Москва - 100,9 FM

«Личная история. Православная гимназия «Ковчег». Протоиерей Сергий Казаков

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино Московской области, заведующий и духовник Анискинского отделения православной гимназии «Ковчег» протоиерей Сергий Казаков.

Отец Сергий рассказал о своем пути к священству, а также с какой целью и каким образом возникла под его руководством православная гимназия «Ковчег». Наш гость поделился, что из себя представляет гимназия на сегодняшний день, и какая помощь требуется для того, чтобы она могла и в дальнейшем радовать тех, для кого это место, действительно, многое значит.


К. Мацан 

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. В студии Алла Митрофанова—  

А. Митрофанова 

— Добрый светлый вечер. 

К. Мацан 

— И я — Константин Мацан. Добрый вечер. Сегодня у нас в гостях протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино в Щелковском районе Московской области, заведующий и духовник Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег». Добрый вечер.  

Прот. Сергий Казаков 

— Добрый вечер. 

К. Мацан 

— Мы обратимся к вашей второй ипостаси в первую очередь — к гимназии «Ковчег». Поговорим об этом очень интересом проекте, который сейчас, как мы знаем, переживает, к сожалению, не самое простое время. Я сразу, наверное, с колес, к нашим слушателям обращусь. У нас на радио есть программа «Дело дня». И мы регулярно в этой программе обращаемся с просьбами о помощи по разным причинам, для разных проектов, разных случаев. И в «Светлом вечере» тоже иногда случается говорить о каких-то проектах, которым требуется наша с вами поддержка. И вот сегодня одним из таких проектов выступает та самая гимназия «Ковчег». Ее поддерживает фонд «Мои друзья», дружественный с радио «Вера» фонд. И прямо во время программы, пока вы слушаете, можно уже начать помогать. Можно, например, на короткий номер 7715 отправить СМС со словом «Друзья» и суммой перевода. Например: «7715 Друзья 1000».  

А. Митрофанова 

— Или «100». 

К. Мацан 

— Или «100». Или «500». Или «50». У кого какая лепта вдовицы наличествует. Либо можно сделать пожертвование на сайте фонда «Мои друзья»: www.my-friends.ru. И, конечно, вся информация о гимназии «Ковчег» и о текущем состоянии на сайте радио «Вера» www.radiovera.ru  тоже есть. Это необходимое начальное такое введение для нашей беседы. А теперь обратимся к разговору. Отец Сергий, вы так заинтриговали нас с Аллой до эфира, когда сказали, что разговор о гимназии «Ковчег», и о вашем служении в том числе в этой гимназии при вашем храме, нужно начинать с вашего рождения. (Смеются.) 

Прот. Сергий Казаков 

— В общем-то, рождение гимназии…. 

А. Митрофанова 

— От сотворения мира, условно говоря. (Смеются.) 

Прот. Сергий Казаков 

— Началось всё с того, что по воле Божией мое рождение произошло, когда мои родители жили буквально в храме великомученицы Екатерины на Всполье. После войны, когда они приехали из эвакуации, а они трудились на военном заводе в Перми, отец поступил в аспирантуру в Бауманский, его вызвали в 1946-м году. Жить им было негде, и моя мама устроилась на работу в отделение Министерства черной металлургии плановиком-экономистом. И эта служба находилась как раз в бывшем храме великомученицы Екатерины на Всполье. Это Ордынка, Большая Ордынка. Я потом писал даже такие стихи: «Ордынка, моя Ордынка, мое путешествие от света во тьму. Я родился под кровом святой Екатерины у алтарной апсиды под рокот машин. И с рождения я слышал не шелест маслины, а людской разговор и шуршание шин». И вот так получилось, что я как бы это впитал с молоком матери. Там была такая маленькая комнатка, сначала там были машинистки, но они, как мама мне рассказывала, они говорили: «Мы не можем здесь работать, потому что здесь очень холодный цементный пол». И тогда моя мама обратилась к руководству: «А нам вообще негде жить. Вы нам дайте эту комнатку, мы уж как-нибудь переживем». И вот они там потом счастливо жили, я потом туда приходил, там в этой комнатке довольно высокий пол сделали… 

А. Митрофанова 

— Нарастили. 

Прот. Сергий Казаков 

— Да. Но это было в 1949-м году, очень давно. Так вот, соответственно, в 1949-м году я родился там и жил до полутора лет как раз в этом храме. И видно, вот эта благодать как-то подействовала. Хотя мои родители были коммунисты, они меня не крестили. И я уже сам в 30 лет крестился.  

К. Мацан 

— А храм тогда был действующим? 

Прот. Сергий Казаков 

— Нет, каким же он был действующим? Это был разрушенный храм… Не то что разрушенный — осталось здание, его использовали по назначению. В соседних корпусах жили люди, а в самом храме было это учреждение Министерства черной металлургии. И, соответственно, там работали люди. А одну комнатку дали для проживания работнице с мужем. И потом я там и родился. 

А. Митрофанова 

— Как интересно. А ведь ваши родители застали тот момент, когда вы решили принять крещение? 

Прот. Сергий Казаков 

— Да, конечно. 

А. Митрофанова 

— Как они отреагировали на это? 

Прот. Сергий Казаков 

— Они отреагировали, как вам сказать… Я их, вообще-то, не спрашивал… 

А. Митрофанова 

— Вам уже было 30 — это время, когда можно уже самостоятельно решать. 

