Москва - 100,9 FM

«Церковь и Казачество». Светлый вечер с митрополитом Ставропольским и Невинномысским Кириллом

* Поделиться

митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл

У нас в студии был глава Синодального комитета по взаимодействию с казачеством митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл.

Мы говорили с нашим гостем о его служении, об окормлении казаков и об истории казачества в России.

Ведущие: Алексей Пичугин, Константин Мацан


А.Пичугин

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели!  

«Светлый вечер» на светлом радио, и в этой студии приветствуем вас мы – я, Алексей Пичугин… 

К.Мацан

- … и я, Константин Мацан. Добрый светлый вечер! 

А.Пичугин

- Сегодня у нас в гостях здесь, в этой студии, вместе с нами и с вами, этот светлый вечер, ближайший час, проведёт митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, член Совета по делам казачества при Президенте. Добрый вечер! 

Митр.Кирилл

- Добрый вечер! 

А.Пичугин

- Думаю, мы поговорим сегодня и о казачестве, и о епархии, и о каких-то важных датах – не хочется говорить «знаменательных», в данном случае  – о важных датах.  Вот, 100-летие расказачивания, которое будет вспоминаться в начале года, и это станет одной из тем Вашего выступления на Рождественских чтениях… но… по порядку об этом поговорим. 

Давайте, начнём с того, что поздравляем Вас и жителей Ставрополя с тем, что у вас такое знаменательное событие – освящение Владимирского собора. 

Я смотрел фотоотчёт. Во-первых, там удивительно – 15 архиереев участвовали в этом… 

Митр.Кирилл

- Нет, архиереев было несколько меньше – нас было 7 человек… 

А.Пичугин

- А, семеро! Ну, видите… я в два раза ошибся, но, всё равно, довольно много. 

Митр.Кирилл

- … но это, действительно, было уникальное событие, и мы всё это приурочили к освящению Владимирского собора, построенного за 2,5 года, в кратчайшие сроки, совершенно уникально, красиво, достойно, на огромной территории – это 1,5 гектара земли. И, помимо собора, там ещё будет православная гимназия, и будет административный корпус, сегодня уже – детская площадка и очень благоустроенная территория. И, поскольку новый микрорайон – около 80000 жителей, собственно говоря, застройщик, спонсор наш Юрий Иванович Иванов, руководитель компании «ЮгСтройИнвест» – он же застройщик и этого микрорайона, то есть, он… как бы… в своём же микрорайоне построил школу, детские сады и, наконец, построил вот этот духовный… духовную составляющую… 

А.Пичугин

- Огромный! Не кафедральный ведь? 

Митр.Кирилл

- Он – не кафедральный, но он – один из самых больших, и, наверное, самый большой, вообще, на Кавказе.  Это – 1500 человек вместимость, и, конечно, вот всё это, в том числе, форум, который прошёл, нашего филиала ( Ставропольский форум «Всемирного Русского Народного Собора» – у нас филиал этой организации в городе Ставрополе ) – всё это было под эгидой юбилея епархии – 175-летие Ставропольской, некогда Кавказской епархии. 

Собор, действительно, во-первых, строился с большой любовью… потом, Юрий Иванович сам – строитель, он – один из главных застройщиков не только в Ставрополе, но и в Краснодаре, и в Ростове-на-Дону, и – третий в России, насколько я знаю, по объёмам сегодня. Поэтому, он строил это, действительно, с огромной любовью, из своих личных средств, ну и, как строитель, всё очень профессионально. Я могу сказать, что у нас сегодня такой храм – единственный, наверное, на Кавказе, с уникальным мраморным иконостасом, из оникса колонны, очень уютный, очень тёплый, уже работает в цокольном этаже театральная студия, уже работает воскресная школа, работает «Школа для взрослых» – проводятся беседы для взрослых.  

Радостно само сооружение, украшающее сегодня новый огромный микрорайон, радостен этот колокольный звон и вся эта красота, но самое главное – наполнить образованием духовным, наполнить детьми – и вот, конечно, не только сегодня воскресная школа, но – в будущем. 

Ну, вот, в 2020 году должна отстроиться Православная гимназия 11-летняя – вот это огромная надежда, что храм станет полноценным таким центром, действительно, духовного просвещения, в том числе, для детей. 

К.Мацан

- Интересный прецедент, в каком-то смысле, потому, что сегодня часто эта схема работает, что застройщик строит микрорайон, и строит Детский сад, или школу, что-то такое социальное, ответственное, но чтобы здесь  же появился ещё и храм – я об этом как-то много раз думал, а почему такого не происходит?  А может ли это происходить чаще? 

А вот Вы рассказываете, как раз, пример, когда застройщик, помимо всех социальных обязательств, ещё какую-то духовную доминанту решил в это место привнести. 

Митр.Кирилл

- Вы знаете, я ему сказал об этом, и губернатору сказал, что сегодня, может быть, не так много людей, которые создают, как я бы сказал, такой совершеннейший проект, в котором не забывается как жильё, в первую очередь – естественно, это, в том числе, заработок денег, – но, в том числе, социальная вся инфраструктура, уникальное, скажем там, благоустройство красивое, и так далее,  для людей, но, в том числе, он думает и о душе людей. 

И когда вот сегодня мы рассуждаем, например, с представителями СМИ, представителями общественности, которые по-разному относятся к строительству храмов новых в городах наших, в том числе, в Ставрополе, и иногда говорят: «Лучше, может быть, построить школу, или детский сад», – я отвечаю обычно так: «У нас школа нужна в этом городе или микрорайоне? Нужна. А у нас парк нужен в этом микрорайоне? Нужен. А нам баня нужна в этом микрорайоне общественная? Да, наверное, нужна. А нам нужен общественный туалет? Да, наверное, конечно, да, не плохо. И храм нужен, понимаете? А почему вы забываете о нуждах людей  духовных, называя, что и парк нужен, и детские площадки нужны, и общественная баня нужна, и какой-то другой центр, может быть, там… для фитнеса и так далее, для занятия спортом, а как же забываете тех людей, которые хотят прийти в Божий храм помолиться? Почему берёте на себя такую ответственность – иметь право судить вот, для кого… школа будет для всех нужна, а храм почему-то не всем, оказывается, нужен? Может быть, тебе и не нужен, дорогой, но нужен вот… другим людям, и не только пожилым, но и молодым». 

