Светлый вечер с Мариной Есипенко (28.07.2015)

Светлый вечер - Марина Есипенко (эфир 28.07.15) Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Марина Есипенко (эфир 28.07.15) Часть 2
Поделиться

Есипенко Марина 1У нас в гостях была актриса театра имени Вахтангова, заслуженная артистка России Марина Есипенко.
Наша встреча состоялась в преддверии юбилея актрисы. Мы говорили о творческом пути Марины Николаевны, о ее работах в театре и кино и об организованной ее супругом Олегом Митяевым премии “Светлое прошлое”.

Ведущие: Владимир Емельянов и Лиза Горская

В. Емельянов

—  На радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здравствуйте, в студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. У нас сегодня в гостях Марина Есипенко — российская актриса, заслуженная артистка Российской Федерации, одна из ведущих актрис театра имени Вахтангова.

М. Есипенко

—  Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

Наше досье:

Марина Есипенко. Родилась в Омске, училась в театральном училище имени Щукина в Москве, после окончания которого была принята в труппу Государственного академического театра имени Вахтангова. Сыграла более 40 ролей в театре и кино. Заслуженная артистка России. С 2004 года ведёт совместно со своим супругом Олегом Митяевым ежегодную церемонию награждения «Светлое прошлое», которая проходит в Челябинской области.

Л. Горская

—  Марина, первый вопрос, чтобы определиться. У вас такой внушительный послужной список. Вы кем себя скорее считаете — актрисой театра или кино, или это нераздельные вещи, нельзя так выделить?

М. Есипенко

—  Кем я себя считаю? Актрисой театра и кино! Скорее всего, наверное, всё-таки больше театра, потому что кино — это такое состояние сиюминутное, и потом уже ничего невозможно исправить. А в театре такая есть возможность, если ты чем-то неудовлетворён, то ты можешь потом, на следующем спектакле, как-то исправить. Как-то мудрёно я сейчас ответила. Но, в общем, с театром моя жизнь связана пока больше, чем с кино. Кто его знает, может быть, дальше будет по-другому.

Л. Горская

—  У нас просто очень много артистов приходят в гости в нашу программу — так получилось. И все по-разному отвечают на этот вопрос. Кто-то говорит, что одну роль наоборот надоедает играть — вот ты её играешь, играешь — она одинаковая. А в кино один раз вложился, что-то довёл до совершенства, и вот оно как бы в граните осталось, вот оно есть.

М. Есипенко

—  Ой, как я завидую таким артистам, которые говорят, что они что-то довели до совершенства и оставили в граните. Потому что я — человек очень сомневающийся, и как раз в театре мне не надоедает играть одну и ту же роль на протяжении даже, скажем, многих лет. Потому что я каждый раз пытаюсь сделать что-то по-другому, если вдруг становится скучно. Но скучно не бывает, потому что ты можешь найти столько нюансов в исполнении одной и той же роли. Честно вам скажу, что я не понимаю, как, допустим, бродвейские артисты каждый день одно и то же, а то и по нескольку раз могут играть. И теперь у нас такой опыт вот это для меня «жесть», как говорит сейчас молодёжь.

В. Емельянов

—  Но они же играют недолго, бродвейские артисты!

М. Есипенко

—  Ну, как? Годами идут тоже эти мюзиклы!

В. Емельянов

—  Я сомневаюсь, чтобы там был несменяемый состав, обычно они где-то на полгода арендуют зал, молотят это всё дело, и всё, а потом новый мюзикл.

М. Есипенко

—  Да?

В. Емельянов

—  Мне так кажется, я ошибаюсь?

М. Есипенко

—  Я знаю, что очень известные такие мюзиклы идут уже по много лет там.

В. Емельянов

—  Но это фирменная, действительно, вещь, типа «Cats», «Волосы» и так далее.

М. Есипенко

—  Да-да-да! Наверное, когда надоедает одним артистам, они берут других!

В. Емельянов

—  Ну, или так, да. А у них же, по-моему, вообще нет такого понятия, как «репертуарный театр», ну, за исключением… Во Франции, во всяком случае, я знаю «Комеди Франсез» — у них труппа постоянная. Они снимают какой-то подвальчик, делают какой-то на уровне студии спектакль, он идёт месяца два, потом делают новый. Или не делают, разбегаются. Это вот у нас прям такой театр…

М. Есипенко

—  Академический!

В. Емельянов

—  Да! Со всеми…

М. Есипенко

—  Вытекающими последствиями.

В. Емельянов

—  И втекающими тоже, что характерно! Потому что, с одной стороны, это очень хорошо, наверное, это очень соответствует русской душе такой вот и русской традиции. С другой стороны, это не очень хорошо, потому что вот эти закулисные театральные дела, когда там свои какие-то протагонисты, тёрки вот эти закулисные бесконечные и так далее.

М. Есипенко

—  Знаете, в этом же можно не участвовать!

В. Емельянов

—  Очень трудно, мне кажется?

М. Есипенко

—  Нет, не трудно! Вот я не участвую, поэтому мне не так трудно, я очень люблю свой театр. Конечно, жизнь складывается по-разному. Допустим, был один художественный руководитель… Я на протяжении 16 лет играла принцессу Турандот, до третьего поколения, скажем, до третьего…

В. Емельянов

—  Созыва.

М. Есипенко

—  Да! Ну, ещё и годы идут, поэтому, когда пришёл другой художественный руководитель, он видит по-другому. Это его право, понимаете?

В. Емельянов

—  Как вам работается с Римасом Туминасом?

М. Есипенко

—  Хорошо. Он прекрасный, талантливейший режиссёр, очень интересный человек. Поэтому, сейчас о театре очень много говорят, у него действительно потрясающие спектакли, с которыми они объездили уже, не знаю, полмира.

В. Емельянов

—  Они — спектакли? Или они — артисты?

М. Есипенко

—  Это артисты нашего театра! Потому что я не участвую в тех спектаклях, которые ездят. Пока, может быть! Поэтому большое ему спасибо за то, что он как бы так поднял театр на такую высоту, скажем, совершенно какого-то немножко другого направления, такого немножко западного. Но, почему бы и нет?

