"Татьянин день". Светлый вечер с протоиереем Игорем Фоминым (эф. 25.01.2016)

Светлый вечер - прот. Игорь Фомин (эф. 25.01.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Игорь Фомин (эф. 25.01.2016) - Часть 2
Поделиться

прот. Игорь Фомин 5Сегодня у нас в гостях был настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин.
В день памяти мчц. Татьяны мы говорили о том, почему эта святая считается покровительницей студентов, а также о том, зачем при ВУЗах открываются храмы, и насколько молодые люди интересуются христианством.
_____________________________________________________________

А. Пичугин

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Друзья, здравствуйте. Здесь в этой студии Алла Митрофанова, Алексей Пичугин. В гостях у нас сегодня протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при МГИМО. Здравствуйте, отец Игорь.

Прот. Игорь Фомин

— Здравствуйте.

А. Митрофанова

— Еще один университетский храм появился на карте Москвы. Это очень радостно.

А. Пичугин

— Он давно существует.

А. Митрофанова

— Давно существует. Приход при МГУ, Татьянинский храм, он более известен, старше, он появился еще в 90-е годы. На этом фоне храм в МГИМО, он такой еще молодой.

А. Пичугин

— Университетский храм появился еще до революции, задолго до революции.

А. Митрофанова

— Середина XVIII века.

А. Пичугин

— Я-то тебя поправляю, поправляю. После освящения храма мы встречались с отцом Игорем в этой студии?

А. Митрофанова

— Нет еще.

А. Пичугин

— Можно, наверное, отца Игоря поздравить с тем, что храм Александра Невского, святого благоверного князя Александра Невского освятили.

Прот. Игорь Фомин

— Да, свершилось малое освящение на день памяти святителя Николая. Много у нас связано со святителем Николаем. И это освящение было именно местное, в местный праздник того района, где мы живем. До революции был построен храм святителя Николая, был освящен, во время войны его разрушили, окончательно его снесли перед Олимпиадой 80.

А. Митрофанова

— Потому что там рядом Олимпийская деревня строилась.

А. Пичугин

— Да-да.

А. Митрофанова

— И ни к лицу было советскому правительству демонстрировать обломок…

А. Пичугин

— Обломок и пережиток.

А. Митрофанова

— Хорошо, что сейчас все восстанавливается. Я этому очень рада. Хотя не раз, отец Игорь, вам приходилось отвечать на вопросы — ну зачем, ну здесь-то зачем, ну ладно при МГУ, там исторический эпизод существенный, граф Шувалов, далее со всеми остановками. Но зачем при МГИМО-то храм? Я, например, постоянно эти вопросы слышу.

Прот. Игорь Фомин

— Да, действительно постоянно приходится на эти вопросы отвечать. Храм при МГИМО…

А. Митрофанова

— Светский вуз, ну куда ж вы лезете?

Прот. Игорь Фомин

— Да. А можно даже по-другому сказать — храм для МГИМО. Храм для МГИМО необходим. Мы видим обостряющуюся политическую обстановку в мире вокруг нашей страны, как ни МГИМО, которое выпускает тех, кто будет защищать и показывать, что такое Россия, кто такие русские люди, естественно, без Православия, мне кажется, это не понять. Я думаю, что даже и в МГИМО изучение языка, изучение той или иной страны, оно не может проходить без каких-то особенностей культуры той страны. А любая культура завязана на вере, она завязана на религии. А русского человека не понять, не измерить, что там с ним еще не сделать, без Православия невозможно.

А. Митрофанова

— Как хорошо вы говорите, отец Игорь, но есть реальность. Я вам сейчас в двух словах попытаюсь пересказать. Я же там преподаю в этом вузе, вы знаете. И со своими студентами занимаюсь русской литературой. И, помню, когда зашел разговор о Толстом, я объясняла им этот феномен толстовства, о котором они ничего не знали. Так бывает. Это последствия ЕГЭ, много чего еще. Они не знают, что такое толстовство. И я им объясняю. Реплика с последней парты, девочка: «А правильно он все сделал, я согласна с Толстым. Потому что задолбала уже эта Церковь, она лезет везде, куда ни глянь — везде эта Церковь, задолбала со своей пропагандой, не хочу я ничего, прав был Толстой, я с ним согласна, Евангелие надо отредактировать, Церковь куда подальше отправить, пусть она не лезет в мою жизнь».

Отец Игорь, я бы не беспокоилась, если бы это был взрослый, сформировавшийся человек, который транслирует свою собственную позицию, потому что это было бы его взвешенным, выношенным решением. Но это говорит 17 или 16-летний ребенок, который транслирует те вещи, которые он впитывает из окружающей среды. Меня это очень беспокоит.

Прот. Игорь Фомин

— А меня беспокоит другое. Если это транслирует взрослый человек, который уже сформировал свое мышление, пришел к такому выводу и теперь ничем не вытравить из его головы.

А. Митрофанова

— Это его сознательное решение.

Прот. Игорь Фомин

— Это его сознательное решение, ошибочное сознательное решение и это действительно страшно. Но когда говорит студент, я так понимаю, что Алла Сергеевна, вы преподаете все-таки у первого курса…

А. Митрофанова

— Конечно. Традиционно.

Прот. Игорь Фомин

— Приходит со своими мыслями в эту студенческую среду и говорит, кто его задолбал, кто не задолбал, замечательно, это открыто, это честно, это приятно слышать, что человек может спокойно говорить о своих убеждениях. Но теперь хорошо бы с ним пообщаться в конце, не только вашего учебного курса, но и в конце, когда он получает диплом. Что у него изменилось, что у него преобразовалось. И я очень рад, что учебное заведение учит, не констатирует, что к нам пришли 25 идиотов и 25 идиотов мы выпустили, к нам пришло 50 гениев и 50 гениев мы выпустили. А что к нам пришло 25 зеленых, 50 гениев, а выпустили мы 75 абсолютных гениев. И это ваша задача.

