Сразу же, да?

Марина Борисова:

— Я сейчас точно не скажу, но это уже святочный праздник, послерождественский.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Но тем не менее, я думаю, что ощущение праздника через подарки, очень материально понятный. Почему у нас этого не лучилось? Трудно сказать почему. Ну, может быть потому, что достаточно разнесены во времени. Это не совсем близко. Еще должно пройти несколько, достаточно много дней до Рождества. Может еще по каким-то причинам, не знаю.

Марина Борисова:

— Зато у нас Никола Угодник — главный спаситель от всех бед.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да. С одной стороны, так. А с другой стороны, я всегда своим прихожанам напоминаю, что мы называем Николаем Угодником, но он угождает не нам.

Марина Борисова:

— Да.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Он угождает Богу. И в этом смысле фактически мы тоже его, как Санта Клауса, хотим видеть, чтобы он именно нам давал, если не конфетки и денежки в наши ботинки, которые мы выставляем, то в нашей жизни вещи гораздо более ощутимые — здоровье, благополучие, работу, устройство наших детей и так далее.

Марина Борисова:

— В эфире радио «Вера», программа «Седмица». В студии Марина Борисова и наш гость, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. Мы ненадолго прервемся, вернемся к вам буквально через минуту. Не переключайтесь.

Марина Борисова:

— Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица». В студии Марина Борисова и наш гость, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. И как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. На наступающей неделе у нас будет хороший повод подумать, чему святые, проявившие себя на фоне распрей ариан с традиционными христианами, могут научить нас сегодня. Учитывая, что в нашем православном мире тоже полно всяких разногласий, споров, раздоров, обид последователей одних отцов на последователей других отцов. В общем, все очень похоже. Мы на этой неделе 20 декабря будем вспоминать святителя Амвросия Медиоланского, 21 декабря будем вспоминать иереев и мирян, которые погибли в Африке от рук ариан. Амвросий Медиоланский вошел в историю как один из самых ярких отцов, боровшихся с арианской ересью, и вслед за ним мы вспоминаем тех людей, которые лишились жизни именно во время этой странной распри христиан с христианами. Мы привыкли думать о гонениях со стороны язычников или иноверцев, а тут свои же вроде как. Но жестокость была чудовищная, потому что свидетельство тому жертвы — 62 иерея и 300 мирян в один день. Это не очень укладывается в голове, тем более что мы выросли в гуманные времена, для нас гибель одного человека уже событие достаточно трагическое. А здесь так вот — 300 человек, раз и нет. И кто — братья-христиане. Но, давайте сначала поговорим о преподобном Амвросии, потому что он как раз важен для того, чтобы понять, почему это все происходит. Вообще-то его в западной церкви считают одним из четырех великих учителей церкви. Великое ему спасибо всех и западных и восточных христиан за то, что он обратил в христианство и крестил блаженного Августина, которого мы с удовольствием читаем до сих пор и многому у него учимся. Кроме того, Феодосий Великий признавал, что даже на его политику влияет мнение отца Амвросия. А в общем-то, ничего выдающегося в начале жизни не было. Родился в середине 4-го века в хорошей римской семье.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Патрицианской.

Марина Борисова:

— Да, патрицианской. Родители богатые, знатные, все хорошо. Даже христианство приняли, когда гонения закончились, все благополучно. После смерти отца переехали в Рим. Амвросий, как человек образованный, успел поработать адвокатом. В общем, такая благополучная молодость, вполне в духе нашего века, казалось бы. Потом вдруг начинается какая-то странная история. Вдруг его назначают префектом Северной Италии. Резиденция — город Медиолан, то есть нынешний Милан.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Современный Милан.

Марина Борисова:

— Потом вдруг избирают его епископом.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Самое удивительное, что епископом его избирают, когда он был еще...