В. Емельянов

—  Марина, я знаю, что вас в своё время очень хвалил Пётр Фоменко.

М. Есипенко

—  Да, это мой любимый режиссёр!

В. Емельянов

—  Мой тоже!

М. Есипенко

—  И учитель!

В. Емельянов

—  А почему вы не пошли в его труппу? Или он вас не приглашал?

М. Есипенко

—  Но это тоже вопрос такой довольно сложный, потому что не так всё просто, как вы говорите — в каждой труппе существуют свои тёрки. И когда Пётр Наумович предложил мне работу в одном из спектаклей, после того, как у нас уже был с ним «Государь ты наш, батюшка», «Пиковая дама», «Без вины виноватые», то я думаю, что та труппа была не в восторге, что придёт какая-то другая артистка. Хотя мы прекрасно дружили, скажем так, ребята всё время приходили к нам на спектакли, и мы к ним приходили. Но какая-то существует такая вот, я думаю, всё-таки конкуренция. И этот вопрос как-то сошёл сам собой на нет. Поэтому, если бы Пётр Наумович меня позвал, я не знаю, как бы я поступила. Наверное, я всё-таки театр Вахтангова не оставила, а как-то совмещала бы!

В. Емельянов

—  Вот смотрите, такую тайну приоткрою небольшую. Наша радиостанция, она так, особняком стоит и она некоммерческая, но в принципе, на коммерческих радиостанциях не очень принято, если ведущий программы работает на две-три станции. А в театре есть такая штука, что: «Ну, да, у нас эта актриса в труппе, но, знаете, она ещё играет вот тут в другом театре», — нормально режиссёр к этому относится?

М. Есипенко

—  Надо сказать, что вашу радиостанцию я слушаю… Вот я сейчас пришла к такому выводу, что я, когда еду в машине, всегда слушаю или вас, или «Джаз». Вот так, вот такие стишки получились. Раньше, наверное, это было неприемлемо, когда где-то ещё человек на стороне работал. Но когда начались все эти хозрасчёты, переходы театров на какие-то… что платились какие-то мизерные зарплаты, и люди просто для того, чтобы выживать, вынуждены были сниматься очень много и в антрепризных спектаклях участвовать. И поэтому это сейчас как-то не возбраняется. Конечно, надо стараться, чтобы всё-таки твой театр от этого ничего не терял, чтобы как-то согласовывать репертуар, не более того.

В. Емельянов

—  А вы в антрепризную телегу впрягались вообще? Вот как-то у вас есть желание в антрепризе поработать? Потому что к ней тоже двоякое отношение. Если брать историю театра, например, в своё время антреприза была дельной вещью, ведь из антрепризы вышли гениальные русские актрисы: и Фаина Георгиевна Раневская… перечислять можно бесконечно. А в наше время очень часто можно встретить ругательное такое отношение к антрепризе — типа, халтура. А у вас с антрепризой были какие-то контакты, скажем так?

М. Есипенко

—  Вот с халтурой у меня пока не было никаких контактов. В антрепризе я тоже такого особого участия не принимала. У меня был, допустим, спектакль «Дракон», который поставил Владимир Мирзоев в театре Терезы Дуровой на Серпуховке.

В. Емельянов

—  Это по Шварцу, да?

М. Есипенко

—  Да. Потом, у меня был короткий опыт, когда меня пригласили сыграть Раневскую в театр «АпАРТе». И пожалуй, что такие вот вылазки были, но не более того. Потом, я думаю, что всё зависит от актёров и всё зависит от режиссёров, если ты заранее берёшь какую-то пьеску для того, чтобы сделать чёс, и там: «А, ладно!» Ну, так оно, наверное, и получается. А когда ты хочешь сделать просто хороший спектакль и хорошо сыграть, и показать это народу по стране, то, мне кажется, в этом ничего плохого нет.

Л. Горская

—  А что для вас является критерием хорошей игры?

М. Есипенко

—  Хорошая игра!

Л. Горская

—  Но это для вас внутренне понятно, а как бы вы сформулировали для наших слушателей?

М. Есипенко

—  Наверное, профессионализм. И прежде всего, когда человек затрачивается на сцене, когда он что-то отдаёт зрителю, и зритель за это его потом благодарит в конце аплодисментами. Вот я думаю, что артист… Ну, как, он не должен делить: вот это антреприза, а это репертуарный спектакль в городе Москве. Вот для меня такой дилеммы не существует вообще, потому что качество должно быть всегда!

В. Емельянов

—  Марина, у меня такой вопрос провокационный, я его недавно обсуждал со своей знакомой очень хорошей, которая театралка просто — она не то, чтобы фанат театра, но она очень любит театр. Один из её любимых театров — это театр Петра Наумовича Фоменко «Мастерская Фоменко». Вы когда приходите, если, конечно, приходите, в любой другой театр на какой-либо спектакль, и вы понимаете минут через 30-40 первого действия: «Не, ну, чего-то мне это вообще не нравится!» Вы способны встать с места и выйти из зала?

М. Есипенко

—  Во время действия?

В. Емельянов

—  Да.

М. Есипенко

—  Нет.

В. Емельянов

—  Вот у меня с ней тоже разгорелся спор на эту тему. Я говорю: «Я считаю, что надо встать и выйти! Во-первых, это встряхнёт артистов — почему люди уходят. Во-вторых, жалко тратить время просто!»

М. Есипенко

—  Хорошо. А каким образом это встряхнёт артиста? Что, человек увидит… Я не знаю, что там с людьми случается, но так, очень редко, но когда ты видишь, что вдруг кто-то встал и пошёл — мало ли…

Л. Горская

—  Может, живот прихватило!

М. Есипенко

—  Да! Но ты думаешь: «А как ты можешь исправить эту ситуацию?» Встряхнуть — это по-вашему как? Встряхнуть, чтобы артисты как-то заиграли вдруг?

