Наталия Черных. Подвижницы: святые женщины нашего времени

* Поделиться
Наталия Черных

Наталия Черных

Был я тут в гостях у моего близкого друга, и, кстати сказать, — кума (крёстного старшего сына). В какой-то момент мы отвлеклись от разговора: друг позвал в свою комнату.

Ещё с порога я рассмотрел на стене, неподалёку от красного угла — фотографию, которой не видел раньше: пожилое женское лицо, по-старинному завязанный у подбородка платок, ясные, добрые глаза. Кум перехватил мой взгляд и пояснил: «Это моя тётя Аня». Я переспросил: «та самая?» «Да, она».

...Издавна знаю, что был в судьбе моего друга — особо почитаемый человек, к которому всегда можно было прийти за советом в трудные минуты жизни: простая, деревенская женщина, молитвенница. Знаю, что и ныне, мой — далеко не молодой уже кум — изредка приезжает к ней на могилку, как он сам говорит, «за помощью». «Бывает не понимаю, как поступить, — поеду, постою, помолюсь о ней, и словно бы получаю ответ: делай так-то и так-то. Может, кому это покажется и самовнушением, только я верю, что она — рядом, не оставляет меня. И не я один так думаю, тётю Аню многие почитают».

Я вспоминаю о том разговоре, перелистывая чудесную книгу поэта и эссеиста Наталии Черных «Подвижницы. Святые женщины нашего времени». Вот она читает нам из своего предисловия к этому труду.

«Я старалась выбирать героинь рассказов так, чтобы показать общее в их житиях, и отличное. Чтобы виден был характер, но и проступали ли бы черты лика святой. И, наконец, чтобы сохранялось ощущение, что это — люди, которые жили когда-то рядом с нами...»

Художественно-публицистические очерки о женщинах-подвижницах Наталия Черных поначалу хотела назвать «Мироносицы двадцатого века», — и я жалею, что в процессе подготовки книги к печати, издательство не сохранило этого названия, отсылающего нас к евангельским событиям. Кстати, в предисловии к изданию, автор — с которой мы близки по поколению — вспоминает и о своём детстве в закрытом советском городке, — где рядом оказывались свои старицы-подвижницы.

Одна из таких старушек, семейная нянечка, читала ребёнку молитвы, а к другой — монахине, жившей недалеко от Сызрани — мама автора возила свою хворающую дочь-подростка... Воспоминаний у Наталии осталось не так уж и много, но без них — никуда, они благодарно поселились в ее душе — участливым, сердечным теплом.

Книга «Подвижницы. Святые женщины нашего времени» начинается с очерков о монахинях и мирянках, скончавшихся в первой половине двадцатого века, и продолжается рассказами о тех, кто дожил до конца столетия и начала нового века.

Священник Константин Кравцов пишет об этой книге, что при чтении возникает нечаянное чувство почти реальной встречи с каждой героиней повествования. И это действительно — так, ведь автор книги — ещё и профессиональный литератор, тонко чувствующий, как устроено вещество художественного письма, с его вниманием к самым обычным деталям живой жизни, пусть и ушедшей в предание.

«Стараюсь уйти от дежурных слов, лучше сосредоточиться и, с Божией помощью, увидеть моменты жизни земных ангелов. Перед тем, как начать рассказ, мысленно, порой и вслух, обращалась к той, о ком собиралась написать. И тогда как бы само собою приходило: валенки, варежки, пироги...»

И конечно, я испытываю особое чувство, вглядываясь в даты кончины некоторых героинь этой книги — 2000-й, 2003-й 2004-й годы...

Какое счастье, что такие женщины-подвижницы, такие проводники христианства были в нашем давнем и недавнем прошлом. Были — и у кого-то из нас.

Надежда — что есть они и сейчас, что где-то рядом с нами они продолжают, — как пишет Наталия Черных, — сохранять, растить и кормить нашу Церковь.

Другие программы
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.

Также рекомендуем