Поэтому, идёт сегодня беседа большая, с большим количеством людей, о том, что… и мы пытаемся доказать, что человек – очень многогранен, и, конечно, в том числе, и духовен, и ему так же точно нужен храм, как многое, многое другое для такого внешнего… как бы это сказать… пространства. 

А.Пичугин

- Я недаром сказал, что он – огромный, я думаю, что все желающие могут посмотреть – очень необычной архитектуры. На сайте Ставропольской епархии есть большой фоторепортаж с освящения. Но Вы не боитесь, что он будет пустовать? Достаточно ли вот в этих микрорайонах прихожан, которые могут заполнить такой огромный собор? 

Митр.Кирилл

- Ну, что касается данного микрорайона – я говорю, в нём уже проживает около 80000 человек, и я бы сказал, что, например, в Воскресный день он наполняется… скажем… это там бывает человек 350, приблизительно, это бывает 70-80 причастников, в том числе, очень много детей. Для храма, в котором Богослужение совершается с 26 сентября – это сегодня очень достойное количество людей. Но я уже не говорю о том, что на освящении храма не было места, куда встать. Так же, я уверен совершенно, это будет и в Великие праздники. Думаю, что несколько раз в году – он будет битком, несмотря на большую свою вместимость. Сегодня цифры говорят о том, что люди туда идут. Но, а уже что говорить – в такие солнечные дни, когда нет снега, нет дождя. А территория – территория очень благоустроенная, с прекрасной огромной детской площадкой со специальным покрытием, чтобы детки там не поранились, с цветниками, клумбами, с фонтаном. Сегодня столько мамочек с детьми, в том числе, с колясочками, и, конечно, это говорит о том, что людям очень-очень радостно иметь такую замечательную площадку, помимо самого храма как духовного центра. 

А.Пичугин

- Да. Спасибо. Но у Вас, я так понимаю, что довольно много новостей в жизни Ставропольской епархии. Если посмотреть на сайте, то строительство тоже – помимо этого большого храма, у вас строится колокольня Кафедрального собора, у вас ещё что-то происходит… Ну, год заканчивается – вот, как Вы можете сами подвести итоги года в Вашей епархии? 

Митр.Кирилл

- Вы знаете, я бы назвал только, буквально вот, несколько таких цифр…  

Ну, во-первых, у нас есть программа в городе Ставрополе «20-20». Если в Москве 200 храмов, то у нас – 20 храмов ( только в городе Ставрополе, я имею в виду ), которые мы должны завершить, или, хотя бы, начать строительство их к 2020 году. Сегодня все площадки уже оформлены в безвозмездную аренду, или в собственность, под строительство этих 20 храмов. И некоторые из них уже освящены, в том числе, Владимирский собор. 

Буквально, за последние 2 месяца, я освятил 3 храма. В городе Михайловск – это спутник, собственно говоря, города Ставрополя, скоро он уже соединится с городом – я освятил Архангело-Михайловский собор. Этот собор строился немалое количество лет, большой, вместимый, красивый, достойный, с огромной территорией.  

Затем, я освятил Князь-Владимирский собор. И, буквально, тоже вот, в декабре я освятил храм Великомученика Артемия, там же, в городе Михайловске. 

Вот, только три храма – в ноябре и в декабре месяце. 

В течение года я освятил несколько храмов. И, конечно, всё это говорит о том, что епархия развивается.  

То, что касается Кафедрального Казанского собора, в том числе, завершения колокольни – это, вообще, очень исторично, это очень красиво и достойно. 

Казанский кафедральный собор был освящён в 1847 году. Если в 1843 году была открыта епархия ( 175 лет назад ), то уже через 4 года был построен и освящён Казанский собор. Колокольня чуть позже была построена, и колокольня имела высоту 176 метров. 

Храм был разобран в 1933 году, ну, а чуть позже, в 1942 году, отступая, наши войска, перед приходом немцев ( у нас 1,5 года немцы были в Ставрополе ), наши войска разобрали колокольню и взорвали её, потому, что это была самая высокая точка города. Вообще, храм находится на Крепостной горе, а это, действительно, самая высокая точка города. Была Крепость, которую строил, в своё время, и инспектировал Александр Васильевич Суворов. 

И вот, сегодня, не только Святейшим Патриархом в 2012 году освящён Казанский кафедральный собор, вновь построенный, но и мы завершаем колокольню. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

К.Мацан

- Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл сегодня с нами в программе «Светлый вечер». 

Владыка, я хотел бы обратиться теперь к Вашей ипостаси как главному по казачеству в нашей Церкви, потому, что Вы – председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и член Совета по делам казачества при Президенте России. 

Мне, с Вашего любезного благословения, довелось, в своё время, быть у Вас в епархии, в Ставрополе, и писать репортаж для журнала «Фома», как раз, о казачестве в Вашем регионе. И я помню, это было в 2012 году. С тех пор, наверное, что-то уже изменилось, и мы с Вами об этом сейчас поговорим. 

Но я помню, что тогда те люди, с которыми я общался, скорее, звучали пессимистично, скорее, звучали в тоне сетований и жалоб, что вот «мы никому не нужны». Из большой, казачьей когда-то, общины осталось, как говорят, «полтора землекопа» – не много народу, отдельные только представители. Они – труженики, они пытаются воспитывать молодёжь, пытаются как-то вовлекать детей в казачью культуру, но всё это, всё равно, скорее, в тонах грустных.  

И из их слов было понятно, что единственные, если до них кому-то и есть дело, то это – Церковь. Что они понимали, что только Церковь, по большому счёту, интересуется ими, и не просто в таком, прикладном, ключе, что профессиональные военные казаки охраняют здание епархии ( а это важно в этом регионе, где недалеко – Будёновск и Беслан, где всё это ещё помнится, безопасность – важна ), но Церковь интересуется казачеством и казаками потому, что, вообще, интересуется человеком – его идентичностью, его культурой, его корнями, где его святыни и что его формирует. Вот, в этом смысле, они понимали, что они хоть здесь не брошены, хотя бы в Церкви. 

Но что за эти годы изменилось в Вашем взгляде, в Вашей работе с этой темой, и в самой ситуации у Вас в регионе с казачеством? 

