“Литература в России”. Светлый вечер с Мариной Абрамовой (эф. 25.04.2016)

Светлый вечер - Абрамова Марина (эф. 25.04.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Абрамова Марина (эф. 25.04.2016) - Часть 2
Поделиться

Марина АбрамоваУ нас в гостях представитель Российского Книжного Союза Марина Абрамова.

Мы говорили об итогах года литературы в России, о том в каком положении сегодня находятся издатели, как и какие книги выходят в лидеры по популярности среди читателей и остается ли Россия читающей страной.

 

А.Пичугин

«Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Здесь в этой студии Лиза Горская.

Л.Горская

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

Сегодня будем говорить о литературе в течение этого часа. С удовольствием представляю вам нашу гостью – эту часть «Светлого вечера» вместе с нами проведет Марина Абрамова – представитель Российского книжного союза и глава рабочей группы по подготовке к проведению Года литературы в Российском книжном союзе. Здравствуйте!

М.Абрамова

Добрый вечер.

А.Пичугин

Пятнадцать лет исполнилось Книжному союзу. Я так понимаю, что буквально на днях вы отметили юбилей. Поздравляю!

М.Абрамова

Мы уже взрослые.

А.Пичугин

Да, уже совсем скоро.

М.Абрамова

Но еще несовершеннолетние.

А.Пичугин

Скоро в институт. Поздравляем Вас. Хорошая дата, действительно срок.

М.Абрамова

Спасибо большое.

А.Пичугин

Давайте поговорим о том, чем занимается Российский книжный союз, потому что и Год литературы у нас прошел, и итоги уже какие-то подведены его, и вообще мы вроде как самая читающая нация – нам все время про это говорят. А с другой стороны, есть статистика, которая показывает, что уже вроде бы и не совсем самая читающая.

М.Абрамова

Надо сказать, что за 15 лет, конечно, сделано много, и какая идея была изначально Российского книжного союза – это Сергей Вадимович Степашин под своим крылом собрал представителей крупнейшего бизнеса издательского в России, и ритейла, и авторов самых известных для того, чтобы как-то помочь выровнять ситуацию с книжным миром у нас в стране.

Л.Горская

А что там нужно было ровнять конкретно?

М.Абрамова

На самом деле был очень большой кризис, потому что сокращалось количество книжных магазинов просто катастрофически. Мы с вами дошли на сегодняшний день до 2 тысяч книжных магазинов на территории всей нашей страны.

А.Пичугин

А можно еще раз повторить вот это количество?

М.Абрамова

Всего лишь около 2 тысяч, к сожалению, сейчас книжных магазинов на территории всей страны, и мы можем с вами фиксировать, что есть целые населенные пунктs, где нет ни одного книжного магазина, ни одной книжной лавки, и ни одной библиотеки. Эта, конечно, ситуация критическая, и мы стали делать самостоятельно аналитику в 2013 году – на базе Российского книжного союза был сделан, на мой взгляд, уникальный проект «Культурная карта России». Мы собрали аналитику по всем регионам нашей великой, большой страны. Из чего она состояла – из количества книжных магазинов, из количества библиотек, из количества проведенных мероприятий в регионе, которые могли бы популяризировать чтение. Также мы отследили ассортиментную линейку в том или ином регионе, и получили рейтинг регионов. Теперь, когда мы приезжаем к губернатору говорить о том, что нужно как-то исправлять ситуацию, у нас есть реальные цифры, и мы можем показать губернатору? на каком месте по соотношению с другими регионами он сейчас находится по развитости инфраструктуры чтения по стране.

А.Пичугин

А вообще губернаторам это важно? Они действительно заинтересованы в том, чтобы литература в их регионе развивалась, продвигалась?

М.Абрамова

Вы знаете, роль личности в истории никто не убирал, и есть люди, кто очень заинтересован, кто лично сам является постоянным читателем, кто заинтересован в книге и помогает. Например, сейчас у нас прошли региональные форумы и в Брянске, и в Калуге, сейчас Казань нас зовет, и мы съездили в Марий Эл – замечательно там, где есть личная увлеченность, личная инициатива – что-то происходит. Вот этот рейтинг на самом деле для нас очень хороший инструмент – показать какую-то статистику и обратить на это внимание. Конечно, другие проблемы, проблемы экономического характера – когда безработица или регион является дотационным, а мы говорим о книгах – наверное, это смешно, но опять же, если посмотреть на практику других стран, как они относятся к популяризации чтения – для них это национальная задача, и они считают то, что популяризация чтения и инфраструктура чтения является важным элементом конкурентоспособности страны, и это у них прям целые большие программы, поддержанные государством, потому что это явно очень сильно влияет на качество человеческого капитала – сейчас принято так говорить, есть такая модная фраза. Это влияет на интеллект, это влияет на дальнейшее развитие страны, а если мы с вами получаем целое поколение нечитающее, то о каком развитии…

А.Пичугин

У нас уже, как минимум, три поколения таких получилось.

Л.Горская

Ты как считаешь?

А.Пичугин

Сколько у нас? По семнадцать лет.

Л.Горская

По двадцать пять.

А.Пичугин

Ну, потом поспорим. Мы поговорим, я думаю, о том, как у них еще попозже – у нас много времени. А у нас, все-таки, интересно, согласно статистике, какие регионы впереди планеты, впереди страны, а какие отстают?

М.Абрамова

Санкт-Петербург является сейчас регионом с самой развитой инфраструктурой чтения.

А.Пичугин

Культурная столица.

М.Абрамова

Культурная столица, да, как никак. Конечно. Потом Москва. А отстают Северо-Кавказские регионы, и отдаленные, потому что, все-таки, когда мы говорим о доставке книги, когда мы говорим о развитости инфраструктуры, наша страна очень большая, и пока книга доходит до Владивостока, если не печатать ее где-то там, то она, конечно, уже становится очень дорогой для большей части населения – это тоже проблема. Это целый большой пласт ценообразования, потому что, когда начинаешь говорить о чтении – ты получаешь очень много критики в ответ, и абсолютно справедливой, говорят: «А как читать, если книга стоит 500 рублей – приходится выбирать, что покупать». Особенно это, если мы говорим о детской литературе – молодые мамочки могут справедливо сказать: «Мне приходится выбирать между памперсом и хорошей детской книгой». И тут, наверное, наша задача, крупного бизнеса, задача Российского книжного союза и, наверное, государства, в том числе, найти программы, которые помогали бы издавать доступную и хорошую литературe, сделать доступной хорошую литературу.

Л.Горская

А библиотеки списали со счетов?

