Москва - 100,9 FM

«Христианин в современном обществе». Анастасия Крайнова

* Поделиться

У нас в гостях была организатор социальных проектов Волгоградской епархии, многодетная мама Анастасия Крайнова.

Наша гостья рассказала о своем пути в православии, а также о том, с чего началась её благотворительная деятельность, и как она переросла в собственные социальные проекты.


И.Цуканов:

— Добрый вечер, дорогие друзья!

Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера».

Как всегда, в это время, мы говорим здесь, в студии, с нашими гостями, на тему «Христианин в обществе».

У микрофона — моя коллега Кира Лаврентьева...

К.Лаврентьева:

— Добрый вечер!

И.Цуканов:

— ... и я — Игорь Цуканов.

И я очень рад представить нашу сегодняшнюю гостью — Анастасия Крайнова. Это, вот, тот редкий случай, когда мы встречаемся с человеком, который приезжает из другого города. Мы как-то больше разговариваем с москвичами, а люди, которые занимаются христианским служением — они отнюдь не исчерпываются жителями Москвы, конечно же, как вы понимаете, и наша сегодняшняя гостья приехала из города Волгограда.

Очень рады Вас приветствовать в Москве! Здравствуйте, Анастасия!

А.Крайнова:

— Здравствуйте! Благодарю! Мне тоже очень приятно!

И.Цуканов:

— Ну, вот... я Вас тогда коротко представлю.

Анастасия — автор социальных проектов «Добрая почта» и «Добрая рыбалка», которые реализуются в Волгоградской области, и, собственно, в городе Волгограде при храме преподобного Сергия Радонежского. Анастасия — многодетная мама, я так понимаю, что, по образованию, бухгалтер Вы, и, наверное, занимаетесь этим до сих пор, или Вы сейчас... вот... по этому... основному образованию... уже не работаете?

А.Крайнова:

— Работаю.

И.Цуканов:

— Продолжаете...

А.Крайнова:

— И по основному образованию, и совмещаю это...

И.Цуканов:

— ... со служением церковным...

А.Крайнова:

— ... с социальным служением.

И.Цуканов:

— Ну, и... вот... проект «Добрая почта» — он существует, если я не ошибаюсь, уже почти три года, да? Проект, суть которого состоит в том, что семьи, которые оказываются в кризисной ситуации, получают помощь. Помощь — самую разнообразную. Это могут быть вещи какие-то, это могут быть продукты, это могут быть консультации психолога, юриста, например. И я знаю, что начался этот проект... в общем... совершенно, в каком-то смысле, случайным образом, да? То есть, Вы не собирались вовсе создавать это, как проект, а Вы просто помогали, по зову собственного сердца, какой-то семье, да? Расскажите, пожалуйста, как это всё получилось.

А.Крайнова:

— Ну... дело в том, что социальный работник в нашем храме предложил отвезти вещи... попросил отвезти вещи многодетной семье — мама была беременна пятым ребёнком, очень была сложная ситуация. Ну, и я согласилась. Отвезла эти вещи, ну, и решила познакомиться, узнать, в чём проблема — может быть, можно как-то помочь...

И, Вы знаете, когда я познакомилась с этой семьёй, я была удивлена, насколько люди живут по-христиански, насколько они трудятся, насколько они сплочённые. Понимаете, там с папой произошло несчастье, и, вот, старшие детки летом работали в поле, чтобы маме, на пятого ребёнка, собрать средства. И мама родила этого ребёнка, и... в общем, мы не смогли пройти мимо.

К.Лаврентьева:

— А как сейчас их судьба сложилась?

А.Крайнова:

— Сейчас, слава Богу, хорошо. Девочка, старшая дочка, закончила школу с медалью. Мы все понимаем, что в наше время очень тяжело окончить школу — образование на таком уровне... не очень высоком, и детям без репетиторов сложно закончить школу с отличием, поступить в Университет. Девочка поступила на бюджет старшая, младшую девочку — недавно я стала Крёстной, мы покрестили. Храм, который рядом с ними находится — тоже принял участие в жизни этой семьи. Ей недавно подарили ноутбук, чтобы дети дистанционно занимались. Слава Богу!

К.Лаврентьева:

— Вот... то есть, с этого случая начался Ваш путь в благотворительность.

А.Крайнова:

— Да.

К.Лаврентьева:

— Как Вы поняли, что Вы действительно хотите этим заниматься на постоянной основе?

А.Крайнова:

— У меня не было выбора — понимать, или нет. Когда люди обращались...

К.Лаврентьева:

— ... Вы не могли отказать.

А.Крайнова:

— ... уже... да, уже не можешь отказать. Понимаете, когда начинаешь заниматься этим служением, ты уже не можешь взять и перестать. То есть, люди как-то тебя находят... и... единственное, в начале возникало такое волнение — почему-то ты себе приписывал какие-то заслуги, и думал — вдруг не хватит каких-то ресурсов, чтобы помочь семье? А потом пришло истинное понимание того, что это Бог действует через тебя, и тогда, вот, абсолютно всё пошло спокойно.

То есть, если люди обращаются, ты понимаешь: «Господи, помоги, пожалуйста!» — и тут же звонят люди и говорят: «Мы хотим помочь!» И, вот, Вы представляете... однажды, я встретила на улице многодетную маму. А так, как я начала уже заниматься этим служением, соответственно, в моём доме запасов уже просто не было — потому, что каждый день, когда ты к кому-то едешь, ты собираешь сумки, ты выгребаешь всё, что у тебя есть, потому, что думаешь: «Ну... себе я куплю».

И, вот, подходит ко мне эта мама — у неё пять детей, и она говорит: «Слушай, мне сейчас так тяжело!» Я говорю: «Пойдём ко мне — я тебе дам банку огурцов», — у меня на балконе стояла банка огурцов.

И, вот, она ко мне зашла. Я налила ей кофе, поставила эту банку огурцов, и тут звонит мужчина, и говорит: «Вы знаете, я бы хотел пожертвовать продукты». Я же понимаю, что он позвонил — для неё.

И, конечно, в такие моменты ты просто чувствуешь себя счастливым!

К.Лаврентьева:

— Неким связующим звеном...

А.Крайнова:

— Да... ну, вот... это очень радостно, когда... возможно... Господь действует через тебя. То есть, понимаете... я стала причастной вот этой радости, когда человек получил какую-то помощь в трудной ситуации.

К.Лаврентьева:

— А бывают случаи, когда Вам не удаётся помочь? Ну, вот... просто, не удаётся. Запрос — слишком велик для Ваших возможностей.

А.Крайнова:

— Да, нет... понимаете... нет, я думаю, что... таких случаев у нас, наверное, ещё не было.