Митр.Кирилл

- Ну, во-первых, казачество – это не какой-то проект, это – образ жизни. Это – образ жизни.  Как образ жизни, например, для священника – это же не «работа» у нас, а… даже… не просто служение, а образ жизни, действительно. 

И вот, когда для казака – это образ жизни, то он не жалуется никому. Помогают – со стороны Государства, со стороны, скажем… там… других каких-то структур, помогают. Не помогают – значит, он просто живёт, сам воспитывает своих детей в казачьих традициях, и пытается помочь… как бы… служить Государству, насколько это возможно, насколько Государство хочет, чтобы он служил Государству.  В том числе, помогает Церкви из своего внутреннего… как бы…  вот этого… содержания и образа жизни. 

Только так, может быть, правильно нужно было бы понимать казачество – как самим казакам, так и людям, которые смотрят со стороны. 

С другой стороны, конечно, по-настоящему казачество, наверное, может показать себя тогда, когда произойдёт какая-то беда, и когда нужно будет брать в руки оружие и идти на передовую – вот там тогда уже будет ясно, кто казак, а кто – не казак. 

А.Пичугин

- Неужели, в мирное время это нельзя никак проверить? 

Митр.Кирилл

- Нет. В мирное время, конечно, это проверяется, это делается. Я могу перечислить много того, что сегодня делает казачество.  

Ведь, большинство казаков, хотя в реестровом казачестве у нас они условно – условно, я так скажу, ну… как бы… по закону – являются государственными служащими, но, конечно, большинство из них не получает зарплату отдельную за своё служение казачье, а они работают на своих предприятиях, и в выходные дни выходят и патрулируют – и площади, и парки, и другие какие-то мероприятия. Иногда получают  за вот эти дружины небольшие деньги, а иногда и не получают совершенно. 

И сегодня и на границах служат, и охраняют и наши леса, и помогают МЧС во время чрезвычайных ситуаций – и так далее, и так далее. И воспитывают деток – например, являются какими-то наставниками в казачьих классах, школах и так далее. 

И таких сегодня казаков очень много, но, повторяю, что… как бы… здесь вот… жаловаться, что как-то… особенно… кто-то не помогает – неправильно. Это – образ жизни! Это – естественная просто деятельность нормального казака. 

Или, например, прийти в Божий храм, и поучаствовать в строительстве, поучаствовать в ремонте – безусловно, находясь в общине, и участвовать просто в жизни того или иного прихода. 

Что бы я хотел сказать… вот, за эти, наверное, уже теперь, получается, восемь лет деятельности Синодального комитета. Казачество – встало на ноги. Казачество – сформировалось. Это уже – оно не возрождается, оно уже вполне развивается. 

К.Мацан

- Уже существует – заново. 

Митр.Кирилл

- Да, совершенно верно. И, причём, казачество сделало само себя. Ведь Государство подключилось к формированию каких-то структур – реестровых и других – уже на более позднем этапе. Всё поднялось – снизу. И это говорит о том, что казачество совершенно живо, несмотря на все проблемы. 

К.Мацан

- А в чём это, на практике, выражается? Как это можно, что называется, пронаблюдать? Их просто стало больше? Они стали активнее? Вот, что изменилось – на Ваших глазах? Как это можно заметить, что оно стало уже существовать по-настоящему? 

Митр.Кирилл

- Ну, я, например, расскажу о казачьем образовании. Это очень показательный пример. 

Когда сегодня ширится количество и казачьих, и кадетских Корпусов, где живут ребята, вообще, как в Суворовских училищах, 10 месяцев в казарме, как будем говорить, с 5 по 11 класс, сегодня сотни казачьих школ, где ребята живут дома, но ходят на занятия – и в форме, и полностью живут по казачьим традициям… 

А.Пичугин

- Вы про Ставрополь говорите, и, вообще – про юг России, или – в целом про Россию? 

Митр.Кирилл

- В целом про Россию. 30 казачьих Корпусов сегодня – в целом по России, где тысячи сегодня, десятки тысяч казачьих классов, и сегодня родители с огромным желанием хотели бы, чтобы всё больше и больше принимали их детей в подобные казачьи структуры.  

С одной стороны, родители желают, чтобы мальчики, например, были воспитаны настоящими мужчинами, патриотами, а, с другой стороны, ведь, большинство  там – настоящих, подлинных, родовых казаков, и речь идёт о том, что они хотят жить по казачьим традициям, и быть воспитуемыми и образованными в казачестве. 

Вот… показатель, допустим… ну… что говорить, скажем, о пожилых людях, как часто говорили в советское время: «Там одни бабушки в храмах! Нужно смотреть на молодёжь!» Сегодня мы можем сказать, что в храмах половина стоит, или даже, может быть, меньшая часть – очень пожилых, средний возраст и очень-очень много молодёжи и детей! Можно смело говорить, что Церковь – жива, она развивается, там есть дети и есть молодёжь! 

То же самое, я, приводя пример сегодня в казачестве о молодёжи казачьей, о детях-казачатах и о молодёжных, многочисленных сегодня, казачьих организациях – сегодня есть «Союз казачьей молодёжи России»… 

А.Пичугин

- А насколько это оправдано в тех регионах, где исторически казаков либо не было, либо было очень немного?  

Вот, например, в Центральной России, понятно, что до революции казаки появлялись, но это было, скорее, сообразно со службой и перемещениями служебными, но это – не исторические места проживания. Понятно, что есть юг России, где казачества всегда было много, есть Оренбуржское казачество, есть – Сибирские казаки, но вот… там, не знаю… в Ярославской области – они там есть, они там появляются. 

Вот, как Вы считаете, что, во-первых, людей притягивает?  А, во-вторых… вот… про самоидентификацию… Если мы вот сейчас будет… чуть позже… говорить про расказачивание, откуда взялись те казаки, которые стали появляться в 90-е годы? Были ли они наследниками тех, кто являлся ими до революции, или это – абсолютно новые люди, которые пришли в прервавшуюся традицию? 

Митр.Кирилл

- Вы знаете, если, скажем, в тех регионах, где казаков не было, и сегодня их там нет, или есть те, которые себя называют казаками, но таковыми не являются – по своему поведению, даже, хотя бы – но ведь никто ж сегодня не проверяет генетику каждого человека, правда? Биологическую составляющую. 

