«Вера и Дело. Корпоративная благотворительность». Светлый вечер с Ольгой Мироновой (23.10.2017)

* Поделиться

Программа создана при поддержке проекта «Опора Созидание» - www.opora-sozidanie.ru

У нас в гостях была руководитель направления по корпоративной социальной ответственности "Объединенной Металлургической Компании" Ольга Миронова.

Мы говорили о том, что такое корпоративная социальная ответственность, о конкурсе благотворительных проектов и о поддержке социального предпринимательства.


К. Мацан

«Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, дорогие друзья. В студии Константин Мацан. А этой беседой мы продолжаем цикл бесед внутри «Светлого вечера», этот цикл мы называем «Вера и дело» и в рамках этих передач говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения цифры показателей, а с точки зрения самих отношений. То, в чем участвуют люди и, стало быть, то, где есть ценности, которые людей должны, по идее, объединять и в самых лучших примерах объединяют. Это касается каждого, потому что все мы так или иначе живем в том обществе, где мы участвуем в этих отношениях социально-экономических. Мы либо руководители, либо наемные работники, либо владельцы каких-то бизнесов, либо просто потребители тех или иных продуктов, мы так или иначе включены в эту систему, поэтому поговорить о том, как материальное и нематериальное сосуществуют вместе — это про нас, про людей. И мы сегодня приветствуем в гостях Ольгу Ивановну Миронову, руководителя направления по корпоративной социальной ответственности Объединенной металлургической компании. Добрый вечер, Ольга Ивановна!

О. Миронова

 Добрый вечер!

К. Мацан

— Есть для нас, людей, смотрящих на бизнес и даже социальные процессы в бизнесе со стороны, такое стереотипное представление — наверное, ложное, может быть, вовсе искаженное — о том, что корпоративная социальная ответственность это про то, что компания много денег заработала и частью поделилась, кому-то их отдала. Вот насколько это соответствует действительности?

О. Миронова

 Ну, если говорить грубо, то, наверное, это так. Но на самом деле, корпоративная социальная ответственность — это все-таки некий подход к ведению бизнеса, когда происходит взаимодействие с различными заинтересованными сторонами, то есть когда компания стремится к тому, чтобы быть не однодневной, а устойчивой, она должна учитывать интересы различных сторон, людей, которые проживают в этих регионах, местных сообществ, администрации, власть, СМИ, кстати, тоже является нашим неким таким стейкхолдером, поэтому, наверное, такой подход. Существует миф, что корпоративная социальная ответственность — это про благотворительность, это немножко не так…

К. Мацан

— Вот давайте определим понятия, разведем их тогда.

О. Миронова

 Ну, КСО — это, все-таки, я повторюсь, про стратегию развития бизнеса, это — нахождение каких-то новых, позитивных идей, новых возможностей взаимодействия с различными заинтересованными сторонами.

К. Мацан

— А благотворительность?

О. Миронова

 А благотворительность — это часть. Потому что если смотреть КСО, КСО — это и ответственное ведение бизнеса, выплата заработной платы, это уплата налогов, это оплата труда, промышленная безопасность, это, конечно же, экология — для промышленных компаний, это и права человека, это и развитие местных сообществ. Но на поверхности лежит такая благотворительность, дать деньги и все, скажем так. Но на самом деле, это — глубже, это, опять же говорю, некий подход к ведению бизнеса.

К. Мацан

— Есть еще такие термины, которые, наверное, тоже нужно сразу оговорить, есть корпоративная социальная ответственность, есть социальное предпринимательство. Что это такое?

О. Миронова

 Ну, социальное предпринимательство — это инструмент, это что-то между благотворительностью и предпринимательством. Это — бизнес с низкой маржинальностью, но который решает острые социальные проблемы. Как пример могу сказать — «Коломенская пастила», это бизнес, который развивает город и сохранение исторического наследия. В наших регионах социально-предпринимательские проекты — это, например, проект «Ай спик», обучение детей английскому языку, детей с ограниченными возможностями, то есть, вот такой проект. Или проект, в котором задействованы и работают люди с ограниченными возможностями, в Благовещенске у нас открылась соляная камера, прежде всего, это — город, где сложная ситуация с экологией в силу того, что там находится нефтеперерабатывающий завод, промышленные предприятия, но открыл ее еще человек, инвалид по зрению, и нанял еще человека, который тоже является с ограниченными возможностями. То есть это — трудоустройство и получение… Прибыль есть, это решение острой социальной проблемы. То же самое, например, в Чусовом у нас открыто антикафе молодежное. Потому что для молодежи в маленьком городе нет места, где собраться. И молодой человек открыл, при поддержке нашей компании такой бизнес. То есть, все-таки, социальное предпринимательство это один из вариантов решения, что ли, острых социальных проблем, но со стороны уже не крупного бизнеса, а любого человека, который… это может быть ИП, это может быть НКО, это еще форма устойчивость, то есть это — устойчивая благотворительность, я бы так назвала.

К. Мацан

— Но это, все-таки, дело, скорее, малого и среднего бизнеса, одиночек-энтузиастов.

О. Миронова

 Я не соглашусь. Во-первых, некоммерческая организация, если она продумывает концепцию устойчивого своего развития в будущем, однозначно можно думать о социальном предпринимательстве. Вот пример такой, скажем, те же самые центры, семейные центры или детские сады для детей, потому что нехватка детских садов — это, может быть, решится социально-предпринимательским проектом, или это может быть инклюзивный детский сад. Дома престарелых, которые тоже может быть социально-предпринимательским проектом абсолютнейшим, и к этому может подходить некоммерческая организация точно. Но я с Вами соглашусь, что действительно, социальное предпринимательство — это удел бизнесменов, это, может быть, пяти процентов населения, но с позиции крупных компаний, это интересно развивать, потому что это может быть…. Мы вот сейчас поддерживаем в рамках грантового конкурса «МК партнерство» некоммерческие организации. Или у нас есть направление — сотрудники реализуют волонтерские проекты. И у нас уже есть кейсы, когда волонтерский проект сотрудника, он перерождается в социально-предпринимательские. То она себя год пробует, у нас есть такие сплавы по реке Чусовая для детей с ограниченными возможностями, и плюс еще с элементами экологии. Человек попробовал. Сначала небольшой грант получил, 50000 мы для сотрудников мини-грант, а дальше она просто выиграла, написала устойчивую бизнес-модель и выиграла грант уже в программе «Начни свое дело», то есть компания должна думать, что среди своих стейкхолдеров могут быть обыкновенные люди, это может быть адресная помощь, вот я…

К. Мацан

— Давайте расшифруем слово «стейкхолдер».