Бывают случаи тунеядства, когда люди сами не хотят трудиться. И тогда, конечно, мы стараемся не быть пособниками этому греху — мы не помогаем. Слава Богу, финансируем мы сами, волонтёры, и мы собираемся с соседями, с друзьями, мы обсуждаем все вопросы. Мы проверяем, насколько люди хотят выйти из этой ситуации.

Понимаете, мы же не решим проблемы людей, мы не проживём их жизнь, но мы можем сделать их жизнь немного легче — помочь им нести, вот, этот груз. Вот... И если люди сами — не хотят, то мы для них ничего не сделаем.

И.Цуканов:

— Не хотят изменить своё положение, Вы имеете в виду, да?

А.Крайнова:

— Да! Если они сами ничего для этого не делают...

И.Цуканов:

— Ну, да... бывает, удобно всё время находиться в положении просящего, да?

А.Крайнова:

— Да. Вот... понимаете, как... единственный есть безоговорочный случай, когда мы помогаем без каких-либо условий — это тот случай, когда мама только что родила.

Вот, понимаете, мама родила четвёртого ребёнка. Пока она лежала в роддоме, папа скончался. И... Вы же понимаете, что пока она докажет, что... там... она осталась матерью-одиночкой, пока пройдут, бывает, суды — потому, что... там... может быть, брак был не зарегистрирован...

К.Лаврентьева:

— Ну, понятно, да... все вот эти вот... круги бюрократические...

А.Крайнова:

— ... пройдёт два-три месяца. А что маме делать в это время? И у нас тогда... в принципе, в Волгограде все волонтёрские организации — многодетные, и так далее — все друг с другом взаимодействуют. И особенно те, которые никому не отчитываются, и нигде это не выкладывают — они очень оперативно работают.

И, поэтому, как бы... вот... раз брали смесь, памперсы... или позвонили — необходима какая-то юридическая помощь. В соцзащите идут навстречу. Например, вот... нам удаётся в нашем районе взаимодействовать с соцзащитой — и это тоже очень важный такой аспект, да...

К.Лаврентьева:

— А как Ваша семья отнеслась... вот... к Вашему изменению некоему образа жизни? Потому, что, насколько я знаю, до того, как Вы начали заниматься благотворительностью, полностью были включены в детей, занимались только ими, и, в общем-то, старались как-то на этой ниве потрудиться. И тут — раз! Что такое благотворительность? Это — в любой момент тебе могут позвонить, ты в любой момент срываешься, собираешь багажник вещей и уносишься, а у тебя — трое детей! И младшему ребёнку Вашему, если я не ошибаюсь, пять лет.

А.Крайнова:

— Да.

К.Лаврентьева:

— Поэтому, вот... вот, этот момент мне, как матери, например, очень интересен.

А.Крайнова:

— Ну, безусловно, это было очень сложно. Потому, что дети привыкли, что мама принадлежит им. И супруг — тоже. Ну... слава Богу, мне повезло, что меня поддержала моя семья. Но это было не сразу.

Конечно, были сложности. Семья сначала не поняла, насколько это серьёзно. Но я и сама этого не поняла.

Когда человек начинает... понимаете, сначала не было меры. То есть, это было так радостно, что у тебя есть возможность помочь, что ты был готов забыть про всё. И когда я, помню, супругу сказала: «У меня появилась новая подопечная семья!» — он мне говорит: «Ну, ты не забудь, пожалуйста, что у тебя ещё старая есть!»

Но, со временем, в течение, может быть... там... года-двух, мне удалось найти какую-то меру — так, чтобы и семья не страдала, и, более того, я стала подключать супруга, детей к этому служению понемногу, и, в общем-то, сейчас, мне кажется, мы взаимодействуем, как единый организм.

То есть, у меня дети приходят из школы, например... старшая, в промежутке между занятиями, мне фасует пакеты, сын мне грузит всё в машину, с мужем мы всё развозим — потому, что тяжёлые я не могу носить сумки, например. Ну... как-то... сейчас мы все вместе уже... стараемся!

И.Цуканов:

— Анастасия, вот... мы, мне кажется... так... очень быстро прошли вот этот вот отрезок, от того момента, как всё началось — к тому моменту, как уже это вышло на какой-то... такой... ну... масштаб большой. А, ведь... в общем... самое сложное — это, как раз... как мне кажется... перешагнуть от того момента, когда ты сам всё делаешь... вот, к тебе обратились — ты помог, потом к тебе ещё кто-то обратился — ты помог... но потом ты, действительно, понимаешь, что ты не можешь постоянно... ну... там... тратить деньги свои, и покупать, в довольно больших иногда масштабах, лекарства, памперсы... там... продукты, ещё что-то... тем более, что есть люди, которые, действительно, это требуют постоянно. Ну, как... вот... Вы сказали, что удобно встать в позу просящего.

И тогда ты понимаешь, что нужно... нужен какой-то ещё источник, куда можно обращаться. То есть, нужно создавать какое-то сообщество волонтёров.

Вот, как у Вас это получилось? Как Вы сделали этот шаг — от собственного... такого, вот... служения, личного — к тому, чтобы стать... вот... всё-таки, членом чего-то большего, какого-то сообщества людей, которые готовы помогать, и звонить не только с просьбами, но и с предложением: «А можно, я пожертвую? Можно, помогу?»

А.Крайнова:

— Ну... я Вам расскажу... я являюсь членом некоторых организаций — например, волонтёрской организации при храме Сергия Радонежского «Быть нужным», где объединяются неравнодушные люди, прихожане, в основном, нашего храма. И, конечно, многие вопросы мы решаем совместно, друг другу помогаем, и... в общем-то... ну... я являюсь участником этой группы.

Я, также, в многодетных сообществах. «Многодетный Волгоград». И, соответственно, мы тоже взаимодействуем со всем координаторами нашего района, например — по многодетным семьям. С «Союзом женщин» мы тоже взаимодействуем. Ну, и, наверное, с представителями соцзащиты... в общем-то, много групп, наверное, в вайбере, в ватсапе, в которых мы всегда быстро связываемся, можем описать проблему, и можем найти соискателей.

К.Лаврентьева:

— Ну, смотрите, Анастасия... ситуация с благотворительностью в крупных городах, таких, как Москва и Санкт-Петербург, ну... более-менее, понятна. Много фондов, много средств, возможностей у людей помогать. А, мне кажется, на периферии — ну, ясно, не мне кажется, так и есть, однозначно — возможность оказывать помощь малоимущим семьям, женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, много труднее. Ну, просто потому, что зарплаты — ниже. Возможности у людей — ниже. Людей, в принципе, меньше, и меньше мест работы. Ну, в общем, всё вот это — составляет единый круг сложностей.

