«Христианин в современном обществе». Анна Мугачева - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Христианин в современном обществе». Анна Мугачева

* Поделиться

У нас в гостях была президент и учредитель Карельской Республиканской Общественной Организации «Арт шатер» Анна Мугачева.

Мы говорили с нашей гостьей о её приходе к вере, о том, с чего началась её общественная и социальная деятельность в Петрозаводске, о том, почему и как она решила заниматься организацией и проведением городских фестивалей и праздников, а также о том, что для неё значит быть христианином в современном обществе.

Ведущие: Игорь Цуканов, Кира Лаврентьева


Диакон Игорь Цуканов:

— Добрый вечер, дорогие друзья, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера», как обычно, в студии моя коллега Кира Лаврентьева.

Кира Лаврентьева:

— Добрый вечер!

Диакон Игорь Цуканов:

— Меня зовут диакон Игорь Цуканов, и наша тема ежевоскресная «Христианин в обществе», наша сегодняшняя гостья, ну, наверное, как нельзя лучше подходит к этой теме, потому что она как раз занимается общественной работой, и она является христианкой.

Кира Лаврентьева:

— Всё идеально.

Диакон Игорь Цуканов:

— Анна Мугачева, президент Карельской региональной общественной организации «Арт шатёр», директор некоммерческой организации «Ресурсный центр межнационального сотрудничества», правильно, Анна?

Анна Мугачева:

— Да, правильно, добрый вечер!

Диакон Игорь Цуканов:

— Рады вас видеть здесь в гостях в Москве. У нас не так часто бывают гости из других городов, других регионов, поэтому для нас сегодня это такое вдвойне приятное событие. Вас нужно немножко представить, потому что ваши должности, которые я проговорил, с ходу не сразу понятно, чем вы занимаетесь. Анна, дорогие друзья, в своё время получила образование в сфере железнодорожного транспорта. Но, как я понимаю, вы не работали ни минуты по этой специальности?

Анна Мугачева:

— Нет, не работала.

Диакон Игорь Цуканов:

— Начинали вы с ресторанного дела, администратором работали в ресторане какое-то время, кондитерским делом занимались какое-то время, тем чему учились параллельно ещё в юности. А вообще-то, уже много лет, сколько лет вы уже общественной работой занимаетесь?

Анна Мугачева:

— 11 лет.

Диакон Игорь Цуканов:

— 11 лет, это организация городских праздников, фестивалей национальной культуры в городе Петрозаводске, правильно, да? Ну и не только.

Анна Мугачева:

— Я бы так сформулировала: массовые мероприятия и социальные проекты.

Диакон Игорь Цуканов:

— Вот мне очень интересно узнать и, думаю, нашим слушателям, как человек, который учился такой совершенно технической специальности и потом тоже занимался вроде бы бизнесом, как вы пришли к этой работе, как это вообще получилось?

Анна Мугачева:

— Ну если это рассказать...

Диакон Игорь Цуканов:

— Это, конечно долго, я понимаю.

Анна Мугачева:

— Комично. Если очень коротко, то профессия кондитер она вообще спонтанно получилась, так как ну не пойду учиться, уйду из техникума, и естественно, родители тогда в наше время были очень строгими, и, если ты не учишься, значит иди работай. Если помните, у нас на любом производстве можно было прийти и стать учеником, точно так же я зашла и говорю: можно мне учеником? Бригада была 7 человек одна бригада и 7 человек вторая бригада, и вот все учили.

Диакон Игорь Цуканов:

— Это было что — кондитерская фабрика?

Анна Мугачева:

— Да, кондитерская фабрика. Это был цех кондитерский. Это у нас было кафе «Молодёжное», очень вкусные пирожные, кстати, самое лучшее кафе. Выучилась на кондитера, сдала на разряд, уехала летом как раз, всё вот за 3 месяца. И в Кижи, работала там кондитером, пекла хлеб, причём неплохой, даже конкурировала уже с профессиональным кондитером, приходили специально ко мне: Анна пекла сегодня хлеб или нет? То есть был дар такой, действительно очень любила дрожжевое тесто, оно хорошо получалось, а потом пошла как-то судьба так, что, когда замуж вышла, родила сына, и ребёнок уже в первом или во втором классе, я смотрю, что ребёнок больше увлекается компьютером, чем улицей. И как раз вот выиграла грант, написала первый грант в Минэкономики, мы выиграли по кондитерскому делу, естественно, встал вопрос: куда же девать пирожки? И вот всё началось с пирожков. Естественно, стали придумывать праздники, а плюс так как, наверное, общественник уже во мне сидел, так как у меня мама занималась общественной деятельностью в девяностые годы, помогала людям, и я подумала: как бы это объединить? Естественно, детей стали приглашать с его школы на открытые уроки на улице, приглашали артистов, делали уроки английского, делали уроки литературы, и в кафе покушать, то есть меркантильный интерес был, но этот меркантильный интерес он меня потом и убил, все общественные дела, я разорила всё своё дело, но занялась именно вот общественной деятельностью, мероприятиями. Первый фестиваль был вот у нас «Город моей мечты», если вот вы смотрели историю про меня, то там самый большой проект — это «Город моей мечты». Это гордость моя, дитё. Вот его же мы в первый год сделали к первому июня, 1 июня, как же, и дети погуляют.

Диакон Игорь Цуканов:

— День защиты детей, ну и первый день каникул.

Анна Мугачева:

— Да, первый у нас был фестиваль, и мы его сделали 5 дней, понимаем, что все родители с детьми пришли, мы нашли, правда, спонсоров, у нас аппаратуру оплатили, и вышли предприятия с выпечкой. Естественно, с ними был заключён договор, что все 5 дней они будут стоять на площадке. В первый день народ был, остальные все четыре дня у нас просто гремела музыка на пустую площадь, и стояли бедные вот эти торговцы с пирожками, на четвёртый день, когда уже осталось полчаса до закрытия мероприятия, я подумала о том, что, Господи, скорее бы всё это закончилось, и больше никогда никаких праздников проводить не буду. Вот честно, Господи, обещаю Тебе: ничего не буду делать. И как раз заключительной у нас была православная молодежь, они вышли с колокольни, пришли ребятки, ребят 40, по-моему, было. Они нарисовали рисунки мам, вышли все на сцену и сказали: мама, спасибо, что я есть. Спели песню Мамонтёнка, потом вот сделали такую акцию: дали каждому ребенку по шарику гелевому, удар в колокол, и в микрофон ребята православные сказали: а сейчас в память о неродившихся детях, и вот этот удар в колокол и шарик в небо, такой вот эмбрион в небо. Все стояли, я смотрю, меня Господь миловал, у меня таких ситуаций не было в жизни, но я стояла и плакала, и я смотрю, все вокруг стоят и плачут, и вот тогда я, просто вытирая слёзы сказала: всё, праздник будет!