О. Миронова

 Стейкхолдер — заинтересованная сторона. Это человек, который, к примеру, социально уязвимая группа населения, и для них может быть только адресная помощь, один вариант. Есть некоммерческие организации, государственные, муниципальные учреждения, которые запросто могут написать проект, значит, для них нужно делать грантовый конкурс. Есть еще одна заинтересованная сторона, наиболее активная, это — люди с бизнесовой такой жилкой, мышлением, для них можно предлагать возможность социально-предпринимательского проекта. И это получается такая линейка возможностей, которые бизнес предлагает для людей в моногородах, или в крупных городах.

К. Мацан

— И вы, как бизнес, это делаете?

О. Миронова

 Да. И надо сказать, что это мы делаем не потому, что мы такие добрые, а потому что это выгодно, это — эффективно.

К. Мацан

— Вот давайте об этом прям поподробнее, потому что очень часто же кажется, что есть компании, которые своим успешным бизнесом зарабатывает деньги, и вот должны найтись в этой компании каким-то случайным образом добрые люди, которые решат, «нет, не все же для себя, надо для других тоже», тогда они начнут что-то жертвовать. Я сейчас опять-таки очень огрубляю схему. То, что Вы говорите — это принципиально иная логика, что эти, условно говоря, добрые дела, широко это назовем — это есть некоторый фактор успешного бизнеса…

О. Миронова

 Ну это действительно так, и причем есть концепция устойчивого развития, когда мы работаем с разными партнерами, формируются эти междисциплинарные связи, мы просто как бизнес, как подводная лодка, становится устойчивой. В этом состоит концепция.

К. Мацан

— А можно на примерах, как это происходит?

О. Миронова

 Ну, во-первых, почему компании запускают политики по корпоративной социальной ответственности, потому что есть некие требования, если есть, например, есть стандарты международные, согласно которым мы должны следовать. Надо сказать, что за рубежом таких компаний больше, чем у нас, это где-то 14 с половиной тысяч, в основном они находятся в США, Германии, Франции, в Японии. В России как бы меньше, где-то порядка 80, по-моему, таких компаний, которые внедрили такую программу корпоративной социальной ответственности, но, тем не менее, если у компании есть международные заказы, они должны соответствовать неким стандартам, это есть стандарты ISO26000 и так далее. То есть, это — некое такое требование, прозрачность, эффективность. Есть еще новый как бы тренд, все компании хотели бы посчитать социально-экономический эффект своих благотворительных вложений, это абсолютно нормально. Правильно ли мы делаем это? Действительно мы осчастливливаем людей или, может быть, мы делаем что-то не очень правильное, как например, с детскими домами, когда люди везут подарки в детские дома, оказывается, что это некий вред.

К. Мацан

— Это некий спорный момент, сколько это помогает ребенку из детского дома стать самостоятельным, а не, скажем так, культивировать в себе иждивенчество такое, что мне все должны и мне будут всю жизнь помогать.

О. Миронова

 Да, вот, поэтому, конечно, компании реализуют некие такие… Для компании интересно делать системные проекты, эффективные… Бизнес он, все-таки заточен на то, чтобы делать эффективно и зарабатывать деньги. Но, находясь на территориях присутствия, мы пользуемся теми ресурсами, которые есть, человеческими ресурсами. Для бизнеса очень важно, чтобы люди не уезжали из моногорода в Москву или Санкт-Петербург, значит, у людей должны быть услуги, достойная зарплата, достойная культурная жизнь, и их жизнь не заканчивается за пределами проходной, чаще всего, люди, которые работают на заводе, живут в этом городе. То есть естественно важно компаниям думать и о социальной этой сфере. Поэтому внедряются программы системные, которые можно оценить.

К. Мацан

— Ольга Миронова, руководитель направления по корпоративно социальной ответственности Объединенной металлургической компании сегодня проводит с нами этот светлый вечер, эту беседу из цикла «Вера и дело», то есть, правильно ли я могу так сформулировать, может быть для Вас, как для профессионала, вещь очевидную, а для меня, допустим, требующую некоего акцента, что бизнес работает, в первую очередь, не с железками, не с территорией, а с людьми. И о них нужно помнить, выстраивая бизнес процессы.

О. Миронова

 Ну вообще одно из направлений корпоративной социальной ответственности — это развитие персонала. А сейчас получается так, что приходит поколение Y, которое выбирает уже между двумя компаниями, талантливое поколение, та компания, которая просто зарабатывает деньги, или та компания, которая решает еще социальные проблемы помимо. То есть мы тоже на это ориентируемся.

К. Мацан

— То есть люди при выборе устройства на работу смотрят, где больше человеколюбия, скажем так, в компании.

О. Миронова

 Конечно! То есть, во-первых, любят человека, во-вторых, сейчас очень много молодых людей, которые озабочены экологическими проблемами. Мы даже по нашему офису видим, что в рамках нашего грантового конкурса «МК партнерство» люди могут запускать проекты разного толка, помощь социально уязвимым группам населения, экология.. очень много экологических проектов: переработка пластика, переработка вторичных вещей, одежды, у нас очень классный проект был с CharityShop в прошлом году: это волонтерский проект, сбор батареек. Для людей это важно. Это важно для молодого поколения, 20, 25, до 35. Сбор макулатуры, переработка макулатуры, бумаги, то есть это как бы очевидные такие вещи, что пришло совершенно другое поколение.