Здесь ничего страшного нет. Не было, и нет сегодня казаков – ну, и нет. И что здесь особенного? Всё нормально и всё в порядке.  

Но большинство казачества, конечно, сегодняшнего казачества, действительно – родовые казаки. Потому, что… вот… я уже как-то приводил такие примеры – у меня их много в моём жизненном опыте уже.  Например, когда на юге России те же наши терцы в 40-градусную жару стоят в сапогах, в папахах, в черкесках – когда хочется просто раздеться и в одной майке бегать, скажем, и в лёгких каких-то брюках, в сандалиях. Вы знаете, не казак – никогда этого не наденет на себя. Не наденет! И не пойдёт в выходные дни патрулировать сегодня парки. Порой даже, может быть, за какие-то копейки, а большинство – это совершенно бесплатно делается, совершается. Не казак – не пойдёт, как и другие люди не идут – ни учителя, ни врачи – у них своя задача, они работают, у них совершенно другой образ жизни, в конце концов. 

Поэтому, я совершенно верю в то, что большинство – это  родовые настоящие казаки. 

А.Пичугин

- Даже те, которые – в Центральной России? 

Митр.Кирилл

- Даже в Центральной России.  Дело в том, что после революции всё очень сильно перемешалось, и даже специально выселяли с Дона сотни тысяч казаков, с членами семей, в Сибирь, в другие регионы страны – туда переселяли рабочих, строили заводы и пытались полностью разменять кореннное население, чтоб там казачество забыли вообще на века вечные! Понимаете?  Это вполне нормально и естественно. Ну, а потом – дальше эмиграция уже, когда уже не было  никакого казачьего образа жизни – это вполне естественно. 

Я бы хотел ещё несколько примеров привести казачьего служения. Например, на Дону, на Кубани… ну, вот… представьте себе… когда сегодня на Кубани треть или чуть не половина депутатов  Законодательного органа – это атаманы или казаки реестрового войска. Когда сегодня у каждого руководителя муниципалитета, скажем, или главы города – заместитель у каждого ( там муниципалитетов может быть 500… я не знаю… может быть больше, то есть, в каждой станице – муниципалитет и так далее ) – есть заместитель обязательно, и его заместитель – атаман местного населённого пункта – станицы, хутора, округа и так далее. То есть, какая встроенность сегодня казачества – реальная встроенность – в политику, в управление, в финансы ( если он депутат, то он формирует бюджет края, правильно?) – встроенность полная во всю жизнь сегодня Краснодарского края!  

Сегодня более 50000 человек на Кубани – члены реестрового Казачьего войска. Ну, в своё время, может быть, было и побольше, а потом, когда уже стали проверку серьёзную проводить, когда стали выдавать удостоверения, отпечатанные на Гознаке, защищённые удостоверения, с большими системами проверки… 

А.Пичугин

- А как их получают? 

Митр.Кирилл

- Выдаёт… безусловно, выдаёт атаман. Но до этого проверяет Военкомат его службу в армии, его все звания, проверяет МВД ( если есть судимость, то таковой не может быть в реестровом Казачьем войске ), ну, и по многим, многим другим показателям. Только после этого выдаётся удостоверение, где всё прописано – и бывшее воинское звание, и служба ( если он служил ) в армии, его казачье звание, его регалии и много-много… наградные знаки, и многое другое. И этот человек имеет полное право носить погоны, полное право носить шеврон, носить отличие того или иного Казачьего войска. И вот, на сегодняшний день, я говорю – на Кубани – это более 50000 человек.  

Да, не многие из них, но это, насколько я слышал, 3000 человек, сегодня имеют полную заработную плату из бюджета Государства. Это – помощники сотрудников МВД, это – помощники других каких-то государственных структур, в основном – это помощники, которые сегодня помогают МВД края. 

А.Пичугин

- Мы продолжим, после небольшого перерыва. Буквально, минута – и снова мы в эту студию вернёмся: я и мой коллега, Константин Мацан. И вместе с нами, напомню, здесь сегодня митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, член Совета по делам казачества при Президенте России. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

К.Мацан

- Светлый вечер на радио «Вера» продолжается. 

В студии – мой коллега Алексей Пичугин и я, Константин Мацан. И сегодня в студии светлого радио с нами и с вами митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, член Совета по делам казачества при Президенте России.  И мы обсуждаем и жизнь Ставропольского края, и Ставропольской митрополии, и, конкретно, вот ту тему, к которой наш сегодняшний гость имеет непосредственное отношение, тему – казачество сегодня. 

Вы уже упомянули людей, которые своим поведением, как Вы сказали, не подтверждают то, что они имеют отношение к настоящему казачеству. И эту тему даже можно в чём-то обострить. Потому, что для многих сегодня, просто по материалам СМИ, казачество, казаки с нагайками ассоциируются с таким, грубым достаточно, насильственным наведением порядка, или разгоном каких-нибудь демонстраций или акций. 

И часто звучат упрёки в адрес вот этих вот людей, на что звучат ответные слова, что это не настоящие казаки, это – ряженые, которые надели казачью форму на себя просто и почему-то считают, что так называются. И, как Вы сказали, никто же не проводит анализ генетики, настоящий ты, родовой казак, или нет.  

Вот, как Вы с этой темой работаете? Вам приходится в Вашей работе разделять настоящих, подлинных, родовых казаков и тех, кто просто надел на себя форму? 

Митр.Кирилл

- Ну, во-первых, конечно, такие люди видны сразу – настоящий это казак, или просто достойный, порядочный человек, или – непорядочный. Даже, может быть, он и родовой казак, но он может быть просто непорядочным человеком. Такие же люди есть везде! Это понятно. Это – первое. 

Второе. Конечно, больше возможности воздействовать, скажем, мне или священникам, которые окормляют казачество, именно на реестровых казаков. Потому, что они дают присягу, они дают, можно сказать, присягу Государству служить, они являются госслужащими, и, конечно, имеется на них определённая система воздействия – через атамана, в том числе, через властные структуры и так далее. 