М.Абрамова

На самом деле библиотеки нет, не списали со счетов, ни в коем случае.

Л.Горская

Ну как же? Они закрываются, их руководство увольняется.

М.Абрамова

Вы в этом смысле?

Л.Горская

Да.

А.Пичугин

Да у нас тут лента новостей перед глазами.

М.Абрамова

Да, вот последнее увольнение Александры Вахрушевой – библиотека «Тургеневка», это наш, наверное, самый креативный партнер был в Москве. Мы совсем недавно совместно запустили несколько проектов очень хороших – это литературная карта, которая размещена сейчас в метрополитене Москвы – это как раз делала «Тургеневка».

Л.Горская

«Ночь библиотеки», по-моему.

А.Пичугин

«Библионочь 3».

М.Абрамова

«Библионочь» – это детище Александры, на самом деле.

А.Пичугин

Да и вообще, это самая передовая библиотека у нас была фактически из таких, общедоступных.

М.Абрамова

Абсолютно верно. И для меня, как издателя, это просто трагедия, потому что мы совсем недавно запустили проект «Книжный сдвиг». Это с редакцией Елены Даниловны Шубиной, в которой издаются все самые премиальные наши авторы, и для нас это была такая экспериментальная, родная площадка, потому что… На самом деле, библиотеки очень часто это такое академическое сообщество, и приходить с каким-то креативом очень тяжело.

Л.Горская

В худшем смысле этого слова «академическое»?

М.Абрамова

Есть разные прецеденты, да. Но иногда с какой-то молодой креативной идеей очень тяжело пробиться – «Тургеневка» всегда поддерживала. Для нас это сейчас беда – уход Александры.

Л.Горская

Но почему? Я не понимаю, чем может быть продиктовано подобное кадровое решение.

М.Абрамова

Очень много сейчас изменений в кадровой политике. К сожалению, я не могу их комментировать, потому что являюсь представителем коммерческой организации, а не какой-то государственной структуры. Что касается в общем библиотек, да, есть тенденция к закрытию. Даже в Год литературы очень много библиотек закрывалось. Мы со своей стороны, опять же, возвращаясь к работе Российского книжного союза, мы предложили несколько путей решения. Мы обратились в Торгово-промышленную палату, зная, что у них создан целый департамент по государственно-частному партнерству в сфере культуры, и предложили им разработать проект, когда заинтересованный бизнес – книжный бизнес, у которого есть деньги на развитие книжных магазинов, объединяется с библиотекой региональной, заключается договор концессии с руководством региона, бизнес берет на себя издержки по эксплуатационным издержкам и так далее, а на базе библиотеки отдается небольшое место для возможности книжной торговли, и тогда получается, что книжный бизнес и библиотеки совместно могут проводить мероприятия, привозить авторов, устраивать чтения, и делать это на основе современной литературы, сегодняшнего топового листа, фокусного ассортимента, потому что все равно, когда человек приходит – мы можем с вами посмотреть статистику – когда человек приходит в библиотеку, все равно чаще всего заказывают современную литературу – то, что сейчас рекламируется, то что сейчас интересно – ту же самую сейчас Гюзель Яхину будут заказывать.

А.Пичугин

Но это в лучшем случае.

М.Абрамова

Да. Мы можем тоже попозже об этом поговорить.

А.Пичугин

Обязательно.

М.Абрамова

А библиотечное ядро – тот самый перечень, ассортиментная линейка, в библиотеке размывается, потому что очень плохо идет доукомплектация библиотек, очень старый фонд.

Л.Горская

Вот недавно как раз, извините, проходила акция, когда библиотеки через интернет делились невостребованными книгами, которые просто занимали у них полки, и граждане могли забрать себе домой, если они хотят это читать.

М.Абрамова

Возвращаясь к библиотекам, да. На самом деле размыто ядро библиотечного сегмента, и человек, когда приходит даже в библиотеку, он хотел бы взять почитать, но ему там мало что могут предложить из того, что его интересует. Да, сокращаются бюджеты, у библиотек нет денег на закупку книг. Например, мы в рамках холдинга и в рамках Российского книжного союза очень часто дарим библиотекам по несколько тысяч книг, когда проводим в регионах форумы книжные, и Сергей Вадимович Степашин тоже от себя очень часто с издателей собирает вот такие библиотеки и дарит, потому что помогать надо. То есть у нас проблема с книжными магазинами: они закрылись, очень много их закрылось, потому что высокая арендная ставка – книжный магазин не может конкурировать с продуктовым магазином, потому что очень низкомаржинальный бизнес, и без каких-то дотаций, субсидий, муниципалитетов выжить очень тяжело. Единицы у нас всего две крупных, наверное, сетки книготорговых – это «Новый книжный» и «Буквоед» в федеральном масштабе. Есть планы открыть несколько десятков книжных магазинов в регионах, но это, скорее всего, исключение из правил, а маленьким книжным магазинам практически не выжить, и библиотеки.

 

А.Пичугин

Марина Абрамова, напомню, что у нас в гостях сегодня. Марина – глава рабочей группы по подготовке к проведению Года литературы в Российском книжном союзе, и, собственно, Российский книжный союз она у нас в эфире сегодня и представляет, говорим о литературе, о прошедшем Годе литературы, о том, что с этим связано, какие проблемы у нас сейчас в стране с чтением, с книгами, с их распространением. Если уж мы заговорили о книжных магазинах – вот я некоторое время назад общаясь с представителями книжного бизнеса, как раз с людьми, которые владеют магазинами, слышал, что сейчас, на данном этапе развития, это абсолютно не прибыльно, то есть книжные магазины может содержать только компании энтузиастов, которые действительно увлечены самим процессом книжного дела. Есть в Москве один самый известный книжный магазин, наверное, среди книголюбов, который находится в центре, да можно его назвать: «Фаланстер», есть еще несколько магазинов, но вот «Фаланстер», он как-то более-менее уверенно существует, еще несколько магазинов тоже, а все остальные, если это не сеть, если это не какие-то крупные дома книги с бешеными наценками – там совсем беда.

М.Абрамова

Абсолютно верно. И тут еще, знаете, какой вопрос, очень тонкий – подборки ассортимента, потому что вот то, о чем Вы говорите, о тех магазинах, и «Республика» в том числе – это работа со своей очень узкой аудиторией. Да, вы приходите в этот магазин – вы понимаете, что вы найдете там «Top of the top», и nonfiction, и интеллектуальную литературу очень хорошую подборку, хорошего качества, вам есть из чего выбрать. Например, региональный магазин, он закупается совершенно по-другому принципу. Они не могут себе позволить иметь тот ассортимент, ту линейку, которую позволяют магазины в центре Москвы, потому что, во-первых, нет спроса на хорошую, качественную, интеллектуальную литературу в регионах, к сожалению. Магазин понимает, что книжная продукция должна занимать у него 50%, наверное, от всей ассортиментной линейки, все остальное – это сопутствующее, это какие-то сувениры, и так далее.

