Москва - 100,9 FM

"Материнская любовь - плюсы и опасности". Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (29.10.2016)

* Поделиться

артемий владимировУ нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, какой должна быть любовь матери к своему ребенку, чтобы она помогала развиваться ребенку, а не подавлять его личность, как сделать так, чтобы получать в ответ любовь от ребенка, а не выстраивать стену непонимания.


Тутта Ларсен

- Здравствуйте друзья, это «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, педагог высшей категории, член Союза писатель, протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте.

А. Владимиров

- Мне уже тяжело от своих регалий, но я с легкостью и радостью пускаюсь с вами в море эфира, на радиостанции «Вера».

Тутта Ларсен

- Сегодня хотела поговорить с вами о материнской любви. Вы так много, и так всегда нежно говорите в наших беседах о своей матери, и я понимаю, что вам, наверное, повезло, встретить в своей жизни, наверное, какую-то правильную материнскую любовь, которая вас не задушила, не придавила. Сформировала и научила, наверное, тому, что такое Любовь вообще. Но, мне кажется далеко не всем, так повезло.

А. Владимиров

- Целую Ваши ручки, за эту совершенно адекватную оценку моей семейной ситуации. Помню, когда я заканчивал, пятый курс Филологического факультета Московского университета, то встретив свою избранницу там же, на филфаке. Я маме сказал: мама я решил жениться. Мама посмотрела на меня своим спокойным, рассудительным взором и сказала: ну, что же Артемий, ты мальчик рассудительный, ты все хорошо продумал. Я доверяю твоему выбору. Ах, мамочка ведь так сказать, ведь это действительно, взрастить в детях умение придать решения с ответственностью за него. Хотя, женившись в 22 года, я не каким главой не был. И был зелёным, и желторотым птенцом. И вот хочу на весь мир объявить благодарность своей матушке Елене, что она смотрела на меня, как на такого цыплёнка табака, и терпеливо ждала, верую, что когда-то выйдет из него, белый или чёрный, мы ходим в чёрном (духовенство) лебедь. Но, вернёмся к разговору о родителях. И действительно, уметь предоставить внутреннюю свободу ребёнку не отпуская вожжи, взрастить в нем способность ориентироваться в жизни, и принимать правильные решения исходя из совестных побуждений, это, наверное, идеал педагогики. Но, никто из нас детей, никогда не сумеет обойтись без ошибок, без падений. Но, думается, что в материнской любви, самая ошибка трагическая, видеть в своей кровиночке, слезиночки, своё собственное произведение и решать все за него. По своему образу и подобию его взращиваться формировать, игнорируя вот этот Божественный дар свободы, свободного произволения который никуда от нас, детей не денется. И, чем больше за нас родители, всего покумекают и нарешают. Тем с большей силой мы зачастую отталкиваемся от предложенной нам данности, и вылетаем в трубу собственного самолюбия, в свободное плаванье. Где тоже шишек набить приходиться много.

Тутта Ларсен

- Вы сказали очень важное слово. Я, тебе доверяю, сказала ваша мама, когда вы пришли к ней с такой важной новостью, об абсолютно перемене в вашей и её тоже жизни. Вот это мне кажется, ключевое понятие, доверие которое, наверное, в первую очередь мы, мамы должны со своими детьми научиться выстраивать, и научиться культивировать доверие к Богу, доверие к своему ребёнку.

А. Владимиров

- Притом, одно пишем два в уме. Где-то держать под коркой мозговой, «Доверяй, но проверяй». Вот я сейчас, вот вы меня побуждаете вспоминать своё детство, и я хочу, маленький эпизод какой-то тоже вспомнить. Мы в детском саду, Митенька и Темочка. Он, стал пианистом, я филологом, потом батюшкой. Ну, конечно среда на нас влияла, хотя мы жили в доме для работников умственного труда, рядом был дом, где жили работники «Метростроя», ул. Красикова, метро Профсоюзная. Детский сад, и вот я возвращаюсь домой, все в сборе, любимый дядя Лёня, отчим ставший нам отцом. Мама, которая все время защищала диссертацию для повышения семейного благосостояния. Бабушка, вложившая в нас всю свою любовь, да и звали её Любовь. Вечер, телевизора не было, мы о чём-то беседуем, вдруг я произношу матерное слово. Притом, что у нас в доме интерьерами являются книги, и мы были читающими мальчиками. По глупости, ветер в голове, вот из детского сада, будущий батюшка принёс такое отвратительное слово, значение которого он не знал. Но, вот хочется привлечь, внимание.

Тутта Ларсен

- Блеснуть.

А. Владимиров

- Блеснуть, у мамы раскрываются глаза, она смотрит на меня: Тема, ты знаешь, что ты сейчас сказал? У меня голова плавно въезжает в плечи, я бледнею, я краснею, взрослые смущены. Не у кого рука не тянется дать мне оплеуху. И вот, вы знаете, это красноречивое молчание, это умение заглянуть в душу несмышлёнышу, это умение предоставить его собственной совести, действительно лучшие педагогический приём. И с тех пор, я в сознание старался не допускать вот этих слов, и даже сейчас, когда кто-то мне говорит слово блин, я смотрю на него, и в ответ могу только сказать, а что уже наступила Масленица?