В. Емельянов

—  Нет, не заиграли прям, заиграли, а напряглись просто!

М. Есипенко

—  А зачем?

В. Емельянов

—  Ну, чтобы люди не сидели, зевали, а как-то участвовали.

М. Есипенко

—  Если такая пьеса, такой автор, так задумано, что это не водевиль, не комедия, не что-то, а вот надо иногда посидеть, подумать, поскучать, это нет?

В. Емельянов

—  Мне кажется, поскучать и театр — это как-то не очень.

М. Есипенко

—  А подумать?

В. Емельянов

—  Подумать — да! Вот поскучать, посасывая конфету, шелестя — вот это мне очень нравится в театре…

М. Есипенко

—  Но это зачем? Это уже воспитание!

В. Емельянов

—  Я просто спросил!

М. Есипенко

—  А когда ты, если видишь вдруг боковым зрением, что кто-то встаёт и уходит, то это всегда, скажем так, даже не задевает, а чуть-чуть ранит. Даже ты начинаешь думать совершенно о другом: «А что, а вдруг, а как? Или по такой причине вышел, или по такой?» Я не думаю, что это есть продуктивно!

В. Емельянов

—  Всё, я выяснил!

Л. Горская

—  И потом, мне кажется, что это просто дурной тон. Есть антракт, в конечном итоге, можно выйти в антракте. Это моё мнение.

В. Емельянов

—  Три точки зрения, уважаемые слушатели, вы можете выбрать любую! Присоединиться!

Л. Горская

—  А к вопросу: поскучать и подумать. Вот вы сказали, что слушаете две радиостанции в автомобиле — нас и «Радио Джаз». В каких случаях нас, в каких случаях «Джаз»? Вопрос тоже в стихах получился.

В. Емельянов

—  Да вы поэтессы обе, я смотрю!

М. Есипенко

—  Допустим, когда я еду после спектакля и когда вообще ни о чём не хочется думать, ни каких новостных, тем более, что по новостям только какие-то ужасы передают, то, естественно, ты едешь и анализируешь спектакль, прокручиваешь — это так, это не так, что здесь можно, что здесь. Наверное, в таком случае я слушаю «Джаз». А когда я хочу какой-то подпитки, наверное, душевной энергетической, я слушаю ваше радио. И какие-то ответы на вопросы я нахожу. Потому что, честно вам скажу, у меня буквально, скажем так, чуть больше 20 дней назад умерла мама моя любимая…

Л. Горская

—  Наши соболезнования!

М. Есипенко

—  Да. И я слушала только ваше радио, потому что там я находила для себя ответы на какие-то очень волнующие вопросы.

 

В. Емельянов

—  Напоминаем, что вы слушаете на радио «Вера» программу «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. У нас сегодня в гостях заслуженная артистка России Марина Есипенко. У нас припасён рояль в кустах. Между прочим, Марина Есипенко — супруга известного барда и музыканта Олега Митяева. А потому поговорим о музыке немного. Мне хотелось бы вот что узнать: а что это за премия такая, которая называется «Светлое прошлое», если мне память не изменяет?

М. Есипенко

—  Да, совершенно верно!

В. Емельянов

—  Расскажите немножко, пожалуйста!

М. Есипенко

—  Это Олег придумал такой проект, когда награждаются этой премией — премия собой представляет кентавра с цветком в груди. Это такая литая — я не знаю, как правильно назвать, — статуэтка кентавра, которую сделал Эрнст Неизвестный специально для этой премии, поскольку он является уроженцем Челябинской области. И Олег придумал такую премию: челябинцы, которые родились там, жили когда-то там, известные и малоизвестные, чего-то достигшие и что-то сделавшие для Родины, для страны, для вообще человечества, они награждаются этой премией. Что немаловажно, это народная премия, её народ присваивает, то есть выбирает претендентов народное обсуждение.

В. Емельянов

—  А вы можете назвать имена лауреатов вот этой премии? Много их?

М. Есипенко

—  Уже что-то больше семидесяти! Земля Челябинская просто…

В. Емельянов

—  Да, это мы знаем!

М. Есипенко

—  Анатолий Карпов, Анатолий Кролл, спортсмены великие и космонавты… Гречко, допустим. Сейчас я буду заикаться, долго вспоминать, не готова я к этому вопросу.

В. Емельянов

—  Я просто хотел выяснить для себя, что это не только люди, связанные с музыкой, это совершенно разные, да?

М. Есипенко

—  Да. Допустим, был лётчик, который посадил самолёт в экстренной ситуации, тем самым спас что-то около семидесяти людей. Есть и Градский, поскольку он родился в Копейске — это Челябинская область. И Юра Гальцев… В общем, такой разлёт от генералов, которые совершали какие-то подвиги… и спортсмены… и Скобликова. В общем…

В. Емельянов

—  Каждый год она проходит? И проходит она в Челябинске?

М. Есипенко

—  Да. Уже одиннадцать лет.

Л. Горская

—  Раз уж у нас вечер провокационных вопросов. А зачем она нужна? Ну, светлое прошлое, прошлое — оно в прошлом. Зачем тратить время, деньги?

М. Есипенко

—  По поводу тратить деньги, это, конечно вопрос очень такой… да? Потому что, в принципе, вот сейчас как-то немного стали помогать этой премии. А раньше это всё Олег как-то вот поднимал какой-то народ, который шёл, помогал этой премии.

Л. Горская

—  Что заставляло его это делать?

М. Есипенко

—  Что заставляло? Вы себе даже представить не можете, я тоже сначала думала: «Ну, зачем тебе вот это? Ну, для чего?» А люди, которые приезжают, их откуда-то из Америки — вот мальчик… и откуда только ни приезжают. И для них это… ну, вот когда люди стоят и когда поднимаются на сцену их одноклассники, их какие-то давно забытые друзья, их учителя… Вы не представляете, вот я сейчас говорю, у меня мурашки бегут, вот что для этих людей вот это признание своей малой родины, скажем так. Не общепризнанный когда ты, а вот когда тебя, может, давно забыли или ты… Кстати, в основном это вручается людям, слава которых, скажем так, утихла. И вот именно когда земляки вручают премию, наверное, это как-то совсем другое. Это я говорю из опыта, опять же, своего. Знаете, я родилась в городе Омске, и мой великий и любимый артист Михаил Ульянов, земляк…

В. Емельянов

—  Он же тоже в Омске родился?