А.Пичугин

Это все понятно.

М.Абрамова

Чтобы получить какую-то маржу, и смочь выжить. И поэтому, когда, например, очень часто в мой адрес, как руководителя департамента по маркетингу в холдинге, критика, что вот, а что вы издаете, я пришел – а там одни какие-то детективы либо еще что-то – на самом деле это вопрос не к издателям, потому что есть замечательные большие редакции, которые издают самую лучшую интеллектуальную прозу у нас в стране. Есть Елена Даниловна Шубина, из рук которой вышли практически все лауреаты литературных премий.

А.Пичугин

Все последние – Шаров и Шаргунов.

М.Абрамова

Да. И Прилепин, и Гюзель Яхина, и Майя Кучерская, Евгений Водолазкин, абсолютно замечательный.

А.Пичугин

Все самые известные.

М.Абрамова

Потому что – это ювелирная работа с каждым текстом, это ювелирная работа по взращиванию автора, и таких людей просто единицы. Каждый из этих авторов первый тираж – это три-пять, если очень повезет – десять тысяч экземпляров. К сожалению, если мы вспомним с вами – я не знаю, можно вспоминать или нет – советское время, когда были миллионные тиражи, когда был госзаказ – не дай Бог, нам вернуться к госзаказу, это понятно, что это не лучшая практика, но когда есть выявление лучших и есть некий лифт для молодых и талантливых авторов, когда есть возможность издать несколько десятков тысяч экземпляров лучшей книги года, и распространить ее как-то, бесплатно, может быть, по библиотекам, какой-то тираж, который будет доступен для людей – это на самом деле бы очень выручило нашего читателя, потому что у него сейчас основная проблема – это доступности книги. Издается хорошее, но этот хороший ассортимент не всегда доходит до регионов, а даже если дошел…

А.Пичугин

Он там не нужен просто.

М.Абрамова

Он там не нужен, либо там просто нет точек, где он мог бы быть представлен. А еще большая проблема с информационной поддержкой, потому что давно ли вы слышали, например, по телевидению или по радио рекламу каких-нибудь книг?

Л.Горская

Мы не смотрим с Алексеем телевизор.

М.Абрамова

Я тоже, к сожалению, или к счастью.

А.Пичугин

Нет. На самом деле я по телевизору, честно говоря, видел рекламу каких-то книг, но это, опять-таки, не передовые издания из серии… Нет, простите, это было не в России.

Л.Горская

И это был не телевизор.

М.Абрамова

А, это было не в России. Вот мы ответили с вами на этот вопрос.

А.Пичугин

Это был какой-то российский канал, где рекламировали для соотечественников какие-то российские книги, но все это было, естественно, где-то в Европе. Так такое возможно.

М.Абрамова

Коллеги-журналисты, я с какой-то стороны могу их понять, потому что долгое время тоже сама проработала в средствах массовой информации, они говорят то, что ваш контент не рейтинговый. Говорить о книгах, тем более показывать авторов, либо обсуждать, либо какие-то дискуссии устраивать – не рейтингово, поэтому у нас всего одна была программа на «России 24», посвященная чтению – слава Богу, радиоэфир.

А.Пичугин

Радиоэфир, я знаю несколько станций, включая нашу, конечно же.

М.Абрамова

Да. Несколько станций, говорим о книгах и за это огромное, большое спасибо, потому что, если не это, мы вообще бы остались без информационной поддержки. Позволить себе рекламу полномасштабную, какую-то федеральную, на билбордах ни один издатель не может, потому что это безумно дорого, и это просто нереально. А чтобы человек, живя в регионах, узнал о литературной премии, победителе литературной премии, у нас с вами всего есть несколько инструментов: телевизор, радио, и наружка, в принципе.

Л.Горская

Наружная реклама имеется в виду?

М.Абрамова

Да. Ни первое, ни второе, ни третье мы использовать не можем.

А.Пичугин

Можно использовать вирусную рекламу в интернете.

М.Абрамова

Да. На самом деле, поэтому интернет остается, наверное, сейчас единственным каналом коммуникации с читателями. Но с точки зрения продвижения и покупки книги, интернет-торговля сейчас год от года занимает все больший и больший процент, потому что для людей это, наверное, иногда единственная возможность заказать что-то по почте, потому что рядом оффлайн площадок нет.

Л.Горская

А не проще скачать в интернете, чем заказать книгу бумажную по почте? Давайте поговорим, может быть, о носителях, отличных от бумажных, потому что последние несколько десятилетий, по-моему, говорят о смерти бумажных носителей, а они все никак не умирают.

А.Пичугин

О смерти радио говорят последние лет семьдесят.

Л.Горская

Это другая тема уже. Во-первых, насколько книга жива и перспективна, как явление? Это раз. И о торговле контентом, ведь не обязательно же скачивать книгу бесплатно в интернете – можно же ее и купить за деньги. Я думаю, многие на это пойдут.

М.Абрамова

Больной вопрос по поводу скачивать бесплатно или платно.

А.Пичугин

А вот, прежде чем Марина ответит, я хочу вспомнить просто Олесю Николаеву, которая несколько раз у нас в эфире говорила о том, что… Я ей задавал этот вопрос просто, в нескольких программах, мы обсуждали вопрос электронной книги, и она говорила, что вот я никому прав на издание, вернее перевод своих произведений в электронный вид не давала, а они отчего-то постоянно в интернете всплывают. Кто это делает, я не знаю, вычитку я не делала, что там за текст, я тоже гарантировать их качество не могу, но, а в первую очередь, я никаких денег с этого не получаю.

М.Абрамова

Это, по-моему, другой вопрос.

А.Пичугин

Тоже. В эту же копилку.

М.Абрамова

С чего начнем? С какого вопроса начнем?

Л.Горская

Давайте с моего.

А.Пичугин

Давайте, по очереди.

Л.Горская

По поводу вообще жизнеспособности книги, как формата.

М.Абрамова

На самом деле мы немного отстаем от наших коллег европейских с точки зрения тенденций в рынке, и Соединенные Штаты Америки. Это примерно пять-шесть лет. Тенденцию…

А.Пичугин

Это много.