И... с чем сталкивается человек, который оказался в благотворительности, например, в крупном городе? Он попадает в некий организм, и начинает там взаимодействовать в очень... такой... организованной системе. Ему всё понятно, ему рассказывают, проводят инструктаж, но... в общем-то... он не чувствует ли себя, наверное... я так думаю... я немножко соприкасалась с этой сферой — так, чуть-чуть, у бережка поплескалась... он не чувствует ли себя брошенным в воду... знаете... таким... в поле воином, когда тебе нужно с котомкой ходить, и деньги собирать?

И, мне кажется, в какой-то момент, Ваши соседи, или те... в общем-то... кого Вы призываете помочь, они начинают на Вас, наверное, смотреть, как: «Ну, вот, Анастасия... она, наверное, опять пришла просить продукты... или она опять делает объявление о каком-то сборе...» Нет ли такого, что люди... ну... как бы... устают помогать, тяготятся этим — потому, что у них... ну... у самих-то нет возможностей, а тут ещё кому-то помогать нужно? И, вообще — стоит ли такая проблема?

А.Крайнова:

— Честно?

К.Лаврентьева:

— Да.

А.Крайнова:

— Нет. Не стоит.

К.Лаварентьева:

— Почему?

А.Крайнова:

— Вы знаете... во-первых, я никогда ни у кого не прошу. Я понимаю, что людям сейчас тяжело...

К.Лаврентьева:

— Так. А как Вы... ну, вот, например, нужно собрать какую-то крупную сумму кому-нибудь на лечение. Что Вы будете делать в этой ситуации?

А.Крайнова:

— Ну, Вы знаете... мы не собираем... как бы... суммы на лечение...

К.Лаврентьева:

— Так...

А.Крайнова:

— Всё-таки, наверное, для этого есть фонды. Я скажу, что... вот... исходя из последних лет работы, исходя из моих наблюдений, я могу сказать, что еда и одежда — это не первая необходимость у человека.

Вы понимаете, когда человек попадает в беду, для него важно человеческое участие — элементарное. Понимаете? Доброе слово... вот, просто быть рядом — чтобы он понял, что он не один. А все вот эти материальные ценности — безусловно, всегда хочется и кушать, и всё... но всё это, всё-таки, более-менее, решаемые проблемы.

То есть, если человек трудится, он всегда может заработать себе на еду. Мы сейчас не берём какие-то сложные случаи, если человек... там... инвалид... или собирает на лечение... всё-таки, это уже мы направляем, конечно... сотрудничаем с фондами... и пытаемся, может быть, человеку помочь — сказать, куда надо обратиться, как собрать документы, и так далее... поддержать вот этот путь сам бюрократический. Людям тяжелее всего, наверное, вот, эту бюрократическую цепочку пройти, потому, что они, многие, не знают своих прав.

Вы знаете, что бездомный человек в нашей стране, если он инвалид, например, тяжёлый — он может получать пенсию. И, два года назад, волонтёры нашего храма выходили человека, который сгорел, ему отрезали ноги... он грелся у костра... и, вот, позвонили из больницы в наш храм, и попросили что-то сделать — пристроить его в приют.

И у нас в храме люди объединились — кто-то предоставил комнату, кто-то сделал временную прописку, кто-то ухаживал несколько месяцев... то есть, люди дежурили, организовали дежурство... вот... сообщество «Быть нужным». Мы поехали, узнали, нас... вот, синодальный отдел, кстати, по церковной благотворительности в Москве — они проводят очень хорошие курсы социального служения... и вот — нам посчастливилось окончить эти курсы, где мы узнали много информации, и, более того, они всегда поддерживают, отвечают на вопросы, что делать. И, как раз, нам там подсказали, что мы можем оформить пенсию.

Оформляли мы её, конечно, с боем, но, тем не менее, слава Богу — с хорошей пенсией человек помещён в хороший приют. Человек воцерковился, покрестился — слава Богу... как-то так.

«ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Лаврентьева:

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера».

Дорогие радиослушатели, у нас в гостях Анастасия Крайнова — организатор социальных проектов Волгоградской епархии, мама троих детей.

У микрофона — Игорь Цуканов, и я — Кира Лаврентьева.

И.Цуканов:

— Анастасия, мы уже начали об этом говорить, но... хотел Вас, всё-таки, попросить немножко рассказать о тех случаях, когда Вы берётесь помогать. Потому, что... вот... понятно, что критическая ситуация — она очень разной может быть. Действительно, может кто-то тяжело заболеть в семье, и тогда нужны деньги... ну... неподъёмные для общины храма, скажем, или... даже если многодетные все соберутся города Волгограда, и соберут какие-то пожертвования, да? Тогда нужно обращаться, видимо, в фонды, но существуют ситуации, когда вполне можно помочь. Вот, это, например, какие ситуации? Вы некоторые привели, но, может быть, что-то ещё? Чтобы... так вот... люди понимали, где можно впрячься и помочь?

А.Крайнова:

— Ну... мы берёмся в той ситуации, когда внезапно что-то произошло, не зависящее от человека. То есть, какая-то случилась... ну, чаще всего, трагедия — когда человек попадает в беду. Именно, вот, в этот промежуток времени...

К.Лаврентьева:

— ... когда быстро нужна помощь...

А.Крайнова:

— ... да... кризисный, когда нужно оперативно среагировать на проблему, когда некогда ждать каких-то решений, и так далее, какой-то помощи... может быть... соцзащиты, и так далее. Это — именно кратковременная срочная помощь.

И.Цуканов:

— «Скорая помощь» такая, своего рода, да?

А.Крайнова:

— Ну, может быть... да.

И.Цуканов:

— А то, что обращаются именно в ваш храм — вот, Вы сказали, что в случае с этим бездомным человеком, который...

К.Лаврентьева:

— Да, я тоже обратила внимание...

И.Цуканов:

— ... у которого ноги обгорели... соцзащита обратилась в ваш храм...

К.Лаврентьева:

— Больница. Больница вспомнила про ваш храм...

И.Цуканов:

— Это значит, что у вашего храма, у вашей общины уже какая-то такая есть добрая история помощи людям, и как-то это известно всем, что можно обратиться именно к вам?

А.Крайнова:

— Ну... здесь, я думаю, скорее, взаимодействие соцработника храма и соцработника больницы, в которую, непосредственно, попал человек.

И.Цуканов:

— Но, просто, далеко не во всех, прямо скажем, приходах соцработник занимается сколько-нибудь активно помощью людям...

А.Крайнова:

— У нас — очень активный соцработник, с большим сердцем — Екатерина Воронкова. Она всегда... никогда не останется в стороне от чужой беды!

