Светлый вечер со Светланой Копыловой (эфир 30.06.2015)

Светлый вечер - Светлана Копылова (эф. 30.06.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Светлана Копылова (эф. 30.06.2015) - Часть 2
Поделиться

Копылова Светлана 3У нас в гостях была актриса и певица Светлана Копылова.
Светлана рассказала, как пришла к Богу, как сложился её путь от актерской профессии к сочинению и исполнению песен. Мы говорили о поэзии и музыке, о творчестве и вере, а также послушали песни нашей гостьи в живом исполнении.

Ведущие: Владимир Емельянов, Лиза Горская

В. Емельянов

— На радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здравствуйте! В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская.
Л. Горская

— Здравствуйте!

В. Емельянов

— У нас сегодня в гостях поэтесса, певица и актриса Светлана Копылова, и не одна. Здравствуйте, Светлана!

С. Копылова

— Здравствуйте, Владимир! Здравствуйте, Елизавета!

Наше досье

— Светлана Копылова. Родилась в Иркутске. По профессии — актриса. Окончила Щукинское театральное училище. В качестве автора песен работала с такими исполнителями, как Кристина Орбакайте, Вячеслав Малежик, Валентина Толкунова. С 2006 года выпускает сольные альбомы авторской песни и выступает с концертами в России и за рубежом. Имеет награды Русской Православной Церкви: орден святой преподобной Анастасии Киевской и орден святой великомученицы Варвары. Считается основателем жанра песни-притчи.

В. Емельянов

— Представьте, пожалуйста, вашего спутника!

С. Копылова

— Мой спутник сегодня Михаил Оленченко — мой гитарист.

М. Оленченко

— Здравствуйте!

В. Емельянов

— И мы, я так понимаю, сегодня будем говорить об авторской песне — вы работаете в этом жанре, — ну, и о многом другом. Вот вы в одном интервью сказали, что вам не нравится, когда ваши песни называют православными, духовными. Но зачем тогда писать вот эти песни-притчи, если вот такой христианский месседж выражен прямо и откровенно? Кстати, может быть, даже вот с чего начать: а чем песня-притча отличается от песни-басни, например?

С. Копылова

— На самом деле, мало чем отличается, потому что и там со смыслом, и там со смыслом. Не люблю ярлык «православный», потому что это такую оскомину набило и уже отталкивает нормальных людей. Но «нормальных» я имею в виду нормальных.

В. Емельянов

— А что это значит — нормальный человек?

Л. Горская

— Всё-таки поясните, пожалуйста!

В. Емельянов

— Я, в общем, себя тоже до поры, до времени считал, ну, так — условно нормальным.

Л. Горская

— Мы сейчас уточним тогда!

В. Емельянов

— Да, мне самому интересно!

С. Копылова

— Ой, как я всегда говорю, если меня напишут в какой-то афише, допустим: «православные песни» или «православный автор-исполнитель», — зачем уточнять? Я считаю, что вера — это что-то сокровенное, это что-то такое, о чём не надо кричать, на афишах тем более. И никогда не увидим мы афиши, где написано: «пианист-кришнаит к нам приехал» или «католик-поэт». Зачем? Почему надо обязательно «православный» писать? Тем более что у меня песни, хоть они и со смыслом, и со смыслом, действительно, таким духовным, но отнюдь я бы не стала их называть православными, потому что они понятны людьми любой конфессии, они близки и людям далёким вообще от Церкви, от веры. Я считаю так. Тем более что, особенно в наше время, «православный» уже набило оскомину, а я хочу привлекать людей новых, привлекать молодёжь. А это слово сейчас почему-то играет негативную роль.

В. Емельянов

— Как вы думаете, почему?

С. Копылова

— Я думаю потому, что очень много атак на Православие, на самом деле, очень много пишется в прессе об этом, и пишут люди, так скажем, купленные или ненавидящие Православие.

В. Емельянов

— Ну, такие люди были всегда, и всегда писали.

Л. Горская

— Мне кажется, есть ещё одна причина. Она в том, что очень часто православием многие прикрывают свой непрофессионализм, и «православный» — значит, сделанный на коленке.

С. Копылова

— Ой, правильно! Совершенно верно! Я считаю, что есть песня хорошая и есть плохая. Зачем называть её православной? От того, что мы её так назвали, она лучше не станет!

Л. Горская

— Но это не только музыки касается, на самом деле. Это и в близкой мне сфере печатных СМИ, и в прочих происходит то же самое, но не будем о грустном! Но всё же, приходят люди к вам на концерт, они слушают ваши песни. Они уже по смыслу этих песен всё равно, наверное, определённым образом их атрибутируют, как творчество православного содержания?

С. Копылова

— Неправда!

Л. Горская

— Неправда?

С. Копылова

— Неправда! Очень много случайных людей, которые потом могут задуматься о вере вообще. Я не хочу как-то, знаете, назидательно направлять, я вот этого не хочу. Почему у меня выбран такой жанр песен-притчей именно? Потому что я не люблю впрямую назидать никого. И люди приходят совершенно иногда левые, случайные. И когда они остаются и не уходят — вот это для меня самое ценное.