М.Абрамова

Да, к сожалению.

Л.Горская

Но лучше, чем на полтора века.

А.Пичугин

Достать чернила и плакать.

М.Абрамова

Да, лет пять-шесть назад у них говорили тоже, что вот, наверное, бумажная книга будет умирать, потому что пришел интернет-маркетинг, пришла электронная версия книги. На самом деле не является электронная книга конкурентом бумажной. Просто бумажная книга, век ее называют эпоха пост-Гуттенберга, в которой мы сейчас живем, книжники.

Л.Горская

А почему?

М.Абрамова

После печатного станка теперь мы уходим в интернет, и контент меняется, потому что недостаточно уже просто сделать pdf-книги, текста недостаточно, сейчас век клипового сознания, особенно молодежи нужны картинки, нужны ссылки, нужен интерактив, поэтому издателям приходится очень активно работать в этом направлении, и придумывать новые форматы.

Л.Горская

Да. Читаешь книгу – и где там «лайк» поставить? Непонятно.

М.Абрамова

Да. Непонятно абсолютно. У меня тоже так дети говорят. Заставить читать все сложнее и сложнее, особенно крупные большие тексты, и психологи об этом говорят, потому что сама механика чтения, она меняется, и ребенок не может проанализировать большой текст, потому что они привыкли мыслить вот этими…

А.Пичугин

Фейсбучными постами.

М.Абрамова

Фейсбучными постами, да. Не более того, и качество личности, говорят, что может от этого измениться, потому что…

Л.Горская

Анализировать разучимся.

Л.Горская

Да, и не только от этого, а от этих дифференцированных «лайков» – пользователи «Фейсбук» сейчас меня поймут – тоже может измениться качество личности, потому что ограниченное количество реакций тебе предлагают, и ты как бы постепенно привыкаешь, тебе может либо нравится, либо не нравится, либо ты как раздосадован, либо влюблен. Все. Остальное все выпадает.

А.Пичугин

Так я просто уже по себе сужу, что я в свое время, когда занимался новостями, например, дошел до того, что, собирая этот выпуск новостей, просматривая ленты или читая какие-то статьи для выпуска, я искал возможность поставить «лайк», например, хотя новостная лента к этому не приспособлена.

Л.Горская

Кстати, мне кажется, что это отдельный вопрос: насколько эти процессы временны, обратимы-необратимы, и должна ли книга им следовать, быть в тренде и меняться, или все-таки, может быть, как-то заставить, хоть и мягко, детей читать, и они… Как Вы считаете?

М.Абрамова

Это мы, наверное, вернемся к вопросу такой «прививки чтения». Вот если она не была сделана в детском возрасте, если в семье никто не читает, если нет этой традиции, если родители собственным примером это не показывают – существует мнение, что потом вернуть ребенка, а потом подростка, а потом взрослого человека к чтению практически невозможно, то есть у него отсутствует навык. Чтение, прежде всего, это навык, который нужно прививать в школе, и заставлять читать надо. Вопрос другой: какую литературу, как иллюстрированную, как это должно быть подано, насколько текст может быть сложным для ребенка, и это можно наоборот отвратить от чтения на долгое время. Этим должны заниматься психологи, педагоги, и хорошо, вот сейчас вернулось сочинение в школу. Это была катастрофа, когда отменили сочинения, потому что тоже сейчас – как проходит ЕГЭ и как проходят все тестирования – это то, о чем вы говорите – это набор двух-трех вариантов, а мы говорим о том, что дети, подростки, они отвыкают анализировать, они отвыкают мыслить объемно, масштабно, и, наверное, это большая проблема. Когда-то, говорят, мы были самой читающей страной – тут тоже, наверное, вопрос спорный, насколько это была пропаганда, либо это была реальная статистика, но то, что в каждой семье была большая библиотека – это, практически, факт. Сейчас, может быть, в силу опять же того, что мы читаем в электронном виде очень много, у нас нет этих библиотек, но то, что ушел тренд чтения, ушел тренд самой книги – это реалии наши. Сейчас мы читаем, по статистике в рамках страны, около трех книг в год в среднем. Европейцы читают более десяти. Есть проблемы с чтением и есть проблемы с преподаванием литературы в школе, есть проблемы с «прививкой» к чтению, и это, наверное, вопрос к семье, чаще всего. А если говорить, возвращаться, о бумажной книге либо электронной – неважно, в каком формате, лишь бы просто читали. Для нас, для издателей, тоже неважно, какую книгу покупают – скачивают легально, платно, электронную копию, либо покупают в магазине бумажную.

Л.Горская

Почему это неважно?

М.Абрамова

Неважно абсолютно. Потому что мы, заключая договор с автором, мы заключаем сразу два договора – на электронную копию – потому что все считают, что такое электронную копию издатель никак там не поучаствовал – это просто текст, который выложен в интернете, зачем нужно платить за это деньги? Для того, чтобы выложить в интернет качественный текст, его кто-то должен отредактировать, вычитать, откорректировать, отформатировать, опять же. Мы, как издатели, должны заплатить за этот текст автору роялти для того, чтобы он смог прокормить свою семью, и для того…

Л.Горская

Роялти – это процент с продаж?

М.Абрамова

Авторский гонорар, да. Автор должен на что-то жить, и для того, чтобы вышла книга вашего любимого автора следующая, нужно заплатить за эту, потому что, чтобы написать хорошую книгу – это достаточно долгий процесс, где-то полгода, например.

Л.Горская

Ну, это в лучшем случае.

М.Абрамова

В лучшем случае. И опять же, когда критиковали «антипиратский» закон и последние прецеденты правоприменительной практики с «антипиратским» законом, закрытие РуТрекера и ЛитМира.

А.Пичугин

Можно я в эфире скажу, кто лоббировал закрытие РуТрекера?

М.Абрамова

Наш холдинг в том числе. Я думаю, что все наши коллеги-издатели, мы работали, мы все в одной лодке на самом деле.

А.Пичугин

Это все понятно. Это уже так, мы смеемся здесь, потому что слишком громкая история была.

М.Абрамова

Да. И очень интересно, как она прорвалась эта история, потому что было очень много обращений с нашей стороны, было очень много обращений от наших авторов, от разных, и несколько лет бились. В первом чтении эти поправки к законопроекту были приняты.

Л.Горская

Извините, пожалуйста, Вы просто сейчас сами себе противоречите. Может как-то пояснить: Вы только что сказали, что Вам без разницы, за деньги или без денег скачают?

М.Абрамова

Нет. Я сказала: без разницы бумажную книгу купят, либо скачают электронную версию. Нам не важен формат.