Диакон Игорь Цуканов:

— То есть вы поторопились пообещать Господу, что больше не будете этим заниматься.

Кира Лаврентьева:

— Вы знаете, вы рассказывали про обещание, я вспоминаю историю какого-то святого из своего детства, он говорит: как хорошо, что Бог не выполнял все мои обещания, потому что иначе, если бы он выполнил мою просьбу о челюсти, которую бабушка кладёт в стакан каждый вечер перед сном, я очень просил себе эту челюсть всё детство, так хорошо, что Он её не выполнил, и мне всегда вспоминается, что Господь наши просьбы, которые не полезно, Он не выполняет, и это хорошо.

Анна Мугачева:

— Да, то есть Господь показывает сразу зачем это нужно, предназначение, и действительно в дальнейшем, когда этот фестиваль набирал обороты, у меня был случай, когда у меня менеджером работала Валентина, в течение всего семи месяцев она работала, писала письма, собирали мы все средства, там по тысяче, по две, по три, кто-то ресурсами. В итоге где-то недели полторы до фестиваля она каждый день плачет, Анна Александровна, ничего не получится, мы ничего не успеваем. Я говорю: Валя, с Божьей помощью всё будет. И когда у нас всё состоялось, представляете, на площади более 5.000 людей, бал 100 человек, это вот кадетов, это всё пышно, мощно, у нас только одних колясочников 150 детей на стадионе, эстафеты проводили.

Диакон Игорь Цуканов:

— Это детки с ДЦП, да?

Анна Мугачева:

— Да, это всё гремит, шумит, и она стоит, у неё слёзы, и она такая: как, как, как это всё возможно? То есть Господь действительно вёл, каждый год фестиваль был, единственное, это год, когда случилась пандемия, и уже в онлайн, как-то вот я не смогла это провести в онлайн, потому что это уже не то, потому что люди всегда общались, отдавали свою энергию, это очень важно — общение, волонтёры всегда участвовали. У нас был какой-то год, у нас и шатры летали, ветер, погодные условия, и когда идёт концерт, баннер разрывает, и девчонки, 15 человек, пока идёт концерт, они весь концерт сменяли друг друга, стояли держали баннер. То есть много таких курьёзных случаев, но они очень интересные.

Диакон Игорь Цуканов:

— А когда этот фестиваль проводится? Это летний, по- прежнему, да?

Анна Мугачева:

— Это проводился, уже так могу сказать, он проводился у нас 31 мая, именно последний день мая. Почему? Потому что это именно последний вагон, то есть школьники ещё никуда не уехали, родители тоже здесь, и вот мы всегда целенаправленно в последнее воскресенье мая проводили.

Диакон Игорь Цуканов:

— Анна, ну смотрите, вы начинали этот фестиваль, как вы сами говорите, не без меркантильных интересов, таких целей, вам нужно было где-то продать пирожки. Потом совершенно очевидно, что цели поменялись, и пирожки уже исчезли, ну или их стал печь кто-то другой.

Анна Мугачева:

— Я больше скажу, был какой-то город, идёт мэр по набережной в день города, он называл меня не Мугачева, а Могучева: Могучева, то что делаешь? А я стою, шашлыки продаю, отвечаю ему: долги отрабатываю с фестиваля. Так что наоборот хуже получилось.

Диакон Игорь Цуканов:

— Ну да, как вы поняли, что вам интереснее заниматься организацией этого фестиваля само по себе, что сама эта работа вас радует, вдохновляет?

Анна Мугачева:

— Вы знаете, эта энергия, когда всё бурлит, кипит, и вот это всё, она очень заряжает, она столько даёт адреналина, вот говорят, что люди на адреналин подсажены, наверное, это нехорошо, но вот мне именно этого не хватало. И, конечно, каждый год мы делали ещё социальные моменты, не один фестиваль не проходил без социальных моментов. Какой-то год мы делали, нам партнеры давали сладкую вату, сахар, аппарат, кукурузу, зерно, тоже аппарат, и я брала мамочку, которой шкаф купить надо было, она мама-одиночка, троих детей воспитывает. Мамочка целый день работала, но она зарабатывала себе на шкаф, но не полностью, делили пополам на нужды фестиваля, но получается, человек сам зарабатывал. Какой-то год у нас ведущая, тоже многодетная мама, ей нужно было детей вывести на юга, понятно, что в разы, в 3 раза дешевле было нанять кого-то из ведущих, но я пошла целенаправленно на это, я нашла спонсоров, которые дали мне эти деньги, то есть вся семья поехала на юг, но человек полностью день отработал. То есть такие моменты у нас всегда присутствовали.

Диакон Игорь Цуканов:

— Вот я знаю, что у вас был ещё такой проект, был или есть до сих пор, «Семейное гнездо», по профилактике сиротства, это тоже как-то связано с этим фестивалем или это отдельная история?

Анна Мугачева:

— Это был мой опыт, опыт работы с детьми из детских домов, именно социальная сфера, именно как раз с органами власти. Царство Небесное, Галина Фёдоровна Григорьева, был у нас такой правозащитник детский, и она меня попросила, говорит: Аня, надо что-то менять в этой системе, потому что система очень неповоротливая. И когда мы с ней разговаривали, она говорит: возьми этот проект. На мои аргументы, что я ничего не понимаю в этой сфере, она говорит: попробуй, ты настоящий человек, ты сможешь это вытянуть. мы взялись за этот проект, честно скажу, что проект... Душа не надорвалась, но очень тяжело, очень тяжело видеть систему, когда... суть проекта была в том, чтобы вернуть детей в семью, которых уже государство забрало, и, к сожалению, государство наше настроено на изъятие, но не на возвращение. К сожалению, мы работали с детьми, которые выпускники детских домов, и после этого я очень такой жёсткий термин вызвала. Мне некоторые люди говорили, что я очень жёстко говорю, но я и сегодня это повторяю: дети из детских домов — это продукт государства, потому что целенаправленно государство работает на то, что их развращает, извините, в том плане, что они не убираются, у них всё готовое, одежда, если подарки новогодние, то их просто валят, у них нету ценностей, их просто выпускают. Это просто как выкидывание. Им дают хорошую сумму денег и отправляют в жизнь, образование не получивших, потому что они гуляют, прогуливают.