Тутта Ларсен

- Я так понимаю, что в вашем детстве, в вашем опыте отношений с родителями, ничего похожего на телесные наказания не было.

А. Владимиров

- Один раз, мы разодрали подставочку под цветы, которую сделала своими руками моя прабабушка Александра Михайловна Глебова, крестница Столыпина. Моя бабушка благоговела перед этой подставочкой, это было единственное, что осталось от имения, откуда они в своё время были попрошены не ласково, представителями новой власти. Мы пятилетние малыши, распустили эти бисеринки, собрать их уже невозможно. Бабушка входит: Митенька, Тёмочка, это вы сделали? Да! Зачем? Мы хотели посмотреть, что там внутри. Я вас буду пороть, говорит бабушка. Потому, что у неё было уже аффективное состояние. Ложитесь срочно на кровать, колготки снимайте. До нас никто никогда не дотронулся даже пальцем, поэтому это было интересно, это было ново.

Тутта Ларсен

- Приключение.

А. Владимиров

- Мы ложимся как две сикильдявки на кровать. Бабушка ищет, чем пороть, солдатских ремней в квартире не было. Наконец находит какой-то ремешок женский, и вот прошло уже три минуты, у неё остыл пыл, да и жалко всё-таки внуков, не рецидивисты преступники. Она начинает нас как-то пороть, больше для видимости, мы хохочем, и я говорю бабушке, это единственный раз, когда меня пароли. Бабушка, у меня родилось стихотворение. Она опускает ремешок, какое стихотворение Тёмочка? Если хотите, я прочитаю это стихотворение из одной строфы.

Митенькина попка, подушечки мягчей,

Тёмочкина попка, тверже кирпичей.

- Вот единственная экзекуция, следствием которой был этот поэтический шедевр.

Тутта Ларсен

- Но, тем не менее, всё-таки перед матерью сегодня стоит, да и во все времена. Стоит очень непростая задача. Как быть любящей, нежной, безусловно принимающей, и в тоже время воспитать в ребёнке какие-то качества, которые помогут выжить в этом мире. Как его научить, быть мотивированным, учится, быть справедливым, честным. Добывать себе пропитание и прочее. Сегодня, это на самом деле так же остро, как и всегда. Хотя психологи говорят сегодня о том, что вот эта ведущая роль родителей, которая так необходима для здорового формирования детской психики и здорового представления о мире. Она очень сильно сейчас размыта и утрачена. Наши семьи становятся «децентричными», то есть мы подчиняемся ребенку, пляшем вокруг него Половецкие пляски, а потом этот ребёнок начинает.

А. Владимиров

- Он как вождь краснокожих, он ждёт покуда родители убегут от него на Канадскую границу.

Тутта Ларсен

- Именно, ребёнок просто начинает очень плохо себя вести, просто потому, что он потерян у него нет руководителя.

А. Владимиров

- Он потерян, он не справляется с той ролью, которую ему как будто бы навязывают.

Тутта Ларсен

- Он на должен быть главным. И в тоже время, те формы воспитания, которые применялись к другим поколениям, к предыдущим поколениям, даже нам с вами, какие-то постановки в угол, или на горох. Или какие-то жёсткие установки, так нельзя, и все я сказал. Или телесное наказание, или просто вот какое-то безоговорочный авторитет взрослого, сегодня, современному ребёнку, это все абсолютно не подходит. И его нельзя так воспитывать, как воспитывали даже меня, или вас. Что уж говорить о наших бабках, прабабках, эти все методы вообще сегодня, совершенно архаичны и устаревши. Что нам мамам делать? Как нам не упустить своих детей.

А. Владимиров

- Ну, многие наши радиослушатели, наверное, задали бы вопрос: Батюшка, можете ли вы назвать какой-то интересный журнал, педагогический или для родителей в котором было бы продолжены вот эти жгучие темы, что мы сегодня поднимаем. Вы знаете, у меня есть убеждение, что есть они страшно интересный журнал, он уже насчитывает несколько лет всей истории «Виноград». Журнал «Виноград», в нем умные издатели, с педагогическим образованием, ставят в е эти проблемы, и очень хороший подбор авторов. Это «am for information. Что касается вашего вопроса, то я хотел. В поделится одним своим горячем убеждением. Что является самым продуктивным, вот какая идея воспитания является самой полезной, самой творческой, самой глубокой, как бы русло, по которому можно идти. Для меня это идеи служения ребёнка родителям, семье, стране, Богу. Как вот мы беседовали о супружестве, и говорили о том, что если только потребительски относится к своей половине, ничего хорошего из этого не выходит. Но высокое служение приподнимает нас над действительностью, и учит мириться с ней. Итак, если с нежных лет мы закладываем эту программу детям. Да, мы в е вокруг него, однако оно сильное, мой ребёнок вырос, и растёт, и вырастает для того, чтобы служить родителям, служить братикам, сестричкам, у него должны быть как то свое задания послушания. Своя, какая-то неотъемлемая от него функция семейная, когда ребёнок чувствует, что без него не обойдутся, он востребован. Ну, как вот знает, домашнее задание педагог задаёт. Если он делает это творчески, и присутствует креативный элемент, то дети с большой радостью несут любимому учителю то, над чем они самостоятельно потрудились. Другое дело привить ребёнку, совершенно нелепую американскую идею, собственной исключительности. Когда дети потихонечку чувствует амбициозность, гордость, какие-то тщеславные мотивы. Самое страшное, это, безусловно, установка на приобретение, приобретать, но не отдавать. Это между прочем проблема и детских домов современных. Заваливают детей подарками, вкусняшка мы, оно отовсюду черпают Любовь, но любить сами не умеют. И становятся, в какой-то степени духовными инвалидами. И Любовь, должна подыскивать методы. Я вот иногда, большой теоретик, я меньше практик, говорю: кнут и пряник. Кнут пусть весит на стенке, а пряник давайте откусывает. Мы должны действительно сосчитать и одно и другое. Нравиться мне, ещё и такое положение « Любовь должна быть взыскательной», нужно умеет неприятные вещи говорить с приятностью. Мы призваны, конечно, сохранять человеческое лицо, очень легко стать монстром, чудищем рогатым и копытным. Задавить ребёнка, воспользовавшись разницей в возрасте, но как выясняем, эта пружина рано или поздно, обязательно должна распространиться. Вот у меня сегодня, было замечательное происшествие. Я, впервые в жизни попал, на 2-й Фрунзенской, в академию Хореографии. И меня допустили к первоклассникам, у них первый класс по балету, это пятый класс по возрасту. Вы знаете, я был сегодня просто, вкусил райского блаженства. Детям некогда продохнуть, у них три школы одновременно, балет, музыка, и общеобразовательная школа. Но, эти дети, и мальчики и девочки настолько научились трудиться. Вот они трудяги, им чтобы оставаться на уровне, необходимо каждый день, просто по 3-4 часа их балетных дел. Притом, что их педагоги дружно требуют. Они показались мне, настолько развитыми, вступили с батюшкой в такой диалог. У них даже мышление иное, чем у детей, которые.