Л.Горская

То есть, главное, чтобы платили?

М.Абрамова

Главное, чтобы платили, безусловно, потому что нам нужно платить авторам. А если мы не получаем с книг денег – например, смотрите цифры – 99% контента в России скачивалось бесплатно. Это беспрецедентная цифра. Беспрецедентная. Мы ни в одной европейской стране, я не говорю про Соединенные Штаты, такого в помине нет, потому что это чистое воровство.

А.Пичугин

А есть статистика на уровне кого мы по размерам пиратского контента?

М.Абрамова

Я думаю, на уровне Зимбабве. Я еще раз это повторила.

А.Пичугин

До эфира мы с Вами общались.

М.Абрамова

Да. На самом деле выросли целые поколения, которые воспитаны в этой свободе некой, и считают то, что интеллектуальная собственность в интернете принадлежит всем. Это абсолютно неправильная тенденция. У нас нет культуры потребления интеллектуального контента в интернете, и эту культуру нужно воспитывать. Это – раз.

Л.Горская

Но вот опять же, это очень хорошо воспитывать культуру, но стоит ли начинать с запретов? Вот у нас как-то начинают с запретов, а до воспитания так никак руки и не доходят никогда.

М.Абрамова

Но это вопрос, наверное, опять же, какой-то государственной политики. Я сейчас, наверное, могу говорить, как представитель конкретного издательского холдинга, и мы предлагали очень разные варианты, мы предлагали сотрудничество РуТрекеру, мы предлагали сотрудничество ЛитМиру, и с ЛитМиром, вроде как, идет конструктивный диалог.

А.Пичугин

Простите, Марина, это тоже интересно. Давайте чуть-чуть подробнее об этом в следующей части нашей программы. Сейчас маленький перерыв. Я напомню, что Марина Абрамова, представитель Российского книжного союза сегодня у нас в гостях. Здесь Лиза Горская и я, Алексей Пичугин, и через минуту снова здесь.

 

А.Пичугин

Итак, возвращаемся в нашу студию. Здесь Лиза Горская и я, Алексей Пичугин беседуем с Мариной Абрамовой, представителем Российского книжного союза, которому совсем недавно исполнилось 15 лет, с чем еще раз Вас поздравляем, Марина.

М.Абрамова

Спасибо большое.

А.Пичугин

Говорим о литературе, о том, что Год литературы у нас прошел, подводим итоги. На самом деле, не такие уж они и радостные, судя по первой части нашей программы. Хотя, все равно…

М.Абрамова

Нет. Поступательная тенденция позитивная присутствует.

А.Пичугин

Тоже хорошо. Говорили об электронных форматах и о запрете различных торрент-трекеров, РуТрекера, в частности. Вы говорили, что предлагали сотрудничество какое-то. А в чем оно могло заключаться?

М.Абрамова

На самом деле проблема же не в том, что представлены на их площадках тексты наших авторов. Проблема в том, что это сделано нелегально, и мы готовы часть текстов, которые мы можем передать, бесплатно размещать. У нас, например, есть легальные площадки, есть ЛитРес – легальная площадка, наверное, самая крупная легальная площадка электронного контента. Там огромное количество, сотни тысяч наименований книг представлены бесплатно. Это не только классика. Если автор передает книгу по договору, и он согласен, чтобы его книга распространялась бесплатно – такие прецеденты есть – тот же самый Митя Глуховский делал такой эксперимент, распространял бесплатно – пожалуйста, пользуйтесь. Но если автор готов защищать свои права, и он все-таки считает, что он только готов продать свою книгу, пусть за небольшую сумму, то нужно уважать права автора. Еще мало кто об этом задумывается, на самом деле это ведет к сложности, практически к уничтожению самого литературного процесса, потому что мы таким образом обрезаем возможность писать многим авторам. Он вынужден выбирать между литературной деятельностью либо пойти работать куда-то там в офис менеджером, чтобы прокормить семью, потому что он не получает с книги, которую он написал, полгода ни копейки.

А.Пичугин

Подождите. Здесь я, наверное, не совсем согласен, потому что мне кажется, что те отчисления, которые получают – я не знаю их размер, конечно – но все равно, они не могут автора прокормить. Или могут? Или я ошибаюсь?

М.Абрамова

Если автор становится популярным, это же тоже «step by step».

А.Пичугин

Если, конечно, если это автор уровня популярности Глуховского, то – наверное, да.

М.Абрамова

На самом деле автор продающий востребованные, например, десять тысяч – двадцать тысяч экземпляров, это, в принципе, уже неплохая сумма, которая все равно стимулирует – не стимулирует, и это позволяет ему расти в дальнейшем, как бренд.

А.Пичугин

Да.

М.Абрамова

Я бы не уходила в какие-то детали. Вы же не приходите в магазин…

А.Пичугин

Конечно, не будем суммы обсуждать.

М.Абрамова

И не говорите о том, что я хочу забрать молоко бесплатно. Это даже никому в голову не приходит. Но почему-то считают, что забрать бесплатно книгу можно, и годами…

Л.Горская

Подождите. Когда я забираю молоко бесплатно, оно исчезает из магазина, его там больше нет. А когда я скачиваю книгу – она остается, и на сайте ее может скачать кто-нибудь другой. В этом разница существенная для психологии потребителя – я ни говорю «за» я, «против». Я «за», и «против» – в рамках действующего законодательства, это очевидно. Поэтому все-таки, я бы прямую аналогию не приводила. Но тем не менее, есть закон «Об авторском праве», который у нас сильно отличается от зарубежного, а до недавнего времени очень сильно отличался,

М.Абрамова

Да, вот эти поправки, которые, как результат, мы с вами можем засчитать Года литературы – они были приняты в мае-месяце 2015 года – сейчас они позволяют нашей электронной торговле с точки зрения книг развиваться иначе. Еще очень важно, мы совсем недавно проводили несколько мероприятий с психологами, мы никогда не задумываемся, когда наши дети-подростки – я просто мама двух подростков – когда они скачивают нелегальный контент с разных торрентов, как они рискуют.

А.Пичугин

А Вы, кстати, своим детям доказали?

М.Абрамова

Абсолютно. Но на самом деле, это очень легко привязать гаджеты ребенка к легальному ресурсу, подключить свою карту и за сто рублей, например, я своих привязала к библиотеке мобильной. Очень удобно, сто рублей – и у тебя ребенок, ты понимаешь, он всю литературу месяц может качать, может читать, и если он качает книгу, я уверена, что это книга внутри она содержит именно текст авторский, потому что то, что мы с вами читаем с торрентов, мы с вами не уверены, что за текст мы читаем.