То, что касается общественных каких-то казаков, которые, порой, «кто в лес, кто по дрова», и Бог весть, какие заявления совершают, и вот недавно на Кавказе было одно заявление, и я вынужден был выступить со своим словом, обращением – это, конечно, намного сложнее. Невозможно же, естественно, ответить вообще на выступление какое-то глупое, или очень непорядочное всех граждан страны или, скажем, каких-то представителей некоторых общественных организаций. 

Ну, есть общественная организация, именующая себя «Казачьей». Насколько там они казаки, какие дела за ними, какое там детское образование – да никакого нет. Как правило, у общественников нет ни одного Кадетского корпуса, нет ни одной нормальной школы – ничего у них нет. 

Да, они могут, конечно, воспитывать детей, и помогать воспитанию и образованию детей в школах – ну, как наставники некоторые, не более того. Там нет, конечно, такой серьёзной системы – даже работы с детьми, например. Ну, и что отвечать на каждое выступление таких людей? Если оно, конечно, не возмущает очень по-серьёзному общественное сознание, мир и согласие в обществе. 

А.Пичугин

- Но, к сожалению, приходится. Потому, что это же бросает тень тогда и на реестровых казаков. 

Митр.Кирилл

- Ну, вот, например… 

А.Пичугин

- Всё-таки, в сознании большинства – реестровые или нереестровые – есть казаки.  И это вот – опять же, в общественном представлении – люди, которые ходят в форме, с шашкой, выступают, иногда что-то говорят, что идёт вразрез… ну… часто с какими-то общепринятыми вещами, и общечеловеческими – бывает такое, да? И если эти заявления делаются от лица вот таких общественных организаций, которые ни в какие реестры не входят – а они могут быть как казачьими, так и… я не знаю, там… православными, но, при этом, неправославными по духу, мусульманскими, но, очень часто, не мусульманскими, опять же, по духу, и по догматике. Приходится ведь представителям официальных… там… православных, мусульманских, казачьих структур это всё опровергать. 

Митр.Кирилл

- Ну, вот, я приведу такой пример. Недавно представитель одной общественной казачьей организации, у нас на Кавказе, заявил о том, что необходимо два района Чечни присоединить к Ставропольскому краю ( ну, вы слышали, наверное ), где традиционно проживание большого количества казаков. Ну, и ссылались, там, якобы на непорядочное поведение местных жителей по отношению к казачеству и так далее.  

Ну, и, конечно, в связи с этим вот заявлением, хотя это совершенно небольшая организация – мне бы не хотелось её пиарить, извините – я выступил с обращением очень серьёзным, и непременно буду так поступать всегда. 

Каждый раз отвечать – это, опять-таки, давать повод… ну, я не знаю, там… 

А.Пичугин

- Не обязательно Вам, может быть, кому-то из Ваших помощников? 

Митр.Кирилл

- Этим людям, действительно, себя пиарить… хотя, порой, их мало кто знает. Но когда идут такие сепаратистские заявления, заявления, которые могут, действительно, поднять очень большую волну – а вот это заявление подняло большую волну в прессе, в интернете, очень много было публикаций со стороны, скажем, русскоязычного населения, и жителей Чечни, и Кавказа – конечно, это неприемлемо в нашей стране никогда. 

Мы знаем, что сегодня происходит на Украине, и началось с того, что просто пытались запретить русский язык – в Крыму, на Донбассе и так далее. Это было категорически невозможно… вообще, сегодня говорить о межэтнических отношениях в таком тоне, в таких заявлениях! Конечно, это будет пресекаться всегда. 

Ну, а если, например… я не знаю… какие-то, там… высказывания, поведение меньшего масштаба, конечно, наверное… так сказать… не стоит, порой, так реагировать – ну, что сделаешь? 

У нас сегодня и Президенту такие вопросы задают, а оказывается… некоторые из них оказались просто клеветой и ложью. 

А.Пичугин

- А священник может быть реестровым казаком? 

Митр.Кирилл

- Да, совершенно верно! У нас – многие священники имеют даже чины казачьи – и полковник, и войсковой старшина, и сотник казачий, и другие чины. 

Но, как бы… мы считаем, что священники являются приписными казаками к тому или иному войску. То есть, он, всё-таки, безусловно, не подотчётен атаману. Потому, что он подотчётен архиерею, Церкви. Но – чтобы больше понимать – если он реестровый казак, данный священник, например, – казачество, больше быть встроенным в эту систему, больше иметь авторитета и уважения. И казаки, конечно, это отмечают однозначно, когда священник, ну, пускай и не в форме казачьей, но знают, что он имеет чин, скажем… там… войскового старшины, он живёт по казачьим традициям, в смысле вот… знания их, уважения огромного к ним, даже сам имеет такой чин – конечно, это очень положительно влияет на ситуацию окормления того или иного казачьего общества. 

К.Мацан

- Я вот снова возвращаюсь мыслями к той своей поездке к Вам в епархию, и к общению с теми казаками, в том числе, профессиональными военными, которые… ну… охраняют территорию епархии и здание Епархиального управления.  

Я тогда, помню, с одним из них общался, и так, по-журналистски, всё допытывался, «в чём же смысл вашего служения» и так далее. И он говорил… он даже не вполне понимал мой вопрос, и говорил: «Ну, как… я же специалист по безопасности. Я должен делать так, чтобы всё было безопасно».  

А насколько, и вправду, сейчас стоит вопрос о безопасности у Вас в митрополии, и насколько здесь, и вправду, вот такая конкретная задача поручена казакам?  

Вопрос возникает потому, что приезжая, допустим, из Москвы, или из города, где нет этой казачьей традиции, кажется, что это… ну… некоторая такая… красивая картинка, дань истории региона. Что вот – у нас там, в обычном месте, охраняют храм или здание Епархии просто какие-то вот нанятые охранники, а вот здесь – профессиональные военные в форме казаков. Или, и вправду, как я уже вкратце… вскользь упомянул – недалеко Будённовск, недалеко Беслан, всё это помнится, всё это ещё в чём-то кровоточит, и вопрос о безопасности – это та повестка дня, которая для этих военных казаков постоянно стоит?  

Митр.Кирилл

- Ну, во-первых, я скажу, чем отличаются, на мой взгляд, обычные сотрудники службы безопасности и нашими казаками службы безопасности Ставропольской епархии. 

Ну, во-первых, сотрудники службы безопасности не стоят на Богослужении.  