А. Пичугин

— Не могу не вспомнить Уинстона, брата нашего, Черчилля, который говорил, что плох тот человек, извините за банальную его цитату, которая очень расхожа: «Плох тот человек, который до 30 не был социалистом, но гораздо хуже тот, кто после 30 им остался». Здесь вполне можно применить к твоем примеру.

А. Митрофанова

— Хорошо, если так.

А. Пичугин

— Зато она, может быть, не плывет по течению.

А. Митрофанова

— По-моему, она как раз плывет по течению. Хуже всего, что она закрыла для себя тему.

Прот. Игорь Фомин

— Нет, она не закрыла. В 16 лет ничего не закрывается. Она пришла из той среды, в которой воспитывалась, в этой среде, может быть, не задумывались ни о Боге, а если задумывались, может быть, приняли какое-то рациональное решение. С Богом же сложнее, труднее жить. И вообще Господь всегда говорит только о труде. Посмотрите, я сейчас немного отвлекусь от тему, но очень интересный пример приведу. Рассматривался вопрос по поводу социализации бомжей. И какие были жаркие споры. Знаете о чем? Не о том, чтобы им документы делать, как их делать и тому подобное. А могут ли они трудиться или не могут?

А. Митрофанова

— О, это, кстати, очень правильно.

Прот. Игорь Фомин

— Да. И очень много либералов, которые говорят: «Ни в коем случае они не должны трудиться, их нельзя социализировать, они должны прийти в себя и тому подобное…»

А. Митрофанова

— Почему?

Прот. Игорь Фомин

— Я не знаю их аргументации. А на самом деле только труд из человека делает Бога. Только труд делает человека человеком. Если взять по-мирски сказать. Ни лежание на диване, ни на печи, нигде…

А. Митрофанова

— А как труд делает из человека Бога?

Прот. Игорь Фомин

— Мы когда открываем с вами Библию, мы на первых страницах читаем о сотворении мира, о сотворении человека, рая. Господь насаждает человека в раю и дает самую первую заповедь: возделывай. То есть трудись. И именно этот труд приводит человека к богоподобию, он его обоживает. Приходит лукавый и предлагает совсем другое: «Съешь таблетку и сразу выучишь английский, съешь яблочко — не надо трудиться, ты сразу похудеешь, съешь таблетку, и ты сразу можешь стать олимпийским чемпионом, взойти на Олимп, стать, как боги». Наверное, это даже смешно звучит и выглядит.

А. Митрофанова

— Очень соблазнительно на самом деле. Таблеточку-то всем такую хочется.

Прот. Игорь Фомин

— Надо попробовать, да? Мы не уверены в этом, но давайте попробуем. Да. Человечество уже это попробовало, Ева попробовала, Адам попробовал, результат мы видим плачевный, отказ от заповеди Божией, отказ от труда. Так что только труд делает из человека человеком.

А. Пичугин

— И тут мы подходим к магистральной теме нашей программы, когда труд делает из человека человеком…

А. Митрофанова

— Мне больше нравится формулировка, что труд делает из человека Бога, она более интригует.

Прот. Игорь Фомин

— Давайте, да, упор на это сделаем.

А. Пичугин

— Сегодня 25 января на календаре, Татьянин день, а если смотреть на это с церковной перспективы, день святой мученицы Татьяны Римской. И сегодня же в 1755 году, то бишь 361 год назад императрица Елизавета Петровна подписала указ об учреждении Московского университета. И тема нашей программы посвящена Татьяниному дню и дню рождения Аллы Сергеевны, я не знаю, здравствуйте, Алла Сергеевна еще раз, поздравляю с днем рождения.

А. Митрофанова

— Спасибо.

Прот. Игорь Фомин

— Да, это событие 361 год, это все-таки глобальное и масштабное событие.

А. Митрофанова

— Это не мой день рождения был 361 год назад…

Прот. Игорь Фомин

— …во всей стране, а у нас есть студийная дата — день рождения Аллы Сергеевны. Многая и благая лета, Алла Сергеевна.

А. Пичугин

— Да, дай Бог тебе всего самого хорошего.

А. Митрофанова

— Спасибо, дорогие. Давайте к мученице Татьяне теперь обратимся. Очень хочется понять, потому что мы о ней знаем не так много. Но студенткой она точно не была. Хотя бы потому, что в то время университетов в нашем нынешнем понимании не было. Образование выглядело абсолютно иначе. И для женщин эта тема была закрыта. Женщины по-другому жили, по-другому образовывались, по-своему. Мученица Татьяна не была студенткой, она при этом покровительница студентов. Не знаю, все ли в курсе этой истории. Почему именно она? Почему ни какая-нибудь выдающаяся, продвинутая деятельница эпохи Просвещения или XIX века? XIX век, в тот момент Университет был уже основан, но эпоха Просвещения… Почему не оттуда взять какой-нибудь прекрасный идеал, почему именно мученица Татьяна?

Прот. Игорь Фомин

— Наша страна жила по церковному календарю. Я не только имею в виду юлианский календарь, я имею в виду по святцам. Если почитать письма людей церковных того времени, дореволюционного, да и того времени послереволюционного, письма старцев, то мы можем увидеть подпись и день — Пасха Христова, такой-то год, день трех святителей, такой-то год и тому подобное. Университет был основан в день мученицы Татьяны. И этот день, вы абсолютно правы, что мученица Татьяна совершенно не имеет к образованию никакого отношения, в этот день был подписан указ о создании Университета и Татьянин день прочно вошел в умы и жизнь нашего студенчества и всего народа.