А.Пичугин

А еще электронная книга ведь гораздо дешевле бумажной.

М.Абрамова

Конечно.

Л.Горская

А еще и место не занимает.

М.Абрамова

А еще, когда ты качаешь с легальных ресурсов, тебя не подключают к всевозможным рассылкам, которые могут содержать разного рода информацию. Я, как мать, очень боюсь таких рассылок, и таких привязок, и поэтому борьба с пиратством, она очень масштабная, то есть много разных аспектов, о которых мы, к сожалению, не задумываемся иногда.

А.Пичугин

Ну вот, о пиратстве мы поговорили, а все-таки хотелось бы о тенденциях тоже поговорить. Мы постоянно к этому вопросу подходим, но как-то не погрузились еще. Десять лет назад, например, мы все прекрасно помним, что лежало на прилавках – это, в основном, было фэнтези, до этого детективы, сейчас я уже с трудом представляю, потому что книг стало гораздо больше, читать, наверное, стали больше. Если я куда-то приезжаю, то, понятное дело, что я, приходя в какой-нибудь книжный ларек, киоск, к нему подходя, спрашиваю, даже если речь идет не о книге, а о журнале… Подошел, попросил «Русский репортер» – привет Виталию Лейбину при случае передаем – никто никогда там в жизни не слышал про «Русский репортер», там, естественно, лежат газетки про эзотерику и гороскопы. То же самое и с книгами, там до сих пор лежат все те же обложки, которые я видел пятнадцать лет назад.

М.Абрамова

Мы говорили по поводу формирования ассортимента в регионах. Например, Вы – директор книжного магазина в каком-то региональном небольшом городе. У Вас достаточно сложная ситуация с точки зрения экономики – у Вас большая аренда, Вам нужно быть уверенным, что, если Вы привозите какой-то ассортимент книг, что Вы их сто процентов продадите. Как Вы будете формировать свою закупку? Закупите ли Вы у меня, как издателя, Гюзель Яхину?

А.Пичугин

Нет, конечно. Не закуплю.

М.Абрамова

Водолазкина?

А.Пичугин

Естественно не закуплю.

М.Абрамова

Прилепина? Вы возьмете те самые гороскопы, и так далее.

А.Пичугин

Да. Но я немножко о другом. Я о том, что десять лет назад что в Москве, что в любом другом городе на прилавке лежали книжки-фэнтези. Что сейчас лежит? Есть ли какая-то общность?

М.Абрамова

Есть общая тенденция, мы можем ее с вами зафиксировать. Смотрите, если говорить о тиражах, конечно, книжный рынок пока последние два-три года тиражи не увеличивает, но увеличивается количество наименований. То есть мы сейчас с вами можем фиксировать то, что количество книг по наименованиям стало больше. Растет, как обычно, детский сегмент – все равно мамы покупают хорошую, качественную детскую литературу.

А.Пичугин

Это правда.

М.Абрамова

И очень много издательств – и маленькие, и большие, активно работают в этом направлении, и появляются новые детские авторы, и новые детские бренды, и на уровне хорошей советской детской классики.

А.Пичугин

Классно изданной, еще с теми рисунками, переизданными на хорошей бумаге.

М.Абрамова

Да. Например, редакция «Малыш» – с 1956 года этот детский бренд существует, и он возродился последние три-четыре года назад – это лучшие книги детские советского периода, изданные по новым технологиям и точно так же, в рамках этого издательства взращиваются новые детские бренды – «Дядя Коля Воронцов» – потрясающе большая работа.

А.Пичугин

Но одно «но» только – стоит очень дорого.

М.Абрамова

Да. Потому что бумагу приходится закупать, потому что у нас в стране очень мало полиграфических комбинатов, которые могут работать на том уровне, к которому уже привык потребитель, и очень часто приходится печатать книги за рубежом. Но это какой-то комплекс проблем – видите, мы с вами уже столько их перечислили, и количество книжных магазинов, и ценовую политику, и материалы, и ассортиментную политику.

А.Пичугин

Год литературы празднуем.

М.Абрамова

Да, наверно. Мы, издатели, пришли к чему, что в конце Года литературы, что нам очень нужна какая-то взвешенная единая программа, которая бы рассматривала очень широко книжный мир.

А.Пичугин

Государственная?

М.Абрамова

Государственная. Потому что сейчас ее, как таковой нет, к сожалению.

А.Пичугин

Но есть большая опасность, когда каждый раз возникает государственная программа, особенно в области творческой, что будет цензура.

М.Абрамова

Да. Любой госзаказ, любая цензура – это очень плохо, а когда мы говорим с вами об инфраструктуре, о точках продаж, о библиотеках – без государственной поддержки не обойтись в рамках страны. Сейчас, к сожалению, мы разрознены, потому что библиотеки относятся к Министерству культуры, а все, что касается издателей – это Роспечать. Книжные магазины – это Минкомсвязь. То есть взяли отрасль – разделили на три части, и точно также рассматривается наша проблематика. Нам не хватает какой-то единой программы, которая бы консолидировала в себе проблемы вот этих трех направлений.

Л.Горская

А как это с антимонопольным законодательством сочетается? Я просто, чтобы прояснить сразу: разве можно так взять и всех объединить с издательствами?

М.Абрамова

В смысле объединить? Я говорю про программу. Я говорю, что программа должна консолидировать в себе проблему трех направлений: и библиотек, и книгоиздателей, и книгораспространителей. Понимая вот эти три направления и простраивая этапность в этом развитии, я думаю, что можно сдвинуть с места и чтение в стране, потому что… Издатели издают хорошую книгу, но она никогда не дойдет до своего потребителя, потому что: а) – нет информационной поддержки, б) – негде продавать.

Л.Горская

Какая должна быть информационная поддержка у хорошей книги, не считая рекламу за деньги?

М.Абрамова

Давайте проведем параллели с кинобизнесом. Мы с вами знаем всех самых известны актеров, потому что это постоянно какие-то эфиры, это трейлеры.

Л.Горская

Мы из знаем, потому что они работают лицом. А авторы не работают лицом.

М.Абрамова

Они медийные личности. Во всем мире авторы работают лицом, и являются очень хорошими экспертами, которых приглашают по разным темам. Сейчас, чтобы взрастить авторский бренд, например, тот же самый Захар Прилепин.

А.Пичугин

Вот он работает лицом, как никто другой.