Тутта Ларсен

- Но кто-то вам скажет, что у этих детей нет детства, и будет прав.

А. Владимиров

- Как?

Тутта Ларсен

- Но, у них нет детства. Они уже маленькие взрослые по образу жизни, по степени ответственности.

А. Владимиров

- Да, лицейская, у них лицейская система. Я вот, только хочу сказать, что вот эти труды, к которым они приучены, очень развивают нравственно. Очень обогащают, и вот ребёночек, который сев у любимого компьютера, вреде бы как забалованный, зацелованный, но не привык раскрывать вот эти личностные свойства, не привык трудиться. Он и покрывается какой-то коростой эгоизма, себялюбия которую потом очень нелегко. Выдаёт разбить.

Тутта Ларсен

- Это «Семейный час» на радио «Вера», у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Рассуждаем о материнской любви. Психологи те же говорят, что роль, задача отца в семье передать знание и опыт, а задача матери передавать эмоции. То есть научить видимо тому, о чем вы говорите, эмпатии, какому-то действительно служению, умению быть полезным и нужным ближнему. Но, в то же время маме очень сложно самой даже поверить в то, что её ребёнок не уникальный, не единственный, неповторимый, и не транслировать ему, то же самое. Да, вот у нас, например, у нашего старшего сына прозвище дома «принц хренов». Это такое шуточное прозвище, которое ему дала нянька в порыве каких-то выяснений отношений, но она очень ярко в двух словах обозначила его суть. Вот он такой уродился, и как бы мы не старались все время говорить ему о том, что у тебя должны быть обязанности, ты не единственный неповторимый, кроме тебя есть на свете другие люди. И вообще твоя задача, найти с ними общий язык и выстроить коммуникацию, и не кто не будет вокруг тебя скакать. Все равно скачем, как-то так получается, понимаете, что говорим одно, а транслируем другое. Потому, что он первенец, потому что он очень долгожданный, потому что он действительно очень сильно любимый. И он действительно красный парень, и очень сложно ту корону, которую мы изначально на него повесили, сейчас сдвинуть хоть куда не будь набекрень. И мне кажется, что многие мамы сталкивались с этой ситуацией, ну как бы очень трудно расслабиться. Очень трудно не отстаивать тот факт, что мой ребёнок самый, самый, самый. В этом смысле христианское отношение вообще к жизни, и детям в частности, наверное, может как-то разбавить этот прилив.