Когда я служу, обязательно все свободные казаки нашей службы безопасности выстраиваются в два ряда, встречают меня, заходят в храм и стоят на Богослужении до конца, проводив меня. 

Они могли бы стоять, как сотрудники службы безопасности, на улице, или… там… скажем… в помещениях каких-то находиться,  а эти – не меня охраняют на службе, но они, понимаете, как… выполняют представительские функции от имени казачества. Даже не просто от СБ, а от представителей казачества, так сказать… 

К.Мацан

- Как класса! 

Митр.Кирилл

- … молятся – они же не просто стоят, они молятся на Богослужении. Тем более, когда совершает службу не только архиерей, но ещё и архиерей, отвечающий за всё казачество в Русской Православной Церкви. 

Конечно, более того, они молятся осознанно! Они исповедуются и Причащаются в течение постов. С ними занимается священник – читает лекции определённые, и они – достаточно образованные люди. Есть у меня несколько казаков, которые учатся заочно в нашей Ставропольской семинарии.  

То есть, это – не просто сотрудники службы безопасности, они уже категорически отличаются от них. 

И, куда бы я ни сказал, свободные казаки могут сесть со мной и поехать в любое место – опять-таки, не для охраны, а поехать со мной, чтобы представлять казачество в том или ином месте, куда бы я ни приехал. 

В отношении безопасности в целом у нас сегодня – ну, конечно, два печальных случая были, вы знаете, в Кизляре – возле храма и в храме, и в Грозном последний год. Это – ужасно, это печально весьма. У нас, слава Богу, в Ставропольском крае, такого не было.  

Но, например, был случай в 2013 году, если вы помните, когда психически больной человек и наркоман зашёл в Невинномысске в храм, уронил Крест, нож воткнул в этот Крест, зашёл в алтарь, там всё разгромил. То есть, такие вещи – тоже бывают.  И, может быть, это немножко не то, что бы вы хотели спросить – таких, слава Богу, случаев у нас, печальных каких-то, со стороны террористов или, может быть, ваххабитов каких-то – не было в Ставропольском крае последние годы. Но, наверное, замечательно, когда люди более спокойны, когда стоят казаки – в форме, вместе с ними молятся.  

Знаете, ещё у терских казаков, может быть, не все это… как-то… показывают… Во время Богослужения, во время Литургии, на чтении Евангелия и на Херувимской песни, они… так… кинжалы вынимают наполовину из ножен – наполовину… 

А.Пичугин

- А говорят, нельзя с холодным оружием… 

Митр.Кирилл

- … и держат. Ну… у нас казаки молятся с холодным оружием в храме. На юге это… 

К.Мацан

- Это такая традиция – вынимать кинжал? 

Митр.Кирилл

- Вот, он наполовину вынимает – и этим показывает, что он готов жизнь отдать, готов защищать православную веру. 

К.Мацан

- Как интересно! 

А.Пичугин

- А почему – во время чтения Евангелия? 

Митр.Кирилл

- Ну, Евангелие… Херувимская песнь, Евангелие – это такие… самые главные, наверное, моменты Богослужения. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

А.Пичугин

- Напомним, дорогие слушатели, что в гостях у светлого радио сегодня митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, член Совета по делам казачества при Президенте России. 

И у нас – время поговорить… ну… не на самую,  наверное, такую светлую тему – о расказачивании.  100 лет – этот юбилей геноцида фактического сейчас будет вспоминаться, в том числе, в Москве. Я так понимаю, и в рамках Рождественских чтений вспоминается, и в епархии у Вас тоже, видимо – в Вашей епархии и в соседней, Краснодарской – будут проходить, и проходят различные мероприятия, связанные с этим 100-летием. 

Вкратце, наверное, надо напомнить нашим слушателям, во-первых, что такое расказачивание, потому, что термин, хотя он и активно используется, и в эти дни в разных СМИ встречается, но, тем не менее, я думаю, тоже далеко не все знают о том, что же происходило после Революции, в первые годы Гражданской войны на юге России. 

Митр.Кирилл

- Ну, во-первых, казачество после окончания Первой Мировой войны разошлось по своим домам, и думали, что могут отсидеться совершенно спокойно в своих станицах.  

Южные станицы – достаточно богатые были, и они думали – всё будет нормально и хорошо. И, если вы помните, даже создавались и республики – Донская республика, Кубанская. Думали, что совершенно будет отдельная, своя республика, и будут они припеваючи сидеть в своих домах, и всё будет в порядке. 

Но, увы, конечно же, нужно было уже в ближайшие месяцы ответить – ну, ты за кого? За «красных», за Революцию, за большевиков, и готов жить по этим правилам и установкам новым, или нет? 

А.Пичугин

- А так же рушились семьи, как и… там… опять же… в Центральной России, да? Когда отец – за «белых», сын один – за «красных», другой – тоже за «белых», третий – ещё куда-то? 

Митр.Кирилл

- Ну, это было чуть попозже. А до этого нужно было ответить, всё-таки.  

И, конечно, продразвёрстка и многое другое, что началось, и начались совершенно несанкционированные, без суда и следствия, расстрелы – конечно, стали поднимать станицы. 

И вот здесь, безусловно, стало образовываться, белое  движение, в том числе, вернулись генералы – Деникин и другие – с фронтов Первой Мировой войны, и образовалось вот это вот белое движение на юге, которое продержалось… ну… наверное, в Сибири чуть дольше, но продержалось достаточно долго здесь, на юге России. 

И, конечно же, в том числе, появилось в семьях – как вот Вы вопрос задали – разделение, когда некоторые пошли и за красных. И – пополам, не пополам,  - но это было тоже очень большое количество, безусловно, казаков. 

А.Пичугин

- Ну, правильно! Потому, что возник же, с годами, термин «советское казачество»,  и в годы Второй Мировой воевали казаки – как на одной стороне, так и на другой… 

Митр.Кирилл

- Конечно, конечно… 

А.Пичугин

- Это, как раз, для меня – тот случай, когда я не могу дать какую-то чёткую нравственную оценку тому, что казаки воевали на стороне немцев. Потому, что они ушли из России, потому, что их отсюда выгнали. Но они хотели сюда вернуться. 