М. Есипенко

—  Ну, он в городе Таре родился, но не важно! Когда я приехала туда с гастролями в первый раз в роли принцессы Турандот, и вышли земляки после нашего спектакля, и вручали ему… я даже не помню уже, что они ему вручали. То, что он — почётный житель города, это понятно. Но когда Михаил Александрович, у него вот так слёзы стояли, и когда он говорил: «Земляки, что же вы со мной делаете?» Вот я думаю, что именно поэтому.

Л. Горская

—  Я, на самом деле, изображала провокационный вопрос, меня как раз восхищает вот эта история. Я считаю, что побольше бы таких. Кстати, вам известно, где-то ещё есть вот такая местная премия для земляков, которые что-то сделали выдающееся?

М. Есипенко

—  Думаю, что нет. Потому что один раз её пытались провести в Екатеринбурге. И в том числе там была Наина Иосифовна Ельцина в числе лауреатов. Но как-то это всё подзатихло. Видимо, там нет такой двигательной силы, как Олег Митяев.

В. Емельянов

—  А речь идёт только о челябинцах?

М. Есипенко

—  А, да!

В. Емельянов

—  Понятно.

М. Есипенко

—  Нет, допустим, если ты прожил там достаточно большое количество лет и что-то тоже сделал, а родился там где-то… Допустим, Серёжа Плотов, он просто очень долго работал в Челябинске, что-то в течение 20 лет, и тем самым тоже привнёс какую-то лепту там в развитие театра.

Л. Горская

—  Марина, раз мы вспомнили об Омске, радио «Вера» есть и в Омске тоже. Омск нас слышит. Вы можете, я не знаю, передать привет и призвать своих…

В. Емельянов

—  Омичей.

Л. Горская

—  Омичей, да, подхватить такую чудесную инициативу!

М. Есипенко

—  Да я призываю, это здорово, это нужно! Я думаю, что в Омске найдётся не меньшее количество выдающихся людей. Но просто это должно быть очень кому-то нужно.

В. Емельянов

—  Немножко разряжая обстановку, скажу, что нам с тобой эта премия не светит!

Л. Горская

—  Ни в Омске, ни в Челябинске! Боюсь, что даже в Москве.

В. Емельянов

—  Ну, это мы посмотрим!

М. Есипенко

—  Организовывайте!

В. Емельянов

—  Нет, это очень хлопотно!

М. Есипенко

—  Это да! Это требует очень много сил.

В. Емельянов

—  И денег. Кстати, имеет ли денежный эквивалент эта премия?

М. Есипенко

—  Нет, только вот эта статуэтка в виде кентавра с цветком в груди.

В. Емельянов

—  Только слава и почёт.

Л. Горская

—  Авторская статуэтка.

М. Есипенко

—  Авторская, Эрнста Неизвестного.

В. Емельянов

—  Как уживаются два талантливых, более чем, человека в семье?

М. Есипенко

—  Да как-то так.

В. Емельянов

—  Нормально?

М. Есипенко

—  Нормально!

Л. Горская

—  Коротко и ясно!

М. Есипенко

—  Как-то живём уже 20 лет!

В. Емельянов

—  То есть нет такого: кто первый встал — того и тапки?

М. Есипенко

—  Нет. Слава Богу! Потому что Олег — очень мудрый человек, очень умный, очень ироничный, очень понимающий мою профессию, слава Богу! И ему даже достаётся, когда… Вы же понимаете, что артистка должна быть востребована, как Пётр Наумович мой любимый говорил: «Красивая женщина должна чувствовать, что она востребована каждую минуту, а уж артистка тем более!» Понимаете?

В. Емельянов

—  Ну, да.

М. Есипенко

—  Поэтому иногда приходится трудно, когда у меня вдруг какие-то простои или ситуации, когда у меня, скажем так, не очень много работы. Мы, если собираемся с друзьями на даче, среди них присутствует очень много различных людей. И когда я начинаю куролесить — что-то рассказывать, что-то петь, что-то читать, — Олег так смотрит на меня и говорит: «Да, Марусенька, давно ты не играла на сцене!» Потому что энергия прёт, её надо куда-то девать!

Л. Горская

—  А вообще, ироничность Олега, она помогает в семейной жизни или наоборот?

М. Есипенко

—  Это очень помогает! Самоирония, если она присуща человеку, она, я думаю, помогает в любой ситуации и всем. Потому что к себе серьёзно-то уж так совсем нельзя относиться, как мне кажется. Но нас обоих самоирония спасает, потому что у меня, я думаю, её тоже достаточно.

В. Емельянов

—  Самоирония, я считаю, что это главный показатель здоровья! Ты можешь страдать любым недугом — гастритом, чем угодно. Если у тебя нет самоиронии, то дело труба.

М. Есипенко

—  Да, труба!

В. Емельянов

—  Ключевое слово «петь» прозвучало сейчас в вашем последнем мини-монологе. Вы тоже поёте?

М. Есипенко

—  Ой, это громко сказано! Я что-то, как драматическая именно артистка, не как вокалистка, иногда исполняю, иногда, кстати, в спектаклях, иногда… Вот сейчас я на целый диск напела песен своего мужа, которые я очень люблю и являюсь его, наверное, самой страстной поклонницей. В течение четырёх лет мы это пытались сделать. Наконец-то вышел такой диск «В Александровском саду» — по названию песни, которую Олег специально сочинил для телефильма «Александровский сад», где я её собственно исполняла.

В. Емельянов

—  И играли главную роль.

М. Есипенко

—  И играла роль матери Анны Татищевой — дворянки. И эту песню я исполняла в этом фильме Алексея Пиманова.