А. Владимиров

- Как правило, мы встречаемся, мы педагоги встречаемся с крайностями, которые одинаково не полезны. Либо гипер критичные отношения, когда мотивация у ребёнка пропадает, что он принц ушёл, а вот хрен остался. Либо идеализация поневоле, моё дитя в этом школьном конфликте участвовать не могла. Я своего ребёнка знаю, поищите-ка среди оболтусов ваших, зачинщика. И конечно, так как дети наше продолжение, это наша надежда, это цветочки который мы взрастили, иногда годами ожидая как он проклюнуться, появиться ли в почве. Конечно, родителям трудно балансировать, трудно находить эту золотую серединку. Вы знаете, мне кажется, что и папа и мама, и хороший педагог должен стараться развивать в себе некую проницательность, и не отождествлять ребёнка с его наличествующим состоянием. Вот хороший педагог, он всегда смотрит вдаль. Нам действительно возможно прогнозировать, мы знаем, как развивается ребёнок, отрок, мальчик. Как он меняется, как соприкоснётся телесное развитие, душевное развитие. И поэтому должны наблюдать за расточками появляющимися, и смотреть, скажем, вот в ребёнке какая-то самость, он высоко себя ценит, он знает цену своим трудам. Если мы не сумеем действительно ввести в коллектив, мы все нужны друг другу, один за всех и все за одного. И если в нем будет развиваться вот этот буржуазный индивидуализм. То, дойдя до гипертрофированной меры, тот может стать просто для него бомбой замедленного действия. Или агрессия, вот меня очень волнует, когда дитя отстаивая свои права среди братиков или сестричек, или одноклассников, вдруг проявляет ну не просто бойцовские качества, но какую-то жестокость. Очень опасное дело, и научить любить все живое, от хомячка до президента тоже важно. Наша бабушка, для этого всегда держала дома домашних животных. Когда во время войны, нечем было кормить трёх своих дочерей, она видимо, хотя нам этого никогда не рассказывала, собачку какую-то поймала. И дала обет, что всегда будет животное взращивать, и мы как внуки, ну всегда кошечки, собачки приучались отвечать за маленьких. Нужно гулять, нужно заботиться, и это развивает, мы ответственны ха тех, кого приучили. И вот смотреть вдаль, смотреть, как развивается душа, педагоги это профилактика. Уметь предварять какие-то отклонения, гипертрофированные какие-то чувства. Ах, «жизнь прожить не поле перейти», и конечно думаю, что с седьмым ребёнком уже опыт приходит.

Тутта Ларсен

- Ох, не всем дано родить такое количество детей. И я вообще считаю, что самое трудное в семье, это действительно когда в семье есть только один ребёнок. Когда все чаяния, все мечты, все желания, все страхи, все сосредоточено на нем, слишком большой с него спрос, слишком большие ожидания к нему предъявляются. И конечно в такой ситуации мама, наверное, маме проще превратиться в монстра. Но, с другой стороны, по большому счёту для какого-то, даже если мы говорим не о религиозных каких-то вопросах, а просто социальном такой срезе. Кто является идеалом всегда, это еврейская мама. У которой все, Сёма, Сёма, шо мама? Не замёрз? Нет, мама. Ты проголодался. Вот мама, которая абсолютно, безусловно, безоговорочно принимает своего ребёнка любым. Любит его всегда и за все, и у которой точно вырастает, ну как минимум полноценный увереный в себе ребёнок. Почему-то они, они как-то своими традициями воспитания не перегибают палку, дети не получаются эгоистами, себялюбцами, а наоборот они вырастают такими эмпатичными, и кстати часто у них много детей в семье, и они все не словом, а вот этой западной индивидуальности не обмолвятся. Наоборот, у них такая достаточно патриархальная форма взаимодействия, отношений в семье, да. Вот эти большие еврейские семьи. Как так, и опять же мне это, например, напоминает притчу о Блудном сыне, когда отец, безусловно, безоговорочно принял ребёнка обратно. Я думаю, что если бы это была история о матери, то она была бы ещё нежнее, и ещё прекраснее.

А. Владимиров

- Да, вот вы знаете, мне сейчас вспомнилось, недавно проводили, вечер такой драматичный случай. Молодую маму, прекрасную певицу оперную, ну она стала мамой, а главной её профессией материнство. Родилось одиннадцать детей, это конечно дар, и иногда просто в голову не умещается, как это вообще все умещается. Папа музыкант, и вот поджелудочная железа, скоротечная болезнь, всем приходом, всей нашей обителью мы проводили маму. Дети, от институтского возраста, до маленькой Дорофеи. Сейчас такие имена, между прочим, у детей, старинные. Севастьян, Ермоген, Дорофея, и вот знаете, собрали, обитель принимала участие, поминки, поминовение. Батюшка, сидим мы в трапезной, и прихожане, которые заботились об этой семье и помогают ей. И я смотрю на этих детей, мальчиков уже старшего возраста и просто удивлялся для себя, они уже сформировавшиеся мужчины. Вот феномен многодетной семьи, много деток хорошо, там так распределяются органично обязанности, сидеть, сложа руки просто невозможно даже убежденному какому-то Манилову, и я вижу, как они сплотились вокруг отца, как это горе непостижимое для нас, их просветило. Они верят, что мамочка видит их и слышит и конечно коллектив очень важен. Если это не семейная какая-то горница, всё-таки социализировать малышей, учить их общаться друг с другом, наблюдать за ними, как у них это получается важно. Потому, что иногда ситуация одного ребёнка, расскажу тоже крутенько в одной семье олигарха. Мальчик вырос такой итальянский мальчик, Русская семья. Женщина архитектор, которая строила им дворец, вместе с мамой идёт по построенному дворцу, и вот этаж мальчика. И говорит: вот стол нужно поставить здесь у окна, заранее она как дизайнер мебель виртуально растравляет. Нет, стол будет стоять здесь, показывает на темное место. Ты ошибаешься, говорит архитектор, ещё не знаю особенностей взаимоотношений, стол должен стоять у окна. Нет, я сказал, стол будет стоять там. Да, это не правильно. Мальчик просто как в сказке, падает на спину, как клопик сучит, истероидная реакция. Орет как Ниф-Ниф, Нуф-Нуф, и Наф-Наф которых вместе заедают. Мама говорит, да дитя моё столик будет стоять здесь. Архитектор мне это рассказывает, она была просто испугана, она видит, что просто искалечен малыш, потому что удержу, не знает. Навстречу ему идут взрослые, он себя почитает центром вселенной. История эта конечно имела продолжение, вот эти бриллиантовые мальчики по радио рассказали где-то в Уфе, то ли ещё где-то, двое подростков благополучных семей, не знающих проблем, до полусмерти избили пенсионера, он в реанимации. Вот сейчас разбираются, что ими руководствовало. Поэтому как педагог и священник, я знаю необходимо ставить ребёнка перед трудностями, ставить его в какой-то коллектив помещать. Дети должны учится дружить, учится быть товарищами. Такие сто лет одиночества в золотых дворцах, не приведи Господь подобных вариантов.