Прот. Сергий Казаков 

— Конечно. Потом мы переехали, отец работал в Королёве, перешел туда работать из Москвы, где он учился в аспирантуре. После окончания аспирантуры его направили в королёвскую фирму, станция «Подлипки-Дачные» называлась, город Калининград Московской области. Там, где сейчас находится Центр управления полетами, всё то, что связано с космосом. И он работал в КБ ХимМаш. И туда же переехала потом вся семья. И мама потом там работала. Они были инженеры. И мы там жили. Когда я учился в школе, многие наши ребята ездили в Сергиев Посад, уже в старших классах. Тогда он Загорск назывался. А я боялся. У меня было такое ощущение, что как только я туда попаду, вся моя жизнь изменится. Вот это было еще с детства, знаете. Я боялся. И я уже стал взрослым человеком, окончил Московский лесотехнический институт, как раз факультет от королёвской фирмы. И потом уже работал в Москве инженером. И как-то мои друзья мне сказали: «Поедем в Сергиев Посад». Это было как раз… 

А. Митрофанова 

— Они сказали в Сергиев Посад или в Загорск? 

Прот. Сергий Казаков 

— В Загорск. Тогда был Загорск. Это был 1981-й год, мне 31 год был. И я согласился. Это было как раз 8 октября. 8 октября — память преподобного Сергия Радонежского.  

К. Мацан 

— Друзья знали, когда? 

Прот. Сергий Казаков 

— Нет, они не знали. Они просто ездили туда. 

А. Митрофанова 

— Простите, а они с какой целью туда ездили? Им нравилось? 

Прот. Сергий Казаков 

— Они ездили молиться, как я понял. И я в первый раз поехал с ними на электричке. Приезжаем в Сергиев Посад — у меня было такое состояние, будто я могу птичку с неба достать. И я смотрю: птичка летит — я протянул руку, она спланировала, правда, не в руку, но прямо на меня. Вот такое впечатление осталось на всю жизнь. Приехали, служба была, в трапезном храме Сергиевой Лавры я молился. Я еще не понимал, что к чему, но состояние было совершенно другое. И действительно, после этого вся моя жизнь изменилась. И уже 10 октября 1981-го года я крестился. В храме Воскресения Христова в Сокольниках. 

А. Митрофанова 

— Это как раз храм, который никогда не закрывался. 

Прот. Сергий Казаков 

— Да, который не закрывался. Там чудотворная «Иверская» икона Божией Матери. И вот я крестился, и постепенно-постепенно вся моя жизнь изменилась. Во-первых, я начал писать стихи почему-то. Сам не знаю, почему. И было состояние такое, даже такие стихи писал: «Всё точно ложится туда, куда надо. И так бы, о, Господи, жить бы и жить. За что же, о, Господи, эта награда? И чем ее, Господи, смог заслужить?» И вот постепенно, потом стал причащаться. Первый раз я причастился, даже не знал, что надо исповедаться. Я пришел в Новодевичий монастырь. Я как раз работал в Первом медицинском инженером по радиоизотопной аппаратуре, а напротив был Новодевичий монастырь. Я в первый раз пришел, смотрю, все причащаются. Я тоже причастился. Был как на небе. Потом постепенно узнал, что надо исповедаться, причащаться. Духовника нашел в Троице-Сергиевой Лавре — тогда был игумен Онуфрий. Сейчас он — блаженнейший митрополит Онуфрий всея Украины. Это мой первый духовник был, который меня наставлял, что не надо ничего придумывать, надо просто жить, молиться, смиряться, каяться в своих грехах. 

А. Митрофанова 

— Мудрый наставник. 

К. Мацан 

— Хорошее начало духовной жизни.  

Прот. Сергий Казаков 

— Да. И вся моя семья, и супруга Наталья, и дочь Анна, тогда еще она одна была. Сейчас Анна тоже матушка, мой зять — настоятель храма в Улиткино, рядом с нами, недалеко, протоиерей Андрей Пуганов. И тогда он наставлял всех нас троих. Мы потом несколько раз встречались уже на Святой Земле и на Афоне. И, слава Богу, так всё это началось, началось мое обращение постепенно. И появилось желание читать Псалтирь по-церковнославянски.  А перед этим я пришел к своему другу, с которым мы встречались еще когда мы были студентами, был такой клуб самодеятельной песни, и мы там встречались. Сейчас он тоже священник — протоиерей Роман Сыркин. И вот я прошел к нему, а он тогда был псаломщиком в храме «Всех Скорбящих Радость» на Калитниковском кладбище. И вот я пришел к нему, говорю: «Мне хотелось бы с Богом общаться, служить при храме». Это желание возникло тоже не просто так. Я к нему пришел, он мне говорит: «Ну вот, на тебе книгу, читай». И я стал читать по-церковнославянски. Соображал, где под титлами слова, сокращения. Он мне говорит: «Давно читаешь?» Я говорю: «Нет, в первый раз вижу». Он так удивился: «Надо тебе Псалтирь читать». И я с работы зашел в Новодевичий монастырь, увидел там священника, протоиерей Борис Чижов. И я ему говорю: «Батюшка, хочу читать Псалтирь по-церковнославянски». Он был секретарь епархии Московской, он ведет меня к себе в кабинет, открывает шкаф, достает мне Псалтирь. И подарил. Потом, когда я попал уже на приход — кстати, ближайший приход был в том селе, в котором я сейчас живу, село Воскресенское, настоятелем был как раз протоиерей Борис Чижов. Он мне дал первый крест напрестольный, потому что ничего не было. Но сейчас мы вернемся. И вот я стал читать Псалтирь, ходить в храм. Этот же Роман мне говорит: «Ну, приходи к нам читать часы». Он меня поставил и сам ушел в алтарь. А я знал уже тогда «Помилуй мя, Боже» — псалом 50-й наизусть. Но как читать часы? Я только слышал, как читают, ничего не знал. А он меня поставил, говорит: «Читай». И я вот всё это читал, одновременно искал, что надо — тропари, всё… Это было такое боевое крещение. 