К. Мацан

— Кроме сотрудников, когда я говорю про людей кроме сотрудников, есть же еще, вот мне очень важна тема, чтобы мы ее не потеряли, собственно говоря, люди, которые живут в этих местах, где бизнес работает. Потому что это каждый может, наверное, применить к себе. Вот идет стройка, ты год около этой стройки ходишь, там забор, там грязно. Вот возникает колоссальная разница, я по себе замечал, когда висит объявление: «Извините за неудобства» — там слово «неудобство» возникает; или висит объявление: «Скоро здесь будет красиво и светло» — ты понимаешь, что совсем другой подход у людей к тому, как они с людьми вокруг общаются и взаимодействуют.

О. Миронова

 Ну это абсолютно, кстати, концепция, того же устойчивого развития. Бизнес пришел надолго. Вообще, наши предприятия, они достаточно взрослые, то есть Выксунскому металлургическому заводу в этом году 260 лет.

К. Мацан

— Вот это да!

О. Миронова

 Да, Благовещенскому арматурному заводу в прошлом году было 260 лет, 261 год. Поэтому это уже производство достаточно давнее, и в этих городах уже, наверное, несколько поколений людей, которые работают на этом предприятии, и конечно, заводы они переплетены вот именно судьбой этих людей, которые живут в городах, и это очень важно — предоставлять людям возможность делать свою жизнь лучше, видеть какие-то острые социальные проблемы и возможность их решать, потому что вот грантовый конкурс, я считаю, — очень хороший инструмент взаимодействия с местными сообществами. То есть ежегодно у нас в феврале объявляется грантовый конкурс «МК партнерство», он неслучайно так назван, участвовать могут государственные, муниципальные учреждения, некоммерческие организации, кстати, очень немногочисленные, мы сожалеем, что их мало, потому что они — носители инновационных технологий в социальной сфере, они видят… Вот там работают какие-то особенные люди, которые видят и применяют инновационные технологии.

К. Мацан

— Они работают на земле, в поле.

О. Миронова

 Да! Может быть, и может быть, их коснулась проблема. Чаще всего, это — люди, которые ранены, скажем так, какой-то проблемой социальной, и у нас есть возможность, наши волонтеры сотрудники могут реализовать проект. И это — здорово, потому что, находясь, например, в Москве, я не знаю, что нужно людям в Выксе и что нужно людям, например, в городе Чусовом. И у нас даже проекты, они очень сильно от региона отличаются. В Выксе очень много проектов экологических, спортивного образа жизни, здорового образа жизни. Благовещенск у нас очень семейный. Там мусульманские ценности, больше, наверное, потому что это под Уфой находится, и там очень много проектов, ориентированных на семью, на пожилых людей, на детей с ограниченными возможностями. Чусовой у нас продвинутый, спортивный, поэтому там много спортивных мероприятия и там очень много людей пожилого возраста и молодых людей, у нас там межпоколенческие проекты. «Трубодеталь» — там город все-таки Челябинск, поселок Новосинеглазово, это район — как у нас Капотня в Москве, небольшой такой район Челябинска, там их волнует, все-таки связано, наверное, с экологией, с социальными заболеваниями, профилактика онкологии, диабета и так далее. И там находятся проекты, которые запускаются, реализуются и выигрывают все: выигрывает компания, которая эффективно тратит средства, грантовый конкурс позволяет прокачивать навыки тех же самых государственных муниципальных учреждений, показывает им, что кроме нашего грантового конкурса есть там президентские гранты, гранты православной инициативы, кстати, тоже пишут некоммерческие организации, президентские гранты и так далее. Фактически мы повышаем как бы градус образованности в социальной сфере наши регионы.

К. Мацан

— Вы по одному из Ваших образований и призваний, если верить справке в Интернете, врач-психотерапевт.

О. Миронова

 Даже психиатр.

К. Мацан

— Даже психиатр! Поэтому поскольку «психея», этот греческий корень означает «душа», про душу человека Вы знаете очень много и глубоко. Вот меня, честно говоря, очень зацепило то, что Вы сказали про молодых людей, поколение «игреков», которым сегодня 20-25 лет, которые, приходя на работу, выбирая, куда им устроиться работать, если благо у них есть выбор такой, учитывают, насколько компания является социально ответственной. Вот там экология важна человеку. Казалось бы, молодежь принято ругать, человеку важна экология, важно, как уничтожаются батарейки, чтобы они не засоряли среду. У меня есть такое ощущение, что когда человек задумывается об этом, он в каком-то смысле по-новому смотрит на себя, как на личность, то есть он понимает, что личность — это немножко про то, чтобы не только для себя как-то жить, существовать, думать еще о чем-то и какой-то идее служить больше, чем ты сам. Вот насколько Вы это видите?

О. Миронова

 Я это вижу, и, более того, меня очень радует, что мы запустили такие изменения, потому что когда мы запускали волонтерское направление, мы, конечно, думали о возможности социальной карьеры, социального лифта, потому что иногда невозможно на большом предприятии выстроить карьеру вертикально, но можно горизонтально, и надо сказать, .что в Выксе и в Чусовом у нас есть люди, которые стали депутатами благодаря этому грантовому конкурсу. Вот реально, реализовав этот проект, мы еще каким-то образом… Мы позитивно подсвечиваем, они становятся героями города. У нас есть замечательный проект в Выксе «На зарядке». Парень молодой, который…

К. Мацан

— Это все сотрудники Ваши?

О. Миронова

 Это сотрудник Выксунского района, совершенно замечательный, с женой написал проект «Зарядка в городе Выкса», причем он выбирал районы неблагополучные. И каждую субботу проводили зарядку с музыкой. Сначала подтягивалось малое количество людей, потом большое. Ну, парень стал у нас… во-первых, продвинулся по карьере…

К. Мацан

— Стал звездой!

О. Миронова

 Он стал звездой, настоящей звездой, это правда! Это здорово! Потому что, то есть он какое-то молодежное движение возглавил, мы привозили еще федеральных журналистов, он давал интервью. Второй молодой человек, прошел вторую чеченскую кампанию. У нас в Выксе есть центр «Пеликан». Для нас, конечно, очень важно, и там есть дети, которых никогда не усыновят, потому что они являются социальными сиротами, у них есть либо реинтеграция в биологическую семью, а можно развить программу наставничества. В Выксе у нас такие крепкие мужчины, у нас сильная металлургическая промышленность, трубная, и поэтому там родился проект этого молодого человек, он стал наставником для этих ребят, то есть для него это — дело жизни.