В. Емельянов

— «Люди левые и случайные» — формулировка не безынтересная! Светлана, а скажите, пожалуйста, а вот такой незначительный интерес к духовной песне в широких массах у нас, как вы думаете, почему случается, происходит? Почему он вообще есть, этот не глубокий интерес?

С. Копылова

— Потому что душа наша — христианка. И ей нужна тоже пища.

В. Емельянов

— Это понятно, но широкие массы как-то не особо ведутся, мне кажется, на концерты вот такие подобные. Поэтому я и спрашиваю: почему?

С. Копылова

— Дорогой Владимир!

В. Емельянов

— Спасибо!

С. Копылова

— Очень мало людей знает мои песни, из широких масс. Я думаю, что если бы мне дали возможность на Первом канале спеть хотя бы одну песню, хотя бы одну! Я думаю, что количество интересующихся увеличилось бы намного.

В. Емельянов

— А ваши, например, старые связи с эстрадным миром? Например, такие господа, как Игорь Суруханов, Кристина Орбакайте, по-моему, одну из ваших песен поёт, Вячеслав Малежик? Они ни коим образом не помогали вам попасть на это телевидение?

С. Копылова

— Я думаю, что не они решают, во-первых.

В. Емельянов

— Ну, это конечно! Но словечко же можно замолвить? Хотя их и самих там сейчас не очень-то показывают!

С. Копылова

— Да как-то мне просить…

В. Емельянов

— Сами придут, всё дадут?

С. Копылова

— Нет, не то, чтобы сами придут, всё дадут. Потому что, когда я начинала и когда у меня песни появились, я думала: куда их, как мне их показать? Начала через фестивали. Через фестивали у меня появилась какая-то небольшая публика, небольшие концерты. Вот в Москве первым залом у меня был Славянский центр на сто мест. То есть всё постепенно. Но что касается таких широких… Но вот на FM я, пожалуй, впервые.

Л. Горская

— О, у нас сегодня премьера!

С. Копылова

— Да, я вам благодарна. До этого я несколько раз выступала на «Народном радио», но это всё-таки AM. По телевидению тоже канал «Союз» — это всё-таки не Первый канал, не Второй.

В. Емельянов

— По аудитории.

Л. Горская

— Даже не третий, к сожалению.

С. Копылова

— Да. Поэтому я и повторяю, что люди, которые случайно вдруг узнают, мне очень радостно, что они отзываются всем сердцем и очень часто остаются в числе моих слушателей.

В. Емельянов

— А может быть, эта музыка как раз не для широких масс?

С. Копылова

— Может быть, но слава Богу, что у неё есть свои слушатели.

В. Емельянов

— Это правда. Вот теперь действительно я предлагаю познакомиться с одной из ваших песен. Что мы сейчас послушаем, и что вы сейчас исполните?

С. Копылова

— Поскольку я первый раз на FM, и, возможно, многие услышат меня сейчас впервые, я хочу предложить старую, добрую притчу, одну из самых первых своих: «Подруги».

В. Емельянов

— А я нашим слушателям скажу, что Светлана и Михаил поют и играют вживую, прямо сейчас в нашей студии, а вы это можете слышать у себя дома.

С. Копылова

— Да, я так хотела, чтобы всё-таки с диска — всё-таки на диске всё чисто, вылизано…

В. Емельянов

— Поэтому и не интересно часто бывает!

С. Копылова

— А сейчас, извиняйте — уж как будет, так будет!

 

Звучит песня Светланы Копыловой «Подруги».

 

В. Емельянов

— Спасибо большое! Как называлась эта песня?

С. Копылова

— «Подруги»!

 

В. Емельянов

— Напоминаем, что Светлана Копылова сегодня у нас в гостях — поэтесса, певица, актриса. Вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера», в студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. Скажите, пожалуйста, а кто для вас ориентиры, маяки в мире авторской песни?

С. Копылова

— Высоцкий был, конечно, для меня маяком.

Л. Горская

— Почему был?

В. Емельянов

— И до сих пор остаётся?

С. Копылова

— Ну, до сих пор остаётся, но я уже так его не слушаю, как в молодости слушала, конечно. Уже все песни фактически наизусть знаю.

В. Емельянов

— Вы под его влиянием запели?

С. Копылова

— Возможно, какое-то влияние он оказал, какое-то оказал, наверное. Ну, Олег Митяев мне нравился тоже в молодости.

В. Емельянов

— Вы свою карьеру начали с того, что решили поступать в театральный вуз?

С. Копылова

— Артистическую — да. Хотя у меня ещё за плечами Авиационный техникум иркутский.

В. Емельянов

— Вот так вот! А кто вы в дипломе?

С. Копылова

— Техник-механик по самолётостроению.

В. Емельянов

— Да, вот иногда дорога такая — вроде предопределено всё, казалось бы: сначала техникум, потом институт по этому направлению и так далее. А потом что-то происходит…

С. Копылова

— Не всё так просто!

В. Емельянов

— Конечно, жизнь вообще не простая!

С. Копылова

— Как у меня в одной песне: «Не всё так просто, ангел мой». Потому что именно в техникуме я познакомилась с Лёшей Соколовым, который обучил меня игре на гитаре. Так что я туда не зря пошла!

В. Емельянов

— А вы думаете, что в другом месте не выучились бы?

С. Копылова

— Ну, не знаю.