 
К. Мацан 

— Протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино в Щелковском районе Московской области, духовник и заведующий Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег», сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Мы так идем по биографии отца Сергия. Как я понимаю, подходим уже к тому моменту, когда появляется тема гимназии. 

Прот. Сергий Казаков 

— Еще не появляется. 

К. Мацан 

— Но скоро появится. 

Прот. Сергий Казаков 

— Появится тема храма. Я веду к тому, чтобы ответить на вопрос, как ваши родители отнеслись к тому, что вы крестились, обратились к Богу. Так вот, началась моя эта жизнь. Я совмещал работу, был псаломщиком в некоторых московских храмах. Потом под Москвой. И, в конце концов, я пришел в храм в Балашихе, в храм Рождества Богородицы. Мне посоветовал этот мой знакомый туда обратиться — там нужен псаломщик, сторож, дворник… Меня там не хотели брать, потому что с высшим образованием и так далее. 

А. Митрофанова 

— А вы готовы были пойти в дворники, в печники? 

Прот. Сергий Казаков 

— Я готов был всё бросить, лишь бы жить с Богом. 

А. Митрофанова 

— А жена как на это смотрела? 

Прот. Сергий Казаков 

— Она смотрела-смотрела, как я туда-сюда. И она сначала не возражала. Я готов был всё бросить. Меня там не хотели брать, потому что сказали, что нам это подходит, у нас будут проблемы. В общем, мне сказали: «Принесите справку по совместительству на работу в церкви». Они знали, что это невозможно. Но я поверил: мне в церкви говорят. Я работал инженером, а потом окончил медицинское училище. Мне очень хотелось работать — помогать людям конкретным. И я уже работал медбратом. Все крутили у виска пальцем — как это можно со 180 рублей уйти на 80?  

А. Митрофанова 

— 180 рублей — это была отличная зарплата в то время. А 80 рублей… 

Прот. Сергий Казаков 

— И я говорил, чтобы у меня была возможность пойти в храм работать. И вот я пришел за справкой о совместительстве. Тогда инженерам и врачам не давали справку на совместительство, а только давали младшему персоналу и медсестрам. И я пришел, ничтоже сумняшеся, в отдел кадров Первого медицинского и говорю: «Дайте мне справку в церковь».  Мне говорят: «Ты что? Ты думаешь вообще?» — «Но вам не всё ли равно? Напишите справку». И пошел ее подписывать к заместителю проректора. Как раз проректор был в отпуске последний день, а его замещала заместитель по хозяйственной части, такая Наталья Сергеевна. И я к ней прихожу в 16.45. 

А. Митрофанова 

— А она в 17 заканчивает. 

Прот. Сергий Казаков 

— Да. Меня уже все знали, она говорит: «А, Сергей Евгеньевич, вам подписать справку по совместительству?» — «Да». — «Вы сейчас уже медбрат, можно». Она смотрит: куда справка. И в этот момент забегает завхоз и кричит: «Наталья Сергеевна! Там прорвало на 6-м этаже трубу, а сантехники уже переоделись, не хотят меня слушать. Хотят уходить». И она, не глядя, подмахнула мне эту справку и побежала. 

А. Митрофанова 

— Господь — великий режиссер.  

Прот. Сергий Казаков 

— И я пришел туда и стал трудиться там псаломщиком, читал на клиросе, всё-всё… Очень трудно было. И мне очень помогала молитва священника, уже покойного протоиерея, отца Иоанна Мухина. Я к нему прихожу и говорю: «Что такое? Я был студентом, я спокойно поднимал метлу, подрабатывал, метлой махал. Здесь мне эта метла, как два пуда. Мне очень трудно. Бабки какие-то бегут на меня, грязной тряпкой половой замахиваются. Что здесь творится?» Он говорит: «А здесь — передовая. Любой твой взмах этой метлой, любая твоя молитва приближает тебя к спасению и всех твоих родственников, за кого ты молишься. А бес сидит на этой метле — мешает. Так же и эти бабушки тоже. Бес хочет, чтобы ты ушел отсюда. Никогда не уходи от храма. Здесь свет, а там — темно». У меня потом были моменты, когда я хотел уйти из храма — буду просто простым прихожанином. И мне священники всегда говорили: «Никогда не уходи, будь здесь, что бы ни было». И вот я работал там, помогал. А потом жене это надоело. (Но там я тоже получал какие-то деньги.) Она говорит: «Мне надоело. Ты здесь служишь 8 суток в месяц, ты работаешь медбратом, а еще через два дня на третий ты работаешь там. Ты дома не появляешься. Уходи, я так не могу». И я пришел к отцу Онуфрию, он говорит: «Ради смирения с женой надо уйти». Я ушел. Куда? Жена говорит: «Иди работать, где мой отец работал — на ЗИЛ». Я прихожу на ЗИЛ, говорю, что я инженер, всё могу. И мне там говорят: «Вы знаете, мы сейчас не можем вас взять инженером». Не взяли. И я пошел, куда глаза глядят, пошел к «Иверской» иконе. Потом пошел к секретарю епархии, тоже уже покойному, архиепископу Григорию, а тогда он был архимандрит. И он меня направил: «Иди псаломщиком в Солнечногорск, в Спасский храм». И я пошел туда. И был там псаломщиком полгода, пока меня архимандрит Василий Капалин, тоже уже покойный, настоятель этого храма, не направил: «Иди помолись за меня отцу Иоанну (Крестьянкину), — старец такой был в Псково-Печерской Лавре, — потому что у меня плохо что-то получается, это мой духовник, поезжай в Псков». Я говорю: «А как ехать?» — «Ну, вот прямо сейчас и поезжай после службы». Я взял свой портфельчик, приезжаю на Ленинградский вокзал, становлюсь в очередь за билетом. Меня благословил священник, надо выполнять. Становлюсь в очередь за билетом, подходит тут же ко мне девушка, говорит: «Вам не нужен билет на отходящий поезд? Через 10 минут отходит поезд на Псков». Я говорю: «Нужен». Благословили — поехал. Приехал туда к отцу Иоанну (Крестьянкину) в Псково-Печерский монастырь, говорю: «Мне к нему надо». Не пускают. Я говорю: «Мне очень надо, у меня благословение». — «Ну, ладно. Подождите здесь на стульчике». Вдруг выбегает — знаете, это тоже на всю жизнь память, — именно выбегает этот отец Иоанн (Крестьянкин). Прибегает, видит меня, обнимает меня, целует и говорит: «Ты нам нужен!» Я говорю: «Кому — нам?» — «Церкви. Ты будешь священником». Я говорю: «Да вот я приехал, мне отец Василий сказал…» — «Нет-нет, отец Василий это отец Василий. Ты будешь священником. Только сам ничего не делай — Бог тебя сам приведет». И убежал.  