Диакон Игорь Цуканов:

— Без образования и без навыков.

Анна Мугачева:

— Их уже на пороге ждут наркодилеры, кто с наркотиками, чёрные риелторы, их уже ждут на пороге. И девочки, которые рожают, они уже как фабрика. Причём, когда мы брали девчонок, анализировали их жизнь, то есть мама, которая оставила своего ребёнка в 2 года, её тоже оставили в 2 года, и так до трёх поколений. И я пришла к выводу, я не говорю, что это правильно, но это моё мнение, что нужно работать с этим ребенком, которому 2 года. Вот его ещё спасти можно, а мама, она уже покалеченная. У нас был проекте такой психолог звёздный из Москвы, она получила высшее образование, она всегда такая приходила сюда вся расфуфыренная, красивая очень дама, ухоженная, и она говорила: Я не понимаю, почему эти девочки не могут ко мне подойти, почему у них нет материнского инстинкта?

Анна Мугачева:

— Я говорю, у них априори его нет, его просто выдрали ещё у той мамы, у её мамы уже выжгли, какой у неё может быть инстинкт? И вот эта вот боль, когда ты смотришь, понимаешь, что ты систему не поменяешь. Вот моя душа она поднадорвалась, я года три ещё чем-то другим занималась, но вот этот вот осадок, вот этот болевой шок в душе был. Конечно, это боль, и я преклоняюсь перед теми людьми, которые работают в этой сфере, которые защищают этих детей, ещё раз скажу: Царство Небесное, светлая память Галине Фёдоровне, я помню одну ситуацию, когда она за одну девочку, против которой встало Министерство, администрация, МВД.

Диакон Игорь Цуканов:

— Против ее возвращения в семью?

Анна Мугачева:

— Да, да, да, ребенка вернуть. Встали все против девчонки, которая из детского дома, а ей хотелось ребёнка, она хотела иметь семью, она просто не знала, как это сделать, они, правда, не знают. И вот вся система встала, и Галина Фёдоровна её отстояла, это герой нашего времени, и такие люди есть. Я знаю, Саша Гезалов наверняка сюда к вам приходил, тоже он работает, сам он из Петрозаводска, есть такие люди, их мало, но они есть. У меня немножко другая сфера, я работаю с семьей, ну вот в такой категории моих духовных сил не хватило, и я думаю, что мне не хватает силы на такие тяжёлые проекты.

Диакон Игорь Цуканов:

— Дорогие друзья, у нас в гостях сегодня Анна Мугачева, президент и учредитель Карельской региональной общественной организации «Арт шатёр», директор некоммерческой организации «Ресурсный центр межнационального сотрудничества», у микрофона моя коллега Кира Лаврентьева, меня зовут диакон Игорь Цуканов.

Кира Лаврентьева:

— Анна, вы сами из семьи многодетной, у вашей мамы было 6 детей.

Анна Мугачева:

— Да.

Кира Лаврентьева:

— Как для вас как для личности, что этот опыт дал?

Анна Мугачева:

— Я своим сёстрам всегда говорю, как я их в детстве не любила, честно скажу, потому что, когда тебе нужно гулять, а я была самая старшая. Во-первых, когда я родилась никого не было, мне всё покупали одной лучшие игрушки, я даже помню цвет той посудки.

Кира Лаврентьева:

— То есть вы помните вкус свободной жизни.

Анна Мугачева:

— Да, да, да, и это всё в один час закончилось. Но, конечно, я очень преклоняюсь перед своей мамой, за те слова, которые в своей жизни она сказала, когда, я такой человек свободолюбивый с детства, ну, во-первых, наверное, потому что старшая, потому что мама растила одна, был отчим, но, оказывается, он пил, но мы не знали. Я даже за это преклоняюсь, что в семье этого не знали, то есть она этого не показывала, не давала до нас дойти этой информации. И она один раз посадила меня напротив себя и сказала, всё что можешь в жизни брать — бери и, хочешь, решай сама же сама, но, если когда-нибудь ты в жизни прервешь жизнь своего ребёнка, как хочешь это воспринимай, но дверь этого дома для тебя будет закрыта. Это один раз разговор у нас был, и, в принципе, мне этого больше никогда не нужно было повторять, больше у нас не было разговора, я сейчас просто вспоминаю, насколько ей было тяжело воспитывать в то время детей, каждый, если она приходила в кабинет говорил: А зачем рожала? А зачем столько детей? Моя лично бабушка родная меня просила шестом классе, чтобы я с мамой поговорила, чтобы мама сделала аборт, то есть это ребёнок, вот это всё. Понимаете, через что проходила в то время женщина? Когда все мы уже стали взрослые, мама занималась общественными организациями, это в девяностых годах, как раз Финляндия помогала, вещи привозили, помогали. Вот её все называли мама Тома, только мама Тома и больше никак. Я своим сёстрам рассказала такую историю, я была в четвёртом классе, мы переехали к дяде Лёше — это отчим, мы переехали в деревню, мама с ним поехала, бабушка очень критично относилась, что много детей, как-то стыдилась, что семья многодетная, вот ещё и отчим, и мама переехала с ним в деревню, получилось так, что он запил. И вот она одна в деревне, не у кого взять помощи, купила на последние деньги, оказывается, нам хлеб и пошла пешком, это 60 км, а была, оказывается, беременная, где-то 30 км прошла и упала, слава Богу, что не замёрзла.

Кира Лаврентьева:

— 60 км? Нам не послышалось?

Анна Мугачева:

— Она пошла к своей маме занимать деньги.