К. Мацан

— А человек, который был, или остается, сейчас Вы мне расскажете, сотрудником компании, вот он становится звездой, вот он продвигается куда-то, может он депутатом, из компании уходит, получается?

О. Миронова

 Ну, в моногородах он не уходит никуда и не уезжает, наоборот, ты обрастаешь связями, и, надо сказать, ты привязан к своему местному сообществу, это немножко другое мышление, это, может быть, не мышление крупного города, как Москва и Санкт Петербург.

К. Мацан

— Но он остается сотрудником компании?

О. Миронова

 Он остается сотрудником компании. То есть, в Чусовом у нас Заксобрание, я думаю, на треть состоит из наших волонтеров, которые стали депутатами. И это — здорово. То есть там проект, например, кинотеатр для бабушек, и один из наших волонтеров-депутатов…

К. Мацан

— А что в нем такого «бабушкинского»?

О. Миронова

 Просмотр фильмов на открытом воздухе для людей пожилого возраста.

К. Мацан

— А это их репертуар? Старые фильмы или они все смотрят?

О. Миронова

 Там разные фильмы. Но конечно, все-таки, наверное, советские фильмы. Это, опять же, межпоколенческий проект, очень здорово, очень интересно, нам нравится.

К. Мацан

— Ваши разные проекты собраны под таким брендом программа «Начни свое дело». Расскажите об этом, что это за программа, в чем ее идея?

О. Миронова

 Программа «Начни свое дело» — это как раз про социальное предпринимательство, которое между бизнесом и благотворительностью. Она состоит из трех этапов, прежде всего, это образовательная часть. Мы делаем, кстати, с партнерами, с фондом «Наше будущее», фонд региональных социальных программ, который является частным фондом Вагита Алекперова. Они продвинуты, очень продвинуты в социальном предпринимательстве, и они проводят нам такие тренинги, несколько блоков по социальному предпринимательству с нашими потенциальными благополучателями. Следующий этап — это грантовый конкурс небольшой, то есть, например, в Чусовом у нас до ста тысяч рублей, в Благовещенске до двухсот. Потому что мы так решили, в зависимости от региона. И следующий этап — это акселерационная программа, которую проводит Центр Инноваций Социальной сферы, который, кстати, является государственными учреждениями в регионах, они — некий такой инкубатор, они допекают вот эту идею и не дают ей остановиться. То есть, у нас пока один только бизнес не был запущен в Чусовом, а из 40 проектов 39 запустились.

К. Мацан

— Журналисты иногда замечают, что в наших постоянных спорах о том, что такое гражданское общество, есть ли оно у нас и как оно у нас работает, есть, на самом деле, простой достаточно рецепт, что там, где возникает какая-то проблема, там, где людям больно или неспокойно, старики, дети-сироты, неустроенность какая-то возникает, волонтеры, которые вокруг себя собирают какой-то актив, и вот начинается жизнь, люди вдруг самоорганизуются именно на почве помощи кому-то еще или помощи, в конце концов, себе самим в трудной ситуации. Именно из такой болевой точки обычно вырастает то, что мы хотим видеть как гражданское общество. Вы это так же видите? Это нормальный процесс?

О. Миронова

 Это абсолютно нормальный процесс, причем я это вижу достаточно ярко, как под лупой в моногородах. Хотя даже на примере нашего московского офиса, надо сказать, что в московском офисе люди занятые, и мы действительно преодолеваем большие расстояния, чтобы приехать в офис и волонтеров меньше. Но, надо сказать, что все равно вокруг человека объединяются люди с похожими ценностями. Вообще волонтерство — это возможность найти в своей компании «своих», как в фильме Балабанова, найти своих и успокоится. Это очень гениальная штука, это хороший вариант адаптации, если ты молодой человек — делай волонтерскую акцию, и ты увидишь тех людей, которые твоей крови. Про гражданское общество я могу сказать, что, наверное, волонтерство — это один из вариантов социального лифта, вот я просто это вижу. Социальных лифтов не так много, это образование, может быть, спорт, и вот еще гражданская активность, можно стать активистом и в принципе, выстроить карьеру. Рада я этому? Очень рада! Потому что это — самореализация людей, это объединение людей определенного сорта, которые могут решать, они переходят из позиции иждивенца к позиции активного гражданина, и плюс еще объединяют вокруг себя. У нас такой пример интересный в Выксе. Женщина, она у нас крановщица обыкновенна, Вера Балдина. Она увидела проблему, что плохо с правилами дорожного движения и очень много аварий, в которых травмированы дети. Она сделала проект по профилактике ДТП, такие фигуры были сделаны, она напрягла ГАИ города Выксы и они сделали проект. И вот этот пример активной гражданской позиции. Увидела проблему — реально сделала, объединила вокруг себя людей, еще и власти заставила работать.

К. Мацан

— Потрясающие истории рассказываете! Расскажите еще, что как-то вот лично Вас больше всего поразило в тех людях, с которыми Вы работаете и встречаетесь?

О. Миронова

 Наверное, по социальному предпринимательству это очень такие какие-то штуки, потому что когда мы запускали этот проект в прошлом году, мы запускали его как антикризисный, потому что в силу причин у нас, скажем так, сложилось так, что нужно было запускать эту программу в городе Чусовом, и вот сейчас запустили в Благовещенске. Мы не были уверены, что люди будут писать проект, что они будут реализовывать, выбирать эти грантовые средства, учиться, дальше реализовывать этот проект, и меня поразил проект Рады Фатаховой, это слепая девушка, абсолютно слепая, то есть, человек с ограниченными возможностями, но с неограниченными желаниями, она открыла массаж для детей. Мы привозили эксперта, представителя «Опоры России» Сергея Голубева, он сказал: «Слушайте, крутой проект!», потому что человек нашел нишу. Во-первых, в Благовещенске, где все ориентированы на детей, естественно, будет спрос. Во-вторых, слепые люди с их тактильностью, они именно для массажа детей очень будут востребованы, вот это, наверное, меня очень сильно поразило. Потому что, когда видишь люди, которые с руками и с ногами ноют, и ничего не делают, а здесь дается возможность людям, у которых ограниченные возможности, и они реализуют как-то фантастический проект. Или проект соляной камеры. Человек получил грант у нас, обучился, и плюс еще для того, чтобы сделать шикарную соляную камеру, он продал свою однокомнатную квартиру. Шикарная совершенно в этом Благовещенске! Мы привозили журналистов, все ахнули! Все сидели и такой релакс. И у него хороший проект, который будет жить долго. Совершенно стоящий на ногах проект «Агротехсервис», опять же в Благовещенске, ремонт сельскохозяйственной техники, доильных аппаратов, вот я бы это, сидя в Москве, как Вы говорите, с психиатрическим образованием, я ни за что бы не придумала. Это нужно именно городу и муниципальному району. И конечно мы, реализуя эти программы, мы приобретаем большое количество сторонников.