А. Митрофанова 

— Прекрасно. 

Прот. Сергий Казаков 

— Благословил и убежал. И я в таком состоянии еду. Он дал мне наставление священнику —  епископа Льва Болгарского. Я обратно в автобусе ехал, читал это, плакал, как будто с Богом общался. Приехал и, конечно, к этому отцу Василию, говорю, что «раз меня благословили, то надо поступать в семинарию». Я, конечно, не поступил… 

А. Митрофанова 

— Вам же сказали: ничего не делать самостоятельно. 

Прот. Сергий Казаков 

— Да, а я стал делать. И вот, не поступил. Приезжаю опять на приход, это было уже в сентябре. Бабушки такие были, они меня всю жизнь любили и сейчас любят, но уже по-другому, которые на приходе. И вот они дают мне такую справочку, что уже две недели назад он уволен по сокращению штатов, пособие ему выплачено. Всё. Езжай, куда хочешь. Приезжаю домой. А жена была в деревне. Нет, это было в августе, не в сентябре. И в августе звоню жене, а жена была с дочкой в деревне у родителей. И звоню ей, а она говорит: «Ты поступил?» — «Нет». — «Ты без меня, без моего благословения поступал. Всё, я от тебя ухожу». И вот я приезжаю домой, а она оставила квартиру, в которой мы жили, и уехала в квартиру к родителям, и забрала дочку. И вот я сижу. Вдруг звонок: молчание в трубке. Я думаю: так молчать может только моя мама. И она мне говорит: «Ты для смирения с Наташей должен пойти, как она хотела, работать на ЗИЛ». Я говорю: «Не дождешься». Кладу трубку и еду к «Иверской». Еду к «Иверской» иконе и перед ней изливаю всё свое состояние: в семинарию не поступил, жена ушла, работы нет. Что делать? Помолился и иду, куда глаза глядят. Еду в метро, выхожу на «Проспекте Маркса» тогда еще, около гостиницы «Националь». А это было 7 октября, как раз тоже перед преподобным Сергием. И смотрю, стоит какой-то человек, одетый в черный костюм, как семинарский, с длинными волосами, в скуфье, с портфельчиком, оглядывается. Я подхожу сразу: «Батюшка, благословите. Что вы ищете?» — «Я ищу, где тут у вас ГУМ и ЦУМ». И с таким акцентом уральским — духовник епархии Ижевской, в Предуралье. Мы с ним разговорились. Это был выходной день — день Конституции. И ничего не работало, тогда не работало. И мы поехали к нам, я говорю: «У меня квартира, жена ушла. Есть, где переночевать в Москве». И на следующий день мы с ним поехали в Троице-Сергиеву Лавру, как раз в день преподобного Сергия. И он говорит: «Да нужна тебе эта жена? Иди, я тебя постригу в монашество, и будем вместе служить Богу». Потом он уехал, оставил мне свой адрес. И я, не зная, что делать, иду все-таки к священнику, тоже отцу Сергию, и говорю: «Что делать?» Он говорит: «Ты не спеши, ты молись. А сейчас постарайся сделать вот что». Я опять пошел в тот же отдел кадров ЗИЛа, где меня тут же взяли — этот же человек, который полгода назад не взял. Туда, куда я хотел: в соседний цех, где работал мой тесть 43 года. И только сказали: «Надо через бюро по трудоустройству». Потому что нельзя было (это было время андроповское) больше двух переходов с одной работы на другую в течение года, надо было через бюро по трудоустройству. Я иду в бюро по трудоустройству: «Да, ищут человека. Но вы учтите, надо проработать не меньше года». И я пошел на ЗИЛ работать. Молился. Там все эти ребята меня обзывали «богомол наш». Я говорил, что не достоин так называться. Они в домино играли в перерыве, а я читал Евангелие. Напротив был Даниловский монастырь, и я молился, читал Евангелие. И вот такая жизнь была почти год.  