Митр.Кирилл

- Ну, эту тему я бы хотел немножко оставить в стороне – она особая… и долгая… 

А.Пичугин

- Да, она тяжёлая… она до сих пор… кровоточит. 

Митр.Кирилл

- … и тяжёлая, и долгая, и спорная, да… 

Всё-таки, Государство ответило многократно решением судов, и так далее, что… ну… все они… как бы… предатели, кто… 

А.Пичугин

- И Лефортовская тюрьма, да… 

Митр.Кирилл

- … воевал. И то, что повесили руководителей, и так далее… Власова и других… в том числе, и Краснова… 

А.Пичугин

- Нет, Власов – это не казачество… 

Митр.Кирилл

- … ну, Краснова, имеется в виду, Семёнова. 

Так вот, всё-таки, большинство, наверное… ну, не подавляющее, но большинство, оказалось на стороне белых. И из них, конечно, и уехало из России немало, но, всё-таки, огромное количество – это миллионы человек – были расстреляны и уничтожены не только во время Гражданской войны, но просто… захвачены богатые казаки, которые в руках и оружия не держали, когда приходили в станицы – их просто расстреливали.  И в ссылки ссылали, и на месте расстреливали. Наверное, только на одном Дону было расстреляно более миллиона человек. Это – в самые-самые первые годы.  

Ну, и вот, уже в 1919 году, 24 января, было издано распоряжение Советского государства о расказачивании. Там прямо звучат такие слова как «красный террор», о том, что необходимо сначала – сказано – уничтожать богатых казаков. Но, а потом, в конце, в общем-то, этого документа фразы такие звучат – он прямо висит… копия этого документа, сканированная, из архива, у меня в кабинете – звучат слова, что необходимо уничтожить, вообще, всякого сопротивляющегося, и вообще всякое упоминание о казачестве.  

По большому счёту, такими словами Советское государство обратилось к огромному количеству нашего населения на юге России, которое стояло на рубеже, которое брало на себя удар всевозможных орд, которые шли с юга России и пытались пойти дальше – на Москву, на другие города – и грабить.  

Били многократно уничтожаемы станицы юга России, стоящие на границе. В том числе, конечно и безусловно, в Ставропольском крае – и на Дону, и на Кубани. Особенно, когда сотни тысяч уходили на войну – на Турецкую войну, на Первую Мировую войну, ещё раньше, там, в какие-то другие походы. Порой, уничтожали стариков, женщин, детей. 

Например, почему называется город Невинномысск в Ставропольском крае? А потому, что это название пошло с того момента, когда казаки ушли в один из походов военных, остались женщины, старики, дети. Ну, и один из набегов ближайших народов кочевых… при одном из набегов, были уничтожены почти все, и назвали тогда  это… как сказать… «Невинный мыс». То есть, невинные люди совершенно пострадали, которые не были воинами. И таких случаев было, конечно, огромное количество. Это можно бесконечно перечислять. 

Конечно, со стороны Советского государства, были очень серьёзные… просто какое-то предательство. Вы помните Кавказскую войну. И, представляете… понятно, что… с кем тогда, так сказать… кого… как бы… пытались обратить, и поставить на место, и заставить жить в новых условиях в России – горцев.  

И вот, когда захватили большое количество казаков, во время гражданской войны, и привезли их на станцию железнодорожную «Беслан» ( кстати ), то дорогой позволяли… понимаете… горцам – ну, которые, хотя и в Первую Мировую войну воевали вместе, были знаменитые горцы, вместе… вот эта вот «Дикая бригада», так называемая… 

А.Пичугин

- «Дикая дивизия», да-да-да… 

Митр.Кирилл

- … дивизия, да, была… и другие были, конечно, удивительные походы совместные. Но где-то сработала, понимаете… может быть… та память Кавказской войны… ну, просто – отдали на растерзание эту огромную колонну… по-моему, тысяч сорок было казаков, терцев… на растерзание просто горцам. И дошло там… ну… я не знаю… тысяч десять… там… дошло до железнодорожной станции.  А потом… может быть, даже подкупили их, я не знаю, всё могло быть… и потом, на станции, поставили на вагоны пулемёты, и расстреляли оставшееся количество. 

И вот, как ни странно, на этом же кладбище, где были захоронены эти 10000 человек, там же сегодня похоронены вот эти «ангелы Беслана» – эти дети, которых расстреляли террористы в школе. 

Мистические, страшные вещи. 

И, конечно, много было пролито крови. Повторяю, что первые годы расказачивания – более миллиона человек только на Дону – казаков, членов семей. Более миллиона человек. 

И 24 января все настоящие казаки всегда совершают поминальные службы. И каждый год я, когда был наместником Донского монастыря… ну, и сегодня, в том числе… я возглавляю комитет, и здесь ежегодно проводим поминальные службы. 

К.Мацан

- Вот, такая сложносочинённая получается история. Зверства советской  власти в начале своего периода по отношению к казакам. Здесь же, с другой стороны, часть казаков, поддержавшая красных, и ставшая потом «советским казачеством», воевавшая за свою такую… новую гражданскую родину. Новая власть в Перестройку. Да, в 1992 году вышел, если не ошибаюсь, Декрет об отмене всех, ранее принятых, репрессивных актов в отношении казачества. 

Сегодняшние казаки – они, условно говоря, с какой…ну… если угодно…так сказать… властью себя ассоциируют? Или они разделяют  Отечество и верность Отечеству и тот… не знаю… режим… исторический факт этого режима, которых  было немало в истории? 

Митр.Кирилл

- Я, всё-таки, могу некие ощущения… я не могу, конечно, заявлять так… серьёзно, да… с какой формой правления, наверное, хотели Вы спросить? С какой… советская власть или… 

К.Мацан

- Ну, для них…  

Митр.Кирилл

- … вот это, наверное, да?  

К.Мацан

- Да! То есть, для них есть прошлое советское – оно разное. Это и первые годы советской власти, и их зверства, с другой стороны – повторюсь – служение советских казаков.  

С другой стороны, с этой культурой принято ассоциировать такое… некое… ностальгию по дореволюционному устройству, когда казаки были на службе у Государя.  

Какая… скажем так… какое из этих воспоминаний им ближе? 

Митр.Кирилл

- Ну, конечно, воспоминание – то, что было до 1917 года, безусловно. Тогда были славные, героические страницы казачества, тогда был именно казачий уклад жизни, казачье воспитание деток и многое другое… и вера свободная православная для казаков.  