К. Мацан

— Ольга Ивановна Миронова, руководитель направления по корпоративной социальной ответственности Объединенной металлургической компании сегодня проводит с нами этот светлый вечер. Я напомню, что это беседа из цикла «Вера и дело», в студии Константин Мацан, мы прервемся и вернемся к вам буквально через минуту.

К. Мацан

— Еще раз добрый вечер, дорогие друзья, «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, в студии Константин Мацан. У нас сегодня в гостях Ольга Миронова, руководитель направления по корпоративной социальной ответственности Объединенной металлургической компании. Вы потрясающе интересно рассказываете о тех примерах неравнодушных и деятельных людей, которые вокруг себя меняют жизнь, мне бы вот о чем хотелось Вас сейчас спросить: у Вас же огромный опыт работы за границей в сфере социальной ответственности бизнеса. Какие практики есть там, которые могли бы прижиться у нас и которые, может быть, пока не пришли и почему?

О. Миронова

 Ну я сразу поправлюсь, я работала… Действительно, у меня образование в Великобритании, несколько стажировок в США и в Швеции, но работала я в России в международной компании.

К. Мацан

— Ну да, я оговорился. У Вас именно опыт международного сотрудничества, что называется.

О. Миронова

 Да-да-да! То есть у меня как бы французский, американский, британский и шведский опыт. Надо сказать, что мы очень сильно догоняем запад. Конечно же, у нас нет пока таких организаций, как в Великобритании — например, фонд «Корум»(? – часть 2-я, 01:22), который работает с 1778 или 1775 года, который был организован Генделем. То есть это для меня некий такой пример устойчивости некоммерческой организации. У нас пока такого нет, ново всяком случае, мы быстро учимся, мы медленно запрягаем, но быстро едем. Конечно же, опять же мы догоняем даже по социальному предпринимательству, и я очень рада, что многие компании запускают это направление как перспективное, и то, что РСПП... Российский....

К. Мацан

— ...Союз Промышленников и Предпринимателей – он поддерживает, там, СУЭК, «Северсталь», «Норникель», «Атомредметзолото», сейчас вот САБ(? – 2-я часть, 02:11), «Балтика» запускают эти программы по социальному предпринимательству. Я считаю, что это верно. Надо сказать, что три года назад у меня была стажировка в США, и я… WarnerBrothers — я специально говорю: «Покажите мне вашу корпоративную социальную ответственность, вот покажите, что у вас?». Во-первых, у них очень хорошая программа корпоративного волонтерства, она просто шикарная, но у нас тоже это начинается. Когда я стала рассказывать, что мы поддерживаем местные сообщества, они говорят: «Слушайте, а почему вы это делаете сами а не через некоммерческий сектор?» В этом мы, наверное, отстаем, но не в Москве и Санкт-Петербурге, а в моногородах.

К. Мацан

— А объясните, в чем, скажем так, есть тонкость и разница — через некоммерческий сектор?

О. Миронова

 Ну, во-первых, некоммерческий сектор — третий сектор — это, во-первых, возможность людям, которые не работают…

К. Мацан

— Благотворительные организации, фонды какие-то…

О. Миронова

 Да, не работают ни во власти, не работают не в бизнесе, они работают именно в этой социальной сфере. То есть это еще… плюс это…

К. Мацан

— Всех нужно завлекать, их подключать к этим процессам.

О. Миронова

 Это Вы получаете очень много сервиса, причем государственные учреждения, они устойчивые, но очень ригидные, то есть там все медленно, изменения происходят медленно. Некоммерческий сектор, он пластичен, он вот на острие проблем, и ты можешь получить сервис, как сам благополучатель, разнообразный. Это, конечно, некий такой плюс. И во-вторых, это как бы эффективно, то есть, некоммерческий сектор стоит дешевле, чем государственные учреждения, пластичный и так далее. У нас этого нет. Но надо сказать, ничем мы не уступаем западу, здорово мы движемся в этом направлении.

К. Мацан

— Ну я даже не намекал на то, что мы в чем-то уступаем, тут мериться нет смысла, я, скорее, вот к чему этот разговор завел. Я помню, несколько лет назад мне довелось общаться с волонтером, причем очень профессиональным волонтером из Великобритании, женщина, которая, как я понял, работает в некой, как мы бы сказали, управе некоего района Лондона…

О. Миронова

 Ну council, наверное, какой-то.

К. Мацан

— Некий департамент государственной службы, в котором есть что-то типа отдела по волонтерству, то есть это на уровне местного сообщества района, или округа, как бы мы сказали, есть постоянный ряд действующих программ для населения, для молодежи. Девушки и молодые люди могут, допустим, раз в неделю приходить по расписанию, они записаны, это как бы их некая ответственность, убираться в дом к старушке. Или надо дедушке интернет настроить, вот звонят волонтеру, парню, студенту колледжа, приходит, настраивают. То есть, такая отлаженная система. Чем она как-то эмоционально, может быть, непохожа на тот образ волонтерства, который есть у нас? Тем, что это постоянная ежедневная, маленькая, как будто, незаметная работа. У нас обычно есть такое представление, может быть, оно неверное, или оно стереотипное тоже. Вот у нас есть проблема, больная девочка, мы сейчас всем миром один раз навалимся, проблему решим, и вот у нас волонтерство и благотворительность — это вот такая постоянная череда «как в последний раз», вот сейчас всем миром как в последний раз спасем человека. А вот некий другой шаблон, другой формат — это вот ежедневный маленький, постепенные такие вот работы.. Может быть, это и у нас есть, наверное. Что Вы видите в этом смысле?