Марина Борисова:

— До того, как он крестился.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— До того, как он крестился. То есть действительно, сейчас кажется совершенно невероятным, но тогда существовала такая традиция. Кстати, равноапостольный Константин, император, тоже был крещен на смертном одре. Эта традиция весьма тогда была распространена. Он крестился в одно время, тогда же, когда его сделали епископом. Он не хотел епископского сана, просто он был выбран как один из самых достойных, для всех он был фигурой желанной. Кому-то он был удовлетворяем по его происхождению и политическим положениям, кому-то по его нравственным качествам. Но в результате Медиолан получил выдающегося духовного руководителя, который очень много сделал, в том числе, для православной веры и Церкви на Апеннинах, он боролся с арианами, и он был человеком нелицеприятным, то есть он мог высказать свое мнение и даже наложить епитимью на самого императора.

Марина Борисова:

— А кто такие эти страшные люди ариане?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Это те, которые утверждали, что Христос не в полной мере равен Богу, поскольку родился на земле как человек. Это люди, которые исповедали, что Христос высшее...

Марина Борисова:

— Творение.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Творение, да, Божие, но не Единосущен Ему. Эти споры еще долгое время терзали Церковь и партии ариан и православных враждовали между собой. Например, в Равенне существуют два выдающихся памятника христианской античности: баптистерий ариан и баптистерий православных с выдающимися мозаиками. Они друг другу тождественны в какой-то степени, но, тем не менее, крестились они в разных местах, так же как и совершали свои богослужения. Кстати, это не так далеко от Милана.

Марина Борисова:

— А почему такая жестокость? В конце концов, теоретический богословский спор, что превращает богословие в орудие политиков?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Политические аспекты я пока оставлю, но в первую очередь хочу сказать, что ереси всегда очень логичны, понятны и как бы исходят из каких-то предпосылок. Но если мы обратимся к православной догматике, то сразу заметим особенность: догматика нелогична, не укладывается в наши привычные схемы. Поэтому ересиархи считали себя, свое вероисповедание вполне правильным и догматически верным на основании того, что у них тоже были свои ссылки на Священное Писание. С другой стороны, как известно, что понятно, то имеет большее распространение. А то, что является сверхъестественным, открыто немногим, и поэтому приверженцев у этого мало. Думаю, что на политической жизни это тоже каким-то образом сказывалось.

Марина Борисова:

— Это сказывалось постоянно. Тот же Юлиан-отступник с чего начал? Он вернул всех сосланных епископов-ариан. Он не стал ни судить, ни заставлять, ни пытать, он просто стравил два направления христианского богословия, людей, которые никак не могли договориться до какого-то общего понимания, он их просто столкнул лбами.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Для того чтобы свои цели политические...

Марина Борисова:

— То же самое, что было в Африке с этими несчастными мучениками. Собственно, кто науськивал одних на других? Вандалы, которые в это время как раз занимались тем, что завоевывали вот эти земли Северной Африки. Очень хорошо, ровно такая же тактика. Есть два направления христиан, надо, чтобы они друг друга поубивали.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Причем, убивали страшно. Свидетель Виктор Витенский пишет: «Если попытается пишущий прибавить к рассказу хоть какую-то деталь из того, что творилось в Карфагене — это как раз и есть Северная Африка, где происходили эти события — пусть даже без стилистических прикрас, не сможет он назвать даже названий пыток. Все это и сегодня стоит перед глазами, и всякий может видеть одних без рук, других без глаз, третьих без ног; у одних вырваны ноздри и обрезаны уши, у других от слишком долгого висения на кольях голова, прежде гордо поднятая, была вдавлена в плечи, когда палачи, рванув за веревки изо всей силы, вздергивали их ввысь над домами и раскачивали туда-сюда подвешенного. Иной раз рвались веревки, и кое-кто падал с этой высоты вниз со страшным ударом, иные, переломав себе все кости, долго не могли прийти в себя, многие вскоре испускали дух». Это свидетельство очевидцев, это то, что происходило действительно на их глазах, и это то, что делали христиане одни с другими. Почему? Потому что не сознавали того, что являются орудием в руках политических сил.

Марина Борисова:

— Но ведь мы тоже не осознаем или осознаем, но не всегда.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да.

Марина Борисова:

— Если никуда не ходить далеко, пусть это не связано с ересью, но тоже связано с политикой. То, что совсем недавно произошло на Украине на наших глазах.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Конечно.