Кира Лаврентьева:

— 60 км, пешком, беременная.

Анна Мугачева:

— Она 30 км прошла, ну это был ещё ранний срок, она не знала, она тогда только узнала.

Кира Лаврентьева:

— Но самочувствие все равно могло быть плохое.

Анна Мугачева:

— И в больницу ее привезли, она сбежала из больницы, потому что у нее дети, понимаете? Столько прожив, я вот до сих пор сожалею о том, что она всегда говорила: я не знаю, покрестили меня или нет, но, наверное, меня кто-то тайно покрестил. Была некрещеная, а я до сих пор думаю, почему я тогда не пришла к вере, чтобы мне ее покрестить?

Диакон Игорь Цуканов:

— А вообще отношение к вере у вас в семье оно было какое? И как вас... в какой момент вы стали человеком верующим?

Анна Мугачева:

— У нас семья такая атеистов, ещё я, когда замуж за мужа вышла, он из Грузии был муж, и он говорил, знаешь, что такое матриархат? В Грузии этого слова вообще не знают, что это такое, женщина?

Кира Лаврентьева:

— Я тебя познакомлю с этим понятием, дорогой!

Анна Мугачева:

— Бабушка моя, конечно, тоже не виновата, что она одна, потому что их было 9 человек, и всего две сестры осталось, и она очень любила отца, она не поменяла фамилию, чтобы фамилия не потерялась. Но о церкви, о Боге у нас никогда никто не говорил. Покрестилась я 18 лет, проходя мимо храма, зайдя, покрестилась, ушла и забыла. Вспомнила только в 30 лет об этом, когда погибла одна девушка, с которой я дружила, и она, ну мы же язычники, мы же все в приметы верим, вдруг она приходит ко мне во сне и говорит: пойдём со мной. Я же понимаю, что, если зовёт во сне покойник, что значит туда надо. Я просыпаюсь, я говорю: ой, Слава Богу, что я крещёная, по крайней мере, что я хоть туда пойду (показываю вверх). А мне подруга сидит и говорит:

— А ты причащалась?

— А что это такое?

Она говорит: Значит ты некрещёная.

Кира Лаврентьева:

— Радикальное высказывание.

Анна Мугачева:

—Я бегом в церковь, прихожу к батюшке: батюшка, мне надо срочно крещение дозакончить, обряд закончить. Отец Павел улыбнулся, конечно, я ещё церковь такую выбрала, у меня ещё такое в характере, знаете, если делать, так делать. Церковь я выбрала на окраине города, чтобы уж пройтись.

Кира Лаврентьева:

— Да ещё и на горе, чтоб ещё на скалу подниматься полдня.

Анна Мугачева:

— Это на скале, правда, она в скале, кстати. Пришла туда, причастилась, правда, Причастие очень сложно мне было, я помню, я тогда занималась бизнесом: на каблуках, маникюр, самая модная стрижка, захожу и стою — мне плохо, но вечером я хорошо простояла, а утром, когда я пришла, мне плохо, я стою и мне хочется выйти, у меня аж капли пота, и вдруг у меня помысел: встань на колени. Я помню этот диалог с собой: какой пол? Ты посмотри, там все ходят, цена колготок, у меня всё, встань на колени. Не знаю, как я встала на колени, но вот это помню ощущение лёгкости, чернота она от меня отходит. Тогда я поразилась этому чуду, я явно видела это всё, но я ушла от Церкви лет, наверное, на 10, и пришла я к ней через вот какие-то случаи в жизни, передряги, что-то мне плохо было, и я пошла в церковь, стала ходить, бездомных кормить, мне всегда надо если исповедь, как я к первому своему батюшке приходила и говорила: батюшка, можно я встану за аналой и всем всё расскажу, в чём я грешна. То есть вот такая граница.

Кира Лаврентьева:

— Горячая натура у вас.

Анна Мугачева:

— Да-да. Если уж что-то делать, пошла бездомных кормить, потом вот стали помогать по социальным проектам, опять я отошла, и уже совсем я прилепилась, когда общественные организации у меня были. И вот эта первая акция, первый год, я уже стала немного присматриваться, немного задумываться, что-то тут не так. И стала смотреть, что Господь мне посылает, каких людей, и последняя, конечно, у меня была капля, когда я пришла к отцу Иоанну, это Александро-Невский собор, благочинный был по Карелии, он со мной разговаривает и говорит: Анна, так, может быть, ты совместно с церковью будешь делать проекты и всё. Я так удивилась и говорю: батюшка, да вы что, это не моё, вот помочь тогда, или привлечь финансы, обращайтесь и я вам помогу. Но батюшка у нас очень мудрый, он улыбнулся и ничего мне тогда не сказал, но года не прошло, я уже полностью проекты, но всё равно я себя ощущаю вот именно связующим звеном между светским обществом и православным сообществом. Сейчас объясню, в чём. Если вот там в бумажке у вас написано, что Петра и Февронии у меня есть проект, этот церковный праздник, и я предложила для того, чтобы сделать его более понятным для светских, вынести его на улицу, в ограде у собора сделать, мы делали концерт, раздавали пирожки, бесплатные мастер-классы, и я попробовала формат: за оградой поставить карусели, которые за деньги, и поставить кафе, тоже за деньги, но, чтобы стоял какой-нибудь приход и продавал целый день. И также половину отдавали на то, что расходы праздника: на аренду, на всё, и половину забирали на свой приход. Первые два года или три мне говорили, что, то что за оградой — это зло, то есть то, что в ограде — это добро. И когда мы подошли с батюшкой, я говорю батюшке: давайте посмотрим на «добро», мы подходим, и я вижу человека, он довольно-таки хороший пост занимает, обеспеченный человек, с семьёй, три девочки у него. И вот они стоят: давай, давай, давай, бери пирожки, вот тревога, что не достанется, возьмём, потом смотрим, кто-то не доел, выкинул, бесценно, нет цены. Я говорю батюшке: пойдёмте посмотрим на зло. И когда мы вышли посмотреть на зло, в этот момент, чтобы вы понимали, я арендовала специально карусель и платила деньги им за аренду, а для жителей, если кто приходил, то мы делали, если в городе, например, стоит 300 рублей, то здесь была 50 рублей цена. И сладкая вата была где-то не 150 рублей стоила, а 30. И вот мальчишка подбегает и, такой к папе, а у этого папы шестеро детей, и он постоянно за помощью какой-то, то есть папа всегда стоит в роли просящего. А здесь мальчик подбегает такой и вот так, сопли вытирая, говорит: папа, папа, дай мне ещё сладкой вата я там напрыгался. И в этот момент, мы ловим выражение его, лица он достает из кошелька 100 рублей, вот вы понимаете, вот этот вот жест, вот чувство самодостаточности, а когда мужчина это чувствует, вот для меня красивей момента я еще не видела. Вот я вам честно скажу, почему я все время говорю женщинам: не ломайте мужчин, не ломайте, потому что женщина может сломать и очень сильно. А когда у него это вот раскрывается, это такая мощь, это все мужское вот в этом жесте, понимаете? И я говорю: ну как? С того дня зло восторжествовало, а бесплатное перестали раздавать. Ну ещё что очень хочу рассказать, это мы делали такие баннеры маленькие с высказываниями о семье, что это не взаимная красота, это тяжелейший труд, высказывания святых и просто на деревьях вешали. Люди мимо проходящие, они проходили так и смотрели, у кого-то что-то западет, у кого-то нет, кому-то западёт. И кто приходил в выходные, а ещё же просто светские, мы же в России живём, да? Там можно за 30 рублей покатать на ребёнка, в храм не зайдут, но покатают. Бог с ним. Но кто-то из православных смотрит, что естественно на карусели в воскресенье прийти с ребёнком, также естественно и в храм прийти. Вот моя задача, это я так долго вам рассказываю, я так её понимаю, вот этот забор визуально снять, чтобы порог был более доступен для людей.