В. Емельянов

— И также неожиданно вы закончили актёрскую карьеру — вы же сейчас не снимаетесь нигде, не играете в театре?

С. Копылова

— Сейчас не снимаюсь, да. Потому что не предлагают достойного.

В. Емельянов

— А что предлагают? Вот многие приходят и говорят, или разговариваешь, общаешься с людьми, интервью какие-то читаешь: «Нету хорошего материала!»

С. Копылова

— Сейчас уже ничего не предлагают, потому что мои фотографии, по-моему, там похоронены уже. Я не обновляла очень давно свою базу и ни с какими агентами уже давно не сотрудничаю. Когда у меня стало своё вот это дело — авторская песня — мне это было не нужно. Бывает, конечно, такая тоска ещё по профессии, потому что профессию актрисы люблю и думаю, что если бы что-то такое сногсшибательное предложили бы мне — то, что можно поставить на параллельную чашу весов тому, что я делаю сейчас на сцене, — то, возможно, я бы и выкроила бы какое-то время, чтобы сыграть что-нибудь эдакое.

В. Емельянов

— А в каком театре гипотетически?

С. Копылова

— Нет, не в театре, а в кино. Всё-таки я в театре, по большому счёту, не играла никогда. У меня было несколько работ в кино. Были и серьёзные работы такие, как в фильме «Меня зовут Арлекино», давний такой, нашумевший, хитовый, можно сказать, фильм в конце 80-х. Был фильм «Время танцора» Вадима Абдрашитова и сценариста Александра Миндадзе, где тоже у меня такая серьёзная роль. Ну, было много проходящих фильмов.

В. Емельянов

— Я побывал на вашем сайте и посмотрел ваш гастрольный график. Я должен сказать, что я был удивлён, честно говоря, потому что не каждый, мне кажется, и популярный артист имеет такой график. Вы то в Ростов, то в Липецк, то во Франкфурт-на-Майне, то в какой-то ещё город в Германии, то Москва, то ещё что-то. У вас, действительно, так много гастролей?

С. Копылова

— В этом сезоне около ста концертов.

В. Емельянов

— Это несмотря на кризис, вроде как?

С. Копылова

— Ну, да.

В. Емельянов

— А в Москве вы тоже так часто выступаете?

С. Копылова

— В этом сезоне выступали четыре раза.

В. Емельянов

— Но это большие концерты, это не клубные концерты?

С. Копылова

— Один был в клубе «Гнездо глухаря». И мы раз в году даём там концерты.

В. Емельянов

— Но это известное «гнездо» авторской песни.

С. Копылова

— Да. И такие, знаете, концерты получаются очень тёплыми, такими семейными. И большие концерты — это концертный зал «Меридиан», «Королёвский». И в этом году мне удалось впервые выступить в храме Христа Спасителя, в зале Церковных Соборов сольный концерт был. Вот четыре концерта в Москве было.

В. Емельянов

— И как ощущения от выступления в храме Христа Спасителя?

С. Копылова

— Очень хороший звук. Но немножко непривычно мне было, что там нет такой камерности, потому что нет закрытого пространства, вот эти холлы и там хождения работников — немножко мне было как-то…

В. Емельянов

— Дискомфортно?

С. Копылова

— Да. И зал такой, знаете, квадратный, то есть сбоку зрители. Я привыкла, что у меня спереди зрители, я со всеми общаюсь. А тут мне приходится разворачиваться ко всем.

В. Емельянов

— Вот в связи с гастролями, часто встречаете слушателей в неформальной обстановке? Я уверен, кто-то приходит за сцену поблагодарить, что-то ещё.

С. Копылова

— Обязательно, конечно.

В. Емельянов

— Или просто какие-то пресс-конференции, встречи. Вот скажите, пожалуйста, чего мы не знаем о наших людях, особенно в глубинке? Мы их вроде представляем, вечный этот антагонизм — городские жители, сельские жители. Одни других не любят за чванство, за снобизм, за что-то ещё. Городские вроде деревенских не любят — типа, от сохи, малограмотные, ничего не читают…

Л. Горская

— Иногда за хитрость.

В. Емельянов

— …За хитрость, за лукавство, за остальные пороки, которые тоже и городским присуще, кстати. Вот чего мы не знаем о наших людях?

С. Копылова

— Я могу сказать, что люди, по большому счёту, из одной глины вылеплены. По большому счёту, одинаковы. Когда меня спрашивают: «Какой зритель в нашем городе?» — да такой же, как и везде. Такой же! Даже часто мы с Михаилом выступаем в колониях — да такие же! Не знаю, мне этот вопрос не даётся. Я не вижу большой разницы. Ну, в Прибалтике, может быть, более сдержанные по началу, в конце всё равно они раскрепощаются, также подпевают и также аплодируют. Но, по большому счёту, одинаковые. Те же самые проблемы у всех, те же самые грехи. Ну, я не знаю, одинаковые люди-то!

Л. Горская

— А в колониях вы часто выступаете? И что вас, в общем, подвигло к такого рода деятельности?

С. Копылова

— Как-то вот получилось так, что раз-два-три пригласили, а теперь это и стало делом моей жизни. В колониях стараюсь никогда не отказываться, если есть маленькое окошечко между гастролями. Обычно на выезде выступаем. И считаю своим долгом, потому что, когда я отыграю концерт в колонии, я с таким чувством оттуда выхожу, что у меня не просто день прожит не зря, а что вообще родилась не зря.