Тутта Ларсен

- Продолжим беседу, через минуту.

Тутта Ларсен

- Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера» в студии Тутта Ларсен, и наш гость протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о материнской любви, её плюсах, и может быть опасностях. И всё-таки получается тогда, что слова апостола Павла, о любви, которая милосердствует, долго терпеть, которая безусловна и безоговорочной. Это скорее о любви межу взрослыми людьмя, а любовь матери к ребёнку должна быть какой-то взыскательной.

А. Владимиров

- Апостол Павел говорит, там, между прочим, что любовь не радуется неправде, на раздражается, не ищет своего, всё-таки терпит, все переносит.

Тутта Ларсен

- Вот все терпит, все переносит, для матери это понятно.

А. Владимиров

- Да.

Тутта Ларсен

- Где, граница. Где с вашей точки зрения эта залетая, середина, этот царский путь, когда мама является абсолютным источником любви и принятия. И в то же время она должна чему-то ребёнка научить.

А. Владимиров

- Любовь ищет не приятного, а полезного для того кого мы любим. Вот быт такой случай, по-моему, я не рассказывал об этом. Мы, два братика первоклассника Митенька и Тёмочка на обратном пути домой из школы, зашли в магазин самообслуживания, рассказывал?

Тутта Ларсен

- Нет.

А. Владимиров

- И увидели две шишечки, две елочные игрушки. Одна шишечка малиновая, другая золотистая и обе присыпаны пудрой. Эти шишечки показались нам приделом мечтаний, мы переглянулись, это видимую был уже групповой замысел. Пока продавщица повернулась, что-то к полкам, мы схватили шишечки и побежали на метро. Молчали, шишечки сжимали в потных рукавах. Звонок в дверь, суббота мама не работала, она варила для нас суп. Мы стоим с видом заговорщиков, входим к ней на кухню поздороваться по человечески. Я как более хитрый, у меня брат был такой простец, прямой. А я такой Сид, друг Тома Сойера. Ля-ля-ля-ля мама говорит: что у вас за спиной? Шишечки. Какие шишечки? Игрушечные, ёлочные. Откуда у вас эти шишечки? Нашли, ля-ля-ля-ля. Покажите мне эти шишечки. Показываем маме шишечки, она все понимает, и говорит: вы мои дети. Шишечки падают, разбиваются на тысячи осколков, мы чувствуем, что мама сейчас отречётся от нас. Мама, бросаемся к ней, обнимаем её. И вот, я вспоминаю рассказ Носова «Огурцы», где ты взял огурцы? На поле колхозном. Идёт и отнеси их назад. А там дедушка с дробовиком. Вот и хорошо, пусть он тебя убьёт, мне такой сын не нужен. Брутальная Комсомольская мама.

Тутта Ларсен

- Жуть.

А. Владимиров

- Мы воспитывались иначе, мама плачет вместе с нами, мы чувствуем себя прощёнными. Вот её и строгость, и любовь, и все это в нескольких словах. Вы знаете с тех пор, ну вы должны мне очень много заплатить, чтобы я взял что-то без спросу, не могу. Вот через мамины слезы и прощение, что-то вошло такое, что теперь философия «все вокруг колхозное, все вокруг мое» меня не убеждает. Я почти, что готов признать частную собственность священной.

Тутта Ларсен

- Чему мать христианка, всё-таки должна научить своих детей. Или неважно мать христианка, или не христианка, у неё есть какие-то святые по отношению к детям обязанности, которые она должна реализовать.

А. Владимиров

- Наверное, это какие-то постулаты, и нравственные корпоративы, которые очень близки к заповедям Божьем, как-то мы два брата, уже в подростковом возрасте, ну между прочим я, что-то тяну одеяло на себя. Мне кажется, что главные уроки, урок доброты. Урок доброты означает, что мы не должны превращаться в фашистов, мы не должны быть сколопендрой и Дракулой. Когда мы с братом дрались, то всегда знали меру, и некогда не приступали определенных границ. Вот согреть сердце Кая, как сделала Герда, так чтобы человечества ни при каких обстоятельствах не испарялась из нашего сердца, думаю это одно из главных, один из главных жизненных уроках. Без которого мама спокойно не может умереть.

Тутта Ларсен

- Я слышала, ещё одну дарую интересную теорию, что младенец, находясь в утробе матери, живёт её чувствами, её чаяниями. Все, что мать переживает во время того как носит младенца, он с ней разделяет. И когда младенец в итоге рождается в мир, он в большей гораздо степени несёт черты своей матери, чем отца. Потому, что физически он всё-таки был её частью. И в этом смысле, наверное, у всех нас связь с матерью действительно гораздо более тесная, чем с отцами. И гораздо глубже, наверное, мы отношения стоим именно с матерью. Если всё-таки какая-то мера, какая-то граница после которой надо все равно отдаваться, пробуждаться в какую-то взрослую жизнь. Ил всё-таки мы всю жизнь обязаны быть рядом с мамой, жить её жизнью в том числе, соответствовать её чаяниям.

