«Брак по любви, или по расчету». Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (28.01.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, допустимо ли вступать в брак "по расчету", или в начале семейных отношений обязательно должна присутствовать любовь.

 


Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья, это программа «Семейный час» на радио «Вера», и у нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте, батюшка.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Здравствуйте, дорогие друзья.

Тутта Ларсен

– Хотела я сегодня поговорить с вами на тему брака и разных его видов и форм. Сегодня, на самом деле, как это ни удивительно, в мире насчитывается уже не одна привычная нам с вами, традиционная форма брака. Но мы не будем это обсуждать, хотя очень интересно, что в 70-е годы футуролог Элвин Тоффлер предсказывал, что институт брака очень сильно изменится в XXI веке, и в чем-то он был прав. Например, если мы даже опустим какие-то для нас с вами вообще непонятные формы брака, сегодня существует такой брак, как гостевой, когда муж и жена живут либо в разных домах, либо даже в разных городах. Они хранят верность, они воспитывают детей, но не ведут общее хозяйство, в том смысле, что не находятся 24 часа в сутки вместе. Папа работает и помогает деньгами, приезжает по выходным. Любит маму, любит детей. А мама, значит, этих детей тоже как-то там воспитывает. Вот и такие есть варианты. Ну и более традиционные формы брака, которые всегда стояли, которые всегда были дилеммой, наверное, для всякого, кто хотел бы счастливой семейной жизни. Как правильно выйти замуж – по любви, по расчету, может, вообще вслепую, как раньше выдавали замуж. Вот об этом всем хотелось бы поговорить в наступающем нашем семейном часе.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Насколько же это тонкая и непростая тема, впрочем, как и сама жизнь.

Тутта Ларсен

– Но ведь в XIX веке брак по любви вообще считался чем-то из ряда вон выходящим и даже, наверное, где-то неприличным, потому что любовь равно страсть, равно порыв – и это очень ненадежная база, на которой строят, должны строиться семейные отношения.

Протоиерей Артемий Владимиров

– А я иногда, размышляя об этом, думаю: родители своим детям зла не желали, сватьи Барбарихи форму №26 медицинскую брали на себя, люди были со здоровой психикой, молодо-зелено. И чуть только за неделю он и она – из купеческого сословия молодые люди, – друг друга узнавали, он делал ей предложение, и любовь вступала в свои права. Не думаю, что все-таки там была схема уж какая-то, более к кинологии, собаковедению относящаяся. Впрочем, продолжим наш разговор.

Тутта Ларсен

– Но ведь сегодняшнему молодому человеку очень трудно себе представить такую ситуацию, когда ты сначала женишься, а потом наступает любовь. А вдруг не наступает? И вообще как это так: ты не видишь человека, ты не знаешь его или ну ты с ним не так близко познакомился, и вот вы начинаете супружескую жизнь, которая всем нам хотелось бы, чтобы была один раз и навсегда.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да.

Тутта Ларсен

– И вдруг всплывает огромное количество каких-то несостыковок, сложностей. С другой стороны, а если, например, влюблен человек и женится вот так спонтанно, по любви, без воли родителей или там не очень к ней прислушиваясь? Любовь видоизменяется или, может быть, заканчивается, и тоже непонятно, как жить дальше, потому что ты вдруг видишь этого человека в быту совсем в каком-то другом формате. И может быть, тогда действительно проще сесть, просчитать там, все справки собрать, родословную, ну я не знаю там, перспективы и не руководствоваться чувствами.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно, для всех нас (поставим себя на место этих молодых людей, тем паче у каждого из нас есть свой маленький жизненный опыт) в таком фундаментальном, глобальном, эпохальном, космическом событии как брак, а ведь на этом поле сражения нам надлежит либо победить, либо подписать капитуляцию, очень важно, чтобы люди почувствовали единомыслие, единодушие. Не просто экстерьер их удовлетворил взаимный, но чтобы действительно это родство душ и сердце было вертикалью. И, безусловно, за одну-две встречу мы этого никогда не прознаем. Человек большая тайна за семью печатями, душа – потемки и раскрывается она, наверное, в каких-то взаимных проектах, трудах, общении, чтобы можно было понять, чем дышит мой молодой человек (от имени девушки я говорю), есть ли в нем активность, деятельное начало, какова степень ответственности, рыцарства. Умеет ли он принимать, в конце концов, волевые решения или он прячется за мамину юбку и считает, что родители все сделают за него.

Тутта Ларсен

– Ну вот раньше считалось что жениться там, выходить замуж (раньше – я имею в виду, может быть, даже до революции, хотя и, в общем-то, во времена наших бабушек) надо было как можно раньше. До революции там, например, во избежание искушений каких-нибудь и блуда, ну и уже в нашем современном там советском обществе, женщина в 25 лет, если она не замужем, считалась уже...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Странной.

Тутта Ларсен

– Старой девой. А сейчас в 25 лет женщина еще даже не думает о браке, как правило.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну, может быть и думает, не всегда ее думы воплощаются. Хотя запад удивляется все-таки России, потому что старушка Европа сегодня уже находится в отношении брачного дела за гранью реальности, и где-то там к 43 годам они заключают брачный контракт, прибегая к искусственному оплодотворению и прочему.