А. Митрофанова

— Тут еще надо добавить, что маму графа Шувалова звали Татьяна, и он хотел ей сделать приятное, именно в этот день подсунул бумаги Елизавете.

А. Пичугин

— «Итак, она звалась Татьяной…»

Прот. Игорь Фомин

— Вторая версия. Это тоже такая красивая легенда…

А. Митрофанова

— Легенда?

Прот. Игорь Фомин

— Я думаю, что да. На самом деле, не знаем истинных причин, почему именно в этот день.

А. Митрофанова

— Хорошо. Ну пусть. Зато красивая легенда.

А. Пичугин

— Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО сегодня у нас в гостях.

И говорим про мученицу Татьяну, Татьянин день, главный студенческий праздник, как все это взаимосвязано. Обсуждаем с отцом Игорем, с Аллой Сергеевной.

А. Митрофанова

— А у вас что было сегодня в храме?

Прот. Игорь Фомин

— Служба, естественно. Это, правда, еще учебный день для студенчества.

А. Митрофанова

— Обычно сдают экзамены.

Прот. Игорь Фомин

— Да, кто-то сдает экзамены, хвосты, наверное, кто-то подчищает…

А. Митрофанова

— Хвосты на февраль.

Прот. Игорь Фомин

— В храме много людей, много народу, отрадно смотреть, что приходят из года в год студенты и благодарят Бога за сессию. Благодарственные молебны заказывают…

А. Митрофанова

— Серьезно?

Прот. Игорь Фомин

— Причем, знаете, не так этого много, но все увеличивается. Народ такой. Церковное сознание. Так что не забудьте, дорогие студенты, если вы хорошо сдали сессию, зайти поблагодарить Бога.

А. Митрофанова

— А если не хорошо сдали?

Прот. Игорь Фомин

— Тогда попросить благословения, прибавления ума и красоты и разумности ответа…

А. Митрофанова

— Ах.

Прот. Игорь Фомин

— Для преподавателя это же тоже важно, чтобы красивый был ответ.

А. Митрофанова

— Это очень важно. Я вообще всякий раз говорю, что мы же всем вам хотим поставить пятерки, пожалуйста, дайте нам такую возможность, ответьте так, чтобы это было хорошо, красиво, ярко, как выстрел крейсера «Аврора». Не все ответы такими получаются, и я за это очень переживаю. У меня рука не поднимается ставить какие-то отрицательные оценки, я не умею этого делать.

Прот. Игорь Фомин

— Вы сейчас сказали, наверное, основополагающую мотивацию перед сдачей экзаменов, зачетов, тому подобного. Кто нас слушает из преподавательского состава, просто всегда говорите: «Мы хотим вам поставить пятерки, дорогие мои студенты, школьники». И я прямо сейчас сижу, слушаю, я не студент, к сожалению Аллы Сергеевны, прям хочется что-то выучить и ответить.

А. Митрофанова

— Да? А я как раз думала: «А вдруг это как-то не педагогично?»

А. Пичугин

— У вас есть, отец Игорь, больше 40 минут, 40 минут, чтобы ответить… (Смеются.)

А. Митрофанова

— Тот случай с девочкой, который меня беспокоит, мы же начинаем с ними как-то копать, выясняется, что она не читала Евангелие, она не знает, что там Толстой редактировал, она Толстого-то не особо читала, она читала в тех объемах, чтобы где-то что-то в школе проскочить. И эти вещи меня тоже беспокоят. То есть они сидят с огромными глазами, разинутыми ртами, они все слушают, им все надо, но они не в состоянии очень многих вещей воспринять в силу того, что у них базы нет.

Прот. Игорь Фомин

— Я хотел бы подчеркнуть, если эту девочку брать, наоборот, эта девочка — очень хороший материал, для того чтобы её чему-то научить. Она открытый материал, она человек, который реагирует на какие-то фразы, она слышит вас, она переживает. Это же не так просто. Вспомните себя в студенческие годы, вдруг какую-то выдать реплику преподавателю. Это мы сейчас смотрим на молодежь и говорим: «Какая наглая стала! Начинает разговаривать…» Мы же не знаем, что у них происходит в душе.

А. Митрофанова

— Я, наоборот, жду не дождусь, когда они начнут разговаривать.

Прот. Игорь Фомин

— Вот видите. Значит, не наглая молодежь, значит, хорошая.

А. Митрофанова

— Все правильно, да?

А. Пичугин

— Я знаю, может быть, это более вопиющий пример, нежели тот, который ты привела. Когда студенты филологического отделения русской филологии филологического факультета одного из крупнейших гуманитарных вузов страны, да чего там — РГГУ, не знают, что такое Евангелие, ну слышали, что такое есть, но никогда в руках не держали, не представляют, о чем там написано. Это студенты отделения русской филологии.

А. Митрофанова

— Можно было бы говорить, что это им необязательно, это же личное дело каждого, все, что касается религии, сбросьте со счетов. Но с точки зрения какого-то минимального набора знания…

Прот. Игорь Фомин

— Тут я хотел бы с вами поспорить, это не дело лично каждого. Если человек заканчивает филологический факультет, он должен быть профессионалом, и самую популярную книгу в мире, он должен прочитать.

А. Пичугин

— Об этом и говорим. Классическая советская профессура филологическая, для тех людей, для которых Евангелие, Библия была профильной книгой, они вообще Священное Писание знают гораздо лучше, чем христиане, чем даже некоторые священнослужители, наверное. Потому что они её настолько пристально изучали, настолько хорошо её знают, порой, может быть, не задумываясь о сакральной составляющей, но сам текст, саму текстологию и контекст эпохи, и Нового Завета, и Ветхого Завета, для них это было абсолютно…

А. Митрофанова

— Потому что иначе, как понимать те сюжеты, которые возникают постоянно в мировой культуре, и в западной, и в российской, в том числе.