Марина Борисова:

— И это происходит не только там.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— К сожалению, наша христианская жизнь не может быть оторвана от тех процессов, которые происходят в мире, в том числе политических процессов. А главное, что мы не можем себя в этом смысле трезво наблюдать и ограничивать и останавливать.

Марина Борисова:

— Посмотрите, те мученики, которых мы будем вспоминать на этой неделе, могли убежать, они же остались осознанно.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да

Марина Борисова:

— И триста человек просто казнили сразу, а священников двоих убили, а у остальных языки поотрезали. Что такое отрезать язык, сейчас даже в голову не приходит, что это за ужас.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Совершенно верно.

Марина Борисова:

— Не говоря уже о том, что они могут просто захлебнуться собственной кровью.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Это как раз показатель того, что для них их мучения были добровольными. Они понимали, на что они шли. И они отдавали себя в руки своих палачей, потому что для них их жизнь была несопоставима с жизнью вечной, их земная телесная жизнь значила меньше, чем вечное спасение.

Марина Борисова:

— То есть побеждает тот, кто идет на смерть?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Всегда тот, кто делает шаг в сторону Христа, делает шаг в сторону своей смерти.

Марина Борисова:

— Жизнеутверждающе.

Марина Борисова:

— Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мною в студии наш гость, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове, протоиерей Дионисий Крюков. И мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. Наступающая неделя дает повод поразмышлять и том, что такое православная аскетика. Но хотя бы о том, что это всегда движение против течения, наперекор обстоятельствам. Мы будем вспоминать 23 декабря святителя Иоасафа Белгородского, 24 декабря преподобного Даниила Столпника и 25 декабря святителя Спиридона Тримифунтского. Что касается жизни святителя Иоасафа Белгородского, она пришлась на такой период в истории Русской Православной Церкви, что наверно... Ну, конечно нельзя полностью параллель проводить с 20-м веком, но степень запустения и небрежения, в котором находилась Церковь, начиная с реформ Петра Великого и кончая Екатериной II, это было такое ощущение, что верховная власть задалась целью изничтожить все самое ценное в Церкви, то есть монашество и монашескую аскетическую школу. С точки зрения великого преобразователя, монахи были дармоеды, пьяницы и вообще нужно максимально их поразогнать из этих монастырей и заставить работать на благо государства. Им даже перестали в кельи выдавать чернила, чтобы они там не занимались не понятно чем, в смысле, переписыванием Священных текстов. И действительно за 18-й век то чудовищное разрушение монастырской жизни, включая сами монастыри, потому что их перевели на государственное финансирование, как бы мы сейчас сказали, разделили по разрядам и из-за этого большинство монастырей просто позакрывалось, монахи разбежались. Священников не было, иеромонахов не было. Приходилось звать, чтобы литургию совершать белых священников из близлежащих церквей. То есть все, чем ценна была традиция преподобного Сергия, было планомерно уничтожаемо в течение ста лет. И поразительным образом именно на этой, уже, казалось бы совершенно вытоптанной почве, появляются такие люди, как святитель Иоасаф Белгородский, люди, которые начинают возрождать именно монастырскую жизнь, монастырский аскетический подвиг. Это очень похоже на то, что мы в недалеком прошлом пережили сами, когда казалось, неоткуда взяться, все уже в асфальт закатали. А то, что мы сейчас видим, это явное очевидное чудо Божие. Я не знаю, насколько мы это понимаем, но для меня это на сто процентов явственно.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да. Иоасаф Белгородский захотел монашеской жизни в подлинном значении этого слова. То есть это аскетическая жизнь ради Бога, а не ради обустройства рая на земле. В принципе этот искус всю жизнь преследует христианское монашество. Монастыри всегда состояли из людей работящих, там были хорошие организаторы, они отстраивались, они были хорошими крепостями, защищающими их насельников от внешних недугов. Но при этом при всем, смысл монашеской жизни ускользал. Иоасаф Белгородский в первую очередь поставил задачу возрождения именно духовной жизни. Сам он был человеком, в высшей степени ему было свойственно бессребреничество.