М.Абрамова

Да. Он стал абсолютно медийной персоной, человеку есть что сказать, у него есть своя…

А.Пичугин

Заметьте, что он не как писатель работает лицом. Да, в титрах будет написано: «Захар Прилепин, писатель», но дальше уже речь идет о другом совершенно.

М.Абрамова

Смотрите, например, автор, который пишет, не знаю, о розовых крокодилах.

А.Пичугин

Абстрагируемся.

М.Абрамова

Да. Он явно является экспертом, и, наверное, лучшим экспертом по этим розовым крокодилам. Если автор, не знаю, Юлия Борисовна Гиппенрейтер – самый известный детский писатель-психолог – я уверена, не только потому, что я горжусь дружбой с этим человеком много лет, я уверена, что это лучший специалист, это лучший оратор по этой теме, это лучший эксперт, которого можно приглашать везде и всюду.

Л.Горская

Так ее и приглашают, и стремятся пригласить, но ее не так просто пригласить – это же человека насильно на телевидение не потащишь.

М.Абрамова

Вот шесть лет последних занимаюсь очень плотно продвижением авторов – у нас в месяц около тридцати, наверное, книг, которые находятся в продвижении. Что такое продвижение? Это работа, прежде всего, со средствами массовой информации – могу вам абсолютно экспертно заявить – то, что не берут авторов, потому что боятся, что они будут говорить только о книгах, считают, что книжный контент не рейтинговый, и добиться какого-то другого восприятия книжного сообщества пока, к сожалению, не удается.

 

А.Пичугин

Марина Абрамова, представитель Российского книжного союза сегодня у нас в гостях здесь в программе «Светлый вечер» на светлом радио. Еще одна важная тема, о которой хотелось бы поговорить, но тут, видимо, все совсем нехорошо – это поэзия. Если с прозой более-менее понятно, то…

Л.Горская

Алексей ведет программу «Темный вечер», судя по всему.

А.Пичугин

Нет. Мы будем сейчас искать светлую сторону, светлые пятна.

Л.Горская

Ну ты же сам уже ответил на свой вопрос про поэзию.

А.Пичугин

Нет. Я говорю, как мне кажется, а может быть все не так. И потом, есть современные поэты, есть классика. Может быть, с классикой все лучше? А может, и с современными не так плохо. Вот Марина сейчас, я думаю, нам расскажет.

М.Абрамова

Все тяжело с этим сегментом. На самом деле я не ответила на Ваш вопрос по поводу тенденций, и отвечая на него, я отвечу на вопрос по поводу поэзии. Последние, наверное, года два, у нас наметилась очень хорошая тенденция, пошел интерес к качественному nonfiction. У нас очень долго вообще этого не было. Это книги по саморазвитию, это business development.

Л.Горская

Nonfiction – это все, что не художественная литература.

М.Абрамова

То, что не fiction. Да. Все, что не художественная литература. Это книги по саморазвитию, книги по психологии, книги по businessdevelopment, это авторская кулинария, это мемуаристика, это военно-историческая книга, кстати тоже.

А.Пичугин

И биография, особенно.

М.Абрамова

Биография, да.

Л.Горская

Мемуаристика – биография.

М.Абрамова

Это то, что интересно, то, что опирается на какую-то фактологичность. Я думаю, что люди очень по этому соскучились, и получая книгу в руки, которая не выдумка, в которой есть некий факт, им это приятно, и поэтому мы можем фиксировать такую тенденцию интереса. Я сказала про то, что детский сегмент всегда растет, и он продолжает расти. Сегмент nonfiction очень интересный, и, например, тот же самый Владимир Владимирович Познер, его книги как раз в этом сегменте стали абсолютным бестселлером. Это и Радзинский, и биография Стива Джобса, в том числе, которую мы издавали.

А.Пичугин

Наш же Шаргунов тот же самый, о котором мы говорили, последние его книги, они, собственно, в том же nonfiction и изданы, написаны.

М.Абрамова

Да. Абсолютно верно. Если мы с вами поговорим о художественной литературе, то приятно, что возвращается хороший, полновесный роман.

А.Пичугин

«Обитель».

М.Абрамова

«Обитель». Да, это показала «Обитель». Это возвращается такая семейная проза, качественная. Это и Майя Кучерская, это и Елена Колина, тут можно много посоветовать. Возвращается не развлекательное чтиво, а возвращается текст, который заставляет подумать, опереться может быть, на какие-то даже исторические факты. Например, то же самый Евгений Водолазкин, мы помним «Лавр» – уже просто абсолютно знаменитую книгу, и на днях вышла новая книга «Авиатор», и, конечно, все люди ждали продолжения «Лавра» – я даже, когда открывала первые страницы, почему-то казалось, что сейчас вот будет том № 2 – ан нет, «Авиатор» абсолютно другая книга, тоже потрясающая. Действие происходит в двадцатом столетии, заморозка-разморозка человека уже в совершенно в другой реальности, и этот полет сознания длиною в век – очень интересно.

А.Пичугин

Давайте не будем раскрывать потенциальным читателям все перипетии сюжета.

М.Абрамова

Одним словом, новая книга Евгения Водолазкина, я думаю, что это тоже будет лауреат какой-нибудь литературной премии в этом году. Уходят детективы, уходит интерес к развлекательной литературе, и очень приятно говорить о том, что стали читать более интеллектуальные тексты, и большой, полновесный, хороший, качественный роман возвращается на полки.

А.Пичугин

Но все равно «Обитель», она особняком стоит. Когда она только выходила, и мы о ней говорили довольно много с разными гостями, которые к нам в студию приходили. К сожалению, самого Захара Прилепина у нас не было, но все равно, она действительно стоит особняком. Она такая монументальная, большая, продуманная очень книга, но она одна. Оно такое явление, не знаю, может быть, конечно, у кого-то что-то выйдет, мы не знаем, кто-то из автора известных над чем-то работает схожим по объему, схожим по такой величине. Мне кажется, что даже сам Захар Прилепин в ближайшее время ничего подобного не сделает.

М.Абрамова

Это, на самом деле, многолетний труд автора, и, конечно, чтобы поконкурировать, наверное, с Захаром и с «Обителью» придется потрудиться.

А.Пичугин

Да. Но мы не ждем причем, что каждый год будут выходить книги равные «Обители», но в советское время, например – мы сейчас не оцениваем качество – но все равно, огромное количество писателей – известных советских мастодонтов, издавали раз в несколько – в пять-шесть лет что-то такое.

М.Абрамова

Такой большой формы?

А.Пичугин

Да. Такую большую форму. Сейчас этого всего нет. Может быть, это к вопросу о клиповом сознании, конечно.