Прот. Игорь Фомин

— Да просто процессы в твоей душе, внутренние процессы в твоей душе, ты без Библии не поймешь, ты запутаешься.

А. Митрофанова

— А сколько там сказано про любовь…

Прот. Игорь Фомин

— Там сказано абсолютно про все, про положительные стороны человечества, про отрицательные. И студенчество просто обязано знать и изучать Библию. Оно обязано её в каком-то первоначальном виде воспринимать…

А. Митрофанова

— Не в кратком содержании вы имеете в виду?

Прот. Игорь Фомин

— Да. Естественно. Не в кратком содержании, не как критика из Интернета, критическая статья или разбор отдельного текста. Поэтому задача вузов — дать разностороннее образование.

А. Пичугин

— Мы говорим, скорее, о гуманитарном образовании. Для студента физтеха, если у него нет личных позывов, нет какого-то религиозного стремления, ему, может быть, профильно это и не обязательно.

Прот. Игорь Фомин

— А я считаю, обязательно. Потому что Библия, Священное Писание, оно изменяет человека, оно настраивает его на такой нравственный подход, настраивает человека заглянуть внутрь, тот человек, который в будущем будет что-либо проектировать, что-либо создавать, какую-нибудь очередную бомбу или еще что-то такое, какие-нибудь новые, научно-технические достижения… Он должен просто знать, как это будет использоваться и куда это, в общем-то, пойдет. Может быть, свои знания надо как-то и придержать, может, какие-то свои знания надо направить в другое русло. И как ни странно, в этом поможет именно Библия, именно Евангелие.

А. Митрофанова

— А как это может помочь? Как Священное Писание может помочь в этом смысле?

Прот. Игорь Фомин

— Священное Писание обращает взор человека не только на себя, скажем так, в первую очередь не на себя, а на Бога через твоего ближнего.

Священное Писание всё пронизано духом именно в такой связке: чтобы послужить Богу, надо послужить ближнему, чтобы быть с Богом, надо быть рядом с ближним. Священное Писание только об этом и говорит. Как быть с ближним? Только так, как был Христос — жертвуя собой. Опять идет забота о ближнем. То есть, все Священное Писание проникнуто любовью. Но не таким абстрактным словом, которое сейчас, можно выйти на улицу, спросить: «Что такое любовь?» И мы не услышим настоящего ответа. А в Священном Писании мы прочтем, что такое любовь, что такое гнев, что раздражение и что такое благодарность. Как это проявляется? С чем можно бороться, что можно привить к себе? Я считаю, что абсолютно для всех Священное Писание необходимо. Да, человек потом может не связать свою жизнь с религией, он может не ходить в церковь, может быть, и большинство не будет ходить в церковь. Но знать об этой книге он должен.

А. Митрофанова

— А про любовь можно вас спросить, отец Игорь? Что там сказано в Священном…

Прот. Игорь Фомин

— В контексте студенчества?

А. Митрофанова

— (Смеется.) Или так. Кстати говоря, студенты, тема, на которую они реагируют моментально, они же устают тоже, иногда приходишь на пару, они делают язык или готовятся к экономике, еще что-нибудь такое. Литература. И я заметила, что они моментально включаются, когда мы начинаем с ними о любви говорить. Моментально. Я помню тот момент, когда я им сказала: «А как вы считаете, что объединяет всех людей? Нет человека, которого бы не коснулась одна тема. Как вы думаете какая?» Они сидят, пока они соображают, кто-то пытается отвечать. А универсальный ответ тот, что это тема как раз любви, что всякий человек как раз хочет любить и быть любимым. Это моментальное включение всех студентов сразу. Они сразу подключаются к разговору. Уж не знаю, в каком контексте… Мы с ними говорим на примерах из русской литературы, прежде всего, ну или западной культуры, может быть, иногда. А из личной жизни пусть они говорят между собой, я в эту тему не внедряюсь. Но вместе с тем, если мы говорим о Священном Писании, там же есть определение, что Бог есть Любовь. Это красивая фраза, но что за ней стоит? Если на пальцах пытаться объяснить?

Прот. Игорь Фомин

— Это просто сделать, когда ты открываешь страницы Евангелия. Когда ты с первых страниц, мы начинаем читать о том, что Господь приходит в мир, вочеловечивается, принимает естество человеческое, становится подобен человеку во всем, кроме греха. И для чего он это делает? Он делает ради того, чтобы человек имел возможность войти обратно в радость Божию. Человек творится Богом для сорадования. Сорадоваться можно только с подобным себе. И Господь заранее творит того, кто может стать подобным ему. То есть Богу, совершенному, абсолютному Существу. Это опять же достигается только трудом, как мы говорили. Ребенок рождается и начинает кряхтеть, пытаться ползти куда-то, начинает ходить, говорить. Над ним все смеются, но он все равно старается, пыжится, тому подобное. Потом он уже пошел, хорошо заговорил, прекрасно, вышел в люди, точно также человек может стать Богом и должен стать Богом. На страницах Евангелия это раскрывается, как человек становится Богом. Что такое любовь? Именно на страницах Евангелия мы прочитаем, что любовь трехсоставна: она состоит из радости, благодарности и жертвенности.