В. Емельянов

— Не страшно вам — всё-таки колония, вы — хрупкая женщина?

С. Копылова

— Нет, не страшно, потому что люди везде одинаковые. И везде, как правило, хорошие. И очень часто люди, которые попадают в колонии, они рады, что они туда попали, потому что именно там они обретают Бога. Очень со многими я разговаривала, как правило, мы в мужские колонии попадаем, и говорят: «Если бы я сюда не попал, я бы уже сгинул, меня бы не было на свете. А теперь у меня Бог в душе!» И даже мы с Михаилом в прошлом году объездили десять колоний в Екатеринбургской области, и были даже у смертников…

В. Емельянов

— У пожизненников!

С. Копылова

— …У пожизненников, да! 25 и 27 лет — Илья и Игорь, вот как сейчас их помню, ребят.

М. Оленченко

— Да, мы были в колонии, где людям отменили смертный приговор, потому что они попали туда в 90-е годы. Я не помню, как это связано.

С. Копылова

— И им заменили на пожизненное, да?

М. Оленченко

— Нет, им даже на 25 лет, по-моему, заменили.

С. Копылова

— Да, и вот эти Игорь и Илья, они залезли на нары, потому что у них там окошечко только сверху — тут оно закрыто и только сверху, — и вот они с нар могли видеть дорожку, по которой мы с Мишей проходили. Они очень долго ждали, чтобы увидеть, как мы пройдём. А пели мы на плацу, и им было слышно, им разрешили открыть окна и слушать. И когда нас потом к ним провели и открыли двери, мы оказались через решётку с ними, они были в таком восторге! Мы им подарили диски, книжки и просто вот пожали руки. Они, — я не знаю, сколько там у них убийств, потому что всё-таки пожизненники, — они были счастливы, что их души не погибли. И у меня был такой ещё один разговор с батюшкой из Орска — там тоже много колоний. И он мне говорит: «Есть один тоже пожизненник, который стяжал Иисусову молитву! Я, священник, я не могу сказать, что углубился в неё и как-то её приобрёл, а человек сидит и ему ничего не надо — вот он молится».

В. Емельянов

— Но вы ещё осуществляете сбор средств на строительство и реставрацию православных храмов.

С. Копылова

— Одного храма! Не будем преувеличивать!

В. Емельянов

— Одного? Тогда прошу прощения! Можете рассказать об этом храме и как всё это начиналось, и как далеко вы продвинулись? Это реставрация или строительство?

С. Копылова

— Могу, конечно! Это реставрация. Храм старинный,1769 года, во имя преподобного Сергия Радонежского. Находится он в селе Липовка, это Липецкая область, Задонский район, в имении поэта Сергея Бехтеева. Маленького Серёжу в этом храме крестили. Земли были подарены ещё Петром Первым четыре века назад. И святитель Тихон Задонский был другом Бехтеевых и руководил строительством этого храма. Храм уникальный, намоленый очень. И когда я впервые его увидела в книге Владимира Невяровича «Певец Святой Руси» — это книга о роде Бехтеевых, вторая часть стихи поэта, — и когда я её открыла, мой взор упал как раз на фотографию полуразрушенного храма. И с этой минуты я уже не могла спокойно спать. У меня только тогда начинались концерты, не было такой интенсивности, но, тем не менее, пришла мысль в голову попробовать собирать вот эти вот пожертвования на концертах. Я взяла благословение на это, и первый концерт как раз проходил в день рождения поэта, так совпало. И вот прошло уже семь, что могу сказать? Храм восстановлен.

В. Емельянов

— Полностью?

С. Копылова

— Кроме росписи. Вот сейчас мы закончили роспись в алтаре. И после престольного праздника 18 июля будем приступать к росписи купольной части. Вот сейчас конкретно я собираю милостыню на это дело. На сайте у меня есть реквизиты, и у меня есть группа в «ВКонтакте»: «Храм Сергия Радонежского в Липовке» — куда вы, дорогие мои радиослушатели, можете перечислить свою копеечку. Потому что именно благодаря вашим пожертвованиям храм восстановился из руин. Я такого опыта не знаю нигде, чтобы вот так, всем миром. И в России, и за рубежом, везде мы собираем эту милостыню. И не было у нас ни разу случая, чтобы нечего нам было платить строителям. То есть Господь и святые Тихон и Сергий как этот храм ведут. А я очень радуюсь, потому что тоже имею к этому отношение: собираю деньги, считаю их, резиночками пакую и отвожу в Липовку.

Л. Горская

— Справедливости ради надо сказать, что это далеко не единственный храм в России, который восстанавливается всем миром. И мы тоже в своём эфире часто об этом говорим.

С. Копылова

— Но у нас именно на пожертвования, который собираются на концертах, песенное такое. Вот такого второго случая я не знаю пока что!

В. Емельянов

— Я предлагаю вновь вернуться к музыке, к вашему исполнению. Мы хотим что-нибудь ещё послушать.