Кира Лаврентьева:

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера», в этом часе с нами Анна Мугачева президент Карельской региональной общественной организации «Арт шатёр», директор некоммерческой организации «Ресурсный центр межнационального сотрудничества». Мы вернёмся после короткой паузы.

Диакон Игорь Цуканов:

— Добрый вечер ещё раз, дорогие радиослушатели, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера» и сегодня у нас в гостях Анна Мугачева, президент и учредитель Карельской региональной общественной организации «Арт шатёр», директор некоммерческой организации «Ресурсный центр межнационального сотрудничества», человек, который вот уже 11 лет занимается организацией в городе Петрозаводске, ну вот я понимаю, вы это называете городскими событиями. Мы это называем мероприятиями, какими-то городскими фестивалями, праздниками, а в каком-то из ваших интервью, я увидел, вы сказали «городские события», мне это очень понравилось, а как вы это воспринимаете?

Анна Мугачева:

— Ну это событие, да, конечно.

Диакон Игорь Цуканов:

— То есть для вас это событие.

Анна Мугачева:

— Вы знаете, один раз, когда я ехала на маршрутке, возвращаясь, фестиваль шел, а мне нужно было куда-то доехать. На маршрутке возвращалась. Две остановки проехать. И девчонка молодая тоже, а я на этих мамочек тоже после «Семейного гнезда» просто на этих мамочек всегда смотрю, обращаю внимание. Она сидит и говорит, мамочка видно, что нуждающиеся, по одежде, по всему, по деткам видно. И она говорит: а мы только вот с фестиваля едем. Она говорит: какого фестиваля? Да я, говорит, не помню название, но что-то, связанное с моей мечтой. Я тогда просто вот понимаю, что... Меня просто вот распирает, я стою и улыбаюсь, даже сейчас рассказываю, я добилась цели, то есть, связанное с её мечтой. Ведь фестиваль как раз вот, такие девочки, зачем я, кстати, эти фестивали тоже сделала, вот мамочки, я посмотрела, чтобы пойти выйти даже с одним ребёнком в парк, в город, вот я с маленьким ребёнком выхожу, я понимаю, что если у меня зарплата 8000, ну тысячи полторы я точно из трачу, да? Если каждые выходные, то что за квартиру, на что жить? А были, ещё меньше получали деньги. И вот эти мамочки им было проще сесть, в песочнице ребёнок играет, она купила бутылку пива, и в принципе, вот её досуг, всё. И поэтому для меня было очень важно, чтобы на фестиваль они приходили, во-первых, каждая площадка — это было 38 улиц каждая площадка показывала, что они делают, фонды рассказывали, что они делают, их активные люди участвовали, причём они всем таким скопом делали, если бизнес-площадка, то тоже они всем коллективом работали. У меня есть Людмила знакомая, она говорит: слушай, Аня, я даже не знала, что можно за свои деньги так клёво покуражиться. То есть вы понимаете, эту вот тоже такая оценка. Это живой организм, в котором все принимают участие. Когда такая мамочка приходит, которая посидела бы в песочнице с пивом, она видит: а вокруг же мир живёт, и люди, в принципе, тоже в таких же условиях. Но они ещё что-то кому-то помогают, ещё приходят и что-то делают. У нас какой-то год, по-моему, пять лет нашему фестивалю было, я каждый год ломаю голову, чтобы сделать такого нового? Почему? Потому что инвестор управляет, что надо вот разные идеи привлекать. И один год мы сделали «Спасибо», то есть Год спасибо. Каждая площадка делегировала от себя человека, то есть если библиотечная система, то именно семью, не работника, а семью, которая им помогает, именно общественники. То есть, которые не на окладе, а именно вот таких людей мы искали. И, естественно, была организация, которая работает с инвалидами, то есть семью такую тоже активную предложили. И награждение у нас было, у нас как раз тогда губернатора назначили, ладно, не буду всю историю рассказывать, чтобы не портить имидж губернатору.

Кира Лаврентьева:

— Ну не щекочите нервы нашим радиослушателям.

Анна Мугачева:

— Нет то что губернатору, а даже больше, наверное, я с уважением отношусь к тем людям, которым доставили эти письма от губернатора, они тогда сказали, что им никто спасибо не говорил, и для них это было важно. А остальное, как все это было, это такая вот мелочь. Я хотела рассказать о том, когда мы вручали эти письма благодарственное. Мы минут 20 ждали замгубернатора, я просто рвала и металла, я уже звонила: Лариса Анатольевна, сколько можно, вы где, вы как, я выхожу уже на крыльцо, у меня уже накипает. Уже на крыльце: Лариса Анатольевна, вы скоро или как? И вдруг подъезжает машина, и выходит семья, это вот как раз от организации, которая работает с инвалидами. У мужа что-то с руками, у женщины рук вот как бы нету, она зубами пишет, ногой вот, и здоровый мальчишечка, и я понимаю, для чего вот это вся задержка, почему Господь эту задержку сделал.