О. Миронова

 Ну, во-первых, свой опыт. Действительно, обучаясь там, или проходя стажировки за границей, ты обязан быть волонтером, на самом деле. Это очень сильно прививается. Я сама волонтерила, например, в Манчестере. У меня была магистерская по профилактике ВИЧ и психологической поддержке ВИЧ-позитивных. То есть я была волонтером именно в этих организациях, и причем это очень сильно поощрялось со стороны Университета. В Соединенных Штатах у нас вообще на работе, в той организации, где у меня проходила стажировка, раз в неделю нас всех собирали, там с 9 до часу мы волонтерили в такой организации «Food and Friends», где, Вы знаете, мы так вкалывали. Мы фасовали еду для социально уязвимых групп населения там, для диабетиков, для бездомных, для людей с какими-то генетическими заболеваниями. Надо сказать, не присядешь! То есть, если они работают, то они работают на износ! То есть до 12 поработали, быстро поехали на рабочее место. У нас этого нет. Может быть, наша ментальность, у нас нет такой системности. Все-таки, англо-саксонский мир, он склонен к системе, но, может быть, мы к этому придем...

К. Мацан

— Мы на душевном порыве каждый раз как будто...

О. Миронова

 Но я могу Вам сказать, что… Я Вас удивлю, что такие институции есть у нас и в министерствах, например, внутренней региональной политики, и соцразвития, которые отвечают за развитие волонтерства, они отвечают, то есть это может быть на бумаге. В администрациях городов есть люди, которые отвечают за развитие третьего сектора, некоммерческих организаций и волонтеров. Но сейчас очень многое делается правительством, вот именно к тому, чтобы это было системой. Понимаете, волонтеров очень важно мотивировать. То есть, если ты его, например, в американском вузе, то тебе всякие преференции есть, послабления даже какие-то, тебе это зачитывается. Если ты в Великобритании, тебе тоже плюсик тебе, тьютор говорит: «О, какая молодец, активная!». То есть, любая активность поощряется. Это так называемый социальный лифт.

К. Мацан

— Вы рассказали, что в Благовещенске очень сильна и важна для людей тема семьи. Давайте чуть подробнее об этом скажем. Мне интересны люди, которые, скажем, темой семьи озабочены. Какие они видят болевые точки? Что они хотят исправить? Какие они видят незаполненные лакуны, которые нуждаются в участии?

О. Миронова

 Слушайте, у нас там есть очень такие смешные проекты, против которых я говорила: «Ну не может быть!» на экспертном совете. «Что это за проекты?! Дизайн счастливого брака!» - вот представляете, проект, да?! Это проект муниципального учреждения, в котором сложные семейные кризисы, то есть туда может… чтобы не было распада семьи, чтобы не было разводов. Вот они такой проект запустили.

К. Мацан

— То есть, это сопровождение молодой семьи, которая есть, есть мама, папа, ребенок, но им нужна какая-то тоже постоянная ежедневная помощь, поддержка, совет, что угодно.

О. Миронова

 Ну это может быть молодая семья, или семья, в которой родился ребенок с ограниченными возможностями. Не секрет, что там как бы растворяется всегда отец.

К. Мацан

— Не согласен, не всегда, но часто.

О. Миронова

 Ну часто, да, прошу прощения! Часто, чтобы не было дискриминации мужчин!

К. Мацан

— Разные отцы есть, в том числе, и достойные!

О. Миронова

 Естественно! Особенно вот… есть, действительно, много. Но по статистике. Поэтому там вот такой проект. Проект у них «Разноцветное детство», который был именно для детей, для детей с ограниченными возможностями. Он, кстати, переродился в социально-предпринимательский. На базе этого проекта открыта сайкл-студия «Крути педали». Причем, там могут заниматься люди пожилого возраста за небольшую сумму и вот в Благовещенске, у них почему-то не было проката велосипедов, еще что-то, опять же, чтобы мама, папа, ребенок. Вот такие, как бы проекты рождаются в Благовещенске.

К. Мацан

— Я почему еще об этом заговорил, потому что часто общаясь на эти темы с коллегами у нас в редакции, на тему поддержки семьи, мы приходим к такому наблюдению, что очень часто даже под этими словами, как правило, подразумевается поддержка семьи либо неполной, либо где ребенок родился особенным, приемные семьи, а между тем мамы говорят о том, что даже мы как семья не попадаем ни под одну из этих категорий, тех, кто оказался в непростой ситуации. Мы — просто семья, у нас есть муж, мама, папа, ребенок, здоровый, но мы тоже, в общем-то, как молодая семья, нуждаемся ну в каком-то, в поддержке, конечно, не материальной. Не об этом речь, о том, что мама звонит….

О. Миронова

 Ну, наверное, сервис какой-то…

К. Мацан

— «Он плачет уже 5 часов, я не могу… Как его??! Он не берет грудь, что с ним делать?!» - говорят мамы. Это реальные такие озабоченности, что обычная семья в этом смысле слова обычная, тоже нуждается в каком-то сопровождении.

О. Миронова

 Конечно! Ну вот как раз «Дизайн счастливого брака», там было на молодую семью ориентировано, которая проходит эти кризы, то есть, когда рождается ребенок, когда ребенок идет в первый класс и так далее. Кстати, еще семья может быть многопоколенная, и поэтому там проект, например, семейной бригады ухода за людьми лежачими. То есть и пожилого возраста, то есть там, где нет тех, кто ухаживает за пожилыми родственниками, это тоже получается некая многопоколенная семья. Есть проект, который вообще в Благовещенске, я не знаю, как он был запущен, «Ваша сиделка». То есть, уход за лежачими больными, и причем это социально-предпринимательский проект, он низкомаржинальный, причем, в силу того, что это — мусульманская республика, там мужчины сиделки, потому что все-таки за мужчинами должен ухаживать мужчина. Вот такие проекты, они не родились ни в Выксе, ни в Чусовом, они вот родились в городе Благовещенске. Но надо сказать, тема семьи была затронута в Выксе, у нас проект очень сложный по профилактике домашнего насилия, который реализован в городе Выкса. И причем он такой сложный, реализован очень сильным партнером, это женский кризисный центр Нижегородский, который является одним из лучших кризисных женских центров России.