К. Мацан 

— Мы продолжим эту беседу после небольшой паузы. Я напомню: сегодня с нами и с вами в «Светлом вечере» протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино в Щелковском районе Московской области, и духовник и заведующий Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег». Гимназии, которой сегодня требуется наша помощь, дорогие друзья. Причем на какие-то совершенно первичные нужды по обеспечению работы гимназии — это оплата коммунальных счетов, расходы на транспорт, продукты для учеников гимназии, не говоря уже о более фундаментальных вещах, как учебное оборудование, чтобы учебный процесс шел. Можете помочь уже прямо сейчас во время нашего разговора: можно отправить СМС на короткий номер 7715 со словом «Друзья» и суммой перевода. Например: «7715 Друзья 500». Почему «Друзья»? — потому что помощью гимназии «Ковчег» занимается фонд «Мои друзья», дружественный с радио «Вера» фонд. И на сайте этого фонда www.my-friends.ru тоже можно совершить пожертвование. И, конечно, вся информация о том, где и как можно гимназию «Ковчег» поддержать, есть на нашем сайте www.radiovera.ru. В студии Алла Митрофанова и я —  Константин Мацан. Не переключайтесь. 

 
А. Митрофанова 

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. Константин Мацан и я, Алла Митрофанова. И напоминаю, что в гостях у нас сегодня протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы села Анискино в Щелковском районе Московской области, заведующий и духовник Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег». Костя уже дважды в эфире называл реквизиты — короткий номер для СМС, по которому можно поддержать эту гимназию замечательную. Бывает такое, что подобное, скажем, официальным языком, образовательное учреждение, а на самом деле места, где детям очень хорошо, они нуждаются в помощи, потому что содержатся на средства прихожан. А этих средств порой не хватает даже на то, чтобы даже сам храм достойным образом содержать. Для гимназии «Ковчег» наша помощь очень нужна. Короткий номер для СМС-перевода, по которому уже сейчас можно поддержать эту гимназию: 7715. В содержании СМС нужно написать слово «Друзья» и через пробел указать любую сумму пожертвования. 7715 — это короткий номер для СМС, и в содержании сообщения слово «Друзья» и через пробел любая сумма. Огромное спасибо тем, кто поддержит эту гимназию, потому что отец Сергий нам рассказывает нам о том, как в его жизни возникла эта идея — стать священником и учредить вот такую гимназию. Очевидно, что это всё не из головы взятые вещи, а если снять сценарий по тем историям, о которых отец Сергий в эфире нам уже рассказал, мне кажется, получится такой настоящий экшен или даже блокбастер. Удивительно это всё интересно: каким образом Господь Бог может в жизни человека проявляться, когда человек Ему такую возможность дает. Отец Сергий, каким образом возник «Ковчег»? 

Прот. Сергий Казаков 

— К нему я еще не «доехал». Так вот. Этот блокбастер продолжался в моей жизни и привел в конце концов к «Ковчегу», в котором мы все с нашими детьми, надеемся, можем спастись, сделаем для этого всё возможное. В этом житейском море. И, в конце концов, я не выдержал такой жизни, хотя и молился, и всё… 

К. Мацан 

— Жизни на заводе, когда работали на ЗИЛе? 

Прот. Сергий Казаков 

— Да. Я работал на ЗИЛе, даже там была такая поговорка: руки в масле, морда в мыле — мы работаем на ЗИЛе. Так вот, в конце концов, я не выдержал, написал телеграмму священнику, отцу Ювеналию, тоже покойному уже — архимандрит Ювеналий (Рожин). Он был игумен. Я ему написал: «Батюшка, сил моих нет больше так жить. Возьми меня к себе Богу служить». Это было в июне-месяце 1987-го года. И я забыл об этом. Ну, продолжается жизнь. Я уже проработал 11 месяцев, мне дают отпуск. В этом отпуске деньги все уже кончились, уже конец отпуска. И я поехал подрабатывать на машине. Как сейчас говорят, «бомбить». Тогда многие инженеры так делали. И вот, приезжаю, вдруг супруга мне протягивает телеграмму: «Тебе телеграмма пришла». Читаю: «Приезжай, пока владыка здесь». А я знаю, что она хотела, чтобы я работал на ЗИЛе. И я так смотрю на нее, говорю: «И что делать?» Она говорит: «Раз зовут, езжай». И я поехал. Опять тот же самый случай: беру билет на поезд, а он приходит уже вечером в Ижевск. Я приехал на вокзал за час, наверное, до отхода поезда. И вдруг вижу, что есть билет на поезд более ранний, который приходит раньше. А у меня денег-то уже не было. Я немножко на машине заработал, оставил жене деньги, уже не помню, 12-13 рублей на билет потратил. И у меня еще оставалось еще несколько рублей. И я бегу, сдаю тот билет, покупаю этот, доплачиваю еще. У меня в кармане рубль двадцать, как сейчас помню. И бегу, а поезд уже отходит. Я бегу бегом, в последний вагон сажусь и бегу до своего вагона. Бегу по переходам между вагонами. И вот такой момент. Я в этом переходе, там заходят друг на друга платформы, по которым можно перейти, а слева и справа дырочки. И поезд качнуло, у меня в левой руке билет, в правой руке у меня портфель. И я, чтобы не упасть, выпускаю билет… 

А. Митрофанова 

— И он улетает? 