Мы именно на страницах Евангелия прочитаем о радости, что такое радость, чем она отличается от веселости, от того, что ты провел какое-то время перед телевизором, смотря КВН, ты повеселился — хорошо, прекрасно, замечательно, убил время, отдохнул, мозги твои отключились, ты весело провел время. Или с любимой книжкой в руках. Предосудительно? Ни в коем случае. Не предосудительно. Но радость это немного другое. Радость — это когда тебе и вечером хорошо, и днем хорошо, и утром хорошо. Когда ты начинаешь замечать ближнего человека, любого, причем, не только того, кто тебе место в автобусе уступил, но и того, кто на ногу наступил, можешь его оправдать. Мы можем быть благодарными, и опять об этом говорит Евангелие. Не только тем, кому дали 100 рублей, ты вдруг стал вежливым, интеллигентным, благодарным. А если опять на ногу наступили, где же твоя интеллигенция, если уж мы говорим светским языком. Что такое жертвенность, мы опять там можем прочитать. И нам укажут примеры этой жертвенности, начиная от родителей, заканчивая ближним, который готов пожертвовать своим ради неизвестно чего, кого. То есть Евангелие четко говорит о любви. И итог. И итог этой любви — крест, мы не будем останавливаться, как приснопоминаемый Лев Николаевич Толстой, на распятии заканчивается Евангелие от Льва Николаевича Толстого. А пойдем дальше. Итог любви — Крест и Воскресение, и сорадование с Богом.

А. Пичугин

— Протоиерей Игорь Фомин сегодня на радио «Вера» в программе «Светлый вечер».

А. Митрофанова

— Еще раз добрый вечер, дорогие слушатели. Мы сегодня в Татьянин день говорим о любви и о святой мученице Татьяне.

А. Пичугин

— А я о студентах хотел спросить хотя бы два слова. Представьте себе, вы говорите, что очень много студентов, по крайней мере, вы говорите, стало больше, которые приходят, заказывают благодарственный молебен за хорошо сданную сессию, которые благодарят Бога или, наоборот, просят помощи в сдаче сессии. А насколько это можно назвать христианством как таковым? Если вы не знаете о других аспектах духовной жизни этого человека, вот благодарственный молебен за сданную сессию, это не проявление язычества? Вот пришел студент в храм, заказал молебен, потом поехал на станцию метро «Площадь революции», погладил нос собаке. Потом еще, я не знаю, какие есть у студентов ритуалы…

А. Митрофанова

— Зачеткой помахал в открытую форточку. Совершил акт вандализма над теми лекциями, по которым уже сданы экзамены…

А. Пичугин

— Что-то такое. Это не может стоять в одном ряду с такими проявлениями?

Прот. Игорь Фомин

— Если я не знаю о человеке ничего, это не может являться свидетельством того, что он язычник. Я не могу его судить. Человек пришел, заказал благодарственный молебен, значит, что-то у него в душе есть. И я знаю о тех студентах, которые приходят из МГИМО, может быть, не о всех, но о большинстве, не о большинстве, а какой-то костяк, что это не только благодарственный молебен, это не только исповедь, Причастие, это не только ежедневные молитвы, это еще и множество из этого вытекающего состояния души. Это и детские дома, и помощь многодетным семьям, это активное участие в жизни другого человека. Причем именно с положительной точки зрения. Кто-то привозит детей из Свердловска, вот сейчас на Рождественские чтения, сейчас уже выпускник МГИМО, но все равно он им остался, привозит из глубинки детский театр. В деревне батюшка обратил внимание, что детьми не занимаются, подростками не занимаются, и создал детский театр, провинциальный такой, настоящий театр, замечательные патриотические вещи ставят. Понимаете, какие-то такие вещи все равно есть у человека. Просто потому что прихожане… Знаете, я 16 лет прослужил на Красной площади, и там больше захожан, чем прихожан. Если захожанин заходит ставить свечку и пишет благодарственный молебен, я не могу сразу поставить на нем клеймо, что он язычник.

А. Пичугин

— А вы знаете, я немного, наверное, неправильно выразился. Я скорее о том, что не может ли действительно… я не про конкретного человека, вы так сразу стали защищать их…

А. Митрофанова

— И правильно.

А. Пичугин

— Наверное, правильно, да. Но. Не может ли это просто быть в одном ряду с какими-то проявлениями языческой, скорее всего, психологии.

Прот. Игорь Фомин

— Пусть это даже будет в одном ряду с проявлением языческой психологии. Но тогда здесь как апостол Павел можно воскликнуть: «О, дорогие мои, я вижу, вы очень набожный народ и чтите разных богов, я видел жертвенник невидимому Богу, именно этого неведомого Бога я вам и проповедаю». То есть если у человека есть уважение к носу собаки, причем такому затертому, из меди или из чего там, в то же время он уважает Тору, Коран и Библию, значит, с ним можно о чем-то говорить, значит, он как-то настроен на что-то. Это как в молитве, очень часто можно услышать то выражение, что молиться надо только за тех, кто ходит в храм, причащается, исповедуется, регулярно, не реже одного раза в месяц. А я всегда спрашиваю: «А зачем? Зачем за таких молиться?» Они не представляют интерес для миссионерского восприятия.

А. Митрофанова

— В том смысле, что у них и так все хорошо.

Прот. Игорь Фомин

— Они уже стоят на правильном пути, они уже идут. И Господь там будет управлять. И чего мы будем подталкивать Бога: «Давай его быстрее воцерковляй, призывай его быстрее в Царствие Небесное?» Да ничего подобного. Нет, конечно. Он идет, и Господь о нем промышляет. А у нас интерес именно в тех людях, в тех студентах, которые пока что еще не знают истинного Бога, которые, скажем так, отвернулись, именно о них надо молиться, именно их надо поминать, именно к ним надо идти с какой-нибудь конфетой, я не знаю, на хромой козе какой-то подъезжать, как говорят. Поэтому я не вижу здесь ничего плохого.

А. Пичугин

— А много у вас вообще прихожан из числа студентов?

Прот. Игорь Фомин

— Я не могу сказать так в количестве, но я считаю, что достаточное. Вуз, не только МГИМО, МГУ, РГГУ, любой вуз — это модель маленького государства в стране. И если мы говорим, что у нас в стране 80 % исповедуют себя православными, то, наверное, в вузе то же самое. Если мы говорим, что у нас в стране 10 процентов активных…

А. Пичугин

— Меньше-меньше.