С. Копылова

— Давайте мы исполним песню, которая, наверное, наибольшее количество голосов имеет. Очень дети любят эту песню, несмотря на то, что она грустная. Но я всегда радуюсь детским слезам, потому что не всё ещё потеряно, значит, души живые — отзываются, сострадают. Песня про кота.

 

Звучит песня «Про кота» в исполнении Светланы Копыловой.

 

В. Емельянов

— Очень грустная песня, надо заметить! Это вот песня-притча, да, так она и есть в чистом виде?

С. Копылова

— Да, песня-притча.

В. Емельянов

— То есть песня-притча — это та песня, в которой рассказывается некая история с каким-то выводом, я так понимаю, да?

С. Копылова

— Да, с каким-то иногда не предсказуемым концом.

В. Емельянов

— Итак, как эта песня называлась?

С. Копылова

— «Про кота».

В. Емельянов

— Песня «Про кота» в исполнении Светланы Копыловой, ей помогает на гитаре и всячески поддерживает наш разговор, правда, по причине болезни не очень активно, Михаил Оленченко. Вы слушаете «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская, мы вернёмся буквально через несколько минут.

 

Часть 2.

 

В. Емельянов

— Мы продолжаем наш «Светлый вечер» и у нас сегодня в гостях автор-исполнитель Светлана Копылова. Как вам кажется, вы в какую болевую точку нашего народа попали, что ваши песни люди слушают и запоминают. На какие…

С. Копылова

— Мозоли.

В. Емельянов

— Педали. За какие струны дернули, и что это говорит об аудитории, об этих людях?

С. Копылова

— Наверное, все-таки сострадание, хотя я стараюсь брать те темы, которые близки всем и каждому. Есть у меня такие песни, которые люди, послушав, говорят, вы про меня спели. Знаете, всегда стараюсь и писать искренно, обнажая душу, и исполнять также, выкладываясь также целиком и полностью. И люди так же с открытой душой все это воспринимают. И принимают в себя.

Л. Горская

— А вы когда пишете, вы свой личный опыт используете или абстракциями?

С. Копылова

— В том числе, личный. И поскольку я все-таки актриса по профессии, я вхожу в роль, вживаюсь и пока сочиняю, иной раз сама наревусь, наревусь.

Л. Горская

— А что служит источником, ну не вдохновения… Как придумывается ситуация, откуда возникает та роль, в которую вы в итоге входите и пишете песню?

С. Копылова

— Самое главное в моем деле — это найти подходящий сюжет. Если найден сюжет, то вдохновение само откуда-то падает на меня. И все, дальше уже работа техническая. Стихи, музыка. Причем тоже… ну как техническая, как-то само сваливается. Это трудно объяснить. Когда спрашивают, как у вас рождается, не знаю как. Не могу сказать.

Л. Горская

— А сюжетом называется история какая-то?

С. Копылова

— История какая-то, да, фраза. Бывает, даже музыкальная фраза родится, и я начинаю туда укладывать словесную фразу, чтобы, опираясь на нее, обрасти-обрасти, чтобы получилась песня.

В. Емельянов

— Это кухня. Вы как две хозяйки сейчас: как песню сделать…

С. Копылова

— Но Лиза как-то всё время… брови в недоумении сводит немножко сводит…

В. Емельянов

— У нас Лиза просто очень музыкально одарённый человек. Она всё впитывает, а потом применяет на практике — у нас Лиза поёт.

С. Копылова

— Да?

В. Емельянов

— Да.

Л. Горская

— И танцует.

В. Емельянов

— И танцует. И вообще, у нас Лиза на все руки мастерица. Светлана, ваш духовник — известный священник отец Артемий Владимиров. Скажите, пожалуйста, а как строятся отношения творческой личности с духовником?

С. Копылова

— Начнём с того, что мой духовник сам творческая личность, выпускник филфака МГУ, поэт, член Союза писателей России. И поэтому наши отношения строятся, как духовные, так и творческие — у нас уже было два творческих вечера совместных на сцене концертного зала «Меридиан», это мой пятисотый концерт, в котором он принимал участие. По Заповедям блаженства мы представляли вдвоём мой последний на сегодняшний день, четырнадцатый альбом. Строятся отношения не просто, потому что и он всё время в разъездах — он миссионер, как известно, очень много ездит, — и я очень много езжу. Поэтому встречи наши редки, однако, связь духовная всё равно чувствуется: это и молитвенная связь, и, конечно, когда возникают какие-то сложные вопросы жизненные, слава Богу, есть телефон, есть интернет, можно всегда посоветоваться. И действительно, что мне нравится в батюшке Артемии, он никогда не навязывает, он никогда не требует какого-то безоговорочного послушания, он может только посоветовать. И он никогда не будет советовать, если ты у него не спрашиваешь об этом. Он даёт человеку волю. Собственно, как и Господь дал человеку волю, право выбора.

В. Емельянов

— Свободу. А какую роль отец Артемий в принципе сыграл в вашем песенном становлении?

С. Копылова

— Мне кажется, что именно с его приходом в мою жизнь, я стала той Светланой Копыловой, которой меня знает большинство людей. Как вы уже сказали, и я подтвердила, актёрская моя профессия, потом писала для эстрадников. И вот тот путь, на который я встала сейчас, он как раз связан с приходом отца Артемия. То есть он появился в моей жизни, и я вдруг, как-то даже в одночасье, поняла, что больше я так жить не могу, сниматься в кино не могу, писать для эстрады тоже не могу, а всё равно распирает. Распирает, потому что ясно, что талант Господь дал.