Прот. Сергий Казаков 

— Оборачиваюсь и смотрю, что билет планирует в эту дырку. А у меня в кармане рубль двадцать, на ближайшей станции меня высадят — кончилась моя поездка к Богу. И я как заору: «Пресвятая Богородица, помоги мне!» И он спланировал на две эти… Я его схватил. И не помню, как доехал до Ижевска. Доехал, спрашиваю: «Где тут у вас церковь?» — «ЦСКА?» Я говорю: «Что такое ЦСКА?» — «Церковно-спортивный комплекс — там построили на кладбище ледовый дворец, а рядом примостилась какая-то церковь». В общем, там меня принял этот игумен, дал денег на переезд. Конечно, дочка училась в школе в Москве. Я приехал туда, как раз тоже на преподобного Сергия это всё было, когда меня… Я проработал ровно год, уволился, как сказали, ровно через год день в день. Уволился, поехал туда. Там псаломщиком был 9 месяцев ровно, пока меня не рукоположили. Там тоже целая история была. Мне сказали: «Привези жену, чтобы ты не убежал. У тебя квартира в Москве». Я опять даю телеграмму жене. Она приезжает из деревни, я еду в Москву. Полтора часа между поездами. Ее привозит ее отец, и мои родители, чтобы повидаться со мной, приезжают. Я опять уезжаю с Казанского вокзала в Ижевск. Нам дают комнатку, и два месяца… А я ей сказал: «Ну, недельку-две, меня рукоположат». Проходит месяц, второй идет, перед Преображением она мне говорит: «Ну, ты понял, что Бог тебя не избрал? Вот ты уже здесь 9 месяцев. Я здесь вместо двух недель уже полтора месяца». Нам дали комнатку внизу, а сверху жил священник, его матушка, трое детей. Мой друг, тоже уже покойный, протоиерей Игорь Зорин. Так вот, и жена к той матушке обращается: «Вот видишь, не избрал тебя Господь. Тебя не рукополагают». Я говорю: «Да, я понял. Я смирился, иду сейчас на Всенощную, отказываюсь. И еду на вокзал, беру билет, и завтра уезжаем после Литургии в Москву». А я был псаломщиком, помогал. Уже и алтарником был в этом храме, в Троицком соборе города Ижевска. И только я зашел в алтарь, служба сейчас начинается, мне мой сосед отец Игорь говорит: «Где ты шляешься? Тебя обыскались староста с казначеем». Я иду в канцелярию, там меня на пороге встречают староста и казначей: «Вот тебе командировочное удостоверение. Езжай в Казань, завтра тебя рукополагают». Видите, человек смирился, а Бог всё дал. И вот меня рукоположили. Там был в то время один архиерей — Казанский, Йошкар-Олинский и Ижевский. И вот я ехал в Казань, на следующий день меня рукоположили в храме Николая Чудотворца. Меня рукоположили в диаконы. 

К. Мацан 

— Неслучайно имя Николая Чудотворца сегодня, в день памяти святителя прозвучало. 
Прот. Сергий Казаков 

— И я приехал в Ижевск, и там служил диаконом. Это был 1988-й год, как раз начало восстановления всех храмов. 1000-летие Крещения Руси, начали восстанавливаться храмы. Но еще совсем еле-еле. И в Ижевске я прослужил полтора года. Это было на Преображение, на Преображение меня рукоположили. То есть преображение всего человека. Я потом 43 дня подряд служил, я почувствовал, как Господь преображает. Диакон, священник, когда служит, он причащается, то есть сам Господь начинает жить в человеке. Я до сих пор говорю это всем прихожанам, детям: как можно чаще надо причащаться, чтобы Сам Господь в нас жил. И вот проходит какое-то время. И организовалась отдельная епархия — Ижевская. И пришел новый архиерей, тоже покойный уже, епископ Палладий (Шиман). И он меня посылал все время в Москву: «У тебя квартира в Москве. Давай, езжай». Жена тоже приезжала, как жена декабриста, приезжала с дочкой. Дочь училась в Москве и часто приезжала. Продуктов тогда не было в то время, они приезжали из Москвы, продукты привозили. И он меня все время посылал в Москву: привози в новообразованную епархию утварь, всё нужное оборудование, всё... И вот я в Москве заваливал всю квартиру всем этим, потом на поезде всё это привозил. Даже один раз на меня проводница настучала. Пришел милиционер. А у меня накладные были, что я не спекулирую, я привожу для епархии. И вот в один из этих приездов, меня уже все знали в Москве, потому что я диакон, служил. Я жил 2 недели в Москве, 2 недели там. И вот прихожу как-то в храм «Троеручицы». Кстати, мы сейчас построили храм в честь «Троеручицы». «Троеручица» вместе с «Иверской» иконой — две мои самые такие иконы, которым я всегда молился. Прихожу я в храм иконы «Троеручицы» в Москве на Таганке, храм Успения в Гончарах, там чудотворная икона «Троеручицы». И я туда пришел служить, это болгарское подворье, праздник болгарский — Кирилла и Мефодия. Я пришел туда отслужить, попросился. Они меня там тоже знали, я часто там бывал. И как раз служил владыка, покойный Григорий. Он как раз, когда меня направляли служить в храм в Солнечногорск, он был секретарем епархии. И он меня увидел: «О, старый знакомый. Где ты сейчас?» — «В Ижевске диаконом». — «А чего, не хочешь к нам? Сейчас храмы начали восстанавливаться. Напиши прошение владыке, что ты ничего не хочешь, не желаешь. Попылится, годика два пройдет и, может быть, владыка и вспомнит, может, тебя изберут обратно в Москву». И я написал прошение, что у меня все здесь, в Москве: тесть, теща, отец с матерью и дочка. И положил. И ни о чем не думая, поехал обратно в Ижевск.  
Приезжаю, вызывает владыка Палладий через неделю или две. И говорит: «Отец Сергий, ты чего? Ты чего натворил? Хотят тебя забрать туда, где и так всего полно. А у меня овца единственная, которая мне в Москве помогает». Я бросаюсь к нему в ноги и говорю: «Что случилось, владыка?» — «Вот, пришел тебе вызов в Москву». А супруга была там. «Нет, — говорит, — не отпущу». Приезжаю домой и говорю: «Мне вызов пришел, а владыка меня не отпускает». Она как заплачет: «Как же так, это моя мечта. Где родился, там и сгодился. Вернуться обратно в Москву из этой глуши. Поедем к владыке». Бросилась к нему в ноги, плачет. Он говорит: «И слезы матушки меня не тронут». И всё. Матушка озверела так по-хорошему и говорит: «А я Николаю Угоднику буду хоть полжизни читать акафист, но он нас отпустит». И вот она читает акафист Николаю Чудотворцу, а я молюсь «Троеручице» — Матери Божией. Проходит два месяца, в августе меня вызывает владыка и говорит: «Отец Сергий, ты знаешь, я подумал: за одного битого трех небитых дают. Вот если ты из Москвы привезешь таких же, как ты, с высшим образованием троих, то я тебя отпущу». Я молюсь «Троеручице», матушка читает акафист Николаю Чудотворцу. И до Николая Угодника зимнего, до 19 декабря, которое у нас сегодня этот праздник, я привез ему из Москвы троих с высшим образованием. Но там был нюанс. У одного было высшее образование, у другого не было высшего образования, но зато у третьего была два высших образования. Все варианты были. И накануне Николая Чудотворца, 18 декабря, я прихожу на Всенощную. А секретарь епархии говорит: «Отец Сергий, владыка тебя отпустил». 