Марина Борисова:

— Его похоронить не на что было. Пришлось казенные деньги брать, чтобы его похоронить.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Совершенно верно. Все раздавал. А между тем, святитель, то есть епископ, это человек, который достаточно много получает от государства. Все, что он получал, он все раздавал, и у него ничего собственного не оставалось.

Марина Борисова:

— Он когда на епархию попал — он какое-то время был игуменом Троице-Сергиевой Лавры — а когда попал на епархию, он посмотрел, у него там тысяча шестьдесят церквей, пятьдесят девять монастырей, духовенство, которое уже и на духовенство не похоже. И что с этим хозяйством делать? Вот он собственно и делал, он пытался сделать духовных лиц похожими на духовных лиц, на что собственно уходили все силы.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Все силы, да. Конечно, это борьба с пьянством среди духовенства, которое тогда распространилось. Очень характерно, что он запрещал служить литургию священникам, которые не могли примириться. То есть для того, чтобы приносить бескровную жертву, надо чтобы твоя собственная совесть тебя не обличала ни в чем. Он, конечно же, стяжал любовь окружающих, уважение, что проявилось удивительным образом, когда не могли совершить его погребение...

Марина Борисова:

— Ну, да. Он в декабре умер, а потом из-за непогоды не могли никак туда проехать.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Из-за разлива.

Марина Борисова:

— И похоронили его в феврале, тело его осталось ровно таким, каким оно было в день, когда он скончался.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— И в дальнейшем тоже. Его канонизация произошла в 1911 году, на ней присутствовала княгиня Елизавета Федоровна. С его мощами также случилась драматическая история, как со многими другими в те страшные революционные годы. Их вскрыли, отправили в Москву в музей Наркомздрава, а потом в Ленинград, и только в 1991 году они были доставлены обратно в Белгород и с тех пор хранятся в Преображенском соборе.

Марина Борисова:

— Еще один для меня очень странный подвиг — преподобный Даниил Столпник. Мы знаем, что он увидел пример столпничества преподобного Симеона и так впечатлился, что решил этот подвиг повторить. Но что это за подвиг и как его понять? Вот люди, монахи, аскеты уходят в пустыню, уединяются для молитв, для аскетических трудов — понятно. Но когда человек строит какую-то башню, залезает на эту башню и молится на ней, суть этого подвига с трудом понимаешь или не понимаешь вовсе.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Наверное, стоит тут вспомнить, что это не было изобретение самих столпников. Столпники залезали на те столпы, которые предназначались для преступников, это было публичное наказание, человек таким образом, с одной стороны, публично, а с другой все-таки от общества отстранялся. Он должен был жить взаперти и при всем при этом, его со всех сторон могли наблюдать. Так вот столпники, это те, которые сами себя наказали. Это те аскеты, которые захотели повторить подвиг мучеников, но мучения в этот момент уже прекратились, уже христианство было государственной религией. Но люди с христианской совестью, они жаждали какого-то подвига, и поэтому сами на себя накладывали эти ограничения ради того, чтобы принести себя в жертву Богу.

Марина Борисова:

— Удивительное дело, ведь они же не были отшельниками. Сочетание не сочетаемого. С одной стороны, человек залезает на башню и там молится, на него дождик льется, солнце палит — вроде как, аскетический подвиг. С другой стороны, он для людей, которые к этому месту приходят, старец, поскольку они все время его дергают вопросами. Более того, они не оставались там постоянно. Тот же Даниил Столпник, когда нужно было разрешать какие-то богословские принципиальные споры, со своего столпа спускался — благо там недалеко Константинополь был — он же участвовал в Соборах. Они не были отрешены от жизни Церкви так, как бывает отрешен отшельник. Тогда в чем смысл?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Смысл в том, что, тем не менее, эти люди ограничивают себя, но они ограничивают себя от себя же самих, но не от общества. И они как магниты притягивают к себе тех, кто чувствует в них Божью силу. Нужен их совет, нужно их руководство, учиться у них. И вокруг таких святых образовывались целые поселения и монастыри, которые в дальнейшем тоже продолжали их дело.