Тутта Ларсен

– И называют своего супруга партнером, не женой, а партнер по браку, например.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мне это не по душе, не нравится. А конечно, конечно, мы видим, что каждые 50 лет привносят заметные изменения в психику людей, в их устроение жизни. И сегодня мне бы очень хотелось, чтобы наши слушатели, а я знаю, что наша с вами передача имеет хороший рейтинг и статус. Путешествуя по России, приедешь куда-нибудь в город Одоев или Мценск: «Ой! Это Тутта Ларсен это ваша добрая знакомая?!» – «Да, – я говорю, – счастлив жить и работать в одну эпоху с ней». – «Ой, как мы вам благодарны! У нас столько вопросов, и часто они разрешаются через эту передачу». Так что я очень надеюсь, что мы с вами, может быть, иногда и ссоримся, скандалим, слава Богу, не кидаемся друг в друга никакими предметами, но мы придем к общему знаменателю, и наши слушатели своих детей уже будут воспитывать в некотором идеале, который у нас здесь моделируется. Не благодаря нашему остроумию, а нашему стремлению интегрироваться в тысячелетнюю традицию нашей страны.

Тутта Ларсен

– Но мне все-таки хочется попробовать провести некий общий знаменатель между браком по любви и браком по расчету. И вообще понять, возможно ли здесь какое-то среднее арифметическое. Потому что я в своей семье наблюдала и те и другие виды брака, и все они были несчастливые и заканчивались разводом. По той или иной причине. И я выросла все-таки с осознанием, что выходить замуж без любви это преступно. И это тоже ну, в общем-то, поначалу меня не в правильную сторону вело. Не в том смысле, что надо было бы какой-то расчет иметь, а в том смысле, что руководствуясь только чувствами, рано или поздно ты все равно оказываешься у разбитого корыта, когда наступает какое-то просвет... протрезвение. А что делать дальше с этим браком, непонятно. И, в общем, достаточно, немало шишек было набито в этих отношениях.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну голову-то подключать надо.

Тутта Ларсен

– Да, да. Ну подключать либо голову, либо все-таки доверять старшим, которые дают тебе мудрые советы. Но когда ты видишь своих старших, которые тоже так несколько раз оказывались у разбитого корыта, ты уже не очень им доверяешь. Ведь трудно найти, на самом деле, сейчас людей, которым 30 там, 40 лет, чьи родители не в разводе или ни разу не были в разводе. То есть это очень невысокий процент таких постоянных браков, да, и то там тоже масса своих нюансов, когда люди, я вам рассказывала, по-моему, да, которые прожили вместе 60 лет, и всю жизнь она его ела-ела и доела... Поэтому вот очень как-то сложно найти пример достойный перед глазами. А с другой стороны, весь кинематограф, литература, глянец твердят тебе о том, что ты должен быть красивым, ты должен быть любимым, ты должен гореть, должна быть страсть и должна быть любовь. И даже принц может влюбиться в дурнушку, или в Золушку, или даже в какую-нибудь женщину легкого поведения, как в фильме «Красотка», – если есть настоящее чувство, то нет никаких преград.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Как говорит Владимир Владимирович – сейчас все уже носятся с его замечательными формулировками, – «девушка с пониженным чувством социальной ответственности».

Тутта Ларсен

– Ответственности, именно. Так вот и мы оказываемся, вот сегодняшние например там юноши, девушки, которые хотят все-таки не просто там отношений, а реальной семьи, реального какого-то дома, который можно построить вместе, в паре, они оказываются между двух полюсов. С одной стороны, это традиционный подход к браку, который практикуется сейчас в каких-то еще традиционных обществах, я не знаю, где-нибудь там в Индии или в странах Ближнего Востока, когда действительно родители выбирают, или у нас на Кавказе, выбирают пару. И зачастую молодые люди даже не видятся заранее, а если и видятся, то довольно немного друг о друге знают, что пугает современного молодого человека. А с другой стороны, «вот эта вся любовь ваша» – это как моя сестра, когда была маленькая и видела плачущую маму, она говорила: «И зачем мне вот эта вот ваша вся любовь? Не хочу я вот этой вашей всей любви, раз вы от нее так сильно плачете». Как найти золотую середину и как вообще понять, к чему изначально в брачном – ну хотите не хотите, это может быть договор не на бумаге, да, но все равно, некое брачное соглашение, к чему мы должны стремиться?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мне кажется, что идеалом должно быть духовное единомыслие, если он и она воспринимают любовь как дар Божий, ниспосланный им любящим нас Отцом Небесным. Дар Божий, который мы должны беречь, мирясь взаимно с ограниченностью своей половины, понимая, что эту розу любви – простите за поэтический язык, но я все-таки не только клирик, но и лирик, – мы призваны положить к стопам Христа Спасителя. Вот бережное отношение к браку, боязнь разобщенности, ибо всякий конфликт, всякая рознь, всякая вражда это стрела, пущенная в икону Христа, иконой нас благословили на брак. И если у людей в зачатке хотя бы имеется то, что раньше называлось страх Божий, то есть понимание: любовь от Бога, наши руки соединили мы сами, но десница Божия сверху осенила наш союз. И если я воспринимаю супружество как образ служения Создателю, если я понимаю, что мое доброе, теплое, бережное ответственное отношение к супруге это для меня modus vivendi, образ жительства по Богу; если я хочу, чтобы наш брак прославлял Создателя, а не был бы насмешкой над Его милостью – коль скоро он и она действительно доросли или идут в сторону вот этого высокого самосознания, брак будет крепким. Но может быть он крепким, конечно, еще и в том случае, если, скажем, кто-то из супругов действительно религиозен и понимает, о чем я говорю. А кто-то, может быть, ведом и не против того, что такая духовно просвещенная половинка у него. Но есть люди, которые от природы или от хорошего воспитания привыкли бережно относиться к внутреннему миру любого собеседника, понимают, что есть некое внутреннее пространство, куда нельзя вламываться, как слон в посудную лавку. Сегодня, к сожалению, эта культура не слишком-то привита нашей молодежи. Но я смотрю, бываю, скажем, на Западе (вот только что вернулся с небольшой литературной командировки, на одном островочке побывал близ Африки), и там, в основном, немецкие пенсионеры ходят вдоль океана в шортиках, сидят, попивают кофе. И так приятно смотреть вот на эти пары, это очевидно европейцы послевоенного поколения. Конечно, навряд ли там речь идет о какой-то собой возвышенной духовности. Но не будем скрывать, что на Западе, по крайней мере, до «нью эйдж», до XXI столетия все-таки людей приучали к тому, чтобы быть приятным во всех отношениях собеседником. Нельзя вываливать на родного тебе человека негатив, нужно уметь как-то сглаживать противоречия.

«Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио Вера. У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о браке по любви или не по любви. Но ведь все же хотят счастья. А вот у вас есть, например, может быть, какие-то конкретные истории, знакомые, когда родители выбирали детям пару и из этого получился счастливый брак?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да я сам являюсь в каком-то смысле родителем – к батюшке так и относятся, как к папе многие прихожане, – и в отношении брачных дел исповедую такую философию, когда речь идет об участии старшего поколения в счастье юного: очень деликатно, очень тактично, очень ненавязчиво священник может обратить внимание девушки на какого-то молодого человека. И, хозяин – барин, все равно последнее решение за вами, включайте мозг, сердце, общайтесь. Вы должны найти не просто соответствие, а понять, что вы дороги друг другу, что вам интересно друг с другом, что вы готовы априори мириться с ограниченностью ближнего и покрывать любовью его несовершенства. Сегодня дело взрослых все-таки дать импульс, подтолкнуть, тем паче что мы живем в таком тумане многомиллионников-городов, где как ежики ползают мимо друг друга и зачастую не видят друг друга. То есть всякое администрирование, всякая директивность: вот мы за тебя решили и постановили... До сих пор у меня в памяти есть некоторые такие печальные довольно случаи, когда я, от природы будучи человеком ненавязчивым, рекомендовал молодым людям познакомиться, но те воспринимали неадекватно совет священника (как-то, я даже, помню, говорил об этом в наших беседах) и как раз решили, что больше ни о чем думать не надо, раз батюшка! да еще из прямого эфира! да еще с бородою 48 см! благословил – дело в шляпе: свадебные хлопоты, вить гнездышко... А что касается вот этого внутреннего родства, понимания человек какого уклада, какого сословия, каких жизненных воззрений – все приложится, главное, что батюшка нас благословил! И вдруг оказывается, две недели спустя не просто росписи, а венчания, что молодой человек даже не умеет ухаживать за барышней, в нем нет понимания – пустячок, а приятно, – что нужно созидать по толике, по гранулам общение будничное, нужно уметь приносить радость человеку и заранее проглатывать какие-то горькие пилюли. А у нее от мамаши гиперактивной настолько взыскательная, въедливая натура, что она, в общем-то, предъявляет правильные претензии, но на таком негативе, что у мужчин мгновенно образуется не просто плешь, а прободная язва. Ведь, знаете, не всякий может гасить стрелы каких-то огорчений, каких-то инвектив. И вот, к сожалению, и полгода не выстоял этот союз, превратившись в мильон терзаний. Это говорит о том, что даже при самом деликатном участии сторонней инстанции, молодежи, к сожалению, не всегда хватает ума, культуры, сердца, мудрости, чтобы хотя бы вот так вот, на арифмометре просчитать, что и чем обернется наш скороспелый альянс.

Тутта Ларсен

– Но значит ли это, что тогда здесь должны включаться ум, мудрость, опыт их родителей, ну или из какого-то ближайшего окружения, каких-то наставников, которые с ними рядом?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Родители, конечно, многое чувствуют интуитивно...

Тутта Ларсен

– Но дети не склонны им доверять? Наоборот, нам хочется, чтобы они не лезли в нашу личную жизнь.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну когда вот я, например, сделал свой выбор на студенческой скамье, тоже, по-моему, об этом говорил, но повторение мать учения. Моя мама, всю жизнь преподававшая в энергетическом институте, преподавательница, всегда предоставлявшая нам, детям, разумную свободу в известных рамках, выслушав мое извещение, что я...

Тутта Ларсен

– Женюсь.

Протоиерей Артемий Владимиров

made my choice, сказала: «Артемий, ну что же, ты мальчик сообразительный, я доверяю твоему выбору, ты хорошо подумал? Я не против, если это действительно твое счастье».

Сейчас я вспоминаю свои 22 года неполных, нисколько не раскаиваюсь, а благодаря Господа Бога за все, чувствую, что я глава семьи был никакой. Был просто такой-то хвостик от тушканчика. Сейчас вот, 34 года спустя, что-то во мне такое появилось осанистое, дородное, так что и матушка моя больше сейчас чирикает. Вот во время эфира мне позвонила, я пишу: «Эфир, не могу!» Она отвечает: «Ну-ну, до скорых встреч...»

Тутта Ларсен

– Прям вот так, с угрозой?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну по смс-ке я только догадываюсь об интонации.

Тутта Ларсен

– А очень вы хорошо заметили, что мы как ежики ползаем в тумане и не видим друг друга. И часто люди жалуются: невозможно найти себе пару, вот нет нормальных мужиков или там все женщины какие-то корыстные, нету вот достойной. И у меня среди моих знакомых прямо два лагеря: прекрасных одиноких ищущих...

Протоиерей Артемий Владимиров

– О да!

Тутта Ларсен

– Мужчин, прекрасных одиноких ищущих женщин...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да, и почему-то нестыковка, да.

Тутта Ларсен

– Почему они не пересекаются?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да, так и хочется иногда организовать брачное бюро «Тутта Ларсен».

Тутта Ларсен

– Да вы знаете, даже у меня есть парочка счастливых браков в моем активе, познакомленных мною людей. Но часто бывает, что ты ну как-то даже думаешь, вот, наверное, без всякой навязчивости, просто давайте посидим вместе за одним столом или съездим вместе на дачу, как-то погуляем, подружимся, пообщаемся – а вдруг? И люди такие предъявляют запросы и такие предъявляют претензии друг другу, что хочется, с одной стороны, их пожалеть, а с другой стороны, стукнуть, чтобы, знаете, они стали фиолетовые в крапинку...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Хорошо бы лбами столкнуть...

Тутта Ларсен

– В себя бы пришли, да. Там не того цвета носки носит человек, или там не того роста, или, я не знаю там, у него чувство юмора слишком острое. Ну то есть какие-то настолько нелепые претензии, что кажется, что эти люди, которым там уже по 30-40 лет, по-прежнему находятся в 15-летнем...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Кстати, чем больше проходит лет, на мой взгляд, тем претенциознее и более требовательным, иногда чуть ли не ультимативным становится жених и невеста. А безумству храбрых поем мы песню: когда вам еще 20 с небольшим, прямо кидается человек в море и переплывает его, ибо боящийся несовершен в любви.

Тутта Ларсен

– Но мне кажется, что здесь как раз происходит подмена понятий у расчета, да? Мы с вами говорим о каком-то здравом... Даже не слово «расчет», оно все-таки такое негативную коннотацию несет, о некоем здравом смысле, когда ты смотришь на человека и понимаешь, каким он может быть через десять лет: насколько он надежен, насколько он трудолюбив, насколько он будет тебе верен, можно ли ему доверять. И вообще можно ли с ним рожать и растить детей. Приблизительно эти вопросы можно задать, глядя на своего потенциального избранника, да. Но ведь здесь какие-то, какой-то расчет типа вот этот человек, мне с ним некомфортно быть, в обществе появляться, он ниже меня ростом.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мне кажется, неплохо бы нам, пока мы не слишком далеко отплыли от берега, а ведь есть и морские течения, которые могут нас унести, и я, честно говоря, плаваю брассом, но не готов тащить Тутту Ларсен за собой. Все-таки когда выражение «брак по расчету» употребляется, речь идет о коммерческой составляющей. В моем представлении брак по расчету, если негативно воспринимать это словосочетание, это такой союз, где женщину (ну коль скоро речь идет о такой ловкой дамочке) интересует капитал объекта, при этом она совершенно равнодушна к его внутреннему миру. Ей неинтересен человек и то, что его наполняет, она просто свершает некую, как говорят, bargain – то есть торговую операцию. И потом вдруг оказывается, что она, милая, выйдя замуж за золотые горшки и какие-то посеребренные вазы, связана по рукам и ногам, ибо начинает задыхаться, как царь Мидас, прикосновением рук все превращавший в золото и умерший от голода.

Тутта Ларсен

– Давайте поговорим и об этой форме брака через минутку.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» на радио «Вера». В студии Тутта Ларсен и наш гость, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, каким браком лучше брачеваться: по расчету, по любви, и есть ли здесь вообще какая-то золотая середина. Вы говорили о коммерческой форме брака, когда женщина заведомо выходит замуж за «денежный мешок». Но ведь с точки зрения ну какого-то естественного отбора или, может быть, там биологии, эволюции, это вполне логичное поведение. Раньше-то женщина выбирала себе самого сильного мужчину в племени, который потенциально мог ей предоставить самое крепкое здоровое потомство и защитить его, и прокормить. Сегодня точно так же, просто качество самца из физического перешло в финансово-экономическое. И сегодня таким альфа-самцом, который надежен, который прокормит твоих детей и даст тебе максимальную защиту, является как раз мужчина богатый.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Если он при этом нравственное чудовище или какой-то параноик, если это личность, ядро которой распалось на составные части, сладким союз не покажется. В идеале, жених бомжом быть не должен. Вот положительное содержание выражения брак по расчету: включай ум. Тебе нравится молодой человек – он не ровно дышит, общаясь с тобою, он предлагает тебе любовь на всю жизнь, и он тебе не неприятен, он тебе симпатичен. Но так как муж это de facto кормилец, так как супруг это защитник, супруг это Собакевич, который должен свой дом созидать, я вот и смотрю, что́ у него кроме певучих интонаций Владимира Ленского за душой, куда он меня приведет после вальса Мендельсона и таинства венчания. Есть ли возможность вот это самое гнездышко свить или над милым будут стоять две Сциллы и Харибды – мама и бабушка, которые заклюют своими стальными клювами милую Дюймовочку. Есть ли у него воля к жизни, у моего избранника, готов ли он защитить меня от превратностей судьбы? Опять-таки, встать между собственной родительницей и мною и сказать: «Мама, вопрос исчерпан. Мама, я предлагаю вам сейчас отдохнуть в своей комнате, куда я принесу капуччино. Мама...» – как вот Путин говорит: вопрос Крыма не обсуждается. Вот это очень важные, на мой взгляд, качества, которые мужчин должен тотчас проявить в себе. Иначе она выходит замуж за какую-то водоросль, за какого-то полипа, за какую-то мнимость в геометрии. И вот здесь расчет совершенно необходим, и худо, когда у невесты вместе головы кочан капусты.

Тутта Ларсен

– Я так себе ярко представила этого полипа! Видала я таких потенциальных супругов. Но послушайте, а ведь почему тогда брак, который заключается примерно таким с таким подходом, распадается, когда мужчина становится богат и он выбирает себе женщину, которая готова выйти за него замуж по расчету, потому что она взамен ему тоже предлагает какие-то преференции. Сколько раз мы наблюдали эту драматичную картину, когда женщина, которая была с ним в процессе его становления, и в горе, и в радости...

Протоиерей Артемий Владимиров

– И слепила его сама...

Тутта Ларсен

– Его слепила, да, им отвергнута. И выбрана им какая-нибудь профурсетка, которая готова быть витриной его богатства. И тогда получается, что такой брак по расчету, он более надежный что ли?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Знаете, вы сейчас упомянули вариант, который в моем представлении ну как священника преступление. Нет ничего страшнее неблагодарности и вероломства. Действительно, по жизни бывает так, что не просто мистер Хиггинс девочку-цветочницу превращается в my fair lady – блестящую красавицу, образовывает ее, поднимает до своего уровня, и в ней раскрываются прежде сокрытые какие-то замечательные нравственные качества. Но очень часто любящая терпеливая, верная самоотверженная супруга никакого муженька действительно доводит до ума. Он превращается в лидера, ему, может быть, еще и повезло, и наконец-то появляется достаток в семье. Он, будучи прежде чернорабочим, уже маэстро в своей области, появляется авторитет. Очень часто бывает, что проверяется любовь, когда женщина выхаживает мужа – я знаю эти варианты: после автокатастрофы по косточкам собран ее милый, к нему возвращается здоровье, он рождается второй раз... И вдруг вместо пожизненной благодарности, вместо сердечного альянса, вместо готовности носить на руках ту, которая сделала тебе имя, ввела тебя в круг высокого общения, если у них были сословные, такая разность потенциалов. И вдруг такой мещанин во дворянстве, такой новослепленный буржуа поворачивается спиной к подруге дней своих суровых, забывает все, решает начать жизнь с нового листа, попадаясь в когтистые объятия какой-то пустой красотки, а она остается, милая, у разбитого корыта. Я вот таких людей... Вот батюшка, он не может ругаться и не может какие-то сильные выражения, я и не люблю никаких крепких выражений, но вообще-то, вот кроме слова подлец я не могу найти иного какого-то эвфемизма. И считаю, что это как раз уже не проявление мужества, а это свидетельство какой-то внутренней гнилости и, конечно, тупой гордыни, которая застит человеку очи. И убежден, что в нашей жизни действует закон бумеранга, на костях своей подруги – обманутой, покинутой... Иногда такие преуспевшие мужья еще судебные процессы устраивают...

Тутта Ларсен

– И детей отнимают.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да, имущество: «Да я тебя сгною, если не будешь сидеть тихо! Не рыпайся!» Бог поругаем не бывает. И роящий яму своей первой любви, сам в нее упадет. И, как говорит английская песенка: «Humpty Dumpty sat on a wall...» – Хампти-Дампти сидел на стене и упал так, что никакая королевская конница и рать не могли его вновь собрать.

Тутта Ларсен

– Но вот вернусь все-таки к своей мысли. Получается тогда, что если женщина выходит, вступает в брак по расчету, она, может быть, больше застрахована от таких потрясений, по крайней мере, эмоциональных и душевных?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Ну еще раз: если изначала нет родства душ, если сошлись лед и пламень, инь и янь – дело дрянь (простите за дешевую рифму), то мне вот знакомы как священнику эти браки. Стюардесса в империал-класс – это даже не бизнес-класс...

Тутта Ларсен

– Первый, да.

Протоиерей Артемий Владимиров

– А чуть-чуть повыше, вот нефтяного короля очаровала, присев, как они делают, на корточки: «Что вы желаете? Что мы будем пить: белое, красное вино? Что вам подать? Анчоусы, артишоки?» Эти молодые люди, завладевшие папиными приваловскими миллионами, покупаются на экстерьер – модель, топ-модель, вот и образуется вроде бы счастливая семья. И потом вдруг оказывается, что нет ни единой точки пересечения внутренней. Дети становятся заложниками этих неравных браков, скороспелых браков, где, по существу, не было серьезного, глубокого чувства ни с той, ни с другой стороны. Ему нужна визитная карточка его союза, чтобы он мог по трапу самолета выйти где-нибудь в Дубае с красоткой, ей нужна социальная стабильность. Но жизнь пройти, прожить – не поле перейти, и я встречаю какие-то умопомрачительные истории, где, простите, собственными руками со света друг друга сживают. Именно потому что не было любви, а были какие-то внешние мотивы.

Тутта Ларсен

– Мы с вами говорили о том, что чем человек становится старше, тем ему труднее найти вторую половину и тем...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Более критичным он становится.

Тутта Ларсен

– Да, он становится более критичным, но его вот этот разбор скажем, его расчет, может быть, брачный, он становится не совсем адекватный, да, то есть люди вместо...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Расклад.

Тутта Ларсен

– Да, расклад. Вместо того, чтобы там представлять себе, как с этим человеком строить жизнь и растить детей, мы смотрим и думаем: нет, он мне не нравится, как он завязывает галстук, как он тюбик...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Мелочи какие-то.

Тутта Ларсен

– Да, закручивает, то, что он ниже меня ростом. Но это парадоксально, потому что, казалось бы, человек взрослеет, он мудреет, он более опытный, он лучше знает, чего хочет. И, по идее, логически можно было бы сделать вывод, что брак опытного человека, у которого за плечами какая-то прожита жизнь, пусть даже и холостая, он будет более успешным, чем брак ничего не соображающих юных детей, которые потом в этом браке, в хаосе начинают пытаться построить что-то настоящее.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Думаю, что не все мы умеем смотреть в душу. Помните, поэт какой-то сказал: о как я хочу все вочеловечить и докопаться до сути вещей. Воззрение в глубины человеческого сердца всегда свершается через призму собственного эго. И это эго, эта призма это кривое зеркало. И многие люди, чем старше они становятся, чем больше в голове самомнения, в сердце самолюбия, в деятельном центре своеволия, тем тусклее, более тусклым является это стекло, и угол зрения тем более искажен – обращают внимание на какие-то частности, при этом не видят существа дела. Вот увидеть живую душу, увидеть те конституирующие основные для брака качества: преданность, жертвенность, спокойствие, умение любить, отдавая, а не загребая. Если это удается разглядеть, то, действительно, все остальное, безусловно, приложится.

Тутта Ларсен

– Получается, что все-таки лучше пораньше вступать в брак? Пока у тебя привычка концентрироваться на себе самом тебя не испортила?

Протоиерей Артемий Владимиров

– Самолюбие это дело строго индивидуальное. Вы знаете, можно привить шестилетнему чувство собственной исключительности. Но, наверное, все зависит от духовного строя души: чем более ты стремишься к очищению своего сердца – ну речь идет сейчас о православном христианине, – тем адекватнее становится твое восприятие окружающего мира, и тем глубже ты смотришь в сердце своего ближнего. Ну, конечно, простите, если вас уже на инвалидной коляске возят, а все-таки брак предполагает и семейное счастье, появление киндеров, детей, конечно, все-таки, знаете, когда первые роды приходится на 46 лет, это дело очень непростое.

Тутта Ларсен

– Ну, хорошо. Но ведь есть же все-таки какие-то правила существования в материальном мире. Хорошо же, когда ты приходишь в дом к мужчине, у которого уже есть квартира, машина, работа, какой-то статус социальный, чем когда ты со студентом вот ютишься в съемной комнатушке.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Безусловно, хотя... Ну каждый из нас вспоминает собственный опыт. Я благодарю Господа Бога, что родился в год, когда Юрий Гагарин вылетел на околоземную орбиту, и тогда, поколение 70-х годов, мы действительно не делили людей на богатых и бедных, а более на умных и не очень умных. И в этом смысле, да, мы не были социально обездоленными, и у моей будущей супруги квартирушка, хоть и хрущевочка на Славянском бульваре была. Мы, три сына мамы, жили на Остоженке, мы тогда не знали, что это «золотая миля»...

Тутта Ларсен

– Миля.

Протоиерей Артемий Владимиров

– А так вот себе, рядом с будущим храмом Христа Спасителя. Ну каких-то отдельных активов и модулей, куда можно было бы молодым в таунхаус съехать на Рижское шоссе, не было. Но вы знаете, было живое убеждение: все приложится. Потому что молодые, здоровые, ну, может быть, не самые красивые, но друг другу понравившиеся люди. У нас у обоих курносые носики, мы похожи с милой матушкой, так что некоторые говорят: а нет ли у вас тут кровного родства? Ну теперь есть, после венчания. А так мы – она из купеческого, мещанского сословия, у меня там и пират шотландский, ну кое-какие и дворянские корни имелись, казачьи. Так вот, конечно же, зацикленность на какой-нибудь вытяжке на кухне тогда вообще отсутствовало. И все потихонечку Боженька подавал. Ну тем паче, что мы трудились учителями, знаете, 140 рублей – это деньги.

Тутта Ларсен

– Пара сапог финских.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». В студии Тутта Ларсен и наш гость, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о браке. И я не случайно спросила вас об этих всех материальных вопросах семейного быта, потому что недавно проводился опрос среди старшеклассников и выяснилось, что они очень трезво смотрят на свои отношения будущие и на свой будущий брак. И у них как раз иные установки, чем были у вас в 70-е или у нас в 80-е. У них конкретно: сначала состояться, заработать, а потом уже и любовь себе позволять. То есть сейчас любовь для современного молодого человека, возможно, даже уже стала некоей такой роскошью, которую можно себе позволить только тогда, когда у тебя есть какое-то материальное пространство, в которое ты можешь эту любовь реализовать, там выпестовать и так далее. Очень мало таких осталось романтиков вроде меня, для которых вообще материальная составляющая отношений находится даже не на втором и не на третьем месте, а где-то глубоко в подвале.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Я бы одобрил такую установку при одном «но»: да, у тебя еще нет коттеджа, да ты еще не разъезжаешь на серебристом вольво, но тогда и храни себя для своего счастья. А то ведь получается, о браке помышлять нам рано, а о том, чтобы пуститься в разгул и скользить, скользить по наклонной плоскости со свистом в ушах, так что даже не осознаешь, в какой глубокой яме ты находишься... И уже приходит инвалидами. Помните «Кавказского пленника» Александра Сергеевича Пушкина? Черкешенка юная взирала на него, едва ли не как на ангела, а он говорит: сердце хладно, оно уже не умеет любить. И рад бы, но и скучно и грустно мне, все отжило, все отгремело, отшумело. Вот эта преждевременная усталость от жизни, то есть неспособность к высокому, цельному, вдохновляющему тебя чувству, в лучшем случае, какое-то базаровское разложение на атомы романтического чувства и расщепления его на циничные физиологические представления – это, конечно, беда. Поэтому хорошо, что наши школьники такие теперь деловитые и трезво размышляют о достатке... Между прочим, вы знаете, что в XIX... что в XIX веке – в Византии... Вот что такое помолвка, когда собирались Монтекки, Капулетти? Оказывается, брачных-то не было тогда контор, где какой-то акт гражданского состояния фиксировался, но родители заключали... Обручение, простите, помолвка это знакомство, а обручение. Не просто так колечки-то друг другу одевали на пальчик – это еще не венчание, они еще не прикасались друг к другу, to keep distance – хранили дистанцию, но оба клана, обе семьи заключали деловой договор. Одна сторона поставляла сто баранов, другая что-то еще, и вот уже родители экономический блок таким образом, пакт о намерениях скрепляли своими печатями, хотя голубки только посылали смс-ки со словами: I love you. Но считалось, что если после этого родительского договора и вот экономического фундамента жених с невестой, не дай Бог, разбегутся в разные стороны, на них уже смотрели как на прокаженных, потому что они оказывались несостоятельными, нарушая уже волю обоих семейств.

Тутта Ларсен

– Но в этом смысле, кстати, брак вот такой вот, заключенный родителями, имеет свои преимущества, конечно. Потому что родители, посвящая детей друг другу, все-таки создают для них некую...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно.

Тутта Ларсен

– Бытовую среду обитания, в которой они...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно.

Тутта Ларсен

– Смогут стать семьей.

Протоиерей Артемий Владимиров

– И буквально вот вчера я прочел у замечательного Паисия Афонского... Вроде бы жил себе инок где-то там в Афонской горе, а рассуждает о воспитании детей ну как сто психологов современных вместе взятых. И он напоминает о том, что родителям откладывать на черный день, то есть созидать будущее наследство для ребенка, думать о его обустройстве, чтобы он уже пришел, в известном смысле, на готовые внешние формы, и не завис в воздухе вот этот романтический союз – это Богом данная обязанность. И если родители вообще не думают о том времени, когда птенчик оформившийся вылетит из гнезда, это грех для родителей – не готовить зачина для самостоятельной жизни детей.

Тутта Ларсен

– Я хотела еще коснуться такой интересной темы как народного представления о том, что стерпится – слюбится. Ведь часто люди выходят замуж не по любви, не по расчету, а просто потому, что возраст такой подошел, уже пора. Или вот ну встретился человек хороший, ну не люблю, но он точно там не обидит, не подведет. Может, ну как-то в процессе, после росписи или даже венчания, как-то вот я смогу смириться с тем, что меня в нем раздражает.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Иногда девушки меня спрашивают, я не первый специалист в сердечных делах в стране, но: «Батюшка, это правда, что вы член комиссии по защите материнства и детства?» Да, Тутта Ларсен, раза четыре за передачу это повторяет, и уже на меня так и смотрят: комиссия, создатель. И вот девушка спрашивает: «Батюшка, скажите мне, пожалуйста, люблю ли я его?!» Я говорю: «Ну я же не цыган, чтобы отгадывать сходу такие важные дела. А что вы о нем думаете?» – «Он надежный, он ласковый, он верный. Он на меня смотрит, как на Нефертити. Я ему доверяю. Но не знаю, люблю ли его...» – «Скажите, милая, ну а что вы понимаете вот под этой «люблю»? Вы хотите что ли известку есть с печки или на шведскую стенку забираться без помощи...»

Тутта Ларсен

– Ну чтобы вот, как современные молодые люди говорят, чтобы крышу срывало.

Протоиерей Артемий Владимиров

– У вас сорвет крышу, даже если вы на телеграфный столб смотрите как на потенциального жениха. А думаю, что чем чище душа какой-нибудь капитанской дочки, Машеньки Мироновой, чем вот строй души светлее, мирнее – вот такая Золушка, Дюймовочка, – в ней, по определению, не будет такой зоны турбулентности. Она во многом еще дитя. Конечно, мечтает о счастье, о высоких отношениях, о том, чтобы душа в душу, рука об руку идти тропой бескорыстной любви. Но вот этого какого-то, знаете, защемления нервных окончаний или какой-то ишемической болезни... Я думаю, что во многом это навеяно нам романами XIX века – Жорж Санд, Оноре де Бальзак, во многом это такое отвлеченное теоретическое представление. Хотя мне, например, мальчику 70-х годов, чувство влюбленности очень даже помнится. И знаете, пьешь чай, вот у меня сейчас чашечка с иван-чаем, гляжу, и что, вы думаете, я вижу? Взор своей матушки. Она так вот на меня смотрит оценивающе, говорит: «Ну-ну, отец Артемий, разбор полетов будем устраивать...»

Тутта Ларсен

– Неизбежен. Ну кроме шуток. Ведь женщины, которые выходят замуж только потому, что пора, и верят в то, что это может стать все равно залогом крепких отношений, тоже же только разочаровываются? Или вот это: я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила? Это же тоже какой-то обман...

Протоиерей Артемий Владимиров

– Конечно, в женском нашем прекрасном поле, слава Богу, остается неистребимая жажда материнства. Увы, часто она бывает пригашена дурными молодежными какими-то, тусовочными представлениями. Но одно дело наши представления – это кожура и шелуха, которые облепляет юную ирокезшу. А другое дело, неизбывное, неистребимое, само глубокое, то, что делает прекрасным женское лицо и женскую натуру. И, безусловно, когда пограничный подползает потихонечку градусник к красной отметке, конечно, появляется беспокойство у иных особ, которых я знаю. И иногда это уже даже становится душевных нездоровьем: все равно за кого, мне вот нужно успеть за оставшиеся у меня полтора года стать мамой.

Тутта Ларсен

– Да-да, часики-то тикают – это же любимое выражение наше.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Да. И в этом смысле, конечно, судьбы бывают такие разные. Потому что все-таки, как ни верти, но закрыв глаза, или завязав траурной черной лентой свои светлые очи, в омут какой-то купейных приключений броситься, только бы осуществить свое желание... Все-таки человек это не однодневный мотылек, а ребеночек это не плюшевый мишка. И мы часто об этом говорим, что для него и личности и мамы, и папы, и их гармоничные взаимные отношения это conditio sine qua non – условие, без которого не может быть правильного личностного становления.

Тутта Ларсен

– Но тогда вообще получается, что счастливый брак это какая-то случайность. Потому что, значит, брак по любви – он у нас нестабилен, потому что любовь она имеет разные формы, и как только заканчивается первый период розовых очков, то там все как-то может пойти не так. Брак по расчету – он, в нем отсутствует душевность, духовность и родство душ, он тоже не... ну как сказать, несостоятельный. А брак, когда ну вроде все хорошо, но я не знаю, любит или не любит, но вроде хороший – это тоже какой-то самообман.

Протоиерей Артемий Владимиров

– Слава Тебе, Господи, что над нами и с нами Он – наш Небесный Отец, Который промышляет обо мне, о вас, о наших слушателях, у Которого мы на ладони как цыплята, и Который соединяет невообразимые траектории человеческой судьбы. Вот вам история. Одна милая прихожанка, всегда мечтавшая о счастье супружеском, но при этом совсем не бойкая особа, не слишком речистая, в провинциальном городке, ну в пригороде Москвы живущая, как будто мало имела шансов так влюбиться... В киноактера заочно, по телевизору, в Малинина или Рафаэлло, да, но вот как в жизни обрести это? Все в молитвослов смотрела и читала молитву девицы о замужестве. Представьте себе, история. Я вот никак до сих пор не могу оформить ее в рассказ, а нужно. Вот первая версия, устная. Представьте себе, каждый день утром она в троллейбус входила и ехала 15 минут на работу – закрытое предприятие. И каждый день именно в троллейбусе она завершала утренние молитвы чтением вот этого воззвания благочестивой девицы о замужестве. Год, два, три... Она приезжала в Москву исповедаться. «Батюшка, вот мы с вами молимся по соглашению, но воз и ныне там. Может быть, я и вообще какой-то никчемный человек, и ни на какой обочине жизни пикника никто мне не сделает?» Ну, батюшка не может сказать: да, вы правы, давайте готовиться к погребению... Нет, будет тебе дудка, будет и свисток, потерпи немножко, миленький дружок. Представьте себе, что на третий год водитель троллейбуса, молодой человек – очень скромный, к девушке вообще подойти для него это ну просто непредставимо, положил глаз на милую особу. Но не каждый раз его троллейбус подходил, но все-таки частотность какая-то была, два-три раза в месяц он видел, как она иногда тихонечко перекрестится. Сам он не шибко религиозный, но понимал, что какая-то особая душа. Он влюбился в нее. И еще четыре года он возил ее, но не знал, как осуществить знакомство. В конце концов, уж не знаю, ну явно не бесенок, наверное, ангел Божий подсказал такое. Он захлопнул дверь, когда она должна была входить, это была конечная, и сказал: «Я должен срочно ехать в депо». Она говорит: «Отворите... мне темницу!» Он говорит: «Простите, дверь не открывается». И довез ее до конечной остановки. Не то что он мог ее обидеть, оскорбить – нет! Просто он помог ей выйти из троллейбуса, они познакомились. Сейчас у них милейшая белокурая девочка, уже восьмилетняя, очень любит батюшку Артемия. Я раз в год у них бываю дома, меня по традиции там кормят супом из белых грибов. Муженек сам собирает белые грибы. В храм он не особенный ходок, повенчался, впрочем, с удовольствием. Она каждый месяц бывает в храме. И вот этот счастливый троллейбус – совершенно трогательная история. Два человека, которые ну никогда бы не осмелились поговорить друг с другом. Но вот так, молитва девицы о замужестве. Может быть, в следующий раз я ее прочитаю вслух, кому-то она понадобится.

Тутта Ларсен

– Прямо хочется сказать: «Аминь!»

Протоиерей Артемий Владимиров

– Аминь.

Тутта Ларсен

– Спасибо вам огромное за отличный разговор, между прочим, который казался мне достаточно, ну как сказать, сложным для того, чтобы какие-то сделать конкретные выводы, но мы с вами ухитрились их сделать.

Протоиерей Артемий Владимиров

– А я вот замечаю, что у нас каждый раз из топора заданной темы получается довольно вкусная пшенная каша с изюмом, моя любимая.

Тутта Ларсен

– Спасибо огромное. Это был семейный час и протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий Владимиров

– До свидания.

Другие программы
Во что мы верим
Во что мы верим
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.

Также рекомендуем