Прот. Игорь Фомин

— Я последнее совсем недавно читал, 10 процентов, которые посещают храм, был опрос совсем недавно опубликованный, причем очень большая была выборка, не стандартные 1800 человек, а очень большая выборка. Причем определяли, какой город является самым православным, 10 самых православных городов выбрали, 10 самых мусульманских.

А. Митрофанова

— И кто там в топе?

А. Пичугин

— Москва, я думаю.

Прот. Игорь Фомин

— Москва на первом месте в христианстве, она относится и к мусульманской стороне, она и в том, и в другом списке находится. Интересная выборка. И там сказано, что 10 процентов — это активные христиане у нас в стране. Я думаю, именно точно так же у нас именно 10 процентов активных христиан в МГИМО, МГУ, другом каком-нибудь вузе.

А. Митрофанова

— А встречаетесь вы со студентами?

Прот. Игорь Фомин

— Да.

А. Митрофанова

— Приглашают вас на встречи именно туда в стены института?

Прот. Игорь Фомин

— Да. Ежемесячно встречаемся мы со студентами, поднимаем темы. Причем это довольно продолжительное время, не только я встречаюсь со студентами, еженедельно есть лекции и по истории христианства, если не ошибаюсь, Валентин Печатнов проводит. Очень интересные лекции. Там много разных мероприятий. Я там бываю раз в месяц регулярно. Мы сначала хотели курс таких лекций делать, задать тему на целый год, разных подтемах говорить, освещать, но я потом понял, что это отчасти неправильно, хоть и систематично. На каждую встречу студенты сами задают темы.

А. Митрофанова

— А какие это, например, темы?

Прот. Игорь Фомин

— Абсолютно разные. Начиная от любви, извечной темы, я не хочу сказать, что она забитая, она очень животрепещущая тема, я думаю, сколько я буду ходить в МГИМО, столько лет мы об этой теме и будем говорить не один раз. И заканчивая сектантскими вопросами. Последний раз мы встречались 25 декабря, и тема была задана не мною, а именно студентами, причем вопрошающими студентами, которые со мной не согласны по многим вопросам, о вочеловечивании Христа. Как Бог мог вочеловечиться.

А. Митрофанова

— Класс.

А. Пичугин

— Я тем временем нашел статистику по городам, о которой говорит отец Игорь. Я угадал про ислам, действительно Махачкала и Грозный на первом месте, это логично. А по Православию, кстати, не угадал — Москва не первая. Первый — Липецк, потом Курск, Саранск, дальше — Москва и Белгород. И в этих городах доля жителей, интересующихся Православием, превышает 88 процентов.

А. Митрофанова

— Интересно, действительно интересно.

Отец Игорь, если к студентам вернуться, темы они сами определяют, выбирают?

Прот. Игорь Фомин

— Да.

А. Митрофанова

— Они сами обращаются к вам с вопросом, а как понять, что Бог стал человеком. Мне кажется, что для того, чтобы такой вопрос созрел в голове нужно все-таки какой-то бэкграунд иметь. Это значит, что все не так плохо, как мы привыкли себе рисовать. Это значит, что там какие-то серьезные мыслительные процессы проистекают. И Слава Богу, что есть к кому обратиться и все эти вопросы задать.

Прот. Игорь Фомин

— Слава Богу, что мы все не похожи друг на друга. Это как в большой многодетной семье, такое впечатление, что все дети разные. И точно так же и здесь: кто-то быстро воспринимает, кто-то медленно. Кому-то это интересно, кому-то не интересно, все равно, так или иначе, каждый соприкасается, как в семье — мы соприкасаемся друг с другом на кухне где-то, собираемся за одним столом. Точно так же и здесь, информационное поле нас собирает на кухне за таким столом, где все равно вопросы встают. И Слава Богу, что есть возможность получить ответы, не только через Интернет, но и вживую, вживую лучше общаться, вживую лучше воспринимается.

А. Митрофанова

— Мне безумно жаль, честно говоря, что сейчас в МГИМО нет спецкурса по истории мировых религий, который читал профессор Андрей Борисович Зубов. Это феномен был. На протяжении лет 10 пятница пятая пара… Понимаете, пятница, пятая пара, это когда все уже о чем угодно могут думать, но только не о занятиях. Так вот к нему в большую аудиторию битком набивалось народу, все слушали его рассказы, затаив дыхание, потому что это потрясающе интересно.

А. Пичугин

— Я могу только догадываться, как это выглядело, потому что я периодически, как могу, слушаю с огромным удовольствием Андрея Борисовича Зубова на одной из радиостанций российских, где он выступает довольно часто. Я представляю, как это может выглядеть вживую.

А. Митрофанова

— А ведь именно личное общение. Андрей Борисович — это классический профессор, с отеческим отношением к студентам. Масштаб личности и какая-то его бесконечная любовь притягивает к себе людей. Потом продолжение на кафедре, когда он всех приглашает пить чай — мне кажется, это очень правильная модель отношений. И момент личного общения, о котором вы говорите, он здесь проступает во всей полноте. Очень жаль, что нет такой возможности у студентов слышать его и общаться.

Прот. Игорь Фомин

— Ну нет возможности слышать его, есть возможность слышать другого. Свято место пусто не бывает. Обязательно человек в своей жизни столкнется с тем, кто перевернет его, кто даст ему возможность посмотреть на мир с другой точки зрения, переставит его на другую позицию и он увидит мир с другой точки зрения. Здесь, в общем-то, не надо ни о чем жалеть, надо всему удивляться. Это самое лучшее.

А. Митрофанова

— Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» и мы говорим о Татьянином дне…

А. Пичугин

— О студенчестве в целом.