К.Лаврентьева:

— Анастасия, вот — вопрос. В основном, в благотворительность, и в какую-то такую социальную активность, идут... ну... что скрывать... женщины. Потому, что их доброе сердце — его надо обязательно куда-то приложить. Вот, это вот женское милосердие, которое Господь просто даёт нам иногда, и даже очень часто — как-то хочется воплотить. И кажется — твои дети подросли, а у тебя ещё есть силы, ты ещё сама — молодая, тебе хочется помочь ещё кому-то, принести пользу. И бывает ли так, что, глядя на Вас, какие-то ещё Ваши подруги, знакомые говорят: «Настя, давай, вместе пойдём с тобой — возьми меня! Что для этого нужно?»

Есть ли какие-то критерии, по которым уже, в свою очередь, Вы определяете, годен ли... ну... очень грубо, но — да, годен ли человек для подобной деятельности, или пока ему стоит какое-то время просто понаблюдать? Или — нужно, всё-таки, какое-то время, чтобы человек себя испытал, что-то поделал, может быть, более простое, чтобы проверить себя, испытать, подходит ли ему эта деятельность?

А.Крайнова:

— Критериев нет никаких. Нужно позволить человеку действовать от души. И на том моменте, когда силы у него закончатся, он просто сам отойдёт.

Но, вот, мне хотелось бы поговорить ещё о такой проблеме небольшой, на мой взгляд... ну, хотя, это, конечно, не проблема.

Когда люди хотят делать что-то хорошее — и об этом говорить на страницах своих соцсетей. Ну... они говорят, что: «Мы соберём намного больше...

К.Лаврентьева:

— ... людей в помощь...

А.Крайнова:

— ... материальных благ, да, или людей...» — но нельзя их за это осуждать, им так, действительно, кажется. Нам тоже вначале казалось: сейчас мы все объединимся, и всё будет хорошо!

Нет, всё не будет хорошо. Не нужно уходить в количество. Нужно оставаться в качестве. Пускай, это будет — немного, но это будет...

К.Лаврентьева:

— ... качественно.

А.Крайнова:

— ... качественно, да.

Потому, что когда начинаешь уходить в какой-то количественный...

И.Цуканов:

— Ставить количественные цели, да? Стараться помочь как можно большему числу...

А.Крайнова:

— ... в результате, качество пропадает.

То есть, получается... так вот, немножко каждому кинул — и всё. А, всё-таки, нужно разобраться, нужно сопровождать человека.

Вы знаете, что большинство семей, которые обратились к нам за помощью, встали на ноги, и теперь являются нашими благотворителями, либо помощниками? Потому, что помогать можно не только деньгами. Можно посидеть с ребёнком, можно оказать какие-то юридические, опять же, услуги, или — по своей специальности, можно репетиторством заняться с детками, и так далее. Это — очень приятно. И люди, которые пережили этот момент, когда им нужна была помощь, пережили момент поддержки, участия человеческого — они совершенно по-другому начинают помогать, понимаете? Вот, у них уже другие критерии складываются.

И.Цуканов:

— Вот, это, прям, замечательно, что Вы это сказали! И меня, кстати, ещё поразило, что... я, когда читал про Ваш проект, там где-то я прочёл, что чуть ли не больше половины волонтёров... может, я путаю... может, не половина... но много волонтёров — это многодетные семьи сами...

А.Крайнова:

— Да! Да, да...

И.Цуканов:

— То есть, это те, кто... ну, как-то часто о них думают, что это те, кто... там... вот... первыми бегут получать пособия всякие, и, вообще, просят больше. А получается, что... в общем... они, конечно, и просят тоже, но они и отдавать готовы... и помогать...

А.Крайнова:

— Ну, да... я Вам скажу, по опыту, что отдают люди, как раз-таки, менее состоятельные, участвуют в этих проектах... ну, слава Богу, что так! Мне кажется, они наполняются духовно, может быть... в духовном плане... потому, что...

И.Цуканов:

— Ну... сказано, вообще-то, что блаженнее — давать, чем брать, да?

А.Крайнова:

— Да, да...

И.Цуканов:

— Поэтому... это, действительно, блаженнее!

А.Крайнова:

— Ну, просто, таким примером мы воспитываем своих детей, понимаете? И, вот... например, я воспринимаю это служение не только как служение ближнему, но и как служение своему Отечеству.

Понимаете, вот, у меня растёт трое детей. И они, на каждом шагу, слышат, какое у нас Правительство... всё время вот это недовольство...

К.Лаврентьева:

— ... как всё плохо... да... да...

А.Крайнова:

— Я всегда говорю: «Давайте, будем сами менять этот мир, понимаете? Вот, начните! Хорошо, сейчас, может быть, тяжело нашему Отечеству, может быть, не дошли руки до глубинки ещё у руководителей, может, нет таких ресурсов, финансов, возможностей... вы посмотрите, внешние какие проблемы у Государства... ну, начните внутри себя, хотя бы... я не знаю... обратите внимание, кто живёт с вами за стенкой... понимаете? Вот, и всё. Начните думать о людях сами! И Правительство рядом тогда станет лучше — рядом с нами...»

Поэтому, нужно трудиться, конечно, самим, и подавать детям пример, и воспитывать, прежде всего, патриотизм.

И.Цуканов:

— Скажите, пожалуйста, Анастасия, а в какой момент дети Ваши поменяли... как бы... взгляд... ну, включились, скажем, в эту деятельность... как-то, вот... радостно? Потому, что я... глядя, скажем, на своих детей, я понимаю, что это... ну... далеко не одномоментно происходит. Вот, когда... там... родители начинают делать что-то такое, они сначала... ну... как-то так... раздражаются дети, и... ну, действительно, ты отнимаешь внимание от семьи. Отвлекаешь... там... что-то забираешь из дома, и везёшь куда-то... и для них это всё... как-то... совсем не близко. Некоторое время.

Вот, в какой момент они стали на это смотреть... ну... не знаю... Вашими глазами, или... как-то, вот... так... по-другому?

А.Крайнова:

— Я не могу сказать, когда я это заметила. Просто — привлекала детей тоже. Я и не спрашивала — хотят они, не хотят... я говорила: «Ребята, собираемся и едем», — например, в приют. Дети давали концерт... или, может быть, мастер-класс какой-то организовывали... или ещё что-то.

И, вот, они ездили, ездили... ездили, ездили... и, в какой-то момент, старшая дочь сказала, что, в принципе, она готова разработать какой-то проект для работы с людьми, которые в приюте находятся. Чтобы заниматься с ними непосредственно общением. Потому, что людям в приютах очень не хватает общения. Вот. И, конечно, карантин, пандемия — они немножко наши планы нарушили... но мы надеемся реализовать эти проекты.

И.Цуканов:

— Дорогие друзья, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера».