А. Владимиров

- Видимо все хорошо в меру, я встречал случаи, когда мама укладывая спать малышей, настолько к этому привыкли, что и в отроческом возрасте малыш греет мамин бок, мамы настолько врастают в своих малышей, мы как-то об этом говорили, по-моему, в связи с жениховством, супружеством. Когда мама как будто бы внедряется в своих детей, и дети вырастают пластилиновыми. В этом смысле, те уроки мужества, которые отец призван передать детям, очень необходимы. И в Японии, например, где есть философия «Самурайство», своего рода такого мужества и рыцарства, мамы приучены многотысячелетней своей Японской культурой, после 7 или 8 лет, в отроческие годы, немного малышей от себя отводят, отстраняют, не знаю, как это им удаётся, но действительно зацеловывать Митрофановку, сахарного своего ребёночка. Есть даже выражение «маменькин сынок», юноша который не готов принимать решение, не готов чувство ответственности в себе взрастить, и в этом смысле, вспоминая Александра Невского. В три годика говорят, его, как и князей русских сажали на лошадь. В казачьем сословии, мальчику на день рождения дарили жеребёнка, ему же три года, и по полю с канем, они возрастали вместе, и конечно сегодня женские гормоны не лучшую службу служат детям, женское окружение как-то меняет фактуру и конституцию ребёнка. И сегодня, очень важно, особенно когда это относится мальчикам, какая-то строевая служба, Зарницы, посещение каких-то воинских частей. Вот это воинское мужеское начало очень важно детям. И материнская любовь, может вот так заласкать, заспать младенца, что он милый окажется неготов к вызовам современности.

Тутта Ларсен

- В современном обществе, просто очень часто, когда мама воспитывает ребёнка одна. И если это мальчик, то тем более очень трудно оградить его от воздействия женских гормонов, если просто никаких других гормонов в семье не присутствует. Как здесь женщине помочь, может её вера.

А. Владимиров

- Мне нравилось изречение патриарха Алексия II, который говорил, что храмы должны превратиться в Дома пионеров. И, чем инициативнее настоятель, священник, тем больше должно открываться всяких кружков и секций. И талант священника заключается в том, чтобы привлекать из прихожан людей, которые умели бы общаться с молодёжью. Особенно у нас большой дефицит на таких, вояк отставными, на инструкторов. Разбирать автоматы, я сам не люблю экстремальных видов спорта, но как не вспомнить тут одного знаменитого батюшку, который трудных подростков вместе с собой в горы тянул. Чуть ли не поднимается с ними на Монблан, Эверест. Возвращаясь уже с состоявшимися мужчинами, экстремальная обстановка, взаимопомощь. И сегодня конечно мамам одним невозможно справиться с компьютерной зависимостью детей, здесь нужно создавать определённую среду, и пока Владимир Владимирович Путин об этом думает, нам нужно действовать.

Тутта Ларсен

- Вы говорили о том, что очень часто вам приходится сталкиваться не только с такой чрезмерной материнской слепой любовью, но и с крайне критическим отношением со стороны матери к своим детям. А в чем здесь причина, почему бывает действительно, что женщина как бы отстраняется, что ли от ребёнка. И она его рассматривает скорее как проект какой-то, а не как часть себя.

А. Владимиров

- Недолюбленные дети, разные причины. Вот это отсутствие материнской мотивации, у кого-то от чрезмерной увлеченности своими собственными творческими проектами. Вот скажем художники, скульпторы, женщины режиссер, она настолько затянута в творческую сферу, что буквально у неё руки не доходят до малыша. Вспоминается одна прихожанка, она пришла домой к своей знакомой, если я не рассказывал об этом нашим радиослушателям. Трёх летний малыш с айпадом лежит в манеже, мама театральный режиссёр и просто все спустила на бабушку. Бабушка не знает как справиться с ребёнком, айпад стал его пустышкой. И моя прихожанка вдруг увидела, что мальчик не общается, он не говорит, он не просится пи-пи, ка-ка. Но, вот он там перебирает пальчики по «Windows» и вот вы знаете такой «Маугли» из компьютерного Зазеркалья. Я как священник выделяю среди взрослых, надолбленных сыновей и дочерей. Интуитивно, вижу...

Тутта Ларсен

- Недолюбленных матерью все-таки?

А. Владимиров

- Да, недолюбленных, вот которые были лишены материнского тепла, не ласки, не поцелуев, не перегладит, вот как Красный комиссар в тужурке с лентами от пулемета. И это конечно катастрофично, вы знаете к Иоанну Кронштадскому, в 1908 году пришла женщина, которая жаловалась, что потеряла своих сыновей. Один ушёл в разврат, другой стал Социалистом- Нигилистом. И батюшка, отец Иоанн сказал: не нашла к сердцам детей ключей, получай, детей зверей. И затем он сказал, что если не прогрет ребёнок до корней волос материнской любовью, то он может, физически здоров, а вот в нравственном отношении останется эмбрионом. И конечно, вот я, например как педагог вижу своей задачей именно прогрев детей, не всем им, к сожалению сегодня, хватает, достаётся родительское внимание. И думается, что сегодня вот, всем миром мы должны уметь вот этих подмороженных деток, каким-то образом прогреть, чтобы они оттаяли для взрослой жизни.