Я бы сегодня сказал, что… есть некоторые казаки – члены КПРФ, но их так мало, поверьте мне. Это просто единицы. Из тех, кого я знаю именно, за кем есть какие-то казаки. Скажем, некоторые атаманы одной из станиц – не буду рекламировать – далеко на юге России. Есть там такой атаман, но – не более того. Больше, собственно говоря, я особенно и не слышал. 

Конечно, тяжёлая страница. Да и, вы знаете, и для Церкви, конечно, тяжёлая страница.  

Я не знаю, сегодня, может быть… есть, конечно… извиняюсь… люди… ну… для меня очень удивительные, которые хотят канонизировать Сталина. Ну, для меня они просто… не буду… 

К.Мацан

- Вполне удивительные, да. 

Митр.Кирилл

- … не буду по-другому их называть – удивительные люди, да… 

А.Пичугин

- Но их очень мало… 

Митр.Кирилл

- … называющие себя православными.  

Но, конечно, большинство – как мы можем сегодня забыть всё, что происходило, вообще, по уничтожению религии как таковой, Церкви как таковой?  Под нож – всё священство, монашество и так далее, и так далее…  

И вот, к сожалению, Ваш вопрос не случаен, я думаю. Потому, что сегодня есть некая тенденция в народе к некоей реставрации. 

Я вот, например, так… ну, ладно… может быть, как чаепитие, принимаю, но… Мне не понравилось, как  проходило 100-летие комсомола, например, и я никогда не приму всего этого, и думаю, что это будет страшным… страшной попыткой – эта некая реставрация. Хотя, Президент прямо сказал, что это и невозможно. Вот, в последнем своём выступлении, когда вопрос ему задали о реставрации социализма в нашей стране. Я думаю, что это невозможно. 

Но ещё хочу сказать – о чём? Вот, то, что произошло тогда, и вот 100-летие, помните, и самой Революции – мы много о нём говорили. Конференции, выставки, я сам в Париже проводил конференцию, выставку к 100-летию Революции. Сейчас – 100-летие расказачивания, в следующем году. Конечно, всё это… как бы это сказать… уроки того, как делать не надо, и как сделать всё, чтобы никогда это не повторилось.  

Почему я об этом говорю? Не потому, что возгласы какие-то раздаются, что вот – колбаса была, там, дешёвая, и буханка хлеба стоила 15 копеек, ещё что-то такое, да… 

А.Пичугин

- У Вас это – личная ещё история, потому, что у Вас отец, дед, прадед – все были священнослужителями. 

Митр.Кирилл

- Конечно, да! И репрессированы были, безусловно. Но я сегодня, взирая на Украину… ведь, уроки-то – не учли! Понимаете? На те же самые многие и многие грабли, в том числе на духовные, касательно Церкви, сегодня напоролись, и что ещё будет происходить, мы даже себе… страшно представить даже себе, что будет происходить, если эта вот останется клика, которая возглавляет сегодня эту страну… 

 И поэтому, нам нужно учесть… эти 100-летия… сейчас, знаете, сколько будет юбилеев-столетий? В один из годов, скажем… там… большее количество архиереев расстреляли, в другое… там… 100-летие, будет… не знаю… там… 

Отметили, конечно, 100-летие убиения Царской Семьи… 100000 человек собралось в Екатеринбурге, представьте! Патриарх вот недавно рассказывал, как это было, на годовом  собрании клириков города Москвы. «Как, – он говорит, – меня тронула вот эта вот Литургия ночная, когда сто тысяч человек собралось со всей России, со всего мира, этот Крестный ход на Ганину яму…» – и так далее. 

А сколько будет этих 100-летий сейчас ещё? А 1937 год – 100-летие, если доживём, да? Это же страшно! Да даже перед самой войной – сколько было уничтожено священников, епископов! А в 1940-41 – сколько командармов было уничтожено, комполков и так далее, и так далее! Это же просто кошмар! Забывать этого – никогда нельзя! 

Никогда нельзя говорить о том, что «лучше малое зло»…  из двух зол нужно малое какое-то выбирать, или ещё что-то – не бывает хорошего зла! Оно есть зло – всегда. И, конечно, надо делать всё, чтобы был мир, согласие. 

И сегодня, я считаю, руководство страны именно поступает так. Именно – поступает так, терпя то злословие, которое существует в обществе, тех людей, которых я бы назвал предателями в нашем обществе. И мы терпим тех, которые ненавидят Церковь сегодня, молимся о них, и так далее, и так далее. И вот это вот, конечно, не дай Бог… ну… отсутствие митингов, отсутствие вот этих вот всех… так сказать… тех действий, которые привели к Революции, с одной стороны – то есть, крепкая, твёрдая власть, а, с другой стороны, конечно, свобода. Свобода, которая у нас у всех есть. И избави Бог настроения в народе революционного, избави Бог!  

И, с Божьей помощью, наверное, мы уже многое сделали хорошее. Много хорошего сделали за эти вот 30 лет, если, скажем, с Крещения Руси считать, да? И, наверное, мы сможем, всё-таки, создать в нашей стране… ну… уникальную общность, уникальную жизнь свободных, достойных, красивых людей. 

К.Мацан

- Спасибо огромное за эту беседу! 

Митр.Кирилл

- В том числе, и с помощью казачества! 

К.Мацан

- Вот, как раз, и хотел это сказать – что будем надеяться, что эти уроки, о которых Вы упомянули, будут всё-таки извлекаться, и будут учтены. И, в том числе, уроки, связанные и с отношением к казачеству. Ну, и чтобы казачество… всем своим лучшим, что в нём есть, участвовало в реализации тех планов, и тех чаяний, о которых Вы сказали – пожелаем друг другу, и будем на это надеяться. 

Напомню, сегодня в программе «Светлый вечер» в студии светлого радио с нами и с вами был митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, член Совета по делам казачества при Президенте России. 

Спасибо, ещё раз, за беседу! 

В студии был мой коллега Алексей Пичугин, я – Константин Мацан. До свидания! 

А.Пичугин

- До свидания, всего хорошего! 

Митр.Кирилл

- Божьей помощи всем! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.

Также рекомендуем