Сегодня мы разговариваем с Анастасией Крайновой — автором и исполнителем социальных проектов «Добрая почта» и «Добрая рыбалка», о котором мы ещё пока не говорили, но поговорим, я надеюсь. Анастасия — мама троих детей, живёт она в городе Волгограде, и занимается помощью тем семьям, которые оказываются в какой-то тяжёлой, критической ситуации.

У микрофона — моя коллега Кира Лаврентьева. Я — Игорь Цуканов.

Мы вернёмся в эту студию, буквально, через несколько секунд — пожалуйста, не переключайтесь.

«ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Лаврентьева:

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера».

Ещё раз, здравствуйте, дорогие радиослушатели!

В этом часе с нами — Анастасия Крайнова, организатор социальных проектов Волгоградской епархии, многодетная мать... от себя добавлю, что очень интересный собеседник.

У микрофона — Игорь Цуканов, и я — Кира Лаврентьева.

Мы сегодня говорим о пути Анастасии в благотворительности, к благотворительности, и, я надеюсь, что мы поговорим о пути Анастасии к вере, но, прежде, мне бы хотелось задать вот какой вопрос.

В конце первой части нашей программы, мы говорили о том, что дети Анастасии — они постоянно с ней, в общем-то, непосредственно. И в приютах, и в домах престарелых, помогают ей, что-то сами придумывают, разрабатывают, и как-то особо она их не уговаривала, сказала: «Пошли!» — и всё. С силой сказанное слово.

Но тут у меня сразу возник вопрос. Некоторые родители считают, что ходить с детьми, в определённом возрасте, там... в дома престарелых, в дома ребёнка... ну... в общем... в такие места, где людям нужна помощь — это может их потенциально травмировать, это — такой шаг против их воли, может быть, их не нужно заставлять, вырастут — сами пойдут... ну, в общем, вот, эта вот вся история... она понятна, она объяснима, знакома. А кто-то считает, что, наоборот, нужно с самых молодых ногтей прививать детям любовь к ближнему, помощь ему, ходить везде активно, помогать, включаться...

Вот, понятна Ваша точка зрения... уже, судя по Вашей жизни, она ясна. А как Вы, в принципе, считаете, есть ли случаи, когда... ну... действительно, родители своих детей никак к этому не подвигают, а дети потом вырастают, и, глядя на родителей, всё равно, идут помогать? Или Вы, всё-таки, считаете, что нужно с самого маленького возраста... там... вести ребёнка в такое невесёлое место довольно-таки?

А.Крайнова:

— Нет, я не считаю, что нужно детей куда-то водить. Нужно самим сначала определиться — что ты хочешь делать, как ты хочешь это делать, какие у тебя возможности — и духовные, и душевные, а потом уже дети сами определятся, глядя на родителей. Не нужно никого заставлять, прививать...

К.Лаврентьева:

— Ну, смотрите... если Вам Ваш ребёнок скажет завтра: «Мама, ты знаешь, я... вот... с другом пойду погуляю. Потому, что... ну... мне уныло с тобой ходить в приют. Мне там грустно. Мне очень печально потом на душе. Не светло мне на душе...» — вот, что будете делать тогда... в таком случае?

А.Крайнова:

— Ну... мне кажется... дети должны слышать своих родителей.

К.Лаврентьева:

— До какого возраста?

А.Крайнова:

— Ну, желательно... всю жизнь! Я бы так сказала.

Ну... просто... мне сложно эту ситуацию применить...

К.Лаврентьева:

— ... к себе...

А.Крайнова:

— ... к себе, да...

К.Лаврентьева:

— ... потому, что у Вас это всё легко получается. А для меня это — вопрос. Потому, что я знаю родителей, которые, действительно, считают, что — ну, зачем раньше времени навешивать ответственность такую на ребёнка? Ну, а если он не хочет?

А.Крайнова:

— Ну, если не хочет, не надо заставлять. Не надо, вообще... понимаете, в этом и вся важность момента воспитания, что ребёнок сам должен понять, глядя на родителей...

К.Лаврентьева:

— ... надо ему это, или нет.

А.Крайнова:

— ... надо ему это, или нет. Да.

И.Цуканов:

— Тут, мне кажется, ещё такой момент, что родителям-то нужна ещё и помощь часто. Вот, как Вы сказали, Анастасия, что... там... ну, условно говоря, сумки тяжёлые поносить в машину — кто-то должен это сделать. И... наверное, в какой-то момент, дети тоже, просто глядя на то, как... вот... Вы живёте, как Вы всё это организовываете... ну... наверное, они хотят помочь просто, для начала, маме и папе.

А.Крайнова:

— Да. Служение — оно же в семье начинается. И совершенно даже, может быть, порой, не обязательно сразу выходить на какие-то масштабы, за какие-то рамки — научитесь в своей семье взаимодействовать.

Например, понимаете, если дети видят, что папа помогает маме... у нас очень хороший папа, супруг мой замечательный, который меня во всём поддерживает. Он очень много работает сам, но, при этом, каждую свободную минуту он старается посвятить семье, и помогает. И, конечно, сын с детства говорил: «Я, когда вырасту, я буду такой же, как папа! Я своей жене буду дарить подарки, я буду ей во всём помогать». Наверное, своим примером... и, когда дети видят, что мама с папой взаимодействуют, наверное, им тоже хочется вписаться в этот механизм... да? Может быть, вот, так?

К.Лаврентьева:

— А для них это... такая... некая формула счастья?

А.Крайнова:

— Ну... скорее, для меня!

К.Лаврентьева:

— Вот... вот... это очень важный момент! Очень важный момент...

И.Цуканов:

— Дети же, обычно, видят: если родители счастливы, то они понимают...

К.Лаврентьева:

— ... то они как-то, автоматически, начинают интересоваться этим вопросом...

И.Цуканов:

— Да.

К.Лаврентьева:

— И, вот, хорошо, что Вы сказали, что заставлять не нужно... Я сразу вспомнила, как мой преподаватель в институте делился с нами способом взаимодействия со своими детьми.

Когда ему очень нужно было, чтобы они прочитали какое-то сложное литературное произведение — ну, реально сложное... Достоевского... там... или ещё что-то... Гюго... — он... значит... рассказывал, там... очень интересно там было... и он говорит: «Я, значит, ставил книжечку — вот, так вот аккуратно, на полочку, невзначай. Они сидят, я захожу с этой книжечкой, и говорю: «Значит, вот, эту книгу вы ни за что читать не должны! Там — про любовь... это совершенно вам не нужно, совершенно не по возрасту...» — и, в течение нескольких дней, дети... там... тайком... быстро-быстро начинают прочитывать...

И.Цуканов:

— «Только не бросай меня в терновый куст!»