Тутта Ларсен

- Мы говорили о том, что мама должна не только давать Любовь, но и какие-то ориентиры нравственные, ну в общем, воспитывать ребёнка. Если в семье всё-таки есть и папа, то где границы, до которых должна простираться вот материнская роль в воспитании, в почитание может быть её. Во, что ей не стоит вмешиваться, ведь очень часто папа там строит ребёнка по каким-то своим представлениям, а мама

А. Владимиров

- А мама как рысь бросается на папу, считая, что папа не зная меры, слишком брутально может относиться к ребёнку. Ну, ежику ясно, что родители при ребёнке не должны выяснять отношения, и спорить относительно педагогических подходов. Наши гиперактивные мамы должны из пап выращивать лидеров, и что в папы превращались в Песталоцци, Сухомлинских и Макаренко. Бывает не хорошо, когда мама постоянно осекает отца, делает ему замечания, либо тычет его в тетрадку ребёнка, ты посмотри, хоть проверь, сядь. Дети перенимает поневоле те интонации раздражительные, конечно маме, мудрой маме хотелось бы пожелать, чтобы отец принимал полноценное участие в формировании личности ребёнка, чтобы мама при этом, если она гений педагогики, как суфлёр что-то подсказывала, но незаметно для дитя. Ну, а отеческое внимание самоценно, все мы знаем фильмы, про таких сирот, как мальчик, прижавшись к окну, смотрит кто из прохожих его папа. Чем взрослее мы становимся, тем более нуждаемся в отеческом, родительском, отцовском внимании. Вот в Германии есть день Отца, а у нас пока ещё в России нет. Хочется, чтобы появился, и родительское, отеческое слово, оно не меньше, чем материнское входит в сердце. Вот мы были подростками, и как-то дядя Лёня, отец по духу собрал нас троих мальчиков и говорит: а знаете какое должно быть отношение к вину? Нам это было интересно, хотя не были озабочены этой темы. Если не вкусно, то не пейте, сказал дядя Лёня. Представьте себе, руководствуясь дегустационным подходом, но случаев особых не было. Я практически до конца университета, до свадьбы, венчания со своей супругой практически ничего не пил, потому что никогда не было вкусно, вот так он как-то в простате сказал. Мы познакомились с моей супругой на картошке, и она меня выбрала среди куда более атлетически развитых, я всегда был, в общем-то, какой-то заморыш. Когда после сбора картофеля, собрали нас в вагончик, и сказали: ну что сообразим? Я не понял о чем идёт речь. Достали беленькую из зипуна, разлили в эмалированные кружки. Девочки и мальчики, девочки не отставали, это был 1978 год. Артемий будешь? Буду, я сам всегда был в обществе, и никогда не отрывался от него. Взял свою кружку, но слова моего родителя, не вкусно не пейте, побуждали меня попробовать. Я вот наклонил кружку, стал языком пробывать, видимо не самый качественный был напиток. Они на меня уставились, и говорят: Артемий, ты чего вообще? Потому, что те выпили так, приложив к круглому отверстому рту кружку, и вместо закуски нюхали рукав зипуна. Вот меня моя супруга, говорит: когда я увидела, как ты обращаешься с водкой, я поняла, что нужно брать.

Тутта Ларсен

- Продолжается «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». С нами протоиерей Артемий Владимиров, говорим о материнской любви. И всё-таки не зря мы заявили, что у нас сегодня тема о плюсах и опасностях материнской любви. Есть такая материнская любовь, которая действительно, как в мультике чугунная наковальня падает на какого не будь героя мультипликационного и расплющивает его. И, это ведь тоже любовь, и мать искренне, наверное, верит в то, что именно тако она и должна себя отдавать. Помните, «Похороните меня за плинтусом», вот там такая бабушка, вот мне кажется как раз такая именно этой, такой демонической любовью задраила вокруг себя все живое. И потом ещё и на всю оставшуюся жизнь, человек уже вырастая должен с точки зрения матери возвращать эту Любовь. Я в тебя все вложила, я тебе все отдала, позволь теперь верни все обратно.

А. Владимиров

- Специалист подобен флюсу, если нет духовной составляющей, если человек не ощущает себя служителем Господа своего. А дети, в данном случае, это свободные суверенные государства, нужно вложить в них многое, но они должны своими ножками идти тропой жизни. Как вам понравиться такая мама, помню человек лет 35, на исповеди он мне говорит о том, что хотел бы найти спутницу жизни, батюшка, не можете ли помочь? А батюшки могут помочь, у них банк данных знаете не малый, хотя познакомить это одно, а решение остаётся за вами. Вам 35 лет, и вы не были женаты, даже не были ни с кем коротко знакомы, что такая у вас деликатная натура? А он говорит: да я не знаю, какая у меня натура, но моя мама мне время от времени повторяет, пока я жива нога женщины не переступит порог моего дома. Ну, это уже психическое конечно искривление, это как вы уже говорите, действительно демоническая Любовь, которая уже не хочет счастья и самостоятельности сыну. Моё, для меня, и безусловно находясь в таком облаке, бывает трудно девушке, как правило дочки-матери вот такие, трудно бывает действительно ей свою собственную жизнь начать и с кем-то познакомится, когда мама выбирает, мама отвергает. Нам такое не нужно, а вот это нам не нравится. Вот как сиамские близнецы, это конечно не столько смешно, сколько грустно.

