Светлый вечер с Татьяной Черняевой (эфир от 02.12.2014)

Светлый вечер - Татьяна Черняева. Част 1
Поделиться
Светлый вечер - Татьяна Черняева. Част 2
Поделиться

Черняева Т.К. 5Гостьей программы “Светлый вечер” была журналист, Заслуженный деятель культуры Российской Федерации  и бессменная ведущая программы “АБВГД-йка” Татьяна Кирилловна Черняева.
Наша гостья говорила о состоянии современного детского телевидения, о том, как достучаться до детских сердец, рассказала об истории создания программы “АБВГД-йка” и об актерах, работающих в этой программе, а еще – о других детских проектах, которые она создавала на телевидении.

Ведущая: Елизавета Горская

 В гостях: Татьяна Кирилловна Черняева

 

Л. Горская

— Добрый вечер! Это программа «Светлый вечер» с вами Лиза Горская, я рада поприветствовать Татьяну Кирилловну Черняеву, которую многие из вас с детства знают просто как Татьяну Кирилловну, потому что она ведущая «АБВГДейки».

Здравствуйте, Татьяна Кирилловна.

Т. Черняева

— Добрый вечер!

 

Наше досье

Татьяна Черняева. Журналист. Заслуженный деятель культуры Российской Федерации. Родилась в городе Ессентуки Ставропольского края. Окончила Московский Государственный Университет имени Ломоносова по специальности литературный работник радио и телевидения. В 1975 году стала редактором и ведущей новой детской программы «АБВГДейка», которая и поныне выходит в эфир на телеканале ТВ-Центр. Татьяна Черняева — член Академии Российского телевидения. Всю свою творческую жизнь на телевидении занимается проблемами детства и вопросами педагогики. Активный сторонник увеличения доли детских программ в сетках вещания российских телеканалов. Считает эту проблему задачей государственной важности.

 

Л. Горская

— Татьяна Кирилловна, программе исполнится скоро 40 лет…

Т. Черняева

— Совсем немножко осталось.

Л. Горская

— В следующем году, если я не ошибаюсь.

Т. Черняева

— В начале следующего года 4 января 2015 года нам действительно 40 лет. Мы вышли в эфир 4 января 1975 года.

Л. Горская

— Вы дожили до юбилея, до которого не далеко не каждый телевизионный проект доживает. В чем секрет долголетия?

Т. Черняева

— Я думаю, что это удачная форма, пойманная авторами и бригадой. Начиналась эта программа по заказу Министерства образования Российской Федерации Советского Союза. Да, это было Министерство образования Советского Союза. И начальник управления дошкольного воспитания Роза Алексеевна Курбатова, съездив в Америку, увидев, что там есть такая программа, как «Улица Сезам», которая готовит детей к школе, вернулась в Москву, пришла на телевидение, и был государственный заказ сделать программу, которая готовит детей к школе. Мне поручили, молодому тогда редактору, почетную миссию придумать это все. Обратились мы к Эдуарду Николаевичу Успенскому, который написал первые 10 сценариев, который придумал название «АБВГДейка». И который привел в программу, я считаю, что это была его гениальная находка, он привел в программу клоунов.

Л. Горская

— Клепу.

Т. Черняева

— Нет, тогда еще не Клепу. В нашей программе первыми клоунами были — Семен Фарада, Александр Филиппенко, Владимир Иванович Точилин, Татьяна Непомнящая. Клоун Сеня, клоун Саня, Владимир Иваныч, его так уважительно и называли, и клоун Таня. Эти четыре клоуна, которые были из… Был тогда при МГУ студенческий театр «Наш Дом», и они там актерствовали. Поначалу они все были не артистами.

Л. Горская

— Сколько лет им было тогда?

Т. Черняева

— Где-то от 25 до 30. И началась работа над этой программой. И когда 4 января 75 года мы вышли в эфир, честно могу сказать, я не думала, заметят — не заметят, хотя это был первый канал, утреннее время, суббота, в 9:30. На второй день мы в себя приходили, что это было? На третий день мы получили первое письмо из Москвы, потом мы получили 10 писем, очень обрадовались, а еще через неделю нам письма стали приносить мешками. И первая программа получила 48 тысяч писем. Знаете, что это в объеме? 24 вот таких больших мешка.

Л. Горская

— Вот таких больших — Татьяна Кирилловна показывает в человеческий рост мешок.

Т. Черняева

— Бумажные такие мешки, в которых почту возили, 24 мешка. У нас в редакции был так завален угол. И тогда мы поняли, что это нужно, что это важно, это весело и это сразу полюбилось. Нам не надо было пробивать сознание, приучать к программе, она сразу была принята зрителями. И это было здорово. Читать письма, где дети захотели написать свою первую букву «А», они обратились к маме, взяли бумагу, краски, нарисовали, заставили маму заклеить конверт, отнести на почту. Тогда все это было иначе. Электронной почты не было.

Л. Горская

— Можно было кинуть в ящик на соседней улице.

Т. Черняева

— Это было очень здорово, и это дорогого стоило. И с тех пор, я считаю, «АБВГДейка» сохраняет традиции, она популярна до сих пор именно поэтому. С одной стороны, хранит традиции, с другой стороны, у нас зритель каждый раз подрастает, следующее поколение, кто-то уходит, кто-то подрастает. Не мы надоедаем бесконечно зрителю, а наш зритель от 3 до 10 лет, я этот период считаю, они выросли, пошли смотреть другие взрослые передачи, пошли во взрослую жизнь. А у нас уже на подходе следующие зрители. Каждый новорожденный ребенок — наш потенциальный работодатель. Так что я приветствую каждого, кто родился на этот свет. Кстати, вы знаете, что есть счетчик населения? Я недавно узнала, если посмотреть на сайте, то там каждые 20 секунд рождается в России новый человечек.