К.Лаврентьева:

— Да-да-да! Вот... Это тоже, наверное, некое... мама идёт, особо не уговаривает, и ребёнок думает: «Наверное, там... что-то там...

А.Крайнова:

— ... интересное, да...

К.Лаврентьева:

— ... маму цепляет... наверное, там что-то интересное... какие-то взрослые дела...»

И, вот, здесь — момент о счастье. Анастасия, Вы сказали, что Вас это делает счастливой.

А.Крайнова:

— Да.

К.Лаврентьева:

— Вы это поняли, когда начали помогать? Или, до того, как Вы начали помогать, Вас делало счастливой что-то другое? Как Вы поняли, что именно помощь ближнему, по-настоящему, Вас наполняет?

А.Крайнова:

— Нет. Наверное... неточно поставленный вопрос... может быть, не помощь ближнему... Я стала задавать себе вопрос — почему я счастливый человек? Вот, чем я заслужила, что у меня такой хороший муж, у меня — замечательные дети, меня всё в жизни устраивает, мне всего хватает... мне стало, в какой-то момент, от этого даже как-то страшно... это, вообще, нормально, когда человек счастлив?

И... постепенно, постепенно я поняла, что я могу... хочу делиться... вот... чем-то таким, добрым. Может быть, я не могла это оформить в какую-то форму, или... но, вот, что-то меня так наполняло, что мне очень хотелось этим делиться.

И всё это происходило на каком-то подсознательном уровне. Я не могу сказать, что всё это продумано, чётко запланировано, структурировано в какие-то рамки — нет. Как-то, вот... оно шло само! Слава Богу, пришло...

К.Лаврентьева:

— Вы устаёте? Выгораете?

А.Крайнова:

— Ну, я стараюсь, чтобы не происходило выгорания... вот, этого, профессионального... В этом смысле, очень полезны оказались курсы владыки Пантелеимона «Социальное служение».

Просто, я нахожу какие-то моменты, возможности наполнения для себя, и мне кажется... ну... вообще-то, ты чувствуешь себя более наполненным, когда что-то хорошее происходит... когда Господь действует через тебя. И, вот, от этой причастности к чему-то... такому... чувствуешь себя... радостнее, что ли...

И.Цуканов:

— А Вы верующим человеком стали, видимо, задолго ещё до того, как Вы подключились к этому проекту, да? Как у Вас это получилось? Как Вы пришли в Церковь — могли бы... вот... тоже несколько слов об этом рассказать?

А.Крайнова:

— Ну, здесь тоже, мне кажется, у меня нет какой-то такой истории... Мы ходили в храм много лет. Ходили, ходили, и, в какой-то момент... наверное... начали появляться какие-то вопросы в голове. И сейчас... я не могу сказать, что я считаю себя... таким, вот... воцерковлённым, православным человеком. Мне кажется, я уже начала смотреть в сторону Православия, я надеюсь... и уже, внутренне, начинаешь... с чем-то бороться!

И.Цуканов:

— Ну, а, вот, те люди, которые помогают, которые входят в круг ваших волонтёров, к кому можно обратиться, как Вам кажется, они, в основном, люди верующие, или... в общем... там разные есть люди? То есть, их именно вера сподвигла в этом участвовать, или... по-разному бывает?

А.Крайнова:

— Нет, нет... я думаю, что... Понимаете, как... основными благотворителями являются как православные люди, так и люди других конфессий. Азербайджанская диаспора, например, в Волгограде очень помогает. И разные другие... может быть... Протестантская церковь.

Нет... понимаете... мне кажется, душа — она христианка. И, вот, когда это так — неважно, к какой ты принадлежишь конфессии... да?

К.Лаврентьева:

— Чтобы помочь.

А.Крайнова:

— Чтобы помочь человеку, да.

К.Лаврентьева:

— А, вот, что такое, для Вас, «смотреть в сторону Православия»? Как Вы стали «смотреть в сторону Православия»? Почему — не другие, например, церкви? Почему — не другие религии? Тем более, Вы так тепло отзываетесь о них... Ну, то есть, что именно вот в эту сторону Вас повернуло?

А.Крайнова:

— Я была крещёная в Православной Церкви, и это — вера моих предков, прежде всего... да? То есть, как бы... зачем мне что-то менять, когда у меня уже есть свои корни, которые мы стали... может быть... изучать, пытаться понять, задавать вопросы, и просить помощи, чтобы открывались внутренние какие-то проблемы, внешние взаимодействия, и так далее...

К.Лаврентьева:

— А у Вас есть духовник?

А.Крайнова:

— Да. Отец Андрей Самсонов.

К.Лаврентьева:

— Нижегородской области...

А.Крайнова:

— Нижегородской области, да.

К.Лаврентьева:

— Замечательный батюшка, он у нас был в «Светлом вечере», в одном из «Светлых вечеров»...

Почему я задаю этот вопрос? Потому, что Вы так... очень аккуратно касаетесь темы веры... но... мне посчастливилось с Вами быть знакомой до нашей программы, и мне бы хотелось, чтобы мы немножко глубже об этом поговорили — насколько позволит Ваша внутренняя организация, насколько Вы нас пустите туда.

Почему? Потому, что это ведь крайне важно, когда человек приходит к Богу — начинает ходить в храм, начинает участвовать в Церковных Таинствах, у него появляется духовник, и он поворачивается в сторону — милосердия. В сторону какого-то деятельного служения, в сторону деятельной жизни внутри Церкви.

И, ведь, в Вашей жизни, вот этот поворот в сторону веры... как Вы называете, «смотреть Вы начали в сторону Православия»... это, ведь, очень глубоко получилось? Вы не просто смотрите в сторону Православия — Вы участвуете в Церковных Таинствах, у Вас есть духовный отец, и я считаю крайне важным об этом сказать потому, что... ну... ведь, для христианина это, действительно, очень здорово, когда ты настолько меняешь свою жизнь в сторону Христа, что всё начинает как-то очень гармонично подчиняться твоему вероисповеданию, твоей преданности Богу. И, наверное, в этом смысле, было бы интересно поговорить, как Вы нашли своего духовника... ведь, это всё совпало очень! Ведь, Ваша благотворительная деятельность — она очень совпала со знакомством с батюшкой, с Вашим приходом в храм... это, ведь, всё — один... некий такой клубок событий!

А.Крайнова:

— Да... просто, понимаете, Кира... я — один из тех людей, которые считают, что... наверное, если ты не специально обученный человек, то Христа нести словами... как-то... может быть, это неправильно.

К.Лаврентьева:

— Специально обученный человек... Это — как?

А.Крайнова:

— Не священник, не человек, который имеет религиозное образование, да? И, поэтому, я своим детям всегда говорю: «Давайте, будем нести Христа делами!» Понимаете?