Тутта Ларсен

- Ну, вот вы говорите уже, о каких-то более взрослых детях. А ведь когда ребёнок маленький, он ещё более беззащитный, и когда мама за него решает, чем он будет заниматься, на какой спорт он будет ходить, в какую балетную школу поступать. И ребёнок подчиняется, просто потому, что он слаб.

А. Владимиров

- Это неплохо, если мама умная, и если она сама прошла определённый путь. Мне вспоминается коллега моей мамы, энергетический институт. Мама преподавала в энергетическом институте, старый профессор, еврейского происхождения, они же умные люди. Курировал мою маму, давал ей диссертационные темы. У него было дочка, и они дружили между собой. Дочка за папой вслед, в энергетический институт, физика. Вот родители лучше знают, по какой стезе должны идти их дети. Дочка, много таких случаев, отучилась, получила диплом, полупроводники, Ро, плотность материалов, скорость света, какие-то там кремнёвые пластинки. Не уму, не сердцу, начинает угасать буквально. И вдруг в ней раскрывается талант художника, она бросает всю свою Физику, и преподаёт неделями пишет натюрморты, сейчас довольно, по-моему, смоталась в Израиль в 90-е годы, популярный художник сейчас там. В этом смысле конечно талант родителей, а родители это первые педагоги в семье. Должен заключаться в том, чтобы развивать гармонично сокрытые в детях дары, и помогать ребеночку, самому прилепиться к чему-то, не подменять их выбора собственной такой диктаторской волей.

Тутта Ларсен

- Это очень тяжело, потому что ты же хочешь как лучше, ты же знаешь как лучше надо. Ну, ты же знаешь, что если ребенок будет заниматься спортом, он будет здоровее. Если он будет заниматься музыкой, он будет гармоничнее. А вот когда он в 15 лет скажет, что же ты меня мама не заставляла на фортепьяно играть, уже ничего не и не ответишь ему, вроде бы как. И вот в е время вопрос, как не навредить, не предавать, но при этом всё-таки научить, и куда-то направить.

А. Владимиров

- Доверительные, дружеские отношения. Позитив, который является собственно обнаружением любви, когда родители не теряют самих себя. Когда одни стараются оставаться собеседниками, когда они апеллируют к нравственному чувству ребёнка, не подновляют его настолько, что тот захлебывается в океане родительской любви. Умение слышать сердце подростка, и все врем аппелировать к его свободному выбору, незаметно корректируя, каким-то образом предупреждая. Конечно это тонкое искусство, которое предполагает наличие в родителях, такта, деликатности, мудрости и молитвы. Сколько бы мы не говорили, о этих проблемах, думаю что всего лучше сам Бог вразумляет нас, если мы искренне, пред ним чувствуем себя детьми, говорим: Господи, я мама любящая, но близорукая. Наставь, помоги, вразуми. Ну и батюшки, если они, если котелок у них варит, бывает что-то присоветуют, не оставляя родителям право принять или отвергнуть их рекомендации.

Тутта Ларсен

- Если ребёнок вырастает, и становиться уже самостоятельным человеком, где та мера почтения, уважения, доверия опять же которое необходимо сохранить в отношениях с мамой. Но, чтобы не было вот этих претензий, что я тебе в е дала, а ты вот мне не возвращаешь. Как научится нам, с нашими взрослыми мамами, сосуществовать всё-таки, тоже в какой-то любви и уважении, без того чтобы мамы слишком сильно вмешивались в нашу взрослую жизнь.

А. Владимиров

- Сложный вопрос, но я для себя отвечаю на него так. Сохрани, свой собственный сердечный мир, баланс ума и сердца. В общении с кем бы то ни было из людей, оставайся самим собой. Старайся быть приветливым, внимательным, тёплым. Но не заражайся чужими страстями, и вот здесь возникает вот этот вопрос, как сохранять мудрую дистанцию, иногда её чуть-чуть увеличить, иногда сблизить. Потому, что действительно все мы ограничены, все мы натуры увлекающиеся, но безусловно для меня как сына, признательность к родителям, благодарность, что через их посредство я явился на свет Божий. Понимание, что пустячок, а приятно, даже малый знак внимания для родителей, уже глубоко пожилых людей, это праздник со слезами на глазах. Думается, что здесь опять-таки живая Вера и Предстояние к Господу с молитвой, о вразумлении. Господи наставь и помоги, совесть как детектор истины всегда нам подскажет. И дай Бог, чтобы у наших радиослушателей все было гораздо красивее, умнее, краснее, и прекраснее, чем у нас с вами.

Тутта Ларсен

- Да уж и чтобы наши мамы были здоровы.

А. Владимиров

- Аминь!

Тутта Ларсен

- Спасибо, у нас в гостях был протоиерей Артемий Владимиров, это был «Семейный час» на радио «Вера». Всем счастливо.

А. Владимиров

- До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.

Также рекомендуем