А. Митрофанова

— Да. И о разных процессах важных, которые протекают у этих людей в голове. Поскольку это люди, которые нас очень скоро сменят на нашем поприще. Важно к ним присматриваться, с вниманием к ним относиться, мне кажется, работа со стороны педагога должна быть колоссальной.

Прот. Игорь Фомин

— Не только педагога.

А. Митрофанова

— Все ресурсы внутренние, сердечные, душевные должны быть задействованы, не только мозги.

Прот. Игорь Фомин

— Не надо думать, что если мы один раз столкнемся с человеком, мы никак на него не повлияем. Мы очень круто можем изменить жизнь любого человека, даже если один раз с ним столкнемся. Я не имею в виду сейчас священство, преподавателей, просто даже на улице, просто даже отношения около подъезда, просто, как ты там поздороваешься. Я вчера был в одной очень интересной семье, сидели, разговаривали, у них 11 детей. И глава семьи абсолютно со всеми здоровается. И около их дома есть стоянка, подаренная машина от правительства Москвы, была такая акция, Газель, большая, микроавтобус. И около дома негде было поставить, а там продавались места. Он не смог купить, потому что это было очень дорого, это хорошее место, Мичуринский проспект и тому подобное, ставил, где попало. И звонок в дверь, приходит какой-то сосед и вдруг говорит: «Вы знаете, мы продаем квартиру, продаваться будет долго, у нас есть место, ставьте, пожалуйста, на наше место машину». Он говорит: «Да что вы, неудобно…» «Нет-нет-нет, ставьте, вы такой очень внимательный, приветливый человек…» Я спрашиваю: «Вы с ним как-то до этого общались?» «Нет, — говорит, — только в лифте здрасьте-до свидания». Что делает даже если просто поздороваться с незнакомым человеком.

А. Пичугин

— Это частный пример, мне кажется. Он замечательный, но, к сожалению, не распространенный.

Прот. Игорь Фомин

— Дело в том, что только частные примеры в нашей жизни имеют какой-то вес. Мы не собираем стадионы, толпы людей и не пытаемся их заставить поздороваться. Или как-то со всеми сразу познакомиться. Вы же прекрасно понимаете, что вы едете в метро, увидели человека, который улыбается, и у вас в душе стало хорошо. Частный пример? Частный. Зависит это от вас? Зависит. Потому что вы в какой-то момент скажете: «А чего это он улыбается? Так все плохо, серо на душе». А когда-то это вас растопит. Жизнь состоит из маленьких кирпичиков, частности, этого бояться не надо.

А. Митрофанова

— Отец Игорь, а педагоги обращаются к вам?

Прот. Игорь Фомин

— Да. Есть педагоги, преподаватели, как по старинке, мне очень нравится это выражение, профессорско-преподавательский корпорация…

А. Митрофанова

— Состав.

Прот. Игорь Фомин

— Нет, состав — это уже современная, а корпорация раньше. Я помню, как это у нас звучало в Троице-Сергиевой Лавре, когда я там обучался. Да, действительно, мы общаемся с преподавателями, они приходят и на исповедь, принятие Святых Христовых Таин, активно участвуют и в жизни прихода. Это люди, христиане с большой буквы.

А. Митрофанова

— Серьезно? Прямо так бы вы сказали?

Прот. Игорь Фомин

— Да. Не стесняюсь этот эпитет адресовать и в сторону нашей юбилярши, ведущей Аллы Сергеевны, которой мы празднуем сегодня день рождения, она тоже настоящая христианка.

А. Митрофанова

— Вскрытие покажет, скажем так. Но спасибо большое за эти слова.

Вы знаете, я же поскольку к этой корпорации имею некоторое отношение, интересно, коллеги с какими вопросами приходят, которые касаются именно студентов. Понятно, речь не идет о тайне исповеди, но про какие-то подходы к детям, какие-то ключики, может быть, в этом плане, что вы советуете, на что обращаете внимание?

Прот. Игорь Фомин

— Вы знаете, сложный вопрос вы задали, я сейчас пытаюсь ворошить в памяти все наши беседы и, скорее всего, здесь даже ставятся вопросы не о взаимоотношении со студентами, а с преобразованием себя. Скорее всего, преподаватели глубже копают, они не ищут причину в студентах, что у них, например, не получается с кем-то общение, а все-таки они заглядывают больше в себя. И, вы знаете, это отрадно слышать, видеть, причем в основном, так довелось, что я общаюсь с преподавателями, которые уже давно, скажем так, преподают, давно имеют дело со студентами. И не обвиняют их ни в чем. Я не видел обвинений в сторону студентов, я слышал, скорее всего, обвинения в свою сторону. И мне, честно говоря, отрадно видеть.

А. Пичугин

— Как понять «обвинения в свою сторону»?

Прот. Игорь Фомин

— Если не получается общение со студентами, они заглядывают в себя и спрашивают: «Что мне в себе переделать, чтобы понять, услышать человека, дать ему какой-то правильный ход мысли?»

А. Митрофанова

— Практическое христианство — это называется.

Прот. Игорь Фомин

— Да.

А. Митрофанова

— Самое главное, что христианство может дать в плане внутреннего роста, это опыт критического отношения к себе.

Прот. Игорь Фомин

— Вот на кафедре журналистики, я давно с ней общаюсь, наверное, с 2009 года. Я все время слышу до сих пор, что к студентам обращаются, называют студентов детьми. «Наши дети».

А. Пичугин

— Но это внутри корпорации. Они же не говорят: «Дети, здравствуйте, тема нашей сегодняшней лекции…»

Прот. Игорь Фомин

— Алла Сергеевна, наверное, лучше знает этот вопрос. Есть ли такое обращение или нет. Но я что хочу заметить. Именно это обращение дает возможность человеку, преподавателю оправдать какие-то поступки студента. Когда он его называет ребенком, он относится к его поступкам, скорее всего, отрицательным, потому что положительные и так радуют, чего к ним…

А. Митрофанова

— Очень радуют.