К. Мацан

— Ольга Миронова, руководитель направления по корпоративной социальной ответственности Объединенной Металлургической компании сегодня проводит с нами этот светлый вечер. Я бы хотел обратиться сейчас к теме, мы уже подняли отчасти сегодня в нашей беседе, о соседстве, содействии, сосуществовании крупного бизнеса, среднего или мелкого. Я часто эту историю вспоминаю в наших разговорах, когда был кризис 2008 года, православная служба помощи «Милосердие» придумала такой великолепный лозунг, рекламный некий даже, что «благотворительность ушла, милосердие осталось». Речь была о том, что в условиях тяжелого кризиса, который крупные компании переживают очень остро, возросла роль маленьких пожертвований от простых людей, сто рублей в месяц, и уже в некое продолжение этой мысли, мы часто говорим, о том, что возросла и роль среднего и даже малого бизнеса. Тоже в виде и социального предпринимательства и тех, может быть, небольших, в сравнении с крупным бизнесом, пожертвований, которые, тем не менее, наполняют фонды, помогают людям. Вот как Вы эту ситуацию видите сейчас? Что происходит здесь?

О. Миронова

 Ну, во-первых, смотрите, металлургическая, и вообще промышленность, она циклична, то есть, металлургическая отрасль — она вообще циклична, спады, подъемы. И поэтому вот эта концепция устойчивого развития, когда мы опираемся на наших партнеров различных, развиваем их, поддерживаем, дает возможность быть устойчивым и нам. Конечно же, разделять ответственность, наверное, за регион важно с теми людьми, которые там живут. И вся эта концепция социального предпринимательства, там, грантового конкурса, мы же фактически даем людям возможность реализовать проект, сделать его устойчивым, ну хорошо, низкомаржинальным, низкоприбыльным, но существующим. То есть, социальное предпринимательство, оно вообще дает возможность трудоустройства для людей, у нас там, например, проект «Запусти пластик в оборот» в Чусовом 4 человека, как бы трудоустройство, да. То есть, фактически, мы такую очень хорошую себе подушку безопасности, фактически, формируем в плане этого. И нам очень нравится, что наши некоммерческие организации тренируются на нас и выигрывают президентские гранты. Что это значит? Значит, федеральные деньги, большие деньги приходят в этот город. Пример: «Смотрины на Красной горке» — это фестиваль. Мы поддержали его в 16 году, они быстро выиграли грантовый конкурс президентских грантов, полтора миллиона, в этом году фестиваль, инклюзивный фестиваль «Крылатые качели» выигрывает деньги. В рамках грантового конкурса «МК партнерство» мы еще там учим, как собирать деньги на http://planeta.ru. У нас, вот пожалуйста, социально-предпринимательский проект приют для животных, это не приют даже, гостиница для животных в Чусовом. Мало того, что они открыли социально-предпринимательский проект, они собрали на Планете 435 тысяч рублей, Вы представляете, для маленького Чусового — это история успеха, это — бомба!

К. Мацан

— Для зверушек?

О. Миронова

 Для зверушек! Конечно же, как бы, у нас не только на «Планете» собирают зверушкам, хотя котикам и собачкам почему-то жертвуют всегда больше, нежели людям с онкологией. Для меня это было открытие, почему. Это, наверное, некая болезнь роста, хотя у нас проект в Выксе. «Выкса с высоты птичьего полета» — это молодежный информационный центр. Молодые, кстати, журналисты, наши журналисты уже состоявшиеся выксунские, они обучают молодых журналистов, девчонок 10-11 класса, они собрали на квадрокоптер деньги. Причем хотели 80 тысяч, собрали 160. «Чусовой сплав» у нас, экологический сплав по реке Чусовая для детей с ограниченными возможностями собрал 60%, это тоже хорошо. Очень смешной проект, я поняла, что сидя в Москве, я ничего не понимаю в региональных этих вещах, и очень важна экспертиза большого количества экспертов. Есть такой проект у нас, иппотерапия. Я говорила, что за дурацкий проект! Что за лошадки эти, ну надоели вы уже! Мало того, что они собрали 100 тысяч рублей на «Планете», они еще и президентский грант выиграли. Это потому, что это нужно для этого города! И это потому, что все эксперты сказали: «Вы не правы! Мы оставляем». Администрация города, завод, управление молодежной политики — сказали: «Вы знаете, это надо для города! Вот это нужно!» И это стало живым проектом.

К. Мацан

— Иппотерапия... Давайте расскажем, что это — одна из форм поддержки, реабилитации, лечения детишек с опорно-двигательными заболеваниями.

О. Миронова

 Да, с опорно-двигательными заболеваниями.

К. Мацан

— Считается, что это покачивание на лошади очень плодотворно и благотворно влияет на здоровье.

О. Миронова

— Там массаж и спастику убирает, хотя мне казалось, что какой-то непонятный проект, какие-то «кипиаи», там, непонятные.

К. Мацан

— Мы с Вами сегодня такую мысль, вернее, Вы ее озвучили, что очень важно участие, собственно говоря, сотрудников компании в волонтерских проектах, то есть, не просто компания деньги зарабатывает и куда-то отдает, а люди вкладываются своим трудом, свои силы, своей смекалкой, своими идеями. Мы все, так или иначе, являемся сотрудниками какой-то компании, как правило, какого-то коллектива. Вот как влияет участие сотрудников компании в каких-то благотворительных проектах, или даже в социальном предпринимательстве на климат в самой компании, на людей на работе?