Л. Горская

— Нет, не знала.

Т. Черняева

— Пока мы с вами говорим 3 минутки, уже человек 10 родилось.

Л. Горская

— Работодателей ваших потенциальных (смеется). А сама программа подрастала? Менялся формат?

Т. Черняева

— Концепция не менялась. Одна из главных задач — подготовка детей к школе, но в то же время мы выполняем все четыре функции детского телевидения. Развлекательную, образовательную, просветительскую и функцию социализации ребенка, что очень важно. Мы всегда работаем по законам и методикам дошкольного воспитания. Которые меняются, улучшаются, мы за этим обязательно следим. То есть по науке. У нас меняется технология, вместе со сменой технологий на телевидении вообще, да, меняется. А снимать… Я говорю всегда: «Дадите 100 миллионов долларов, я выстрою букву А самолетами в небе… Дадите 3 копейки, я нарисую ее мелом на асфальте». И то, и другое будет «АБВГДейка». Было время, когда финансирование хромало, это в 90-е годы, это было у всех тогда, детские редакции закрывались, мы работали в студии, мы работали на натуре, выходили со съемочной площадки, со съемками в парк, на стадион, мы в свое время вели программу из цирка на Манеже с привлечением… Это было советское время, тогда можно было придумать сценарий, и у тебя все будет. Будет манеж, будет цирк снят, арендован, будут зрители в цирке. А сейчас мы работаем в виртуальной студии, что очень удобно.

Л. Горская

— Что это такое?

Т. Черняева

— Это зеленая комната с нашими специальными декорациями, рисованными и с компьютерной графикой. И это дает возможность нам каждую неделю делать сказку. Перемещать клоунов во времени и пространстве, отправлять в космос и подземелье к вулкану, рассказывать, что такое гром и молния. И все это смешивать, реальные кадры со сказочными. Самое главное, чтобы дети не отошли от экрана, нужно с ними играть. Клоуны — замечательные игрушки, настоящие. Которые могут ошибаться, которые могут глупость говорить, но это не обидно, над ними можно посмеяться, им тоже не будет обидно.

Л. Горская

— А главное они все время удивляют.

Т. Черняева

— Да. Поэтому это держит детей. Для себя я за многие годы вывела абсолютную формулу, что детям на детей смотреть не очень интересно. Когда на экране Маша, то та девочка Даша, которая сидит около экрана, ей гораздо интереснее смотреть на животных, на мультгероев, на клоунов. Потому что Маша, которая на экране, вызывает зависть, Маша — там, а я — здесь, а я тоже бы так могла. И для того чтобы ребенок смотрел на ребенка на экране, там должна быть такая замечательная история, которая бы захватывала, там обязательно вокруг должны быть еще какие-то персонажи. Вот это концепция «АБВГДейка».

Л. Горская

— А вы говорили про концепцию детского телевидения. Что это такое? Объясните, насколько это возможно, прописана ли где-то эта концепция, может быть, это как-то законодательно регулируется?

Т. Черняева

— Законодательно, к сожалению, это не регулируется. Я говорила о функциях детского телевидения. Детское телевидение обладает четырьмя функциями, которыми оно должно обладать. Развлечение. Если ты не будешь развлекать ребенка, он отвернется от экрана. Образование, воспитание. И функция социализации. Этим четырем китам мы должны отвечать. Что такое образование вы понимаете, развлечение тоже, просвещение тоже. А социализация — модель на экране должна быть построена так, чтобы ребенок сам делал вывод о том, как в данной ситуации нужно поступить. И у нас есть отработанная схема. Сценарий пишется. Сначала клоуны, как модель детского поведения, равно так же и куклы в «Спокойной ночи, малыши», то же самое. Завязывается какая-то интрига, я называю «скандальчик», спор. Естественно, они все делают неправильно. Потом приходит наставник, учительница, она говорит: «Что здесь произошло? Ребята вы не правы». И дальше абсолютно христианский финал у нас — покаяние и прощение. Я пришла к выводу, что «АБВГДейка» христианская программа, потому что она отвечает… Все, что в мире хорошо, оно отвечает христианским ценностям и отвечает 10 заповедям. Покайся и будешь прощен. То же самое у нас в «АБВГДейка» происходит в финале, когда все мирятся, делают правильные выводы. Это не значит, что они на следующую программу эти выводы запомнят и будут делать так. Они опять будут ошибаться, у них будет следующая история, но обязательно заканчивается программа точками. Абсолютно точными. Как надо себя вести, как надо учиться, как надо быть справедливым, как помогать другому. Все, как положено. О чем мечтает каждый родитель, чтобы дети поступали именно так.

Л. Горская

— Вы сказали вещь, которая, думаю, многих слушателей удивила. Что ваши телевизионные программы — христианские. Но по представлениям многих людей телевидение и христианство не сочетается. Многие утверждают, что телевизору место на помойке, ничего хорошего от него быть не может.

Т. Черняева

— Телевизор как само изобретение, телевидение, оно бесконечно важное. Телевизор в воспитании детей сейчас играет огромнейшую роль. Может быть, Интернет его заменяет, но, собственно говоря, это и то, и то. Это воспитание не родителями, а воспитание извне — и телевидение, и Интернет. Технологии пошли другие. Для того чтобы в Интернете выложить историю, ее надо снять, равно так же ее снимают, показывают по телевидению. Есть замысел, концепция, есть цель. Телевизор как искусство — это гениальное изобретение. Если говорить, что оно все-таки существует, значит, Господь попустил это. У меня отношение к эфиру, я всегда говорю на мастер-классах, на встречах, я к эфиру отношусь ответственно, я его называю «его величество эфир…» Если тебе судьба, Бог, случай дали возможность подойти к микрофону, подойти к камере, то ты должен понимать, что ты сейчас владеешь инструментом очень важным, если ты хочешь, чтобы тебя услышали, ты должен нести то, за чем люди пойдут. И ответственность у тебя огромнейшая — и перед теми, кто смотрит, и перед Богом тоже. И эту ответственность все должны соблюдать, потому что все это потом наказывается. Если ты будешь пользоваться этим инструментом для неправедных целей. Когда мне иногда говорят, в интервью: «Татьяна Кирилловна, как вас представить? Телеведущая?» Я говорю: «Нет, я не телеведущая». Чтобы быть телеведущей, ты должен быть в понимании кого-то, куда-то, зачем-то вести. И эта цель должна быть ясная. Я — журналист, работающий в кадре. Телеведущий — это, в итоге, роль. Назначили меня провести концерт, который покажут по телевизору. Я выполняю сейчас роль конферансье. Когда мне в «АБВГДейке» пишут эпизодик, роль, мне иногда авторы подкидывают возможность сыграть волшебницу, еще кого-то, отрицательных не дают (смеется), то это моя роль. Когда я выхожу с вами сейчас разговаривать, то я отдаю себе отчет, что у меня большущая ответственность перед теми, кто меня сейчас слышит. Попыталась объяснить важность радио, телевидения и вообще эфира. Это мое мнение.

Л. Горская

— Я напоминаю радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер», и в студии радио «Вера» Татьяна Кирилловна Черняева, журналист, соавтор программы «АБВГДейка». Правильно я вас представила?

Т. Черняева

— Авторские программы я там вела, но, на самом деле, у нас авторов много. Я на себя эту роль не так часто примеряла. Сейчас я — художественный руководитель программы «АБВГДейка». И у меня замечательная команда, которая ее делает.

Л. Горская

— Мы говорили о том, телевидение — хорошо это или плохо.

Т. Черняева

— Ответственное телевидение — это хорошо. Однозначно.

Л. Горская

— В идеале или на практике это хорошо?

Т. Черняева

— Вы хотите, чтобы я начала критиковать коллег по цеху?

Л. Горская

— Я хочу, чтобы вы рекомендовали программы, которые стоит смотреть.

Т. Черняева

— Для семейного просмотра сейчас, конечно, есть программы, которые можно смотреть. «Ледниковый период» интересно смотреть за прокатами, которые выполняют люди, которые месяц назад не стояли на коньках. Это труд, целенаправленность, пропаганда спорта. Интересно в тишине и покое познакомиться с личностью, есть такие программы — «Пока все дома», тоже долгоиграющая программа. Другое дело, я категорически не согласна со стремлением любой сюжет окрасить желтой тенью. То есть в одной из программ была такая фраза: «И вот потом его не снимали больше в кино, он остался только актером театра «Современник». С трагическими интонациями в голосе.

Л. Горская

— Это уже не мало.

Т. Черняева

— Вот именно. Не снимали в сериалах — какая печаль. Актер театра «Современник». Ребята, Слава Богу. И сравнивать театр «Современник» и какой-то пустой сериал, желание выдать, найти какую-то истерическую нотку и выдать… Я говорила, у меня был такой сюжет, когда ко мне подошла девочка и спросила: «Татьяна Кирилловна, а про вас фильм не снимали?» Я говорю: «Нет, не снимали». «А почему?» «Зацепиться не за что, замужем за одним мужем, не замешана ни в каких вещах». И она искренне, глядя мне в глаза, сказала: «Да, изюминки не хватает». На что я ей ответила: «Желтой ягоды облепихи не хватает».

Л. Горская

— Вы ей так и ответили?

Т. Черняева

— Так и ответила.

Л. Горская

— А как же в тишине познакомиться с человеком?

Т. Черняева

— А вот для этого нужен ведущий, нужен собеседник, который несет ответственность за эфир.

Л. Горская

— И снова пытаюсь спросить, много ли вы встречаете таких людей в жизни?

Т. Черняева

— Конечно. Опытных людей, уважаемых, на телевидении очень много. Из старой когорты — Ангелина Вовк, Татьяна Веденеева, из молодых — я очень хорошо отношусь к нашему замечательному шоумену Ване Урганту, с удовольствием смотрю его программы. Он выдерживает грань между смешным и интеллигентным, он всегда интеллигентен в любой ситуации, он всегда доброжелателен и почтителен к тому, кого он приглашает. Ясно дело, для вечернего формата… Это не значит, что я из того времени, что я из того Советского Союза, где мне было очень хорошо. Мне и здесь хорошо.

Л. Горская

— Возвращаясь к вашему родному детскому телевидению. Оно существует сейчас? Есть вроде бы целые детские телеканалы.

Т. Черняева

— Если говорить про детское телевидение, давайте поговорим о том, что детское телевидение — весьма важная штука. Почему? Объясняю. Мне часто задают вопросы: «Татьяна Кирилловна, вы, наверное, видите, что дети стали другими». Наш зритель «АБВГДейский» по сравнению с теми ребятами, которые писали нам первые письма в 75 году, практически не изменился. Объясняю почему. Потому что 400 лет, 200 лет и позавчера, и даже сию секунду рожденный ребенок рождаются абсолютно одинаковыми с чистым листом бумаги.

Л. Горская

— Говорят, сейчас много детей гиперактивных.

Т. Черняева

— Гиперактивность — это другое дело, это уже физические какие-то… А сознание, чистое, незамутненное, ребенка новорожденного абсолютно одинаковое, что 1000 лет назад, что сейчас. А потом мы начинаем вкладывать в него информацию. Психологи точно утверждают, что 95 % всей жизненной информации ребенок впитывает в возрасте до 6 лет. И только потом за всю жизнь человек добирает остальные 5. И этот возраст очень важный. Единственное, чем отличаются современные дети от предыдущих — информация, которая вкладывается в них, прессуется, ее больше, она интереснее, она многоплановее. И источников информации, которые на его мозг направлены, очень много. Если раньше была Арина Родионовна у Пушкина, то сейчас мама, папа, бабушка, детский сад, радио, улица, планшет, айфон, и это все надо переварить малышу. А человеческий мозг в это время очень готов всю эту информацию воспринимать. Этим отличаются дети от тех, которые были 20-30 лет назад. Письма их, которые мы получаем, абсолютно не отличаются, даже рисунки такие же, человечки, клоуны… Положи рядом два письма, написанные 40 лет назад и сейчас, они будут разниться только в одном. Обычно, если ребенку 4 года, то пишет мама, а он лапку прикалывает, рисунок рисует, печатными буквами пишет «АБВГДейка, я тебя люблю». То же самое письмо, только у мамы в ее строчках: «Я смотрела эту передачу в детстве, а теперь включаю ее своему сыну или дочке». Эта приписочка. А так — абсолютное признание в любви и от тех, и от других. Мы очень счастливые.

Л. Горская

— А сколько писем получила программа за почти 40 лет существования.

Т. Черняева

— Около 2 миллионов.

Л. Горская

— Но вы их вряд ли храните в таком количестве.

Т. Черняева

— Не хватило, да. Но вы знаете, подходят взрослые люди, говорят: «Татьяна Кирилловна, когда я написал письмо в “АБВГДейку”, и вы мне прислали ответ». Да, действительно во времена Советского Союза мы рассылали ответы на эти письма. Не всем, правда. Мы тогда получили полтора миллиона писем, на 800 мы ответили. Работали студенты, зарабатывали прибавку к стипендии. Они отвечали на письма, они вкладывали в конверт открыточку, на которой было написано «Спасибо, дорогой друг, ты очень хорошо выполнил домашнее задание, надеемся, что всегда будешь нашим хорошим учеником». Мультяшные герои наши разноцветные были напечатаны. И эта открыточка уходила кому-то. И спустя много лет подходят и говорят: «Вы мне ответили, я эту открытку храню, как домашнюю семейную реликвию». Когда спрашивают про мое кредо, я говорю, что далеко ходить не надо и цитирую Александра Грина: «Если можешь сделать чудо, сделай его». Раз — мы это чудо сделали. Сейчас открытки рассылать — дороговато.

Л. Горская

— А письма продолжают приходить?

Т. Черняева

— Письма приходят. С тех пор как мы вышли на TVCI, с тех пор как нас стали показывать через спутник на весь мир, нам очень много писем приходит из-за рубежа. Недавно письмо пришло из Новой Зеландии. Представляете? Там очень умная мама приписала адрес своей электронной почты, и я этой девочке ответила электронно, послала нашу фотографию. И на завтра пришел электронный ответ, где мама пишет: «Сумасшедшее спасибо, Ева — самый счастливый ребенок в мире». Вот так сократилось расстояние между нами и Новой Зеландией. Из Канады, из Соединенных Штатов пишут. Наших соотечественников по миру очень много. И «АБВГДейка» сейчас выполняет государственную миссию, она помогает сохранять русский язык в семьях наших соотечественников. Три года назад мы поехали с гастролями в Германию, когда было такое приглашение, на целый месяц, на Рождество, мы проехали 32 города за 28 дней. Я спрашивала у устроителей этих гастролей: «Ребята, что нам нужно выучить на немецком языке программу?» Они: «Да нет, нет, что вы, что вы, у нас там русского населения очень много». И это было забавно. Потому что мы приезжали в город, выходила я на сцену, если в Москве и по России, у нас одна треть взрослых и две трети детей в зале сидит, мама пришла с двумя детьми, бабушка привела кого-то. В общем, так. То здесь выяснялось, что приходило семейство: папа, мама, бабушка, дедушка и один ребенок. Выхожу в зал, все взрослые, а детки очень малой частью, что же с ними делать? Ничего, делали то же самое, что с детьми, и все радовались. Люди за рубежом очень ностальгируют, раз они пришли посмотреть «АБВГДейку», значит, у них сердце лежит к России, значит, они помнят свое детство, и это то самое чувство, которое называется «ностальгия».

Л. Горская

— Возвращаясь к тому, что сейчас ребенок поставлен не в те условия, в которых он был 40 лет назад, сейчас нещадный поток проходит через детскую голову. Может быть, у вас есть какие-то советы родителям, как уберечь детей от хаоса своих чад.

Т. Черняева

— Первое, что я всегда советую родителям, присесть на корточки и посмотреть ребенку в глаза, и разговаривать с ним. На корточках. Когда разговариваешь сверху, ты его глаз не видишь, не так чувствуешь. Как можно больше разговаривать, абсолютно точно. Тогда возникнет взаимопонимание и радость от общения мамы или папы. И умные родители контент и интернетовский, и телевизионный просеивают. А если человек верующий, то он точно знает, как это делать, по каким критериям. Бог в помощь!

Л. Горская

— Программа «Светлый вечер» на радио «Вера», Татьяна Кирилловна Черняева у нас в гостях, журналист и ведущий программы «АБВГДейка», вернемся через минуту.

Л. Горская

— Мы продолжаем. В студии радио «Вера» Татьяна Кирилловна Черняева — журналистка, ведущая «АБВГДейки». Татьяна Кирилловна, что не меняется в программе «АБВГДейка» за 40 лет, что не изменилось? Т. Черняева — Первое, не меняется начальная и финальные музыкальные заставки, это музыка Шаинского, песенки «АБВГДейки». Не меняется концепция обучения клоунов. Это Клепа, не меняется этот образ. Он у нас таким уже брендом стал. И…Татьяна Кирилловна пока не меняется. Л. Горская

— Абсолютно не меняется! Абсолютно не меняется, это у меня мой отдельный личный женский вопрос потом, как удается Вам не меняться, потом, после программы. Т. Черняева — А Клепа — это совершенно замечательный артист Сергей Балабанов, который действительно 30 лет в роли. И он такой главный паровоз у нас в программе, потому что именно он несет такой отрицательный… Л. Горская

— Заряд? Т. Черняева — Заряд, да. Он все время что-то придумывает, вот с ним можно спорить. Л. Горская

— Почему же отрицательный? Т. Черняева — Что значит отрицательный вообще? Ребенки отрицательные бывают, дети? Нет, не бывают. Все ребенки положительные. У них характер бывает в данной ситуации — вот, туда пошли или туда, то есть они странные, они разные, те которые не равняются, это, значит, будут талантливые дети. Ведь когда мамы воспитывают послушных детей, они воспитывают удобных детей. А дети должны вырываться из этих вот рамок. Другое дело, что их потом, если они вырвались, их назад немножко взрослые подвигают и говорят: «а вот это нельзя, а вот это так». И каждый неправильный, с точки зрения взрослого, поступок ребенка дает возможность объяснить, как надо правильно. Если ребенок тихий, и он ничего не совершает неправильного, как он узнает, что такое хорошо и что такое плохо? Л. Горская

— Мысль понятная. Я сижу и думаю, что послушание же добродетель, как же так? А из Вашей речи следует, что послушание — это не очень хорошо. Т. Черняева — Нет. Почему? Послушание, но к послушанию надо приходить не … как сказать? Не строгостью навязывая это: «сиди и слушай!» — а с объяснениями, с пониманиями. То есть каждое послушание должно быть понято. И прийти к послушанию, если вот так, мне кажется, в православном ключе, если мы приходим к послушанию и говорим, что это послушание, то мы отдаем себе отчет во имя чего это послушание — ради Христа. Во имя чего человек свою гордыню зажимает, да для того чтобы тебе стать лучше, для очищения какого-то. То есть не должно быть послушания ради послушания, когда вы видите, бывают иногда такие сценки в магазине или где-то на улице, когда мама кричит на ребенка: «Ты не слушаешься, я сейчас тебя милиционеру отдам!» — или еще чего-то. Это что, она объясняет ему, как быть послушным? Л. Горская

— Не знаю, что она делает.

Т. Черняева

— Она делает ужасную вещь, правильно? Она унижает просто достоинство. Послушание, оно возвышает, оно не должно быть унизительным. Мне так кажется. Любое послушание, и тем более детское, когда есть еще не окрепшая совершенно душа, и в нее надо заронить понимание и послушание, и отношение к другим, и умение гордыню свою смирить. Но это все должно быть объяснено взрослыми. Вот Клепа нам помогает справляться с этими детскими недостатками. То есть он по характеру своему все время идет вразрез. Вообще-то они все по очереди так, тренируясь сейчас у нас, Шпилька, Гоша и Клепа, они все по очереди эту роль выполняют. И тогда парочка других либо начинает с ним то же самое делать, там, озорничать и безобразничать, и потом им все это учительница объясняет, либо… но Клепа — он самый яркий такой образ, который я очень люблю. Л. Горская

— А давайте песню послушаем! Т. Черняева — Да, с удовольствием. Это как раз песня Клепы о себе любимом. Вот в ней все сказано.

 

Звучит песня Клепы: Спою вам песню о себе любимом! Я рыжий клоун, я неотразим. Народом я любим и коллективом, И Думой Государственной любим. Пой, Клепа, песню о себе, Пой, Клепа, песню о судьбе. Который год детей учу, Пою, танцую и шучу.

И это нелегко, скажу тебе! Нам каши манной «Сникерс» не заменит И супом «Кнорр» не заменить борща. Мы лечим грипп малиновым вареньем, И очень любим Клепу сообща. Пой, Клепа, песню о себе, Пой, Клепа, песню о судьбе. Который год детей учу, Пою, танцую и шучу.

И это нелегко, скажу тебе! И коль в субботу вы проснетесь рано, Увидите с улыбкой мой привет. Вам Клепа подмигнет с телеэкрана, И знаю, подмигнете мне в ответ. Пой, Клепа, песню о себе, Пой, Клепа, песню о судьбе. Который год детей учу, Пою, танцую и шучу.

И это нелегко, скажу тебе!
Л. Горская

— Чудесная песня! А вот «о себе любимом», нет ли в этом пропаганды гордыни? Т. Черняева — Нет. В этом есть ирония над собой. А ирония над собой — это первый путь, как раз, к отказу от гордыни. Если ты не умеешь посмеяться над собой, значит, ты вот… гордыня у тебя там где-то на плечах сидит. Л. Горская

— То есть, ирония — это хорошо? Т. Черняева

— Замечательно! Л. Горская

— А сарказм? Т. Черняева

— Сарказм он все-таки направлен на кого-то, правильно? Если сарказм направлен на тебя самого, то это сродни иронии, а когда на кого-то, здесь уже надо быть осторожным. Л. Горская

— А вы вообще оптимист по жизни, да? Т. Черняева

— Еще какой!

Л. Горская

— Может в этом секрет вашей, вашего… ну, потом спрошу, ладно. Ладно, я оставлю этот секрет себе. 30 лет в одной роли, изменился ваш Клепа? Может, он делился с вами впечатлениями.

Т. Черняева

— Ну, во-первых, я могу сказать, что, несмотря на то, что Клепа 30 лет в одной роли, он практически не меняется. Он лучезарный, это замечательный артист, который умеет на площадке, надев парик, нос и костюм Клепы, стать вот таким искренним Клепой. Я каждый раз смотрю, принимаю передачу и думаю: «Боже мой, как же нам повезло с ним!». Вообще мне так повезло с командой. Телевидение командная вообще работа. И когда говорят: «вот ваша программа», я говорю: «нет, это наша программа». У меня сейчас замечательная команда авторов, композиторов, актеров, закадровых творческих работников — монтажеров, звукорежиссеров, всех. Порядка 40 человек приходит на запись программы на «Мосфильм». И атмосфера любви, доверия и взаимного уважения, которая там царит, вот это безумно дорого для меня, как для руководителя.

Л. Горская

—Сильно изменилась команда за 40 лет?

Т. Черняева

— В каком смысле? Ну да, конечно, операторы какие-то приходили… некоторые люди уже вообще покинули этот мир. Но я благодарна каждому. Я благодарна каждому артисту, который играл в «АБВГДейке». Мы сейчас воспитываем уже 18-го клоуна. Л. Горская

— Восемнадцатого? Т. Черняева

— Да. Л. Горская

— Только Клепа неизменен.

Т. Черняева

— Ну, так получается, что каждый новый цикл меняются там артисты, состав. Да, Клепа остается все время такой. И я благодарна каждому. Когда говорят — кто лучше? Я говорю: «Ребята, нет, не может быть. Ну, вот считайте, что это 18 детей “АБВГДейки”, как можно говорить — кто лучше? Все замечательные. Л. Горская

— А всех вдохновляет программа так же, как вас? Делятся вообще люди впечатлениями с вами от работы в «АБВГДейке»? Т. Черняева

— Ну, конечно. Могу сказать, что у нас даже уборщицы приходят с удовольствием. Потому что… к нам приходят на экскурсию с детьми, то есть вот звукорежиссеры, операторы приводят своих детей посмотреть, как снимается «АБВГДейка». Иногда мы приглашаем даже тех, кто вот… зрители напишут письмо и говорят: «хотел бы посмотреть» — почему, приглашаем, не так часто, но все-таки бывает. То есть это программа, конечно же, с хорошей идеей. Мы стараемся идти в ногу со временем с точки зрения технологии и средств воплощения, там отличная сейчас команда артистов, и совершенно замечательная команда авторов. Это вот точно, писать для детей — это все равно, что писать для взрослых, но только лучше. И свои закономерности там есть, авторские. И еще нам очень здорово помогает театр Терезы Ганнибаловны Дуровой, что на Серпуховке, мы приглашаем оттуда актеров. Они играют у нас эпизоды. И там тоже очень профессиональные артисты, я очень люблю этот театр, они украшают нашу программу и помогают нам.

Л. Горская

— Я напоминаю радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер», и в студии радио «Вера» Татьяна Кирилловна Черняева. Татьяна Кирилловна, раз мы уже заговорили о театре, я знаю, у вас были какие-то театральные проекты в свое время. Может, расскажете об этом поподробнее? Т. Черняева

— Ну, я могу сказать, что, конечно же, «АБВГДейка» — это самый интересный и яркий проект моей жизни. Но на самом деле я журналист, мягко говоря, широкого профиля и всю жизнь проработала в учебной редакции. Готовила программы по литературе, по искусству, у меня были циклы о поэзии. Л. Горская

— Но тоже телевизионные?

Т. Черняева

— Да, конечно, телевизионная учебная редакция. И вот интересно, я думаю, что для радио «Вера» это интересный эпизод из моей жизни — «Суперкнига», мультфильм, который вышел… Л. Горская

— Я помню. Это ваш проект был? Т. Черняева

— Да, это был проект. Причем он был такой любопытный с точки зрения, как он начинался. Наверно, уместно будет сказать, каким образом я вообще к Богу пришла. Потому что родилась я в семье заведующей школой имени Сталина в маленьком городке. Естественно, была не крещеная, потому что в городе, где все всех знали, в то время крестить ребенка заведующая школой имени Сталина, естественно, не могла. А по происхождению, у меня девичья фамилия такая достаточно редкая — Генисаретская, до замужества я была Татьяна Генисаретская. И по маминым рассказам прадед у меня был священнослужитель из Мурома. Наступил момент, когда… наступает у многих людей, когда начинаешь ощущать себя в мире уже несколько с другой стороны и думаешь, что будет впереди, что у тебя позади, кто у тебя предки. Хотя в моей молодости комсомольско-пионерско-октябрятской, сразу после войны, никто не хвастался прадедом священником. В историях семейств эти имена под запретом были… ну, не афишировались. И где-то вот, когда у меня наступил такой переломный возраст, я подумала о том — а вот будут ли помнить меня мои дети, внуки, если я не очень помню своих предков. Стала рыться там … в родословной. Л. Горская

— Хорошо, что было, где порыться. Т. Черняева

— Да. В какой-то момент еще рядом со мной человек оказался, который сказал, что «некрещеная, да как же так может быть?». В общем, я не по какой-то трагической ситуации — иногда люди приходят к Богу именно тогда, когда вдруг что-то произошло серьезное, — не по моде, как в 90-е годы стало модно, а просто по размышлению о своем месте в семейной цепочке. Я пошла и в день Татьяны приняла крещение в православном храме на Ваганьковском кладбище. Как сейчас помню, в той церкви. И после этого у меня как-то все очень интересно сложилось. Ровно через два месяца мы поехали с гастролями в Киев и там… Когда мы с «АБВГДейкой» ездили на какие-то гастроли, обычно я заходила в храм или по городу так, походишь, походишь… это интересно всегда, старые храмы смотреть. И мы зашли с моей приятельницей в храм святого Владимира там, неподалеку от Крещатика. Ходим, смотрим фрески… он со своей историей. Стоит какая-то толпа и, видимо, экскурсовод что-то рассказывает. Я говорю: «Галь, пойдем, послушаем информацию из первых уст». Подходим, и вижу — нет, женщина, в таком черном платке, но чувствуется, что не экскурсовод, с прекрасной речью, рассказывает про фрески, цитирует Евангелие. А у меня после концерта белая шляпа, красное пальто… такое яркое пятно. Она смотрит и говорит: «Вы в институте иностранных языков не учились?». Я говорю: «Нет». Потом поворачивается через некоторое время… Л. Горская

— Странная ассоциация. Т. Черняева

— Ну, видимо она тоже там… лицо какое-то знакомое, видимо, заметила. Потом поворачивается и говорит: «Все, я вспомнила, я узнала вас, вы — Татьяна Кирилловна из “АБВГДейки”». И дальше 40 минут, глядя мне в глаза, она объясняла, что мне нужно через «АБВГДейку» нести Слово Божие детям. Она говорила очень убедительно. Она говорила так, что просто повернуться, сказать: «Спасибо, Вы знаете, мы торопимся», — было невозможно. Знаете, когда собеседник цепляет, и… я слушала и думала: «Вот все правильно говорит, вот права, абсолютно права». Но у меня партбилет в кармане, и я работаю в идеологической организации. Вот я приду и скажу: «Давайте в “АБВГДейке” Слово Божие детям нести!», меня не поймут. Л. Горская

— Программа вроде не политизированная была. Т. Черняева

— Да нет, что значит — политизированная, не политизированная, но вот так, она… конечно, «АБВГДейка» не политизированная была. Ну, в общем, мы попрощались с этой женщиной, звали ее Галина. И вернулась я в Москву. В это время я делала программу «Педагогика для всех». Туда пришел к нам один из авторов, молодых историков, который сказал: «Ой, Татьян, давай сделаем вот про духовное образование». Это был 91 год, когда это можно было уже начинать делать. И, значит, мы с ним сняли несколько сюжетов: духовную семинарию, воскресную школу. И потом попали в одно семейство, где сказали: «Вы знаете, у нас есть люди, которые хотят мультфильм библейский показывать по телевидению». И дали нам возможность посмотреть этот мультфильм. Я говорю: «Давайте я посмотрю, что это есть». Это была «Суперкнига». Мне очень понравился этот мультфильм. Я пришла в редакцию, главный мой редактор… Л. Горская

— А мультфильм был переводной?

Т. Черняева

— Да, переводной. Но уже там русский дубляж был. Я говорю: «Вот, у нас детский час идет, как раз сейчас бесплатно дают». Главный редактор меня завернул и сказал: «Еще не хватало, с религией в детский час!» Дальше я пошла через дорогу к министру образования, тогда Ягодин был. Думаю, вот он-то позвонит на телевидение, это же так интересно, это ж просто ликбез идет библейский. Там мне тоже отказали. Ягодин был хоть и прогрессивным, но все-таки атеистом. И только на третий раз мне удалось этот мультфильм в программу вставить. И он пошел с потрясающим успехом. То есть это действительно был ликбез. Нам слали письма и взрослые, и дети. У нас была викторина такая, значит, каждый четвертый выпуск мы объявляли викторину. Ну, например, — «Как вы себе представляете рай?». Дети потрясающие письма писали.

Л. Горская

— Как себе дети представляют рай?

Т. Черняева

— Рай, вот сейчас процитирую дословно: «Рай — это сад, где яблони, груши и никто не ворует. А у нас все воруют». Это 90-й год. Л. Горская

— Что за ребенок такой, у которого все воруют? Т. Черняева

— Ну вот такие… дети, дети искренние. Я думаю, что он видел просто картинку в жизни. И могу сказать, что популярность этого проекта, «Суперкниги», была ничуть не меньше, чем популярность «АБВГДейки». И я считаю, что это была история очень интересная. После нее, как раз вот, я стала делать спектакли для детей, возможно первый на телевидении рождественский спектакль «Рождество в телетеатре». Мы сделали рождественскую мистерию, она вышла в эфир в 93 году. Это были первые христианские программы, которые были по российскому телевидению, вот такие, детские. И которыми я горжусь, это тоже такой эпизод в моей жизни. Мы сделали 6 спектаклей — «Принц Каспиан», «Лев, колдунья и платяной шкаф», «Русалочка», потом «Царь Иудейский» по Константину Романову, по произведению Великого Князя Романова. И все это еще есть у меня на видеопленках. Л. Горская

— А эпизод, он закончился или до сих пор удается что-то подобное делать? Т. Черняева

— Нет, я думаю, что этот эпизод закончился. Ну, во-первых, сейчас я занимаюсь только «АБВГДейкой» и еще такой деятельностью по восстановлению храма за 400 километров. Это моя жизнь сейчас. Л. Горская

— Что за храм, если не секрет?

Т. Черняева

— Храм? В четырехстах километрах от Москвы, в Тверской области, на берегу озера Вселуг стоят два храма, оба под одним и тем же названием — церковь Рождества Иоанна Предтечи. Деревянному храму 320 лет, а каменному храму в прошлом году мы отметили столетие. Место это совершенно потрясающее, это параллельно Селигерским озерам, вот там есть такая цепочка озер. И туда я езжу уже 40 лет, у нас там такая избушечка на берегу озера. Ну, вот этими храмами мы занимаемся, там и духовник мой отец Антоний. Место не только красивое, но, я думаю, что и намоленное. Естественно, в свое время забытое незаслуженно, но сейчас возрождается. Л. Горская

— Что удалось сделать за 40 лет?

Т. Черняева

— Нет. Начали мы его восстанавливать чуть-чуть позже, чем сорок лет (смеется).