Л. Горская

— А почему не можете, почему?

С. Копылова

— Потому что идёт противоречие, идёт конфликт между мной теперешней и тем, что я делала, это несовместимо.

Л. Горская

— Удивительно, потому что многие из наших гостей, они известные, успешные артисты, при этом они ведут вполне христианский воцерковлённый образ жизни, у них противоречия этого нет.

С. Копылова

— Значит, им не приходится выбирать. А как, допустим, артист? Это профессия зависимая. Как он — соглашается на любую роль? Я не могу, например.

Л. Горская

— Нет, не на любую. Тоже как-то выбирают.

В. Емельянов

— Кстати, среди артистов тоже есть разночтения по этому поводу, потому что некоторые считают: «Нет, фу, я не буду в это сниматься, не буду затрачиваться». Предположим, если бы я был артист, я бы эти роли отсеивал по тому: лень мне запариваться на эту тему или не лень, хочется мне работать в данный момент или нет. Может, поэтому я и не артист. А другие наоборот считают: «Хорошо, предлагают вот такой материал, не очень хорошего качества, но я обладаю достаточным профессионализмом и не зря получал в своё время диплом артиста театра и кино. Что, я с такой задачей не справлюсь? Да легко!» Идут и работают, и всё у них в порядке: и семьи накормлены, и дети. И нет вот этой рефлексии — ой, я снялся тут, позор!

С. Копылова

— А если та роль, которую вы сыграли, каким-то является соблазном для кого-то? Как тогда?

В. Емельянов

— В каком смысле соблазном?

С. Копылова

— Ну, вы там закурили красиво сигарету, а мальчишка увидел, ему так понравилось, как вы это сделали, и он тоже взял и закурил сигарету. Но я сейчас примитивный пример какой-то привожу. Но тем не менее.

В. Емельянов

— Но мальчишка тот же самый смотрит телевизор, новости включает и видит, что идёт война, например.

С. Копылова

— Да, но это не через вас — горе тому, через кого приходит соблазн.

Л. Горская

— Теперь уже Владимир задумался.

С. Копылова

— Я считаю так, что всё таки какой след ты оставляешь, что ты оставляешь.

В. Емельянов

— Вот и я про то же, что многие, например не мыслят такими категориями: «Вот я сейчас поеду оставлять след в жизни, в искусстве, в частности», — а просто идут на работу, работают и всё.

С. Копылова

— Мне кажется, если жить по совести, а лучше по Заповедям, но это одно и то же, по большому счёту, то по-любому, если даже след на земле ты не оставишь, то, в любом случае, это спасительно для души.

В. Емельянов

— А может его и не надо оставлять? Живи себе нормально, не как свинья, и достаточно?

С. Копылова

— Может быть, не надо. Мы сейчас говорим немножко на другие…

В. Емельянов

— Очень много наследили вокруг.

С. Копылова

— …Немножко говорим сейчас, так получилось, о моей личности, я поэтому персонифицирую на себя. Если бы я была человеком неизвестным, простым и просто бы жила себе в вере, в Боге, конечно, не о каких следах и не думала бы! Я бы думала о том, как я провела этот день, что я сделала доброго, хорошего, а это тоже след.

В. Емельянов

— Светлана, а как вы, вообще, познакомились с отцом Артемием Владимировым?

С. Копылова

— Я привела своего сына в лицей православный, в пятый класс. Он там был духовником. И каждую среду совершал Литургию в школе — там был такой храм домовой. И так я увидела его впервые, но я тогда не знала, какой он известный, популярный, что у него и на радио «Радонеж» своя передача есть в прямом эфире, что у него есть книжки, диски. Я ничего этого не знала, он мне просто понравился, и то, даже не сразу понравился. И событие было одно, которое повлияло на меня таким образом, что я решила, что лучшего батюшки я не найду. Я об этом рассказывала. Но, если хотите, могу кратенько.

В. Емельянов

— Ну, может быть, кто-то из наших слушателей не знает.

С. Копылова

— Да, кратенько расскажу. У моей знакомой с «Мосфильма», звукорежиссёра, умирал брат, который очень любил батюшку Артемия слушать и был его радиоприхожанином — по вторникам слушал радио «Радонеж». И последнее его предсмертное желание было — он хотел услышать голосок батюшки. И ко мне обратилась Лиля с тем, чтобы я помогла ей каким-то образом это сделать — исполнить последнюю волю. Поскольку батюшка был к нас в лицее, я позвонила директору школы, она сказала, что батюшка уехал в Йошкар-Олу, его нет в Москве, и попробует она выйти на него через его секретаря. Это было около десяти лет назад, тогда мобильные телефоны только появились. Но не только, но они были дорогими в смысле обслуживания, то есть позвонить, скажем, с мобильного телефона на городской в другой город — это очень дорого стоило. И вдруг я узнаю, что батюшка Артемий позвонил незнакомому умирающему человеку с мобильного телефона из другого города, в роуминге находясь, и что-то ему достаточно долго, но утешительно, по всей видимости, говорил, потому что лицо Виктора просветлело. И он умер через несколько часов с улыбкой на устах. И когда мне об этом рассказали, я была настолько потрясена, я подумала, что такой священник большая редкость, возможно. Хотя, может быть, много таких. Но как бы то ни было, этот случай решил мою участь — я предложила батюшке, чтобы он стал моим духовным отцом, причём я сделала это в стихотворной форме.