О. Миронова

 Да хорошо влияет! Во-первых, мы... Смотрите, бизнес всегда делает не просто так. Вообще, программа корпоративного волонтерства решает проблему такой некой вовлеченности. Я надеюсь, что нас будет слушать еще и бизнес, и, может быть, он запустит еще и программу корпоративного волонтерства у себя. Во-вторых, это еще и социальная карьера. В-третьих, это еще и профилактика выгорания. Есть люди, которые, особенно в больших компаниях, три года — и некое такое выгорание. А волонтерство дает возможность им стать лидером, стать журналистом, продвинуть свой проект. Там различные навыки. Особенно у нас самые неистовые волонтеры — это HR-ы и юристы, ну, люди, которые, наверное, не видят конечного результата, и они запускают эти проекты. У нас сейчас проект, кстати, по IT — айтишники у нас тоже молодцы, передача морально устаревшей техники, которая, в принципе уже не нужна бизнесу, потому что все быстро меняется, но можно передать людям с ограниченными возможностями, в нормальном состоянии, в рабочем. Те же самые ноутбуки и так далее. Мы так убиваем двух зайцев: и экологию, потому что мы не тратим на утилизацию, и продолжаем жизнь этой техники, и плюс еще люди получают. Конечно, атмосфера от этого меняется, это объединяет людей с общими ценностями. У нас две субботы подряд наш сотрудник Роман Менгозиев (кстати, ему 26 лет всего лишь) — он объединил порядка 20 человек в нашем московском офисе, и мы выезжали две субботы подряд в детский реабилитационный центр «Росинка» в Балашихе. Мы там красили веранды, наносили орнаменты. Плюс, к нам еще присоединился наш партнер, это студенты Московского института стали и сплавов, то есть у нас будет такое, как бы, соединение.

К. Мацан

— Создание среды и объединение людей. Я бы вот о чем хотел еще спросить, мы так постепенно движемся к окончанию разговора, мы сказали, что Вы по одному из Ваших образований — психиатр. И казалось бы, где психиатрия, где медицина, а где работа в крупных бизнес структурах, социальная ответственность бизнеса и так далее. Как Вы, пройдя этот путь, в эту тему пришли и я убежден, что такая работа должна что-то менять в самом человеке, внутри как-то что-то для себя человек открывает, что иначе не открыл бы. Что для Вас в этом пути было самым неожиданным, самым важным?

О. Миронова

 На самом деле, все достаточно логично, потому что, попав учиться в Великобританию, я увидела, что у людей есть несколько карьер. То есть, для меня это было вообще — шок, что может быть карьера первой половины жизни, второй половины, середины жизни. И еще не факт, что я в более зрелом возрасте не вернусь к психотерапии, это абсолютно нормально, то есть, для меня некие такие перемены. То, что я нахожусь в направлении корпоративной социальной ответственности — ну, мне всегда интересно было некие такие бизнесовые устойчивые подходы, поэтому я, наверное, и оказалась именно здесь. Потому что корпорации — это всегда возможности очень большие, это энергия, это ресурсы. Корпорация — это огромный поезд, или самолет, который едет на энергии людей, которые там работают. Это всегда очень эффективно, но в то же время, некая моя часть, скажем, мое образование предыдущее, это — корпорация без души — она невозможна, она неустойчива, она недолговечна. Поэтому интересно находится в этом управлении и реализовывать программы, связанные с развитием регионов, с людьми. Во всяком случае, я охотно веду тренинги для волонтеров, и моя психотерапевтическая часть и мое прошлое — оно реализуется очень хорошо.

К. Мацан

— Я тут как раз хотел спросить, не могу не задать этот сакраментальный журналистский вопрос: а как психиатрическое образование помогает Вам в работе в крупной корпорации в бизнес-структурах?

О. Миронова

 Ну, замечательно помогает, потому что у меня больше направление, все-таки, была психотерапия, та же самая работа с группами, ведение тренингов, в этом плане я — универсальный боец. То же самое ведение презентаций, проведение интервью, опять же. Ну и все, что связано с ценностями и мотивацией людей — это помогает.

К. Мацан

— Я в нашей программе всегда задаю вопрос нашему гостю, он уже такой традиционный вопрос, но очень, мне кажется, важный: кто такой предприниматель? Потому что опять-таки, стереотипное мнение: тот, кто зарабатывает деньги. А люди, которые действительно что-то предпринимают, чтобы делать жизнь лучше, и в этом смысле являются предпринимателями, они обычно на этот вопрос отвечают по-другому. Вы, может быть, не являясь частным образом конкретным предпринимателем, который владеет бизнесом, тем не менее, плотно работаете с этими людьми. Вот кто такой предприниматель сегодня для общества?

О. Миронова

 Предприниматель — это, наверное, человек, который, прежде всего, конечно, зарабатывает деньги, зарабатывает и зарабатывает, но он думает не только о себе. Вот эта бизнес-модель, которая не поддерживается обществом, она однажды перестанет существовать. Поэтому, наверное, предприниматель — это тот, который предпринимает усилия и меняет свое собственное окружение, это — активный человек.

К. Мацан

— А деньги — тогда это есть некий показатель эффективности работы?

О. Миронова

 Деньги — это энергия. Это может быть даже показатель эффективности, это энергия, это движение, это возможности. Это — всего лишь инструмент. Но есть предприниматели, они всегда хотят поменять что-то, сделать что-то лучше. Вот не было, например, в городе Чусовом или в Благовещенске швейной мастерской «Пуговка», раз — она появилась! Это сделали люди, которые увидели эту нишу. «Ваша сиделка» — не было этого проекта, а проблема была, они взяли и сделали. И так же крупный бизнес, он всегда развивается, он вовлекает людей, он их обучает, он дает рабочие места, он платит налоги. Он заботится об этих людях, он об охране труда заботится, об экологии тоже. То есть, это, наверное, человек, который заботится не только о себе, но и об окружении.

К. Мацан

— Спасибо большое за эту беседу! У нас сегодня в гостях была Ольга Миронова, руководитель направления по корпоративной социальной ответственности Объединенной металлургической компании. В студии был Константин Мацан, это был беседа из цикла «Вера и дело» в «Светлом вечере», до свиданья, до новых встреч на волнах радио «Вера»!

О. Миронова

 Всего доброго!

Программа создана при поддержке общественной организации «Опора России».

Другие программы
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем