Москва - 100,9 FM

«Белый пароход». Светлый вечер с Николаем Диденко, Елена Федотова и Степаном Строевым (02.08.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был оперный певец, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход» Николай Диденко, директор фестиваля «Белый пароход» Елена Федотова и партнер фестиваля Степан Строев.

Разговор шел о том, как музыкальное творчество помогает детям развиваться и находить свой путь в жизни.


А.Митрофанова:

— Светлый вечер на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Я — Алла Митрофанова, и, с удовольствием, представляю наших сегодняшних гостей. Николай Диденко — оперный певец, бас, солист мировых оперных сцен, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход». Также обладатель премии «Грэмми» 2017 года, педагог, меценат. Добрый вечер, Николай!

Н.Диденко:

— Здравствуйте!

А.Митрофанова:

— Елена Федотова — директор фестиваля «Белый пароход». Здравствуйте, Елена!

Е.Федотова:

— Здравствуйте!

А.Митрофанова:

— И партнёр фестиваля «Белый пароход» — Степан Строев. Добрый вечер!

С.Строев:

— Добрый вечер!

А.Митрофанова:

— Я очень рада вас здесь всех видеть, и говорить мы сегодня будем об этом самом «Белом пароходе». Для кого-то из наших слушателей, может быть, это словосочетание уже знакомое, для кого-то нет. Давайте, для начала, расскажем, о каком фестивале идёт речь, и как вы деткам помогаете? И почему вы выбрали такую сложную категорию детей — вот в каких-то таких... я не знаю... оказавшихся в кризисных жизненных ситуациях? Николай, вопрос, наверное, к Вам. Потому, что Вы всё это затеяли.

Н.Диденко:

— Да. Вы знаете, впервые идея создания фестиваля пришла после моей первой поездки на Амур, когда я совершенно случайно, по просьбе московского фонда «Мир искусства», попал на корабль, где были собраны дети с ограниченными возможностями, дети из социальных разных других категорий — собраны на одном корабле. Это был единственный корабль, наверное, во всей России, может быть, и во всём мире, который работал как... как пионерский лагерь. В этом была абсолютная уникальность. Он проводил до трёх смен ежегодно, каждое лето. При том, что навигация на Амуре не такая уж и большая, три смены проводились только для детей социальных категорий. И вот на один из таких рейсов я совершенно случайно попал.

А.Митрофанова:

— Совершенно случайно...

Н.Диденко:

— Получилось так, что я был в хороших очень отношениях с фондом «Мир искусства». Они меня часто просили участвовать в их крупных акциях. Я участвовал в концерте в Ватикане для Римского Папы, уже очень давно, и после этого мы ездили в Лондон, и был потрясающий концерт этого фонда, у организации этого фонда в замке Ротшильда в Лондоне, под Лондоном, и, в общем, были очень интересные акции. И вот один раз они мне позвонили и попросили поехать на Амур просто послушать детей, как специалиста. У меня действительно было тогда свободное время, это был август 2005 года. И я согласился, с удовольствием, сказал, что мне очень интересен Дальний Восток. Тем более, что я с Дальним Востоком связан. Никогда там... вернее, я там родился. Но через несколько дней меня мама привезла в Москву — собственно, откуда мама, и бабушка наша. Но вот так получилось, что мама работала на Дальнем Востоке, в Петропавловске-Камчатском, да...

А.Митрофанова:

— Ничего себе! То есть, Вы, будучи грудным ребёнком, пересекли всю страну и приехали в Москву. А потом, уже будучи состоявшимся человеком, мировой знаменитостью, звездой оперной сцены, Вы вернулись туда назад. Интересно!

Н.Диденко:

— Да, абсолютно. Плюс отец работал там — я его не помню, никогда в сознательной своей жизни я его не видел — но он уехал в Хабаровск на золотые прииски и там пропал. И, в общем, у меня ещё вот какой-то был в этом смысле интерес... ну... что ли... попробовать найти как-то... какие-то ниточки зацепить вот именно вот в этом смысле. Ну, в общем, это всё другая история. Я попал туда, вот в этом смысле, совершенно случайно. И мне предложил это Владислав Тетерин — такой довольно известный благотворительный деятель. И сейчас... В общем, до сих пор вот, я очень благодарен этому моменту, потому что там за две с половиной недели мы сделали потрясающий концерт с детьми. Отобрали из 100 детей, самых обычных детей — ну, я имею в виду, конечно, социальных категорий — но не талантливых, которые не занимались... вернее, талантливых, все дети талантливы, но которые не занимались музыкой никогда — мы из них отобрали поющих и сделали очень интересный концерт, который дали, к сожалению, только на корабле, но, по крайней мере, мы его дали. И, после этого, возникла, вместе с председателем Хабаровского фонда Ириной Анатольевной Юрьевской, которой, к сожалению, сейчас уже нету, возникла идея создания целенаправленного музыкального фестиваля на корабле. Вот уникальность... извините, я...

А.Митрофанова:

— Пожалуйста, пожалуйста!

Н.Диденко:

— Уникальность именно самой площадки, как корабль, заключалась — и мы это сразу почувствовали — в замкнутом пространстве. Дети невольно — те дети, которые даже не пели... вот мы 10 человек отобрали, а остальные 90 — запели! Вы не представляете, какая была энергетика! Главное, что было на корабле, помимо огромного количества развлечений для детей, всяких кружков, зелёных стоянок — все дети объединились музыкой невольно. Вот благодаря нашим ежедневным занятиям. У нас сидел почти весь лагерь на занятиях. И пытались петь, пытались как-то подтянуться, все подходили: «Можно, я? Можно, я буду петь?» Даже без голоса. Мы там каких-то рэперов искали, которые уже... вернее, они сами приходили и мы их ставили в концерт, потому что они очень хотели участвовать в концерте.

А.Митрофанова:

— То есть, рэперы тоже допускаются к участию в концертах «Белого парохода»?

Н.Диденко:

— Ну... любые, да... любые талантливые...

А.Митрофанова:

— Не обязательно, чтобы это были какие-то арии из опер?

Н.Диденко:

— Абсолютно... Да.

А.Митрофанова:

— То есть, рэп — это... ага....

Н.Диденко:

— Конечно, конечно. Вообще, мы детей отбираем всех — с голосами, музыкально талантливых, но самых-самых разных направлений. У нас есть и «народники», и «эстрадники», и классические голоса, и джазовые голоса и...

А.Митрофанова:

— Потрясающе.

Н.Диденко:

— ... то есть, самых-самых разных категорий.

А.Митрофанова:

— Вы рассказываете, а я вспоминаю замечательный фильм «Хористы», где история — похожая на то, что сделали Вы. Только Вы говорите сейчас о детках, у которых очень непростая такая жизненная ситуация, а там речь идёт о школе-интернате — тоже, своего рода, замкнутое пространство, в котором дети пребывают практически всю жизнь. Родители к ним изредка приезжают — к тем, у кого они есть, а у кого нет — те так и находятся в каком-то вот вечном ожидании того, что может быть к ним кто-то приедет... И, в общем-то, нельзя сказать, что они какие-то успешные, что они хорошо учатся — всё у них там плохо. Но — появляется педагог по вокалу, педагог, который начинает заниматься с ними музыкой, причём музыку пишет сам — там замечательная музыка Бруно Куле звучит — и как преображаются вот эти все мелкие бандиты!

Н.Диденко:

— Да, да. Абсолютно верно.

А.Митрофанова:

— То есть, они из бандитов и пиратов — они становятся какими-то просто невероятными такими... одухотворёнными детьми. Я, когда на это смотрела, думала: «Ну, это же сказка. Это же кино. Так не может быть в реальной жизни!»

Н.Диденко:

— Нет, может быть. Конечно, может быть. Да, у нас вот так и происходит каждый раз. Абсолютно. И мы собираем... У нас есть дети из Детских домов, которым вообще петь «не модно». Если они там, у себя в Детском доме, где-то выступили на каком-то мероприятии — особенно что касается Дальнего Востока... где-то в Центре ещё, всё-таки, более, всё... ну... скажем... организовано, что ли... или как-то это более престижно — выйти на сцену, то там могут заклевать за это. И когда вот такой ребёнок... Мы ездим по Детским домам, прослушиваем и, если видим какого-то самородка, ребёнка, который очень хочет петь, который хочет в дальнейшем заниматься музыкой, обязательно его берём, и в результате у нас получаются очень интересные, хорошие музыкальные номера с такими детьми. Потому что они стремятся, они учат быстрее, чем другие. Потому что им очень этого хочется. Но приходится с самого начала преодолевать психологические какие-то барьеры, потому что ребёнок стесняется петь при других, приходится как-то «разжимать»... Мы даже иногда пользуемся услугами психологов, чтобы как-то поговорить и ребёнка «разжать» в этом смысле.

А.Митрофанова:

— То есть, психологи тоже там на пароходе с вами плавают...

Н.Диденко:

— Обязательно.

А.Митрофанова:

— Да, целый комплекс мер вы продумали. Елена, можно у Вас спросить, почему Вы поддерживаете этот фестиваль? Вы же не только директор фестиваля «Белый пароход», но ещё и представляете фонд «КПД СТО».

Е.Федотова:

— «КПД СТО» — да, совершенно верно. Фестиваль «Белый пароход» возник в фонде «КПД СТО» только в этом году. Ну, буквально, в июле, когда наш Президент фонда, Морозов Сергей Николаевич, принял такое решение — поддержать этот проект. Потому, что не впечатлиться и не хотеть поддержать вот это что-то невероятно великое — невозможно. И мы с радостью откликнулись на его предложение, хотя виделось это нам крайне рискованным, учитывая сроки, но, тем не менее, мы сейчас прилагаем все возможные усилия, чтобы реализовать этот проект в этом году. И много уже, что было нами сделано и сделается, потому что дети с Дальнего Востока уже прилетают 10 числа. Дети прилетят, они будут работать, естественно, и фестиваль состоится, и будет большой гала-концерт в Международном Доме Музыки 30 августа.

А.Митрофанова:

— Потрясающе. Ещё и в Международном Доме Музыки! Я представляю, что такое для ребёнка — выступить на такой сцене.

Н.Диденко:

— Конечно, конечно...

А.Митрофанова:

— Это же просто уму непостижимо! Это на всю жизнь потом память.

Е.Федотова:

— Ежегодно этот фестиваль заканчивается гала-концертами. И этой традиции, естественно, мы не будем изменять, и он состоится, и более того — зрителей, которые пришли на этот концерт, ждёт потрясающая программа. Кроме вот этого потрясающего детского хора под управлением Николая Диденко, примут участие ещё и известная группа «Кватро», Александр Шаганов — поэт-песенник, солисты Имперского русского балета под руководством Гедиминаса Таранды, инструментальный ансамбль под управлением Александра Покидченко, вокальный ансамбль солистов Академии хорового искусства имени Попова, известные как «электроники» братья Торсуевы, Юрий и Владимир, Олег Леушин, в общем — у нас потрясающий список тех известных имён, которые примут участие в этом концерте.

Н.Диденко:

— Но неполный ещё. Возможны сюрпризы.

Е.Федотова:

— Ну, конечно, он неполный, будут сюрпризы. Ну, конечно, всемирно известный бас Николай Диденко один чего только стоит! Поэтому, дорогие радиослушатели, приглашаем вас на этот концерт, берите своих детей, вы будете просто протрясены, вы насладитесь и будете горды за наших воспитанников.

А.Митрофанова:

— Для того, чтобы понять, о каком уровне исполнения идёт речь, Николай, можно я попрошу Вас сейчас поставить нам что-нибудь из репертуара Ваших подопечных. Чему Вы детей учите? Как они, в итоге, поют?

Н.Диденко:

— Да, конечно. Вот, скажем, последний концерт, который, кстати, был организован благодаря содействию Валерия Абисаловича Гергиева. Он дал, после моих личных договоров, переговоров с ним, он дал нам... совершенно бесплатно... содействовал всему процессу в Приморском крае. Он сейчас является художественным руководителем Приморской сцены Мариинского театра, и там вот у нас прошёл замечательный концерт в марте этого года. И вот именно фрагмент этого концерта мы сейчас послушаем. Это Александра Пахмутова, «Дарите радость людям».

ПЕСНЯ

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Напоминаем, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Николай Диденко — оперный певец, бас, солист мировых оперных сцен, обладатель премии «Грэмми-2017», педагог, меценат, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход». А также — Елена Федотова, директор фестиваля «Белый пароход», и партнёр этого фестиваля Степан Строев. О «Белом пароходе» мы сегодня и говорим. Это какое-то потрясающее, уникальное явление в культурной жизни нашей страны, которое зародилось на Дальнем Востоке 12 лет назад. И все эти 12 лет фестиваль живёт и развивается. В этом году перебирается в Москву. Раньше он где-то там проходил, на Амуре, а теперь будет проходить в Москве. В августе.

Е.Федотова:

— Да, из краевого проекта «Белый пароход» выплывает на широкие федеральные просторы. И это, конечно, одна из, таких, больших целей и перспектив развития дальнейшего этого замечательного фестиваля.

А.Митрофанова:

— Степан, я так понимаю, что есть финансовые проблемы. В этом году Вы с ними столкнулись и Вы подключились, в частности, к этому проекту.

С.Строев:

— Ну, мне кажется, любая благотворительная деятельность испытывает такие проблемы постоянно. Потому что денег у благотворительности много не бывает никогда.

А.Митрофанова:

— Это правда.

С.Строев:

— Да, мы подключились, безусловно. Ну, сделали это, в первую очередь, из тех соображений... Ну, вот, Алла, что Вы испытали, познакомившись вдруг с этим проектом? В первом приближении.

А.Митрофанова:

— Ну, что... Ну, у меня мурашки побежали.

С.Строев:

— Ну, какой-то культурный шок. Дело в том, что...

А.Митрофанова:

— Ну, здорово это... Я — правда... Я не думала, что это возможно в реальной жизни. Я думала, так бывает в кино. Но там же просто красивая картинка.

С.Строев:

— Вот, вот.

А.Митрофанова:

— И вот?

С.Строев:

— Мы подключились к этому проекту, потому что коллеги обратились с просьбою посодействовать преданию гласности всего, что происходит с «Белым пароходом». Испытал — культурный шок, буквально. Потому что, действительно, истосковались по настоящему люди. Очень редко происходит то, что может, действительно, вот с ходу... как-то... заставить бегать мурашки. А здесь это есть. Стал консультироваться со своими друзьями, коих достаточное количество приобрёл, в том числе и за период своей медиа-истории, довольно продолжительной — интерес живой очень! Все готовы помогать, все готовы участвовать. Деньги искать сложнее, чем какой-то вот ресурс личностный. То есть, люди готовы подписываться под этим словом своим, именем, поработать педагогами, приехать мастер-классы какие-то организовать для детей.

А.Митрофанова:

— Но это уже не мало!

С.Строев:

— Да. Ну, а в то же время есть сообщества таких активных православных граждан, которое я в данном случае представляю, которые деньгами, собственно, взялись поддержать этот проект, и что-то уже удалось сделать и в этой связи. Очень хочется, чтобы этот проект жил. Потому что, действительно, подобных инициатив, столь убедительных — я бы вот такое слово подобрал — не так много в последнее время.

А.Митрофанова:

— Николай, ну, я здесь присоединяюсь, потому что дети, по-моему, очень — выражаясь терминологией Степана — убедительно звучат. И сложно поверить, что такого уровня они смогли достичь под Вашим руководством всего, там, за ... ну, сколько?... несколько недель, получается, да?

Н.Диденко:

— Да, максимум 3 недели. Вся смена — 3 недели.

А.Митрофанова:

— Ну, фантастика!

Н.Диденко:

— В неё входят ещё подготовка к концерту, первые дни и так далее. То есть, фактически, занятий — 2 недели, вот таких... настоящих таких, полностью рабочих.

А.Митрофанова:

— А музыканты, которые там у Вас звучат?

Н.Диденко:

— Вы знаете, во-первых, все музыканты такого уровня — самого-самого высокого уровня российских исполнителей...

А.Митрофанова:

— Они с вами на пароходе, что ли, плавают?

Н.Диденко:

— Они с нами и на пароходе плавают, и участвуют во всех концертах-акциях. Вот здесь прозвучало, что мы выбираемся с Дальнего Востока на общероссийский, такой, формат. Но, на самом деле, у нас уже было несколько просто потрясающих акций в Москве. Во-первых, у нас, в один из годов — в 2011 году — нас поддержал фонд «Виктория» ( это Уралсиб Банк ). Они нам провели потрясающий рейс по Волге. Мы уже плавали по Волге, это было замечательно, и в конце у нас был концерт во Дворце на Яузе, в котором участвовал оркестр Клевицкого, эстрадно-симфонический, и дети исполняли — впервые ( тогда — впервые ) — исполняли детские песни с симфоническим оркестром.

А.Митрофанова:

— Ого!

Н.Диденко:

— Да. Затем, в 2012 году у нас была вообще невероятная акция — концерт, в котором участвовала Александра Николаевна Пахмутова, лично играла для детей и детям аккомпанировала. В частности, «Беловежскую пущу» она аккомпанировала и ещё другие произведения. Этот концерт у нас прошёл в театре «Новая опера», с совершенно невероятным успехом, и тоже участвовали там дальневосточные дети, и содействовала Академия хорового искусства — в общем, это тоже была потрясающая акция. Плюс у нас уже был один концерт в Доме музыки в 2015 году — тоже мы привозили этот концерт... По какой схеме это работает? Вот, чтобы радиослушатели понимали. Мы отбираем талантливых детей — с этого начинается у нас процесс работы ежегодный. Талантливые дети — из социальных категорий. Причём, приоритет отдаётся... Мы иногда слышим потрясающие голоса — дети, которые, там, из богатых семей, которые могут позволить себе, там, участвовать в «Голосе» или ещё где-то — мы... ну... в общем, в приоритете всё равно у нас...

А.Митрофанова:

— Они справятся сами.

Н.Диденко:

— Да, они справятся сами, да. Мы отдаём всегда предпочтение детям, которые именно из социальных категорий. Хотя у нас есть очень небольшой процент детей, которые из обычных семей тоже. Потому что у нас, знаете, обычная семья иногда бывает в более сложной ситуации, чем, скажем, многодетная, которой, там...

А.Митрофанова:

— Кстати, это правда.

Н.Диденко:

— Да. Всегда, всё-таки, индивидуальный подход. Затем все эти дети собираются на корабле, и с первого дня у нас проводится прослушивание — мы распределяем детей по партиям хоровым — и у нас создаётся настоящий такой 4-х-голосный хор, который может, фактически, петь любую музыку. Несмотря на то, что там и «народники», и «эстрадники», и «классики» и так далее. В зависимости от их голосов, скажем, эстрадные голоса больше отдают предпочтение низким партиям и поэтому они, соответственно, занимают свои партии, более классические — более высокие, ну и, в общем, это уже на наше профессиональное ухо — мы распределяем детей по разным партиям, и дальше начинается ежедневная работа. Работа огромная. И хочу отметить очень большую роль эстрадного ансамбля. Мы вместе подбираем — прямо там, на корабле — мы подбираем репертуар. Заранее... мы готовим несколько песен, мы можем вынашивать — допустим, услышали хорошую песню какую-то, записали её и думаем — вот, надо попробовать сделать с кем-то из детей. Но, в принципе, вот мы слушаем голос — и дальше, большой коллегией музыкантов, мы выбираем песни. Песни, как вы обратили внимание, если вы ознакомились с проектом — это, в основном, шедевры классики или шедевры эстрады, но никогда мы не берём ту дешёвую попсу, которая сейчас, в основном, звучит у нас с экранов и везде, где только можно. Это все — содержательные песни с текстами великолепных, великих поэтов-песенников, и всегда эти песни учат детей чему-то. Никогда не бывает пустой текст. Вот вы у нас не услышите ни одной песни, которая бы не подошла ребёнку. Скажем, там, «ты меня полюбила, а я тебя... там...» — этого у нас никогда не будет, никогда не может даже и в помине быть. Потому что все песни по тексту абсолютно... Даже если песня про... Вот тут есть замечательная песня: «Юность к людям приходит по-разному...» — «Я тебя люблю» Пахмутовой. Там про юношескую любовь, молодую. Это мы даём тоже, такие песни. Но это всегда очень подходит голосу и подходит возрасту, чего сейчас, практически, нигде, ни на одном проекте, нету.

С.Строев:

— Я ещё хотел на один аспект обратить внимание. Дело в том, что сейчас засилье... ну, довольно такого... понятного... материала популярного музыкального — оно не позволяет даже авторам, которые хотели бы писать, в хорошем, таком, классическом смысле, эстрадные песни — не позволяет авторам это делать. Мне кажется, популяризация вот подобного явления как детского хора, ориентированного на хорошую такую песенную традицию — советскую, русскую — мне кажется, это сигнал будет и для авторов.

Н.Диденко:

— Абсолютно точно, да.

С.Строев:

— Это очень, мне кажется, важный аспект развития этого проекта. То есть, он может дать значительно больше, нежели просто... ну... обеспечить условия социально-культурной реабилитации «сложных» детей. То есть...

А.Митрофанова:

— Для этого надо заявить о хоре в информационном поле, как это сейчас принято говорить.

С.Строев:

— Так для этого мы сюда и пришли! Видите как — какая штука! Мы вообще надеемся, что с радио «Вера» сложатся какие-то долгосрочные отношения. Мы, вообще, надеемся на стратегическое партнёрство. Приглашаем, естественно, вас намероприятие...

А.Митрофанова:

— И всех наших слушателей.

С.Строев:

— ... Да, и всех наших слушателей, обязательно, 30 августа. А сотрудников радио «Вера» мы могли бы, наверное, принять и вот на этой летней творческой смене в школе-интернате имени преподобного Сергия.

Н.Диденко:

— Да, конечно.

С.Строев:

— Нужно поблагодарить Владыку Феогноста за его тоже смелость определённую — всё-таки он решился поддержать проект одним из первых на Московской земле. И это очень важно, поскольку сейчас для нас это... ну... ощущение надёжности есть. Ощущение того, что есть дом...

А.Митрофанова:

— У вас появилась земля под ногами.

С.Строев:

— Да, да, да. Земля под ногами. Совершенно верно. Отдельное спасибо, конечно, Владыке за то, что он такое решение принял.

А.Митрофанова:

— Давайте ещё музыку послушаем.

Е.Федотова:

— Я ещё... Можно, я также ещё провозглашу, что фестиваль открыт для новых взаимоотношений. Мы, конечно, готовы к новым партнёрам. И, если в числе радиослушателей есть те люди, которые обладают возможностями и желанием каким-то образом поучаствовать в нашем проекте...

С.Строев:

— В настояшем деле.

Е.Федотова:

— ... Потому что это, действительно, достойный — вы уже убедились все — реальный, с такими просто потрясающими результатами проект, в котором не стыдно принять участие, и даже можно гордиться по праву. И мы рады любой поддержке. Приглашаем.

А.Митрофанова:

— Ну, об этом ещё поговорим во второй части программы. Давайте сейчас послушаем музыку. Николай, что прозвучит?

Н.Диденко:

— Как я уже говорил, мы исполняем произведения самых разных направлений. Вот, здесь у нас такое эстрадно-классическое произведение сейчас прозвучит. Это «Адажио» Альбинони в таком, достаточно современном, варианте. Исполнит его Артём Николаев из Красноярского края. Этот ребёнок уже учится в Московском хоровом училище имени Свешникова и является солистом Хорового училища. Он тоже из социальной семьи и, в общем, на мой взгляд...

А.Митрофанова:

— Давайте слушать.

Н.Диденко:

— Да, да.

МУЗЫКА

А.Митрофанова:

— Артём Николаев из Красноярского края сейчас исполнял «Адажио» на радио «Вера». Это один из тех воспитанников нашего сегодняшнего гостя, Николая Диденко, который, как раз, на «Белом пароходе» и занимается вокалом — занимался. Сейчас он уже учится, я так понимаю, в Академии музыкальной, или где?

Н.Диденко:

— Да, действительно, он учится в Академии. Но это — один из детей, которых мы взяли из Академии.

А.Митрофанова:

— А, из Академии? То есть, он уже, в принципе, состоявшимся был, Вы ему только чуть-чуть дали толчок?

Н.Диденко:

— Да, он начинал солировать в это время, и мы, в общем, его тогда подхватили — он из социальной семьи. Мы иногда и из Академии тоже берём несколько человек. Но с Академией нас связывает очень тесная дружба. Во-первых, я сам её заканчивал. Во-вторых, большинство педагогов у нас заканчивали Академию хорового искусства. И — очень важный аспект — это школа Виктора Сергеевича Попова, великого хормейстера, великого дирижёра ХХ века и создателя Московского хорового училища имени Свешникова — Академии хорового искусства, которая сейчас является под его именем, и, самое главное, Большого детского хора Гостелерадио, в рамках традиций которого мы работаем с детьми.

А.Митрофанова:

— Мы продолжим этот разговор буквально через минуту. Я напомню, что в нашей студии Николай Диденко — оперный певец, бас, солист мировых оперных сцен, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход», обладатель премии «Грэмми — 2017», Елена Федотова — директор фестиваля «Белый пароход» и Степан Строев — партнёр этого фестиваля и я — Алла Митрофанова. Через минуту вернёмся.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Ещё раз — добрый светлый вечер, уважаемые слушатели! Напоминаю, что в программе сегодня принимают участие, у нас, в этой студии: Николай Диденко — оперный певец, бас, солист мировых оперных сцен, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход», обладатель премии «Грэмми — 2017», Елена Федотова — директор фестиваля «Белый пароход» и партнёр фестиваля Степан Строев. В таком составе мы общаемся и по поводу «Белого парохода», и, вообще, движения такого фестивального, которое за этим стоит. Потому что, я так поняла уже, Николай, из первой части нашего с вами разговора, огромная работа, которую Вы ведёте в течение всего года — Вы ездите по стране, отслушиваете разных исполнителей, деток из «социальных», как Вы говорите, категорий — то есть, это детки с ограниченными возможностями, либо из неблагополучных семей, либо из Детских домов и так далее — Вы им всем даёте возможность стартовать в Большой Музыке.

Н.Диденко:

— Да, да. И это очень важная тема, которой обязательно нам надо сейчас коснуться в нашем разговоре. Дело в том, что детей, которые попадают к нам в проект, мы никогда не бросаем. Мы их ведём не один год. И это очень важно. Некоторые дети живут от проекта до проекта. Скажем, есть у нас дети довольно тяжёлые, инвалиды, которые привязаны к дому и очень редко выходят из дома. И для них любое участие в такой акции — это просто что-то невероятное. Они фактически... Некоторым детям это даже продлевало жизнь. У нас, к сожалению, двоих детей уже не стало, с которыми мы начинали проект. И, может быть, знаете, благодаря этим детям мы тогда с группой наших замечательных музыкантов — с заслуженным артистом России Александром Покидченко, нашим замечательным пианистом, тогда впервые, когда попали на Дальний Восток, увидели этих детей, которые не могут больше без музыки — они один раз к нам попали, и мы поняли, что мы обязаны продолжать это каждый год. И мы обязательно всегда вспоминаем наших вот этих деток, которых сейчас уже с ними нет, у которых были очень тяжёлые недуги, и посвящаем им часто песни на наших концертах. Но вот таких детей у нас сейчас тоже довольно много. И они живут от проекта к проекту. Для них очень-очень важно, чтобы они вернулись. И даже есть такая замечательная песня «Примета», в которой слова... мы там немножко изменили: «Чтобы Белый пароход вернулся через год» — это та примета, в которую верят все дети, и обязательно каждый год, когда проезжаем мы под мостом... под каким-то мостом, на корабле, дети бросают монетки и обязательно загадывают это желание. И поэтому нам крайне важно, чтобы вот эта традиция — она обязательно оставалась. Мы всегда ведём детей. У нас нету такого, чтобы мы там, допустим, набрали детей — и в следующем году набрали всех новых. Поэтому в этом году, обратите внимание, я говорил уже — у нас более 70-ти детей летит с Дальнего Востока, потому что...

А.Митрофанова:

— А всего сколько деток у Вас участие принимает?

Н.Диденко:

— Около 100.

А.Митрофанова:

— Около 100... Сильно.

Н.Диденко:

— Да. И около 70-ти детей у нас с Дальнего Востока, потому что мы их уже ведём не первый год. И многие, в чём, в общем, очень большая заслуга, я считаю, проекта и всех волонтёров проекта — мои друзья многие, ректор бывший... сейчас уже он руководит другими коллективами, но ректор Академии бывший Николай Азаров, Алексей Петров — ректор Академии, Арнольд Ампар — в общем, это замечательная команда, с которой мы когда-то начинали, которые до сих пор помогают детям... что ли... не по блату поступить, а прийти — и чтобы к ним отнеслись со вниманием во время поступления. И большинство детей я привожу за руку просто. Потому что я многих знаю педагогов в разных учебных заведениях, и просто как... в общем...

А.Митрофанова:

— То есть, Вы устраиваете их судьбы. У самих у них, к сожалению, неравные возможности.

Н.Диденко:

— Да, да. Абсолютно. Потом, Вы знаете, у нас тоже... Очень важно показать ребёнка с разных аспектов, которые, может быть, я знаю, а комиссия, которая будет первый раз их слушать... Может быть, ребёнок никогда не пел такие прослушивания, для него это сложно и так далее. И я его пытаюсь показать в том свете, в котором... ну... в котором бы комиссия не могла бы его не взять. И, в результате, у нас огромный процент уже детей поступил в разные учебные заведения. У нас, допустим, одна девочка учится в Венской консерватории.

А.Митрофанова:

— Ого!

Н.Диденко:

— А одна девочка учится в Портленде, в эстрадно-джазовом училище. Несколько детей очень-очень сильных и в классике закончили Гнесинское училище, сейчас поступили — кто в Академию хорового искусства, некоторые поступили в Гнесинский институт. Эстрадно-джазовый колледж московский у нас несколько человек уже закончило и сейчас пошли в разные... Один из лучших сейчас бас-гитаристов России, молодых бас-гитаристов, Алексей Максимов, когда-то мне из Комсомольска-на-Амуре — он мне просто написал «В Контакте». Узнал о проекте и говорит: «А можно ли инструменталисту попасть к Вам?» Ему было лет 14, наверное, тогда. Я сначала так — скептически отнёсся, а потом говорю: «Ну, давай попробуем, приезжай. Поиграешь у нас... попробуешь поиграть на басу». И он познакомился тогда с выдающимся нашим музыкантом — таким Анатолием Мачуленко. Это потрясающий гитарист, сам продюсер, у него своя студия в центре Москвы. Он работает со всеми нашими известными артистами, записывает их и, в общем, такой очень известный музыкальный деятель. И с «Голосом» он работал, и с разными крупными проектами. И вот он тогда взялся помогать Лёше, и сейчас Лёша закончил в этом году эстрадно-джазовый колледж московский, поступил в Гнесинское училище 1-м номером, абсолютно вне конкуренции... в Гнесинский институт, извините, да, он поступил... и сейчас он очень востребованный басист, его используют очень известные музыканты, да, то есть...

А.Митрофанова:

— Дай Бог!

Н.Диденко:

— Понимаете? То есть, таких судеб очень много. И вот это, наверное, является такой отличительной чертой и особенностью нашего проекта. То есть, мы не... Это не то, что мы вот — собрались, помузицировали, дали концерт, в следующем году опять собрались... Нет. Мы — ведём этих детей. Мы стараемся им дальше всем помогать.

А.Митрофанова:

— Елена, расскажите, пожалуйста, если кто-то хочет присоединиться к вам, поддержать это прекрасное начинание, этот фестиваль «Белый пароход», как это сделать? И в чём, конкретно, есть необходимость? В какой помощи вы нуждаетесь?

Е.Федотова:

— Ну, в благотворительных... в таких, в культурно-благотворительных, в социально-благотворительных проектах всегда есть — внутри этих проектов — нужды. И они постоянны. Так как наш фестиваль существует не вот только 3 недели — и всё, а он существует в ежедневном формате работы...

А.Митрофанова:

— 365 дней в году.

Е.Федотова:

— Да, 365 дней в году. Конечно, нужна и финансовая поддержка, нужна и различная другая поддержка, которую вообще можно себе представить. И мы будем благодарны любому отклику с любой стороны. Не бывает много средств, не бывает много людей — вот в таких проектах.

А.Митрофанова:

— Здесь просто, мне кажется, тоже важно пояснить, что там будет у вас какая-то небольшая сумма — вы умудритесь в неё вписаться и всё равно проведёте фестиваль, и будете как-то работать. Если эта сумма будет больше — значит, большему числу детей вы сможете помочь.

С.Строев:

— Здесь ведь ещё речь идёт о том, что музыка, в принципе — дорогостоящее удовольствие. Поскольку же... ну... всё, что связано с записью, со съёмками, с костюмами, с инструментами — это деньги, и немалые. А поскольку детей — десятки, вот уже сейчас вовлечены в этот проект...

А.Митрофанова:

— Ну, 100 человек, говорит Николай. Это много, очень.

С.Строев:

— Да, да, десятки. И, в общем, это только начало, потому что за 12 лет проект вырос уже из рамок регионального, и, действительно, претендует на то, чтобы стать федеральным — эта цифра будет меняться на порядки. Она должна меняться на порядки. Поэтому, конечно, здесь, мне кажется, те, кто готов участвовать в создании чуда — потому что мне кажется, что Коля занимается именно в повседневном режиме организацией чудес — для детей.

А.Митрофанова:

— Обыкновенное чудо...

Е.Федотова:

— Да. Он так скромно об этом говорит. А на самом деле сейчас можно говорить об уникальной авторской методике Николая Диденко реабилитации детей со сложными судьбами через творчество. И он вот своей любовью, своим каким-то стремлением, верой в этих детей — выводит их просто на высочайший уровень раскрытия их творческого потенциала. И дети, уже расправив крылья, дальше просто летят.

С.Строев:

— И очень важно, что Николай, являясь лауреатом «Грэмми» этого года, знает, куда вести нужно артиста. Он знает, как туда пройти. Он знает, с кем нужно поговорить, какую дверь нужно открыть. Ну, мы надеемся, что когда-то кто-то из воспитанников твоих «Грэмми» получит ведь, правильно?

Н.Диденко:

— Обязательно.

А.Митрофанова:

— Я надеюсь, что не один. Что будет целая плеяда таких детей!

С.Строев:

— Вот. Но как раз вот именно для этого нужны попечители. Да? Для этого они нужны. Если кто-то отзовётся и захочет поучаствовать... ну, в первую очередь...

А.Митрофанова:

— Где искать вас, скажите? Для тех, кто захочет поучаствовать.

Е.Федотова:

— Найти нас очень просто. Сейчас оргкомитет фестиваля «Белый пароход» находится в фонде «КПД СТО». Расшифровывается он очень просто. Казалось бы, такое страшное техническое название, но это на самом деле «Культурно-просветительское движение содействия творческому образованию».

С.Строев:

— Со 100%-ным КПД!

Е.Федотова:

— Да!

А.Митрофанова:

— А-а... Я думала, речь идёт о коэффициенте полезного действия!

Е.Федотова:

— Ну, естественно!

С.Строев:

— Именно так! Нет, в этом есть...

А.Митрофанова:

— ... игра слов. «Непереводимая игра слов, с использованием...»

Е.Федотова:

— Конечно, конечно. Всё — очень к месту. И на сайте kpdsto.ru, либо kpdsto.рф — самое главное помнить, что «сто» не цифрами, а это аббревиатура — там можно найти наши контакты. Но, с другой стороны, мы можем, конечно, оставить на радиостанции наши телефоны и другие всевозможные контакты для связи с нами.

А.Митрофанова:

— Николай, а можно Вас расспросить подробнее о детях, которые, будучи в сложной жизненной ситуации, попадают к Вам. Как меняется их судьба? И как, может быть даже, знаете, не столько судьба, потому что здесь вот эта внешняя канва — если им открывается дорога в большую музыку — это прекрасно и замечательно... Но как меняются они сами? Вы же тесно с ними общаетесь, близко, и Вы видите эти перемены. Что с ними происходит? Удавалось ли Вам видеть, как у человека... ну, не знаю... содержание взгляда, что ли, меняется?

Н.Диденко:

— Ну, конечно. Не удавалось видеть, чтобы не менялся. Вот, наоборот, как раз. Фактически, любой ребёнок, который попадает к нам в проект, попадает на нашу смену, абсолютно выходит другим человеком. Причём, это касается, кстати, не только детей. Мы иногда привлекаем, скажем, какого-нибудь музыканта нового, который изначально требует очень больших денег, и бывают такие ситуации, когда у нас нету выхода, мы должны брать этого музыканта, потому что мы не можем, скажем, без какого-то инструмента обойтись. Вот. Но, после этого проекта он выходит совершенно другим человеком, абсолютно, говорит, что «я готов помогать, когда нужно, в любое время и совершенно безвозмездно» и так далее... И то же самое происходит с детьми. Понимаете, когда мы находимся на корабле, дети невольно постоянно сталкиваются друг с другом в коридоре, на занятиях, на каких-то зелёных стоянках. Скажем, зелёная стоянка подразумевает выход с теплохода. Чтобы выйти нормально с теплохода, надо вынуть эти коляски детей, которые нуждаются в них, нужно помочь донести, там, одного ребёнка, другого... У нас там проходят какие-то, скажем, дискотеки, на которых мы всегда просим более старших детей, которые у нас уже не первый год проводят и принимают участие, скажем, задействовать в каких-то танцах детей на колясках, или там как-то постоянно... И, в общем, это идёт для детей, которые впервые попали — особенно, дети, которые больше сидели дома — для них это что-то совершенно невероятное. Это какой-то новый мир, который они открывают — мир какой-то сумасшедшей дружбы, просто невероятной дружбы. Там все... Вот, чтобы у нас был какой-то инцидент — это бывает крайне, крайне редко. Когда там, может быть, кто-то... там... я не знаю... какая-то драка или что-то такое... Хотя в лагерях это всегда бывает, но...

А.Митрофанова:

— Тем более, возраст такой... всё-таки. Они же... большинство из них, я так понимаю, в переходном возрасте находятся, да? Это... такая — взрывоопасная ситуация!

Н.Диденко:

— Да, да-да. Нет, ну это — полную там... у нас там и 6-летние, и 7-летние есть дети, и до 17-ти, до 18-ти лет. Но, действительно, ну... как вот в обычном лагере бывает, у нас это бывает крайне, крайне редко. Потому что, действительно, все пребывают в какой-то любви... это музыка всех объединяет. И удивительно, что... что даже для меня странно — у нас нету почему-то вот этой вот конкуренции за соло. У нас же не все дети солируют. Из 100 детей мы отберём, там, ну, где-то 30 солистов, которые будут исполнять сольные номера. Но, при этом, мы всё равно стараемся детей, которые заслуживают каких-то... может быть, сольных... Мы можем разделить какую-то песню, мы можем какие-то дуэты придумать, трио и так далее. То есть, всегда всё равно придумаем, как задействовать. Но у нас я ни разу не видел такого, чтобы у нас были какие-то инциденты из-за сольной партии или из-за какой-то конкуренции между детьми. Такого не было никогда. Наоборот, все почему-то как-то друг другу помогают, и все чувствуют себя членами большой команды.

СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Николай Диденко — оперный певец, бас, солист мировых оперных сцен, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход», о которой мы сегодня и говорим. Николай — обладатель премии «Грэмми» 2017 года. А также здесь, в студии, Елена Федотова — директор фестиваля «Белый пароход», и партнёр фестиваля — Степан Строев. Степан, можно к Вам вопрос? Вы как видите перспективы фестиваля? Вы уже одну из них обозначили, когда сказали, что для музыкальной культуры это важное явление, потому что, ну, фактически, появляется заказ на музыку какого-то нового качества. Ну, не «два притопа, три прихлопа», да, я уже так...

С.Строев:

— Ну, скорей — привычного, традиционного качества. За новизной, в данном случае, как раз гонятся те, кто хочет... ну... заниматься тем, что нас всех, в общем-то, не устраивает. Вот той популярной музыкой, которая, в большинстве своём, сейчас звучит... из каждого утюга.

А.Митрофанова:

— Ну, которая, скажем так, примитивизирует мозги.

С.Строев:

— Вы знаете, что — вот, я бы, честно говоря, не называл бы... Вот — правда, я не хотел бы клеить ярлыки — там бывают тоже талантливые авторы, там бывают, действительно, интересные какие-то произведения, всё это бывает. Просто у них задача другая немножко. У них задача — создать нечто... ну, очередную Леди Гагу. Вот как развивается мировой шоу-бизнес, да? Всякий раз новый какой-то проект — он ставит своей целью... ну... ещё больше шокировать всех, нежели сделали предшественники. Это — принципиальное отличие от того, чем занимается Коля Диденко. Он-то, как раз, ставит на традиционные ценности музыкального характера, и человеческие в том числе. Если Вы говорите о перспективах... Я хочу сказать, что, конечно, вот этот проект — он может... ну, я надеюсь, что и сам стать, и стать таким «кейсом», как сейчас это принято говорит, неким примером того, как должна выглядеть альтернатива существующим каким-то конкурсам музыкальным, существующим фестивалям. Даже то, что здесь никто из участников не чувствует себя проигравшим, здесь нет слёз разочарования, здесь никого не выгоняют с очередного тура, здесь нет задачи оставить одного из, там, десятка, или из 30-ти, или из 50-ти. Все музыкальные конкурсы — ну, сейчас все они делаются, и это не секрет, это калькировано во всём мире — один и тот же «Голос» звучит. Разные страны, разные эксперты, но...

А.Митрофанова:

— Ну, это «франшиза» называется.

С.Строев:

— Да, да... Безусловно, это называется «франшиза», просто, наверное, большинству понятно это — ну, некая калька, существует некий шаблон. А Коля делает совершенно вопреки тенденциям общемировым, и, в то же время, в этом есть перспектива, мне кажется, и именно у нас. Учитывая огромность страны, учитывая то, что талантливых людей у нас значительно больше, нежели их могут вместить нынешние медиа — по крайней мере, в том виде, в котором они сейчас существуют. То есть, мне думается, что используя альтернативные, в том числе, и каналы донесения информации — интернет развивается сейчас очень активно, да? — создавая какие-то новые треки, создавая новые какие-то видео, создавая новые имена — это может стать большой такой музыкальной альтернативой существующему шоу-бизнесу.

Н.Диденко:

— Извините меня...

А.Митрофанова:

— Да, Николай.

С.Строев:

— Не согласны со мной, коллеги?

Н.Диденко:

— Нет, я, наоборот, хочу дополнить. Ещё, вот, действительно, уникально в том, что... Я считаю — уникально, потому что я тоже смотрел много проектов — и крупных телепроектов — и, действительно, многие пытаются давить на жалость, чтобы люди растрогались обязательно. Вот, скажем, перед тем, как ребёнок выходит, они обязательно расскажут, чем он болен или, там, как его бросили родители или что-то... Вот это то, чего у нас никогда не было и не будет. Если у нас ребёнок выходит, никто не узнает, чем он болен. Никогда. Если он выглядит... это самое... если это не видно внешне. И мы никогда в жизни не делали акцентов на этих болезнях. Наоборот, мы всегда стираем это. И стараемся, чтобы дети чувствовали себя абсолютно равноправными в этом коллективе...

Е.Федотова:

— Конкурентоспособными.

Н.Диденко:

— Да. И ни в коем случае... Нет, даже не о конкуренции речь идёт. Просто — абсолютно наравне общались. И в концерте это особенно... уделяется этому внимание — чтобы никто из публики... Чтобы ребёнка оценивали и хлопали ему не потому, что он в тяжёлой жизненной ситуации, а потому, что он хороший музыкант.

А.Митрофанова:

— Елена, у меня к Вам просьба. Напомните, пожалуйста, ещё раз — когда будет проходить фестиваль в августе этого года, какие даты, когда будет финальный гала-концерт в Международном Доме Музыки и где искать информацию о «Белом пароходе»?

Е.Федотова:

— Итак, фестиваль наш в этом году проходит с 10 августа по 31 августа. Финальный гала-концерт состоится...

А.Митрофанова:

— Где он будет проходить?

Е.Федотова:

— Он будет проходить на базе школы-интерната имени...

С.Строев:

— Если точнее сказать, всё-таки это подготовка к фестивалю. То есть, это 3 недели «Белого парохода», которые в этом году будут не на пароходе, а на земле.

Е.Федотова:

— Вместо того, чтобы... Ну, в связи с некими финансовыми ограничениями, фестиваль в этом году проходит в таком, стационарном, формате, в таком, лагерном немножко, режиме. Но — куда будут приезжать различные деятели культуры и искусства, и у ребят будут большие вечерние программы, очень интересные.

С.Строев:

— Но это не для зрителя.

Е.Федотова:

— Это не для зрителя.

С.Строев:

— Это именно для детей, для артистов, для журналистов...

А.Митрофанова:

— А для нас, для зрителей?

С.Строев:

— Конечно, конечно! А для зрителей — 30 августа.

Е.Федотова:

— А для зрителей — конечно, всех зрителей приглашаем 30 августа в Московский Международный Дом Музыки, в Театральный зал. Концерт состоится в 19 часов. Я хотела бы рассказать вам ещё вот такую историю. У нас фестиваль в этом году немножко расширился. И вместе с музыкально одарёнными детьми к нам едет совершенно чудесная девочка — юная художница. Ей 16 лет. Девочка является инвалидом по зрению, у неё видит только один глаз, но это ей совершенно никак не мешает создавать просто уникальные картины — шедевры. Она уже достаточно знаменитая художница, и за плечами её уже десяток персональных выставок в Хабаровске и Китае.

А.Митрофанова:

— Сильно.

Е.Федотова:

— Сильно, да. И её талант уже признан именитыми художниками России, она — обладательница премии «Филантроп», которую ей вручили Зураб Церетели и Никас Сафронов — за выдающиеся достижения в области культуры и искусства. Вот как. И выставка этой девочки состоится в Центральном Доме Художника с 15 по 27 августа. Куда мы, конечно, приглашаем радиослушателей.

С.Строев:

— Я просто хотел бы ещё вот о Диане Слипецкой сказать несколько слов — это, действительно, настоящее чудо. Когда ты смотришь на эти картины, на эти работы, во-первых, ты представляешь себе абсолютно зрелого художника, у которого уже свой стиль, своя какая-то философия, своё видение мира. И, когда тебе говорят, что вот этот художник смотрит на мир всего лишь одним глазом, и то — в 5 раз хуже он видит, чем это должен делать человек здоровый, ты понимаешь, что... ну... у Бога возможно всё! И, опять же, нужно отметить, что к этому имеет отношение вот — Диденко. Вот это то самое чудо, которое происходит у тебя на глазах, и...

А.Митрофанова:

— Николай так скромно сидит и слушает похвалы в свой адрес...

Н.Диденко:

— Да Вы знаете, я... нет, я...

С.Строев:

— Это не совсем похвалы. Не-не-не! Это, на самом деле... Может быть, это, наоборот, должно его стимулировать ещё, так сказать, более ответственно относиться к тому, чем он уже занялся. То есть, уже, действительно, 12 лет прошло, но, как бы, сложности не уменьшаются ведь — да, Коль?

Н.Диденко:

— Да нет, конечно...

С.Строев:

— Сложности — увеличиваются.

Н.Диденко:

— Да, да...

С.Строев:

— Вот. И поэтому их нужно преодолевать будет. То есть, легко не будет! Никто не обещал.

А.Митрофанова:

— Я Вам желаю удачи.

Е.Федотова:

— А можно ещё... момент такой озвучить? Просто на протяжении всех этих 12-ти лет, ещё многие, многие люди участвовали в этом проекте и занимались, вот, организацией и реализацией целей и задач. В том числе таким существенным звеном выступает Хабаровский фонд «Счастливое детство», благодаря которому много чего хорошего смог этот фестиваль реализовать.

А.Митрофанова:

— Спасибо им большое. И спасибо вам, дорогие гости, за то, что вы нам рассказали про это явление. Я надеюсь, что у вас будет великолепный гала-концерт 30 августа, в 7 часов вечера, в Театральном зале Международного Дома Музыки. И что у вас будут благодарные зрители, которые будут, в том числе, и из наших слушателей и...

С.Строев:

— ... и из Ваших коллег, обязательно, тоже.

А.Митрофанова:

— ... и из наших коллег. И, Николай, мне бы очень хотелось, чтобы Ваш фестиваль действительно стал всероссийским явлением. Чтобы Вы как-то вот охватили не только Хабаровский край, но и все регионы. Дай Бог Вам сил! Давайте мы, напоследок, послушаем что-нибудь ещё из вашего репертуара богатого. Какую композицию Вы порекомендуете?

Н.Диденко:

— Вы знаете, мы сейчас услышим композицию Раймонда Паулса «Радуйся!» Это произведение, которым мы заканчивали наш замечательный концерт на Приморской сцене Мариинского театра в этом году. Вот. И хочу сказать спасибо всем огромное. Спасибо радиослушателям, мы очень вас ждём на нашем концерте. И очень надеюсь, что в эти последние летние дни вы всё-таки выберетесь, и я вас уверяю, что все люди, которые побывали на этом концерте у нас, выходят под огромным впечатлением и потом живут недели, отходя от этого впечатления.

А.Митрофанова:

— Николай Диденко — оперный певец, бас, обладатель премии «Грэмми» 2017 года, педагог, меценат, художественный руководитель благотворительной программы «Белый пароход», Елена Федотова — директор фестиваля «Белый пароход» и партнёр этого фестиваля Степан Строев сегодня были гостями программы «Светлый вечер» на радио «Вера». Я, Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. И слушаем мы композицию, которая называется «Радуйся!» Воспитанники Николая Диденко исполняют.

С.Строев:

— Всего доброго!

А.Митрофанова:

— До свидания!

Н.Диденко:

— До свидания. Всего доброго!

Е.Федотова:

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Во что мы верим
Во что мы верим

Также рекомендуем