Диакон Игорь Цуканов:

— Чтобы они успели, да?

Анна Мугачева:

— Это ещё пол-истории, когда она вышла, она рассказывает, она пишет вот зубами бизнес-планы, она делает отчёты бухгалтерские, она пишет проекты, я стою и думаю: Господи, вот сколько сил, сколько духа у этого человека, у меня даже десятой доли нет того, что есть у этого человека. И вот когда мы ей письмо давали, мне хотелось просто на колени встать и сказать: спасибо за вот это мужество, за любовь к жизни, причём они несут это так, вот с такой радостью, что не хочется отвернуться. Ведь наше поколение с детьми с ограниченными возможностями, уже давно я работать стала, у меня партнёр Татьяна Васильева, она занимается, у неё самой ребёнок такой, она возглавляет организацию «Поможем нашим детям», самоотверженный у неё труд. Давно я с ней сотрудничаю, плюс ещё если учесть, что у меня брат Даун, то есть я столкнулась с этим с детства. У меня всегда было представление, что вот эти дети, ну в наше время, по крайней мере, когда я росла, что они за стеклом, знаете, за таким матовым, то есть вроде бы они есть, но вот только силуэт. А здесь человек живёт полной жизнью, и вот он не только живёт, он от дает людям, он больше отдает, чем берет. И вот я преклоняюсь перед такими людьми. Я даже забыла, о чем я рассказывала до этого.

Кира Лаврентьева:

— Вы рассказывали о поздравлении от губернатора, а мы в свою очередь, вот о чем вас хотели спросить: в этом году, если мы не ошибаемся, «Арт-шатру» исполняется 10 лет — юбилей, который, в общем-то, совпадает с вашим юбилеем, с чем мы вас от всей души поздравляем. Вот, оглядываясь на эти 10 лет, Анна, оглядываясь на эти 10 лет, как вы считаете, вот что самое главное вам удалось с Божьей помощью сделать в этом проекте? Какие самые большие плюсы вы могли бы вынести сейчас вот из всей этой истории для себя, а также для людей, конечно?

Анна Мугачева:

— За 10 лет — это самый большой, наверное, плюс: моё понимание людей, не понимание, а принятие людей такими какие они есть. И вот понимание, наверное, громко будет сказано, понимание жизни в храме. Это живой организм, и иногда, когда мы только приходим в храм, то нам кажется, о, батюшка — это святой. Или как мне многие говорят: ой, да ты там рядом с Богом, ты там скажи или напиши записку, от тебя записка будет наша. Вот это понимание того, такие же люди как ты, и когда человек священник, или человек делает мирские вещи, ты это не воспринимаешь, как всё, мир разрушился, как он мог, он же в сане, или как она могла: она же в церкви работает? Вот через эти проекты, через этот десятилетний опыт, он мне дал понимание, мне как-то от этого легко и светло. И ещё самое большое — это работа с людьми, и я скажу вам, что у меня действительно было раньше, вот вы не наблюдали за собой, когда ты идёшь по улице, ты видишь человека с ограниченными возможностями, ты отворачиваешься не потому что ты там как-то, а вот как-то машинально на что-то другое переключаешься.

Кира Лаврентьева:

— Может быть, чтобы не смутить его самого?

Анна Мугачева:

— Сразу переключаешься, сейчас я поняла, я стала обращать внимание, что я просто спокойно смотрю, улыбнусь, иногда даже непроизвольно я поглажу, и уйду, это даже, знаете, у меня было: я такая подошла, погладила, вот я разговариваю и такая погладила и пошла дальше. И вот это чувство пришло, оно само по себе пришло, я не стала ни лучше, ни хуже, у меня вот это поменялось, Господь поменял вот это, взгляд. Хотя, говорю, что у меня у самой брат, и я грешна, что я не занималась им, им занималась мама, моя младшая сестра им занимается. Но вот это понимание только ко мне пришло. Может, взросление такое?

Кира Лаврентьева:

— Вы сказали, что перестали удивляться тому, что в церкви такие же люди, что батюшка может сделать что-то не то, и вы не будете смущаться, ведь он же просто человек, и вы не будете ожидать от него святости, точно также от прихожан. Как это связано с вашим проектом, это ваш личный вывод в течение вашей жизни, внутри церкви? Тогда давайте мы что-нибудь хорошее скажем, что вам дает церковь, давайте этот ответ уравновесим ещё каким-нибудь.

Анна Мугачева:

— А, хорошего?

Кира Лаврентьева:

— Чтобы сейчас наши радиослушатели не подумали, что в церкви одно сплошное разочарование в людях.

Анна Мугачева:

— Нет, нет, нет и нет. Просто я почему... это взрослость.

Кира Лаврентьева:

— Я понимаю, просто это для наших радиослушателей.

Анна Мугачева:

— Ну, во-первых, у меня очень много в окружении священников, у меня очень много в окружении появилось православных людей, И, ну такая мелочь, ну, например, я когда куда-нибудь лечу, я сразу же эсэмэски всем скидываю, человек там 40, я пишу: я вылетаю, помолитесь за меня. Все отвечают: да, молимся, молимся. И ты спокойно садишься, и ты забываешь уже, причём это расслабляет, раньше ты сидел и молитвослов читал, а сейчас — ну, молятся. Вот честно, вот это уже расслабляет, но духовность такая, единство, когда тебе плохо, и ты написал, и говорят — одна эсэмэска: молимся — мне очень много сил придает.

Кира Лаврентьева:

— Вот эта общинность, да?