 

В. Емельянов

— Светлана Копылова в «Светлом вечере» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. А вы некоторое время сотрудничали с Валентиной Толкуновой, не могли бы вы немного рассказать об этом периоде?

С. Копылова

— Сотрудничеством это не назовёшь. Ну, понятно, что я с детства её любила, как и многие. А она вдруг открыла для себя мои песни, которые ей дали послушать в машине, и она очень прониклась и захотела со мной познакомиться. И узнав мой телефон, найдя его, она мне позвонила. И мы потом встретились и стали общаться, встречаться. Она сказала, что дружит со мной. Я, если честно, не взяла бы на себя такой смелости. Кстати сказать, на днях умерла её мама — Евгения. Давайте помолимся о рабе Божией, новопреставленной Евгении! На девяностом году она ушла в мир иной, пять лет прожив без своей любимой дочери.

В. Емельянов

— А вот не могли бы вы немного подробнее рассказать о Валентине Толкуновой, каким она была человеком? У вас сразу взгляд светлеет и улыбка на лице — значит, неспроста!

С. Копылова

— Через год после её ухода мы даже сняли фильм, который называется «Любовь побеждает смерть». Его можно найти в интернете и посмотреть — часовой фильм, как раз воспоминания. Я там рассказываю о том, как мы с ней познакомились, более подробно. Конечно, не скажешь за пять минут всё то, что меня переполняет в отношении этого удивительного человека. Но главное, я спокойна за неё, потому что она была человеком верующим, а значит, её душа бессмертна. Бессмертна, в смысле, что она найдёт хорошее место, я больше чем уверена в этом — что Господь не оставит её Своей милостью. Потому что она всю себя отдавала и людям, и я видела, как она молилась — я случайно её застала. Мы ночевали у одних друзей, и я зашла в её комнату как-то внезапно с утра, и увидела её молящейся. Я видела, какой у неё молитвослов потёртый. Моя душа за неё спокойна. А это ведь самое главное!

В. Емельянов

— Конечно, невозможно не согласиться! У нас не так много времени осталось в сегодняшней нашей встрече, а очень хотелось бы, чтобы Лиза так не расстраивалась, и для неё прозвучала эта песня, чтобы она что-то там переосмыслила.

С. Копылова

— Если честно, я, как уже говорила, не люблю назидания в песнях, но у меня есть не только песни-притчи, но есть и просто песни. И есть песни на стихи других авторов. Кстати, я не сказала о том, что песня «Сыграй мне отходную» была на стихи йошкар-олинского поэта Мишеля Лазарева. И «Торопитесь любить», которой я хочу закончить сегодняшнее выступление, на стихи Марины Шуршаковой из Москвы. И как раз она имеет как бы повелительный, назидательный тон: торопитесь любить. Но тем не менее всё-таки такие песни, наверное, иногда могут быть, могут иметь место. Но сначала «Тонкая натура».

 

Звучит песня «Тонкая натура» в исполнении Светланы Копыловой.

 

Л. Горская

— Светлана, если не возражаете, хотела всё-таки поговорить о том, какая ваша аудитория. Потому что в начале программы мы говорили про каких-то случайных, так называемых левых людей, — но это цитата из вас, — которые пришли случайным образом на концерт и остались.

С. Копылова

— Случайных мало!

Л. Горская

— А вот ваша постоянная аудитория, это кто, кто эти люди?

С. Копылова

— Скажем так, поначалу это в основном были женщины в платочках.

Л. Горская

— И приходили они по объявлению, которое висело в храме?

С. Копылова

— Да. Сейчас, что меня очень радует, моя аудитория состоит — не знаю насколько процентов — из детей, причём от нуля. И если вы придёте ко мне на концерт, вы увидите, какие вереницы детей выносят цветы — ощущение, что мы находимся на утреннике. И дети, несмотря на то, что я для них специально никакой песни ни одной не сочинила, они настолько проникают в эти песни, настолько их чувствуют, разучивают наизусть. И, я так понимаю, растут теперь уже на них, потому что есть уже те, которые говорят: «Мы выросли на ваших песнях». Я в этом году отмечаю десятилетие своей творческой деятельности. Если ребёнок, допустим, с семи лет начал слушать, а ему сейчас семнадцать, то можно сказать, что он вырос, действительно. Приходят письма от мужчин, которые признаются в том, что они спецназовцы и прошли, видали такое…

Л. Горская

— А в любви признаются?

С. Копылова

— Ну, есть такие, да.

Л. Горская

— Скромно сказала она.

С. Копылова

— Но почему скромно? Вы спросили, я сказала. Есть всякие, да. Но я не обращаю внимания, потому что это не здорово — нельзя полюбить человека, не зная его. Если бы они поближе меня узнали или спросили у моего мужа, какая я на самом деле. Нельзя же персонифицировать с песнями человека. Я пою, действительно, может быть, и темы такие затрагиваю, а на самом деле я простая и ничем не примечательная. И аудитория моя расширилась, да. Признаются мужчины, что и слезу прошибает у них. А меня почему-то это радует.