Вот, жить по Евангелию можно каждый день. Даже — как ты руки помыл в аэропорту, да? Ты же понимаешь, что ты моешь руки... и... там... это мыло куда-то капает... что приходят люди, которые это убирают, правда? Вот... и... поэтому...

И.Цуканов:

— Всё из мелочей состоит.

А.Крайнова:

— Состоит всё из мелочей. Поэтому, Христа стараться надо нести делами, но не словами. Поэтому, Кира, для меня это — сложное немножко задание...

К.Лаврентьева:

— Да, прошу прощения... прошу прощения за свой вопрос! Но мне кажется, всё равно, это очень важные слова: Христа надо нести делами.

И.Цуканов:

— Хорошо, что мы про это упомянули...

К.Лаврентьева:

— Да... замечательно, что мы, всё равно, про это как-то поговорили — хоть... вот... краешком...

«ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ» НА РАДИО «ВЕРА»

И.Цуканов:

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера».

Я напоминаю, дорогие друзья, у нас сегодня в гостях Анастасия Крайнова — автор социальных проектов, которыми она занимается в городе Волгограде при храме преподобного Сергия Радонежского.

Один проект называется «Добрая почта», другой — «Добрая рыбалка».

Также, Анастасия — мама троих детей.

У микрофона — моя коллега Кира Лаврентьева, и я — Игорь Цуканов.

Анастасия, хотелось сказать ещё несколько слов про тот самый проект «Добрая рыбалка» — мы о нём уже два раза упомянули. Звучит... так... немножко неожиданно. Расскажите, пожалуйста, что это такое.

А.Крайнова:

— Расскажу. Дело в том, что, однажды, ко мне обратился священник, которому пожертвовали рыбу. И он говорит: «Слушай, давай пристроим в твои какие-нибудь семьи подопечные... со мной поделились рыбой».

И.Цуканов:

— Просто... поймали, да?

А.Крайнова:

— Просто поймали много рыбы.

Я говорю: «Да, не вопрос!» — тут же у меня всегда есть список людей, которые живут скромно, или кто не может поехать на рыбалку, или кто просто будет рад принять рыбки.

И.Цуканов:

— Мы напоминаем, что это — Волгоград, и река Волга течёт... рыбы немало!

А.Крайнова:

— Да! И, вот, один раз обратились, второй раз обратились... и дальше мы с этим священником — отцом Максимом — договорились о том, что соберутся прихожане, и к Благовещенью наловят рыбки, и поделятся просто вот с теми семьями, которые... то есть, и время проведут хорошо, и — с пользой, людей порадуют.

И, таким образом, запустили рекламу, и... вот... поехали на рыбалку. И, Вы знаете, что интересно — рыбы не поймали, вообще! Но... столько людей откликнулось, которые захотели поучаствовать!

Люди купили замороженной рыбы, свежей рыбы, кто-то купил ещё и мяса, и курицу, и яйца — в общем, кто что мог несли! И, представляете, получилось, что, вот, как раз, к Пасхальным праздникам нам удалось накормить наши семьи, и, в общем-то, все были рады — и те, кто поучаствовали, и те, кто получили.

И тогда мы решили собираться чаще. Здесь мы уже начали объединять организации. «Многодетный Волгоград», конкурс «Наша красивая мама» для многодетных мам, профсоюз инновационных предприятий малого и среднего бизнеса... Стали централизованно собираться, ездить ловить рыбу, и её раздавать. Людям, просто, понимаете, это понравилось! И, представляете, какая радость — и тому человеку, который в этом участвует, и тому человеку, который это получает. И как здорово быть в центре событий, организовывать такие мероприятия!

На самом деле, люди, когда собираются сделать что-то хорошее — вы не представляете... там такая энергетика! Там, действительно... очень позитивные такие мероприятия. И, самое главное, что всё это мы делаем с детьми. Представляете, да? То есть, дети ездят с нами, они ловят эту рыбу, отдыхают, и, при всём при этом, чья-то жизнь от этого может стать чуть радостнее.

И.Цуканов:

— Да, это... такая... совсем какая-то евангельская история! Вот, у вас... прям, как... помните, да... «мы трудились всю ночь, и ничего не поймали». А потом... поймали, неожиданно, столько, что раздавали всем. Да...

Знаете, я хотел вернуться вот ещё к какой теме. Вы об этом сказали почти сразу, в начале передачи... но мне хотелось к этому вернуться.

Вы сказали, что нужно найти меру в том, что ты делаешь, и что принцип, которым Вы руководствуетесь — один из принципов — это принцип «не навреди». Ну, совсем, как у врачей.

Вот, мне почему-то кажется, что вы пришли к... такому... пониманию этой проблемы через какой-то свой опыт, видимо, с чем-то столкнулись таким, что поняли, что... ну... нужно как-то... вот... отличать тех, кто нуждается в помощи, от тех, кто... может быть... ну... кому просто удобно так жить.

Вот... не могли бы Вы на эту тему немножко поговорить... вот... как Вы это поняли?

А.Крайнова:

— Да, могу. Первый был...

И.Цуканов:

— И как... извините, договорю... и как, собственно, отличить одних от других — это же не всегда очевидно?

А.Крайнова:

— Ну, Вы знаете, сообщества в Волгограде, например, они, между совой, очень все взаимосвязаны. И если многодетная семья попадает в беду — сразу все знают: по какой причине, что, как... все на виду.

Например, к нам обратилась семья, в которой было шесть детей, и они выдвинули такой огромный список всего, что им необходимо. Это был и холодильник, и пылесос, и стиральная машина, и одежда на всех детей, и продукты...

Мы решили с ними познакомиться поближе. Собрали одежду для детей — через многодетные сообщества, и я позвонила папе, который написал заявление, и говорю: «Сегодня мы приедем, привезём вам одежду — давайте, встретимся», — то есть, мне было важно понять, в чём там проблема.

Трое детей — погодки, в последние три года родились — 2016, 2017, 2018 годы, например... и трое взрослых деток.

На что папа сказал: «Привозите вещи. Моя жена вас встретит внизу». Я говорю: «Я хотела бы подняться и пообщаться с вами лично». На что он сказал: «Я не готов Вас сегодня принять».

И — стали выяснять. Например, официально он не работает — они не могут получать пособие. Мы говорим: «Хорошо. Давайте, мы оформим «по уходу за инвалидом. Или... Вы — строитель... давайте, Вас устроим в ту бригаду строительную, которая будет платить налоги», — предложили несколько вариантов развития. Но папа сказал, что ему всё это не интересно. И, поэтому, мы не стали даже дальше собирать помощь никакую, и отказались с ними работать. Я знаю, что некоторые люди с ними ещё какое-то время продолжали взаимодействовать, какое-то попробовали оформить им пособие... но, понимаете... если людям это не нужно...