 
К. Мацан 
— Протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино, это Щелковский район Московской области, духовник и заведующий Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег», сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер».  

Прот. Сергий Казаков 

— И вот я как заору на весь храм, а еще нет Всенощной: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко...» — стал петь. Бабушки там все в шоке. И мы уезжаем с матушкой, она жила со мной уже. Уезжаю в Москву и подаю прошение в Московскую епархию областную. И все никак меня не рукополагают. На службы хожу. И молюсь блаженной Ксении — ездил в Петербург, ей молился. И вот, наконец, уже после Крещения, 28 января, был воскресный день, меня рукополагают в священника. И во время рукоположения я так заплакал, и владыка Ювеналий говорит: «Несите набедренник». То есть меня рукоположили сразу с первой наградой. А потом, через несколько месяцев, дали сразу камилавку. И я пришел в храм служить уже как священник, прохожу практику. И 6 февраля, как раз на блаженную Ксению, я отслужил, и меня вызывают в епархиальное управление. И говорят: «Отец Сергий, ты назначаешься настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы села Анискино Щелковского района Московской области». Я спрашиваю: «А где это?» Они мне говорят: «Ты знаешь, отец, где-то в Московской области. Езжай, найдешь». Вот с таким благословением я приехал. Груда развалин. Как раз на Иоанна Златоуста, 9 февраля. Груда развалин, три бабушки. Темнота, ветер и я. Окропил весь храм. Никто даже не простудился. И что делать? Непонятно, что делать. 

А. Митрофанова 

— А это какой год? 

Прот. Сергий Казаков 

— Это был уже 1990-й год, февраль 1990-го года. И вот за 4 года, на сайте я передал фотографии, можно посмотреть: 1990-й год — груда развалин. И уже в 1994-м году храм вчерне был восстановлен внешне. И даже один священник, которому я показывал фотографию, говорил: «Мы плакали все время, что у нас такой храм». Это был второй храм в Московской области, который начал восстанавливаться. До этого он принадлежал к числу храмов, которые невозможно было восстановить. Так было в Бюро по охране памятников написано, что невозможно. 

К. Мацан 

— Не подлежит восстановлению. 

Прот. Сергий Казаков 

— Да, не подлежит восстановлению. А там рядом находится санаторий имени Горького, который тогда был санаторием 4-го Управления, где отдыхал наш владыка Ювеналий. И он ходил, смотрел. Он потом рассказывал, он приезжает к нам каждые 5 лет в годовщину. И говорит: «Я зашел туда, когда отдыхал в санатории. Смотрю: грязь, мусор, в туалет ходят здесь. Какой-то небритый мужик из горла пьет водку». То есть осквернено было всё. Там были в том числе и сотрудники этого санатория, где был владыка. Они хотели восстановить этот храм и к нему обратились. Он долго думал, и потом наконец согласился. Это было осенью 1989-го года. И как раз в 1990-м году послал туда меня на послушание. И вот мы восстановили гимназию. Храм начал восстанавливаться из ничего — как Господь из ничего, всё восстанавливали. Появился приход, всё появилось постепенно. Началось постепенно, с трудом. Люди стали преображаться. Мы знаем, что в 90-х годах происходило в нашей стране. И вот в середине 90-х годов, в 1995-1996-м, нас вызвали. Тогда было всего 6 храмов в Щелковском районе, настоятелей вызвали в администрацию, и там заместитель начальника МВД Щелковского района сказал: «Не знаем, что делать. Не можем справиться, такое творится, особенно с детьми. Наркотики… Хоть вы помолитесь, сделайте что-то». И тогда возникла идея создать гимназию, чтобы защитить людей. Стали они жить совсем по-другому. Чтобы защитить их таким образом, вернее, вырастить у них духовные мускулы, чтобы они смогли не поддаться вот этим развращающему влиянию окружающего мира. 

А. Митрофанова 

— Когда вы начали заниматься, в середине 90-х? 