Анна Мугачева:

— Да, церковь, общая молитва. Когда ты молишься, и особенно когда начинается пост, читаешь Псалтирь, особенно когда страшно, ты чего-то боишься, я, например, пишу человек 10 SMS: давай сегодня почитаем молитву такую-то, уверенность, и я прямо понимаю, что это вот щит, вот это для меня щит. И ещё я бы хотела сказать, что у меня появился вот такой стержень, за который вот, когда мне становится страшно, я как-то в себя углубляюсь за этот стержень двумя руками держусь, и когда я держусь я говорю: Господи помилуй, Господи помилуй, Господи, помилуй. Это вот как раз та связь с Богом, она у каждого человека своя, у меня она такая, и появляется уверенность, когда особенно, вот знаете, сейчас такие времена непростые, и высказать даже в интернете свое мнение, да вот даже по поводу QR-кода возьмём, высказать свое мнение очень много людей боятся написать, честно скажу, я тоже пишу, и у меня такое вот, я рассказывала сегодня, Вицин стоит на дороге, и так вот: а как будет, а как отреагируют, и вот в эти моменты я говорю...

Кира Лаврентьева:

— Вицин на дороге — это смешно.

Анна Мугачева:

— Внутренние за себя держусь и говорю: «Господи, помилуй». И если я чувствую, что вот глаза зажмуриваю, проносит, проходит всё.

Кира Лаврентьева:

— Написал, зажмурил глаза, пронесло.

Анна Мугачева:

— Но сейчас, вот как раз, юбилей прошел, и я стала, я такой человек очень бываю резкий. Может быть, резкий в каком плане? В том, когда тебе надо сделать много, и нет времени: так давайте быстро, быстро, быстро, да-нет, да-нет, да-нет, в таком вот плане. То сейчас я стала очень аккуратно, вот для себя пришла к тому мнению, что это как тот случай, когда мы смотрим, как человек как тот пирожок, мы в ответственности — что мы даем, мы в ответственности за какое-то мероприятие, что мы делаем? У человека есть и белая сторона, и чёрная, и от нас, даже вот сейчас наша радиопередача, вот сейчас мы говорим, что мы у человека выберем сейчас, вот своим я рассказам выдерну: чёрную или белую сторону? Вот эта ответственность все равно на нас, особенно в массовых мероприятиях. И когда сейчас в интернет я начинаю писать, мне, конечно, хочется написать, но я понимаю, что это пойдут круги, а это очень сложно, вот я сейчас вам говорю, но у меня это получается с огромным трудом, высказать то, что ты хочешь сказать, но так, чтобы это было с посылом мирным.

Кира Лаврентьева:

— Для горячего человека — это очень тяжело.

Анна Мугачева:

— Очень-очень тяжело, и я понимаю, что вторая часть, которую я начинаю своей жизни, мне, наверное, этому нужно учиться, очень молиться, только Господь Бог поможет сделать помягче. У меня очень много в окружении, есть одна знакомая, которая всегда говорит: ну хоть кто-то тебя смирит, я настолько вот энергетикой своей. Я понимаю, что она не по злобе, а просто вот эта энергетика она сносит, иногда, не каждый понесёт общение со мной. Это неплохо, и нехорошо, просто вот такая энергетика. И вот сейчас мне нужно учиться, я почему-то для себя поняла, что мне нужно энергетике более мирной учиться. Потому что сейчас очень накаленная обстановка.

Диакон Игорь Цуканов:

— Ну да сейчас очень легко вспыхнуть и зажечь кого-то.

Анна Мугачева:

— Люди сейчас очень агрессивные, они уставшие, именно сейчас любовью надо показывать, мне, например, надо учиться мягкости.

Диакон Игорь Цуканов:

— «Вечер воскресенья», дорогие друзья, на радио «Вера», сегодня у нас в гостях она Анна Мугачева, человек, который занимается организация общественной работы организацией городских праздников, фестивалей, в городе Петрозаводске президент и учредитель корейской региональной организации арт шатёр директор некоммерческой организации т.д. т.п. у микрофона моя коллега Кира Лаврентьев, меня зовут Игорь Цуканов. Анна, скажите пожалуйста, вот насколько я понимаю, когда вы начинали заниматься вот все эти работы по организации городских больших мероприятий, не всегда это встречало понимание со стороны городской власти, вас часто воспринимали как конкурирующую фирму своего рода. И действительно, честно говоря, нам здесь в Москве трудно себе представить, как обычный человек может заняться чем-то таким большим на уровне целого города, и не встретить на своем пути какого-то сопротивления, думаю, что вы это сопротивление тоже встречали. Вот удалось ли с этим как-то справиться на протяжении этих 11 лет, я так понимаю, что сейчас вы уже работаете в какой-то такой, как сказать в сотрудничестве с чиновниками местными или не всегда?

Анна Мугачева:

— Нет, вот строптивость, наверное, она мне всегда мешала, но, с одной стороны, и помогала. Видите, в чем дело, я сейчас понимаю всех чиновников, раньше я не понимала. Я понимаю, что система есть система, она очень узкая, и понимать нас, общественников, ведь любого из общественников взять, который работает, он в разы, где-то КПД у него на 100% больше всегда, и так как у него низкий порог предоставления услуги, и во всём, он более человечный, перед ним не стоит системы. Я уже говорила до этого, что во мне очень такая масштабность, когда мне что-то надо, тогда я уже уфф. Если помните, Олимпиада когда, восемь лет назад была? Ну в каком году была Олимпиада?

Кира Лаврентьева:

— Да не так давно.

Анна Мугачева:

— По футболу в Санкт-Петербурге?

Кира Лаврентьева:

— Чемпионат? В 18-м году.

Анна Мугачева:

— Да, да. И вот у нас и полицию туда перенаправили, все рамки, восемь совещаний собирали по поводу проведения «Города моей мечты», и вот говорят: нельзя, антитеррористически нельзя.

Диакон Игорь Цуканов:

— Потому что не хватает полиции.

Анна Мугачева:

— В общем, восемь совещаний, даже в Законодательном собрании собирались, я помню, один из чиновников говорит, сидит и просто говорит: она хочет, чтобы мы на неё все работали. Я, причём с трибуны, не прошу, а: да я хочу, потому что вы слуги народа, вы это забыли. То есть моя позиция тоже была вызывающей, если встать на их сторону как людей, вот я была бы на их месте, я бы тоже... С одной стороны, всегда Господь посылал, если мне кто-то оказывал противодействие, Он всегда ставил кого-то чуть повыше, и помощь да, была, была такая ситуация. И очень сильно мне помогал, конечно, Андрей Владимирович Макаревич, он был у нас помощником губернатора.