М.Абрамова

Возможно. Мы с вами и потребляем информацию, мы и читаем иначе, и я думаю, что и авторы пишут иначе. Я, наверное, говорю, в большей степени не об объеме, я говорю о теме, потому что та же самая Гюзель Яхина, «Зулейха открывает глаза».

А.Пичугин

Это все та же тема, что и «Обитель».

М.Абрамова

Это да. Есть вот эта тенденция. Да, это какие-то воспоминания, это переживания личности в определенную эпоху, это семейная какая-то история.

А.Пичугин

Это не о войне. У нас же на протяжении многих десятилетий писали только о войне, а о репрессиях не писали, кроме Солженицына, кроме Шаламова и еще нескольких авторов. А это новое поколение пишет о репрессиях, поколение которое этих репрессий не застало, следующее после людей, которые через этот ГУЛАГ прошли, через это «Красное колесо».

М.Абрамова

Это да. Это та самая семейная история, и интерес к семейной истории возрастает, и последние книги, которые становились и лауреатами, и которые больше всех продаются, и интересны нашему читателю, это подтверждают.

А.Пичугин

Наше время потихоньку подходит к концу. Мы говорили на протяжении программы о том, что нужна государственная программа. Она может все изменить, но пока государственной программы нет, и я не знаю, предвидится она или нет, но вряд ли.

Л.Горская

Пока библиотеки закрываются, я все о своем, извините.

А.Пичугин

И о моем тоже, естественно.

Л.Горская

Мы, кстати, о библиотеке имени Данте Алигьери не поговорили, а может быть, тоже стоило.

М.Абрамова

Дааа.

Л.Горская

Тоже вздыхаете?

М.Абрамова

Тоже вздыхаю, конечно.

Л.Горская

Ну, почему так? Неужели нет другого здания, других площадей в Москве, кроме площадей библиотечных? Это странно, правда.

М.Абрамова

Мы, как издатели, теряем партнеров в этом процессе. Какая логика в этом? К сожалению, не знаем, и комментировать, наверное, права не имеем, потому что…

Л.Горская

Ну, как заинтересованное?

М.Абрамова

Как заинтересованные лица, да, мы теряем наших партнеров, мы теряем площадки, которые делали книгу более доступной, и в Год литературы это тоже происходило. Если вернуться с того, что мы начали – с Года литературы и какие мы для себя, наверное, основные моменты зафиксировали, что хорошего произошло помимо антипиратского закона – например, у нас появилось несколько новых фестивалей книжных, куда всех, наверное, могли бы пригласить в июне-месяце на Красную площадь. Впервые сердце столицы стало книжным, таких прецедентов не было. Было представлено более пятидесяти регионов на этом большом фестивале, и то же самое будет в этом году, и мы приглашаем наших региональных коллег, партнеров, издателей присоединиться и активно представить свою продукцию, привезти, может, своих авторов. Это со 2-го по 6-е июня, на Красной площади, и опять же, приглашаем, конечно, наших читателей, потому что более пятисот мероприятий пройдет на семи сценах в эти дни.

А.Пичугин

А в регионы как это, все это выйдет потом? Ну, скажем, на Красной площади – это хороший такой старт для большого всероссийского мероприятия. У нас же помимо Красной площади есть еще и центральные площади во многих городах страны.

М.Абрамова

Да. Вот мы, на самом деле, были бы очень счастливы, чтобы так происходило, поэтому в рамках Российского книжного союза мы стали проводить книжные форумы, а книжные форумы сопровождаются книжными ярмарками в регионах, и сейчас мы активно работаем с губернаторами, с многими регионами, и просим, чтобы книжную продукцию ввели в празднование разных мероприятий. Например, проходит день города – продают сувениры, кокошники, что-то еще, чтобы обязательно приглашали книжников, потому что сейчас, к сожалению, про книжников забывают. А книжникам в регионах очень важно использовать любые площадки, для того, чтобы поймать своего читателя и показать книги, которые издают или продают.

Л.Горская

Я помню, раньше в театрах даже были мини-книжные развалы с литературой о культуре и театре.

М.Абрамова

Просто сейчас, к сожалению, людей, кто занимается продвижением книги, кто занимается торговлей, их стало очень мало, и профессионально этим занимаются практически единицы, и наша задача, в том числе, задача Российского книжного союза – помочь в регионах создать новые точки продаж книжной продукции, помочь в регионах проводить мероприятия, связанные с популяризацией чтения или конкретных отдельных авторов – это и социальная реклама, это и привоз авторов – мы стали очень много возить наших авторов по регионам, делать авторские встречи. Мы не сидим на месте, несмотря на то, что программы нет. Мы собственными силами пытаемся как-то что-то сделать, и часто даже получается, но все равно призываем как-то на нас посмотреть руководству более.

А.Пичугин

А в регионах издательства есть у нас какие-то? Более-менее жизнеспособные.

М.Абрамова

Да, есть. Я как раз говорю о том, что более пятидесяти регионов было представлено на Красной площади в том году.

А.Пичугин

Это именно с точки зрения издательств?

М.Абрамова

Это издатели, да. Конечно, они маленькие, и ассортимент. Наверно, не самую популярную литературу могут позволить себе издавать, потому что Дэн Браун навряд ли продаст права какому-то маленькому издательству в каком-то региональном городе. Не знаю, насколько это хорошо либо плохо, но то, что сейчас маленькие издательства в регионах остались, опять же, без поддержки, без заказов, и они не могут позволить себе издавать качественную, хорошую литературу, но региональную, например, вот то, о чем мы с вами говорили – это какие-то местные известные, может быть, ученые, писатели, поэты, или книги, посвященные достопримечательностям, краеведческие книги.

А.Пичугин

А франшиза здесь не может спасти? То есть какое-нибудь московское крупное издательство, скажем, название издательства «Липецк», или название издательства «Якутск». Но, если филиалы издательств будут открываться в провинции, может ли это подстегнуть местных авторов к тому, чтобы печататься у себя на родине, а дальше уже через бренд крупного издательства все это продвигать.

М.Абрамова

Возможно. Но это тоже очень сложная задача.

А.Пичугин

Ну, понятно, что все это пока из жанра Нью-Васюков. Спасибо. Наше время уже в эфире подошло к концу. Спасибо большое, что пришли к нам.

М.Абрамова

Спасибо, что пригласили.

А.Пичугин

Марина Абрамова, представитель Российского книжного союза сегодня была у нас в гостях. Лиза Горская.

Л.Горская

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

Всего доброго! Будьте здоровы, читайте хорошие книги.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...