Л. Горская

— Не сразу. Т. Черняева

— Я туда езжу 40 лет. И я помню деревянную церковь с открытыми воротами и красную, в которой хранили удобрения и двери хлопали, туристы писали «здесь был Вася». А в 90-ом году там появился иеромонах отец Антоний, который поселился там, и отремонтировали немножечко придел один, левый, картонный иконостасик, какая-то такая незатейливая утварь, и стал он там служить. Крестил он моих детей, внуков… кого-то причащал, кого-то венчал. А потом в 2005 году, дети наши повырастали, и появилась идея этот храм восстановить. И с 2005 года он уже в такой красе. Наберите «Ширков погост» в Интернете.

Л. Горская

— Ширков погост.

Т. Черняева

— Да. И все увидите. Потому что место там совершенно потрясающее. Ну, и каким-то образом там община такая у нас создалась. В основном москвичи, потому что местные жители… там их уже не осталось фактически. Но место это любимое, любовное и всячески помогаем.

Л. Горская

— Удивительно, но Вы далеко не первый гость в нашей студии, у которого в жизни два основных дела — творчество и восстановление храма отдаленного. Т. Черняева

— Но, я говорю, что я малая часть той общинной жизни…

Л. Горская

— Но тем не менее. Слава Богу! Т. Черняева

— Но, тем не менее, это место хорошее. Мы его любим и гордимся им. И надеемся… вот я уверенна, что мы только в начале самого пути. Потому что там история такая: церкви там 600 лет стояли и вот сейчас проблема спасти деревянный памятник. Она уникальная совершенно церковь, 48 метров в высоту, и стоит она, не так часто встречаются такие явления, она стоит на своем родном месте; то есть ее никуда не перевозили, она вот как стояла и стоит. И она вот под дамокловым мечом, как говорится, и вот-вот может рухнуть. Сейчас это головная боль всех, кто туда приезжает.

А каменный храм, ну, восстановили, он хорош собой и туда уже… все в порядке там с ним. Л. Горская

— Ну, есть надежда деревянный спасти?

Т. Черняева

— Деревянная церковь, она находится под неусыпным оком государства.

Л. Горская

— Памятник культуры?

Т. Черняева

— Она не нашего прихода. Это да, памятник истории культуры федерального значения, и как у нас положено, никто не может ничего сделать, потому что переписка идет такая — чиновник чиновнику пишет, перекидывает, а толку чуть. Ну, например, там такая трагедия, что в прошлом году, как раз на Казанскую, с этой деревянной церкви упал деревянный крест. Хотя он простоял всего семь лет после реставрации, предыдущий простоял 50 лет и он не упал, его снимали. Эта проблема поднималась неоднократно и в Тверской области и в администрации Тверской области, но ничего пока не сделали. А мысль такая, что да, может быть крест это — надо специальные реставрационные работы, тендеры выигрывать, но церковь деревянная и там вместе с крестом упал громоотвод… молниеотвод, то есть вот та самая проволочка, которая… То есть теперь любая… Эта церковь — самое высокое место на этом берегу. И ежели… Л. Горская

— Не дай Бог!

Т. Черняева

— Не дай Бог, молния ударит, то это будет… мы просто утратим этот памятник. И этой перепиской занимались целый год, но и лето пришло, и осень прошла, и вот снова осень, и так никто ничего не сделал. Хотя, слава Богу, это лето было мокрое. А если бы было сухое или с какой-нибудь такой сильной грозой, то это была бы беда. Но вот, ничего, продолжаем биться за это. Л. Горская

— Ну, будем надеяться, что все получится!

Т. Черняева

— Господь управит!

Л. Горская

— Татьяна Кирилловна, вот я на Вас смотрю и всю передачу хочу попросить у Вас каких-то рекомендаций или советов. Потому что Вы человек. Действительно, вне времени, человек-легенда, не побоюсь этого слова, потому что программа, на которой выросла ни одно поколение, ни одно поколение знает Вас. При этом Вы человек удивительно целостный и удивительно живой. Я уже не говорю о том, как Вы прекрасно выглядите, это… это секрет.

Т. Черняева

— Никаких секретов! Л. Горская

— Поделитесь с нашими радиослушателями какими-нибудь своими любимыми правилами жизни.

Т. Черняева

— Все правила жизни, их десять, и вы знаете, где они, абсолютно! А если еще их больше сократить, их два — возлюби Бога и возлюби ближнего, как самого себя. Но только, как сказать, не на словах, а на деле. Можешь сделать кому-то что-то хорошее — сделай, и тебе будет радостно и тому человеку. Не унывать, уже давным-давно я на все говорю: «Господь управит», в самую такую трудную минуту, они же бывают, это не потому, что я такая вот прямо оптимистка-оптимистка, нет, всякое бывает. И думать о том, что есть люди, которым в трудную минуту гораздо хуже бывает. И, когда подумаешь об этом, все твои проблемы они куда-то прячутся, и стыдно за них становится, тогда это не проблемы, это так просто, пустяк. Это с точки зрения того, как преодолевать сложности в жизни. А потом еще — любить жить, вот наслаждаться этим. И, наверно… чем дальше… чем дальше в лес, тем больше дров (смеется). Чем больше возраст, чем взрослее становишься, тем это счастье ощущаешь каждый день — ну, вот еще один день, как здорово! Я сегодня ехала, думаю: «Солнышко, о, — я молодец, у меня в сумке там темные очки, значит, оно не слепит, хотя греет». Думаю: «Как хорошо!» Приехала к вам, вы мне улыбаетесь, но это так здорово — улыбнулись! Так что, наверное, в этом. Ну, какие секреты? — просто живете радостно, не проходите мимо радости! Л. Горская

— Спасибо, Татьяна Кирилловна! К сожалению, нам пора заканчивать программу. Я напоминаю радиослушателям, что в гостях у «Светлого вечера» сегодня была Татьяна Кирилловна Черняева, журналистка, ведущая «АБВГДейки». И давайте послушаем так хорошо знакомую нам с детства музыку.

Звучит песня из программы «АБВГДейка».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...