В. Емельянов

—  Вот сейчас мы и узнаем, громко сказано или не громко, относительно петь! Давайте послушаем какую-нибудь песню. Какую, например?

М. Есипенко

—  Тогда «В Александровском саду»!

В. Емельянов

—  С удовольствием!

 

Звучит песня Олега Митяева «В Александровском саду» в исполнении Марины Есипенко.

 

В. Емельянов

—  Это была песня «Александровский сад» в исполнении Марины Есипенко, которая у нас сегодня в гостях. Марина — заслуженная артистка Российской Федерации, одна из ведущих актрис театра имени Вахтангова. Вы слушаете программу «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. Через минуту вернёмся.

 

В. Емельянов

—  Напоминаем, что вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. И у нас сегодня в гостях Марина Есипенко — российская актриса, заслуженная артистка Российской Федерации. А ещё, как выясняется, певица. Вот вы говорите, Марина, что петь — это громко сказано. Вы знаете, я честно вам скажу, совершенно без всякой лести, многие вот эти вот барышни, которые скачут по телевизору едва прикрытые…

Л. Горская

—  И молодые люди.

В. Емельянов

—  …Могут вам позавидовать. Потому что, во-первых, слышно, что компьютер не участвовал в вытяжке голоса, в выравнивании чего-то.

Л. Горская

—  И фильтров вроде тоже нет. А сейчас очень модно.

М. Есипенко

—  А что такое «фильтры»?

Л. Горская

—  А так, знаете, на голос так фильтры кладут — бархатистость, хрипотца появляются — то, чего нет в природе.

В. Емельянов

—  Если вам грустно будет, вы можете как-нибудь в интернете найти какие-нибудь ссылки на то, как артисты записывают песни. Многие из которых светятся постоянно на экране. Я вам говорю: это тихий ужас! То есть это такое блеяние козлиное. И потом волшебники — звукорежиссёры…

Л. Горская

—  Володя, к нам никогда никто больше не придёт!

В. Емельянов

—  К нам повалят валом, потому что мы тут же будем раскрывать правду! Просто когда действительно сделано живьём и спето, и сыграно хорошо, то тут даже нет слов! Спасибо большое!

М. Есипенко

—  Спасибо вам!

В. Емельянов

—  Я думаю, друзья, что в течение нашей программы мы ещё послушаем пару песен в исполнении Марины Есипенко. А сейчас продолжим беседу.

Л. Горская

—  Марина, мы говорили в нашей программе про вашу премию «Светлое прошлое», которую вы совместно с мужем Олегом Митяевым ведёте. И вы сказали, что вы замужем уже 20 лет. Это ровно 20 лет, у вас правда юбилей или вы округлили?

М. Есипенко

—  Нет, это 20 лет, как мы знакомы, а поженились мы гораздо позже, лет на 10, по-моему, позже. Вот нашей дочке было 4,5 года, когда мы поженились. А знакомы 20 лет.

В. Емельянов

—  А сейчас ей сколько?

М. Есипенко

—  А сейчас ей уже 15, стало быть.

В. Емельянов

—  Как зовут вашу дочь?

М. Есипенко

—  Дарья.

В. Емельянов

—  Куда Даша топает, в какую сторону?

М. Есипенко

—  Пока не топает она ни в какую, она в раздумье. То есть, если раньше она мечтала быть артисткой, что вполне естественно, то сейчас она как-то задумалась на эту тему. Видимо, какая-то самоирония, дай Бог, появилась, в том плане, что, если раньше она говорила: «Да меня же все в театре Вахтангова знают! Всё, я уже артистка!» То сейчас она понимает, что это очень такой труд большой быть артисткой — надо уметь и это, и это, и это.

В. Емельянов

—  Ещё удача!

М. Есипенко

—  Абсолютно! Удача — это просто 70% нашей профессии.

В. Емельянов

—  Вот вам повезло — вы очень востребованная. А есть же очень много актрис, которые составляют тело театра, скажем так, но не складывается…

М. Есипенко

—  Конечно, мне повезло, наверное, очень. Хотя я, наверное, этого не сознаю, потому что сразу же, как я пришла в театр, у меня было два срочных ввода в спектакль «Кабанчик» и потом «Стакан воды»…

В. Емельянов

—  О, это сложная очень пьеса!

М. Есипенко

—  В котором участвовал такие мастера, как Борисова, Максакова, Яковлев, Волынцев, и вот Максим Суханов играл Мешема. И вот меня вбросили, за 5-6 репетиций я должна была вот с такими мастерами рядом, закончив, буквально два месяца как, институт. Но ничего, я выдержала удар, наверное, поэтому мне продолжали доверять какие-то большие главные роли.

В. Емельянов

—  Справились!

М. Есипенко

—  Да. А это так всегда. В театре, когда приходишь, тебе дают шанс, дают возможность. И если ты выдержал… Если не справился, если как-то «ме-ме-ме», ну, и будет потом так «ме-ме-ме». Но наверное, бывают какие-то исключения из правил. Но мне-то, как… это да, вот раньше у меня было по 15 спектаклей в месяц. Сейчас 3-4. ну, максимум пять.

В. Емельянов

—  Мало, мало вам?

М. Есипенко

—  Для меня мало! Но поскольку я привыкла тащить всё. Допустим, чем хороший артист отличается, если у тебя главная роль — он тащит на себе спектакль. Ну, как тащит?

В. Емельянов

—  Да правильно, правильно — тащит!

М. Есипенко

—  Он тащит от начала до конца. И только на поклонах, и то, ты имеешь право чуть-чуть расслабиться и получить удовольствие от аплодисментов зрителей. А когда у тебя нет такой силы, когда у тебя нет такой энергии, когда у тебя нет голоса, которого хватит на тысячный театр, когда у тебя нет энергии объять весь зал, то, ну, извините, как мне кажется. Поэтому я, конечно, считаю себя на данный момент недовостребованной в своём театре. Но посмотрим!

В. Емельянов

—  Есть же люди, которые… Вот вы говорите, четыре названия у вас, пять?

М. Есипенко

—  Да. Вот сейчас я играю… премьерный был у нас спектакль «Безумный день, или женитьба Фигаро»  — Володя Мирзоев поставил. «Дядюшкин сон», «Мадмазель Нитуш», «Берег женщин» — да вот, пожалуй, и всё!

В. Емельянов

—  Хорошие, в общем, названия-то все! Я просто к тому, что многие же вообще сейчас в театр за зарплатой приходят — не играют.

М. Есипенко

—  Ну, есть такое. Но всё-таки Римас Владимирович пытается занять все поколения нашей труппы. И надо тоже сказать спасибо ему за это, потому что раньше даже было, мне кажется, хуже, когда сидели просто годами.

Л. Горская

—  А зрители идут? Аншлаги?

М. Есипенко

—  Да!

В. Емельянов

—  Марина, скажите, насколько важно для артиста — не важно актриса, актёр — умение ждать?

М. Есипенко

—  Ой, это сложный вопрос! Умение ждать, оно должно быть. Но это не значит, что ты лежишь на диване, куришь бамбук, пьёшь кофе и так далее. Ждать надо тоже умеючи, то есть надо не расслабляться, продолжать заниматься как душой, так и телом, хорошо выглядеть при этом. А не так, что ты ждёшь-ждёшь, когда тебя пригласят, тебя пригласили, а ты на 20 килограмм больше. И говорят: «Ну, надо же — как вы прекрасно выглядите!» Надо читать, что-то учить, какую-то поэзию, наверное. Чем-то другим заниматься. Вот, допустим, я записывала несколько аудио-книг, озвучивала фильмы. И для меня это такое удовольствие. В кино посниматься, в конце концов! Конечно, не хочется ждать, но иногда приходится.

В. Емельянов

—  Может быть, среди наших слушателей есть такие, у которых дети мечтают об актёрском пути. Вы можете дать какой-нибудь совет? Я не говорю, что отговаривать или не отговаривать.

М. Есипенко

—  Совет?

В. Емельянов

—  В каком случае не стоит пробовать себя в этой роли?

Л. Горская

—  Но подождите, извини, сейчас немножко тебя перебиваю, если мы тут согласились с тем, что 70% успеха артиста составляет везение, то как ты узнаешь — везучий ты или нет?

В. Емельянов

—  Но тем не менее, я вот хотел бы!

Л. Горская

—  Да, несмотря на это, есть какие-то, может быть, противопоказания?

М. Есипенко

—  Безусловно, это должен быть талант. Если человек просто так… Допустим, вот почему моя дочь сейчас задумалась? Я не знаю, есть ли у неё талант. Поёт она правильно, читать её не заставишь, потому что она стесняется, также, как и я в своё время стеснялась при родителях что-то чего-то… Какие-то должны быть способности и задатки к этому. И составляющая вот для меня, допустим, что надо идти и заниматься этой профессией — это когда ты без этого не можешь.

В. Емельянов

—  Вот!

М. Есипенко

—  Когда понимаешь, что ты в любом положении, в любом месте ты готов этим заниматься, ты хочешь. А когда есть такое огромное желание, они могут преодолеть очень многое — какие-то дефекты речи, какие-то физические, может быть, недостатки. Их можно исправить, если есть огромное желание этим заниматься.

В. Емельянов

—  Кстати, по поводу дефектов речи. Для наших слушателей короткая справка: у нас столько знаменитых актёров сейчас, которые и в возрасте, и среднего возраста, которые при поступлении в театральный институт не выговаривали половину алфавита!

Л. Горская

—  Я не понимаю, ты что сейчас вербуешь наших слушателей поступать в театральные институты? Особенно тех, у кого «фефекты фикции»?

В. Емельянов

—  Никого я не вербую, я на эту роль не гожусь. А по поводу «фефектов фикции» – Сергей Юрьевич Юрский в своё время говорил и не в одном интервью, что он вообще половину не выговаривал, и он удивлялся, как его вообще взяли. Но тем не менее.

М. Есипенко

—  Очень хорошие педагоги просто были. И я не знаю, как сейчас, но… Естественно, поскольку я — девочка из Омска, приехала, естественно, у меня был говор сибирский.

В. Емельянов

—  Конечно!

М. Есипенко

—  Не совсем такой, это уральский. У нас такой — больше «чо» там…

Л. Горская

—  Я напоминаю Володе и нашим радиослушателям, что Сибирь нас тоже слышит. Поэтому осторожнее!

В. Емельянов

—  И чо? Подумаешь? У меня, кстати, корни сибирские, чтоб ты знала!

Л. Горская

—  Поэтому тебе можно?

В. Емельянов

—  Мне можно.

М. Есипенко

—  И надо отдать должное педагогам, которые очень тщательно это всё вычищают, дорабатывают и делают из нас конфетки, скажем так!

 

В. Емельянов

—  Мы напоминаем, что вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера». У нас сегодня в гостях заслуженная артистка России Марина Есипенко — ведущая актриса театра имени Вахтангова. 19 октября 2015 года в Центральном доме актёра состоится ваш творческий вечер по случаю вашего юбилея.

М. Есипенко

—  Ужас!

В. Емельянов

—  Ужас — юбилей или творческий вечер?

М. Есипенко

—  Я ужасно боюсь этого вечера!

В. Емельянов

—  Почему?

М. Есипенко

—  Потому что я не умею, у меня никогда не было творческих вечеров.

В. Емельянов

—  Но надо же начинать!

М. Есипенко

—  Да, надо начинать. Но совершенно ещё не понятно, что там будет происходить.

Л. Горская

—  Это как-то связано с тем, что вы в детстве стеснялись выступать перед родителями и так далее, нет?