Прот. Игорь Фомин

— А к отрицательным дает возможность оправдать. То есть заранее настроен на то, что мы будем работать. Мы не будем выявлять лучших, а худших замораживать, уничтожать и тому подобное. Со всеми мы будем работать. Меня это всегда поражало. Я даже задавал вопросы нескольким людям по этому поводу. И декану, и проректору одному, и они, открывая большие глаза, говорили: «А как же иначе?» То есть это люди, которые не только образовывают, но еще воспитывают, дают человеку шанс вырасти.

Сейчас, я скорее обращаюсь к студентам или к тем, кто только что закончил вузы, не только МГИМО. Я заметил, что преподаватели очень переживают, когда студент только-только закончил вуз и вдруг женится. И потом преподаватель узнает это уже постфактум. Говорит: «Ну как же он меня не пригласил? Я бы, естественно, не пошел, но мы же вместе провели эти замечательные четыре года и как же…»

А. Митрофанова

— Может быть, это только преподаватель считает, что годы были прекрасными.

Прот. Игорь Фомин

— Вы знаете, это тоже очень прекрасно, такой настрой профессорско-преподавательской корпорации, в частности, и каждого человека. Потому что любое событие твоего студента ты переживаешь как свое личное: и горе, и достижение, скорее, радость. Так что, дорогие студенты, все все-таки не забывайте делиться какими-то своими и личностными переживаниями в этой жизни, потому что все-таки за 4 года вас не только учат, вас еще слышат, понимают, начинают узнавать не только по фамилии и имени, но еще и по вашим глазам, настроению. В общем, относятся, как к своему собственному ребенку.

А. Митрофанова

— Ну да, это правда, это есть. Это обращение «дети», иногда в аудитории себе это позволяешь, хотя я себя за это ругаю, им же хочется быть более взрослыми. Они себя чувствуют состоявшимися, взрослыми людьми. И я поэтому стараюсь при них так не говорить. Но между собой — дети. И переживаешь за них безумно, когда им что-то бывает непонятно, времени на что-нибудь не остается. Где-то, может быть, чувствуешь, что недостаточно уделяешь внимание. Это да. Себя поесть за это. Ну и попытаться что-то изменить. Ну правда, да, это отношение как к детям, согласна.

Прот. Игорь Фомин

— Алла Сергеевна, а можно мне вам задать вопрос по поводу студенчества, христианства и студенчества? Вы можете своим студентам, какому-то конкретно студенту простить невыученный урок?

А. Митрофанова

— Я постоянно это делаю.

Прот. Игорь Фомин

— А как это соотносится с христианством? Это является любовью или это…

А. Митрофанова

— Попустительство, вы хотите сказать?

Прот. Игорь Фомин

— Да.

А. Митрофанова

— Это всегда очень индивидуально. А бывает так, что я ставлю оценки авансом с просьбой, что я сейчас ставлю вам выше, чем вы заслужили, но вы должны будете это отработать.

Отец Игорь, у меня к вам встречный вопрос: а как студенту, вы считаете, нужно относиться к тому, что ему вот так могли авансом поставить оценку, и он, допустим, это понимает?

Прот. Игорь Фомин

— Я думаю, что если он понимает, что это авансом, что преподаватель пошел на какие-то жертвы, закрыл глаза на свои принципы и тому подобное, все-таки совесть должна возобладать. Поблагодарить Бога, преподавателя и выучить. У меня был такой случай в семинарии. У нас преподавал, он и сейчас преподает, замечательный батюшка, архимандрит Платон Игумнов, преподавал философию. И я пропустил весь семестр.

Она была всегда первой парой в понедельник и последней парой в пятницу, и я не успевал по молодости приехать из Москвы, я иподьяконствовал у одного из архиереев и всегда опаздывал. И я пропустил весь семестр. Естественно, не открывал учебник по философии…

А. Митрофанова

— Естественно?

Прот. Игорь Фомин

— К сожалению. Был загружен другими… Оправдываюсь, оправдываюсь сейчас. И когда я пришел на зачет сдавать ему, он очень замечательно со мной поступил. Он задал вопрос — я не ответил, второй — я не ответил, третий — не ответил, четвертый… Что-то пытался проблеять, но я понимаю, что это было некрасиво даже. И он своим тихим голосом сказал: «Дорогой Игорь, вы знаете, я поставлю вам пять». Я просто ошалел. Он говорит: «Так легче будет на экзамене получить более-менее положительную оценку». На меня это произвело такое впечатление, что на экзамене я получу два, а в среднем это будет три… Что я потом сел и за следующий семестр стал учить философию и не опаздывать на уроки. Для меня это был просто шок. Что со мной именно так поступили. Хотя внутренне я готов был сказать: «Давайте встретимся через неделю, я вам отвечу, задайте какие-то вопросы, я подготовлю…» Все были студентами, все знают, как надо общаться с преподавателями…» Он просто меня убил напрочь. Я мог не учить ничего, но, знаете, до сих пор открываю всякие философские книжки и вспоминаю отца Платона.

А. Пичугин

— Спасибо. На этом мы и закончим нашу сегодняшнюю программу. Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО был сегодня у нас в гостях. Говорили о студенчестве, о студентах, о Татьянином дне, 25 января сегодня на календаре, мы всех студентов, преподавателей, которые нас сегодня слушают, а также Аллу поздравляем. Кого с Татьяниным днем, Аллу с днем рождения еще раз…

А. Митрофанова

— Спасибо.

А. Пичугин

— В общем, всем хороших каникул, у кого они наступают, с этого дня. Остальным нашим слушателям — хорошего дня, будьте здоровы. До свидания.

А. Митрофанова

— До свидания.

Прот. Игорь Фомин

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...