Кира Лаврентьева:

— Не путать с музыкантом.

Анна Мугачева:

— Да, да, да. Это лётчик-истребитель, действительно он возглавлял полк у нас в Бесовце, и сейчас возглавляет кадетское президентское училище, вот он мне всегда говорил: «Аня, размочи бараночку», у меня этого никогда не получалось. Я один раз, у меня был такой случай, когда я в МВД пошла и как раз вот по согласованию этих схем, а к нам присоединился Вилла Дэй, и нам надо было найти 50 автобусов, чтобы перекрыть дороги, и надо было металлорамки поставить. И я вот уже сижу там, причём в такой форме: я говорю: мне, может быть, уже автоматы купить и пойти защищать город Петрозаводск? То есть для меня было не понятно, почему силовые структуры мне пишут, причём делают это, в положении рекомендуют, что я должна принести рамки, я должна оцепление, я должна оградить... Общественник, который делает для города, я не свой юбилей на площади Кирова праздновала. Или чиновник мне мог сказать, подожди, я не знаю, сколько сцена ещё будет стоить, которая стоит на площади Кирова, это наше достояние. Какой-то год мне вообще один из чиновников говорил: подожди, мы посчитаем, сколько будет стоить аренда площади. То есть всяких курьезов было, но вот я говорю, что всегда появлялся в противовес кто-то, что-то, как-то обходили.

Диакон Игорь Цуканов:

— То есть помощь какая-то появлялась?

Анна Мугачева:

— Помощь появлялась всегда, Господь милостив, он всегда посылал людей, это мероприятие всегда состоялось.

Диакон Игорь Цуканов:

— Ну вот интересно, что эти все трудности не отбили у вас желание этим заниматься, ваш этот азарт не пропал, да?

Анна Мугачева:

— Наверное, сейчас я не скажу, что у меня желание отбили, желание участвовать в мероприятиях именно с участием чиновников. То есть это семинары, круглые столы, потому что, к сожалению, у нас, знаете, как получается? У нас может человек посчитать, что власть — это его личное, и решить: тебя наказывать, тебя нет. А заниматься социальными проектами, они вне власти были, как я ими занималась, так я ими и занимаюсь. Многие сейчас говорят, что я ушла в тень, что я ничем не занимаюсь, но я тем же самым занимаюсь. Вы знаете, что у нас на площади Кирова было три храма? Свято-Духовский и он был как Христа Спасителя.

Кира Лаврентьева:

— Я вот не знаю, отец Игорь знает.

Анна Мугачева:

— Три раза взрывали, у него такая же судьба как у храма Христа Спасителя, только храм Христа Спасителя восстановили, а вот проект, кстати, пользуясь случаем, может быть, кто-то меня услышит, это мечта не у одной меня, а у многих сделать. Я понимаю, что театр нам не снести, и я против всяких снести театр или ещё что-то, но поставить музей под открытым небом: все три храма в человеческий рост, Соборную площадь восстановить и отдать дань предкам нашим, которые все это строили, я думаю, это в наших силах. И если кому-то будет интересно в этом проекте, то я бы попросила отозваться, но мы с вами про другое говорили, я отвлеклась.

Кира Лаврентьева:

— А как с вами можно связаться, вы есть в социальных сетях?

Анна Мугачева:

— Да. Анна Адуашвили.

Кира Лаврентьева:

— Это ВКонтакте? А Facebook (деятельность организации запрещена в Российской Федерации)?

Анна Мугачева:

— Анна Мугачева.

Кира Лаврентьева:

— Так что, дорогие радиослушатели, если вы где-то в Карелии, в Петрозаводске, то вы можете поучаствовать, написать в личных сообщениях нашей замечательной гостье.

Диакон Игорь Цуканов:

— Ну, наверное, не только в Карелии.

Кира Лаврентьева:

— Ну, актуальнее всего, в Карелии, но если ваше сердце отзовётся, то она всегда будет рада любой помощи, любой поддержке.

Анна Мугачева:

— Но, мне кажется, человек, у кого есть возможность поучаствовать в восстановлении соборной площади, это же исторический будет. Вы понимаете — это три храма, памятник Александру Второму, если это сделать, это будет чудо громаднейшие.

Кира Лаврентьева:

— Да с любого конца мира это можно сделать.

Диакон Игорь Цуканов:

— Анна, мы желаем вам почаще в вашей работе в вашем служении у вас происходили вот такие радостные события, неожиданные, радостные, я понимаю, что они все равно требуют труда и встреч с людьми, каких-то договорённостей, но так радостно, когда все это получается.

Кира Лаврентьева:

— Чтобы на пути жизненном вашем встречались неравнодушные люди. Которые бы вам помогали, это важно.

Диакон Игорь Цуканов:

— Дорогие друзья, сегодня у нас в гостях, и у вас в гостях была Анна Мугачева президент и учредитель Карельской региональной общественной организации «Арт шатёр», директор некоммерческой организации «Ресурсный центр межнационального сотрудничества», человек, который уже 11 лет организует в Петрозаводске городские события, городские фестивали, городские праздники, и на котором во многом держится вообще жизнь общественная, социальная, какое-то вот движение в городе Петрозаводске.

Кира Лаврентьева:

— Русь-матушка держится. Так у меня и просилось сегодня сказать это.

Диакон Игорь Цуканов:

— У микрофона сегодня, как всегда, по воскресеньям моя коллега Кира Лаврентьева, меня зовут диакон Игорь Цуканов, мы благодарим Анну за то, что вот в вашем занятом графике, вы не так, наверное, часто бываете в Москве, и, наверное, ваш график здесь расписан по часам, но вы нашли в этом графике время, чтобы приехать к нам в студию и пообщаться, чему мы очень рады.

Кира Лаврентьева:

— Спасибо огромное! Ещё раз поздравляем вас с прошедшим юбилеем, с юбилеем вашей замечательной организации и желаем множества свершений!

Анна Мугачева:

— Спасибо!

Диакон Игорь Цуканов:

— Всего доброго, до следующих встреч!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»

Также рекомендуем