Прот. Сергий Казаков 

— В 1996-м году я поехал на Афон. Там есть скит святой праведной Анны, где молятся все о том, чтобы дети были. И там есть такой священник, старец Янис, к которому все приходят и получают его благословение. Я к нему прихожу и говорю, вдруг неожиданно для себя: «А сколько у меня будет детей? А дети у меня еще будут?» А мне уже было 48 лет, матушке 47. Уже вроде невозможно. И он мне вдруг говорит: «Будут: 3, 5. Нет, 10. Нет, еще больше». Я думаю: «Ну, чудит старец». И уехал. Через год посмотрели мы, сколько у нас родилось за год только младенцев на приходе — 18. И возникла идея создать православную гимназию. И мы начали. Сначала один класс был, потом два, три… Мой сын учился в третьем классе. И вот теперь уже гимназия существует больше 20 лет. И у нас уже было 8 выпусков. Становятся все они православными людьми. В том числе и мой сын с невесткой работают, он священник тоже, иерей Иоанн Казаков. Он завуч у нас там. Работают. Приходят преподаватели — уже наши выпускники. И основы православного мировоззрения, основы православной веры преподаются. Церковнославянский язык. Они живут в этом, постоянно причащаются, каждый большой праздник. Мы их наставляем, живем одной прекрасной жизнью. И кружки всякие, побеждают на разных конкурсах. Военно-патриотическое воспитание. Конечно, мир берет свое, но тем не менее мы всё пытаемся. Многие гимназии православные Московской области, я был недавно на совещании, они говорят: «А у нас благодетель, нам ничего не надо». Сейчас уменьшается содержание гимназий, то есть мы получаем только на оплату преподавателей какую-то мзду.  

А. Митрофанова 

— А государственных денег у вас нет? 

Прот. Сергий Казаков 

— Нет, дают. Но муниципальным дают в полном объеме. А здание гимназии принадлежит приходу. Поэтому приход является учредителем, юридическое лицо приход является учредителем гимназии, одним из учредителей гимназии, которая состоит из пяти отделений. И вот одно из отделений, Анискинское, в этом отделении я заведующий, духовник. И мы всё делаем, но у нас, в основном, храм содержит гимназию. То есть только часть оплаты труда преподавателей, мы получаем на образование, на образовательный процесс. А здание-то то наше, сейчас у нас коммунальные платежи... Всё буквально: оборудование, питание. Питание нам дают только для малообеспеченных. И всё-всё это идет за счет храма, за счет пожертвований прихожан. И поэтому всё это очень-очень трудно. А сейчас достигло такого состояния, когда совершенно нету этой возможности, потому что всё идет по непонятной вещи. А благодетели, которые были, они сейчас уже говорят: «Мы не можем. У нас у самих дела не очень». То есть их практически нету. 

К. Мацан 

— Неслучайно наш разговор сегодняшний состоялся именно 19 декабря, в день памяти Святителя Николая… 

А. Митрофанова 

— Одного из самых милостивых.  

К. Мацан 

— Можно вспомнить его житие: предание, как он тайно помогал трем девицам мешочками золота, чтобы избежать их худшей участи. И вот сегодня, наверное, в этом смысле у нас у каждого есть возможность каким-то поступком уподобиться Святому Николаю. 

А. Митрофанова 

— Еще грядет Новый год и Рождество Христово. Мы же понимаем, что Санта-Клаус это одна из производных того самого прекрасного образа Святителя Николая. 

К. Мацан 

— Но в отличие от Святителя, нам не нужно ни к какому дому тайно пробираться ночью, подкидывать этот мешочек в окошко. 

А. Митрофанова 

— Можно подарок сделать очень легко. 

К. Мацан 

— На короткий номер 7715 отправить СМС со словом «Друзья», пробел, сумма перевода. Например: «7715 Друзья 500». И это пожертвование пойдет на помощь Православной гимназии «Ковчег», причем помощь, которая будет касаться самых фундаментальных, важных элементарных нужд, таких, как оплата еды для учеников, коммунальные расходы. 

Прот. Сергий Казаков 

— Ну, еда-то ладно, на это мы как-то находим. Мы надеемся, что после января станет полегче, может, полегче станет. А сейчас момент у нас получился такой, и мы поэтому обратились. Конечно, мы молимся и надеемся на милость Божию. Господь нас не оставит. 

А. Митрофанова 

— Я не сомневаюсь, что так и будет. Единственное, что важно здесь помнить: у Бога нет других рук, кроме наших. Поэтому, чтобы вам помочь, может быть, этот эфир чем-то поспособствует в поиске средств. Это было бы замечательно. 

К. Мацан 

— Поэтому 7715, слово «Друзья», пробел и сумма перевода. Почему «друзья» — потому что пожертвование совершается через фонд «Мои друзья», дружественный с радио «Вера» фонд. Поэтому на сайте этого фонда www.my-friends.ru тоже можно найти информацию о способах перевода помощи для гимназии «Ковчег». И, конечно, вся информация есть на сайте радио «Вера» www.radiovera.ru, куда мы вас тоже приглашаем. Напомню, что сегодня с нами и с вами в «Светлом вечере» был протоиерей Сергий Казаков, настоятель храма Рождества Богородицы села Анискино, это Щелковский район Московской области, духовник и заведующий Анискинского отделения Православной классической гимназии «Ковчег». Спасибо огромное за этот очень увлекательный, вправду блокбастерский разговор, с точки зрения его сюжетных поворотов и интриги. В студии была Алла Митрофанова и я, Константин Мацан. До свидания. 

А. Митрофанова 

— До свидания. 

Прот. Сергий Казаков 

— Призываю на всех жертвователей Божие благословение. И будем молиться за них всех. И я надеюсь, что Господь нас не оставит и дальше. Вся моя жизнь была цепочкой чудес. Надеюсь, может быть, когда-то это удастся описать, а может быть, даже снять фильм. 

К. Мацан 

— Спасибо большое. До свидания. 

А. Митрофанова 

— Спасибо.  

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Также рекомендуем