Л. Горская

— Да мы же выяснили, что вы, вообще, радуетесь слезам!

С. Копылова

— Я не садистка. Но мне нравится, когда душа просыпается.

В. Емельянов

— Понимаем.

С. Копылова

— Вот как её торкнуть так, чтобы она, действительно, раскрылась.

Л. Горская

— Есть разные способы.

В. Емельянов

— Действительно, торкание разное бывает.

Л. Горская

— Есть такое понятие, как «вышибать слезу коленкой». Это я не знаю, как охарактеризовать в двух словах. Но, примерно, когда очень грубо играют на таких вот струнах, которые всегда живы в душе.

С. Копылова

— Я стараюсь не приписывать себе ничего, когда начинают хвалить, допустим, мои песни. Но всё-таки считаю, что когда люди говорят о том, что они «как на исповеди побывали», значит, наверное, те струны души трогают песни, которые именно близки к покаянию. И им хочется, и многие идут в храм после этого на исповедь. Потому что бывают и какие-то забытые грехи, а песня напоминает о чём-то.

Л. Горская

— Как интересно. А скажите, на семейных праздниках, торжествах вы поёте или нет? Или это для вас работа, сцена, а дома вы как-то по-другому проводите досуг?

С. Копылова

— Нет, я дома не пою.

Л. Горская

— А, вот так! А как вы время за столом проводите?

В. Емельянов

— А как вы сочиняете?

С. Копылова

— Я сочиняю у себя в келейке или где-нибудь в самолёте, или в поезде.

Л. Горская

— Подождите, но вот у вас именины, вся семья собралась, все друзья собрались, вы сидите за столом и не поёте, и не просят?

С. Копылова

— И не пою.

В. Емельянов

— И не просят?

С. Копылова

— Вы знаете, у нас не бывает таких крупных, громких компаний. Я человек достаточно замкнутый и стараюсь уединиться. Не очень люблю праздновать что-то там.

В. Емельянов

— И гостей не любите?

С. Копылова

— Понимаете, я очень редко бываю дома. И когда я наконец туда попадаю, мне хочется побыть одной.

Л. Горская

— Ещё бы — столько концертов в сезон!

С. Копылова

— Мне хочется побыть одной, закрыться у себя, побыть с родными, близкими, а они мои песни знают и так, чего им их петь?

Л. Горская

— Где наши радиослушатели могут вживую послушать вашу музыку? У вас какие-то концерты планируются летом, в ближайшее время?

С. Копылова

— Планируется концерт 22 сентября в «Гнезде глухаря» на Цветном бульваре, билеты уже в продаже.

Л. Горская

— Известная московская площадка.

С. Копылова

— И 8 ноября будет представление нового альбома «Ностальгия». Это альбом с таким белогвардейским уклоном — несколько песен о России. Да, собственно, они все о России, о тоске по Родине, на стихи и современных авторов, и поэтов-эмигрантов первой волны, три песни на мои стихи, музыка…

Л. Горская

— А в других городах: Томск, Иркутск, Екатеринбург у нас есть, Вязьма, Вятка, Тверская область.

С. Копылова

— Екатеринбург, Вятка — регулярно, ежегодно. В Иркутске, в своём родном городе, на большой сцене ни разу не выступала.

Л. Горская

— Но вы можете сейчас передать привет и попросить кого-нибудь организовать концерт!

С. Копылова

— Привет, дорогие иркутяне! Мечтаю приехать и выступить, действительно, в родном городе. Потому что, когда только-только я начинала, я там в двух приходах для бабушек в платочках спела несколько песен. А так, чтобы действительно большой концерт, как, скажем, у меня был в Тюмени — уже было три концерта — на самой лучшей площадке — в Гуляевском зале Тюменской филармонии. Это очень крутая площадка. И как-то, слава Богу, аншлаг собирался.

Л. Горская

— А «Меридиан» собирается?

С. Копылова

— «Меридиан» собирается, но в этом году мы его профукали, мы очень поздно обратились, и уже 8 ноября занято. А кроме 8 ноября у меня ничего там осенью нет свободного. Поэтому взяли «Королёвский» концертный зал.

Л. Горская

— Понятно. Тогда давайте для тех, кто ещё не был на ваших концертах и для ваших близких, которым вы дома не поёте, как мы выяснили, пока в нашем эфире исполним ещё какую-нибудь песню.

С. Копылова

— Давай тогда, Миша, сыграем «Послушник и монах»!

М. Оленченко

— Давай!

 

Звучит песня «Послушник и монах» в исполнении Светланы Копыловой.

 

В. Емельянов

— Что ж, спасибо за то, что нашли время и пришли к нам на радио «Вера» в программу «Светлый вечер». Напоминаем, что у нас в гостях сегодня была Светлана Копылова — автор и исполнитель. А в студии были Владимир Емельянов и Лиза Горская, до встречи, до свидания!

Л. Горская

— Всего доброго!

С. Копылова

— Благодарим вас за то, что пригласили! С нами был также Михаил Оленченко — мой незаменимый гитарист.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 оценок, в среднем: 4,70 из 5)
Загрузка...