М. Есипенко

—  Я до сих пор стесняюсь. И каждый выход на сцену… Говорят Юрий Васильевич Яковлев перед каждым выходом на сцену такой мандраж испытывал. Я не знаю, как другие артисты, но я очень переживаю перед каждым выходом на сцену. Когда уже выйдешь, выдохнешь и потом уже всё понеслось. А вот сделать этот первый шаг это всегда очень волнительно для меня. А уж тем более этот творческий вечер — это так звучит как-то громко: 19 октября творческий вечер Марины Есипенко в Доме актёра. Там, кстати, будет очень много известных артистов приглашённых, дай Бог, мои коллеги придут, я всех приглашаю. Что нас ждёт, я ещё не знаю. Ну, конечно, я, наверное, что-то спою, что-то споёт Олег, что-то выйдут, прочитают наши друзья: Василий Семёнович Лановой, Юлия Константинова Борисова, Женя Князь — ну, масса артистов нашего театра. Я буду счастлива видеть всех, в том числе и из не нашего театра друзей наших. Я надеюсь, что все как-то соберутся вот таким гуртом, и у нас получится вот какой-то вечер, потому что одна я, как мне кажется, мало чего умею. Хотя Олег считает, что… и, кстати, это его инициатива.

В. Емельянов

—  Правильно, правильно! И я больше склонен верить Олегу, чем вам сейчас.

М. Есипенко

—  Спасибо! Посмотрим.

В. Емельянов

—  Очень интересно было бы на него попасть — намекаю я вам сейчас!

М. Есипенко

—  Ради Бога, приходите — вход свободный!

В. Емельянов

—  Спасибо!

Л. Горская

—  То есть простых смертных, то есть зрителей тоже ждёте, не только друзей-коллег по цеху?

М. Есипенко

—  Обязательно! Там хотя не очень большой зал, но я думаю…

В. Емельянов

—  Дом актёра, который, если кто не знает, сейчас на улице Арбат находится. Очень такое интересное место, потому что там не только, например, можно прийти в ресторан Дома актёра, там всякие разные мероприятия проходят очень интересные: творческие вечера, в том числе, как у Марины 19 октября будет творческий вечер; разные секции и студии; там лекторий хороший. Я, правда, на лекции давно туда не ходил, но в своё время это было очень интересно.

М. Есипенко

—  Да. И для деток там есть какие-то занятия, чему-то их там учат и какая-то школа. В общем, там каждый день что-то происходит.

В. Емельянов

—  Да, да. Это знаете, уважаемые слушатели, такой один из московских культурных очагов хороших. И, конечно, светлой памяти Маргариты Эскиной, необходимо просто вспомнить, что когда случился пожар в Доме актёра на улице Горького тогда, очень прям жестокая была борьба за это здание, потому что очень много разных богатых дяденек приходили и хотели купить это здание целиком. Но Маргарита не дала тогда это сделать.

М. Есипенко

—  Не дала. И она обращалась тогда к Борису Ельцину и его жене, и они помогли. Надо сказать, что иногда такие покушения продолжаются до сих пор. Но как-то вот выстаивает Дом актёра. И Маргарита, конечно, это просто какой-то ангел. Она очень много сделала не только для Дома актёра, но для артистов, для каждого.

В. Емельянов

—  Она очень любила артистов. Очень!

М. Есипенко

—  Да. И каждого она любила.

В. Емельянов

—  Но это у неё от папы просто передалось.

М. Есипенко

—  Это так чувствовалось! Приходишь, и каждый человек, кто заходит, переступает порог этого дома, он каждый был ей обласкан и привечен. Поэтому туда всегда хотелось и хочется идти.

Л. Горская

—  Марина, а вот возвращаясь к проекту, который напрямую связан с творчеством Пушкина. Вот сама идея положить на музыку его стихи, она откуда возникла?

М. Есипенко

—  Это опять же всё мой муж, который не только хотел записать конкретно Пушкина и Тухманова… Причём он очень долго его уговаривал, не с первого раза, потому что Давид Фёдорович говорил: «Я не замахнусь никогда в жизни!» Но как-то вот уговорили. Он очень болеет за то, что происходит у нас в стране. И считает, что образование и воспитание — это должно быть, во-первых вообще углах вообще нашей жизни, нашей страны. Потому что таким образом он пытался этим проектом подтянуть молодёжь, которая не Толкиена, не «Властелин колец»…

Л. Горская

—  Это не худший вариант!

М. Есипенко

—  Я согласна, это не худший вариант. Но чтобы вдруг вспомнили и перечитали. И вы не представляете, что молодёжь, которая слушала эти песни или по телевизору, или по радио — но это было очень мало и редко — или вдруг покупали диск, допустим, на концерте, они потом говорили больше спасибо и что они стали читать Пушкина. Это самое главное. Это такая, не побоюсь этого слова,  такая просветительская немного, как мне кажется, деятельность.

Л. Горская

—  Неужели мы правда дошли до того, что о Пушкине дети, молодёжь узнаёт из песен, а не из учебников и не от родителей?

В. Емельянов

—  Пойдём вот сейчас после программы, выйдем на улицу — каждый пятый тебе вообще ничего не скажет про Пушкина, ничего не прочтёт наизусть.

М. Есипенко

—  А уж где-то в глубинке…

В. Емельянов

—  Кстати, просветительская деятельность Давида Тухманова известна ещё с середины-конца 70-х. Вот тогда была гениальная пластинка, на «Мелодии» изданная, называлась она «По волне моей памяти». И это вообще нечто было, это был шок! Во-первых, у молодёжи той. Я просто помню, как мой старший брат, у нас с ним разница 9 лет. Когда они, ученики 7-8 класса приходили к нам, в нашу коммунальную квартиру, в нашу огромную комнату, и собирались слушать эту пластинку. За ней ещё четыре часа надо было стоять.

Л. Горская

—  В магазине «Мелодия» на Садовом кольце?

В. Емельянов

—  На Калининском проспекте. Сейчас это — Новый Арбат. Там же потрясающе — там и Бодлер, там и Ахматова, кого там только нет!

М. Есипенко

—  Это как раз напрямую связано, потому что это была любимая пластинка Олега на то время. Но даже потом, кстати, когда мы познакомились, он мне напевал песенку: «Дитя, сестра моя, уедем в те края…»

В. Емельянов

—  Барыкин её в своё время пел.