Естественно, опрашиваем иногда соседей. Очень часто есть такая необходимость — задавать неудобные вопросы. И, понимаете, если человек попал в беду, он понимает, он на всё ответит. А если человек хочет паразитировать — конечно, он будет обижаться, и говорить, что «это моё личное пространство», и так далее.

Но я всегда говорю: «Вы мне скажите, пожалуйста, причину, по которой я должна попросить у многодетных мам, у которых по пять-шесть детей, с вами поделиться?» — понимаете?

Потому, что бывает... вот... в храм приходит человек, читает объявление, звонит и говорит: «Привезите мне продукты». Я говорю: «А что у Вас случилось?» — «Ну, я остался без работы». Я говорю: «Давайте, мы сейчас в группе приходского общения напишем объявление — может быть, какая-то появится работа?» Человек сразу же говорит: «Ну, нет... тогда не надо... вы не можете мне привезти?» — понимаете, без объяснения причин.

Да, конечно, нам приходится всё время проверять. Каждая семья, которая попадает, как бы неприятно ни было — да, она проходит какие-то проверки.

Опять же, мы связываемся с классными руководителями школы, где учатся дети, если это семья с детьми, с работниками соцзащиты — спасибо... вот... взаимодействуют... вот... наш район Дзержинский, с волонтёрскими организациями. Потому, что если окажется семья тунеядцев — она тут же на виду. Вот, к сожалению, порой, и такие тоже бывают моменты. И, поэтому... мы, порой, уже сами «причиняем» добро человеку, которое ему не нужно. Понимаете? И, конечно, своими шишками... набиваешь... и потом: «Ой... ну, что вы там привезёте... макароны? Нам не надо». Ну, то есть, люди, которые нуждаются, они, в принципе, всему рады. И я даже однажды сказала: «Ну, слушайте... поделитесь со своими соседями — потому, что для вас привезли!»

Ну, вот... так.

И.Цуканов:

— Спасибо, что Вы про это сказали. Потому, что это... такая... очень важная тема, с которой, мне кажется, очень многие сталкиваются, как раз. И не всегда понимаешь, как себя правильно вести в таких ситуациях.

К.Лаврентьева:

— Неприятная и щекотливая, да... но важная.

Анастасия, как Вас изменил, вот, этот род деятельности? Что с Вами сделала благотворительность? Вы можете сказать, что Вы — другой человек уже теперь?

А.Крайнова:

— Ну, к сожалению... мне кажется, что я стала хуже! Поэтому, если...

К.Лаврентьева:

— Это — добрый признак... как говорят святые отцы, да?

А.Крайнова:

— ... идёт вопрос о спасении добрыми делами, то, конечно же, нет — начинаются искушения, осуждения, и... надежды на спасение, уж точно, нет. То есть, если вы идёте делать что-то доброе... знаете, мне очень часто говорят: «Ну, тебе воздастся!» — и я понимаю, что если человек думает, делая доброе дело, что ему за что-то воздастся, то это, конечно, уже всё... То есть, я считаю, что мне всё дано авансом, и, вообще, не понятно, по какой причине, и никогда в жизни я это не отработаю.

Поэтому... да, я изменилась. Да, может быть... я стала счастливее. Я... как-то... стала... по-другому смотреть на какие-то вещи. И, Вы знаете, меня недавно спросили: «Почему ты стала Крёстной в этой семье? Они же, вроде бы... как-то, вот... очень такие... может быть... с виду неблагополучные... вроде как...»

И.Цуканов:

— В той самой, которой Вы помогали с самого начала, да?

А.Крайнова:

— Да. А, вот, знаете... а мне пришло такое ощущение, что для меня ещё честь — стать Крёстной в такой семье, которая так живёт... действительно... достойно, на мой взгляд... что... слава Богу. Поэтому... как-то так!

И.Цуканов:

— Анастасия... и последнее, может быть, что хотелось спросить... Вот, если кто-то в городе Волгограде, или кто живёт рядом, захочет присоединиться к вашему сообществу, и тоже как-то помогать, время от времени, как ему Вас можно найти, как можно с Вами связаться? Может быть, Вы могли бы какие-то координаты оставить в эфире?

А.Крайнова:

— Ну, я думаю, что можно связаться с сотрудниками храма Сергия Радонежского, или забить...

К.Лаврентьева:

— А у вас — один храм Сергия Радонежского?

А.Крайнова:

— Да.

И.Цуканов:

— В Дзержинском районе города Волгограда, да?...

А.Крайнова:

— В Центральном... в Центральном районе города Волгограда. Храм преподобного Сергия Радонежского. Или — набрать «Анастасия Крайнова. Добрая почта». Там выйдет статья епархиальная, и в ней есть номер телефона.

К.Лаврентьева:

— Также, Вы есть в социальных сетях, если я не ошибаюсь...

А.Крайнова:

— Да.

К.Лаврентьева:

— Ну, в общем... у желающих может быть очень много всяких возможностей.

И.Цуканов:

— Кто ищет, тот — найдёт...

К.Лаврентьева:

— Да. Анастасия — в полном доступе для вас, дорогие жители Волгограда, кто хочет помочь, присоединиться, как-то себя реализовать на этой ниве.

А.Крайнова:

— И... вы знаете, ещё такой момент... Анастасия поделилась с нами, перед эфиром, что очень часто ей звонят из других городов, и спрашивают, как можно поучаствовать. На что Анастасия рекомендует, в таком случае, в своём городе искать людей, которые занимаются благотворительностью — благо, сейчас в каждом городе таковые имеются, и, в общем, оказывать помощь тем, кто рядом.

Уважаемые радиослушатели, замечательная у нас сегодня получилась программа, теплый, светлый вечер — иначе его никак не назовёшь! Огромное Вам спасибо, дорогая Анастасия — это было замечательно! Огромное спасибо, уважаемые радиослушатели! До следующего «Вечера воскресенья»!

У микрофона были Игорь Цуканов и Кира Лаврентьева.

Всего вам доброго, и — до свидания!

А.Крайнова:

— Всего доброго, и — благодарю!

И.Цуканов:

— Всего доброго!

«ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Свидание с шедевром
Свидание с шедевром
Программа призвана помочь слушателю с христианской точки зрения взглянуть на шедевры мирового искусства. Она знакомит слушателей с историей искусства в контексте истории христианской цивилизации на примере лучших образцов живописи, скульптуры и пр. Учит глубокому, осмысленному восприятию художественных произведений. Рождает светлые чувства и серьёзные размышления о жизни.
Во что мы верим
Во что мы верим

Также рекомендуем