Марина Борисова:

— Моление преподобного Серафима Саровского на камне — это столпничество?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Я думаю, что в этом смысле тоже продолжение. Может не в таком каноническом виде, но безусловно то, что тысячу дней, тысячу ночей он себя ограничивал в передвижении и молился. Это тоже тяжело, очень страшно, совершенно непредсказуемо, как будет эта ночь в лесу с дикими зверями, даже просто с комарами. Это действительно трудно молиться, не сходить с места, потому что человек хочет какого-то развлечения. Любому человеку нужна смена обстановки, ему нужно, в конце концов, размять свои ноги. Но здесь преподобный Серафим поставил своей задачей именно сосредоточенность, которая выражалась в конкретной точке его пребывания.

Марина Борисова:

— Ну, и конечно, очень всеми нами любимый и часто тревожимый нашими молитвами святитель Спиридон Тримифунтский. Я полагаю, что большинство наших радиослушателей знают об этом святом. К нему почему-то с большой охотой множество людей обращаются за помощью в решении самых житейских вопросов: когда ищут работу, когда ищут жилье, когда какие-то проблемы, связанные с устройством здешней мирской казалось бы жизни. Это очень странно. Нас все время учат, что не надо все время обременять святых просьбами. Получается, что мы и к Богу обращаемся только как дети: «Дай, дай, дай, дай». Но здесь какая-то странная связь, ведь он действительно скорый помощник.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Я думаю, что это в какой-то степени, если не аналог, но очень родственный Николаю Чудотворцу святой. Его популярность ровно пропорциональна тому, что от него люди ожидают. Мне кажется, что это связано с его жизнью. Это человек, который в своей жизни был пастухом, который сам добывал себе пропитание, будучи уже епископом Тримифунтским. Он был очень незлобивым, всегда откликался на любую помощь. И как это часто бывает, то, что мы знаем про человека, как он прожил свою жизнь здесь на земле, тоже в дальнейшем переносим на наши обстоятельства, надеясь, что, несмотря на то, что его здесь на земле уже нет, но он продолжает нам помогать оттуда. Не случайно это предание, что он ходит, истаптывает свои тапочки.

Марина Борисова:

— Да, раз в год переобувают мощи.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Переобувают, потом распространяют. Отчасти фольклор, конечно.

Марина Борисова:

— А вы знаете, это тоже рождественская история.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Конечно.

Марина Борисова:

— Она просто какая-то святочная.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Да. Но с другой стороны, нам бы понять, что у нас так много помощников и что они нам могут помогать не только в нашей — приобретении квартиры, здоровья или еще чего-то. Помолиться о какой-то нашей внутренней духовной проблеме — вот к чему я бы призвал наших радиослушателей. Потому что то, что у нас перед глазами, то очевидно и то требует решения. Но часто то, что мы сами от себя скрываем, нам кажется, что это где-то на потом, а может быть, неразрешимо, именно об этом помолиться. Я знаю случай, когда Спиридон Тримифунтский помогал именно в тех внутренних язвах, заболеваниях и неблагополучии, которые никто другой, кроме самого человека, не знал.

Марина Борисова:

— Посмотрите, как интересно получается, мы идем к Рождеству, а Рождество великое чудо, и на этом пути у нас постоянно случаются поводы подумать о чудесах. Это закономерно, это случайно, это почему?

Протоиерей Дионисий Крюков:

— Думаю, что для того, чтобы мы, во-первых, укрепили свою веру. Вера, которая от каких-то конкретных чудес, может быть, даже и не зависит. Очень важно, чтобы мы действительно подошли к Рождеству с ощущением того, что чудо может свершиться незаметно ни для кого, кроме нас самих. И поэтому давайте все-таки, дорогие друзья, накануне Рождества готовить к самому главному своему чуду, к рождению Богомладенца внутри каждого из нас, чего я вам от всей души желаю.

Марина Борисова:

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». В студии были Марина Борисова и наш гость, настоятель храмов Михаила Архангела в Пущине и Рождества Богородицы в Подмоклове протоиерей Дионисий Крюков. Слушайте нас каждую субботу. Поститесь постом приятным. До свидания.

Протоиерей Дионисий Крюков:

— До свидания, дорогие друзья.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.

Также рекомендуем