М. Есипенко

—  Да. Так что у нас с Давыдом Фёдоровичем связано много. Таким образом он предложил именно ему, чтобы это было такой как бы… Некоторым, которые привыкли к более классическому Пушкину, к романсовому такому исполнению… Вот Давид Фёдорович как раз сочетал в себе и пытался совместить как бы современные достаточно такие стили, и чтобы это было и для молодёжи тоже интересно. Это не было целью, но выйти как бы не на всеядность, но чтобы аудитория была шире.

В. Емельянов

—  Ну, и потом, он не то, что даже стилистически выдержан, а это именно то, что можно назвать альбомом.

М. Есипенко

—  Совершенно верно!

В. Емельянов

—  По смыслу и по сути, как и «По волне моей памяти», это ведь тоже не просто пластинка-диск, это альбом! Потому что когда сейчас некоторые музыканты говорят: «Я выпустил новый альбом, вот сейчас он выходит тут», — и ты включаешь и понимаешь, что это никакой не альбом, это набор просто синглов. Они не связаны никаким общим смыслом, никакой общей темой. Вот две эти работы: «Да здравствуют музы!» – если я правильно понимаю, он так называется, и «По волне моей памяти». Если вы не знакомы, дорогие друзья, с этими, не побоюсь этого слова, без всякого пафоса, шедеврами Давида Тухманова, сейчас, я думаю, посредством интернета сделать это вообще не проблема. Мы, наверное, будем скоро заканчивать нашу встречу, хотя очень не хочется.

М. Есипенко

—  У Елизаветы есть вопросы! Давайте, как говорил Пётр Наумович Фоменко, когда репетиция заканчивалась: «А давайте не расходится до утра!»

Л. Горская

—  Да, мы не можем расходиться, потому что мы ещё не поговорили про планы. Понятно юбилей, «Светлое прошлое» — это всё есть. Но вот какие-то уже оформились творческие планы?

М. Есипенко

—  Пока у меня один существует план. Мы уже приступили к репетициям спектакля будущего. О будущем артисты говорить артисты не любят…

В. Емельянов

—  Суеверные потому что.

Л. Горская

—  Но тем не менее, всё спрашивают про творческие планы всегда.

М. Есипенко

—  Знаете, литовский режиссёр приступил к работе с нами. Участвуют четыре актрисы и один актёр — это я, Юлия Рутберг, Оля Чиповская, Елена Сотникова и Юрий Красков. Такая есть пьеса, называется «Девичник над вечным покоем».

Л. Горская

—  Интересное название.

В. Емельянов

—  А кто автор пьесы?

М. Есипенко

—  Автора я вам сейчас не скажу, потому что я уже в отпуске!

Л. Горская

—  Это всё секрет?

М. Есипенко

—  Это секрет, да.

В. Емельянов

—  И там заняты одни актрисы?

Л. Горская

—  И один актёр.

М. Есипенко

—  Четыре актрисы и один актёр. И кое-когда мы надеемся, что мы это выпустим.

В. Емельянов

—  Кое-где.

М. Есипенко

—  Но надеюсь, что в театре Вахтангова!

В. Емельянов

—  Кое в каком театре, и мы надеемся, что кое-кто-нибудь придёт.

Л. Горская

—  Произвести кое-какой фурор!

В. Емельянов

—  Кое-никакой!

М. Есипенко

—  Следите за афишами, дорогие друзья, особенно в ноябре.

Л. Горская

—  Сразу после творческого вечера.

В. Емельянов

—  Марина, мы благодарим вас за ваш сегодняшний приход, если можно так выразиться, за то, что вы к нам пришли в гости.

М. Есипенко

—  У меня был приезд!

В. Емельянов

—  А давайте вы в следующий раз с Олегом придёте?

М. Есипенко

—  Я-то с удовольствием.

В. Емельянов

—  А Олег?

М. Есипенко

—  Олег тоже, я думаю, с удовольствием.

В. Емельянов

—  А вы ему скажите, что у нас хорошо и всё по-домашнему.

М. Есипенко

—  Весело даже в какой-то степени!

В. Емельянов

—  Ещё почему нам бы хотелось, чтобы вы вместе пришли, а Олег пришёл бы с гитарой — потому что мы можем это всё сделать вживую. Мы, конечно, можем поставить пластинку, какую он скажет, или вы что-то захотите послушать. Но ведь всегда, когда живьём это исполняется, согласитесь, в этом есть…

Л. Горская

—  Непередаваемая атмосфера. На самом деле, да. И можем ещё про образование поговорить, раз уж это так насущно для нас всех.

М. Есипенко

—  Да. Но ведь ещё у него есть Фонд такой — «Всё настоящее — детям». Фонд, который тоже он организовал, и там очень хорошие учителя преподают деткам, которые из неблагополучных семей. Собираются они, и им преподают различные предметы: танец, рисование — ну, как бы внешкольное образование. Там и английский есть. Делается, вообще, большое дело. Уже 150 детей, которые… И вот это тоже всё происходит в Челябинске. И вот этот Фонд помогает вот этим малоимущим из неблагополучных семей деткам.

Л. Горская

—  Вот ещё одна потрясающая история!

В. Емельянов

—  Вот вам и повод для совместной будущей встречи! Вообще, давайте дружить!

М. Есипенко

—  Давайте!

В. Емельянов

—  Мы напоминаем, что в программе «Светлый вечер» сегодня была заслуженная артистка Российской Федерации, одна из ведущих актрис театра имени Вахтангова Марина Есипенко. Марина, спасибо вам большое, что вы к нам пришли! И давайте напоследок послушаем одну из ваших песен.

М. Есипенко

—  С большим удовольствием. Только это песня Олега Митяева, которая записана на диске «В Александровском саду». Называется она «Романс».

 

Звучит песня Олега Митяева «Романс» в исполнении Марины Есипенко.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 4,25 из 5)
Загрузка...